itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Спецоперация

Заметки очевидца. Часть 3

Освободительный поход Русской армии на Украину  Украинские националисты  Новости Мариуполя 
0
900
Время на чтение 15 минут
Фото: Кто-то сумку обронил…

Часть 1

Часть 2

 

Ноги хрустят, как по снегу, по стремительно ржавеющим патронам, осколкам… а вот и целые «игрушки» – мины от миномётов… И тут же – брошенная сумка с болтами и гайками. Видимо, это была одна из последних попыток заниматься мирным делом… а ещё – тут же, на земле в грязном комке ткани узнаёшь… детскую игрушку! Как вообще она попала на завод?! Лучше об этом не думать. От версий недолго и спятить.

 

ФОТОГРАФИЯ 23: Откуда здесь это?!

 

Есть ли здесь кто-нибудь, кроме нас? Мы с коллегой Александром Чаленко – тем самым легендарным Александром Чаленко, кто был одним из соавторов флага Новороссии – делаем попытку заглянуть в подвал. Подвалы мариупольских заводов стали мистической темой в последние восемь недель…

Ступать приходится осторожно. Если за рулём велик риск пробить колесо, то здесь – наступить на растяжку. Кто знает, были ли здесь сапёры и сколь внимательны они были?

– Смотри! Слева…

Оборачиваюсь. Перешагивая через лужу, я не видел, что в сантиметрах от меня лежит сапог. За ним – нога в заводской униформе. Выше – тряпьё. Скрывает торс и голову.

Значит, были, видели, прикрыли и… оставили.

Спасибо Александру. Он был чуть позади и заметил. Я – нет. Увлёкся осмотром следующего помещения…

Мы выходим наверх. Что же, кроме «двухсотого», нас никто здесь не встретит? На целом заводе? Вот уж в самом деле впору спросить: «Есть живой кто-нибудь?» В прямом смысле…

Есть. Мародёр Максим двадцати пяти лет и его родители пришли на завод как к себе домой. Потому что они тут работа… ли. Или всё-таки «-ют»? Пришли – «взять хоть что-нибудь уцелевшее». Зачем? «Потому что дома вообще ничего нет». Их понурые лица, их потухшие взгляды свидетельствуют: это правда. Это не уличные попрошайки. Сыграть такое – невозможно.

А уж пристроят они свою добычу в домашнем хозяйстве или выменяют на что-то – в этом есть принципиальная разница? Я не вижу.

Они патриоты завода. Говорят, завод надо восстановить. Они будут его восстанавливать. Как только это станет возможно. А пока… дома бы выжить.

И тут наше внимание привлекает другой человек. В отличие от всех, кого мы встречали в Мариуполе, он смотрит вокруг… с любопытством! Молодой человек лет тридцати-сорока, вроде бы и военный, а вроде и нет – как все мы тут… Военная форма, но при этом гражданский картуз, интеллигентские очки, какие-то инструменты на бронежилете – пассатижи, ножницы… Человек шагает по руинам, взирая окрест. Александр обратился к нему.

Позывной «Моня». 105й стрелковый полк. Резервист.

– Моня, с какого года Вы воюете? Расскажите свою «творческо-военную биографию»…

Ответом Александру была широкая улыбка.

– Я Вам скажу. Я работаю на металлургическом заводе в Макеевке инженером! Я не военный абсолютно…

Так вот откуда такой живой интерес… Можно сказать, попал на рабочее место! С одного металлургического комбината – на другой!

Призван был 24 февраля. Его полк прошёл тяжелейшие бои здесь, в Мариуполе. С 13-14 марта. Как раз там, где «Метро»… Оттесняли нациков из жилой застройки в промзону и добивали здесь. Эти девять или десять километров шли долгих три недели, до начала апреля.

Кстати, нацики – это не только пресловутые «Азов» и «Айдар». В кармане у Мони – сувенир, только что (!) снятый с тела обычного бойца ВСУ. Ничего особенного. Просто нацистский крест со свастикой. Точь-в-точь как в кино про фашистов. Моня не знал, что он встретит нас, журналистов. Так что инсценировка исключена. «Азов» и «Айдар» – те самые, что запрещены в РФ.

ФОТОГРАФИЯ 24: Прелестно, не правда ли?

 

А труп в подвале, говорит Моня – может быть рабочим, а может – нацистом переодетым… а может быть и тем, и другим? Об этом мы ещё поговорим.

– Ну и как Вам служба, Моня? Драйв есть? – спрашивает Александр.

