Терновый мой венец

47. Летопись русской жизни по воспоминаниям и дневникам

0
310
Время на чтение 32 минут

Предисловие

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

Глава 37

Глава 38

Глава 39

Глава 40

Глава 41

Глава 42

Глава 43

Глава 44

Глава 45

Глава 46

Глава 47

Встречи с митрополитом Иоанном. – Духовный вождь русского народа. – Его отношение к личности старца Григория Распутина. – Союз православных братств. – Иннокентий (Просвирин). – Старцы Николай с острова Залит и Иоанн (Крестьянкин). – Приглашение на Комиссию по канонизации святых Русской Церкви. – Беседы с владыкой. – В особняке петербургских митрополитов на Каменном острове

С особым трепетом приступаю к рассказу о встречах с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном. Их было всего несколько, но в моей жизни они сыграли ключевую роль, ибо именно на них окончательно утвердилась идеология моих работ, а огромный материал, собранный мною за десятилетия исканий, исследований и путешествий, обрел завершенную форму. Все лучшее, что было сделано и написано мною с 1992 года по сей день, носит отпечаток мысли митрополита Иоанна.

В XX веке Россия обрела двух величайших православных подвижников, один из которых открыл XX век, другой прославился при его завершении. Первый, святой Иоанн Кронштадтский, предупреждал русский народ о грозящей катастрофе, указывая на ее виновников, второй, митрополит Иоанн (Снычев), обозначил пути выхода из этой катастрофы.

Свое духовное служение митрополит начал в 19 лет. Вначале ему было очень трудно. Физически слабый и больной, преследуемый насмешками сверстников, он стал объектом нападок обозленных на него начальников-безбожников. Одна еврейка-врач пыталась запереть юношу в доме для умалишенных. Его спасло покровительство епископа Мануила (Лемешевского). Будущий владыка помогал своему благодетелю в составлении многотомного «Списка русских епископов за 60 лет, 1897–1956».

Превозмогая физическую немощь, владыка Иоанн непрестанным, кропотливым трудом получил блестящее образование, стал магистром богословия и доктором церковной истории. Мудрый, предельно простой в общении, глубокий и тонко чувствующий человек, владыка Иоанн стал для миллионов верующих источником чистоты православной веры, лучом света посреди тьмы, надеждой на возрождение Святой Руси. С первых выпущенных им статей мощно и убежденно над всей нашей страной зазвучал голос Духовника, Проповедника России, истинного сына нашего Отечества.

С того момента, когда владыка прибыл на служение в Санкт-Петербургскую епархию, он стал главным духовным наставником и водителем современной России, в проповедях и книгах которого содержались ответы практически на все вопросы, которые тревожат русского человека.

Первые статьи владыки Иоанна я прочитал в 1992–1993 годы в патриотических газетах и журналах «День», «Советская Россия», «Наш современник». Его статьи передавались у нас из рук в руки, зачитывались до дыр. В этих статьях четко и емко выражалась суть происходящего в нашей стране.

Принимая огонь на себя, владыка Иоанн повторяет путь святого Иоанна Кронштадтского. Подобно великому святому митрополит Иоанн указывает на корни многих бед России. По его мнению, они уходят в Талмуд и еврейский религиозный экстремизм. Иудейский, антихристианский экстремизм, считал митрополит, оставил в русской судьбе страшный, кровавый след. Еврейский экстремизм есть отражение в мире богоборческой ненависти сатаны к Богу Нашему Иисусу Христу[1].

В доказательство митрополит Иоанн приводил нам выдержки из Талмуда: «Еврейский народ достоин вечной жизни, а другие народы подобны ослам»; «Евреи, вы люди, а прочие народы не люди»; «Одни евреи достойны названия людей, а гои имеют лишь право называться свиньями». Подобным утверждениям Талмуда, выводящим деятельность иудеев за рамки нравственных оценок и лишающим их каких бы то ни было этических и моральных норм в общении с другими народами, талмудизм отводит центральное место, сознательно подменяя вероисповедание национальной принадлежностью, противопоставляя себя всем другим нациям как неполноценным и обязанным прислуживать иудеям.

Экстремизм Талмуда привел иудеев к богоубийству, а впоследствии к подрывной деятельности против всех христианских государств и народов. После падения Византии главным объектом подрывной деятельности иудаизма стала Россия. Вся тяжесть ненависти народа-богоубийцы закономерно и неизбежно сосредоточилась на русском народе-богоносце, сделавшем задачу сохранения веры смыслом своего бытия.

Неспособность русских подавить смуту в 1917 году митрополит объяснял падением христианской веры в русском народе. Только она могла спасти и объединить народ в борьбе с иудеями и масонами. Антирусская, антихристианская революция 1917 года повторилась в конце 1980 года – начале 1990-х годов. В результате Русское государство разрушено. Русский народ расчленен на части границами новоявленных «независимых государств». Россия отброшена в своем территориальном развитии на триста пятьдесят лет назад. Общество оказалось совершенно беззащитным перед шквалом безнравственности и цинизма, обрушившимся на людей со страниц «свободной» прессы и экранов телевизоров. Церковь подвергается бешеным атакам еретиков и сектантов, понаехавших в Россию со всего света, чтобы «просветить» русских «варваров». Ростки здорового национально-религиозного самосознания погребены под грудой нечистот масскультуры и фальшивых ценностей «общества потребления». Страной по-прежнему правят богоборцы, космополиты и русоненавистники.

