«Это не следствие, а уголовное преступление»

2. Два апелляционных Слова в защиту прав, свобод, чести и достоинства

 

1 часть

 

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, по поводу содержания условий – это отдельный вопрос, который сейчас не входит в предмет судебного разбирательства. По поводу, пожалуйста, законности приговора. Если Вы будете повторяться или удаляться от темы судебного разбирательства, я буду делать соответствующие замечания.

Каклюгин Н.В.: Это насилие над человеком, это не следствие, а уголовное преступление!

            По поводу отказа, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 октября [2019 года] на 19 листах [вынесенного следователем Следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО Гранкиным А.А.]. Вот если сопоставить с тем, что говорил [оперуполномоченный 3 отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, старший группы задержания Каклюгина Н.В.] Болдырев раньше и то, что он говорил в этом постановлении, то здесь есть определённые моменты, которые я хочу отметить, очень важные.

Во-первых, касательно свёртка, который был у меня, якобы, изъят. Вот у меня [в руках] приговор судьи Попова. По поводу обоснования судьи, но и, следовательно, это начало следующего абзаца листа 6 судебного решения: «Суд считает», - это в приговоре, - «что непризнание подсудимым Каклюгиным Н.В. своей вины за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и психотропных веществ в значительном размере есть способ избежания уголовной ответственности и наказания». И далее следует ложная интерпретация моих слов, которых я во время судебных заседаний [в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону], особенно всех своих выступлений 3 октября, 10 октября и 17 октября [2019 г.], точно не произносил в утвердительной версии. Вот такая фраза, которую я не говорил, вот здесь Попов приводит, я её процитирую: «Сам подсудимый не отрицает того факта, что в указанное время, в указанном месте он был задержан сотрудниками полиции и при личном осмотре в присутствии понятых у него были обнаружены указанные наркотические средства и психотропные вещества». Я такого не говорил! Я говорил, что у меня они не были обнаружены! Я уже даже… Я прямо пойду по отдельным цитатам: «В процессе судебного следствия, выслушав всех свидетелей обвинения и защиты, ознакомившись с судебными материалами по уголовному делу, я пришёл к выводу»

Судья Реброва М.В.: (перебила) Цитировать не надо, пожалуйста, Каклюгин, все Ваши показания известны, не цитируйте. Пожалуйста, какие дополнительные доводы, помимо доводов, которые высказаны Вашими защитниками, Вы желаете изложить в обоснование своей позиции. [Кому и когда показания Каклюгина Н.В. стали известны, если акцент на них никем не ставился и позиция судьи Попова не обсуждалась?].

Каклюгин Н.В.: Я объясняю. Вот, я же привожу диалог судьи Попова, который говорил, что…          

Судья Реброва М.В.: (перебила) Не нужно приводить диалога судьи Попова.

Каклюгин Н.В.: У меня не были обнаружены…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Суд протоколы зафиксировал.

Каклюгин Н.В.: А я должен, наверное, правду рассказать – у меня не были обнаружены наркотические средства и психотропные вещества. Вот я привожу конкретно стенограмму… Можно я всё-таки, чтобы не нарушать мои права на защиту…

Судья Реброва М.В.: (перебила)  Не надо цитировать стенограмму судебного заседания [реакция, нарушая сразу несколько статей УПК РФ].

Каклюгин Н.В.: Это просто судья Попов исказил, я не говорил этих слов. Он солгал в судебном приговоре, в судебном решении солгал. Этого я не говорил, это ложь!

Судья Реброва М.В.: (перебила)  Каклюгин, я объявляю Вам замечание за неподчинение (кто-то из двух остальных членов Судебной коллегии подсказывает ей: «и распоряжение», она ретранслирует:) и распоряжение председательствующего и разъясняю, что если будет допущено ещё Вами нарушение, Вы будете удалены и будете приглашены на «последнее слово» [театр абсурда, начавший активно разыгрываться на сцене залов судебных заседаний Пролетарского районного суда, см. одноименный материал на сайте «Национальный медиа-союз» от 27.07.2019 г., как пример, по ссылке: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/teatrabsurdavproletarskomrajonnomsudegorodarostovanadonu1838.html, продолжил своё развитие в благолепии убранств Ростовского областного суда].

Каклюгин Н.В.: Позвольте, что мне делать сейчас?

Судья Реброва М.В.: Пожалуйста, кратко изложите Ваши доводы дополнительно, помимо тех, которые изложили Ваши защитники. Защита выступала очень подробно, и цитировать протокол судебного заседания не нужно, поскольку он имеется и участники все с ним знакомы.

Каклюгин Н.В.: У меня в кармане куртки была шоколадка «Ritter Sport» и там у меня не было никакого свёртка. Я это судье Попову заявил чётко! Меня задержали четыре спецназовца. У меня в кармане этого свёртка с наркотиками быть не могло, потому что…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы об этом говорили в Ваших показаниях при допросе, Каклюгин, не цитируйте, пожалуйста, Ваши показания. [Снова умышленная блокировка возможности отстаивать свои интересы в суде, нарушая принцип состязательности сторон и право на защиту ст.ст. 15 и 16 УПК РФ].

Каклюгин Н.В.: Да просто в приговоре судья это не указал…

Судья Реброва М.В.: Вы это сказали, что не согласны с приговором, сказали по каким основаниям. Следующий довод, пожалуйста.

Каклюгин Н.В.: Дальше. В судебной версии стенограммы, допустим, есть фрагмент моего диалога с адвокатом Евдокимовым от 17 октября [2019 г.], где отсутствуют мои слова: «Меня в глаза слепили». Я хотел бы вот этот момент просто сказать здесь, уже в областном суде, что мне в глаза слепили, когда переводили из машины в машину. Мне было плохо видно, я вообще специальным образом просил это зафиксировать: меня ослепляли, чтобы я не видел, что происходило вокруг меня. Это неверная [умышленно искажённая] судебная стенограмма. Вообще у меня большие вопросы по судебной стенограмме. Я сейчас их озвучу.

Ещё моменты…

Судья Реброва М.В.: (перебила)  Не нужно озвучивать [в очередной раз нарушая нормы УПК РФ]. Скажите, что у Вас есть замечания на протокол судебного заседания и всё.

Давайте дальше Ваши доводы излагайте, доводы несогласия с постановленным приговором. [Как сказали бы представители более молодого поколения, наглость у председательствующей на апелляционном заседании зашкаливала].

Каклюгин Н.В.: А зачем тогда,.. доводы могу я читать или как? Это вообще по протоколу. Вот сейчас мне только что, я вернулся из больницы, вручили постановление от 6 февраля [2020 г.] судьи Попова о том, что он отказал в решении адвокату Пешикову. Здесь серьёзные нарушения в протоколе…

 

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, эти замечания были разрешены. Пожалуйста, по самому судебному документу.

Каклюгин Н.В.: Да, просто я то говорил ведь о том, какой спецназ может быть при административном задержании?! То есть, я был задержан в административном порядке [статьи КоАП РФ] 6.8, 6.9, да? Я говорил это на суде, а в протоколе судебного заседания отсутствует мой вопрос: «Какой спецназ может быть при административном задержании?». А Попов написал в стенограмме: «Какой спецназ может быть (просто) при задержании?». То есть, я хотел бы дополнить…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, существует определённая процедура подачи замечаний, предусмотренная законом в соответствующие сроки. Вы замечания на протокол не подавали, поэтому, пожалуйста, замечания Вашего защитника в установленном законом порядке разрешены, пожалуйста, по доводам несогласия с судебным актом, а именно – приговором, высказывайтесь.

