«Это не следствие, а уголовное преступление»

1. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства

Слово Первое

Выступление “подсудимого” врача психиатра-нарколога, общественника-патриота Каклюгина Н.В. по жалобам на обвинительный приговор судьи Попова А.Е. в апелляционном суде 19.03.2020 г.

***

- “Но всё, что было, не забыто,

Не шито-крыто на миру.

Одна неправда нам в убыток,

И только правда ко двору!”.

/Александр Твардовский “О памяти”/

 

- “Подсудимый сначала нервно покашливал в рукав и бледнел, но скоро тишина, общая монотонность и скука сообщились и ему…/…/… Судебная обстановка и процедура, ожидание которых так томило его душу, когда он сидел в тюрьме, теперь подействовали на него самым успокаивающим образом. Он встретил здесь совсем не то, что мог ожидать. Над ним тяготело обвинение в убийстве, а между тем он не встретил здесь ни грозных лиц, ни негодующих взоров, ни громких фраз о возмездии, ни участия к своей необыкновенной судьбе; ни один из судящих не остановил на нем долгого, любопытного взгляда… Пасмурные окна, стены, голос секретаря, поза прокурора — всё это было пропитано канцелярским равнодушием и дышало холодом, точно убийца составлял простую канцелярскую принадлежность или судили его не живые люди, а какая-то невидимая, Бог знает кем заведенная машинка…

…/…/…

Последним был допрошен уездный врач, вскрывавший покойную старуху. Он сообщил суду всё, что помнил из своего протокола вскрытия и что успел придумать, идя утром в суд. Председатель щурил глаза на его новую, лоснящуюся черную пару, на щегольской галстук, на двигавшиеся губы, слушал, и в его голове как-то сама собою шевелилась ленивая мысль: «Теперь все ходят в коротких сюртуках, зачем же он сшил себе длинный? Почему именно длинный, а не короткий?»

            Сзади председателя послышался осторожный скрип сапог. Это товарищ [помощник] прокурора подошел к столу, чтобы взять какую-то бумагу.

— Михаил Владимирович, — нагнулся прокурор к уху председателя, — удивительно неряшливо этот Корейский вел следствие. Родной брат не допрошен, староста не допрошен, из описания избы ничего не поймешь…

            …/…/…

Приступили к осмотру топора, которым была убита старуха.

— Это не мой топор, — заявил подсудимый.

— Чей же?

— Не могу знать… У меня не было топора…

— Крестьянин одного дня не может обойтись без топора. И ваш сосед, Иван Тимофеич, с которым вы починяли сани, показал, что это именно ваш топор…

— Не могу знать, а только я, как перед Богом (Харламов протянул вперед себя руку и растопырил пальцы)… как перед истинным Создателем…/…/… Был у меня такой же, словно как будто поменьше, да сын потерял, Прохор. Года за два перед тем, как ему на службу идтить, поехал за дровами, загулял с ребятами и потерял…

— Хорошо, садитесь!

Это систематическое недоверие и нежелание слушать, вероятно, раздражили и обидели Харламова. Он замигал глазами и на скулах его выступили красные пятна.

— Как перед Богом! — продолжал он, вытягивая шею. — Ежели не верите, то извольте сына Прохора спросить. Прошка, где топор? — вдруг спросил он грубым голосом, резко повернувшись к конвойному. — Где?

…/…/… Во всех головах, сколько их было в суде, молнией блеснула одна и та же страшная, невозможная мысль, мысль о могущей быть роковой случайности, и ни один человек не рискнул и не посмел взглянуть на лицо солдата. Всякий хотел не верить своей мысли и думал, что он ослышался.

— Подсудимый, говорить со стражей не дозволяется… — поспешил сказать председатель.

…/…/… Судебный пристав тихо поднялся с места и на цыпочках, балансируя рукой, вышел из залы. Через полминуты послышались глухие шаги и звуки, какие бывают при смене часовых.”

/А.П. Чехов “В суде” (1886)/

 

- “Презумпция невиновности проводится тогда последовательно, когда недоказанная виновность приравнивается к доказанной невиновности. В профессиональных судах у нас – это дурное наследование, кстати сказать, советского правосудия – пониженный стандарт доказанности. Причём, я сейчас, буквально минуту, вооружу вас некими цифрами, за которые просто-напросто ручаюсь.

…/…/…

Давайте произведём нехитрые расчёты. 90 тысяч подсудимых вину свою не признают, есть спор о виновности. Если брать процент оправдательных приговоров к этой части, а брать нужно именно такую цифру – 0,5 процента, в суде присяжных – в среднем 15 процентов. Давайте распространим этот стандарт доказанности, который основан на презумпции невиновности, на эту категорию дел. 90 тысяч человек – получается, что каждый год 12 тысяч наших сограждан осуждается без достоверных доказательств их вины, а где-то так треть [более 4000!!!] идёт уже в места лишения свободы.

/Г.М. Резник. Из выступления на расширенном заседании Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества по правам человека. 10 декабря 2019 г./

 

***

С учётом первой позиции, описания классической истории с неправосудным судебным следствием ещё времён мэтра нашей литературы, которому в конце января этого года исполнилось 160 лет, во втором эпизоде вставки внешних мыслей именитых соотечественников, профессионалов своего дела, мыслителей вместе с тем, и третьего комментария одного из выдающихся адвокатов современной России к текущей унылой ситуации в системе российского правосудия, предлагаю читателю, освоив сначала спокойно и обстоятельно данный материал, принять его как преамбулу к тексту стенограммы апелляционного заседания 19.03.2020 г. с рассмотрением жалобы Николая Каклюгина и его защитников-адвокатов Евдокимова В.Н. и Пешикова П.С. на незаконный приговор судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попова А.Е. от 12.11.2019 г. Судебной коллегией по уголовным делам Ростовского областного суда.

 

По ходу подготовки стенограммы из аудиозаписи вследствие использования системы конференцсвязи с “подсудимым”, находящимся в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области, местами был плохо устойчив звуковой сигнал, поэтому на месте неразборчивых слова или фразы в скобках курсивом выставлен соответствующий комментарий.

 

Участники процесса:

- Каклюгин Н.В. (участвовал посредством видеоконференцсвязи)

- Защитники-адвокаты Каклюгина Н.В.: Евдокимов В.Н. и Пешиков П.С.

- Судебная коллегия по уголовным делам в составе:

председательствующая, федеральный судья Реброва М.В.

федеральные судьи Васильев И.В. и Кузнецов В.П.

- Гособвинитель Ростовской областной прокуратуры Злобин И.В.

Дополнительно:

Судья Реброва М.В.: У нас, помимо защитников, отец и ещё кто присутствует?

Адвокат Пешиков П.С.: Отец – по доверенности представитель. А это – представитель [Общественного] совета ГУ ФСИН [Елисеева Е.К.].

Судья Реброва М.В.: (Каклюгину Н.В.) Здравствуйте. Слышно, видно нас?

Каклюгин Н.В.: Да. Здравствуйте. Видно.

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

Судья Реброва М.В.: Заседание суда апелляционной инстанции объявляется открытым. Рассматривается уголовное дело по апелляционному представлению и апелляционным жалобам осуждённого и защитника-адвоката Пешикова на приговор Пролетарского районного суда Ростова-на-Дону от 12 ноября 2019 года в отношении Каклюгина. Каклюгин, назовите суду полностью правильно фамилию, имя, отчество.

Каклюгин Н.В.: Каклюгин Николай Владимирович.

Судья Реброва М.В.: Когда родились?

Каклюгин Н.В.: 2 декабря 1980 года.

Судья Реброва М.В.: Где родились?

Каклюгин Н.В.: Город Новочеркасск Ростовской области.

Судья Реброва М.В.: Гражданин Российской Федерации?

Каклюгин Н.В.: Да.

Судья Реброва М.В.: Неснятой, непогашенной судимости не имеете?

Каклюгин Н.В.: Не имею.

Судья Реброва М.В.: Присаживайтесь.

Объявляется состав суда.

Рассматривается дело с представлением и жалобами судебной коллегией по уголовным делам Ростовского областного суда в составе председательствующего судьи Ребровой, судей Васильева и Кузнецова. Участвует представитель Ростовской областной прокуратуры Злобин. Секретарь судебного заседания – Ширинов.

Участвует осуждённый Каклюгин посредством системы конференцсвязи. Его интересы представляют защитники-адвокаты Пешиков и Евдокимов.

Вам, участники процесса, разъясняются права на заявление отводов, если вы полагаете, что кто-то из состава суда прямо или косвенно заинтересован в исходе рассмотрения данного дела, и на основании, предусмотренном законом.

Каклюгин, есть у Вас отводы?

Каклюгин Н.В.: Нет, Ваша честь.

Судья Реброва М.В.: У защитников-адвокатов?

Адвокат Евдокимов В.Н.: Отводов нет.

Адвокат Пешиков П.С.: Отводов нет.

Судья Реброва М.В.: У прокурора?

Гособвинитель Злобин И.В.: Отводов нет.

Судья Реброва М.В.: Осуждённый, Вам разъясняются Ваши процессуальные права. Вы имеете право участвовать в суде апелляционной инстанции, чем Вы и воспользовались. Вправе пользоваться услугами защитника. На основании статьи 51 Конституции Российской Федерации имеете право давать показания или отказаться от дачи показаний. Имеете право представлять доказательства, относящиеся к предмету судебного разбирательства, если таковые не были представлены в суд первой инстанции и с обоснованием невозможности их представления в суд первой инстанции. Имеете право участвовать в судебных прениях, знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания. Имеете право на «последнее слово». В случае несогласия с решением суда апелляционной инстанции имеете право на кассационное обжалование.

            Процессуальные права Вам ясны?

Каклюгин Н.В.: Ясны.

Судья Реброва М.В.: Защитникам-адвокатам и прокурору нет необходимости озвучивать права?

Адвокаты Евдокимов В.Н. и Пешиков П.С.: Нет. Нет.

Гособвинитель Злобин И.В.: Нет.

Судья Реброва М.В.: До начала судебного разбирательства у осуждённого есть ходатайства?

Каклюгин Н.В.: Нет.

Судья Реброва М.В.: У защитников-адвокатов?

Адвокат Пешиков П.С.: До начала – нет.

Адвокат Евдокимов В.Н.: До начала – нет.

Судья Реброва М.В.: У прокурора?

Гособвинитель Злобин И.В.: Нет.

Судья Реброва М.В.: Обсуждается вопрос: у нас поступали обращения от представителей Средств массовой информации о допуске в судебное заседание. И суд выясняет у участников, мнения сторон – согласны они на продолжение судебного разбирательства в отсутствии средств массовой информации представителей?

Каклюгин?

Каклюгин Н.В.: Я согласен, Ваша честь.

Судья Реброва М.В.: Защитники-адвокаты?

Адвокат Пешиков П.С.: Согласны.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Да.

Судья Реброва М.В.: Согласны. Прокурор?

Гособвинитель Злобин И.В.: Согласен.

Судья Реброва М.В.: Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила: в связи с угрозой распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции ограничить доступ в судебное заседание лиц, не являющихся участниками процесса, а именно – представителей средств массовой информации, судебное заседание продолжить.