На вопросы многих людей, как бороться с антихристианскими силами, владыка неизменно отвечал, что единственный путь спасения – объединение вокруг русских вековых святынь, путь спасения русской соборности и державности, путь духовного прозрения и очищения. «Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагроможденную христоненавистниками, – учил владыка, – значит, сумеем возродить Святую Русь. Отступимся – Россия окончательно погибнет».

Статьи и выступления митрополита Иоанна перед православной и патриотической общественностью стали главным событием русской жизни 90-х годов. Абсолютное большинство русских сразу же признали владыку Иоанна своим духовным вождем. Ярость и ненависть к нему со стороны врагов России стали подтверждением верности этого выбора. Злобные нападки и непрекращающаяся клеветническая кампания против владыки Иоанна в России и за рубежом продолжались даже после его убийства.

Особенно нагло и вызывающе вели себя еврейские экстремисты, главным образом хасиды. Мои информаторы сообщали, что митрополит приговорен к смерти и жить ему осталось совсем мало. Первый съезд Конгресса еврейских организаций и общин объявил о своем намерении обратиться к патриарху Алексию II с требованием «принять неотложные меры в связи с публикациями митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна».

Моя первая встреча с митрополитом произошла именно в этот период, осенью 1992 года, в Москве, когда он приехал на очередное заседание Синода[2]. Владыку заинтересовала моя только что вышедшая книга о Григории Распутине. Через общих знакомых он попросил привезти ее. Я немедленно это сделал. Несмотря на тревожное время, митрополит был спокоен. Мне он сказал, что знает мою точку зрения на Распутина и полагает, что она близка к истине. По его мнению, Распутин был «черным старцем», старцем в миру. Его жизнь следует тщательно изучать и документально опровергать все наветы противников православного царства. Революция 1917 года была проверкой веры русского народа, ее он не выдержал, за что был наказан братоубийственной бойней. Религиозный смысл революционных событий не вызывает сомнения. Дело Распутина стало поводом для расшатывания православного царства. Стремились уничтожить Россию как Престол Божий, русский народ – как народ-богоносец.

Убийство Распутина было первым шагом к убийству Царя, как бунт против Бога, вызов Его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских сил. Закономерно, что это убийство старца Распутина совершили масоны и такой «патриот» без царя в голове, как Пуришкевич. На особенно грязные дела иудеи всегда бросают масонов. В 1917 году, захватив с их помощью власть государственную, масоны бросились на разрушение власти церковной, назначив своего «брата» Львова управлять Русской Церковью.

C именем владыки Иоанна связано самое главное событие в моей жизни – создание Института русской цивилизации (первоначально он назывался иначе).

Мысль о необходимости создания нашей организации владыка высказал впервые осенью 1993 года в беседе со мной. Во время обсуждения моих научных работ он вдруг заговорил о необходимости создания научной организации, занимающейся изучением русской мысли, но не в трактовке либералов и социалистов, а с позиции православных ученых.

Для борьбы с антиправославными силами, говорил владыка, необходимо объединение вокруг русских вековых святынь и духовных ценностей. Необходимо возрождение духовных основ русской мысли, которая в XIX–XX веках вытеснялась на обочину национального сознания или вообще запрещалась.

Идеи и труды митрополита Иоанна стали первоначальной основой, на которой начинал свою работу Институт русской цивилизации, а сам владыка – духовным и небесным покровителем деятельности Института.

Почему Институт возник именно в 1993 году? Толчком для его создания стали события октября 1993 года. Погром, который совершила западно-либеральная власть над российским народом, поверг все общество в шок. С этого момента в обществе началось понимание истинного лица либеральной идеологии и либеральных политиков, заливших кровью Югославию, Афганистан, а впоследствии Ирак, Сомали, Сирию. Именно либеральные деятели были движущей силой массовых убийств защитников Белого дома.

Возникновение Института русской цивилизации стало ответом на враждебные вызовы и деформации, которым подвергались российские общественные науки в XIX–XX веках под влиянием либералов и социалистов, затормозивших развитие гуманитарных знаний, придавших им односторонний, тенденциозный характер. Главный порок либеральной и социалистической мысли состоял в том, что она не учитывала особенности русской цивилизации, особенности человека, выросшего на духовных ценностях русской культуры. Многие оценки делались исходя из западноевропейской системы ценностей, а отечественные особенности развития, труды русских мыслителей объявлялись отсталыми, отжившими, реакционными.

В конце XVIII века в либеральной и социалистической общественной науке представления о русской национальной мысли подавались тенденциозно-искаженно. Очень подробно и в апологетическом духе изучалась только та часть общественной мысли, которая имела отношение к либеральным и социалистическим движениям, выступавшим против Царя, государства и Церкви: еретические, антиправославные, антирусские движения, вольнодумцы XVIII века, масоны, декабристы, революционеры, эсеры, кадеты, коммунистические вожди.