– Драйв?.. Пытаешься ко всему привыкнуть. К ситуации надо подстраиваться. А что делать? Домой хочется, вот и всё. Стараешься всё сделать!

А то, что смерть рядом, что товарищей много погибло – да нет, он вроде этим морально не придавлен. Но и пафоса освободителя в нём особого нет. Не похож он ни на ветеранов Великой Отечественной, ни на ветеранов Афганистана и Чечни… ни даже на ополченцев первой волны, пошедших добровольно! Тоже в массе своей – совершенно гражданских людей. Хотя геройствовал, наверное, не меньше них в эти два месяца… ибо как вооружали и обучали мобилизованных – мы уже знаем. А теперь представьте, что такие вот люди идут В НАСТУПЛЕНИЕ на прекрасно подготовленные позиции, обороняемые обученным, экипированным и мотивированным врагом! Да ещё и – очень часто – воюющим у себя дома… Но они – смогли.

…А потом, чудом выжив, вероятно, успели наслушаться от освобождённых ими!

Мы снова в городе. Снова окраина, район новостроек – проспект Строителей. Присели на металлоконструкцию непонятного происхождения (видимо, часть одного из строений вокруг), каким-то образом очутившуюся посреди улицы. Размышляю, какой же силы должен был быть взрыв, чтобы вырвать ЭТО из здания и закинуть сюда…

Хороший закуривает.

– Тут всякое бывает. Бывает, ты к нему подходишь – нормально, по-человечески, а он – чего тут встал с автоматом, оружие убери! Не люблю, говорит, когда на меня ствол наводят.

– Это что, – спрашиваю, – мирные?!

– Мирные.

Интересно, думаю, нацикам они то же самое говорили? «Ствол убери»? Или – ничего, от тех можно и потерпеть?

– Пьяные шляются, – вступает в разговор Андрей. – Эти вообще краёв не видят.

Тоже любопытно. В Мариуполе водку не продают – как и вообще ничего. И в гуманитарной помощи её тоже явно не привозят. Выходит, источник один: мародёры, грабившие магазины.

Но посмотрим на вещи иначе. Пережившие такое – должны как-то успокоиться. Алкоголь – не последнее средство… во всяком случае, не нам их осуждать.

И в отношении к ним у бойцов проскакивает что-то отеческое: мы, мол, за этих придурков кровь проливали, друзей своих хоронили – их жизнь и покой для нас теперь ценность. Отжать у «мирняка» велосипед – способен любой солдат в мире. Но только русский солдат бывает таким…

Впрочем, пьяные и хамы – это ещё не самое скверное.

Герман Владимиров, питерский общественный деятель, незадолго до меня приезжал в Мариуполь и, в отличие от меня, смог привезти туда из России гуманитарную помощь – сквозь все таможенные препоны. Каково же было его разочарование, когда среди мариупольцев, которых нацисты выгоняли из их квартир, по которым стреляли на улице, находились и те, кто… ненавидел Россию и считал, что именно она виновата в их горе! Гуманитарную помощь они, видимо, воспринимали как контрибуцию. И брали охотно, не брезгуя становиться в общую очередь с «ватниками».

Кстати, я с ними согласен. Я тоже считаю, что виновата Россия. Только не сейчас. Сегодняшнюю трагедию – от и до – создали безнравственные Минские соглашения. Предложенные нами и нами же активно продавливаемые восемь лет. И сколько в Донбассе оккупированных городов и посёлков – столько будет последствий этих соглашений. И везде найдутся те, кто вопреки здравому смыслу будет твердить: пока вы не пришли – было тихо. Что ж, и этих тоже создали Минские соглашения.

Скажу больше: люди, принявшие мой груз в Таганроге, рассказывали о беженцах, перебравшихся в Россию, но ненавидящих её – при том, что путь на Украину им был открыт.

Но подавляющее большинство мариупольцев лишь убедились в правильности выбора, сделанного на референдуме восемь лет назад.

– Сначала было подвигом выйти за водой, – говорит нам с Александром прохожий, представившийся Владиславом. – Потом – подойти к костру во дворе приготовить еду. А потом – сводить ребёнка в туалет…

Владислав ведёт тяжело нагруженный велосипед «с прицепом» – пенсионерской тележкой на одной оси. Он ходил в пригородный посёлок добыть продуктов. Туда-обратно – километров двадцать…

…Ко мне подходит человек лет тридцати (хотя возраст здесь определить очень сложно – все какого-то одного возраста, возраста страдания):

– Батя, дай телефон, позвонить.

