Путь агиографа

К девятому дню кончины († 30.11.2020)

Писатель — это не профессия, а призвание. Писатель-агиограф — это особый Промысл Божий, особое доверие Господа к человеку, сравнимое, как мне кажется, лишь со священством и проповедничеством.

О пути и спутниках агиографа рассказал нам Валерий Павлович Филимонов, постоянный автор нашего альманаха «Линтула»,  известный писатель, автор книг о преподобном Серафиме Вырицком, священномученике протоиерее Философе Орнатском и других святых подвижниках Церкви Русской.

 

— Валерий Павлович, расскажите, пожалуйста, о вашем пути к Богу.

 

Мой путь к Богу был непростым и долгим. Появился я на свет в семье ленинградских интеллигентов, достаточно далеких от веры. Хотя мои родители, родившиеся в начале XX века, фактически жили по евангельским заповедям, как и многие люди советских времен. Где-то в глубине души они хранили те начала веры, которые в них закладывали в дореволюционные годы, но внешне это никак не выражалось. Помню, правда, как в детстве не раз слышал от мамы: «Господи, Господи, помоги!» В целом же жизнь семьи проходила вне храма. В детстве я крещен не был.

Как и многие мои сверстники, окончил школу, колледж и ВУЗ, отслужил в армии. Работал в научно-исследовательских организациях, а в годы перестройки занимался еще и коммерцией. Шел я по жизни, как говорят, путем проб и ошибок, но всегда пытался искать что-то возвышенное… По меркам советского времени имел весьма неплохой достаток, однако материальное не приносило никакого удовлетворения и радости. Чего-то не хватало для души. Чувствовал, что где-то есть высшая правда, пытался ее найти, но не мог, пока Сам Бог не призвал меня, по неизреченному милосердию Своему. Как и почему это случилось, ведомо только Единому Господу.

Вспоминаю, что однажды непостижимым образом оказался на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, буквально ноги сами принесли туда. Очень долго ходил по дорожкам и тропинкам среди старинных надгробий и размышлял о смысле жизни. С кладбища — в Свято-Троицкий собор. Не помню, сколько времени я там находился, все смотрел и смотрел на чудные иконы афонского письма, отрешившись от земных вещей. Долго рассматривал лики святых, неспешно переходил от одного образа к другому, как бы разговаривая с ними. Охватили тогда меня удивительные и совершенно неведомые ранее ощущения. Об этом очень сложно рассказывать, но вдруг я отчетливо понял, что много лет занимаюсь совсем не тем…

После этого совершенно сознательно, уже в зрелом возрасте, я принял Святое Крещение. Упал с плеч тяжкий груз прошлой бездумной жизни, и пришло то долгожданное, чего всегда так не хватало. Это было накануне тысячелетия Крещения Руси. Стал регулярно посещать богослужения, исповедоваться и причащаться Святых Христовых Таин.

Тогда многие открывали для себя воистину новую светлую жизнь со Христом, о которой ранее не имели никакого понятия. Это была пора духовного подъема после времен открытого богоборчества. Все было до слез трогательно, но очень и очень серьезно. Сам Господь тогда туне одаривал Своей благодатию вчерашних духовных слепцов. Они прозревали и начинали видеть все происходящее вокруг в совершенно ином свете, но, прежде всего, они начинали видеть истинный смысл жизни. Образно говоря, у многих вырастали крылья, ибо они обретали бесценную жемчужину — Христа  — исключительно по Его несказанной милости. Потом, конечно, становилось ясно, что нужен еще и собственный великий труд, ежедневная и кропотливая работа по исправлению множества духовных недугов, которую можно вести только с Божией помощью. Вести — до конца дней своих, имея страх Божий и не оставляя надежды на милосердие и человеколюбие Творца. Сокровенная жизнь во Христе — это непрерывная борьба за стяжание благодати — борьба, в которой чередуются восхождения и падения в зависимости от колебаний немощной человеческой воли.