Вне внимания общественных наук оставались главные пласты русской национальной мысли, изучение которых закрывалось либералами и социалистами путем навешивания ярлыков «отсталого», «консервативного», «черносотенного». Либеральные и социалистические деятели в силу своей зашоренности и научной ограниченности сворачивали Россию со столбовой дороги развития, направляя ее в тупик.

Катастрофические события в России и мире в ХХ веке раскрыли ошибочность научных взглядов либералов и социалистов на развитие общества. «Рецепты», которые они предлагали для «улучшения» положения России, опрокинули нашу страну в пропасть. В то же время жизнь показала правоту выводов, предложений и прогнозов национальных русских мыслителей – великих русских святых, славянофилов, почвенников, охранителей, черносотенцев. Именно они с поражающей точностью предсказали бедственные результаты того тупикового пути, по которому направили Россию либералы и социалисты, а также сформулировали славные научные постулаты выхода российского общества из этого тупика.

Несмотря на позорный крах, который потерпела либеральная и социалистическая мысль в России, ее представители до сих пор продолжают свою вредную и опасную, далекую от науки пропаганду. Извращают труды русских мыслителей, ученых и общественных деятелей.

Для противостояния этой либеральной пропаганде и создан наш Институт, который является творческим объединением православных ученых и специалистов в области общественных наук. Сотрудничающие с Институтом ученые и специалисты занимаются исследованием истории, философии, экономики, географии, этнографии, филологии, искусствоведения. Институт объединил в своих проектах более 120 человек. Итогами деятельности Института стали подготовленные книги и монографии, выпущенные в свет труды классиков русской мысли, составленные энциклопедии и словари.

Соразмерно враждебным выпадам либералов и социалистов Институт русской цивилизации ставит перед собой следующие задачи:

– очищение общественных наук от искажения и чуждых наслоений, внесенных в них либералами и социалистами, развенчание созданных ими научных мифов о русской истории и идеологии;

– возвращение в культурный оборот русского и других народов России огромных духовных и культурных ценностей, находившихся под запретом или вытесненных на обочину общественной жизни в результате антиправославной и антирусской деятельности либералов и социалистов;

– исследование ранее запретных тем и малоизученных научных проблем, а также исследование и подготовка к публикации трудов русских мыслителей, ученых, государственных и общественных деятелей, чьи взгляды подвергались неверной трактовке, искажались, а то и просто шельмовались.

Выступая против либеральной и социалистической идеологии, Институт противопоставил ей русскую национальную идеологию от митрополита Илариона до наших дней, идеологию Святой Руси – русской цивилизации.

19 апреля 1994 года по инициативе митрополита Иоанна я был приглашен на заседание Комиссии по канонизации святых Русской Церкви. Заседание состоялось в Новодевичьем монастыре[3] и было посвящено вопросу канонизации Царской семьи. Меня попросили сделать доклад о Григории Распутине и его отношениях с Николаем II. Заседание проходило в неформальной обстановке с чаем и плюшками. Меня посадили между митрополитом Иоанном и церковным чиновником митрополитом Ювеналием, возглавлявшим Комиссию. Доклад я делал час и еще два часа отвечал на вопросы.

Во время этого заседания я понял, как остро стоит вопрос о канонизации Царской семьи и как много у этого шага противников среди церковных либералов и чиновников. А именно они значительнее всего были представлены в Комиссии[4]. Особенно либерально-агрессивно вели себя преподаватели Петербургской духовной академии (профессор Воронов, архимандрит Януарий и другие). Для церковных либералов Распутин был главным предлогом отказаться от канонизации Царской семьи. Фактически они ждали, что я представлю им компромат на старца Григория. Больше всего вопросов задавал митрополит Иоанн, направляя мое выступление в русло тех выводов, которые были сделаны нами во время частной беседы в 1992 году. Петербургским «академикам» это явно не нравилось, но открыто перечить владыке они не решались.

Митрополит Иоанн, оценивая труды советских историков, клеветавших на старца Григория, подчеркивал, что они были источником не истины, а заблуждения. Поврежденный безверием взгляд на русское прошлое, концентрируясь на зле и не умея правильно объяснить себе его происхождение и природу, привел в конце концов к воплощению этого концентрированного зла в событиях так называемой перестройки и развала СССР. Продолжающаяся кампания клеветы против Распутина свидетельствует, что источник зла продолжает существовать, кочегары преисподней не прекращают свое подлое дело.

Тайна беззакония, одной из ритуальных жертв которой стал Распутин, создает непреодолимую пропасть между христианством и иудаизмом. Все разговоры об «общей исторической почве» христианства и иудаизма – ложь. Две тысячи лет назад вообще не было такого понятия – иудаизм. Религиозные верования еврейского народа после духовной катастрофы богоубийства уже совсем не те, что были у их далеких предков – ветхозаветных патриархов и пророков, удостоившихся за свое благочестие благодатных даров. Это две разные религии, вот и все!

