Илиодоровы катакомбы

Приключения иеромонаха Илиодора (Труфанова) Часть 18-я

Яна Седова 
Иоанн Грозный и Григорий Распутин 
0
02.02.2021 593

Другие публикации астраханской исследовательницы Яны Анатольевны Седовой о скандально известном церковном и общественном деятеле предреволюционной поры иеромонахе-расстриге Илиодоре (Сергее Михайловиче Труфанове): «Непонятая фигура»; «Детство и юность Илиодора (Труфанова)»; «Преподавательская и проповедническая деятельность иеромонаха Илиодора (Труфанова)»; «Царицынское стояние» иеромонаха Илиодора (Труфанова); «Вклад иеромонаха Илиодора (Труфанова) в создание Почаевского отдела Союза русского народа»; «Незадачливый «серый кардинал» II Государственной думы»; «Иеромонах Илиодор на IV Всероссийском съезде Объединенного русского народа»; «Изгнание иеромонаха Илиодора из Почаева», «Конфликт полицмейстера Бочарова и иеромонаха Илиодора»; «Конфликт епископа Гермогена (Долганева) и губернатора гр.С.С.Татищева»; «О скорейшем переводе названного иеромонаха из Саратовской епархии...», «Отстаивая о.Илиодора, преосв. Гермоген отстаивал независимость Церкви…»; «Отец, а не обвинитель…»; «Единственная встреча»; «Скандальное паломничество иеромонаха Илиодора в Вольск»; «О.Илиодор Труфанов с паствой в Сарове (июль 1911 г.)»; «Хулидоры скандальничающего инока»; «Конфликт о. Илиодора Труфанова и полицмейстера В.В.Василевского»; «Иеромонах Илиодор и Григорий Распутин».

***

Катакомбы – всё, что осталось от Илиодорова монастыря до наших дней. Монастырь в том виде, как его построил о.Илиодор, был уничтожен во время войны. А подземелье осталось. «…пусть мы умрем, пусть нас не будет, – катакомбы наши будут служить красноречивым несокрушимым памятником вашего благочестия и любомудрия...», – говорил иеромонах своей пастве[1].

Задумал он этот грандиозный проект не позднее января 1911 г., что видно из ноябрьского интервью с преосв. Гермогеном, где владыка говорил, что постройка катакомб «давно уже разрешена, но до сих пор не могла быть осуществлена вследствие последней печальной истории с переводом о.Илиодора»[2]. Проект был предварительно согласован с преосвященным: в прошении на его имя от 26 сентября 1911 г. о.Илиодор упоминает, что начал работы «с ведома Его Преосвященства»[3], хотя предыдущая их встреча относится к августу.

Весной замысел иеромонаха был развит настолько, что стал известен властям. В докладе саратовского губернатора П.П.Стремоухова председателю Совета министров П.А.Столыпину 8 мая 1911 г. строительство катакомб названо наряду с другими планами о.Илиодора[4]. Скорее всего, в те дни эта постройка связывалась им с его грандиозным планом распространения своей проповеди на Поволжье и Дон.

Окончательным толчком к началу строительства катакомб стало противостояние с царицынским полицмейстером В.В.Василевским в конце августа – начале сентября. Возможно, решение было принято во время болезни о.Илиодора (около 18 сентября), когда он «передумал больше, чем за 3½ года» своей жизни в Царицыне[5]. Следует отметить, что именно в те дни газеты напечатали печально известную телеграмму обер-прокурора Св.Синода В.К.Саблера преосв. Гермогену, из которой иеромонах заключил, что обер-прокурор на стороне врагов. По выздоровлении о.Илиодор незамедлительно приступил к строительным работам, чтобы не упустить последние погожие деньки.

Объявляя (24 сентября) о начале работ, о.Илиодор дал им следующее объяснение. Приближается конец света и приход антихриста. Поэтому необходимо подготовить укрытие для братии и прихожан подворья.

1.Перед началом рытья катакомб

Через неделю, когда работы уже были в разгаре, о.Илиодор вновь развил эту тему: «В прошлый раз я говорил вам, православные, о скором появлении антихриста. Теперь я опять повторяю, что не пройдет 2-3 лет, как он явится. В газетах спрашивают, на каком основании я предсказываю приход антихриста, не пророк ли я. Нет, я не пророк и вовсе не предсказываю. Я такой же грешный как и вы все, говорю же я на основании предсказаний святых угодников Божиих: отца Иоанна Кронштадтского, преподобного Серафима Саровского, схимонаха Амвросия Оптинского, архимандрита Глинской пустыни Илиодора, которые указали, что именно в наше время придет антихрист и если винить кого, то винить не меня, а их; однако я глубоко верю, что это будет так и поэтому я начал рыть под монастырем катакомбы»[6].

