Пасха белорусская: ковчег посреди многовирусной стихии

Часть 5. Церковное слово в ответ на коронавирус

 Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Итак, необходимо, в конце концов, услышать по проблеме коронавируса, должному христианскому отношению к ней, голос подлинной Церкви (отнюдь не слепой к скорбям и страданиям от «морового поветрия»), а не громко выступающих от Ее лица либеральных горлопанов и остряков, самозваных «учителей гуманизма». И в этом свете – сделать заключение о первых итогах плавания белорусского ковчега посреди окружающей биологической и психологической вирусной стихии. Этот голос мы не станем вполне отождествлять с постановлениями Синодов, которые содержат ряд важных и нужных предписаний, но принимаются в условиях и с учетом существования в светском государстве, для большинства чиновников которого (да и простых граждан) духовный взгляд и подход христиан к происходящему странны, чужды и даже в определенной мере безрассудны, могут послужить соблазном.

Если не брать «коронакризисные» проповеди духовника Свято-Елизаветинского монастыря протоиерея Андрея (Лемешонка), безусловно, по духу представляющие собой голос апостольской и святоотеческой Церкви и каждый раз вызывавшие бурю страстей и неистовства толпы, подобных иерусалимской у Пилата, можно начать с обстоятельного разъяснения «Прославим Бога», содержащего и ряд авторитетных ссылок, на сайте Борисовской епархии, уже после того, как в причастном ей Ляденском монастыре, в котором побывал на Пасху А.Г.Лукашенко, были выявлены носители коронавируса: «Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II по поводу сегодняшней ситуации говорит: “Как сложно человеку найти дорогу, которая приведет его в Царствие небесное… Мы обращаем большое внимание сегодня на те события, которые возникли во всем мире в связи с коронавирусом. Откуда он, от Бога, или от зла, одно хочу сказать вам, что без Господа это не произошло бы. И с помощью молитвы и благословения Господа мы сможем преодолеть этот недуг… Не надо бояться проявлять свою веру, надо молиться, в том числе о том, чтобы все эти искушения быстрее ушли,…и помнить, что сейчас рискуют все люди, каждый человек может заболеть, и последствия могут быть серьезными… Всегда надо осознавать, что над всеми и над всем Бог. А без Бога даже какая-то маленькая бактерия способна разрушить не только одну личность, но сотни и даже тысячи человеческих жизней…

Упование на Бога, общение с Ним в молитве и в Таинствах, главным из которых является Таинство Евхаристии, составляют основу духовной жизни православного верующего. Всё это приобретает сугубое значение для человека в период жизненных испытаний, когда возможность посещать храмы и участвовать в Литургии помогает не поддаваться общей панике и не впадать в уныние, сохраняя столь необходимые внутреннее спокойствие и трезвомыслие… В условиях сегодняшней массовой истерии и часто недостоверной подачи информации в СМИ, одни верующие находятся в смущении, а другие даже пребывают в страхе… Поэтому тем, кто пустил в сердце страх, лучше находиться на самоизоляции, постараться `проголодаться` духовно и осмыслить приоритеты, воспринять христоцентричность бытия, научиться доверять Богу”…

В истории же русского народа, как и всей Православной Церкви было немало случаев появления тех или иных опасных для жизни инфекций. Летом 1830 года в Москву из Персии пришла эпидемия холеры… Тем не менее, во время столь ужасной холерной эпидемии, храмы в Москве оставались открытыми. Но горожане стали бояться ходить в храмы и собираться для общей молитвы. По этому поводу 17 сентября 1830 г. митрополит Московский Филарет (Дроздов) писал: “Напрасно более боятся молитвы, нежели болезни. Неужели молитва вреднее болезни? Пережив три холеры прежде нынешней, я видел довольно опытов, что, где усиливалась молитва, там болезнь ослабевала и прекращалась”.