В ту пору интеллигенция, так долго стоявшая вдали от Православия, искренне устремилась к Церкви. В Петербурге было всего двадцать действующих храмов, и в богослужебное время все они были переполнены. Опытных духовников не хватало. Мне повезло — в 1990 году моим наставником стал приснопамятный протоиерей Иоанн Андреевич Скорик, клирик Свято-Троицкого собора Александро-Невской Лавры.

Глубокие проповеди, готовность всегда откликнуться на просьбу прихожан помолиться о ком-либо, послужить молебен у мощей святого благоверного великого князя Александра Невского или панихиду в соборе и на Лаврских кладбищах, ответить на наболевшие вопросы многих людей, начинавших свой путь к Богу, сделали отца Иоанна одним из самых любимых в народе батюшек. Он всегда умел терпеливо выслушать и успокоить всех, кто приходил к нему со своими недоумениями. Это был дар, который дается далеко не каждому священнослужителю — понимать ближних и соболезновать их скорбям, как собственным. Внешне строгий, но необыкновенно отзывчивый пастырь стяжал горячую любовь пасомых и искреннее уважение петербургского духовенства.

Исполняя свои обязанности в клире собора, отец Иоанн служил также священником благотворительной епархиальной больницы имени блаженной Ксении Петербургской, где утешал многих тяжело болящих. Окормлял он и заключенных в знаменитых питерских «Крестах», материально помогал малоимущим и вел нелегкую брань с наводнившими в ту пору Петербург сектантами.

Батюшка открыто обличал с амвона и в печатном слове представителей мэрии, возглавляемой Собчаком, открывшим зеленую улицу «Белому братству», иеговистам, «богородичникам» и прочей нечисти. Ему неоднократно угрожали, но батюшка твердо стоял за Православную веру и оглашал слово истины, обличая пагубные лжеучения. Не раз отец Иоанн говорил тогда, что происходящее на наших глазах вторжение на Русь лжехристов и лжепророков является одним из признаков последних времен. Кстати, его работа, за которую он получил степень кандидата богословия по окончании Ленинградской духовной академии в 1969 году, называлась «Евангельская эсхатология, освещаемая с христианской этической точки зрения».

Отец Иоанн, несомненно, обладал даром духовного рассуждения и был неутомимым подвижником. На многих пример его исповеднической жизни действовал сильнее всяких слов. Вот такой ревностный труженик на ниве Христовой в течение пяти лет был моим духовным отцом. Совершенно забывая о себе, он с неимоверной отдачей сил служил Богу, Церкви и ближним. Выходных дней у него не было. В больницу, где 2 апреля 1995 года он скончался от острой сердечной недостаточности, его доставили прямо из храма…

 

— Валерий Павлович, как и когда Вы стали писателем? Когда уже окончательно выбрали для себя этот путь? Ведь Вы сразу стали не просто писателем, а именно агиографом.

 

Хотя получил я среднее и высшее техническое образование в области электроники и кибернетики, писателем мечтал быть с детства. Еще задолго до воцерковления писал стихи, рассказы о детстве и юности, о старом Петербурге и его окрестностях, записывал свои размышления и переживания по поводу событий, которые волновали мою душу…

Моему становлению как агиографа необычайно помогло чтение творений святых отцов. В конце 80-х — начале 90-х годов в церковных лавках практически не было духовных произведений древних подвижников. Чудом удалось достать «Добротолюбие», а затем и другие книги, источавшие истинный свет. Умом и сердцем ушел я в эти богомудрые писания. Когда черпаешь познание из этих россыпей духовной мудрости, вступаешь в незримое общение с их первооткрывателями — святыми, прошедшими путь к высотам христианского совершенства. Не остается без ответа и молитвенное обращение к ним. Они видят и слышат нас, скорбят о наших немощах и молятся о нас. Жития этих светочей Православия вызывают благоговейный трепет и желание хоть в самом-самом малом подражать им.