            Так. Тогда докладывается обжалованное судебное решение и доводы поданных апелляционного представления и жалоб.

            Каклюгин осуждён за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и психотропных веществ в значительном размере. Согласно приговору преступление совершено 19 октября 2018 года при указанных обстоятельствах. В судебном заседании Каклюгин свою вину не признал, дал показания.

            В апелляционном представлении государственный обвинитель Баранов [С.О. помощник прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] полагает приговор подлежащим отмене с вынесением нового приговора, в котором просит признать Каклюгина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п «г», ч. 4. ст. 228 ПРИМ Уголовного кодекса Российской Федерации с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Полагает судом вещественные доказательства определить в соответствии с требованием статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Приговор, постановленный 12 декабря [оговорка, правильно – 12 ноября] 2019 года государственный обвинитель находит незаконным, выводы суда – несоответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что на стадии предварительного расследования преступные действия Каклюгина в ходе предварительного расследования были квалифицированы ч. 3 ст. 30, п «г», ч. 4 ст. 228 ПРИМ Уголовного кодекса Российской Федерации. По итогам судебного разбирательства, как следует из приговора суда, суд не установил обстоятельств, свидетельствующих о том, что Каклюгин намеревался сбыть кому-либо наркотические средства и психотропные вещества, которые были у Каклюгина обнаружены и изъяты при задержании. Полагает, [не приводя никаких доказательств – прим. ред.] что суд не учёл всех обстоятельств, которые могли существенно повлиять на исход рассмотрения указанного дела, и показания ряда свидетелей – Красильникова, Павлюченковой, Лушниковой, Новопашина – о том, что они при различных обстоятельствах стали свидетелями того, как Каклюгин понуждал принимать психотропные вещества [кого?], предлагал приобрести наркотические средства [кому? у кого?] и передавал наркозависимым людям наркотические средства [кто об этом свидетельствовал, приводя документальное подтверждение?]. В приговоре не указано, по каким основаниям при наличии доказательств,  имеющих существенное значение для вывода суда, суд принял одни из этих доказательств, а отменил другие. [Указано абсолютно чётко]. Также обращает внимание на положение Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», в котором даётся понятие незаконного сбыта наркотических средств и психотропных веществ. [“Вода”, которая “налита” безграмотным гособвинителем для придания убедительности его творчеству]. Об умысле Каклюгина на незаконный сбыт указанных средств и веществ, по мнению государственного обвинителя, свидетельствует также наличие самого основания приобретения  и хранения [нет подтверждения приобретения ни в одном следственном или судебном материале], а также количество, объём и разновидность наркотических веществ, и размещение их в удобной для передачи расфасовке. [Расфасованные в свёртке наркотики без чьих-либо отпечатков пальцев и ДНК – это вообще что и о чём?].

Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора суд квалифицировал действия Каклюгина по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, в результирующей части приговора – признал Каклюгина виновным по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.

            В апелляционной жалобе адвокат Пешиков в интересах осуждённого Каклюгина указал, что считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, подлежащим отмене, поскольку, помимо отсутствия законодательной базы, в материалах уголовного дела имеются явные признаки фальсификации доказательств обвинения Каклюгина и допущены грубейшие нарушения действующего законодательства, а именно – не проведены экспертизы, не допрошены в качестве свидетелей [следователи] Швецова, Бортникова, [написавшая значимое для стороны защиты заявление экс-начальник отдела дознания Отдела полиции №7, где было незаконно возбуждено в отношении Н.В. Каклюгина уголовное дело] Разумная, не вызваны и не допрошены эксперты, проводившие судебные экспертизы, не признан недопустимым доказательством протокол допроса свидетеля Красильникова и иные доказательства, а также имеется ряд иных нарушений. [Масса ключевых моментов апелляционной жалобы адвоката Пешикова П.С. умышленно не озвучена].

            В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Каклюгин выражает несогласие с приговором суда [первой инстанции], просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор, возбудить административные и уголовные производства в отношении судьи Попова, сотрудников полиции Болдырева и Скогорева, следователей Бортниковой и Швецовой, и Павлюченковой [свидетеля обвинения, президента Национального антинаркотического союза, явно давшей заведомо ложные показания].

Указывает, что приговор является незаконным, так как он преступления не совершал. Кроме того, в апелляции выражает несогласие с произведённым зачётом времени содержания под стражей [1 сутки за 1,5 в СИЗО, если приговаривают к ИК общего режима, здесь же один к одному].

Указывает, что в ходе предварительного следствия нарушались его права на защиту, ему не предоставлялось медицинское обслуживание и краткосрочные свидания с родителями, на него оказывалось давление со стороны сотрудников полиции.

Указывает, что при вынесении приговора судом дана ложная оценка заключению экспертов №639 от 12 ноября 2018 года, которое подтверждает отсутствие отпечатков пальцев Каклюгина [в обвинительном приговоре судьи Попова А.Е. вообще отсутствует эта экспертиза, умышленно зачитана ложь], факту отсутствия фото- и видеосъёмки при проведении личного досмотра и [якобы] изъятии наркотического вещества. Во время задержания у него пропал телефон «Iphone 6S» белого цвета с SIM-картой в нём и зарядным устройством.

В показаниях свидетеля [старшего оперуполномоченного 3 отдела УКОН ГУ МВД России по РО, участника группы во время задержания] Скогорева нет ни слова об участии при задержании Каклюгина сотрудников спецназа [ОСН “Гром”]. Протокол очной ставки со свидетелем Скогоревым не отражён в приговоре. [Именно в связи с этим]. При проведении компьютерной экспертизы [разбитого, неработающего мобильного телефона “Lenovo Zuk2”, который был умышленно записан как вещдок, чтобы не искать похищенный во время задержания “Iphone 6S” с оперативной информацией по заказчику фабрикации дела – Лушникову Н.В.] экспертам не удалось ответить ни на один из поставленных следователем вопросов. С камер наблюдения в ресторане «Ялла» видно, что Каклюгин находился на встрече с Кузьминой, пользовался работающим мобильным телефоном и заряжал его.

Стороне защиты не представлена информация из УКОН ГУ МВД России по Ростовской области о том, откуда взялась оперативная информация, что Каклюгин является оптовым сбытчиком наркотических средств, [будет находиться 19.10.2018 года в районе 22:00] в Ростове-на-Дону на улице Каяни, и при нём будет крупная партия наркотического средства и переделанный под боевой травматический пистолет.

Суд отверг показания свидетелей [и защиты, и даже обвинения, О.П. Добреля], которые неоднократно по существу вопросов показывали, что Каклюгин никогда не употреблял наркотические средства, не являлся наркозависимым человеком. Просит обратить внимание на ряд характеризующих его материалов, имеющихся в уголовном деле. Обращает внимание на своё неудовлетворительное состояние здоровья [которое было многократно проигнорировано судьёй Поповым].

Указывает, что суд не учёл при вынесении приговора позицию Координационного центра по противодействию наркомании и социального отдела по благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви и иных лиц. [Даже вынесение из квадратных скобок дополнений к краткой справке по апелляционной жалобе Н.В. Каклюгина резко меняет суть произнесённых судьёй Ребровой М.В. позиций, что свидетельствует об умышленном замалчивании значимых для судебного разбирательства моментов, прописанных “подсудимым” и стороной защиты].

            Прокурор, доводы апелляционного представления поддерживаете?

Гособвинитель Злобин И.В.: Да, поддерживаю.

Судья Реброва М.В.: А апелляционной жалобы защитника и осуждённого?

Гособвинитель Злобин И.В.: Не поддерживаю.

Судья Реброва М.В.: Осуждённый Каклюгин, доводы апелляционной жалобы своей и защитника поддерживаете?

Каклюгин Н.В.: Да, в полном объёме поддерживаю.

Судья Реброва М.В.: Отношение к апелляционному представлению прокурора какое?

Каклюгин Н.В.: Крайне негативное. Это явный представитель организованного преступного сообщества.

Судья Реброва М.В.: То есть, возражаете. Правильно я понимаю?

Каклюгин Н.В.: Естественно.

Судья Реброва М.В.: Защитники-адвокаты, пожалуйста, Ваша позиция по отношению к апелляционным жалобам и к апелляционному представлению?

Адвокат Пешиков П.С.: По отношению к осужденному и защитникам – просим удовлетворить жалобы. Представителю прокуратуры, конечно отказать.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Позиция аналогичная. Жалобы, естественно, удовлетворить. Прокурору – отказать.

Судья Реброва М.В.: У участников ходатайства повторного исследования доказательств, которые изучались судом первой инстанции, имеются или нет? При этом суд апелляционной инстанции доводит до сведения всех участников информацию о том, что знаком с материалами дела, стороны вправе ссылаться на исследованные судом доказательства в ходе судебных прений без ограничений.

У защитников есть такого рода ходатайство?

Адвокат Пешиков П.С.: Нет.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Не имеем.

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, с мнением защитников согласны?

Каклюгин Н.В.: Скажите, я могу сейчас попросить кого-то из свидетелей вызвать сюда и так далее или нет?

Судья Реброва М.В.: Сейчас выясняется вопрос о том, имеются ли у Вас ходатайства о повторном исследовании доказательств, которые изучались судом первой инстанции.

Каклюгин Н.В.: Но есть, наверное, какие-то бумаги, которые я могу не знать, правильно? Есть какие-то документы, которые я поддерживаю, но мной не исследованы?

Судья Реброва М.В.: Нет, Вы немножко не понимаете. Повторно что-то исследовать из того, что уже ранее изучалось Вам требуется? Защитники сказали, что им не требуется.

Каклюгин Н.В.: Меня интересует ответ Попову судье начальника УКОН областного [Донченко А.В.], где сообщается, что спецназ «Гром» вызывался 19 октября [2018 г.] на Каклюгина, что у меня находится травматическое боевое оружие. Вот этот документ меня очень интересует, потому что у нас он был в виде копии, когда это было следственное дело, а в суде по запросу судьи Попова он оказался уже позже, этот документ, и в нём есть свидетельство того, что вообще-то о наркотиках никакой речи не было, спецназ «Гром» вызывался с упоминанием, что у меня есть оружие, и в материалах уголовного дела…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, послушайте, пожалуйста, меня. В судебных прениях Вы вправе давать анализ всем документам, которые исследовались. Сейчас выясняется вопрос – нужно ли повторно Вам что-то оглашать? Защитникам Вашим не требуется, поскольку все с материалами дела знакомы.

Каклюгин Н.В.: Но вот этот документ я просил бы огласить.

Судья Реброва М.В.: Называйте том дела, лист дела. Какой документ?

Каклюгин Н.В.: Сейчас… (ищет)… Сейчас я найду… (обращаясь к адвокатам) А у Вас нет этого документа, защитники?

Адвокат Пешиков П.С.: Нет, но ты потом ссылаться можешь на него. Нужно повторно исследовать его? Это прямо в ходе судебного следствия приобщалось.

Судья Реброва М.В.: Осуждённый, какова необходимость повторно его изучать, если в суде первой инстанции он оглашался, этот документ, и Вы на него вправе ссылаться в судебных прениях? Вы можете на него ссылаться и анализировать этот документ.