Это мистическое настроение было настолько нехарактерно для о.Илиодора, что даже Св.Синод не поверил полученным известиям. Как благочестиво ни обставлял иеромонах свои рассказы о конце света, чувствуется, что они сродни его легендам о конгрессах и изложены исключительно для отвода глаз.

Вероятно, и сам о.Илиодор понял, что выставил слишком неправдоподобный повод, поэтому отказался от него. На смену пришло другое объяснение: строятся усыпальницы для монахов, для тех, кто будет помогать строительству, жертвователей, а также для вдов и сирот.

Этой версии придерживался преосв. Гермоген: «Недавно, напр., были сообщения в печати, что о.Илиодор роет у себя в монастыре какие-то катакомбы, где думает скрываться от гонений. А катакомбы-то эти не что иное, как самые обыкновенные усыпальницы для погребения покойников»[7]. Затем почти дословно то же самое повторила, вероятно, со слов преосвященного, «Волга»: «В левых газетах, сначала в царицынских, а затем в местных и, наконец, в столичных было напечатано сенсационное сообщение о рытье иеромонахом Илиодором в царицынском монастыре каких-то "катакомб", в которых, якобы, будут спасаться от антихриста сам иер.Илиодор и его поклонники. В действительности дело обстоит гораздо проще: никаких "катакомб" не делается, а устраивается обыкновенная усыпальница под монастырским храмом, разумеется, с разрешения епархиальной власти»[8].

Однако позже Сергей Труфанов признался, что версия об усыпальницах была лишь отговоркой: «Когда власти узнали об этой работе, они попросили у меня объяснения. "Я копаю могилы", – ответил я»[9].

Наконец, еще одна версия назначения катакомб связывает их с отказом Царицынской городской думы передать монастырю прилегающий к нему пустырь. «Царицынские гласные не дали нам площади. Ну, так мы под площадь пойдем и станем подрываться под дом», - говорил о.Илиодор[10]. Эту версию со слов иеромонаха передает диакон о.В.Саввинский[11]. Но задачи, для которых о.Илиодор просил у гласных площадь, известна из его же прошения: «предлагаю разбить сквер для благого приличного провождения народом праздников, построить богадельни, приюты, дома трудолюбия, церковно-учительскую, причетническую и миссионерскую низшие школы с ремесленными классами и монастырским содержанием беднейших учеников»[12]. Разместить все это под землей было бы невозможно.

Ключ к разгадке содержится в пущенном о.Илиодором словечке «катакомбы». «Вы знаете, что такое катакомбы? – объяснял он своим приверженцам 23 октября. – Катакомбы – это храмы спасения. Во время гонения язычников на христиан последние скрывались в катакомбах, где устраивали храмы и совершали богослужения. В тех же катакомбах хоронили христианских мучеников»[13].

Таким образом, объяснение про усыпальницы представляет собой полуправду. Главным назначением илиодоровского подземелья было укрытие. Но не от антихриста.

В воспоминаниях Сергей Труфанов объяснял сооружение катакомб предстоящим разрывом со своим покровителем Григорием Распутиным: «…я начал предпринимать практические шаги для своей безопасности, понимая, что пойти против Распутина означает пойти против царя и что это приведет к ожесточенной борьбе, которая может закончиться потерей моего монастыря. Я сказал себе: "Если я не смогу сразиться с ним над землей, попробую сразиться с ним под землей"»[14]. Это объяснение ближе всех прочих подходит к истине, однако отличается однобокостью, как и вся книга, из которой оно заимствовано. В те сентябрьские дни о.Илиодор ожидал нападения не от Григория, а от полицмейстера и других своих врагов.

Весенний опыт «царицынского сидения» показал, что илиодоровский монастырь не годится на роль крепости, в которой можно было бы выдержать осаду. Несмотря на строгий контроль, в обитель просачивались посторонние лица. Каждый выход в храм грозил о.Илиодору арестом или нападением. Не было условий для размещения и питания сотен богомольцев, набившихся в монастырь для охраны своего пастыря. А без храма и без паствы о.Илиодор себя не мыслил. Вот почему возник проект катакомб, где илиодоровская община могла бы скрыться в случае опасности, как град Китеж в озере Светлояр.