Особенные чувства всегда вызывала у меня жизнь пустынных отшельников, сподобившихся на земле равноангельного жития. Поражала высота подвига дивного созвездия иноков, просиявших в первые века христианства — преподобных Павла Фивейского, Антония, Макария и Пахомия Великих, Марии Египетской, Павла Препростого…

Как-то сами собой появились мысли написать рассказы о святых, доступные нашим современникам. Ведь истинная-то цель жизни нашей христианской — стяжание Духа Святаго Божия и соединение в Нем с Господом нашим Иисусом Христом, Пресвятой Богородицей и всеми святыми, которые указывают нам путь в Небесное Отечество наше.

Вот и привел меня непостижимый Промысл Божий на новое поприще. Можно долго рассказывать об этом удивительном пути. Если коротко, то Господь призвал, взял за руку и повел.

Не раз говорили мы с отцом Иоанном Скориком об особенностях труда православного литератора. Батюшка считал, что его основу должны составлять: молитва, жизнь в лоне Церкви и участие в ее Таинствах, изучение Священного Писания и творений святых отцов от древности до последних времен. В одной из наших первых бесед протоиерей Иоанн сказал мне: «Валерий! Вы должны говорить и писать только правду. Будет очень нелегко, но Господь всегда будет с Вами». Когда у меня появились некоторые сомнения, неуверенность в своих силах, батюшка Иоанн твердо сказал: «У Вас все обязательно получится» — и благословил на это послушание.

Благословение духовного наставника очень быстро стало давать свои плоды, а творения святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Тихона Задонского, Филарета Дроздова, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова; преподобных Антония и Макария Великих, Иоанна Дамаскина, Исаака Сирина, Варсонофия Великого и Иоанна, Ефрема Сирина, Исайи Отшельника, Марка Подвижника, Симеона Нового Богослова и других столпов Церкви по сей день являются настольными книгами.

В начале 90-х годов появились мои первые публикации в газетах «Православный Санкт-Петербург», «Русский Вестник», «Свете тихий» и других. В том числе — обширный труд «Верный путь ко спасению», который был опубликован в нескольких номерах газеты «Софийский собор». В нем, с Божией помощью, мне удалось показать жизнь и подвиги святых от Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и первомучеников христианских до времен преподобного Антония Великого и других пустынных отцов.

А в 1994 году родилась повесть «По вере вашей да будет вам» о преподобном Феодосии Кавказском чудотворце после нескольких поездок к месту его земного упокоения в Минеральных Водах и встреч с его духовными чадами в Минводах, Кисловодске, Иноземцево и Ставрополе. Повесть была издана в журнале «Собеседник православных христиан» и широко распространилась почти во всех храмах северной столицы.

После этого верующие из нескольких храмов обратились ко мне с просьбой о написании книги о старце иеросхимонахе Серафиме (Муравьеве), подвизавшемся в Вырице в 30–40-е годы XX века: «Валерий Павлович! Вы пишете о подвижнике, который жил за две тысячи километров от нашего города, а под Петербургом свой батюшка был — отец Серафим, к которому по сей день люди за помощью ездят».

Так произошла моя встреча с великим вырицким старцем, а также с замечательным пастырем — протоиереем Алексием Ильичом Коровиным — настоятелем храма в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы в поселке Вырица.

 

— Расскажите, пожалуйста, как проходила работа над книгой?

 

История создания этой книги воистину удивительна. Ее написание благословили приснопамятные старец протоиерей Николай Гурьянов и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). При этом и батюшка Николай, и Владыка Иоанн напутствовали меня практически одинаковыми словами: «Давно пора сделать это важнейшее для Церкви дело. Буду за вас молиться».

Здесь необходимо сказать о митрополите Иоанне, который преподал архипастырское благословение на издание «Собеседника православных христиан» и мои агиографические труды. В ту пору Владыка Иоанн не только возглавлял Петербургскую кафедру, но был еще председателем Синодальной комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви, поэтому его благословение на работу над книгами о святых имело особое значение.