Каклюгин Н.В.: Ну, хорошо. Знаете, а вот ещё есть документ – это заключение эксперта, которое выдало и озвучило конкретно заключение, где указано, что при экспертизе генетической свёртков и пакетиков, которые якобы у меня были обнаружены, там указано, что невозможно провести исследование. Вот мы не оглашали эту экспертизу, не озвучивали и она в приговоре не прозвучала. Это лист 114, находится в материалах судебного дела в томе №1.

Это экспертиза, письмо заведующего лабораторией [судебно-медицинских молекулярно-генетических исследований ГБУ РО “Бюро судебно-медицинской экспертизы” Министерства здравоохранения Ростовской области] Одинцовой №711 от 8 ноября [2018 года]. Вот этот документ он очень интересен тем, что там указаны ложные сведения и, получается, дан отказ о проведении экспертизы ДНК лиц, которые могли быть причастны к этому свёртку с наркотиками. И это письмо информационное свидетельствует о том, что был подлог, потому что этого письма раньше не было в материалах дела. Я с ним не знаком, я знакомился с другим письмом с адвокатом Карноушенко, который был до этих адвокатов, я знакомился с другими материалами письма. А сейчас в материалах дела находится вот это письмо от 8 ноября [2018 г.].

Его текст, меня поразило, что его изучил суд и не обратил на него внимание, потому что он совсем в другом тоне. И более того, там указана информация, которая мне как врачу, я врач, кандидат медицинских наук, она – ясно, что абсолютно ложная, что, якобы, поскольку без медицинских масок находились лица, которые этот пакет извлекали, поэтому невозможно определить…

Судья Реброва М.В.: (перебивает) Давайте пока прервитесь.., проанализируете содержание…

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Осуждённый, Вы слышите, что председательствующий говорит? Пока не нужно анализировать, сейчас мы решим вопрос с Вашим ходатайством.

Судья Реброва М.В.: Ещё какие-то документы будете заявлять об оглашении?

Каклюгин Н.В.: Но пока, я не знаю, всё вот.

Судья Реброва М.В.: Да или нет? Мы тогда будем обсуждать Ваше ходатайство.

Каклюгин Н.В.: Сейчас я скажу, какие ещё документы… (смотрит)… Всё, больше не будет.

Судья Реброва М.В.: Понятно. Обсуждается заявленное ходатайство об оглашении письма за подписью заведующей лаборатории судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертиз Одинцовой от 8 ноября 2018 года. Это том 1, лист дела 114.

            Защитники, ходатайство поддерживаете?

Адвокат Пешиков П.С.: Поддерживаем.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Да.

Судья Реброва М.В.: Прокурор?

Гособвинитель Злобин И.В.: Уважаемый суд, я хотел бы выяснить, я насколько помню, этот документ не исследовался?

Адвокат Пешиков П.С.: Исследовался.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Исследовался.

Гособвинитель Злобин И.В.: Исследовался, да? Значит, я… хотел узнать, он ограничивался, Вы ограничивались в исследовании, сторона защиты?

Адвокат Пешиков П.С.: С этим документом на стадии исследования?

Гособвинитель Злобин И.В.: Да.

Адвокат Пешиков П.С.: Нет, мы его исследовали.

Гособвинитель Злобин И.В.: В полном объёме?

Адвокат Пешиков П.С.: В полном объёме.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Это письмо было оглашено в судебном заседании.

Судья Реброва М.В.: Прокурор, возражаете или нет?

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Да или нет?

Гособвинитель Злобин И.В.: Нет необходимости в повторном исследовании.

Судья Реброва М.В.: Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила удовлетворить ходатайство осуждённого. Оглашается. Как я уже ранее сказала, том 1, лист дела 114. От 8 ноября 2018 года, регистрационный номер 711, письмо, адресованное следователю ОРП на ТО ОП №7 Следственного управления УМВД России по Ростову-на-Дону Бортниковой М.А. от заведующей лабораторией судебно-медицинских молекулярно-генетических исследований Е.О. Одинцовой, который указывает:

«Ставлю Вас в известность, что полиэтиленовые пакеты относятся к разряду бытовых предметов общего пользования, на них будет присутствовать генетический материал большого количества фигурантов.

Учитывая, что изъятие проводилось сотрудниками без медицинских масок, а также было проведено исследование в ЭКЦ, можно с достоверностью утверждать, что на пакетах будет присутствовать смесь биологического материала от неопределённого круга случайных лиц.

В результате, на объектах исследования будет получена сложная картина типирования, по которой идентифицировать конкретное лицо не представится возможным, что не позволит ответить на вопросы, поставленные Вами в постановлении.

Также ГБУ РО «БСМЭ» отсутствует лицензия на хранение наркотических средств.

В связи с вышеизложенным, постановление и объекты исследования возвращаются Вам без исполнения».

Защитника-адвоката Пешикова П.С. здесь надпись имеется, что: «С настоящим письмом ознакомлен 24.12.2018 в отсутствии подзащитного Каклюгина Н.В., который покинул следственный кабинет №4 из-за плохого самочувствия».

У прокурора есть ходатайства?

Гособвинитель Злобин И.В.: Ходатайство заявляли.

Судья Реброва М.В.: Поскольку иных ходатайств не поступило, судебная коллегия, совещаясь на месте, определила продолжить судебное следствие без повторного исследования доказательств, изученных судом первой инстанции.

            Дополнения к судебному следствию перед судебными прениями есть у защитников?

Адвокат Пешиков П.С.: Да, имеется ходатайство. Уважаемая судебная коллегия, имеется ходатайство у стороны защиты.

            В суде первой инстанции в ходе судебного разбирательства стороной защиты заявлялось ходатайство о вызове и допросе в качестве свидетелей следующих лиц:

            - Сухамленову Светлану Станиславовну – это эксперт по смывам с рук [старший эксперт отдела исследований наркотических средств и взрывотехнических экспертиз экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по РО, подполковник полиции];

            - Одинцову Е.О – это эксперт, которого исследован был данный ответ только что;

            - Разумную Наталью Николаевну, которая сообщала письмом о фабрикации уголовного дела в отношении Каклюгина [заявление о совершении преступления в отношении Каклюгина Н.В. за подписью подполковника полиции Н.Н. Разумной от 13.08.2019 г. было зачитано вслух на судебном заседании “обвиняемым” 03.10.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону в начале его судебного допроса, см. по ссылке: https://ruskline.ru/analitika/2019/10/29/nechistye_duhom_i_serdcem, судья Попов А.Е. допросить её не позволил, в ходатайстве стороне защиты об этом необоснованно отказал];

            - Авилова Сергея Викторовича, специалиста, который помогал переносить информацию [с камер видеонаблюдения в ресторане «Ялла»] о встрече Кузьминой Т.П. и Каклюгина Н.В. [19.10.2018 г., после которой и произошло странное задержание, ниже разобранное в деталях, временных и иных подробностях];

            - и Швецову Ирину Сергеевну, которая являлась следователем, которая совершила явные признаки фальсификации по уголовному делу.

            В связи с отказом в удовлетворении вышеуказанных ходатайств [председательствующим в суде первой инстанции Поповым А.Е.] и, следовательно, неисследованием обстоятельств, которые могли сообщить данные лица, прошу вызвать в суд апелляционной инстанции для допроса в качестве свидетелей и устранения неполноты судебного следствия Сухамленову Светлану Станиславовну, Разумную Наталью Николаевну, Авилова Сергея Викторовича, Одинцову Е.О. и Швецову Ирину Сергеевну (подаёт судье бумагу с ходатайством).

Судья Реброва М.В.: В письменном виде желаете [подать ходатайство]?

Адвокат Пешиков П.С.: В письменном виде, просим приобщить.

Судья Реброва М.В.: Второй защитник, пожалуйста, поддерживаете?

Адвокат Евдокимов В.Н.: Да, поддерживаю в полном объёме.

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, ходатайство защитников о вызове свидетелей перечисленных поддерживаете?

Каклюгин Н.В.: Поддерживаю. Скажите, я могу ещё добавить лиц?

Судья Реброва М.В.: Нет, это уже отдельное ходатайство будет. Давайте Вы это скажете в дополнениях. Вам слово в дополнениях будет предоставлено.

Каклюгин Н.В.: Да, поддерживаю, конечно.

Судья Реброва М.В.: Обсуждаем ходатайство защитников. Пожалуйста, прокурор?

Гособвинитель Злобин И.В.: Я считаю, что нет оснований для удовлетворения заявленного ходатайства. Судом первой инстанции было отказано в удовлетворении такого же ходатайства и был вынесен приговор. Правильность вынесения приговора в условиях отказа удовлетворить заявленное ходатайства должна быть разрешена судом в совещательной комнате. По факту проверяются доводы апелляционной жалобы, которым должна быть дана оценка судом в совещательной комнате.

Судья Реброва М.В.: Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила отказать в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку аналогичное ходатайство судом первой инстанции разрешалось. Законность и обоснованность постановленного приговора будет оценена судом в совещательной комнате. [Неправосудное, противозаконное, идущее в разрез с нормами Уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации решение].

Так, ещё у защитников есть ходатайства?

Адвокат Пешиков П.С.: Нет.

Судья Реброва М.В.: А дополнения?

Адвокат Евдокимов В.Н.: Не имеем.

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, у Вас имелось ходатайство, заявляйте.

Каклюгин Н.В.: Поскольку, чтобы не нарушался принцип состязательности сторон, который был нарушен в суде первой инстанции, это статья у нас 14 [УПК РФ] о презумпции невиновности, я всё-таки прошу удовлетворить хотя бы моё ходатайство о том, чтобы вызвать в суд и допросить оперативного сотрудника [3 отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области] Болдырева, старшего группы задержания, поскольку его показания противоречат, содержат неустранимые противоречия с показаниями оперативных сотрудников  [ОСН] «Гром».

В материалах уголовного дела присутствуют показания сотрудников «Гром», которые были даны Следственному комитету, следователю [следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления СК России по Ростовской области] Азизову, и они полностью противоречат в том, что он [Болдырев] говорит, что присутствовал на задержании и задерживал меня, а оперативники [ОСН «Гром»] говорят, что он отсутствовал.

Более того, во время моего задержания присутствовала некая женщина [Т.П. Кузьмина], которая со мной встречалась и которая может быть причастна, и причастна к тому, чтобы меня вызвать в Ростов для задержания. Это была «подсадная утка», я буду потом об этом рассказывать, но показания Болдырева резко, кардинально отличаются от показаний оперативников [ОСН] «Грома». И 12 сентября 2019 года судья Попов необоснованно отказал защитнику Пешикову в том, чтобы пригласить данного сотрудника [Болдырева], старшего при задержании, кроме того, который говорил о том, что он…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Ваше ходатайство понятно, обоснование его ясно…

Каклюгин Н.В.: Да, есть неустранимые противоречия его показаний с сотрудниками [ОСН] «Грома». И его обоснование, прокурора, [гособвинителя С.О. Баранова, помощника прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону в ответ на ходатайство стороны защиты в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону, в отказе] было то, что якобы он [Болдырев] уже допрошен и вопросы все уже были заданы. Так вот в показаниях [сотрудников ОСН] «Грома» имеются противоречия с допросом Болдырева – это раз. То есть, я прошу соблюдать принцип состязательности сторон и пригласить Болдырева.