На Комиссии по канонизации некоторые ее члены из числа церковных либералов высказывали неуважительное отношение к Николаю II и к монархии вообще, чем вызвали отповедь со стороны митрополита Иоанна. Я воочию убедился, каким последовательным монархистом был владыка. Для русского православного народа, говорил он, монархия – самая совершенная форма власти. Православный Царь – Помазанник Божий, выразитель воли Бога, а не представитель какого-либо класса или сословия или даже всех сословий.

Верховная власть православного Царя одновременно есть покровительница народных святынь и гарантия политической стабильности общества, непреодолимая преграда на пути разрушительных партийных сделок, вернейшая защита России от беспредела амбициозных и властолюбивых политиканов, рвущих страну на части во имя удовлетворения своих сребролюбивых и тщеславных вожделений.

Власть Царя – это не диктатура, не произвол, а наоборот, самая совершенная форма правовой государственности, возводящая ответственность как правителей, так и подданных к высшим источникам правосознания – к совести, к патриотизму, к Богу и его святым заповедям.

Русская монархия может быть восстановлена только после того, как русский народ в большинстве своем вернется к Православию. Без Православия русская монархия невозможна. Не правы те, кто предлагает «реставрировать» монархию по образцу Англии, где она носит опереточный, марионеточный характер и где за этой ширмой таится сатанинская власть тайны беззакония.

В 1991 году по инициативе митрополита Иоанна была создана Всероссийская монархическая организация – Союз православных братств, – поставившая своей целью борьбу с иудейскими сектами, сатанизмом и масонством. Первый съезд этой организации прошел в Петербурге по благословению и под духовным руководством митрополита Иоанна. Уже на съезде православные монархисты столкнулись с хорошо организованной либеральной оппозицией, предлагавшей восстановить в России монархию по английскому образцу. После жаркой дискуссии победили последовательные православные монархисты, опиравшиеся на авторитет владыки Иоанна. Съезд закончился триумфальным исполнением молитвы русского народа «Боже, Царя храни».

Союз православных братств стал материальным воплощением воли и мысли владыки Иоанна. Под духовным руководством митрополита Иоанна Союз православных братств выступал за сохранение чистоты православной веры, возврат нашей церковной жизни в каноническое русло, восстановление Церковного суда. Члены Союза были убежденными противниками компромиссов в области вероучения, стояли за выход Русской Православной Церкви из так называемого Всемирного совета церквей, считали экуменические молитвы грубым попранием церковных правил. Выражая мнение большинства русских православных людей, Союз выступал за укрепление церковной дисциплины, против повсеместного распространения сомнительного обливательного крещения, так называемой общей исповеди, небрежного отправления богослужений, неуместного в церкви концертного стиля песнопений и западной живописи. Члены братств протестовали против любых попыток модернизма и обновленчества: намерения перевести богослужения на русский язык, ввести новый календарный стиль и т.п.

Союз православных братств выступал за восстановление самодержавного православного царства, против антихристианских сил, которые стремятся уничтожить Святую Русь, – талмудического иудаизма, сионизма, масонства, сатанизма, а также требовал ограничения деятельности протестантских миссионеров, сектантов, католиков и униатов.

Союз православных братств стал первой организацией, которая подняла вопрос о необходимости зашиты православных священников. В 1993 году Союз выступил с обращением по поводу участившихся убийств священников:

«Обращение Совета Союза православных братств
к Верховному Совету России, генеральному прокурору РФ и министру безопасности

В середине 70-х годов ритуально убит епископ Мефодий в Омске. Позже убиты с признаками ритуала игумен Серафим (Шлыков), игумен Лазарь (Солнышко) со следами предсмертных истязаний. Были попытки убить священника отца Николая на острове Залит (Псковская область), где убийцы прямо заявили, что они поклонники дьявола. Повешен в своей келье архимандрит Анастасий в Троице-Сергиевой лавре. Зверское избиение архимандрита Иннокентия (Просвирина) в Иосифо-Волоколамском монастыре, после чего он скончался. Все преступления не раскрыты. Убийство в Оптиной Пустыни трех смиренных иноков, отца Василия, Трофима и Ферапонта (и опять следственные органы пытаются выдать убийцу за сумасшедшего, хотя факт ритуала налицо – это ритуальный нож с тремя шестерками, сатанинская литература, найденная при обыске, изрубленная топором Библия, контакты с братьями-сатанистами, наконец, собственное признание убийцы)...

Просим вас, настаиваем незамедлительно рассмотреть данный вопрос и включить в уголовное законодательство статью, предусматривающую наказание за преступления, совершенные на религиозной почве».

В связи с этим обращением особенно хочу рассказать о встречах с архимандритом Иннокентием (Просвирниным) и со старцем отцом Николаем с острова Залит. Архимандрит Иннокентий остался в моей памяти как истинный подвижник православной науки, создатель музея Русской Библии.