Выдающийся русский архипастырь и молитвенник за Землю Русскую! Об­ще­ние с ним — еще одна удивительная страница в истории моего становления.
В лице митрополита Иоанна страждущая Россия и Русская Православная Церковь обрели своего заступника. Его голос безбоязненно и громко звучал на всю страну. Слова Владыки наполнили смыслом жизнь многих русских людей, дали им духовные ориентиры, показали путь ко спасению личному и спасению Державы. Он не только глубоко осознавал происходящее в стране и в мире, но и предостерегал от опасностей, грозивших гибелью России и ее народу. Путь у нас один — только возвращение к Богу и истине, — утверждал Владыка.

Мудрый, простой и доступный. За его молитвенной помощью и архипастырским советом обращались многие люди со всей России — представители духовенства и монашества, политики и производственники, ученые и простецы, деятели культуры и искусства. Храню как святыню его письменное благословение на создание в Санкт-Петербурге Общества православных писателей…

Позвонили мы его келейницам, и нас тут же пригласили в резиденцию правящего архиерея на Каменном острове. Беседа была очень теплой и продолжительной. Владыка был великим духовным писателем. Его творения по сей день не утратили актуальности. Более того, они необыкновенно укрепляют многих верующих. Хотелось бы, чтобы у этих бесценных трудов было как можно больше читателей, особенно среди молодежи. Тогда же он дал нам массу ценных советов и поразил кротостью, смиренномудрием и любовью. Эти свойства души нельзя описать словами. Это то, что надо видеть, слышать, ощутить сердцем, понять и хранить как драгоценный дар.

С нашей стороны прозвучали самые разнообразные вопросы, касающиеся церковной истории, текущей ситуации в Церкви, которая переживала тогда видимый расцвет, но подводных течений тоже уже было немало. Владыка обстоятельно на все ответил и преподал нам свое благословение, написав на поданном нами прошении: «Устав рассмотрел. Деятельность Общества благословляю. Духовным руководителем назначаю о. Константина Смирнова, настоятеля Спаса Нерукотворенного храма, что на Конюшенной площади. 3/IX-94. Митр. Иоанн».

По милости Божией, мне неоднократно довелось беседовать с Владыкой. Говорили о достижении святости, о положении дел в России и путях ее возрождения во всей своей силе и славе, о Самодержавной монархической власти как идеале для Православной государственности и многом, многом другом, что волновало тогда лучшие умы России.

Приходилось бывать и в строгом кабинете митрополита, и в келии на втором этаже резиденции, где он порой лежал, укутанный большим оренбургским платком, а лампады пред иконами горели как-то особенно торжественно. Навсегда запомнились свет и доброта, исходившие от Владыки. А еще в этой неофициальной обстановке он всем своим видом напоминал какого-то очень родного человека, которому хотелось сделать что-то доброе.

Архипастырское благословение на мои первые статьи и книги о святых я получал у Высокопреосвященнейшего митрополита Иоанна. Надо сказать, что Владыка живо интересовался не только тематикой моих трудов, но и мягко подсказывал, на чем нужно делать акценты. От него услышал я те же слова, которыми напутствовал меня мой духовный отец — протоиерей Иоанн: «Пишите только правду, и еще раз — только правду».

Оба они жизнью своей исполнили главный завет Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15: 13). Оба они до последнего вздоха сохраняли верность Господу нашему Иисусу Христу, Святой Православной Церкви и идеалам Святой Руси. Митрополит Иоанн всего на полгода пережил отца Иоанна…

В 1995 году, после кончины духовного отца, я перешел под окормление протоиерея Алексия Коровина. Тогда я уже вел изыскания в архивах и библиотеках, собирая материалы для книги о старце иеросхимонахе Серафиме Вырицком, в миру петербургском купце Василии Николаевиче Муравьеве.

С богоносным вырицким старцем отца Алексия соединяла глубочайшая молитвенная связь. Более тридцати лет (до официального церковного прославления подвижника в 2000 году) он каждый день служил панихиды и литии у святых мощей преподобного, поминал его на всех Богослужениях и буквально жил с ним одним духом. Простой, но глубокий, строгий и при этом любвеобильный, отец Алексий весь светился, когда речь заходила об отце Серафиме. В самом облике настоятеля, в его характере, в личных нравственных качествах явственно ощущалось то, что роднило его с великим подвижником. Прежде всего, здесь необходимо отметить точное следование святоотеческому учению, верность церковным традициям, высочайшую эрудицию и необыкновенную духовную трезвость.