И второе – пригласить следователя Бортникову, которая вменила мне ст. 228 ч. 4 необоснованно 20 октября [2018 г.] и тут же она просила оперативников [того же, 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области] найти хотя бы кого-то, кто знает о “моей противоправной деятельности”, до тех пор не было ни одного. От неё посылались запросы, она ничего не знала о четвёртой части [ч. 4 ст. 228 УК РФ], вообще никаких сведений, когда вменила её мне, оперативно-розыскные мероприятия не проводились, и ей вообще были переданы материалы по второй части [ч. 2 ст. 228 УК РФ] от оперативников.

На основании чего она взяла четвёртую часть [ч. 4 ст. 228 УК РФ] непонятно. 12 сентября [2019 г.] был запрос в суд её пригласить, и судья Попов необоснованно отказал нам в удовлетворении, абсолютно никак не обосновал, и 17 октября [2019 г.] ещё раз отказал пригласить Бортникову…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Сейчас разрешаться будет Ваше ходатайство. То есть, в отношении Болдырева и Бортниковой?

Каклюгин Н.В.: Я прошу пригласить для дачи показаний, пояснений в отношении вменения мне четвёртой части ПРИМА [ч. 4 ст. 228 ПРИМ УК РФ], которая отменилась в суде и приговор был по второй [части] в итоге, следователя ОРП, которая была первая следователь по делу, на территории обслуживания Отдела полиции №7 [СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Бортникову Марию Алексеевну – это раз. И второе – старшего группы задержания, в связи с неустранимыми противоречиями соответственно статьям Уголовного кодекса [РФ], Болдырева Андрея Юрьевича. Вот двух этих лиц прошу пригласить.

Судья Реброва М.В.: Защитники, ходатайство поддерживаете?

Адвокат Пешиков П.С.: Полностью поддерживаем.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Да, полностью.

Судья Реброва М.В.: Прокурор, какую позицию занимаете?

Гособвинитель Злобин И.В.: Я возражаю против удовлетворения. Я считаю, что это является одним из доводов апелляционной жалобы, и правильность вынесения приговора при этих условиях, при неудовлетворении этого ходатайства судом первой инстанции, должна быть разрешена в совещательной комнате. [Абсолютно невнятное, юридически некомпетентное обоснование возражения в удовлетворении ходатайства].

Судья Реброва М.В.: Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила отказать в удовлетворении заявленного ходатайства, так как свидетель Болдырев был допрошен в суде первой инстанции [он не был допрошен вторично, когда уже на той стадии выявились неустранимые противоречия с другими свидетелями задержания Каклюгина Н.В.], его показания будут с другими доказательствами оценены в совещательной комнате, в том числе как обоснованность отказа в удовлетворении ходатайства в вызове следователя Бортниковой и, кроме того, отказ в удовлетворении ходатайств, заявленных как стороной защиты, так и осуждённым, являются одними из доводов апелляционных жалоб, которые будут разрешены судом в совещательной комнате. [Как они были разрешены, в частности, см. в материале издания “Коммерсант” от 20.03.2020 г. вместе с комментариями присутствующих на заседании со стороны защиты лиц по ссылке: https://www.kommersant.ru/doc/4298382].

Ещё в дополнение к судебному следствию есть у Вас, Каклюгин, ходатайства? Или можно к прениям перейти?

Каклюгин Н.В.: Но я вижу, уже необъективно рассматривается дело. Благодарю.

Судья Реброва М.В.: Я так понимаю, что нет ходатайств у Вас, Каклюгин, больше, дополнений к судебному следствию? Правильно я Вас понимаю?

Каклюгин Н.В.: Это дополнение. Необъективно начинается рассмотрение, да.

Судья Реброва М.В.: У прокурора есть ходатайства и дополнения?

Гособвинитель Злобин И.В.: Ходатайств и дополнений к судебному следствию нет.

Судья Реброва М.В.: Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила завершить судебное следствие и перейти к судебным прениям.

У нас прокурором подано апелляционное представление. (обращаясь к прокурору) Вам слово в судебных прениях в поддержку, пожалуйста.

Гособвинитель Злобин И.В.: Уважаемый суд, я полностью поддерживаю поданное апелляционное представление [от 19.11.2019 г., помощником прокурора района С.О. Барановым, юристом 1 класса], не буду пересказывать, считаю, что оно является обоснованным, в связи с изложенным прошу приговор Пролетарского районного суда от 12 ноября 2019 года в отношении Каклюгина Николая Владимировича отменить и вынести новый обвинительный приговор, в котором признать Каклюгина Николая Владимировича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г», ч. 4 ст. 228 ПРИМ УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, кроме того внести в протокол вещественные доказательства в связи с требованием статьи 81 УК РФ. [Несмотря на поданные обращения в том числе депутата ГД ФС РФ Н.С. Валуева, реакция областной прокуратуры оказалась нулевой].

Судья Реброва М.В.: По поводу апелляционных жалоб?

Гособвинитель Злобин И.В.: Доводы апелляционных жалоб я не поддерживаю. Я считаю их необоснованными и прошу отказать в их удовлетворении.

Судья Реброва М.В.: У нас осуждённый и защитники в какой последовательности будут выступать? Кто первый?

Адвокат Пешиков П.С.: Защитники сначала, а потом подзащитный.

Судья Реброва М.В.: Сначала защитники, да?

Адвокат Пешиков П.С.: Да.

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, защитники, только называйте свою фамилию, чтобы не спутать.

Адвокат Пешиков П.С.: Защитник Пешиков Павел Сергеевич.

…/…/…

Доводы защитника Пешикова П.С. в интересах Каклюгина Н.В. в полной мере изложены в его выступлении в прениях 07.11.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону. См. опубликованную 26.11.2019 г. по итогам расшифровки стенограммы данного судебного заседания речь в материале “В связи с чем прошу Каклюгина оправдать”. См. по ссылке: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat.

Данный текст (выступления адвоката Пешикова П.С. в апелляционном заседании) не публикуется в связи с подготовкой к кассационной жалобе.

Судья Реброва М.В.: Адвокат Евдокимов, пожалуйста, Вам слово.

…/…/…

Доводы защитника Евдокимова В.Н. в интересах Каклюгина Н.В. в полной мере с ценным дополнительным иллюстративным материалом изложены в его выступлении в прениях 07.11.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону. См. опубликованную 05.04.2020 г. по итогам расшифровки стенограммы данного судебного заседания речь с дополнительными комментариями незаконно обвиняемого в материале “Только оправдательный приговор может быть единственным решением после рассмотрения этого дела по существу”. См по ссылке: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_tolkoopravdatelnyjprigovormozhetbytedinstvennymresheniemposle2118.html.

Каклюгин Н.В.: Да, конечно.

Судья Реброва М.В.: Только к Вам огромная просьба: пожалуйста, по возможности воздержитесь от повторения тех доводов, на которые ссылались Ваши защитники. Суд Вас слушает.

 

Слово Первое: О государственно-сектантском партнерстве на досудебном и судебном этапах следствия

 

         Каклюгин Н.В.: «Будь бела как снег и чиста как лёд, и всё равно людская клевета очернит тебя», - говорил Уильям Шекспир в «Гамлете».

            И вот эти все слова, как раз-таки о клевете, относятся к этому уголовному делу. Они соединены в этих событиях, которые произошли в моей жизни. Я сначала дам краткую справку, которую мне помог составить адвокат Пешиков, чтобы, может быть, даже если вы [обращаясь к судебной коллегии] не знакомились с материалами дела, то вот эта информация, может быть, вам поможет немножко составить представление об этом деле.

Каклюгин Николай Владимирович, уроженец г. Новочеркасска, врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук. Защитил диссертацию в Центре Сербского, в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии, в 2013 году. В 2005 году уехал в Москву из Ростова, закончив Ростовский [государственный] медицинский университет, и в Москве поступил в клиническую ординатуру Центра Сербского судебной психиатрии. Закончил там 2 года в ординатуре, затем поступил в очную аспирантуру Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. И по окончании, но в процессе, это была моя диссертация, этого пожелала Татьяна Борисовна Дмитриева – директор Центра Сербского – диссертация получилась сложная, на стыке богословия и психиатрии, я сотрудничал параллельно с духовником и руководителем Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского [Московской Патриархии], доктором медицинских наук игуменом Анатолием (Берестовым), тогда ещё иеромонахом, и вместе с ним защищал, делал такую работу на стыке психиатрии, наркологии и богословия. Моя диссертация как раз была посвящена духовно-ориентированной реабилитации больных опийной наркоманией, я объездил в принципе почти всю страну: это и Калининградский регион (Калининградская область), и Ставропольский край, и Ростовская область, это Новосибирск, это [уже после] Челябинск. То есть, я изучал работу православных [реабилитационных] центров и светских центров.

В итоге моя диссертация была защищена в городе Москве в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии в 2013 году, в июле месяце, успешно защищена. Оппонентами [при защите] у меня были главный нарколог России Брюн Евгений Алексеевич, доктор [медицинских] наук, профессор, и Дудко Тарас Николаевич, директор Института реабилитации [Национального научного центра наркологии]. То есть я всю свою жизнь, можно сказать, проработал в сфере помощи наркозависимым профессионально. Я – кандидат медицинских наук.

После Москвы я три месяца проработал в Шахтах, здесь в Ростовской области, потом я вернулся в Москву, защитил диссертацию и после [защиты] диссертации меня позвали в Краснодар. Я был заместителем главного нарколога Краснодарского края больше полугода. Потом ушёл в общественную организацию, мы создали АНО [Автономную некоммерческую организацию] «Доброе сердце. Кубань», которая помогала и бездомным, и наркозависимым, и созависимым при храме Всех Святых в городе Краснодаре, в центре города. [См. об этом видеоотчёт в документальном видеосюжете телеканала “Россия 1” от 22 июня 2014 года «Нужные люди. “Доброе сердце. Кубань”»: https://www.youtube.com/watch?v=-2xh0TXXNNo]. Затем мы решили создать региональное отделение «Матери против наркотиков» [в Краснодарском крае], вместе с наркоконтролем [ФСКН России] мы работали, я как федеральный эксперт по государственной антинаркотической политике, мы делали программы антинаркотические, это и общественные программы с администрацией Краснодарского края… [Отчёт о деятельности регионального отделения Общероссийской общественной организации “Матери против наркотиков” в Краснодарском крае, промежуточный, озвученный Н.В. Каклюгиным на экспертном рабочем совещании в Совете Федерации по совершенствованию механизмов противодействия деструктивным сектам осенью 2016 года см. по ссылке: http://www.narkotiki.ru/5_85910.htm].