Научные интересы его были очень широки, но особенным для него был проект создания иллюстрированной Русской Библии в 10 книгах. Над созданием этой иллюстрированной Библии отец Иннокентий работал 20 лет. При его жизни вышли в свет только два тома – 7-й и 8-й, включающие книги Нового Завета. После его смерти вышли еще два тома. Это было уникальное издание, богато иллюстрированное книжными миниатюрами, взятыми из библейских книг русской рукописной традиции с Х по ХХ век. Под духовным водительством архимандрита Иннокентия были изданы великолепные памятники русского Православия Остромирово Евангелие и Мстиславово Евангелие. Ко мне он пришел однажды неожиданно, без предупреждения, прямо на квартиру (я тогда жил на Кронштадтском бульваре). Его очень интересовали сведении о Григории Распутине, опубликованные мною незадолго до нашей первой встречи. Он тогда сказал мне, что хочет знать все подробности жизни оклеветанного старца, ибо прежний образ его не вписывался в созданную им картину развития Православия в начале ХХ века. Архимандрит Иннокентий верил в святость Царя Николая и хотел реабилитировать в своем сознании близко стоящего к нему Григория Распутина (допускал, что и он был святым). Одна из главных мыслей архимандрита Иннокентия, что история Церкви – это история ее святых, ее святости. В тот день мы просидели с ним несколько часов. Я отвечал на его многочисленные вопросы. Он ушел от меня, как мне показалось, с чувством духовного удовлетворения. Я подтвердил на фактах то, о чем он ранее только догадывался.

В дальнейшем у меня с батюшкой было немного встреч, больше перезванивались по телефону. Однажды он позвонил и сообщил о трагических событиях в своей жизни. Отец Иннокентий был очень добрым человеком, помогал всем, кто его просил. Однажды он приютил в Иосифо-Волоцком монастыре двух уголовников, которые жаловались, что их как «сидевших» на работу не берут, есть им нечего, жить им негде. Эти два уголовника под влиянием наркотиков и водки однажды весной 1993 года напали на него с целью ограбления. Долго молча и жестоко били, нанесли ножевое ранение. Решив, что отец Иннокентий потерял сознание, преступники перешли в соседнюю комнату и стали рыться (как слышал отец Иннокентий) в бумагах, а отец в это время сумел распутать узы – телефонный провод, которым его связали (слава Богу, провод был круглый, скользкий!), и выпрыгнул из окна, так как был очень обеспокоен судьбою братии, думая в то время, что это нападение не на него только, а на монастырь. Игуменский корпус – здание в два этажа, помещение, в котором напали на отца Иннокентия, находится на втором этаже. Сильно избитый, отец Иннокентий прыгнул очень неудачно: как потом выяснилось, повредил позвоночник и сломал ногу. С огромным трудом дополз он до братского корпуса (примерно метров 80–90) и обнаружил, что послушники, на которых никто не нападал, мирно спят. Позвонил в милицию, заявил о нападении и тем самым спас братию.

Заявление о привлечении бандитов к уголовной ответственности батюшка подавать отказался. Вместо заявления он написал: «Следуя примеру святых отцов Русской Православной Церкви, невинно несших страдания, сораспинаясь Христу, и, в частности, преподобного Серафима Саровского, я прощаю людей, совершивших на меня нападение и похитивших мои вещи, на которых я не подавал в суд человеческий, зная, что есть Суд Божий».

Тем не менее от уголовников в его адрес продолжались угрозы. Чтобы спасти батюшку, А.П. Баркашов присылал на ночь бойцов из РНЕ. После нападения архимандрит прожил немногим более одного года. Скончался в июле 1994 года в келье, в которой в XIX веке жил великий православный ученый епископ Порфирий (Успенский), в Новоспасском монастыре.

Со старцем Николаем с острова Залит у меня была всего одна встреча. Его так же, как и архимандрита Иннокентия, интересовали мои расследования о жизни Григория Распутина. Находясь в Псково-Печерском монастыре в самом начале 90-х годов, я на свой страх и риск приехал к старцу, и он меня сразу принял. Дотошно расспрашивал обо всех подробностях жизни Григория Ефимовича, считая зловредными выдумками все, что рассказывали о нем в начале ХХ века и после. Злодеи хотели очернить Царскую семью и великую Россию, чтобы разрушить русский государственный порядок и Православную Церковь. Старец благословил меня продолжать мои исследования о России и старце Григории. Впоследствии в его келье на острове Залит была написана икона старца Григория и священномученика Алексия Царевича. Это изображение разошлось по всей России и, в частности, было приведено в моих книгах о Распутине. На старца Николая нападали сатанисты, они даже делали попытки его убить. Но Бог спас старца.

После возвращения в Псково-Печерский монастырь я встречался со старцем Иоанном Крестьянкиным, который также знал некоторые мои работы по русской истории. О Григории Ефимовиче он меня тоже расспрашивал, но более осторожно. Слушал внимательно, но особенно не высказывался. В конце беседы взял в руки крест, который раньше принадлежал Иоанну Кронштадтскому, и благословил меня «на поиск истины». Этим же крестом он благословлял, когда я с группой паломников приезжал к нему за советом, как издавать труды И. Кронштадтского. Старец советовал нам издавать труды с особой осторожностью, не позволять делать в сочинениях И. Кронштадтского купюры и сокращения «в угоду духа времени и наступлению сионистов». Старец советовал внимательно изучать и издавать те произведения святого, в которых так или иначе рассматривался еврейский вопрос.