Отец Алексий был воистину добрым пастырем, но органически не мог терпеть лицемерия и малейшей лжи. Где ложь, там и отец лжи — лукавый человеко­убийца, а распространяющий ложь и поверивший ей находятся в состоянии прелести. «Прелесть есть усвоение человеком лжи, принятой им за истину, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов. — Одна ложная мысль может свести человека в ад». Поэтому не удивительно, что батюшка Алексий был крайне огорчен, когда в 1996 году получил в руки московское издание о старце Серафиме, составленное А. Трофимовым. Эта книга была наполнена множеством грубейших фактических ошибок, нелепыми домыслами и кощунственными небылицами, грубо искажавшими духовный облик вырицкого подвижника. Выйдя из алтаря, по окончании Всенощного Бдения под воскресный день, протоиерей Алексий буквально произнес: «Братия и сестры! Если человек разумный, расположенный к Православию, прочтет подобное писание, то может решить, что у нас не Церковь Православная, а театр кабуки». Такого рода книги, дискредитирующие Православие, отец Алексий рекомендовал сжигать, вырезав из них фотографии и иконы…

Батюшка очень ревностно относился ко всему, что было связано с именем отца Серафима. Он был хорошо знаком со множеством людей, посещавших вырицкого подвижника. Очень теплые отношения связывали его и с родственниками преподобного, которые благоговейно хранили святую память о его жизни и подвигах. Частенько отец Алексий вспоминал слова святителя Димитрия Ростовского: «Да не будет мне лгати на святаго!»

«Эти слова, Валерий Павлович, должны быть главным руководством при создании книги о батюшке Серафиме. Она должна быть высокодуховной и предельно достоверной» — так напутствовал меня протоиерей Алексий.

О духовных дарованиях самого батюшки, главными из которых были смиренномудрие и нелицемерная любовь к ближним, догадывались не многие. Приведу один только случай. Духовные чада отца Алексия получили заманчивое предложение, связанное с новым трудоустройством, — фантастическая по тем временам зарплата, комфортабельное жилье, льготы и прочие преимущества. Место работы — Чернобыль. Батюшка не благословил их на этот переезд. Так и остались они в северной столице, а через несколько месяцев произошла катастрофа на атомной электростанции…

К моменту написания моей книги были известны лишь самые общие сведения о преподобном Серафиме Вырицком чудотворце: знаменитый петербургский коммерсант — священноинок Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры — глубоко почитаемый в народе старец. Практически отсутствовали документальные материалы, касающиеся многих жизненных событий, фактов и дат, не были записаны подлинные свидетельства о чудесных дарованиях старца. Даже о дате и месте рождения святого не было точных данных. О купеческой деятельности и жизни подвижника в миру, его пребывании в Лавре и в Вырице конкретно ничего не было известно.

В течение нескольких лет, буквально по крупицам, мне пришлось собирать сведения о жизни подвижника — вести исследования в фондах Российского государственного исторического архива (РГИА), Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД СПб), в архивном фонде Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (АУФСБ СПб. ЛО), в архивах Санкт-Петербургской епархии и Санкт-Петербургской духовной академии, Рыбинском отделении Государственного архива Ярославской области, в фондах Российской национальной библиотеки, библиотеки Российской академии наук и библиотеки Санкт-Петербургской духовной академии. Так впервые создавалось достоверное жизнеописание великого святого.

Теплые отношения связали меня с родственниками преподобного. Внучка старца, Маргарита Николаевна, неразлучно провела с отцом Серафимом более тридцати лет и знала такие подробности его жизни, которых никто другой не знал и знать не мог. Она была живой свидетельницей ряда важных событий, многое видела собственными глазами, немало ей было известно из рассказов самого старца и рассказов матушки Серафимы (Муравьевой), которая в миру была его супругой.