Иеромонаху случалось порой и проговориться о подлинном назначении катакомб. Однажды, например, он обмолвился, что в дни неизбежной революции там можно будет спастись от грабителей: «Мы же с вами спрячемся от революционеров в землю, где они нас не найдут»[15]. Но и без этих обмолвок его цели были очевидны и не составили секрета ни для газетных корреспондентов, ни для губернатора.

2. Подземная комната

Говоря о своем сооружении, о.Илиодор нередко разделял собственно катакомбы, предназначавшиеся для усыпальниц, и пещеры.

Катакомбы были задуманы как трехэтажное подземелье, в плане имеющее вид креста. «Тоннели будут расположены под храмом в 40 саж. длиной, 16 саж. шириной и 3 саж. вышиной, – рассказывал о.Илиодор. – Потом мы выпишем машину для бурения дыр в стенах тоннелей. В подземелье будет устроена часовня и усыпальница. Через каждые 2 сажени в стенах тоннелей будут пробуравлены машиной дыры, в которых мы устроим гробницы»[16]. Подражая древним иудеям, он предполагал закладывать гробы камнями. Затем гробница заливалась бы цементом, на стене размещалась табличка со сведениями об умершем, по желанию – также икона с неугасимой лампадой. Так, начиная с нижней галереи, заполнялись бы один за другим три яруса усыпальницы. По расчетам о.Илиодора, под храмом поместилось бы 500 гробниц.

3. Подземный ход. На фото корреспондент Бекар и послушник Савва

Но это лишь часть сложного подземного лабиринта, рывшегося под монастырем. Ко всем зданиям велись подземные ходы. Вот, в частности, описание коридора, имевшего соединить келейный корпус с подземельем: «Этот ход размерами 2½ арш. × 1 арш., на глубине от поверхности земли около 2 саж., будет сделан из 2-х рядов каменных столбов с железными перекладинами (балками) и со сплошной опалубкой сверху; при проходе под стены трапезной будут сложены особые подпоры под стены. … Пользоваться ходом предназначается лишь для очень ограниченного числа живущих в монастыре и лишь в исключительных случаях»[17].

4. Потайная дверь в келье иеромонаха Илиодора

Подземные ходы связали с лабиринтом целый ряд важных монастырских помещений: алтарь храма, кельи о.Илиодора и иеромонаха Иова, типографию, монастырскую аудиторию «Братского союза». Во всех этих помещениях были устроены потайные двери: в келье настоятеля – в углу за шкафом, в келье о.Иова – также за шкафом, в фальшивой стене, искусно замаскированной под настоящую, а в аудитории, наоборот, маленький люк был сделан на самом видном месте – на эстраде, около большой картины «Русь идет». Велись подкопы и к другим кельям. Под алтарем проходил главный ход, ведший с одного двора на другой и соединявший малые коридоры. Прошел он как раз мимо могилы илиодоровца Андрея Ковалева, умершего в марте во время царицынского стояния и погребенного у стен монастырского храма, так что здесь чувствовался «ужасный смрад»[18].

Кроме ходов, под землей строились другие помещения. Существовала, например, большая комната, именовавшаяся на подворье «секретной». Предполагалось устроить даже подземный храм.

Словом, подземелье имело довольно благоустроенный вид. Наладили даже паровое отопление.

Ходы рылись и за пределы монастыря, в город, к домам наиболее активных приверженцев о.Илиодора, а навстречу копали из ближайшего оврага. Войдя во вкус, иеромонах готов был рыть под всем Царицыном. «Кстати, тогда и провизии мы не будем покупать на деньги, - мечтал о.Илиодор. – Узнаем, что в городе такой-то погреб полон хлебом, подроем к нему и заберем хлеб...»[19].

Запас же воды предполагалось сделать над землей. В первые же дни строительства о.Илиодор распорядился наряду с канавами вырыть посреди двора яму 3 × 8 саж., обложить ее кирпичом и наполнить водой. Газеты откровенно связывали это сооружение с опасениями настоятеля, что в случае новой осады монастыря городская управа прекратит подачу воды по городскому водопроводу[20].