Бедствие, поразившее Москву, Святитель Филарет считал необходимым переносить вместе со своей паствой… Священники с хоругвями обходили свои приходы. Испуганные жители выходили из своих домов, падали на колени и со слезами на глазах молили об отпущении грехов. Святитель учредил Московский архиерейский временный комитет помощи нуждающимся, который собирал пожертвования для помощи больным, их семьям, семьям умерших… Святитель постоянно призывал москвичей не паниковать…, а исследовать духовные причины происходящего и прибегнуть к Богу: `Умножим моления, тайные на всяком месте и во всякое время, и общественные, по руководству Святыя Церкви. Употребим внимательно, благовременно, благонадежно, всегда благотворное и всецелебное врачевство, мирную, бескровную жертву, приобщением Пресвятого Тела и Крови Христовы`… Особенно и необыкновенно важно для нас сие время, когда Бог уже положил нас на весы правосудия Своего, когда путь жития нашего стеснился так, что с каждым шагом мы поставляем ногу между жизнию и смертию, между надеждою спасения и страхом погибели… Когда тут медлить? Куда откладывать спасительные намерения?».

При этом «не леностны будем и в употреблении естественных средств и предосторожностей к сохранению здравия, и к недопущению вредоносных влияний. Как можем требовать, чтобы хранил нас Бог, если мы сами не бережем себя и предаем действию разрушительных сил [прежде всего] малодушием и недостатком надежды на Бога, [а далее] неумеренностию и невоздержанием и другими небрежностями?.. Прославим Бога и за самое бедствие, и за род бедствия, которым мы посещены. Признаемся, что без сего бедствия мы меньше молились бы, меньше каялись, меньше смирялись. Итак, слава Богу, хотя и неприятным средством, умножившему в нас молитву, покаяние, смирение». Как далеки эти слова от возмущений и призывов «церковных либералов» (не говоря уже о светских), от лозунгов «Долой проклятый коронавирус!» и «Всё на борьбу с вирусом!», от принятых в большинстве поместных церквей мер!

Святителю Филарету довелось лично столкнуться с несколькими волнами тяжелых эпидемий в московском регионе Российской Империи, и подробно описанный опыт этого великого светильника XIX века, «действия которого были запечатлены характером мудрой рассудительности и горячей любви к отечеству и пастве», вполне можно считать эталоном эпидемиологической политики Церкви и государства христианского народа. Если обобщить, то эта политика заключалась во внимательной санитарно-гигиенической дисциплине (с личным вниканием митрополита во все её подробности) с учетом всех государственно-медицинских рекомендаций (в том числе в жизни монастырей) и даже с деятельной поддержкой собственно государственных мероприятий (не говоря уже о служении милосердия) при одновременном собирании огромного числа людей на богослужения в храмах без каких-либо ограничений и «защит», призыве ко всем к учащенному принятию Святых Таин (разумеется, без «дезинфекции» их и священных литургических приборов, с целованием Чаши, креста и личной исповедью), организации частых и повсеместных Крестных ходов и народных молебнов.

Такая политика осуществлялась, когда, заметим, в день в Москве от холеры умирало по 200 человек в день (а не в месяц), доходя на пике до 1000, а ее население на тот момент составляло менее 300 тысяч человек (в 7 раз меньше современного Минска). При этом и тогда святителю доводилось отвечать на опасения о «заразности церковных собраний», в то время, впрочем, брюзжания малочисленные. Характерно, что и тогда благочестивый царь Николай I выступил оградой Церкви и Ее мужественного служения, одобряя решения митрополита, более того, самолично пребывавшего в эпицентре холеры (как и потом в аналогичной ситуации в Петербурге). Весьма показательны слова святителя о самой эпидемии, свидетельствующие и о верном восприятии ее современным ему народом: «Настоящее Божие посещение многих мест опасностью от заразительной болезни и самою болезнью послано для временного наказания грехов наших, для возбуждения нас к молитве, покаянию, укреплению в вере, исправлению жития, и таким образом для предохранения нас от осуждения вечного… Святая вера, в настоящее посещение Божие, не только ничем не стесняется, но и получает новую силу, по действию провидения Божия, которое и наказания обращает в благодеяния, и зло в добро. В Москве и, по сведениям, повсюду в других местах святые храмы необыкновенно наполнены молящимися, кающимися, приобщающимися Святых Таин: не благодать ли Христова внушает сии спасительные действия? Следственно, не Христос ли царствует? В Москве и из раскола в сие время обращаются к Церкви более обыкновенного». Насколько же отличается эта мудрая реакция и священства, и народа от имеющего место быть ныне в большинстве стран и особенно в среде «церковных либералов»!