ФОТОГРАФИЯ 25: Батя, дай телефон, позвонить

 

Прежде, чем я успеваю протянуть ему телефон, слышу продолжение:

– Жене позвонить – узнать, жива ли она.

Даю.

Вы слышали когда-нибудь, как рыдают мужчины? Причём от горя и от счастья сразу? Жена жива и доехала до Донецка. А брату его сегодня ампутировали вторую ногу. Вот, только что из больницы. А так – ничего, живём, гуманитарку какую-то начали давать… нет, номер чужой, дали поговорить.

Он возвращает телефон и благодарит, отвернувшись.

Донецк здесь воспринимается как рай на земле – при том, что и в нём может убить снарядом или ракетой. А рай на небе – это Таганрог и Ростов. Хотя и над Таганрогом уже сбили «точку-У»…

А вот и ещё одна история. Шестилетняя девочка жила с мамой и отчимом. Их расстреляли нацисты на «Азовстали». Бабушка, мамина мама, сошла с ума. Девочка перестала разговаривать. Её отец, ополченец, сейчас где-то на «передке», и о том, чтоб отозвать его с фронта, нет даже речи. В живых бы остался… А откуда я об этом знаю – я говорить не буду.

Мы едем дальше.

Что это?! Будто картинка в Фотошопе вставлена в жуткий пейзаж уничтоженного города. От этого впору тронуться рассудком. Парк Гурова – практически цел. Аллеи, постриженные кустарники, деревья в рядок… Можно представить, каким был Мариуполь до боёв. Правда, рядом – зоопарк, которому уже не повезло. Тушами убитых животных уцелевшие сотрудники кормили уцелевших хищников. Что-то в этом проступает отчётливо блокадное… Кстати, и Ленинград до войны был самым процветающим городом страны после столицы.

А Мариуполь был… одним из пионеров Русской Весны. Именно тут ещё до событий в Славянске пролилась едва ли не первая кровь Новороссии при попытке штурма части Нацгвардии. Насколько я помню, ещё в марте 2014 г.

13 апреля 2014 г над городской администрацией был поднят чёрно-сине-красный флаг ДНР.

9 мая. Страшный день в истории города. Неделю спустя после сожжения людей в Доме Профсоюзов в Одессе, ввиду отсутствия отсутствия какой-либо реакции Москвы, кроме дежурных заявлений МИДа, в Мариуполь первый раз вошли националистические формирования. Они устроили расстрел ветеранов Великой Отечественной войны и всех горожан, празднующих День Победы. Мир облетели фотографии людей, руками пытающихся задержать бронетехнику. Милиционеров, оказавших сопротивление, заживо сожгли в здании ОВД.

11 мая. Несмотря на трагедию, через два дня Мариуполь весь вышел на референдум о независимости от Украины и проголосовал. Устрашения не получилось. Второй референдум, о вхождении в состав РФ, в Донбассе не состоялся.

13 июня. В город вошли отряды фашистской организации «Правый сектор», запрещённой в РФ, и захватили его. Сопротивление сторонников ДНР было подавлено. Город был возвращён в состав Украины.

Сентябрь 2014 г. В результате контрнаступления ополчение ДНР вышло к границам Донецкой области, обойдя Мариуполь с запада. Защитники и немногочисленные гражданские сторонники Украины побежали из города по дороге, ведущей на Мелитополь. Город ждал возвращения ополчения. Но из Москвы пришёл приказ: наступление прекратить, занятые территории покинуть, от города отойти. После этого были заключены первые Минские соглашения.

Их главным бенефициаром стал Ринат Ахметов – на тот момент самый богатый человек Украины, русскоязычный татарин, уроженец Донецка и владелец большинства металлургических предприятий и шахт Донбасса. Человек с богатым производственным и бандитским прошлым. Дитя русского (советского) имперского уклада, разбогатевший на его разрушении. Весной четырнадцатого года он помогал ополчению, надеясь сделать из него свою карманную охранную структуру, а из ДНР – инструмент торга с конкурентами, свалившими в Киеве его ставленника – президента Януковича. В ДНР это сначала восприняли как патриотический порыв и желание быть со своим народом, но быстро разобрались. Ахметов воспринял это как неблагодарность и предательство (на его языке – «кидок») и стал финансировать вновь созданный националистический батальон «Азов», привлекая его к охране своих предприятий на той части Донбасса, которая осталась за Украиной. Параллельно он снабжал гуманитарной помощью население ДНР, готовя почву для возвращения, и до 2017 г владел заводами на её территории, платя зарплату в гривнах и организуя грузоперевозки через линию фронта. Когда «Азов» стал превращаться в неприкрыто фашистскую организацию, отношение к нему Ахметова не изменилось. Так ребята даже лучше будут делать свою работу. К тому же у них как у истинных украинцев был серьёзный покровитель во власти в лице министра внутренних дел армянина (по другим сведениям, осетина) Арсена Авакова.