Так, мало-помалу, под монастырем и его окрестностями вырастал тайный город, готовый к автономной жизни.

Строительство подземелья позволило изящно решить вопрос о размещении в мужском монастыре трех женщин – благодетельниц, пожертвовавших на обитель значительные средства в обмен на право пожизненного проживания в ней. Их поселили под землей.

План лабиринта держался в секрете. Наиболее важные ходы и двери были замаскированы, некоторые заложены досками или кирпичом. Имелся даже фальшивый коридор «для русских дураков», оканчивавшийся тупиком[21].

Строились катакомбы так же, как и сам монастырь, – всем миром. На 26 сентября о.Илиодор назначил сбор съестных припасов для работников. «И вот со всех сторон потянулись вереницы носильщиков хлеба, чаю, сахару, арбузов, и все это складывали в помещение типографии»[22].

На следующий день начались работы: «с раннего утра со всех концов города по направлению к монастырю длинной вереницей, с лопатами и ломами в руках, потянулись почитатели иер.Илиодора»[23].

Его объявление о том, что участие в строительных работах дает право на бесплатное погребение в усыпальнице не только самому потрудившемуся лицу, но и всем членам его семьи, имело магический эффект. На подворье собралась целая армия: «…я кликнул клич, и вот ко мне явилось 1.500 работников»[24]. В большинстве это были женщины и дети – малыши 4-6 лет. Позже подтянулись гимназистки, пришедшие после уроков.

В 6 час. утра из кельи вышел о.Илиодор. По-видимому, в этот момент фотограф Лапшин сделал исторический снимок, запечатлев собравшихся добровольцев с их орудиями труда. О.Илиодор позирует, стоя в центре толпы.

Затем иеромонах очертил место для копания на обоих дворах, и работа началась. Первая задача заключалась в том, чтобы выкопать входы в катакомбы – канавы в 1 арш. шириной и 2 саж. глубиной. Землю относили на носилках в овраги близ монастыря.

«Любо-дорого было смотреть на снующий народ по площади с носилками, куда относилась в овраг земля, и копошившийся в пещерах с раннего утра и до поздней ночи при свете фонаря»[25]. Сам о.Илиодор распоряжался работами.

Первый этап растянулся почти на месяц. Спеша закончить предварительные работы до наступления непогоды, о.Илиодор в своих проповедях и беседах этого периода неоднократно призывал не оставлять «святого дела»[26]. «Я надеюсь, что завтра здесь будет полный двор людей, которые будут продолжать рыть пещеры; приходите, православные, с лопатами и кирками. Если среди вас находятся приезжие из сел – оповещайте других, дабы они шли сюда на работу кто на день, а кто на два»[27].

Работники, действительно, усердно трудились по мере своих сил – от циркового борца Заикина, который рыл пудовой лопатой, до престарелой купчихи М.Е.Таракановой, которая, уговорив о.Илиодора допустить ее к работам, один день носила землю.

С самого начала о.Илиодор стремился вести работы тайно, в шутку рекомендуя работникам при появлении постороннего лица бить его лопатой по затылку. Однако на первом этапе строительства добиться секретности было невозможно, весь план лабиринта представал как на ладони перед любым зрителем, в которых, конечно, недостатка не было.

В эти дни монастырские дворы представляли собой странную картину: всюду были ямы. Порой люди падали в них, как в ловушки, и однажды вечером о.Илиодор после проповеди призвал слушателей выходить из храма осторожно: «Кто провалится, за того я не отвечаю»[28].

Когда канавы были завершены, их выложили кирпичом, сделали своды и закрыли от любопытных глаз. Последний коридор был закрыт сверху 19 октября. Подсчитав объем выполненных работ, о.Илиодор заметил, что, уложись они в один день, потребовалось бы 10 тыс. человек.

Теперь, когда строителям предстояло скрыться под землей, назрела реформа. О.Илиодор понял, что надо вести учет работников, во-первых, ввиду обязательств по погребению, а во-вторых для сохранения тайны. 23 октябрябыла проведена перепись. Регистрации подлежали только главы семейств, поскольку усыпальницы, в сущности, были задуманы как семейная собственность. Записывали в особый журнал, где отмечались отработанные смены. «Кто согласен копать постоянно, тем лучше, у того будут, как у заслуженного генерала, кресты, кресты и кресты»[29]. Хранился этот журнал в алтаре. Каждое записавшееся лицо получило удостоверение, на левой стороне которого были указаны фамилия, имя и отчество старшего члена семьи и лицо, выдавшее билет, а на правой была начертана подходящая цитата из Евангелия (Мф. 29: 59-60).