То есть, чтобы было понятно, есть в материалах дела характеристики приложенные и от организации «Матери против наркотиков» – от председателя Общероссийской организации [Л.С. Фишман от 19.11.2018 г.], и от священников [см. том №3, листы 20-45; том№5, листы 218-222; том №6 листы 189-190], то есть я широко известен в этих кругах. Поэтому вот этот бред весь, который представил наркозависимый Красильников, который выступал на судебном заседании в наркотическом опьянении – это вообще безобразие! Я говорил судье Попову, что на Вас кричит наркоман на суде, Вы его на экспертизу отведите, пожалуйста, прямо сейчас, он в наркотическом опьянении выступает, как бы свидетель обвинения. И никто его не остановил, прокуратура молчит, конвоиры молчат. Это что такое?! Наркоман лжёт, лжесвидетельствует безнаказанно, а священник, который выступает в мою защиту, он, получается, вообще его слова ничего не значат?

То есть, противопоставляют словам священника и тому, что рассказывал монах вообще, 1957 года рождения [свидетель защиты, монах Иоанн (Адливанкин)], заместитель руководителя Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского [Московской Патриархии] – это тот самый центр, о котором говорили свидетели обвинения Павлюченкова, Красильников и [Н.О.] Новопашин, что якобы я там проходил реабилитацию и я там лечился, а я работал там с 2005 года у отца Анатолия [Берестова], помогал ему спасать наркоманов. А вот эти «люди» все в кавычках, вот эти «люди», к которым очень много у меня сейчас претензий по статье 307 Уголовного кодекса [Российской Федерации, часть 2 “Заведомо ложные показания, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления”], заявляют, что я лечился и реабилитировался у отца Анатолия [Берестова], когда отец Анатолий прислал справку от 11 августа 2019 года судье Попову, что я никогда не проходил у него  [отца Анатолия Берестова] лечение и реабилитацию.

То есть все показания [свидетелей обвинения] являются клеветой, на которую потом ссылается в приговоре бессовестный клеветник судья Попов, по которому я прошу возбудить административное и уголовное производство…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, я Вас предупреждаю воздержаться…

Каклюгин Н.В.: А я не могу видеть как.., я 17 месяцев сижу, я потерял здоровье, у меня три голодовки – 76 дней [в общей сумме, с учётом ещё двух дней голодовки в карцере]…

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, выступайте по поводу несогласия с постановленным приговором.

Каклюгин Н.В.: Но так я сижу здесь незаконно!

            В сентябре 2018 года мною был опубликован фильм «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя» (https://www.youtube.com/watch?v=Zpc5adKn0rA&t=183s).../.../... Чтобы было понятно, когда я поступил в ординатуру, я стал сотрудничать с ФСБ, потому что мы работали по сектам, делали экспертизу судебную. Я судье Попову заявлял, что надо было сделать потом процесс [по существу рассмотрения дела в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону] закрытым, потому что я когда говорил, вынужден был говорить потом конкретную информацию касаемо некоторых государственных органов и представителей власти: министерства иностранных дел, например, который связан с организацией Национальный антинаркотический союз, … Понимаете? [Мотив личной мести лиц, не желающих обнародования в открытом доступе информации о противоправной деятельности руководства данной организации, никем так и не учтён].

Судья Реброва М.В.: Давайте по приговору, Каклюгин, по приговору.

Каклюгин Н.В.: Я говорю о сговоре, о преступном сговоре.

Так вот, в сентябре 2018 года вышел фильм и меня задержали через три недели после [выхода] этого фильма.

Я работал с УФСБ по Московской области, с [некоторыми] региональными Управлениями ФСБ России, города Сочи. И этот фильм является результатом работы. В этом фильме депутат Государственной Думы Валуев, в частности, с которым я проводил совещания в Государственной Думе [в том числе] по лицензированию и сертификации реабилитационных центров, именно центров, которые занимаются незаконными, мошенническими действиями, по реабилитации наркоманов, которым [центрам] я перешёл дорогу. Вот этот фильм как раз посвящён вот этим центрам. И этот Союз антинаркотический, Национальный антинаркотический союз, во главе с Лушниковым, собственно, и является заказчиком моего уголовного дела. И подброс, имитация подброса наркотиков является результатом плодов Лушникова, которого я просил вызвать в суд.

Я 25 октября [2018 г.], в материалах дела есть Протокол дополнительного допроса меня. 25 октября 2018 года на дополнительном допросе я говорю, что вышел фильм, после которого начались мои преследования. И почему следствие не установило, не провело следствие, почему судья Попов не провёл судебное следствие по этому заявлению? Я неоднократно говорил об этом судье [на судебных заседаниях в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону под его председательством].

Идём дальше. Значит, после этого я был задержан [19.10.2018 г.] таким странным образом. Я буду потом говорить про задержание.

“В начале октября 2018 года», - это уже справка Пешикова, адвоката, - «путём телефонных разговоров, с Каклюгиным Н.В.», то есть со мной, «на связь выходит ранее известная женщина – Кузьмина Татьяна Петровна, проживающая в городе Москве и в Краснодаре, которая является учредителем наркологической клиники «Эмеркон», которая предлагает встретиться почему-то в Ростове-на-Дону”. Хотя она проживает в Краснодаре и иногда в Москве. Я в это время находился в Челябинске. Есть в материалах дела Благодарственное письмо от 4 октября 2018 года, которое подтверждает таким образом, что мне оно выдано в Челябинске, это Благодарственное письмо.

Так вот, я находился в Челябинске, мне звонит главврач почему-то от Кузьминой, главврач клиники «Эмеркон», которого я знаю по работе в наркологии, когда был заместителем главного нарколога Краснодарского края. Я говорю: «Зачем Вы звоните? Пускай звонит сама Кузьмина. Она хотела увидеться, она и должна звонить». Она мне звонит [уже на следующий день] и предлагает встретиться в Ростове [-на-Дону]. Я говорю: «Я далеко», - я был в Сибири, - «в Томске буду, потом я прилечу в город Краснодар».

Вот, значит, я прилетаю в Краснодар, заканчиваю монтаж второго фильма, который вышел за три дня до моего задержания, «Наркополитика 2009-2018 гг.» [ссылка на опубликованный фильм на личной странице Н.В. Каклюгина в HD-качестве: https://vk.com/nkaklyugin?z=video-86696797_456239370%2Fvideos255057827%2Fpl_255057827_-2], где я рассказываю о неопятидесятниках, всё это…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Послушайте, пожалуйста.

Каклюгин Н.В.: Да?

Судья Реброва М.В.: Не надо пересказывать Ваши показания. Вы их давали в суде первой инстанции, их, подробные показания. Судебная коллегия с ними знакома. Пожалуйста, выражайте несогласие с постановленным приговором. По каким причинам Вы просите Вас оправдать? Показания не нужно пересказывать ни Ваши, ни свидетелей – они все изложены в протоколах, протоколы судебных заседаний находятся на столе Судебной коллегии, мы их изучили все подробно.

Пожалуйста, выражайте несогласие с постановленным приговором.

Каклюгин Н.В.: Я же должен ещё акценты расставить! Хорошо, акценты расставляю. Встреча в ресторане, ресторан «Ялла» [в парке им. Октябрьской революции в г. Ростове-на-Дону]. В 20.06 [19 октября 2018 г.] заходит группа из 4-х человек – это группа наружного наблюдения [на видеозаписи с камер наблюдения в зале ресторана, имеющейся в материалах дела], которая не была, не обсуждалась почему-то никем.

Судья Попов на это не обратил внимание – двое мужчин и двое женщин, и занимают соседний столик, то есть за мной было наружное наблюдение. 20:13 [часов]. Практически неподвижно сидит Кузьмина ждёт меня с половины седьмого, с 18:30. Почему мы запрашивали видеозапись, почему вы отказали почему-то нам, когда мы пригласили этого эксперта [Авилова С.В., который переносил данную видеозапись на CD-диск, приобщённый к материалам дела]? Потому что там, скорее всего, на этой видеозаписи, будут немножко другие картинки и будут присутствовать люди, которые Кузьмину усаживали ожидать меня в ресторане. Но вы не захотели позвать этого эксперта.

Но ладно, хорошо… То, что мы увидели на этой видеозаписи, то, что не обрезано – это то, что эта группа обращает на себя внимание своим неестественным поведением:

20:16 [часов]– женщина с шарфом №1 негласно фиксирует меня на телефон;

20:16:42 секунды – женщина №2, которая сидит спиной ко мне, негласно фиксирует меня на фронтальную камеру телефона, делая селфи;

20:21:44 секунды – женщина №1 снова фотографирует меня;

20:29:17 секунд – мужчина, который спиной ко мне сидит за своим столиком, встает из-за стола, встречает и подводит к своему столу мужчину третьего и показывает на меня, за подбородок его вот так вот на меня делает (изобразил, что первый мужчина взял за подбородок того, который подошёл, и показал на Н.В. Каклюгина). Эти видеозаписи – их скриншоты прилагались,  и видеозапись есть.

Я не знаю, вы что же не ознакамливались с этой видеозаписью, получается? А ведь должны были её посмотреть, эту видеозапись.

            В 21:15 – мужчина №2 в очках неоднократно подымает и делает вид, что пьёт из пустого бокала. То есть, понимаете, вина нет в этом бокале! Оно, видимо, закончилось, но они за мной наблюдать продолжают. То есть, это негласное наружное наблюдение. Поскольку я работал раньше с сотрудниками структур безопасности ФСБ России, я знаю, что такое негласная “наружка”. Вот она, эта группа – за мной наблюдали.

                  В 21.41 [часов] – Кузьмина поднимает руку и вызывает официанта.

            В 21:42 – официант приносит счёт на оплату.

            А в 21:42:27 секунд, через 10 секунд после того, как Кузьмина поднимает руку, группа из четырёх людей резко встает и выходит за пределы зоны сьёмки камеры.

При этом они поменялись парами: один мужчина взял другую женщину под руку – не ту, с которой пришёл, с которой не приходил, а другой – взял другую женщину под руку. То есть, они даже запутались в своих парах. Это говорит о том, что это были искусственно созданные две пары, которые пришли за мной наблюдать конкретно.

То есть, за мной было наружное наблюдение, чтобы была понятна ситуация подготовки сговора.

            В 21:43:40 секунд – Кузьмина обращается ко мне, я встаю из-за стола, беру свою одежду, иду за своим телефоном, который поставил на зарядку в 21:15. Она пишет сообщение “СМС”, и мы выходим  в 21:44:36 секунд за пределы камеры.

            Далее. Мы выходим, идём.

Значит, по ОСН «Гром», участвовал ли он для силового сопровождения.

Вот в начале я про это письмо сказал [ответ судье Попову от начальника УКОН областного 25.09.2019 г.]. [Оперативник] Болдырев, которого вы тоже почему-то отказали пригласить, в своих показаниях утверждал, что у него была, якобы, встреча с этим лицом, которое он не может называть, которое ему сообщило, что я буду в Ростове-на-Дону с 19 по 23 октября [2018 г.] с большой партией наркотиков. Оперативный лист не удалось получить его, но при этом, получается, что письмо от начальника УКОН областного [А.В. Донченко] судье Попову, председательствующему суда, имеющееся в материалах дела [том №5, лист 195], говорит нам о том, что [ОСН] «Гром», отряд «Грома», вызывался ко мне, что якобы у меня был пистолет, оружие боевое, то есть о наркотиках речи не было. Значит, Болдырев соврал, либо начальник УКОНа соврал. Но тогда возникает вопрос – а причём здесь вообще Управление по контролю за оборотом наркотиков областное и пистолет боевой? На каком основании вообще УКОН занимался вызовом «Грома» на пистолет боевой? Значит, это было заранее подготовленное мероприятие, где наркотиков пока не было, они находились у оперативников, либо у Болдырева. либо у Скогорева, а потом они были – имитация подброса наркотиков, потому что у меня нигде срезы с карманов куртки не делались, куртка моя исчезла во время задержания, её у меня нет вообще, срезы с ногтей у меня не делались.