Каклюгин Н.В.: Нет, мы вообще подавали [замечания], вот постановление… [см. выше].

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы меня слышите, Каклюгин? Я ещё одно замечание Вам объявляю [нагло, необоснованно].

Каклюгин Н.В.: Так. По поводу Лазарева [свидетеля защиты] я говорил… По протоколу от 24 сентября [2019 г.] нужно называть или нет? Уже не знаю, что тут можно, что нет… Ладно, я иду дальше… Я просто не юрист по профессии, чтобы..., я не юрист, поэтому…

Судья Реброва М.В.: У Вас есть два защитника, которые могли оказать и оказали Вам квалифицированную юридическую помощь, могли Вас проконсультировать по поводу выступления в судебных прениях в суде апелляционной инстанции. Она значительно отличается от суда первой инстанции. [Кто она?].

Каклюгин Н.В.: Я хотел бы сделать акцент тут ещё на таком, что, как уже сказал [адвокат] Евдокимов, что всё-таки, действительно, Кузьмина была «подсадной уткой» и вызвала меня специально в Ростов…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы об этом говорили. Вы об этом говорили, Каклюгин.

Каклюгин Н.В.: Но подтверждением является протокол допроса от 25 октября [2019 г.] – то, что не говорил [адвокат] Евдокимов. У вас есть он в Приложении 42 [в дополнениях к апелляционной жалобе от 03.03.2020 г.] – это Постановление об отказе в возбуждении уголовных дел [по всем причастным к фабрикации уголовного дела в отношении Каклюгина Н.В. и отсутствию должного надзора за его расследованием] от 25 октября [2019 г.]. В нём есть новые показания Болдырева, которые он дал следователю Следственного комитета по Пролетарскому району [г. Ростова-на-Дону] Гранкину. Вот, и нам было сообщено раньше, что нет сведений об оперативном контакте, кто был тем лицом [анонимным] как бы, и так далее…

Так вот, мне раньше прокуратура [того же Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] почему-то давала сведения, что: «Оперативно-розыскные мероприятия проведены в строгом соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”». [В своих ответах от 08.07. и 15.08.2019 г. за подписью С.С. Чаброва]. Так вот в статье 5-й ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» есть следующий абзац…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, не нужно цитировать Федеральный закон. Закон об оперативно-розыскной деятельности цитировал нам адвокат Евдокимов.

Каклюгин Н.В.: А это другая статья, он этого не цитировал. Статья 5-я: «В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю, за исключением…».

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, я Вас ещё раз призываю…

Кто-то из двух остальных судей (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Нам известен закон «Об оперативно-розыскной деятельности».

Судья Реброва М.В.: Всем известны законы, все здесь находятся профессиональные юристы, и судебная коллегия, и прокурор и защитники Ваши. Не нужно цитировать нормативные документы, Уголовные кодексы, протоколы судебных заседаний. Пожалуйста, изложите свои доводы кратко по возможности, по каким основаниям Вы не согласны с приговором. [Доводы без основания, приведения ссылок на документацию по делу, являются голословными, необоснованными и надуманными, чего, видимо, и добивалась Реброва М.В.].

Каклюгин Н.В.: Я говорю, что отсутствуют сведений об оперативно-розыскной деятельности конкретно.

Дальше. «Какие-либо оперативно-розыскные мероприятия, предшествующие задержанию Каклюгина Н.В., и свидетельствующие о том, что Каклюгин Н.В. намеревался сбыть кому-либо наркотические средства, не проводились», - сообщает судья Попов. «Каких-либо доказательств, что предпринимал действия, направленные на сбыт, таковых нет» – лист 6-й приговора. [О чём сообщает заместитель прокурора района С.С. Чабров в своих отписках об отсутствии нарушений в действиях оперативников и на каком основании, вопрос для СК РФ].

Далее. Здесь сообщается – лист 10 постановления от 25 октября [2019 г.] об отказе в возбуждении дела [по оперативникам и т.п. должностным лицам], который у вас есть в Приложении 42 [в дополнениях к апелляционной жалобе]…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, Вы можете сказать кратко, что там не соответствует? Не нужно его цитировать, читать, оно есть в материалах дела, это постановление, его все читали.

Каклюгин Н.В.: Он сказал, значит, что может быть при нём, то есть при мне, находиться крупная партия наркотиков и огнестрельное оружие, далее он составил рапорт оперативного контакта и представил рапорт своему непосредственному начальнику [заместителю начальника 3 отдела УКОН ГУ МВД России по РО] Канцыпа. Материалы в КУСП об оперативном рапорте отсутствуют.

То есть, товарищ Болдырев абсолютно искажает сведения в судебном заседании…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, по ходатайству Ваших защитников перерыв судебного заседания 5 минут.

Адвокат Пешиков П.С.: Сейчас поговорим.

Представитель Общественного Совета ГУ ФСИН России по Ростовской области Елисеева Е.К.: Это боль, которую он высказывает…

Судья Реброва М.В.: (перебила дерзко) Так, если у присутствующих будут тоже какие-то реплики, то тоже будут удалены.

 

…/…/… [По окончании перерыва, после проведения краткой беседы защитников-адвокатов Каклюгина Н.В. с “подсудимым”]…/…/…

 

Судья Реброва М.В.: Присаживайтесь, продолжаем. Продолжаем судебное заседание, Каклюгин, слушаем продолжение Вашего выступления в судебных прениях.

Каклюгин Н.В.: По поводу вот этого Постановления об отказе [в возбуждении уголовных дел по оперативникам и иным должностным лицам] от 25 октября 2019 г., Приложения 42 [к дополнениям апелляционной жалобы].

В тексте постановления есть, что сообщает Болдырев в показаниях, листы 10-11, значит: здесь он говорит о том, что на оперативном совещании с участием руководства, якобы, ему поручили выяснить более точную дату и место, где буду я находиться, после чего принять меры о моём задержании. После этого, якобы, в этом постановлении он говорит, что он повторно встретился с этим лицом, с неким лицом, которое сообщило ему дополнительную информацию обо мне, а именно: дату и время прибытия меня [в г. Ростов-на-Дону с конкретной детализацией геолокации]. И это лицо ему сообщило, что 19 октября [2018 г.] в период с 20 часов до 22 буду выходить из парка Революции на улице Каяни [г. Ростова-на-Дону]. После встречи он рапорт оперативного контакта не составлял, что является нарушением всей нормативно-правовой базы об ОРД [оперативно-розыскной деятельности], того же ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». И в устной форме он доложил руководству об этом, говорит Болдырев, после чего выписал задание на выделение ему сотрудников [ОСН] «Гром» для силовой поддержки.

Так вот получается, что задание было выписано только на травматическое боевое оружие, то есть о наркотиках речи не было, как говорил нам [сообщал в своём ответе судье Попову А.Е. от 25.09.2019 г.] начальник УКОНа Донченко. То есть, Болдырев лжёт, о наркотиках не было и слова в задании – это раз.