Обстановку исторического собрания увековечил сотрудник «Царицынского вестника»:

«– А ночью можно работать? – спрашивает кто-то из публики.

– Нужно работать и ночью, и днем: под землей нет разницы между днем и ночью; работы всегда будут производиться при свете ламп, – отвечает иер.Илиодор.

– А иногородним можно работать? – снова раздается вопрос.

– Можно, можно!

– А если семья состоит из восьми человек, работать же будет только один, то все ли будут похоронены в катакомбах?

Иер.Илиодор отвечает утвердительно.

Подобного рода вопросы посыпались на иер.Илиодора словно из рога изобилия.

– Ведь я же все вам растолковал и разъяснил! дайте мне отдохнуть хоть немного! – возмущается иер.Илиодор.

В заключение он предложил всем присутствовавшим в аудитории главам семейств остаться, чтобы быть записанными в списки и получить удостоверения.

Когда же ввиду позднего времени часть их стала выходить, возмущенный иер.Илиодор останавливал их словами:

– Забудьте до двух часов ночи свои животы! Это запись первая и последняя, кто сегодня не запишется, того записывать больше не буду»[30].

Однако через неделю (30.X) пришлось возобновить запись. В первый раз записалось 700 семейств из 5 тыс. человек[31], во второй число свидетельств возросло до 960[32].

Наряду с прихожанами в строительных работах участвовали также постояльцы монастырского странноприимного дома, расплачиваясь таким образом за дармовые кров и пищу.

Внести свой вклад в строительство катакомб можно было не только личным трудом, но и пожертвованиями – деньгами или провизией, тоже в обмен на право погребения в усыпальнице. «Наши рабочие едят хлеб, рыбу и арбузы; объедками питаются только газетные сотрудники», – так о.Илиодор объяснял, что именно следует жертвовать[33]. По-видимому, эта категория пользовалась меньшей популярностью: пришлось просить приходящих на работы приносить с собой хлеб[34].

Еженедельно о.Илиодор распределял добровольцев по 10-часовым сменам. Работа велась круглосуточно. Спешил он так, что не дал работникам отдыха даже на царский день 14 ноября, прося тех, чья смена пришлась на этот праздник, лишь зайти в храм к благодарственному молебну, на полчаса.

Так проходила эта необыкновенная всенародная стройка. «Перед престолом Всевышнего заявляю, что в прошлые недели вы усердно работали в катакомбах, – говорил о.Илиодор 13 ноября. – Призываю вас и на этой неделе, и на следующих продолжать начатое нами святое дело»[35]. Добровольцы обещали потрудиться.

В декабре работа продолжалась, несмотря на отсутствие о.Илиодора.

Наконец, 18 декабря о.Илиодор вернулся в Царицын и приостановил работы на время праздников, до 8 января, однако возобновить дело в назначенный день не удалось ввиду не оконченных еще каменных работ в усыпальницах. Затем начался новый этап в жизни монастыря.

Стремоухов утверждал, что катакомбы строились «без соблюдения каких бы то ни было строительных правил», создавая опасность для богомольцев. «Прибывшего в монастырь городского архитектора Илиодор выгнал»[36]. «Саратовский вестник» смягчает эту версию: дескать, поначалу подземелье строилось разумением только самого иеромонаха, но, когда оно дало трещины, пришлось обратиться к преосвященному, приславшему епархиального архитектора[37].

На самом деле еще 26 сентября, при начале рытья канав, о.Илиодор написал прошение на имя преосвященного, извещая о начатых работах и прося командировать епархиального архитектора. Благословив это дело, еп.Гермоген поручил разработку технической стороны строительства трем лицам – самому иеромонаху, В.Н.Рысину и епархиальному архитектору инженеру В.И.Петропавловскому[38].

Архитектор прибыл из Саратова как раз к концу первого этапа работ. «Не успел я и подумать, как вдруг чудесным образом явился ко мне и архитектор и даже с планами», - рассказывал о.Илиодор[39]. Демонстрируя прибывшему из Саратова Петропавловскому вырытые пещеры, иеромонах, как и в своем прошении, делал акцент на усыпальнице. Из всего остального плана сообщил только о предполагаемом подземном ходе из келейного корпуса.