Вообще откуда наркотики? Я потом ещё буду говорить об этом, по этому свёртку с наркотиками «чудесному», на котором нет отпечатков пальцев ничьих вообще. Но вы оперуполномоченного Скогорева сюда не позвали, оперуполномоченного Болдырева не позвали. Зря вы его не позвали…

И именно Кузьмина после выхода из ресторана «Ялла» вывела меня на верхнюю калитку огороженной территории парка, где и была применена физическая сила в отношении меня сотрудниками [ОСН] «Гром». Причём в своих показаниях сотрудники «Гром» говорят, что задерживали меня внутри парка имени Октябрьской революции, Болдырев утверждал [в своих показаниях и на следствии, и в суде], что это происходило снаружи. И, якобы, никакую женщину Болдырев не видел. А оперативники «Гром» видели женщину и видели, как она выходила.

Я потом ещё приведу цитаты из Постановления об отказе в возбуждении дела по поводу этих оперативников, которое есть у вас в дополнениях к моей апелляции от 25.10.2019 г., где есть вообще удивительные показания Болдырева, который говорит очень странные вещи, которые подтверждают мою невиновность и подтверждают то, что Болдырев является соучастником организованного преступного сообщества, которое покрывает прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону], а возможно и Ростовской области, о чём я тоже сегодня буду говорить… [См. разъяснения этой позиции в материале “обвиняемого” «Преступления без наказания» по ссылке: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/22/prestupleniya_bez_nakazaniya].

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, Каклюгин, не давайте оценку лицам, которых перечислили, а лучше давайте оценку доказательствам незаконности, по Вашему мнению, постановленного приговора.

Каклюгин Н.В.: Я привожу факты. При этом Кузьминой, идущей вместе со мной, никто из сотрудников полиции не заинтересовался. Она скрылась с места происшествия и, как изложил адвокат Пешиков, была установлена только в декабре [2018 г.], целиком по ходатайству защиты. То есть, её специально скрывали от нас.

            После фактического задержания 19 октября [2018 г.] меня поместили на заднее сиденье [некоего транспортного отечественного средства], провезли около трёх кварталов и где-то в гаражах уже, в наручниках, меня… Но я ещё расскажу позже об этом.

Ещё смывы, вот мы говорили о том, что смывы меньше одной тысячной [менее 0,001 грамма], и вообще, каким образом у меня [их] взяли? Когда я сидел в машине, руки были за спиной [в наручниках], кто-то появился просто, непонятным образом у меня ваткой просто с левой руки взяли, за спиной находясь. То есть, может быть, на этой ватке уже были наркотики, кто это и откуда взялась эта ватка – непонятно. Это вопрос к другому эксперту [Сухамленовой С.Н.], которого тоже никто не пригласил. И некая погрешность этого аппарата, который здесь на экспертизе – одна тысячная [0,001 грамма], то есть, соответственно, погрешность всё-таки – одна тысячная. Вообще, больших вопросов очень много.

            И, соответственно, в дополнениях к апелляционной жалобе, которая у вас есть [краткую версию см. “Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области” по ссылке: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html, полный текст будет опубликован позже], которую я успел отправить [03.03.2020 г. из областной тюремной больницы] и с которой вы ознакомились, я буду частично по ней идти, потому что она у вас есть, есть приложения к ней…

Это я просто добавляю ещё здесь факты в отношении того беспредела, который происходит в полицейской, следственно-прокурорской, судебной и пенитенциарной системах Ростовской области. Очевидно, что вынесший 12 ноября 2019 года абсолютно неправосудный приговор судья Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону Попов Алексей Евгеньевич, солгавший без сомнения, жестоко нарушивший мои права и свободы конституционные, не стремился объективно проводить судебное следствие: отказался признать меня виновным в умысле на сбыт наркотических средств и психотропных веществ в крупном и значительном размерах, соответственно, оправдав по ч. 3 ст. 30 п «г», ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, но переквалифицировал на ч. 2 ст. 228 УК РФ – “Незаконные приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта”, хотя обязан был на самом деле оправдать, поскольку нет доказательств обвинению. О том, что дело сфабриковано, свидетельствует масса неопровержимых фактов, доказательств и доводов.

                  Я сейчас вот что скажу – здесь главное, что интересно: что журналисты, которые проводили своё собственное расследование, в частности, есть у вас на руках приложение №1 в дополнениях [к апелляции], журналист Андрей Караулов создал фильм «Расправа?» [см. стенограмму фильма, опубликованную с иллюстрациями по ссылке: https://vk.com/@29394746-123, она лежала на столах у членов Судебной коллегии 19.03.2020 г.], в котором очень чётко показал все противоречия уже в июне месяце [2019 г.], которые вроде понятны ему, но почему-то непонятны судье Попову. И фрагмент приводится, кстати, фрагмент из определённых вопросов, которые, собственно, должны были возникнуть у судьи Попова.

Почему вообще следователи не задавали мне даже вопроса, в материалах дела этого нет – откуда у меня наркотики вообще появились, кому я собирался их сбывать и у кого я их приобретал? Даже вопроса такого нет! Понимаете? То есть, вот прокуратура сейчас Ростовской области предлагает мне 10 лет строгого режима. А Вы вообще хоть читали материалы дела, господин прокурор? Мне даже вопрос никто не задал в материалах дела, следователь, что: «Николай Владимирович, Вы кому-нибудь сбывали наркотики? У кого Вы приобретали их и кому Вы их продавали?». Понимаете? Но предлагают мне сбыт сейчас, умысел на сбыт. Но у меня даже никто не спросил: «Где, у кого Вы приобретали и кому продавали наркотики?».

Вы соображаете вообще, что Вы делаете или нет?!

Судья Реброва М.В.: Не повторяйтесь, Каклюгин, три раза Вы сказали об одном и том же. Не повторяйтесь, пожалуйста.

Каклюгин Н.В.: Да потому что, понимаете, я здесь нахожусь больше года, я потерял здоровье, у меня 76 дней голодовки! Понимаете?

 У меня зубы развалились. Я государственный эксперт, участвовал в создании программ реализации государственной антинаркотической политики, я член Экспертно-консультативного совета ГАК [Государственный антинаркотический комитет] по ЦФО [Центральному федеральному округу] в 2009-2011 годах...

Судья Реброва М.В.: (прервала) Каклюгин, ближе к предмету судебного разбирательства, пожалуйста, выступайте.

Каклюгин Н.В.: Далее. Что ещё касательно следствия, на что я тоже хочу обратить внимание – обысков не проводили у меня по месту жительства, ни в Краснодаре, ни в Новочеркасске. Это как вообще происходит у нас: мы подаём запрос, защита просит, говорит следователю Швецовой 21 января [2019 г.], обращается, а 22 [января 2019 г.] – отказ в проведении обысков по месту жительства у подозреваемого в сбыте [наркотических средств в крупных размерах]. Это вообще! Где была прокуратура Ростовской области и прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону], когда нам отказали в обыске вообще?! А теперь вы просите мне сбыт?..

А почему обыски не провели? А почему ногти не срезали? А почему карманы [куртки] не срезали? А где сведения о моей голодовке с 20 ноября по 30 декабря [2018 года]? Почему в материалах дела нет ничего о моих отказах от приёма пищи? Где была прокуратура Ростовской области? Почему нигде не указано, что я 74 дня проголодал [в общей сумме, без двух дней голодовки в карцере с 20.01.2020 г. по 22.01.2020 г.]? [Вопросы, на которые за полтора года пребывания в СИЗО, на 20.04.2020 г. ответы не предоставлены].

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, пожалуйста, по поводу приговора высказывайтесь.

Каклюгин Н.В.: (зачитывает фрагмент) «Николая Каклюгина заключили под стражу, трижды он объявлял голодовку, требуя, чтобы его дело передали на рассмотрение в центральный аппарат Следственного комитета России. Когда состояние здоровья врача ухудшилось, его перевели в тюремную больницу, при этом поместили в психиатрическое отделение вместо [назначенного] терапевтического». [Продолжение справки адвоката Пешикова П.С. от 10.12.2019 г.]. Весной 2019 года меня поместили в психиатрию вместо терапии. Понимаете? В конце апреля. Это было… – меня чуть не убили там, там была верёвка на решётке [окна]. Почему прокуратура Ростовской области не проверяет этот факт? Я говорю – меня чуть не убили, это сговор. Понимаете? Там верёвка висела, меня поместили в психиатрию вместо терапии…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин!

Каклюгин Н.В.: Да?

Судья Реброва М.В.: Я Вас призываю вернуться к предмету судебного разбирательства. По поводу содержания в ИВС – это отдельное… [Причём здесь ИВС? Явно судья не знакомилась с полным текстом апелляционной жалобы]. Вы вправе инициировать [отдельное] судебное разбирательство. Сейчас я Вас прошу именно по приговору высказывать…

(внахлёст говорят)

Каклюгин Н.В.: Это говорит о том, что против меня работает организованное преступное сообщество.

Я иду дальше, хорошо. Я понимаю, но Вы поймите мои эмоции, потому что меня чуть не лишили жизни, не только что…

Довели до больницы после карцера. Меня незаконно поместили в карцер. Почему прокурор Ростовской области занимается..?

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, Вы об этом говорили.

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Осуждённый, если Вы не в состоянии выступать дальше в прениях сторон и высказываться относительно приговора…

Каклюгин Н.В.: Я в состоянии…

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Пожалуйста, не пререкайтесь. Если Вы не в состоянии выступать дальше в прениях, мы прения прекратим.

Пожалуйста, несогласие Ваше с приговором.

Каклюгин Н.В.: Хорошо. Сейчас я иду дальше. Но вот дополнения к апелляционной жалобе, я же могу по ним идти, правильно? У вас же есть приложения, которые я прилагал [направляя полный текст апелляционной жалобы через адвоката П.С. Пешикова 03.03.2020 г. в Ростовский областной суд], я же могу по ним идти?

Судья Реброва М.В.: Есть в четырёх томах Ваши, получены и изучены.

Каклюгин Н.В.: Но я могу их прокомментировать?

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, комментируйте приговор, с которым Вы не согласны. Публикации комментировать не надо, они изучены и имеются.

Каклюгин Н.В.: Публикации комментируют приговор в том числе.