Одно из имён империи Ахметова – «Метинвест». Именно это слово было написано на заводской форме, в которую переодевались нацисты, желая раствориться в городе.

ФОТОГРАФИЯ 26: «Метинвест». Командная работа

 

Хотя соцсеть «В контакте» на Украине запрещена, «Метинвесту» было можно. У него там несколько сообществ – и таки на них стоит посмотреть! Чего там только нет… И история самой необычной ложки – ложки сталевара, и «Италия – это вино, футбол и… сталь», и рассказ об артефактах Мариупольского краеведческого музея (где они теперь – и где он сам, музей?), и увлекательные, высокохудожественные тексты о металлургии… И всё – на прекрасном русском языке. Это одни из лучших сообществ «В контакте», которые я знаю. И количество подписчиков приличное, хотя могло бы быть и побольше – по три-четыре тысячи. Вероятно, и было больше в иные годы.

Листать страницы этих сообществ – занятие интересное и поучительное. Отчётливо видно, как генерируются смыслы для русскоязычных украинцев, причём – для интеллектуалов… Любопытны и страницы пользователей: средний возраст – 25-35, стандартная биография – родился в Донбассе, работает в Киеве, отдыхает в Карпатах или в Европе… Схид и захид разом, в общем – «восток с западом вместе».

Восемь лет из Мариуполя делали витрину Украины. Одно время город даже был центром Донецкой области. Город был богатым и уютным, зелёным и высокотехнологичным. За русский язык могли и не преследовать.

Наверное, именно такой и виделась «хорошая» Украина из Кремля. Скорее всего, там очень хотели верить, что такой она и будет оставаться – по крайней мере, в новороссийской своей части. И то, что вектор Донбасс – Киев – Запад не сосуществовал с вектором Донбасс – Ростов – Москва, а полностью вытеснял его, и что русские Украины, как некогда русины Закарпатья, оказывались оторваны от остальной части русского народа – кого это волновало? Бизнес-схемы работают, у власти «адекватные» люди с таким же набором ценностей, что и их визави в России – что ещё нужно? Лишь бы Украина не лезла в НАТО, не облизывалась на Крым, не пускала иностранные войска восточнее Киева и не думала об оружии массового поражения! Вот, собственно, и всё. Эту мысль и пытались, не считаясь с реальностью, внедрить в головы «украинских партнёров». А побрякушки вроде «культурного кода», «национальной идентичности», «духовных скреп» по обе стороны границы воспринимались как джокер в колоде. Если в самой России с самых высоких трибун заявляется, что главная задача государства – это повышение благосостояния граждан, то и Ахметов делал то же самое на своей территории. И делал весьма успешно. И это видение ситуации было настолько удобно, что даже после майдана, после второго мая в Одессе и девятого мая в Мариуполе предпочитали не замечать, что происходящее – лишь переходный этап, вернее, последний этап того перехода, который начался в 1991 г с распадом СССР и обретением Украиной независимости, и не за горами развязка, ёмко сформулированная одним из новых украинских политиков – кстати, русскоязычным: «Вешать мы их будем потом».

Вот почему все эти восемь лет Москве был гораздо ближе и понятнее Киев, чем восставшие Донецк и Луганск, и единственное, что она могла предложить им – это Минские соглашения… и не оставляла попыток вернуть их в «адекватное» русло – а значит, и на Украину. Ставя нужных людей и убирая ненужных и делая многое другое, о чём я неоднократно писал.

А тем временем в Мариуполе – уютном, зелёном, технологичном – кроме роста производства и благосостояния, протекали и другие процессы.

Интересно, как можно использовать аэропорт? Наверное, только как аэропорт, как же ещё… Ошибаетесь. Из аэропорта можно сделать… библиотеку!

Я не оговорился, а вы не ослышались. Библиотеку.

Тогда что такое библиотека, спросите вы. И вот тут-то начинается главное. Мариупольский аэропорт, он же объект «Библиотека» – это… секретная тюрьма СБУ. Проще говоря, концлагерь.