Таким образом, секрет своего лабиринта о.Илиодор не выдал даже архитектору. По-видимому, последний был приглашен в Царицын не столько для пользы дела, сколько для отвода глаз. Памятуя о своих спорах с городским комитетом по поводу строительства монастырского храма, о.Илиодор решил на сей раз прикрыться мнением «специалиста».

«Был здесь архитектор, дал план, ряд указаний; по указаниям ученого специалиста теперь мы можем работать спокойно». Впрочем, о.Илиодор не скрыл от своих добровольцев, что опасность обрушения не исключена. «До сих пор, благодарение Богу, все шло благополучно. Будем и впредь полагаться на волю Божию. А кто боится, колеблется, советую лучше и за дело не браться! Кто боится?». Но никто не боялся[40].

Тем временем Петропавловский составил проект в двух экземплярах со сметой, пояснительной запиской с расчетом и подпиской о техническом надзоре. По смете стоимость постройки исчислялась в 27 тыс. руб. Представляя документы консистории, в рапорте от 1 ноября архитектор описал также предполагаемый подземный ход и удостоверил его полную безопасность, причем не скрыл, что о существовании иных подземных помещений ему неизвестно[41].

В декабре строительное отделение Саратовского губернского правления утвердило проект усыпальницы, с условием устроить вентиляцию на всех трех ее ярусах.

Одновременно с подземными работами на подворье велись и надземные.

Часть вырытой из-под монастыря земли была оставлена во дворе. Образовавшаяся из нее насыпь переросла крышу, что дает некоторое представление о масштабе секретного лабиринта. Получилась гора, которой о.Илиодор дал евангельское имя – Фавор. Сам иеромонах связывал это название с преображением, которое он якобы ощутил во время знаменитого царицынского стояния в марте 1911 г. Более же вероятно, что в данном случае о.Илиодор подражал почитаемому им прп.Серафиму Саровскому.

На своем личном «Фаворе» иеромонах молился на каждой утренней и вечерней заре. В дальнейшем гору ожидало большое будущее. О.Илиодор полагал поставить на ней то ли стеклянный храм со входом через архиерейские покои со второго этажа, то ли скит для своего летнего отдыха, но чаще всего кратко говорилось, что здесь будет келья настоятеля.

«Гору мы по приказанию батюшки хотели построить до небес и на ней выстроить келью», – рассказывали илиодоровцы[42]. До небес, как Вавилонскую башню! Действительно, о.Илиодор настаивал, чтобы его строители-добровольцы сделали гору как можно выше. Подбадривая их, он говорил, что если ее высота не позволит устроить летнюю резиденцию, то ему придется уезжать отдыхать в монастырское имение.

– Так вот, отвечайте. Что для вас лучше? Или я буду отдыхать здесь хоть высоко, да недалеко, или буду уезжать далеко в монастырское имение?

– Здесь, здесь с нами отдыхайте, – отвечали прихожане, – сделаем высокую гору, только не уезжайте от нас[43].

И, действительно, усердно трудились над устройством «Фавора», сгребая землю и укрепляя ее проволокой.

«1911 год, – вспоминал о.Илиодор. – Месяц октябрь. У меня в Царицыне кипела народная работа по устройству в монастыре так называемой горы Фавор. Я стоял на горе и указывал людям, куда нужно сыпать землю, выбираемую из-под храма»[44].

На зиму гору украсили национальными флагами, а весной ее предстояло усадить цветами.

Так о.Илиодор приготовил плацдарм для предстоящего генерального сражения, не подозревая, что оно пройдет не в Царицыне, а в Петербурге, и катакомбы останутся без применения.

Лабиринт был так хитро сработан, что новые хозяева монастыря поначалу решили, что тайных выходов в катакомбах нет.

По распоряжению властей 12 января 1912 года в монастырь для осмотра храма и подземелий явилась комиссия в составе губернского архитектора Клементьева, епархиального архитектора В.И.Петропавловского и временного заведующего подворьем прот. А.Строкова. Петропавловский сразу увидел, что рассчитанный им проект усыпальницы имеет мало общего с огромным сооружением, в которое они спустились. Три часа комиссия блуждала по лабиринту. Не имея плана, комиссия упустила из виду самые секретные участки, однако даже ей удалось обнаружить неоконченные подземные коридоры за ограду и встречный им тоннель из оврага.