Хорошо. Идём дальше. Общественный резонанс вам понятен. Сторона защиты…

Я всё-таки прокомментирую ещё раз в том, что были показания [свидетеля обвинения] Юлии Павлюченковой в материалах дела у судьи Попова, которая говорила абсолютную клевету, ссылаясь на те факты, что, якобы, я посещал реабилитационные центры и поставлял людей, которых снабжал наркотиками. Была представлена справка от священника Андрея Лазарева, которая опровергает показания Павлюченковой. [См. её в конце опубликованного 14.03.2020 г. материала “Я должен прокуратуре открыть глаза: у нас сидят и делают вид, что ничего не происходит” с другими значимыми для защиты приобщёнными документами и показаниями свидетеля защиты В.О. Барабанова по ссылке: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_yadolzhenprokuratureotkrytglaza_unassidyatidelajutvidchto0012.html]. И судебное следствие не было проведено должным образом, то есть – это клевета, статья 307 УК РФ.

Кроме того, Павлюченкова в своих показаниях на судебном допросе 2 апреля и 23 апреля [2019 года] показала, что мой брат привлекался к уголовной ответственности. И была передана справка судье Попову, которая опровергает показания Павлюченковой. [От 07.05.2019 г. №061/42770-Е из ИЦ ГУ МВД России по РО, ФКУ “ГИАЦ МВД России”, см. дело: том №5, лист 20]. Это тоже является уголовно наказуемым деянием – клевета, “Заведомо ложные показания” статья 307 [УК РФ]. Судья Попов не внёс отдельное представление в отношении Павлюченковой по статье 307 УК РФ.

Третье было, мне было предъявлено со стороны Павлюченковой, что я, якобы, публиковал материалы, то, что она в юности занималась проституцией – это тоже всё относится к Павлюченковой. Однако, «Русская народная линия» [редакция, на которую ссылалась Павлюченкова, когда сообщала ложные сведения, что Каклюгин Н.В., якобы, размещал на их интернет-ресурсе материалы о её занятии проституцией] предоставила 13.06.2019 г. справку, что я только публиковал материалы о связях её с Национальным антинаркотическим союзом, который в свою очередь связан с харизматической сектой «Царство Бога».

То есть, судья Попов в отношении клеветы Павлюченковой не проводил никакого судебного следствия, не принимал мер, не вынес отдельное постановление по Павлюченковой в отношении нарушения ей статьи 307 УК РФ. В материалах дела есть подписанный поручительный лист [подписка свидетеля Павлюченковой Ю.А., том №3, лит 234], в котором она подписала о том, [что предупреждена об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний]…

Судья Реброва М.В.: (перебила довольно пренебрежительно) Каклюгин, пожалуйста, высказывайтесь на тему, почему Вы просите себя оправдать, а не в отношении свидетеля Павлюченковой.

Каклюгин Н.В.: Но ведь судья Попов ссылался в приговоре на показания Павлюченковой, что, якобы, я потребляю [наркотики]. Так вот эти показания одновременно опровергаются материалами, которые дают не только свидетельские показания [свидетелей защиты], но и в документальном подтверждении того, что она клевещет. Однако, судья Попов ничего не сделал для того, чтобы воспрепятствовать этой клевете и наказать виновных, что тоже говорит о том, что необъективно проведено судебное следствие.

            Дальше. Что касается дополнительных ходатайств, заявлений со стороны священников, иных лиц, которые со мной работали. Нигде в материалах судебного решения [в первой инстанции], в судебном приговоре нет ни слова о том, что были предоставлены характеристики и ходатайства, характеризующие меня со стороны работы по как раз борьбе против наркотиков, работы как раз со священниками, занимающимися реабилитацией. Что также свидетельствует о необъективности, о нарушении принципа состязательности сторон [в уголовно-судебном процессе] и абсолютно необъективном ведении судебного следствия с обвинительным уклоном.

             Далее. В материалах дела присутствует, я это приложил вам [в дополнениях к апелляционной жалобе] в Приложении 23 на 1 листе – это выступление свидетеля защиты Алексея Владиславовича Лазарева на суде [04.09.2019 г.], где его комментарий после этого, где он говорит о моей работе, связанной с реабилитацией, о том, что надо мной постоянно нависала угроза, связанная с моей профессиональной деятельностью.

Но, кроме того, ведь Алексей Лазарев в своём судебном допросе упомянул, что ему [осенью 2018 года] звонил оперативник Болдырев и предлагал выступить на стороне обвинения. И я это озвучивал также судье Попову, он это выслушал, и это тоже был повод для того, чтобы вызвать старшего оперуполномоченного Болдырева 3-го отдела УКОН ГУ МВД России [по Ростовской области].

На каком основании, во-первых, он [Болдырев] обзванивал свидетелей защиты и вообще людей, связанных с моим делом, представлялся сотрудником следственных органов, как сообщил Алексей Владиславович Лазарев на своём допросе судебном? Тоже в суде говорил на допросе свидетель защиты Лазарев, что представился [Болдырев] и сказал: «Имеете ли Вы сообщить что-нибудь в отношении  Николая Каклюгина негативного?». То есть, где он взял номер телефона – вопрос возникает, да? Ведь этот номер телефона могла знать только Юлия Павлюченкова, потому что Лазарев занимается реабилитацией, а она знает, как она утверждала в своих показаниях на судебном допросе [02.04.2019 г.], всё реабилитационное сообщество. Куда входит и Алексей Лазарев.

То есть, это говорит о преступном сговоре ещё раз! Могла дать координаты Лазарева Болдыреву только Павлюченкова, которая поставляла [на судебный процесс в суд первой инстанции] свидетелей обвинения, которые были против меня лично. У них неприязнь и желание мне отомстить за публикации мои на сайте в адрес секты «Царство Бога» украинской. Что не было рассмотрено судьёй Поповым на суде и никаким образом не вошло, никак вообще в его судебное решение. Что ещё раз говорит об однобоком предвзятом отношении ко мне. [Показания свидетеля защиты А.В. Лазарева, на которые опирается в этой части выступления Каклюгин Н.В., см. в публикации стенограммы его судебного допроса под названием «Это как раз та война, которая постоянно велась со стороны Церкви с западными технологиями» вместе с показаниями ещё двух свидетелей защиты по ссылке: http://nm-union.ru/_jetokakraztavojnakotorayapostoyannovelassostoronycerkvisz1812.html].

            Я направлял в областной суд, писал, у вас есть моё письмо, есть ответ от заместителя председателя Ростовского областного суда, где мне сообщил Носов [В.И. – зам. председателя Ростоблсуда] о том, что: «Проверка законности и обоснованности судебных решений, в том числе разрешение вопроса о том были ли соблюдены судом нормы материального и процессуального права при рассмотрении конкретного дела осуществляется исключительно в рамках соответствующего процессуального порядка – прежде всего посредством рассмотрения дела вышестоящей инстанцией после рассмотрения дела по существу».

То есть, я сейчас следую распоряжению заместителя председателя Ростовского областного суда Носова. Поэтому все вопросы, касающиеся и дисциплинарных нарушений вашего нижестоящего судьи Попова Пролетарского [районного] суда [г. Ростова-на-Дону], я называю в суде апелляционной инстанции. Поскольку жалобу по поводу Попова написал в областной суд, мне ответили: «Вы можете всё это изложить в суде апелляционной инстанции». Так что Вы извините, пожалуйста, я ещё и параллельно излагаю свои претензии к судье Попову по поводу определённых действий или бездействия в рамках процессуального порядка в отношении лиц, допрошенных им или недопрошенных. Ответ В.И. Носова у вас есть в дополнениях к апелляции – Приложение 25 на 1 листе.

            Далее. Есть материалы, связанные с ограничением в ознакомлении с делом, это отдельно, однако, во время этого процесса, 12 февраля [2019 г.], там был судья Калитвинцев, выяснилась интересная деталь – как оказалось, на заседании 12 февраля 2019 года, следователь Швецова перепрошила том 3-й моего уголовного дела, чтобы вшить в него на место листа 45-го, где раньше находился её рапорт от 24 января [2019 г.], постановление о [принятии уголовного дела к производству после назначения следственной группы, она забыла вовремя принять дело к производству и сделала позже фальсификат]…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Об этом защитник Ваш упоминал конкретно на одной странице, в течении одной страницы Пешиков упоминал об этом.

Каклюгин Н.В.: Однако, судья Попов тоже это всё слышал и не вынес никакого постановления в отношении…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, следующий довод Ваш, переходите к нему.

Каклюгин Н.В.: Но это просто вопрос судье Попову задайте, насчёт отсутствия постановления.

            В том 5-й, лист 235 подшили первичный номер 45-го [листа], того рапорта, который теперь номер 62-й [лист]. Просто, чтобы знали, что он остался – том 5 лист 235 [приобщили по ходатайству стороны защиты как доказательство фальсификации Швецовой]. Так что тот самый лист – это статья 303, ч. 3 УК РФ, напомню, это фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении и наказывается лишением свободы до 7 лет…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, не надо комментировать…

Каклюгин Н.В.: (продолжает)… в отношении Швецовой.

Это в дополнение, чтобы, так сказать, в курсе были, если что, а то тоже забыли про этот момент вообще… проконтролировать.

            Я написал Генеральному прокурору Чайке 20 марта [2019 г., см. материал “Всё моё дело – сплошная фальсификация”: https://ruskline.ru/news_rl/2019/05/28/vsyo_moe_delo_sploshnaya_falsifikaciya/], есть это в дополнениях к моей апелляционной жалобе, то моё обращение. На что мне ответили, ответ есть из прокуратуры Ростовской области [через 5 месяцев и 12 дней, 02.09.2019 г. №12-4399-2018, номерной лист И2 №040353, за подписью начальника уголовно-судебного управления Черняк М.В., что оно рассмотрено в соответствии с Инструкцией, утверждённой Приказом Генпрокурора от 30.01.2013 г. №45, и весь ответ]…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, мы не рассматриваем сейчас законность или несогласие Ваше с ответами прокуратуры. Пожалуйста, по доводам Вашей жалобы о несогласии с постановленным приговором.

Каклюгин Н.В.: Но хотелось бы прокомментировать, а то…

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): (перебил) Вы отдельно можете вести переписку с прокуратурой Ростовской области. Сейчас доводы о несогласии с приговором. [Речь шла о взаимосвязанных вещах – об отказе Ростовской областной прокуратуры осуществить надзор за нарушениями, допущенными во время ведения начала судебного следствия].

Каклюгин Н.В.: Но здесь доводы в отношении судьи Попова… (продолжает).

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Каклюгин, Вы меня слышите или нет? Осуждённый, Вы меня слышите или нет?

Каклюгин Н.В.: Слышу. [Звуковой сигнал периодически прерывался, однако доводы старательно блокировались теперь уже всем составом Судебной коллегии по уголовным делам, заявителя перебивали, не давали возможности закончить логическое обоснование довода апелляционной жалобы].

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Пока что ни одного довода коллегия нового, кроме того, что сказали Ваши защитники, по существу приговора не услышала (ложное утверждение).

Каклюгин Н.В.: Что тогда будет связано по существу с обвинительным приговором [в суде первой инстанции]?

В отношении того, о чём я свидетельствовал на судебном заседании 10 октября [2019 г.], в отношении предположений, мои доводы о предположениях.