И второе – знала только Татьяна Петровна Кузьмина [вызвавшая Каклюгина Н.В. на встречу из Краснодара в г. Ростов-на-Дону] о том, что я буду с 20 часов до 22-х 19 октября [2018 г.] в парке Октябрьской революции выходить из калитки. То есть, соответственно, здесь Болдырев сообщает, что, по сути, это лицо и есть Кузьмина. То есть это подтверждает напрямую, подтверждение того, что Кузьмина являлась сообщницей Болдырева и сообщила ему о том, что я буду выходить из парка вот в это время, и наркотиков у меня никаких не было, потому что [ОСН] «Гром» не знал об этом, а знал только о боевом оружии. Вот о чём речь идёт!

Поэтому Болдырев шёл ко мне, зная, что у меня нет наркотиков, и задерживали меня без наркотиков, а с неким, якобы, оружием, а наркотики появились в процессе либо, когда везли на гаражи, либо когда приехали на гаражи.

И у меня всё-таки в кармане никаких наркотиков не было, потому что у меня этот свёрток не помещался бы в карман физически просто, потому что по всем параметрам, которые есть, как понятой Гравшин описывал нам [на судебном допросе в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 18.06.2019 г.] этот свёрток, он [свёрток] был больше, чем мой карман куртки вообще. И его не было.

А чтобы мы не смогли доказать, что его не было, у меня изъяли куртку; срезы мне с ногтей не сделали; срезы с куртки не сделали; обыска в доме никакого не было; меня никто не досматривал, то есть ни штаны, ни носки, там, ни трусы, ни так далее – вообще никто меня не досматривал. Просто в кармане сделали вид, что как будто бы там что-то нашли и всё.

А отпечатков пальцев нет нигде, потому что я вообще не касался этого свёртка, он появился позже вообще! Понимаете, в чём дело? Я это на суде Попову говорил, но это вообще нигде почему-то не осталось отмечено. Вот такая ситуация с этим «хранением» в кавычках! И в приговоре нет свёртка! Представляете?

Это я ещё хочу подчеркнуть, я тут писал, и адвокаты говорили. Как это – «хранение» без свёртка?! Это что такое?! Что я храню? Где я храню? В чём я храню, если в приговоре нет ссылки на этот свёрток?! Какая вторая часть [ч. 2 ст. 228 УК РФ] вообще, о каких наркотиках идёт речь? Чьи наркотики? Болдырева и Кузьминой, скорее всего тогда, и Красильникова. Может быть, он помогал фасовать?

Почему этого нет на экспертизе? А я скажу – потому что на экспертизе, другой, которую мы видели, я видел экспертизу с адвокатом Карнаушенко [возвращаясь к началу заседания, оглашённом сомнительном документе внешнего, приглашённого следователем по линии областного Минздрава эксперта Е.О. Одинцовой, якобы, от 08.11.2018 г.], где было написано, что большое количество людей. Да, их ДНК определить сложно, но ведь потом, скорее всего, может быть и следы даже затёрли вообще, потому что ведь ДНК были Болдырева и Скогорева, не знаю чьи, - связанных [иных лиц с теми событиями], но экспертиза была другая, а потом она превратилась в информационное письмо [№711] от заведующей лабораторией [Одинцовой]. Причём, внешней лабораторией, не Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Ростовской области, а Лаборатории судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертиз “Бюро судебно-медицинских экспертиз”, которая подчиняется Минздраву, то есть это не лаборатория МВД, а лаборатория Минздрава, которая внешняя. И вдруг говорится, что, там, в масках медицинских должны были быть люди, которые исследовали этот свёрток. А между прочим, я просто понимаю, что дело не в масках, а в перчатках медицинских, если исследовали в ЭКЦ [ГУ МВД России по РО до этой экспертизы], брали исследования. При чём здесь маски медицинские?..

Судья Реброва М.В.: (перебила) По приговору, пожалуйста, Каклюгин, высказывайтесь, по приговору. Далее продолжайте.

Каклюгин Н.В.: Хорошо. Далее. Но вот я хотел об этом упомянуть.

            Сотрудники [ОСН] «Гром» в постановлении об отказе [в возбуждении уголовных дел по оперативникам и иным должностным лицам] сообщают о том, что – лист 9 Постановления об отказе (Приложение 42  [в дополнениях к апелляционной жалобе Каклюгина Н.В. от 03.03.2020 г.]): «Они рассредоточились на позициях и примерно в период с 20 до 22 часов по команде оперативных сотрудников» – то есть их контролировали оперативные сотрудники – «когда Каклюгин Н.В. вышел из кафе “Ялла”, с ним была женщина и они пошли по аллее парка “Октябрьской революции” в сторону ул. Каяни, они вчетвером  подошли к Каклюгину Н.В., представились, на что Каклюгин Н.В. резко попытался одного из них оттолкнуть, но не смог этого сделать и был ими повален на землю, и на него были надеты наручники». А Болдырев говорит, что [в материалах того же постановления от 25.10.2019 г.], якобы, он [Болдырев] увидел, как выходил Каклюгин Н.В., и сразу подошёл к нему, представился и предъявил удостоверение. То есть, лжёт Болдырев! Вот в сравнении с оперативниками [ОСН] «Гром» есть неустранимые противоречия в показаниях. То есть, либо Болдырев лжёт, либо «Грома» оперативники лгут: подходил кто, Болдырев или кто подходил?..

Судья Реброва М.В.: (перебила) Далее, далее продолжайте, не заостряйте на одном, не топчитесь на месте, Каклюгин.

Каклюгин Н.В.: Но Болдырева я в глаза не видел, я бы хотел глаза в глаза спросить у него насчёт неустранимых противоречий.

            Дальше. Опрошенный в ходе поверки сотрудник ОСН «Гром», [позывной] «Гром 114», говорил, пояснил [в показаниях следователю А.А. Гранкину, зафиксированных в том же постановлении], что: «Когда они заняли позиции для задержания, то находились на территории парка ближе к указанному кафе, чем оперативные сотрудники, которые находились ближе к ул. Каяни». Хотя допрошенные оперативные сотрудники [Болдырев и Скогорев] показали на суде, что они уже находились за пределами парка «[Октябрьской] революции». Тут тоже расхождения – ещё неустранимые противоречия. «Таким образом», - говорит [ОСН] «Гром», «Гром 114», - «оперативные сотрудники не видели тот участок пути Каклюгина Н.В. вместе с женщиной, который видели они. [Пытаясь как-то оправдать таинственное исчезновение Кузьминой Т.П.] Пока Каклюгин Н.В. шёл в их сторону, женщина куда-то свернула, куда именно они не увидели, так как было темно.../…/… Соответственно, в момент задержания, который видели оперативные сотрудники, женщины рядом с Каклюгиным Н.В. уже не было»

Судья Реброва М.В.: (перебила) Не нужно читать это постановление об отказе, коллегия с ним знакома. Вы сказали, что есть противоречия – сопоставим. Пожалуйста, следующие доводы.

Каклюгин Н.В.: Да, хорошо. Спасибо, что подсказываете. Но единственное только что – «Гром 114», «Гром 116» были допрошены и «Гром 110», а «Гром 115» – неизвестно. Один сотрудник [ОСН] «Грома» не был допрошен Следственным комитетом. Может быть, он причастен к подбросу или к имитации подброса [наркотиков], я не знаю. Из четырёх сотрудников [ОСН] «Гром» один не был допрошен – «Гром 115». Это тоже вопрос, который остаётся на самом деле: кто этот «Гром 115» и почему он не был допрошен. Вопросы ещё остаются.