Обратимся и к ставшему в последнее время «сакральному» для либералов авторитету – греческому Православию: только не к «лжеправославию» отступников типа Варфоломея (Архондониса), обновленческих митрополитов Иоанна Зизиуласа и Эммануила Адамакиса, модного Хр.Яннараса, а к наследникам великих подвижников Второго Рима. В частности, к посланию к христианам одного из самых авторитетных афонских старцев, игумена монастыря Святого Павла архимандрита Парфения: «В этом году меня сильно огорчило, что мы праздновали Пасху в одиночестве, ведь согласно принятым мерам верующим запрещен доступ на Афон… В наших храмах в Афинах и в Салониках царила мертвая тишина, как на кладбище. Все люди сидели взаперти по домам, церкви были закрыты. Что же это такое?.. Эти меры – только человеческие… Я хотел бы нашим политикам передать важное послание: принимаемых ими мер недостаточно. Я прошу их и служителей Церкви: позовите людей, откройте церкви, пусть люди выйдут на улицы, пусть возьмут иконы, пусть пройдут крестным ходом, пусть молят Всемогущего Бога, чтобы избавил нас от этой напасти. Нас не спасут правящие мира сего, только лишь Всемогущий Господь может нас спасти. Откройте храмы, пусть люди выйдут из дома, пусть вынесут иконы. Давайте встанем на колени, как сделали это жители города Ниневии. Давайте молить Всемогущего Бога, пусть Он избавит нас от этого искушения, иначе я не знаю, что с нами будет. Не заблуждайтесь: нас спасет только Господь, только Пресвятая Богородица, только святые Апостолы и все наши святые. И молитва наша, и вера наша в Бога – ведь именно вера наша спасла мир. И оставьте все эти безбожные действия, мы же христиане! Я обращаюсь к политикам: вы готовитесь нанести начертание на всех людей, но для вас это обернется величайшей погибелью… Не верьте сионистам, масонам, сеятелям плевелов, последователям диавола! Они ни во что не верят! Мы же веруем в Истинного Бога, и чего бы нам это ни стоило, мы исповедуем Иисуса Христа, и Сего – Распята».

«Церковные» либералы очень не любят и скептически относятся к суждениям отдельных старцев, особенно не имеющих научных степеней. Что ж, тогда обратимся к последнему заявлению Священного Кинота Святой горы Афон с тем же самым словом: «Святое Причастие является источником освящения, спасения, надежды, света и участия в жизни Господа и ни в коем случае не может стать причиной передачи инфекционных заболеваний или любого другого зла… В нынешних сложных обстоятельствах во время пандемии нам еще больше, чем прежде, подобает искать прибежища в Боге, применять те спасительные средства, которые дарует нам Церковь, призывать Божественную помощь и ходатайство Святых различными способами, известными в многовековом опыте Церкви: совершать крестные хода с изнесением святых икон и честных мощей, читать особые молитвы и совершать особые богослужения по этому случаю».