В процессе работы удалось также опросить более ста свидетелей, встречавшихся с батюшкой Серафимом, — его духовных чад и верующих, получивших благодатную помощь Божию в различных жизненных ситуациях по его молитвенному предстательству.

Каждую главу рождавшейся, с Божией помощью, книги вычитывал с карандашом в руке отец Алексий Коровин. Мы перепроверяли каждый новый факт, каждое свидетельство. Не раз обсуждали мы с батюшкой, как лучше описать те или иные моменты из жития богоносного старца, как донести до читателя дух того времени, о котором говорится в повествовании. Постоянно советовались с родными отца Серафима и согласовывали с ними подлинность тех или иных эпизодов из его жизни. Наше общение быстро выросло в настоящую духовную дружбу, явно согреваемую любовью преподобного. Это были незабываемые дни, когда куда-то уходили все земные заботы и скорби, полностью теряло цену все вещественное, а Небесное было совсем-совсем рядом…

Несомненно, что первейшим делом в моих трудах было регулярное участие в богослужениях в вырицком Казанском храме и, конечно же, молитва у места земного упокоения великого вырицкого старца. Молитвенное общение с преподобным дарило не только свои бесценные духовные плоды, но и помогало решать сугубо практические вопросы. Не раз явно ощущалось его незримое присутствие, а Небесное предстательство давало возможность шаг за шагом продвигаться к намеченной цели.

При тщательном изучении жизни и подвигов старца иеросхимонаха Серафима Вырицкого стало очевидно, что невозможно осмыслить и понять все их величие в отрыве от событий, которые происходили тогда в России и Русской Православной Церкви. Поэтому работа вышла за рамки простого жизнеописания и фактически стала историческим научным трудом, охватывающим период истории нашего государства и Русской Церкви с конца ХIХ — до середины ХХ века. В книге подробно описан путь отца Серафима к вершинам христианского совершенства и его подвиг, как великого молитвенника и печальника земли Русской в тяжелейший период Русской истории.

 

Первая моя книга об этом великом подвижнике называлась «Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий и Русская Голгофа». Она получила одобрение Издательского Совета Московского Патриархата и вышла в свет по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в 1999 году стараниями сотрудников православного петербургского издательства «Сатисъ».

Этот мой труд стал основанием для канонизации старца на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года. Сокращенный вариант книги получил название «Жизнь, подвиги и чудотворения старца Серафима Вырицкого». Кроме того, к Архиерейскому Собору мною было подготовлено издание книги «Житие преподобного Серафима Вырицкого», которая была вручена каждому иерарху Русской Церкви — участнику Собора. После прославления подвижника во святых, книги получили новые названия: «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа» и «Житие, подвиги и чудотворения преподобного Серафима Вырицкого».

Редактирование книг о преподобном Серафиме Вырицком было осуществлено одним из опытнейших сотрудников Издательского отдела и редакции «Журнала Московской Патриархии», кандидатом богословия Вячеславом Петровичем Овсянниковым, который, обладая колоссальным опытом в своей области, стал для меня не только строгим духовным цензором, но и замечательным учителем. Для работы с ним я специально несколько раз выезжал в Москву, и мы неспешно разбирали по частям подготовленные к изданию фрагменты книг, вносили необходимые поправки и уточнения. Приношу Вячеславу Петровичу слова своей самой искренней благодарности.

Изданию книг предшествовали мои многочисленные публикации о вырицком подвижнике в период с 1996 по 1999 год в газетах: «Православная жизнь», «Православный Санкт-Петербург», «Софийский собор», «Благовест», «Литературный Петербург», «Русское слово»; в журналах: «Духовный собеседник» и «Церковный вестник», а также выступления на радио и телевидении, в которых я регулярно знакомил читателей, слушателей и зрителей с новыми фактами из жизни преподобного старца, рассказывал о ходе работы по подготовке к его канонизации, зачитывал главы из создававшейся книги. С лекциями о жизненном пути и духовном наследии подвижника я выступал в ряде храмов и библиотек.

 

— Валерий Павлович, расскажите, пожалуйста, о работе над книгой о священномученике протоиерее Философе Орнатском.