            По поводу понятого Паклина [присутствовавшего в момент “обнаружения” у находящегося на заднем сидении автомобиля с руками за спиной в наручниках Н.В. Каклюгина свёртка с расфасованными наркотиками 19.10.2018 г.]. В этом же постановлении есть допрос его. Потому что он раньше говорил [при допросе на судебном заседании 18.06.2019 г.], что он видел шевроны подразделения «Гром». Теперь он говорит, что были сотрудники с маской на лице, точнее, были люди с маской на лице и ещё трое сотрудников полиции в гражданской одежде. С чего он взял, что сотрудники полиции? Откуда он знает, что сотрудники полиции, если в гражданской одежде? То есть, это говорит о том, что понятой Паклин явно является лицом, связанным с лицами, меня задерживающими, то есть с оперативниками [Болдыревым и Скогоревым]. Как он мог догадаться, что это сотрудники, люди в гражданской одежде являются полицейскими? Откуда он мог это знать, кроме того, что он связан с участниками..?

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы уже сказали об этом, Каклюгин. Вы уже два раза об этом повторили.

Каклюгин Н.В.: Всё, иду дальше.

            Хотелось сказать о том, что, особо выделить, что здесь статья 7 Уголовно-процессуального кодекса нарушена, которая определяет законность в качестве принципа уголовного судопроизводства и у органов дознания – это, что касается обвинительного приговора. Основополагающим принципом является требование о строгом неукоснительном соблюдении действующего законодательства всеми государственными органами и должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, не цитируйте Уголовный кодекс.

Каклюгин Н.В.: Если же в действиях (бездействии) должностного лица есть, содержатся признаки уголовно наказуемого деяния, оно подлежит привлечению к ответственности по соответствующим статьям УК РФ.

            В процессе судебного следствия по данному уголовному делу федеральным судьёй Поповым с момента передачи дела в суд 25 февраля 2019 года [была нарушена и эта основополагающая статья УПК РФ – договорить снова не предоставили возможность]…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, возвращайтесь к постановленному приговору, не нужно оценивать действия судьи Попова. Предмет судебного разбирательства у нас – законность или незаконность приговора [прим. ред. – сама себе противоречит: законность или незаконность приговора – это и есть оценка действий судьи Попова – законны они или незаконны, Каклюгин Н.В. говорит именно о несоблюдении судьёй Поповым статьи УПК РФ, требующей строгого соблюдения законности в производстве по уголовному делу]. Пожалуйста, по нему Ваши доводы [излагайте].

Каклюгин Н.В.: А как оценивать действия судьи тогда, каким образом? Просто я не знаю, как это делать.

Один из членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): Это Вам адвокаты потом разъяснят.

Каклюгин Н.В.: Но мне заместитель председателя областного суда [В.И. Носов в документе №2ж35675/9 от 24.09.2019 г.] ответил на моё заявление, что…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, пожалуйста, возвращайтесь к доводам своей апелляционной жалобы о несогласии с постановленным приговором.

Каклюгин Н.В.: Так, хорошо. Хотелось бы отметить нарушение статьи 14 Уголовно-процессуального кодекса, прописанного как «Презумпция невиновности». Пункт 2 статьи 14 УПК РФ: «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. [Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения]»...

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, не цитируйте, все знакомы с этой статьёй. Пожалуйста, дальше. Не цитируйте саму статью. [Гособвинители ни в суде первой инстанции, ни в апелляционном не утруждали себя доказыванием виновности Каклюгина Н.В., видимо, зная, что судом всё уже решено и вышестоящей прокуратурой].

Каклюгин Н.В.: Просто я это цитировал на суде первой инстанции и, видимо, судья Попов почему-то не услышал, если это не нужно цитировать, потому что я это озвучивал там на суде, и, тем не менее, в обвинительном приговоре я не увидел, не усмотрел признаки действия статьи 14.

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, выражайте своё несогласие с постановленным приговором. Цитировать нормативные акты не нужно, все с ними знакомы.

Каклюгин Н.В.: Я просто цитирую то, что я говорил в Пролетарском суде…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Не нужно цитировать, что там тогда говорили. Сейчас скажите, почему Вы не согласны с приговором, помимо доводов, которые защитники указали. И всё, и суд будет апелляционной инстанции их оценивать Ваши доводы.

Каклюгин Н.В.: Касательно, ещё раз хотелось отметить…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Ещё раз не нужно, повторяться не нужно.

Каклюгин Н.В.: Были допрошены свидетели защиты, среди которых: заместитель руководителя Душепопечительского центра [Душепопечительский Православный Центр во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии в г. Москва] – монах [Иоанн (Адливанкин)]; священник Русской Православной Церкви, руководитель антинаркотического направления Шахтинской епархии, [протоиерей] Литвиненко Евгений Валентинович; Смирнов Евгений Владимирович, сотрудник православной телевизионной студии «Дон православный» Донской митрополии; Барабанов Виталий Олегович – сотрудник православного [амбулаторного подразделения] реабилитационного центра в Санкт-Петербурге; Бегляров Владислав Юрьевич – директор православного центра [социальной и духовной реабилитации] сети православных центров России [директор Благотоворительного фонда и центра реабилитации наркозависимых «Остров», г. Кисловодск, Ставропольский край]. То есть, вот лица, которые заслуживают доверие, компетентные представители, в том числе от Русской Православной Церкви. Их мнение было абсолютно проигнорировано, не учтено, при этом ещё раз делаю акцент, что заслушивали мнения наркозависимых, представителей непонятного Национального антинаркотического союза, связанного с сектой…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Это в данном случае к характеризующим Вашу личность относятся показания свидетелей защиты. Далее, пожалуйста. [Реплика была абсолютно неуместна, прозвучав лишь с целью сбить с мысли её автора, ослабить защиту, в данном случае обоснование неправосудности приговора в суде первой инстанции].

Каклюгин Н.В.: Это противоречия, которые, так сказать, не были в мою сторону распутаны, в сторону позиции «обвиняемого» почему-то. Это надо сказать о презумпции невиновности ещё раз всё-таки.

            Что касается, ещё раз подчеркну – часть 4 статьи 14 [УПК РФ] – приговор не может быть на предположениях основан. [Как это сделал судья Попов А.Е., все предположения свидетелей обвинения переведя в доказанные факты].

            Далее. Очень важный момент здесь по поводу того, что свидетель Смирнов Евгений – мы с ним монтировали фильм «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя» [см. фильм по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=Zpc5adKn0rA&t=189s] – и он заявил о том, что  именно с этим фильмом связано моё преследование, с выпуском этого фильма… [Полностью показания свидетелей защиты Смирнова Е.В. и протоиерея Евгения Литвиненко, разворачивающие гособвинение крайне неприглядной для читателя стороной, см. в опубликованной 06.03.2020 г. на интернет-портале РИА “Иван-чай” стенограмме части судебного заседания в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 12.09.2019 г. по ссылке: https://ivan4.ru/news/society/it_is_in_fact_detained_so_as_not_to_give_out_this_film_/].

Судья Реброва М.В.: (перебила) Вы говорили об этом, что это связано с Вашей деятельностью профессиональной.

Каклюгин Н.В.: Это Смирнов Евгений Владимирович. Он в своих показаниях 12 сентября [2019 года] подтвердил, это я цитирую уже Смирнова свидетеля защиты, что это не я подтверждаю уже, а конкретно свидетель защиты, который работает в православном [телевизионном] центре в том числе.