По его советам через два года в издательстве «Родник» вышла книга Иоанна Кронштадтского «Годичный круг поучений», а через 20 лет в издательстве Института русской цивилизации книга Иоанна Кронштадтского «Я предвижу восстановление мощной России».

Среди классических трудов русской мысли, выпущенных Институтом русской цивилизации, книга эта, подготовленная доктором исторических наук А.Д. Каплиным, стала одной из самых сильных и востребованных читателями. В ней раскрывались духовные взгляды святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, его понимание основ православной жизни русского народа, значимости любви к Отечеству Небесному и Отечеству земному, превосходства самодержавия как Богом указанной и узаконенной формы государственного правления над всеми другими формами правления. Святой обличал католицизм, протестантизм, сектантство, Льва Толстого, различные пороки, получившие распространение как в среде интеллигенции, так и в жизни простого народа.

Обращаясь к русским людям, Иоанн Кронштадтский говорил: «Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества Небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить... Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант Православной веры... Восстань же, русский человек!.. Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу и вам, и России».

«Я предвижу, – писал отец Иоанн, – восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях... мучеников... как на крепком фундаменте будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу, крепкая своею верою во Христа Бога и Святую Троицу. И будет, по завету князя Владимира, – как единая Церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Выражая дух живого народного Православия, Союз православных братств выступил первым инициатором канонизации Царской семьи. В 1991 году его активисты собирают подписи под исповедническим воззванием за канонизацию Царственных мучеников. В Москве, Санкт-Петербурге, Сергиевом Посаде, Екатеринбурге, Царицыне, Ялте, Архангельске, Пскове и других городах организуются православные заставы по сбору подписей. Были собраны тысячи подписей. Многие православные на коленях, со слезами на глазах, молились перед святыми ликами Царственных мучеников о заступничестве их перед Богом. В значительной части русских церквей появились святые иконы Царя-мученика Николая и Царственных страстотерпцев. На 2-м съезде Союза православных братств было принято решение просить церковное священноначалие осуществить канонизацию Царственных мучеников, а в 1992 году Союз обращается с этой просьбой прямо к патриарху.

Почитание Царственных мучеников уже в 1993 году приобрело всенародный характер, священники на местах совершали им богослужения по текстам Русской Зарубежной Церкви в положенные дни, иконки с ними находились почти в каждой православной семье и почти в каждом храме.

Всенародное почитание Николая II и его семьи вынудило изменить отношение к ним и иерархов, которые в большинстве своем занимали в этом вопросе двойственную позицию. Большую роль в изменении отношения иерархов касательно канонизации Царя сыграла активная позиция митрополита Иоанна, которую невозможно было игнорировать. Именно владыка Иоанн стоял за официальным посланием патриарха и Священного Синода к 75-летию убиения Царской семьи, в котором говорилось: «...Грех цареубийства, произошедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании. И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад – усопших и ныне живущих – приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи! Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора... Ныне, отрекаясь от грехов прошлого, мы должны понять: благие цели должны достигаться достойными средствами...»

Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Церкви, возглавляемая митрополитом Ювеналием, в течение пяти лет «рассматривала» вопрос о прославлении Царственных мучеников. Фактически это была намеренная проволочка, устроенная через членов Комиссии некоторыми из действующих иерархов, связанными с обновленчеством и экуменизмом и склонными к сотрудничеству с криминально-космополитическим режимом и иудомасонской властью. Комиссия фактически игнорировала как мнение миллионов верующих, почитавших Государя, так и факты канонизации Царственных мучеников в Русской Зарубежной и Сербской Православных Церквях. В работе Комиссии практически не были отражены архивные источники и современные исторические исследования, позволившие в корне пересмотреть ошибочные взгляды на жизнь Царской семьи и ее окружения. Комиссия опиралась на либеральную концепцию оценки царствования Николая II, многие положения которой были фальсифицированы масонами и революционерами в целях дискредитации царской власти и самого Государя. С этой масонской концепцией владыка пытался бороться, приглашая на заседания православных ученых. Однако после его смерти митрополит Ювеналий стал приглашать на заседания Комиссии по канонизации святых преимущественно церковных либералов[5]. Будь жив владыка Иоанн, Комиссия никогда бы не позволила сделать такой чудовищный вывод: «Подводя итоги государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла в ней достаточных оснований для его канонизации». В такой формулировке сказалась склонность части православных иерархов к политическому компромиссу с нынешней иудомасонской властью, являющейся прямой наследницей антирусского, антиправославного режима еврейских большевиков 1918 года, осуществившего ритуальное убийство Царской семьи.

Митрополит Иоанн отмечал несомненный ритуальный характер убийства Царской семьи. Убивая Николая II, говорил митрополит, убивали русскую православную государственность. Убивая Наследника престола Царевича Алексея, преступники убивали будущее России, провоцировали гражданскую войну и распад страны. Эту мысль владыка Иоанн часто повторял как в своих выступлениях, так и в письменных трудах.