Вернемся, наконец, и к обращению ныне наиболее авторитетного греческого богослова, протоиерея из славной Солуни, профессора Феодора (Зиссиса): «Каждый год в период между Рождеством Христовым и Пасхой, а особенно – в течение Святой и Великой Четыредесятницы и Страстной седмицы с новой силой вспыхивает жестокая и непримиримая война, которую ведут на многих фронтах антихристовы и антицерковные силы против Церкви Христовой. Они никак не могут смириться со своим поражением в борьбе против Богочеловека Христа, и одно только упоминание о Распятии и Воскресении Христовом причиняет им невыносимые муки… Но поскольку им до сих пор так и не удалось осуществить свой преступный замысел…, в этом году многолукавый диавол нашел другой способ… Используя в своих коварных целях инфекцию, ныне известную всем под названием “коронавирус” и ставшую причиной смерти множества людей (так же, как и многие другие инфекции в настоящем и прошлом), он с помощью своих приспешников начал повсюду сеять панику и страх. Стала распространяться информация, будто христиане могут заразиться даже внутри храмов, когда во время Таинства Причащения вкушают Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Именно поэтому в течение Страстной седмицы и на Великий праздник Пасхи им повелели остаться дома и избегать посещения храмов.

Впервые в истории Греции и греческого народа правительственными решениями запрещены богослужебные собрания в храмах. При этом нам якобы идут на уступки и разрешат проводить службы во время Страстной седмицы и на Пасху, но “при закрытых дверях”… Вся полнота церковная, множество верующих, которые вместе со священнослужителями образуют Тело Христово – Церковь, в эти святые дни останутся без Причастия и без Литургии, и не смогут отпраздновать триумф Воскресения Христова, победу над злом и над смертью, по той причине, что это “мешает” диаволу… Выражаем сожаление по поводу подобного решения наших политических мужей, которые, так же, как и мы, крещены в Православной Церкви. По идее, они не должны были допустить даже мысли о том, чтобы закрыть храмы и церкви, запретить богослужения и лишить верующих – в том числе, и самих себя – Таинства Причащения. Только враги Христа и Его Церкви, антихристы и церквеборцы, могли принять такие меры. Судя по всему, у них есть и другие руководители, они работают на других хозяев… Они предпочли мироправителя века сего, и поэтому благодать принятого ими христианского Крещения стала бездейственной. И теперь эти помраченные и безблагодатные люди и сами движутся во тьму, и ведут за собой христиан путями погибели». Но и архиереи греческого Синода, «при полном послушании порабощенным и несвободным в своих решениях политикам, приняли решение, что, “всегда имея в качестве основного критерия заботу о здоровье общества”, они выражают согласие и с пониманием относятся к закрытию храмов, поскольку “в нынешних условиях непослушание не может быть оправдано даже во имя христианской веры”».

Протоиерей Феодор уподобляет нынешнюю эпидемию коронавируса с либерально-отступнической реакцией на нее (прежде всего, в церковной среде) обличению Христом апостола Петра, удерживавшего Его от спасительного подвига – именно накануне Страстной седмицы и Пасхи: «Вступая в период Святой и Великой Страстной седмицы и приближаясь к светлейшему празднику Воскресения Христова…, мы научаемся от Самого Господа, как следует правильно относиться к вопросам жизни и смерти, имеющим непреходящее значение. Мы должны следовать за Господом и в этом тоже, потому что одна из главных целей взятого Им на Себя дела спасения – показать нам, как жил Он Сам, чтобы и мы тоже жили таким же образом; стать для нас примером, чтобы и мы следовали по Его пути: “Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его” (1 Петр. 2:21)… Когда Господь наш Иисус Христос шел навстречу Кресту и Своим Страданиям, Он не был в преклонном возрасте и не относился к группе людей, наиболее уязвимых к болезням в силу возрастных особенностей; у Него не было никаких хронических заболеваний… Ему было тридцать три года, Он был полон здоровья и сил и мог бы прожить еще долгие годы. Тем не менее, Он принял решение пойти в Иерусалим, где Он подвергался опасности не просто заболеть и лишиться здоровья, но лишиться и самой Своей жизни. Его ожидал смертоносный вирус зависти и ненависти первосвященников, книжников и фарисеев, вирус, который и в наши дни поразил сердца всех христоборцев и церквеборцев, по всему миру…