Уже в феврале лабиринт, лишённый хозяйского присмотра, начал приходить в упадок, местами стояла вода. Затем подземные ходы начали обваливаться. Не устояла и гора «Фавор». Ее проволочные скрепления порвались, земля, подмываемая дождями, потрескалась, и все сооружение осело набок. Однако женщины продолжали тайком ухаживать за ней, сажали цветы и поливали их.

Новый настоятель архимандрит Иринарх (Шемановский) долго ломал голову над тайной илиодоровского подземелья. Исследуя стены келий и лабиринты, он мало-помалу натыкался на новые и новые ходы. Но головоломка так и осталась бы неразгаданной, если бы ее не раскрыл в конце концов иеромонах Иов, хранитель ключа от тайных коридоров. Потеряв, вероятно, надежду на возвращение о.Илиодора, о.Иов показал архимандриту секретный сектор катакомб. Впрочем, весь ли?

О.Иринарх решил замуровать часть подземелья на одном монастырском дворе и все ходы на втором. «Все тайники и лазейки в монастыре, приспособленные для укрытий, будут совершенно уничтожены, так как в монастыре нет ни воров, ни преступников, для которых могли бы они понадобиться», – говорил новый настоятель, недвусмысленно намекая на своего предшественника[45]. «Ходы настолько обширны, что заделка их потребует значительных расходов», – отмечали газеты[46]. К уничтожению была приговорена и гора «Фавор». Некоторые же ходы предполагалось выложить для надежности кирпичом и сохранить в качестве памятника илиодоровскому сумасбродству.

5. Разрушенная аудитория. Крестиком отмечено место, где был ход в лабиринт

Начиная с февраля 1912 г. катакомбы превратились в своеобразный музей, привлекавший любопытных. Особый интерес это место вызвало летом, когда тайна лабиринта была раскрыта. Газетные сотрудники, местные жители и приезжие бродили по подземельям под руководством одного из монахов. Фотограф «Огонька» сделал фоторепортаж.

Как и все проекты о.Илиодора, катакомбы поражали своим размахом. «Все удивляются, как за такой короткий период времени иер.Илиодор мог успеть столько сделать», – отмечал в те дни сотрудник «Царицынского вестника»[47]. Да, сделано было много, а задумано гораздо больше. Словно по книге Бытия, о.Илиодор строил «город и башню, высотою до небес», призывая своих приверженцев «сделать себе имя» (Быт. 11: 4). Однако новую Вавилонскую башню постигла участь всех слишком честолюбивых затей.

6.Савва Несмеянов у горы Фавор


[1] Иеромонах Илиодор // Царицынский вестник. 27 октября 1911.

[2] М. П-ий. Непонятый пастырь (Из беседы с еп.Гермогеном) // Новое время. 15 ноября 1911.

[3]Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.151. Рапорт секретаря Саратовской духовной консистории Н.Никитина В.К.Саблеру 4 ноября 1911.

[4]Государственный архив Саратовской области (далее – ГАСО). Ф.1. Оп.1. Д.8770. Л.112 об.

[5] Новые выступления иеромонаха Илиодора // Русские ведомости. 30 сентября 1911.

[6]РГИА. Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.146-146 об. Письмо царицынского полицмейстера товарищу прокурора Саратовского окружного суда по Царицынскому уезду 11 октября 1911.

[7] М. П-ий. Непонятый пастырь (Из беседы с еп.Гермогеном) // Новое время. 15 ноября 1911.

[8]Волга. 16 декабря 1911.

[9]The mad monk of Russia Iliodor. Life, memoirs and confessions of Sergei Michailovich Trufanoff (Iliodor). NewYork, 1918. P.220.

[10] В монастыре // Царицынская мысль. 26 октября 1911.

[11] Саввинский В., диакон. О.Илиодор, его личность, жизнь, труды и экономическое значение для гор.Царицына и нечто о пещерах. Царицын, 1911. С.14.

[12] Новое время. 29 апреля 1911.

[13] В монастыре // Царицынская мысль. 26 октября 1911.

[14]Iliodor. P.220.

[15] В монастыре // Царицынская мысль. 18 октября 1911.

[16] Голос Москвы. 4 октября 1911.

[17]РГИА. Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.151 об. Рапорт секретаря Саратовской духовной консистории Н.Никитина Саблеру 4 ноября 1911.