И об этом же говорил и Лазарев Алексей Владиславович, и Бегляров… Бегляров показал чёткую связь Красильникова с Национальным антинаркотическим союзом. В материалах уголовного дела есть показания Беглярова в следственном деле – это том 2, где приведены скриншоты в [соцсети] «Facebook» связи Красильникова с Павлюченковой Юлией Александровной и с Лушниковым Никитой Вячеславовичем, скриншоты присутствуют.

И он подтвердил на судебном допросе свои показания, что Красильников работал, связан с Лушниковым и Национальным антинаркотическим союзом, то есть непосредственно связан с Лушниковым, что ещё раз подтверждает заказной характер уголовного дела. Скриншоты к допросу Беглярова [см. выше].

            Далее. Статья 15 УПК РФ о состязательности сторон также нарушена, поскольку суд выступил на стороне обвинения.

17 октября [2019 г.] нам было отказано сразу в 8-ми ходатайствах стороны защиты, 12 сентября [2019 г.] нам было отказано в 5-ти ходатайствах стороны защиты. Нам было отказано позвать Разумную [Н.Н.]. Разумная дала показания, 3 октября 2019 г. я зачитывал показания подполковника полиции Разумной Н.Н., экс-начальника отдела дознания Отдела полиции №7, которая рассказала о том, что причастны к моему задержанию сотрудник центрального аппарата ФСБ России Агапов и второй сотрудник также был назван там: УФСБ России по Ростовской области Каплин. Всё это было проигнорировано. [См. текст выступления Каклюгина Н.В. 03.10.2019 г., начало судебного допроса по ссылке: https://ruskline.ru/analitika/2019/10/29/nechistye_duhom_i_serdcem]. Мы просили, 3-го октября я читал эти [Разумной Н.Н.] показания в суде, заявление было принято, поскольку прокуратура поставила штамп там [на заявлении Раумной, вход. номер] 22 августа [2019 г.], но почему-то заявление подано, но по нему не было проверки. Следственный комитет мне предоставил сведения, что она заявила…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Не удаляйтесь от темы. Следственный комитет, прокуратура, проверка по заявлению…

Каклюгин Н.В.: (поясняет) В суде не была допрошена Разумная, хоть я и зачитывал её заявление о совершении преступления [в отношении Каклюгина Н.В.]. В заявлении о совершении преступления она сообщала о заказном характере уголовного дела, о том, что заказчиком является Лушников Никита Вячеславович, о том, что было подготовлено заранее это всё, и начальник Отдела полиции Пролетарского [г. Ростова-на-Дону] №7, Пашков говорит…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Её заявление цитировалось на судебном заседании, оглашалось. Пожалуйста, дальше.

Каклюгин Н.В.: 17 октября 2019 года, почти ровно через год моих мытарств и мучений в СИЗО, почему не была приглашена [для дачи показаний] свидетель Разумная? Это нарушает принцип состязательности сторон. «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создаёт необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных… [обязанностей и осуществления предоставленных им прав]»

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, не нужно цитировать Уголовно-процессуальный кодекс. Вы высказали несогласие с тем, что не удовлетворялись ходатайства, пояснили по каким причинам, следующий, пожалуйста, довод излагайте.

Каклюгин Н.В.: Но сейчас же тоже вы принцип состязательности… Вы же тоже должны соблюдать мои права сейчас. Вы сейчас тоже нарушили этот принцип статьи 15 УПК РФ… [Вышеизложенный].

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, Каклюгин, не пререкайтесь со мной. Пожалуйста, следующий довод высказывайте своей апелляционной жалобы.

Каклюгин Н.В.: Значит, было отказано вызвать свидетеля, специалиста связанного с видеозаписью [из ресторана «Ялла», в связи с заменой файла при копировании на электронный носитель следователя], было отказано в ходатайстве допроса [предполагаемого и всё более явного заказчика данного уголовного дела] Лушникова Никиты Вячеславовича, было отказано в вызове эксперта [касательно экспертизы], той же самой Разумной в вызове было отказано, то есть…

Есть ещё и другой момент, который давайте подчеркнём – то, что была нарушена статья 17 [УПК РФ] «Оценка свободы доказательств». В части первой, согласно которой, должностные лица уголовного судопроизводства, включая судей и прокуроров вместе со следователями, оценивают имеющиеся в уголовном деле доказательства по своему внутреннему убеждению, [руководствуясь исключительно законом и совестью]...»

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, Вы меня понимаете, когда я Вас призываю не цитировать Уголовно-процессуальный кодекс?

Каклюгин Н.В.: Но я же должен объяснить!

Судья Реброва М.В.: Все находятся в зале профессиональные юристы, Кодекс все знают. Сошлитесь просто на статью и всё, не нужно её цитировать. И в чём выразилось нарушение по Вашему мнению.

Каклюгин Н.В.: Вот я и говорю: «руководствуясь исключительно законом и совестью». Так вот нарушения судьи Попова…

Один из двух членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): (перебил) Вы издеваетесь что ли? Вас председательствующий прерывает, Вы продолжаете с того же места, где Вас прервали. Вы издеваетесь над..?

Каклюгин Н.В.: (продолжает) Я говорю о нарушениях судьи Попова…

Один из двух членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): (тот же снова перебил, повышая голос с раздражением) Да не надо. Вам три раза повторили, кодекс не надо цитировать, скажите доводы свои.

Каклюгин Н.В.: Это кто там говорит? [подходя к монитору ближе] А почему Вы таким тоном разговариваете со мной, я не пойму?!

Один из двух членов Судебной коллегии (Кузнецов В.П. или Васильев И.В.): (тот же стушевавшись) Мы пытаемся Вас просто направить в русло, чтобы Вы обжаловали приговор, а Вы нам рассказываете что угодно, только не доводы по приговору.

Каклюгин Н.В.: Пожалуйста, тон свой немножко смените. Я ни в чём не виноват!

Судья Реброва М.В.: Каклюгин, возвращайтесь к изложению доводов своей апелляционной жалобы в рамках предмета судебного разбирательства. Воздержитесь от цитирования нормативной литературы, потому что здесь, ещё раз повторяю, находятся все профессиональные юристы, Кодексы знают. [Знать – ещё не значит исполнять свой профессиональный и гражданский долг в соответствии с прописанными в них законодательными нормами].

Следующий Ваш довод, пожалуйста, излагайте.

Каклюгин Н.В.: Не менее значимым для моей защиты стал момент с очень странным заключением старшего эксперта отдела исследований наркотических средств и взрывотехнических экспертиз ЭКЦ [Экспертно-криминалистического центра] ГУ МВД России по Ростовской области, подполковника полиции Сухамленовой, согласно которому на поверхности салфетки со смывами веществ, тот самый смыв, где обнаруживается удивительная вещь: погрешность весов «Acculab ALC-210d4» составляет 0, 001 грамма. [См. материалы судебного дела, том №1, листы 128-130]. То есть, обнаружение, со слов данного эксперта, у меня на ладонях следов синтетического наркотика по весу меньше погрешности измерения прибора! Вопрос – значим ли такой результат и мог ли он быть вписан в заключение в обвинительный приговор как положительный? Мы этот вопрос хотели задать эксперту, но, к сожалению, нам тоже отказали в его вызове [на судебное заседание для дачи соответствующих пояснений].