Если рассуждать по мирским критериям, то была вполне оправданной реакция исполненного горячности, искреннего Петра…– как он сам думал, по любви: “И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!” (Мф. 16:22). Эти слова сегодня прозвучали бы так: “Жизнь – это наивысшее благо, а Ты хочешь расстаться с нею? Разве можно поступать таким образом?”. Ответ Христа отражает любые аргументы тех, кто любит вести праздные разговоры о любви, так называемых “агапологов”, живших во все эпохи, которые не способны правильно расставлять приоритеты и ценности… Христос отвечает: “Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что́ Божие, но что́ человеческое” (Мф. 16:23)… Нам предлагают не любить Бога непрестанно…, не иметь твёрдой решимости отдать за Него свою жизнь во время нужды или гонений и пролить свою кровь, как это первым сделал Христос на Кресте, а за Ним – и сонмы святых мучеников, но приспособиться к требованиями времени, чтобы стать “современными”, “прогрессивными”, говорить “правильные” вещи, соответствующие политике государства. Точно так же советовали и святым мученикам: сохраняйте веру в Христа “в душе”, но сейчас, поскольку этого требуют государственные мужи и император, покадите немного нашим богам, принесите жертву почитаемым в нашей стране идолам, будьте послушны, смиритесь и покоритесь властям. Именно с такими призывами к нам обращаются и сегодня: мы не требуем, чтобы вы отказались от своей веры – веруйте, только не напоказ. Но вместе с тем будьте послушны премьер-министру и поклонитесь новому идолу – общественному здоровью, которое сегодня выше самого Бога».

Быть может, кто-то из скептиков возразил бы ревнителю веры, что легко поучать, говоря о болезни других, а не своей? Тогда услышим обращение с благодарностью Богу прошедшей через болезнь знаменитой монахини-регента Свято-Елизаветинского монастыря Иулиании (Денисовой), вызвавшее приступ гнусоизвержения Шрамко с либеральным легионом словами «плоды пропаганды…, как видим, для каждого свои уроки, и вызваны они идеологией, проповедуемой с амвона». Или прочтем публичное воззвание архиепископа Новогрудского Гурия (на которую также набросилось «либеральное сообщество», в частности, в фэйсбуке у А.Шрамко-Н.Василевич), в котором он призвал всех здоровых на богослужения Страстной седмицы и Пасхи и «приходить в храм Божий с твердой верой в Бога, что храм – это место особого присутствия Божия, а от Бога невозможно заразиться каким-то вирусом». А когда вирус где-то и настиг его, то не посыпал голову пеплом, каясь за призыв и умоляя всех спрятаться под подушкой, а «призвал всех не поддаваться панике и отметил: “Всякая болезнь – это посещение Божие, и воспринимать ее нужно как Его великую милость”», поскольку «если посмотреть с духовной точки зрения, то болезнь, по какой бы причине она не возникла, – очень могущественное средство, позволяющее человеку оставить свою греховную жизнь и стать на путь истинный. Хорошо, если эта пандемия подтолкнет людей задуматься о высшем, избавиться от греховных привычек и вернуться к Господу. Возможно, именно для этого данное заболевание и появилось. Воспринимать же всё происходящее с нами нужно спокойно, без паники и страха. Бояться надо только греха».