Я не буду описывать то, что творилось там. Сейчас материалов на эту тему более, чем много – достаточно набрать в поисковике: «Мариуполь библиотека аэропорт». Я приведу лишь слова одного из выживших узников, монаха отца Феофана, человека исключительно крепкого и духовно, и физически, сказанные в беседе со мной: «Никогда не думал, каким ужасом может наполнять душу звяканье ключей. Когда конвойные шли по коридору, и мы все слушали: за кем на сей раз».

И что очень важно – на этом объекте «трудились» не больные на голову нацисты, бывшие уголовники, уличное отребье – нет, пытками занимались респектабельные офицеры СБУ. А для нациков, охранявших заводы Ахметова, это было повышение квалификации, творческая мастерская…

Но чтобы иметь садистов в нужном количестве, одного отребья и кураторов мало. Нужна идеологическая работа. И воспитывать садистов надо смолоду. И что поразительно – это воспитание полностью строилось по советским методикам, по которым взрастили несколько поколений убеждённых антифашистов. Так в мариупольских школах стали проходить встречи с «интересными людьми» – перверсия советских уроков мужества, стали появляться детские лагеря – столь похожие на пионерские, а ещё… возродилась идеологическая работа на производстве! И вот она, пожалуй, дала наибольший результат. Вернее, успела дать за эти восемь лет.

Мариуполь – город рабочих династий. И те, кто в четырнадцатом году были подростками, через несколько лет пришли в цеха «Азовстали», комбината имени Ильича – туда, где работали дед, отец, дядя… И вот им там предлагают – приобщиться к охране правопорядка. Поизучать военное дело. Причём а) без отрыва от производства и б) за дополнительную плату. Ну нелепо же отказываться, правда? А потом появляются и занятия по политической подготовке… Правильно, мы же живём в государстве Украина, на каком бы языке мы ни говорили… А Украина – это здорово! Вон, посмотрите группы «Метинвеста» в соцсетях… А то, что отец и дядя голосовали на референдуме за ДНР… это неправильно. Мы это исправим. Так витрина Украины превращается в вотчину нацистов.

А отцы и дяди… а что отцы и дяди? Они работают тут же. И терять работу не хотят. И тем более не хотят неприятностей с СБУ. И так холодок пробирает при мысли, что кто-то спросит их, что они делали в четырнадцатом году…

А все остальные… как у Слуцкого, «граждане Кёльна»? С ними ещё проще. Ответ дан в советском фильме «Вариант «Омега»» – «Только наивность помогает ей жить рядом с застенками гестапо!»

Интересно, а нам всем – не была ли в те же самые годы точно так же удобна позиция нашего государства, позволявшая не задавать ни себе, ни ему неприятных вопросов? Главное – «не позволяйте фактам вводить себя в заблуждение…»

Но трагизм ситуации ещё и в том, что в пролетарском Жданове-Мариуполе из поколения в поколение передавались пролетарские же ценности: «И заводская проходная, что в люди вывела меня». Поэтому нацистская идеология, падая на такую почву, давала невероятные, уродливые, но очень крепкие всходы. И именно их в полной мере пришлось пожать сейчас, весной двадцать второго года. Против русских солдат насмерть стояли… русские же рабочие, готовые – точно, как рабочие Ижорского или Кировского заводов в блокадном Ленинграде – умереть в своих цехах, но не пустить врага. Только… рабочие-нацисты! И свои заводы они годами готовили к обороне, обустраивая позиции и полируя сознание ещё в условно мирное (для города) время. Стоя на конвейере и думая, как они будут здесь отстреливаться и умирать. Наверное, они очень нравились самим себе в такие моменты.

А впрочем… нацисты ли? Чем больше соприкасаешься с этой мерзостью, тем чаще приходит на ум нечто из далёкого детства. Что-то вроде «дети в подвале играли в гестапо, зверски замучен сантехник Потапов». Это какая-то материализация детских фантазий, основанных на – вот парадокс! – советских фильмах о войне… Все эти бесконечные фотосессии в агрессивных позах под знамёнами и портретами… зиги и татуировки… Не покидает ощущение бутафории: что, нацист без наколок – не нацист? А ведь именно по наколкам их теперь вычисляют на блок-постах!