После завершения заседания Комиссии по канонизации в апреле 1994 года владыка Иоанн перед уходом подозвал меня и попросил подобрать некоторые материалы по истории русского масонства. Он знал, что я работаю в Особом архиве КГБ СССР, и благословил меня на работу по изучению масонства и тайных иудейских сект.

Между прочим, речь зашла о русских как уникальной нации. Владыка Иоанн мягко, но очень убедительно попенял мне за «однобокое увлечение русским вопросом». По мнению митрополита, вопрос этот носит скорее религиозный, чем национальный характер. Тяжелые испытания, обрушившиеся на русских, являются следствием того, что они в течение последних столетий были народом-богоносцем, главным хранителем христианской веры. Поэтому именно на русских пришелся основной удар врагов рода человеческого.

Понятие «русские», сказал митрополит, не является исключительно этнической характеристикой. Соучастие в служении русского народа может принять каждый, признающий Богоустановленность этого служения, отождествляющий себя с русским народом по духу, цели и смыслу существования, независимо от национальности.

В нашей стране, говорил владыка Иоанн, национальный вопрос был преимущественно только внешней формой, за которой скрывалось стремление русских сохранить свою веру. Все видимые противоречия: социальные, экономические, политические – имели второстепенное значение, а главным для коренного русского человека всегда оставался вопрос о вере, о Святой Руси, воспоминания о которой хранились в тайниках его души. Возрождение Святой Руси во всем величии и единстве Православия, Самодержавия и Народности – главный смысл жизни коренного русского человека. Эту мысль великий православный подвижник постоянно проводил в своих трудах и беседах.

Мою последнюю встречу с митрополитом Иоанном за десять дней до его смерти я никогда не забуду. Она произошла в резиденции петербургских митрополитов на Каменном острове. Один из величайших русских духовных подвижников и мыслителей XX века неуютно чувствовал себя в роскошном особняке. Лепнина и позолота, картины в дорогих багетах были явно не по душе истинному монаху – молитвеннику за русский народ. Из множества апартаментов резиденции владыка Иоанн выбрал себе небольшую комнатку на втором этаже, где стояли его узкая монашеская кровать, небольшой письменный стол, несколько полок с книгами и, конечно, киот с иконами в красном углу.

Встреча продолжалась около трех часов, привожу слова владыки по своим запискам, сделанным в тот же день.

Обсуждалось несколько вопросов: итоги моей трехмесячной поездки в США и встречи с видными деятелями Зарубежной Церкви, работа над очередными томами серии «Терновый венец России», идея создания энциклопедии «Святая Русь».

Из поездок по Америке я привез несколько посылок и книг от почитателей владыки. Изложил ему свое видение положения Зарубежной Церкви. Митрополит Иоанн высоко оценивал подвиг русских православных людей, сохранивших веру в духовно тяжелых условиях жизни в зарубежном рассеянии. Зарубежное духовенство разнесло искры православной веры по всему миру. Это, считал владыка, очень важная миссия, которую Зарубежная Церковь выполнила с честью.

Митрополит Иоанн полагал, что нет никаких серьезных канонических препятствий к возвращению Зарубежной Церкви в лоно Матери-Церкви. Его удивлял менторский, ультимативный тон некоторых иерархов Зарубежной Церкви, которые пытались поучать Московскую патриархию, ставить ей условия, а тем более устраивать на территории России самопальные епархии.

Иерархи Зарубежной Церкви, утверждал владыка, вышли далеко за рамки, дозволенные в братской полемике. Часть этих иерархов превратилась в заурядных скандалистов.

Совершенно нелепый характер носит обличение «зарубежниками» Русской Церкви за то, что она десятилетиями молилась за богоборческую советскую власть. Можно подумать, что «зарубежники» в своих службах не молились за не менее сатанинскую иудейско-масонскую власть США и западных стран. Я подтвердил митрополиту эту мысль, будучи сам неоднократно свидетелем молитв Зарубежной Церкви за американское правительство и воинство. Запад, и прежде всего США, – известные враги России, порабощение ее мечом ли, лукавством ли – их главная цель. Обе мировые войны начались с Запада, острие их был направлено против России. Молиться за правительства США и других западных стран – значит молиться за будущего агрессора.

Разговор незаметно перешел на обсуждение причин церковного нестроения как в зарубежье, так и в самой России. По мнению митрополита, большую роль в этом играют крещеные евреи и даже священники из евреев. Отрицать серьезность этой проблемы, считал он, нельзя, учитывая тот страшный след, что оставил еврейский религиозный экстремизм в судьбе русского народа. Православных священнослужителей, продолжающих нести в себе иудейские «идеалы», следует отсекать от Русской Церкви. В Зарубежной Церкви эта проблема стоит острее и болезненнее, чем в России. В этом главное объяснение причин, почему Зарубежная Церковь до сих пор не воссоединилась с Матерью-Церковью.