            Дальше. Со стороны [свидетеля обвинения] Павлюченковой оскорбления, неоднократно проигнорированные судьёй Поповым, Павлюченкова называла меня «тварь» дважды. Это тоже нарушает, является нарушением моего конкретно положения об уважении чести и достоинства, статьи 9 [УК РФ] – тоже было проигнорировано судьёй Поповым. То есть, это было – лист 237, том №3 – оскорбление «тварь». «Литературное слово», - говорит Павлюченкова [в протоколе судебного допроса от 02.04.2019 г.]. Судья проигнорировал это всё. «Обиженная тварь», - причём назвала меня Павлюченкова. Очень странно такое поведение судьи, вообще-то это считается незаконным и необоснованным. Когда она оскорбляла, и судья Попов не реагировал на оскорбления Павлюченковой, а должен был сделать ей замечание…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Я Вас ещё раз прошу вернуться к доводам по поводу несогласия с приговором апелляционным, почему Вы.., ой, Господи, несогласия с приговором суда первой инстанции, почему Вы с ним не согласны.

 

[Вероятно, Реброва М.В. оговорилась, что в суде апелляционной инстанции уже заранее было запланировано оставить обвинительный приговор, независимо от того, что “подсудимый” невиновен, судя по тому, как она испуганно, эмоционально поправилась, что получилось очень показательно – 02:46:36 по времени].

Каклюгин Н.В.: В отношении статьи 17 я хотел просто, и статьи 15 УПК РФ немного добавить, что с уклоном в обвинение.

            Было критическое отношение к тому, что было доказано в суде, к судебно-следственным доказательствам.

            Я подчеркну, это есть и в моём выступлении, которое я озвучивал раньше [в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону, все части выступлений опубликованы на интернет-портале информационно-аналитической службы “Русская народная линия” (https://ruskline.ru/analitika/2020/01/24/nechistye_duhom_i_serdcem_zakryvaya_vse_voprosy) и в группе “ЦЗМ – секта: true” в социальной сети “ВКонтакте”, которую в 2015-16 г.г. создавал и курирует до сих пор Н.В. Каклюгин, по адресу: https://vk.com/czmtrue?w=wall-86696797_4776], и сейчас скажу – я помогал жертвам, пострадавшим от организаций, есть в материалах дела письмо от одного из отцов детей, пострадавших от сект, то есть я помогал в том числе пострадавшим от тоталитарных деструктивных культов (сект). И в 2016 году я выступал в Совете Федерации [на экспертном рабочем совещании под председательством сенатора Е.Б. Мизулиной] на эту тему, связанную с реабилитационными организациями, которые занимаются псевдореабилитацией, вербуют людей. Это такие организации, которые готовят у нас государственный переворот по типу киевских “Майданов”. [Текст выступления Каклюгина Н.В. на круглом столе Тоталитарные деструктивные культы в современной России, в том числе скрывающиеся за деятельностью в сфере реабилитации наркозависимых: обзор ситуации и перспективные механизмы противодействия экспансии в Совете Федерации см. по ссылке: http://www.narkotiki.ru/5_85910.htm].

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, Вы в начале своего выступления перечисляли, какими видами деятельности Вы занимались.

Каклюгин Н.В.: Да, но просто ведь, когда мой отец 19 ноября 2018 года написал на Национальный антинаркотический союз [и электронный интернет-ресурс], что вы сектой как были, сектантами так и остались, ему ответили, что, возможно, у Вас могут быть проблемы с наркотиками. Ведь это есть, скриншот этого момента в материалах дела.

Это тоже говорит о том, что – что́ эти люди хотят, либо наркотики будут подброшены отцу, либо каким-то образом он может быть наркоманом или что это имелось в виду, как это всё понимать? Но на суде это тоже было оглашено [вшито в материалы дела, том №5, лист 223] и это тоже не было серьёзно воспринято никак судьёй Поповым.

Угрозы мне поступали и раньше. Есть, приложены к материалам дела ещё 2015-го года угрозы, то есть, именно от представителей этого Национального антинаркотического союза [см. материал об угрозах Н.В. Каклюгину со стороны функционера НАС А. Долгих в 2015 году по ссылке: https://vk.com/czmtrue?w=wall-86696797_269]. Вот эти все моменты, которые были, и события, они являются поводом, должны являться поводом для судебного следствия, и назывались лица, этот Лушников, который так и не был допрошен почему-то.

            Значит, я говорил в своих тоже показаниях [на судебных допросах в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 3, 10 и 17 октября 2019 года], что 22 июня 2018 года мы с Любовью Лушниковой подали в ОБЭП [Прикубанского округа г. Краснодара] материалы по экономическим преступлениям Национального антинаркотического союза, с чем может быть также связано преследование меня.

То есть вот эта организация явилась заказчиком моего уголовного дела. Также в материалах дела всё это есть, однако, ход этому моменту не был дан, и в судебном следствии в суде первой инстанции тоже не было рассмотрено никак, не было никакого расследования судебного, не проводилось никак вообще. Хотя я предоставлял эти материалы.

Что касается состояния моего здоровья, то это тоже взаимосвязано. Судья Попов хоть и прерывал, что это никак не связано: верёвка там была в больнице тюремной в июне месяце [с 29.04. по 16.05.2019 г.] и так далее, с тем, что обвинить меня по приговору.

Это всё взаимосвязано и я буду и дальше, извините, я буду говорить об этом постоянно, потому что это просто должно быть расследовано всесторонне и совершённое зло должно быть наказано, поскольку это всё является звеньями одной цепи. Тоже важно по этому поводу сказать.

Что касается моментов, связанных с 11 января 2019 года – это когда мне пытались предъявить обвинение. Этот документ проигнорировал на суде [постановление о предъявлении обвинения следователем И.С. Швецовой и протокол допроса Каклюгина Н.В. тем днём], я судье Попову озвучивал этот момент, он отражён в стенограммах судебного заседания.

Дело в том, что этот документ, получается, является недействительным. Я сейчас поясню почему. Ведь от него исходят дальше все события. 11 января 2019 года ко мне [в следственные кабинеты СИЗО-3 г. Новочеркасска] прибыла следователь Швецова. До этого у меня была голодовка с 20 ноября по 30 декабря 2018 года – 40 дней. 40 суток я был чуть живой по состоянию здоровья. Потом я вышел из голодовки и 11 января [2019 г.] написал заявление утром снова на голодовку. Ко мне пришла днём Швецова, принесла постановление, зачитала мне, что я, значит, в статус обвиняемого перевожусь. Об этом протоколе имеются моменты: поскольку мне прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону] отвечала, что: «В окончательной редакции предъявлено 11.01.2019 г. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30…», - и так далее, - «Последний», то есть я, «незамедлительно после предъявленного обвинения допрошен в указанном правовом статусе. В ходе допроса вину не признал». [Во всевозможных отписках за подписью зам. районного прокурора С.С. Чаброва и и.о. обязанности зам. районного прокурора С.Ю. Касянчук так уверенно сообщалось]. Я здесь хочу отметить, что этот протокол недействителен, поскольку было записано следующее, я просто процитирую, он у вас есть этот протокол от 11 января [2019 г.] в материалах дела, протокол допроса обвиняемого. В комментарии к нему адвокат Пешиков написал: «Протокол допроса обвиняемого считаю незаконным, так как в 10:10 часов замерено давление Каклюгину Н.В. (100/60, а не привычные 130/90), рекомендация – укол лекарства. Не дождавшись мед. сестры, начали проведение следственных действий. Каклюгин Н.В. не осознаёт происходящее (текст допроса подтверждает)».