[18]Потайные ходы в монастыре, обнаруженные недавно // Царицынский вестник. 15 июня 1912; Тайны Илиодора в Царицынском монастыре // Огонек. 2 сентября 1912.

[19] В монастыре // Царицынская мысль. 26 октября 1911.

[20] Саратовский вестник. 28 сентября 1911. №212.

[21] Тайны Илиодора в Царицынском монастыре // Огонек. 2 сентября 1912. №36.

[22] Саввинский В., диакон. Ук. соч. С.14.

[23] Рытье катакомб // Царицынский вестник. 28 сентября 1911.

[24] Саратовский вестник. 11 ноября 1911. №248.

[25] Саввинский В., диакон. Ук. соч. С.14.

[26] В монастыре // Царицынская мысль. 19 октября 1911.

[27]РГИА. Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.146 об. Письмо царицынского полицмейстера товарищу прокурора Саратовского окружного суда по Царицынскому уезду 11 октября 1911.

[28] В монастыре // Царицынская мысль. 18 октября 1911.

[29]Иером.Илиодор // Царицынский вестник. 27 октября 1911.

[30]Там же.

[31] В монастыре // Царицынская мысль. 26 октября 1911.

[32]Государственный архив Волгоградской области (далее – ГАВО). Ф.6. Оп.1. Д.273. Л.307 об.

[33] В монастыре // Царицынская мысль. 19 октября 1911.

[34] В монастыре // Царицынская мысль. 1 ноября 1911.

[35]В монастыре // Царицынская мысль. 15 ноября 1911.

[36] Стремоухов П.П. Моя борьба с епископом Гермогеном и Илиодором // Архив русской революции. Т.16. Берлин, 1925. С.38.

[37] Саратовский вестник. 17 октября 1912. №227.

[38]РГИА. Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.151. Рапорт секретаря Саратовской духовной консистории Н.Никитина Саблеру 4 ноября 1911.

[39] Саратовский вестник. 11 ноября 1911. №248.

[40]Иером. Илиодор // Царицынский вестник. 27 октября 1911.

[41]РГИА. Ф.797. Оп. 76 (1906 г.), III отделение 5 стол. Д.162 д. Л.151 об. Рапорт секретаря Саратовской духовной консистории Н.Никитина Саблеру 4 ноября 1911.

[42]Гора "Фавор" // Царицынский вестник. 15 июня 1912. №4035.

[43] ГАВО. Ф.6. Оп.1. Д.273. Л.363.

[44]Голос иеромонаха Илиодора // Новое время. 30 марта 1912.

[45]Потайные ходы в монастыре, обнаруженные недавно // Царицынский вестник. 15 июня 1912.

[46] Саратовский листок. 10 июня 1912. №125.

[47]Потайные ходы в монастыре, обнаруженные недавно // Царицынский вестник. 15 июня 1912.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Яна Седова
Отречение иеромонаха Илиодора от Православия
Приключения о.Илиодора (Труфанова). Часть 21-я
15.06.2021
Иеромонах Илиодор во Флорищевой пустыни
Приключения иеромонаха Илиодора. Часть 20-я
23.04.2021
Дело епископа Гермогена
Приключения иеромонаха Илиодора. Часть 19-я
04.03.2021
Илиодоровы катакомбы
Приключения иеромонаха Илиодора (Труфанова) Часть 18-я
02.02.2021
Все статьи Яна Седова
Иоанн Грозный и Григорий Распутин
Покаяние за предков
Размышления ко дню памяти свт. Филиппа и Царственных Страстотерпцев
16.07.2021
Взыскать денежные средства с авторов и создателей сериала «Грозный»
Обращение к Президенту России В.В. Путину
28.06.2021
Казанские и Астраханский походы Грозного
Царя – «имперские амбиции» или христианский долг?
25.06.2021
Отречение иеромонаха Илиодора от Православия
Приключения о.Илиодора (Труфанова). Часть 21-я
15.06.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Почему социализм — это утопия
Новый комментарий от В.Р.
29.07.2021 13:45
Великая ложь «Белого дела»
Новый комментарий от Туляк
29.07.2021 11:05
«Это был настоящий советский человек»
Новый комментарий от Советский недобиток
29.07.2021 10:09
О помощи Церкви в период эпидемии
Новый комментарий от Сант
29.07.2021 09:20