После этого в разгар эпидемии архиепископ из лазарета во всеуслышание (в епархиальной газете) провозгласил еще более развернутое проповедническое слово: в Церкви «Господь этой коронавирусной эпидемией обнажил наши немощи духовные. К сожалению, мы все, как оказалось, больше озаботились телесным, нежели духовным. Как будто без воли Божией, Его Промысла что-то может произойти. Господь сказал нам в Евангелии, что у нас же и волосы на голове все сочтены (Мф. 10, 30). Однако мы усомнились в словах Спасителя, забыли, что главное для христианина – духовная жизнь… Священномученик Киприан Карфагенский считал, что времена эпидемий – это напоминание христианам о том, что Бог даровал нам жизнь вечную, а не одни лишь заботы житейские… Христиане во все времена от мала до велика спешили в храмы Божии при случавшихся болезнях и бедствиях, молили Бога о прощении грехов и призывали Его милость. Мы же испугались и, поддавшись страху, стали спасать свое бренное тело, пренебрегая душой… И справедливым упреком всем христианам прозвучали слова Президента Беларуси А.Г. Лукашенко: “Как только наступил этот психоз, все рванули не в храм, а от храма. Нехорошо… Люди не думают, как помочь друг другу, в лучшем случае думают, как в нору какую-то зашиться, отгородиться. Говорим, что вместе легче преодолеть, а действуем наоборот”. Что можно добавить к этим словам? Что христианами называем себя, но ведем себя не по-христиански. Храм – это Дом Божий. Здесь Силы Небесные невидимо служат. Здесь благодать Святого Духа, чудотворные святыни. Мы же во время опасности понадеялись лишь на антисептик, повязки, а некоторые священнослужители даже стали лжицы на Святом Причастии в спирт обмакивать. Такого вот точно история христианства не знала. Через коронавирус Господь показал наше маловерие и малодушие. Кстати, работают рынки и супермаркеты, но заразиться почему-то можно только в церкви… Многие спрашивают, почему болеют и даже, бывает, умирают от коронавируса священнослужители?.. Такое ощущение, что некоторые только во время эпидемии узнали, что, оказывается, жизнь не вечна и можно умереть. Кому и когда предстать на Суд Божий – это не нам решать. Во время же эпидемии Господь не разбирает ни должности, ни саны».

В мiре же «сегодня насаждение безнравственности и духовного беззакония приближает последние времена огромными темпами, и признаки того налицо… Сегодня, прикрываясь разговорами о конституционном праве и свободе совести, колдуны и откровенные сатанисты имеют возможность свободно исповедовать свою “религию”. От проповедей и агитации они перешли к открытым действиям – и все, казалось бы, под личиной добра. Это и парады содомитов, и распространяющаяся ужасающими темпами педофилия… Демонические силы под лозунгами “свободы” (только вот свободы от чего?) стремятся уничтожить остатки красоты в человеке – творении Божием. Разнузданная пропаганда разврата ведет к уничтожению или извращению христианской веры, прежде всего Православия». А «особенно рьяные ученые пытаются изменить образ Божий в человеке: сегодня ведутся опасные манипуляции с генами, создаются химеры… Есть такой тип ученых, которые любят преодолевать запреты, считая религиозную мораль помехой для развития науки… Все новомодные технологии сегодня подразумевают исключительно коммерческое внедрение – золотой телец требует безусловного себе поклонения. Но, как известно, Бог поругаем не бывает. Вот и пожинаем пока еще предупреждения Спасителя в виде того же коронавируса». И разве эти (и многие другие) грехи не характерны для России и Белоруссии? А ведь спрос с государств Святой Руси еще больший!