Это Билецкий, основатель «Азова», выстраивал идеологию в мировом масштабе – идеологию господства белого человека (в чём, впрочем, тоже пытался бежать за англо-саксами, как босоногий мальчишка за поездом). И в мировом же масштабе раскидывал вербовочные сети. А здесь, в колыбели «Азова» – русских городах Новороссии – здесь скорее позёрство вкупе с детской безмозглостью: оторвал мушке головку – не жужжит мушка… и обязательно показать девчонкам и очкарикам!

Но это позёрство было призвано разбудить в душе зверя, снять запреты и убить взрослый опыт, убить интеллект. И оно было тем яростней, чем безосновательней: ясно, что воспитуемые – это те же самые русские. Так что нет, нацизм вполне настоящий. В Германии тоже ведь были мистики из «Анэнербе» и были уличные громилы… И для них была своя литература. Потому что нацизм – это не только деление на людей и унтерменшей. Не только пытки и казни. Нацизм – это ещё и способность не замечать очевидного и не задумываться, когда не надо. Если мама с папой русские, и никакого языка, кроме русского, ты не знаешь, то кто ты? – Правильно, великий укр и русофоб. А чему удивляться? Сто лет назад один из отцов украинского нацизма носил фамилию Донцов и происходил из Мелитополя – тут неподалеку... А ближайший соратник Бандеры, ликвидированный непосредственно перед ним, Лев Ребет – говорят, был и вовсе еврей. Как тут не вспомнить Геринга: «Здесь только я решаю, кто еврей, а кто нет!» Решил, что твой отец унтерменш – аж голова закружилась от вседозволенности! А чего? Батька-то наш – Бандера... Шоб вы знали!

Так стоит ли удивляться тому – на первый взгляд, не укладывающемуся в голове – факту, что, отступив на свои последние позиции в подземелье «Азовстали», эти деятели захватили в заложники… членов своих семей? Они так и говорили тем жителям города, с которыми случилось пообщаться мне: «Мы смертники, а вы – наши заложники». Они продолжали играть в войнушку на стороне немцев, упиваясь тем, что всё по-взрослому… и чем больше лили крови, тем больше трогались рассудком – и тем больше лили крови.

(Окончание следует)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Кирилл Пшеничный
Спецоперация
Заметки очевидца. Часть 4
13.06.2022
Спецоперация
Заметки очевидца. Часть 2
06.06.2022
Спецоперация
Заметки очевидца. Часть 1
03.06.2022
Сегодня память – наше оружие
Просим читателей принять участие в воссоздании Музея Новороссии
30.08.2019
Все статьи Кирилл Пшеничный
Освободительный поход Русской армии на Украину
Папа Римский – пуп земли евразийской?
Понтифик едет в Казахстан и жаждет встречи с Русским Патриархом
05.08.2022
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Почему не озвучиваются должным образом преступления США?
05.08.2022
Все статьи темы
Украинские националисты
«Украинство не имеет отношения к
празднику Крещения Руси»
01.08.2022
Избавить Донецк от постоянных обстрелов
Народная милиция ДНР при поддержке российских военных начала штурм авдеевского укрепрайона
29.07.2022
Освободительный поход Русской армии на Украину
Хроника событий. День сто пятьдесят шестой
29.07.2022
Все статьи темы
Новости Мариуполя
«Бюро откровенно подыгрывает украинским неонацистам»
По словам Марии Захаровой, очередной доклад БДИПЧ ОБСЕ о нарушениях прав человека на Украине содержит массу непроверенной информации
28.07.2022
«К войне с Россией готовились основательно и заблаговременно»
О сходствах и различиях между Советско-финской войной 1939-1940 гг. и специальной военной операцией на Украине
28.07.2022
«На Западе врут сами себе»
По словам постпреда России при ОБСЕ Александра Лукашевича, судорожно стремясь увековечить ускользающее доминирование, США методично расшатывают систему международного права
27.07.2022
«Россия жила, задыхаясь, с топором в спине»
На наших глазах разворачивается новый театр — русский театр духовных военных действий
25.07.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
Хуснуллин снова рекламирует миграцию
Новый комментарий от Калужанин
06.08.2022 08:22
Возвращение к «традиционным семейным ценностям» – это блеф
Новый комментарий от Полтораки
06.08.2022 07:47
«Одноэтажная Россия. Азов»
Новый комментарий от Адриан Послушник
06.08.2022 01:42
Русский мир Николая Ефимова
Новый комментарий от Мирянин
06.08.2022 01:30
Папа Римский – пуп земли евразийской?
Новый комментарий от учитель
06.08.2022 01:12
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Новый комментарий от Калужанин
05.08.2022 21:40