На мой вопрос, что мешает евреям всем сердцем принять христианство, владыка ответил: «Особенности менталитета, воспитанные Талмудом, которые препятствуют значительной части евреев войти в христианский мир». Многим евреям с детства внушаются талмудические истины, будто иудеи Самим Богом избраны для господства и должны всемерно стремиться к достижению этой цели. Отсюда проистекает еще одно фундаментальное положение иудаизма, гласящее, что иудей не имеет никаких нравственных обязательств перед иноверцем. Понятия справедливости и милосердия, честности и благодарности, с этой точки зрения, неприменимы к христианину или мусульманину, ибо они, строго говоря, не могут даже считаться людьми... Итак: православное понимание своего избранничества есть понимание обязанности служить ближнему своему. Избранничество иудея есть избранничество на господство над окружающими людьми.

На этой встрече также обсуждалась моя работа, посвященная архивным, документальным изысканиям о деятельности тайных сил иудаизма, сатанизма и масонства против России. Еще до этой встречи сам владыка дал общее название этой работе – «Терновый венец России» – и рекомендовал издать ее «как можно большим тиражом и на все деньги». Необходимо также, говорил он, на основе документов написать еще продолжение этой книги, посвятив ее той борьбе, которую с зарождения христианства вела Церковь с посягательствами «сынов дьявола». История человечества последние две тысячи лет – непрекращающийся конфликт между верными Новому Завету Христа и Его смертельными врагами. Тайна беззакония уже в действии. В священной схватке столкнулись народ-богоносец и народ-богоубийца. Все первоначальные, истинные христиане принадлежали к народу Божию, народу-богоносцу, однако в смертельной схватке их оставалось все меньше. Отпадение от Православия западного христианства был первым шагом к установлению Царства антихриста. Падение Константинополя вывело христианство за пределы западного мира.

С этого времени главным хранителем православной веры, народом-богоносцем стал русский народ. «Удерживающий» из Константинополя – Второго Рима, перешел в Москву – Третий Рим. В борьбе за веру русские люди оказались жертвой всемирных богоборческих сил, и они должны до конца испить свою чашу страданий.

Спасение русского народа только в возвращении Святой Руси, но это уж будет как Дар Божий и ненадолго. Все, что происходит сегодня в мире, – свидетельство ближайшего пришествия антихриста.

Прощаясь, митрополит Иоанн подарил мне свою книгу «Одоление смуты», сопроводив ее напутственными словами «об умножении любви к Святой Руси». Эти слова стали для меня духовным завещанием владыки. Через десять дней он был убит в гостинице «Северная корона»[6].


[1]  Здесь и далее, излагая мысли митрополита Иоанна, я использую как свои записи его слов, так и свидетельства людей, близко знавших владыку, а также главные выводы из его трудов.

[2]  Я, помню, тогда находился под впечатлением от статьи митрополита Иоанна «Тайна беззакония», в которой он раскрывал суть главного противоречия нашего времени.

[3]  Важная деталь. Я пришел на заседание минут за 20 до его начала. На широкой скамье рядом со входом спал какой-то монах, накрыв голову черным шарфом. В зале еще никого не было, и я не стал туда заходить, а устроился на пустом месте возле ног монаха и стал тихо просматривать свои бумаги. Вдруг монах зашевелился, стал вставать, и я с удивлением увидел, что это сам митрополит Иоанн. В этот день он приехал ночным поездом из Петербурга, побывал на приеме у патриарха, совершил еще ряд дел, а перед заседанием решил отдохнуть.

[4]  Секретарем Комиссии, например, был о. Игнатий (Крекшин), сотрудничавший с католиками, ярый экуменист.

[5]  Как стало мне известно уже позже, во второй половине 1990-х годов митрополит Ювеналий завидовал огромному авторитету и широкой известности митрополита Иоанна (Снычева), позволял себе враждебные выпады в его адрес, а личный секретарь Ювеналия распространял о владыке Иоанне лживые порочащие слухи.

[6]  Я не имею прямых доказательств того, что это было убийством. Но все, кто близко общался с митрополитом в последний год, утверждали, что преступление было спланировано заранее. По ряду косвенных признаков некоторые эксперты спецслужб определили и рассказали мне, что в этот день митрополиту было впрыснуто специальное вещество, спровоцировавшее паралич сердца. Срочная медицинская помощь могла бы спасти его, но по «странному» стечению обстоятельств «скорая» прибыла только через 40 минут. Официального расследования обстоятельств гибели митрополита Иоанна не производилось, все списали на старость, хотя владыке было только 68 лет.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Олег Платонов
Терновый мой венец
46. Летопись русской жизни по воспоминаниям и дневникам
15.02.2024
Доблестный защитник русского мира и русской идеологии
Сергею Николаевичу Бабурину – 65 лет!
31.01.2024
Терновый мой венец
45. Летопись русской жизни по воспоминаниям и дневникам
02.01.2024
Спасти русский народ!
Россия победит, если окончательно ликвидирует пятую колонну в стране
02.01.2024
Терновый мой венец
44. Летопись русской жизни по воспоминаниям и дневникам
15.12.2023
Все статьи Олег Платонов
Последние комментарии
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от С. Югов
11.04.2024 16:36
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от АБС
11.04.2024 16:17
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29