Вторит голосам (точнее единому голосу) Церкви и настоятельница знаменитой белорусской духовной твердыни, полоцкого Свято-Евфросиньевского монастыря игуменья Евдокия (Левшук), которая также довела либерально-националистическую «церковную» группировку до исступления тем, что «распечатала речь президента (в Ляденском монастыре) и зачитала ее монахиням, говоря, что “сила этих слов равносильна силе проповеди”»: «С нами Бог. И если придется где-то что-то переболеть, это естественно всё». В Москве подвижник благочестия и богослов-златоуст наших дней протоиерей Александр (Шаргунов), также не избежавший коронавируса (несмотря, заметим, на радикальные государственные меры), уже в болезни проповедует: «Никто не может следовать за Христом, если не возьмет крест свой и не отвержется себя… Не напрасно перед кончиной своей, как свидетельствуют древние и новые мартирологи, мученики восклицали: “Какими устами, о Христе, благословлять Тебя за то, что Ты сподобил нас этой участи!” И среди высшей радости, которая дается нам сегодня, которая ни с чем не сравнима, радости, которая пришла к нам Крестом Господним, мы понимаем вместе с ними: как подобало пострадать Христу, так подобает пострадать и Церкви. Ради верности Христу, ради свидетельства подлинности нашей веры, ради того, чтобы обновилась в нас способность говорить подлинные слова миру и спасти тех, кто еще может быть спасен».

Гонимая украинская Церковь (то есть, в Малороссии и Новороссии), уже прошедшая горнило испытаний (следует помнить, что вся либерально-националистическая «церковная» группировка в Беларуси, как и в России, является либо симпатизаторами, либо радикальными сторонниками как самой раскольнической секты ПЦУ, так и их покровителей из падшего Константинопольского патриархата, да и стоящих за ним властей США и Ватикана), в условиях тотально враждебного себе антихристианского режима раскольников, еретиков и сектантов в своем синодальном обращении даже и не думает призывать верующих отказываться от посещения храмов и «дезинфицировать причастие», соблюдая лишь разумно необходимые санитарные меры, поскольку уповает не только и не столько на эти меры, сколько на то, что «благодаря искренним церковным молитвам Господь неоднократно посылал Свою благодатную помощь и прекращал смертоносные эпидемии в истории нашего народа; верим, что и нынешняя эпидемия совместными усиленными молитвами и трудами будет преодолена». К безстрашным соборным молитвам в храмах с почтительным вниманием к наставлениям врачей призывает и малороссийский старец, архиерей на покое Василий. В свою очередь, в Молдавии Церковь в лице митрополита Владимира вместо одобрения «церковной самоизоляции» не побоялась «выразить крайнее недовольство “жестокими мерами, которые правительство [которое всё никак не удается взять под контроль православному президенту И.Додону] наложило на Церковь” в дни Страстной недели, Пасхи, когда верующих не пускали в храмы, а также Радоницы, когда люди не смогли навестить могилы близких». В конце концов, как сообщает та же Борисовская епархия, утверждать неизменное слово Церкви о коронавирусной эпидемии доводится даже святым, с небес являясь растерянным людям!

Но не только словами, а и самими делами Церковь (а не только один Свято-Елизаветинский монастырь, принявший на себя всю тяжесть идеологического удара в Белоруссии) свидетельствует о своем христианском отношении к коронавирусному искушению, отвергая в нем либерально-гуманистический соблазн, неизменный со времен рая и падения Адамы и Евы, по сей день неугомонной в лице своих дочерей. Зайдя на большинство белорусских епархиальных сайтов, мы увидим, что «самоизоляцией» там и не пахло (хотя санитарные меры и иные последствия эпидемии были смиренно приняты). К примеру, архиепископ Гомельский Стефан при содействии настоятеля минского Всехсвятского собора прот. Федора (Повного) вместо «подвига» возмущений и разведения паники в социальных сетях «принял участие в митинге-реквиеме на мемориале “Багратион”, где началась одна из крупнейших военных операций Великой Отечественной войны [к неудовольствию либеральных противников «церковного нагнетания военщины»]. У мемориала собрались представители органов власти области и района, представители трудовых коллективов и общественных организаций», – как видим, даже позабыв о «социальной дистанции» и «спасительных масках».