Значит, а текст допроса такой, записала следователь Швецова, полностью привожу текст допроса: «Обвиняемый Каклюгин Н.В. показал, что может дать показания газового счётчика у себя дома и ждёт врача для оказания помощи. Давление 100/60, состояние плохое, давление измерялось сотрудником медчасти. Сильное головокружение, сознание спутанное, показания готов давать позже. Боли в почках, почечная колика, отёки в ногах, нуждаюсь в стационарном лечении. Больше говорить не могу». Лист 217 копии материалов судебного дела, том №2. Прокуратура [Пролетарского района] города [Ростова-на-Дону] считает, что этот протокол, в нём я, якобы, «вину не признал», и он всё равно был признан действительным этот протокол. Где здесь в этом вообще протоколе о том, что я «вину не признал»? Что «состояние плохое», «почечные колики» – это да. Этот протокол недействителен от 11 января [2019 г.]. А от него дальше исходит – все дальнейшие следственные действия были незаконными.

Так вот я хочу обратить внимание на это апелляционного суда, на этот протокол – это, ещё раз говорю, лист 217 копии материалов судебного дела, том второй. Как этот так вообще, почему так произошло, что прокуратура…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, Вы уже сказали, не возвращайтесь. Следующий довод.

Каклюгин Н.В.: Да. Но при этом следователь Швецова написала, что, якобы, я отказался от подписи везде. Я не отказался от подписи, а не мог подписать протокол. Это указал адвокат Пешиков в замечаниях к протоколу тогда же – лист 218 тома №2, где Пешиков это указал. Есть 11 января 2019 года ознакомление с экспертизой [№2/1241 от 02.11.2018 г.], где тоже указано состояние моего здоровья и так далее, то есть, подтверждающее состояние, [см. материалы судебного дела, том №1, лист 95].

            Дальше я хочу обратить внимание на заключение экспертов №2/1241 от 2 ноября 2018 года о том, что изъятый у меня во время задержания 19 октября 2018 года телефон «Lenovo Zuk-2», который был вписан в вещественные доказательства, он нерабочий. Это было видно и визуально – он был разбит и вообще просто лежал [в боковом кармане сумки с ноутбуком], он у меня случайно оказался с собой. Сетевой адаптер и шнур вместе с рабочим телефоном у меня были похищены во время задержания [19.10.2018 г.], а нерабочий телефон был признан вещественным доказательством, хотя SIM-карта на панели у экспертов не включилась. Нерабочая была и SIM-карта, и сам телефон вообще не включался. И тем не менее, он признан вещественным доказательством, а похищенный телефон, открытым образом похищен был, хотя следствие пыталось написать [и записало – следователь Бортникова М.А. и далее все повторили за ней], что это было тайное хищение и так далее. Потом дела разделились. Сейчас – 11 марта [2020 г.] ко мне пришёл следователь [ОРП на ТО Отдела полиции №7, всё тот же Н.Н. Волков] ГУ МВД, и я признан потерпевшим по данному моменту. Дела разделили, по похищению телефона я признан потерпевшим. [Хотя обязаны вновь соединить, о чём Каклюгин Н.В. сообщил с подробным разъяснением всех событий, предшествовавших разбойному нападению и ограблению сотрудниками областного УКОН и ОСН “Гром”, следователю Н.Н. Волкову].

Далее я писал показания, что это всё связано с этим уголовным делом, что те, кто похищал у меня телефон «Iphone 6S» со шнуром и так далее, они же и участвовали в имитации подброса мне наркотиков. Я просто на этом телефоне похищенном содержал оперативную информацию по Национальному антинаркотическому союзу, которая мной была получена совместно с УФСБ по Московской области и УФСБ города Сочи. Поскольку чуть раньше мы заходили в реабилитационные центры города Сочи с силовыми структурами, я как внештатный эксперт принимал участие в заходе в эти центры и это видео было у меня внутри в этом «Iphone 6S». И он был похищен, похищен теми людьми, которые причастны к имитации подброса мне наркотиков. [С тех пор, с момента взятия объяснения 11.03.2020 г., до 25.04. 2020 г. никакой информации о ходе расследования истории с похищенным открыто, с применением силы личным мобильным телефоном “Iphone 6S” с сетевым зарядным устройством, адаптером и шнуром, от следователя Волкова не поступало…].

Кроме того, этот телефон через три дня включался в Краснодаре 22-23 октября [2018 г.], однако, судья Попов приобщил к материалам уголовного дела лист – биллинг включения очень поздно, который у отца есть до сих пор. У отца есть биллинг! И, соответственно, судебное следствие по этому моменту тоже не было каким-то образом проведено. [Никаких выводов по этому факту судья Попов А.Е. не сделал, детализацию соединений Каклюгина Н.В. с 10.10. по 22.10.2018 г. см. том №5 материалов дела, листы 225-228].

            Видимо, потому что прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, следующий довод, Каклюгин.

Каклюгин Н.В.: Когда мне пытались, меня выводили насильно из камеры и сажали в металлическую клетку, закрывали там, и пытались предъявить, что я обвиняемый и так далее. По суду это рассматривается нарушением, нарушением именно статьи 3 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года…

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, это не относится к предмету судебного разбирательства.

Каклюгин Н.В.: Это относится!..

Судья Реброва М.В.: (перебила) Пожалуйста, по предмету судебного разбирательства, всё остальное…

Каклюгин Н.В.: (продолжает) То есть, человека можно унижать?! Унижали мои честь и достоинство. Это должен был судья… Судье [федеральному судье Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попову А.Е.] я это говорил, судья на это не отвечал никак! Это Уголовно-процессуальный кодекс. Есть статья 9 «Уважение чести и достоинства личности»

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, в рамках предъявленного обвинения суд проводит судебное разбирательство. И, пожалуйста, сейчас высказывайте свои доводы в рамках постановленного приговора.

Каклюгин Н.В.: Так ведь это тоже говорит о том, что…

[на самом деле абсолютно верно “подсудимый” как один из доводов незаконного вынесенного приговора приводит, что судья не имеет права подтверждать незаконные действия следствия как проведённые законно, процессуальные – это прямым образом относится к предъявленному обвинению и неправосудному итоговому решению в суде первой инстанции]

Судья Реброва М.В.: (перебила) Каклюгин, не пререкайтесь, пожалуйста, продолжайте.

Каклюгин Н.В.: Спросить можно? Скажите, вот Вы говорите: «по приговору», но ведь Судебная коллегия…

Судья Реброва М.В.: (перебила) [не выслушав начало аргументации “подсудимого”, т.е. её явно не интересует разбирательство дела по существу, она знает, что человек на скамье подсудимых невиновен, но также знает заранее, что они, Судебная коллегия, будет выносить обвинительный приговор, который без изменений заготовлен заранее]

Каклюгин, выступайте в прениях, пожалуйста, по доводам своей жалобы о несогласии с постановленным приговором. Следующий довод, если Вы желаете изложить, излагайте.

Каклюгин Н.В.: Я уже говорил, что не было в материалах уголовного дела [информации] о моих отказах от приёма пищи – это тоже о состоянии моего здоровья.