Так вот, районный суд принял решение, я должен это прокомментировать, потому что я был удивлён, когда увидел, на что ссылается судья: свидетелям защиты отказано в объективности, когда они говорят неоспоримые вещи, а свидетелей обвинения здесь [в тексте приговора] приводит судья Попов как обоснованные для того, чтобы вынести мне обвинительный приговор. Поэтому здесь конечно, естественно, тоже это я скажу, потому что это вызывает вопросы. Это сказано в моей краткой первичной апелляционной жалобе. Удивительно, что суд считает, что: «показания свидетелей защиты не могут быть бесспорным доказательством невиновности подсудимого» [а в это же время суд приводит бездоказательные, более того, которые опровергаются документально, в отличие от показаний свидетелей защиты, показания свидетелей обвинения как 100% доказательства виновности] – что уже говорил адвокат здесь… Повторяться не буду, хорошо… И ещё раз хочу сказать о том, что характеристики [деятельности и личности – исключительно положительные] не были никак оценены абсолютно.

В отношении клеветы Лушниковой [Л.И. – свидетеля обвинения]. Здесь, получается, приводится Лушникова Любовь Игоревна, ссылается судья на неё в том, что, якобы, я [с её слов] употреблял наркотики, а вот я здесь привожу пример, когда абсолютно, во-первых, она неадекватная пришла [на судебный допрос], в капюшоне и вела себя неадекватно, а, во-вторых, есть неустранимые противоречия даже её самой в показаниях.

Протокол судебного допроса Лушниковой от 16 июля 2019 года, лист 207, том №4, копия материалов судебного дела:

Лушникова говорит: «Я не была никогда в систематическом употреблении [наркотиков] до встречи с Вами».

Речь идёт о наркопотреблении, что якобы (Павлюченкова утверждала и Лушникова), что я с ней, с Лушниковой Любовью Игоревной употреблял наркотики, то есть утверждают, что я из неё сделал наркоманку, и тут же – лист дела 208, том №4 –

Мой вопрос: «Вы потребляли ранее наркотики?».

Её ответ: «Да, я не отрицаю».

То есть, она только что говорила, что она никогда не была в систематическом употреблении до встречи со мной, а потом тут же говорит, что она не отрицает, что она употребляла раньше. И она же тут же [во время того же судебного допроса 16.07.2019 г.] говорит...

Я спрашиваю: «Вы проходили реабилитацию?».

Она говорит: «Вы имеете в виду то, что я проходила реабилитацию? Я не скрываю».

То есть, получается, что систематически она всё-таки употребляла. Во-первых, это уже говорит о том, что она солгала, а, во-вторых – о том, что она проходила реабилитацию. То есть, за клевету человека резко обвиняют [попадаясь на клевете в свои же расставленные сети лжи, запутавшись в ней]. Солгали свидетели обвинения, есть неустранимые противоречия…

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, пожалуйста, Вы высказали довод, продвигайтесь дальше, не нужно его анализировать со всех сторон 10 раз. Высказали довод,  следующий.

Каклюгин Н.В.: Так… (смотрит записи).

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Николай Владимирович, послушайте, оторвитесь на минутку от записей. Может, Вы проще, своими словами скажете, с чем Вы не согласны с приговором? А то Вы все доводы перечитываете, а они есть в апелляционной жалобе, и коллега на них будет отвечать однозначно. Может, Вы что-то добавите того, что у Вас нет?

Каклюгин Н.В.: Я ещё дописал [после поданных 03.03.2020 г. дополнений к апелляционной жалобе], у меня здесь ещё от руки написано. Здесь есть то, что я дописывал от руки потом ещё, не всё есть у вас.

            Я хотел, вот ещё справка о том, что она проходила реабилитацию с 18.11.2006 г. по 01.05.2007 г. [и с 25.12.2007 г. по 25.06.2008 г.] – по поводу Лушниковой, то есть о том, что она наркозависима, что уже – её показания уже подвергаются сомнению, это уже говорит об этом. [См. том №5 материалов судебного дела, лист 18, справка выдана президентом Белгородского регионального отделения “Центр здоровой молодежи” Карасевой С.В. 06.10.2008 г., исх. №72].

            Так, далее идём. О том, что есть связь Лушниковой с заказчиком преступления, [совершённого в отношении меня 19.10.2018 г. и совершаемого по настоящее время], подтверждает свидетель защиты Меркудинов Денис Иванович [в своих показаниях на судебном допросе в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 12.09.2019 г.].

Я задаю ему вопрос: «Хотел спросить у Вас, а Вы в курсе, в связи с чем была тревога? Люба общалась… Дележ детей был с кем? С мужем бывшим [т.е. с Никитой Лушниковым]? И из какой организации она пыталась уйти, когда?»

Меркудинов Д.И.: «То, что ты говорил. Там “Царство Бога” и, там, Лушников, я понимаю».

Подсудимый Каклюгин Н.В.: «Как зовут?».

Меркудинов Д.И.: «Не помню, как его зовут. Я помню – Лушников. Не помню, как зовут, если честно».

Эта связь была с Национальным антинаркотическим союзом Лушникова, как мы читаем в показаниях, Меркудинов даёт пояснение:

Подсудимый Каклюгин Н.В.: «Ну организация, в которой она состояла? Что за организация, не помнишь?»… [См. том №5 материалов судебного дела, лист 44].

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, Каклюгин, не надо протокол цитировать, мы его читали, протокол судебного заседания, он достаточно объёмный.

Каклюгин Н.В.: Меркудинов, свидетель защиты показывает…

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, своими словами, что Вы хотите сказать.

Каклюгин Н.В.: Меркудинов говорит: «Ну, секта какая-то, “Царство Бога” называется». То есть, здесь он секту упоминает. Это говорит о том, что Лушникова [Л.И.] и Лушников [Н.В.] связаны через Национальный антинаркотический союз и с сектой «Царство Бога». То есть, это заказчики имитации подброса мне наркотиков и организаторы всего этого события, которое 17 месяцев жизни отняло у меня и здоровье. Это ещё раз подтверждает связь с этим Союзом национальным антинаркотическим просто, вот эти показания.

            В отношении справки отца Анатолия (Берестова), просто вы хоть и говорите о том, что я стенограммы [зачитываю], но вы не назвали справку отца Анатолия (Берестова). Я хочу её всё-таки озвучить, потому что именно и подшивалась [в материалы дела] справка, в которой говорится о том – это листы дела 11-12 тома №5 материалов уголовного дела.

Ведь, ещё раз повторю, Павлюченкова, Новопашин и Красильников ссылались на то, что, якобы, я лечился и проходил реабилитацию у игумена Анатолия (Берестова)…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы говорили об этом, Каклюгин, в начале своего выступления.

Каклюгин Н.В.: Я цитирую справку.

Судья Реброва М.В.: Говорили Вы об этом и говорили о том, что был представлен документ этой Вашей защитой, защитниками был документ представлен. Пожалуйста, следующий довод. Довод по поводу несогласия с постановленным приговором от 12 ноября 2019 года.

Каклюгин Н.В.: Одну фразу. Отец Анатолий Берестов: «Он [Каклюгин Н.В.] никогда не являлся наркозависимым человеком и никогда не проходил в связи с этим в нашем учреждении лечебно-реабилитационную программу». Вот эти слова, чтобы они были для протокола.

            Дальше. По поводу отказа в приглашении следователя возникают вопросы, конечно, в проведении судебного следствия, потому что адвокаты ходатайствовали о приглашении следователя Швецовой, которая, соответственно, оказывала на меня психологическое давление и меня после длительного отказа от приёма пищи в декабре [2018 г.] сажала в металлическую клетку и предъявляла мне обвинительное заключение, так вот предлагали её вызвать, и очень странно у судьи Попова, что, оказывается, следователь – самостоятельное лицо, это говорил гособвинитель Баранов: «Так как следователь – самостоятельное лицо, в соответствии с законом имеет право самостоятельно выбирать ход расследования уголовных дел и определять тот круг процессуальных действий, который необходимо выполнить». [См. материалы судебного дела, том №6, лист 47, протокол судебного заседания в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону от 17.10.2019 г.]. Так вот я не согласен с этим. Есть превышение должностных полномочий – статья Уголовного кодекса [РФ] 286 для предъявления ей – и вот Швецова следователь как раз это совершала и фальсификации. Я чуть позже ещё озвучу нарушения, это нарушения Конвенции о правах человека…

 

(Продолжение следует)

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Николай Каклюгин:
«Это не следствие, а уголовное преступление»
2. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
25.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
1. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
21.05.2020
Оправдательный приговор - единственное решение после рассмотрения дела по существу
Выступление адвоката в защиту незаконно осуждённого врача и общественника-патриота Н.В. Каклюгина
16.04.2020
Нечистые духом и сердцем: закрывая все вопросы
2. Третий день выступления (окончание, с допросом) на судебном заседании 17.10.2019 г.
24.01.2020
Нечистые духом и сердцем: закрывая все вопросы
1. Третий день выступления (окончание, с допросом) на судебном заседании 17.10.2019 г.
21.01.2020
Все статьи автора
"Наркомания, алкоголизм и табакокурение"
Госдума снюхалась со снюсовой мафией?
Законопроект о запрете продажи снюса, губящего детей, получил в Госдуме отрицательное заключение
26.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
2. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
25.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
1. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
21.05.2020
Ситуация под контролем
Только в течение одного дня в период долгих майских праздников инспекторы 2-го отдельного спецбатальона ДПС ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве задержали четырёх граждан, находившихся в состоянии наркотического опьянения
21.05.2020
Все статьи темы
"Борьба с сектами в России"
О «кочетковцах» вне закона
«Неудобное» Православие. Выпуск 8
26.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
2. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
25.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
1. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
21.05.2020
Оправдательный приговор - единственное решение после рассмотрения дела по существу
Выступление адвоката в защиту незаконно осуждённого врача и общественника-патриота Н.В. Каклюгина
16.04.2020
Все статьи темы
" Дело Каклюгина"
«Это не следствие, а уголовное преступление»
2. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
25.05.2020
Беспрецедентный случай, или Как отучить судей смотреть в свой карман
Александр Бастрыкин попросил Высшую квалификационную коллегию судей дать согласие на возбуждение уголовных дел против 7 судей; Верховный суд опубликовал Обзор судебной практики по делам о привлечении судей к дисциплинарной ответственности
22.05.2020
«Это не следствие, а уголовное преступление»
1. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства
21.05.2020
Где сейчас Николай Каклюгин?
С его делом связано много беззаконий и угроз России
27.04.2020
«Николай будет в ближайшее время этапирован в колонию»
Защита невинно осужденного Николая Каклюгина готовит кассационную жалобу
17.04.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Влияние чипирования на духовную жизнь человека
Новый комментарий от Брат
2020-05-27 01:29
Никита Михалков без мата смотрелся бы убедительнее
Новый комментарий от Брат
2020-05-27 01:09
Берите пример с Европы в уважении к своему, родному!
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
2020-05-27 01:01
Опаснейшая закладка в Конституцию!
Новый комментарий от За Суверенитет
2020-05-26 23:57
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-05-26 21:25
Библейский прообраз судьбы России
Новый комментарий от Сант
2020-05-26 20:55
Бабушка и батюшка
Новый комментарий от Мила
2020-05-26 20:16