В ответ на молитвы Церкви звучит о коронавирусе и глас Божий. Для поддержки верных и вразумления особо упорствующих и «прогрессивных» учителей (в большинстве своем молодых и женского пола) Церкви в том, с чем и каким способом Ей необходимо бороться, Господь непосредственно преподнес урок, послав на снова совершенно «антикарантинный» Крестный ход из Могилева в Белыничи в пятницу Светлой седмицы с «возношением молитв против губительного поветрия» аиста, который «несколько часов шел-летел с крестным ходом, на последнем привале побыл на молебне и на входе паломников в Белыничи улетел». Одновременно, по тому же самому Божьему слову не избегает опасного заболевания и немалое число верующих, включая архиереев, монахов, священников. И отнюдь не теплохладных. Например, в Новой Москве был госпитализирован с обнаружением коронавируса еще один церковный нарушитель «режима самоизоляции» – «гордый и не смиренный», если верить либералам, молодой многодетный священник Петр (Панов), причащавший умиравших во время пандемии (как и те священники в Москве XIX века). В таком же тяжелом состоянии оказался и неутомимый обличитель церковного обновленчества, – в особенности, эволюционистской ереси, проникшей в церковную среду и пришедшейся там по вкусу либералам, – московский протоиерей Константин Буфеев (которого, как видим, успел обгадить адепт «христианского эволюционизма» и кумир «церковных» либералов, запрещенный в служении А.Кураев).

В свою очередь, богослужения без ограничений числа участников и без радикальных средств профилактики в храмах были сохранены далеко не в одном «фундаменталистском» минском Свято-Елизаветинском монастыре. Главный белорусский Жировичский Свято-Успенский, ляденский Свято-Благовещенский, полоцкий Свято-Евфросиньевский и другие монастыри Белоруссии – все следовали вековой подвижнической практике церковного ответа на эпидемии. Да и не только Белоруссии: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Свято-Дивеевский монастырь, Оптина пустынь в России, Свято-Успенская Почаевская Лавра, Святогорская Лавра (которая еще и нарочито транслировала богослужения) на Украине (за что тут же были подвергнуты «обсервации» и блокаде властей) – все они верно несли свой крест, помимо прочего, свидетельства веры. И все делали это точно также «радикально», как и елизаветинцы. И в некоторых из них (но не во всех!) заболела часть монашеской братии (из чего никак нельзя сделать вывод, что сделала она это в храме!), хотя, забегая вперед, священство, – самое подверженное «заражению от Святых Таин», – как раз почти полностью оказалось невредимым. И всё это также отголоски единого голоса Бога и его церковного эха. А ведь монастыри – это и есть столпы земной Церкви!

Как же нам правильно определить голос Церкви и понять глас Божий – гласы вечные и неизменные, но требующие истолкования в каждом отдельном случае, в данном случае, в белорусском?!

Пантелеймон Филиппович

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Пантелеимон Филиппович:
Все статьи автора
"Проблемы церковной жизни"
Ну и мерзость же, этот «МК»!
Как «московские комсомольцы» «поздравили» митрополита Тихона с днём рождения
03.07.2020
Очистится Русская Церковь – очистится Россия
Нам тоже в общем-то плевать, какой метлой будет выметен весь мусор из Русской Церкви и из России
01.07.2020
Схиигумена Сергия (Романова) поддержали безымянные раскольники?
В сети Интернет опубликовано загадочное видео «Православные Санкт-Петербурга поддержали отца Сергия с Урала»
27.06.2020
Все статьи темы
"Коронавирус — биологическое оружие или эпидемия?"
Все статьи темы
Последние комментарии
Народ доверяет Президенту!
Новый комментарий от Юрий Светлов
2020-07-03 16:56
Россия в Болонском процессе: был ли внешний диктат?
Новый комментарий от Леонид
2020-07-03 16:33
Почему победил Путин
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-07-03 15:42
В чём причина спора о поправках?
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-07-03 15:35
Что мог сказать Бог товарищу Сталину?
Новый комментарий от
2020-07-03 15:30
Секретная Цусима
Новый комментарий от Hyuga
2020-07-03 15:24