Судья Реброва М.В.: (перебила нервно, раздражённо) Это Вы говорили, говорили, все слышали, что 76 дней голодовки. Это Вы говорили, упоминали. Пожалуйста, следующее.

Каклюгин Н.В.: В целом нужно отметить, что была нарушена статья 5 «Конвенции и защите прав человека и основных свобод»: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность», «Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

И ещё я хотел бы отметить, что в итоговом приговоре вопрос о вещественных доказательствах – это тоже важный момент – то, что у меня был изъят ноутбук и разбитый телефон, это не указано в приговоре.

На основании, в силу вышеизложенного, в соответствии со статьёй 389.1, статьёй 389.15 УПК РФ, всех нарушений, которые я изложил, если бы судья учёл всё это, а не занимался бы профанацией такового в моём уголовном деле, я не находился бы 17 месяцев в заточении, а виновные действительно были бы наказаны.

На основании всего вышеизложенного прошу:

- отменить приговор Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону от 12 ноября 2019 года в отношении меня, Каклюгина Николая Владимировича, 2 декабря 1980 года рождения.

- принять новое решение, в котором меня, Каклюгина Николая Владимировича, 2 декабря 1980 года рождения, оправдать.

- и на основании вышеизложенного возбудить административное и, если потребуется, уголовное производство в отношении судьи Попова А.Е., Болдырева А.Ю. оперативника, оперативника Скогорева Д.Г., следователя Швецовой И.С., Бортниковой М.А. – следователя, свидетеля обвинения Павлюченковой Ю.А., свидетеля обвинения Красильникова М.Г.

Судья Реброва М.В.: Реплики есть у участников?

Адвокат Пешиков П.С.: Нет.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Нет.

Гособвинитель Злобин И.В.: Нет.

Члены Судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда, федеральные судьи Кузнецов В.П., Васильев И.В.: Нет. Нет.

Судья Реброва М.В.: Судебные прения завершены.

Каклюгин, в «последнем слове» суд Вам предоставляет выступить возможность.

 

Окончание следует…

 

 

***

 

Каждый, кто решится отомстить противозаконно, переступая все законы морали и этики, нравственные законы бытия, уголовные законы земного государства, духовные принципы мироздания, своему обидчику или обидчикам, вымышленным или реальным, как поступили со мной сектанты-неопятидесятники и их «друзья-товарищи» в органах госвласти из известной всем, даже если внимательно ознакомиться с текстом выше, организации, точнее оплетающей сразу их многие десятки сетевой структуры, каждый – христианин ли он, ищущий ли только Бога, либо обретший некий мнимый покой в ином вероисповедании, обрати внимание на строки ниже, а моё далеко не последнее слово, произнесённое на суде неправедном уже второй инстанции, апелляционной, мы разместим в открытом доступе чуть позже, после небольшой корректуры, графической, орфографической и иллюстративной. Пока же о недопустимости мщения путём беззаконным, нарождающим в будущем огромные проблемы и тому, кто всё это по недомыслию и малодушию своему, будучи одержим страстями, задумал и реализовал:

“Нам ли, христианам, идти по этому пути. О, да не будет! Даже если бы сердца наши разрывались от горя и утеснений, наносимых нашим религиозным чувствам, нашей любви к родной земле, нашему современному благополучию, даже если бы чувство наше безошибочно подсказывало нам, кто и где наш обидчик. Нет, пусть лучше нам наносят кровоточащие раны, чем нам обратиться к мщению. Тем более погромному, против наших врагов или тех, кто кажется нам источником наших бед. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему! Не поддавайтесь искушению. Не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. «Побеждайте зло добром» (Рим. 12, 21).

Чада мои! Все православные русские люди! Все христиане! Когда многия страдания, обиды и огорчения стали бы навевать вам жажду мщения, стали бы проталкивать в твои, Православная Русь, руки меч для кровавой расправы с теми, кого считала бы ты своим врагом, - отбрось далеко так, чтобы ни в минуты самых тяжких для тебя испытаний и пыток, ни в минуты твоего торжества, никогда-никогда рука твоя не потянулась бы к этому мечу, не умела бы и не хотела бы найти его.

О, тогда воистину подвиг твой за Христа в нынешние лукавые дни перейдёт в наследие и научение грядущим поколениям, как лучший завет и благословение: что только на камени сем – врачевании зла добром – созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви в Русской земле, и неуловимо даже для врагов будет святое имя её и чистота подвига её чад и служителей.

Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость. «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братие. Аминь» (Гал. 6, 18)”.

/Из обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона к пастве в лихой, кровавый год большевистского террора, 1919-й от Рождества Христова/

 

Дополнения к этому финальному духоносному аккорду “Слова Первого” сего текста в опубликованной до этого моей работе “Непоследнее слово о лжи, или Безнаказанность порождает беззаконие” см. по ссылке, особенно в конечной его части: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/1221.html. Сегодня принесли утверждение приговора. Скоро пора собираться в колонию, куда меня отправили эти два неправосудных решения судов двух инстанций. Впереди кассационное обжалование данных решений.

“Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление…” (Евр. 12, 1-2). Весь христианский мир со Святой Пасхой! Светлого Воскресения Христова! Христос Воскресе!!! Когда бы материал ни вышел, через сколько бы времени. Эти слова, дающие всем нам надежду и знак победы жизни над смертью, Истины над звериным оскалом лжи, будут актуальны до скончания веков. Всё остальное решаемо.

Текст стенограммы выпущен в полном соответствии с оригиналом аудиозаписи.

Комментарии Николая Каклюгина, СИЗО-3, г. Новочеркасск.

20.04.2020 г.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. НЕПРАВЕДНЫЙ СУД

Наивный вопрос: почему не вмешивается Патриархия? Почему не вмешивается СПЧ при Президенте РФ?

NNNN / 26.05.2020
Николай Каклюгин:
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
3. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
01.07.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
2. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
27.06.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
1. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
24.06.2020
Все статьи автора
"Наркомания, алкоголизм и табакокурение"
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
3. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
01.07.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
2. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
27.06.2020
Лечить дешевле, чем карать
Епископ Каменский и Камышловский Мефодий о необходимости создания государственной системы реабилитации наркозависимых
26.06.2020
Все статьи темы
"Борьба с сектами в России"
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
3. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
01.07.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
2. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
27.06.2020
Величайший шоумен или новый святой?
Репортаж с запрещенной службы схиигумена Сергия
27.06.2020
Все статьи темы
" Дело Каклюгина"
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
3. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
01.07.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
2. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
27.06.2020
Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм
1. Памяти жертвенного подвига воинов-освободителей и 79-летию начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
24.06.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Что мог сказать Бог товарищу Сталину?
Новый комментарий от Советский недобиток
2020-06-30 17:09
«Мы голосуем за страну, в которой хотим жить»
Новый комментарий от Сант
2020-06-30 17:05
«Первый всесоюзный референдум» государства Россия-Белоруссия
Новый комментарий от Русский Иван
2020-06-30 16:43
Богоборчество и запрет праздновать Пасху во всем мире
Новый комментарий от Полтораки
2020-06-30 15:48
«Слава героям Отечественной войны! Ура!»
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-06-30 15:10
Почему нельзя строить культуру на рыночных отношениях?
Новый комментарий от Полтораки
2020-06-30 13:56
«Человек духовный не может жить без храма Божия»
Новый комментарий от Сант
2020-06-30 13:08