 

В конце 1998 года ко мне обратился настоятель Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга протоиерей Павел Красноцветов и предложил подготовить книгу и материалы к канонизации новомученика протоиерея Философа Николаевича Орнатского и убиенных вместе с ним его сыновей Бориса и Николая. Имея определенный опыт, я с радостью взялся за этот труд.

Отец Павел с великим благоговением относился к батюшке Философу и постоянно служил панихиды по своему предшественнику. В Казанском соборе всегда читались записки об упокоении его настоятеля — протоиерея Философа, а прихожане не скрывали того, что они обращались к отцу Философу с молитвами и по вере получали просимое.

Протоиерей Павел оказал мне неоценимую помощь в работе своими духовными советами и познакомил меня с родственниками подвижника, за что выражаю ему глубочайшую признательность.

Интерес к личности отца Философа у меня зародился давно, около тридцати лет назад, когда в России из рук в руки передавалась книга протопресвитера Русской Православной Церкви За границей (РПЦЗ) Михаила Польского «Новые мученики российские». Из нее стало известно о мученичестве протоиерея Философа Орнатского, прославленного РПЦЗ в 1981 году. Но о жизненном пути и церковно-общественной деятельности выдающегося русского пастыря в этой книге практически ничего конкретного сказано не было.

Немного позже в журнале «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости» (№ 20, 1998) была опубликована статья под названием «Новомученик протоиерей Философ Орнатский». В ней также основное место занимал рассказ об аресте и мученической кончине пастыря, но страницы его подвижнической жизни, по-прежнему, оставались тайной для читателя.

Я вновь приступил к исследованиям в библиотечных и архивных фондах. Теперь все было несколько проще, ибо эти пути были мне известны по работе над книгами о преподобном Серафиме Вырицком.

Надо сказать, что в ту пору еще не было электронных архивов, поэтому эта работа была весьма сложной и трудоемкой — поиск нужных материалов по картотекам, последующий заказ необходимых материалов в фондах и работа с ними в читальных залах. Напряженный труд по изучению материалов о жизни и подвигах отца Философа, встречи и беседы с родственниками священномученика заняли более девяти месяцев.

В Российской национальной библиотеке по списку населенных мест Новгородской губернии удалось многое узнать о месте рождения отца Философа и с этим местом связанного.

В архиве Санкт-Петербургской духовной академии были изучены материалы, относящиеся по времени к студенческим годам будущего священнослужителя.

Значительная часть необходимых сведений была собрана в фондах Централь­ного Государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Это личные дела и послужные списки протоиерея Философа Орнатского в бытность его настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли Моя Печали» при детском Приюте принца Петра Георгиевича Ольденбургского, церкви во имя преподобномученика Андрея Критского при Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг (ныне фабрика «Гознак») и собора в честь Казанской иконы Божией Матери.

В Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД СПб) были обнаружены редкие фотографии разных лет, связанные с жизнью и трудами подвижника.

Уникальные фотоматериалы предоставили родственники отца Философа, его правнуки — Сергей Михайлович Доброумов и Александр Васильевич Илларионов, а также директор музея при фабрике «Гознак» София Вениаминовна Смирнова и журналист из Алма-Аты Ольга Ивановна Ходаковская, ныне заведующая архивом Санкт-Петербургской митрополии. Воспоминания дочери отца Философа Веры Философовны Орнатской предоставил правнук пастыря — Борис Михайлович Доброумов.

В Центральном Государственном архиве Санкт-Петербурга (ЦГА СПб) удалось получить документы, содержащие сведения об аресте отца Философа богоборцами и его заточении.

Наконец, из архивного фонда Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации (УФСБ) по Санкт-Петербургу и области на наш запрос был получен ответ, официально подтверждающий факт мученической кончины отца Философа и его сыновей в 1918 году.

Множество ценных сведений удалось собрать в фондах Российской национальной библиотеки и библиотеки Российской академии наук. Это материалы, относящиеся к деятельности отца Философа Орнатского как Председателя Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, а также свидетельствующие о его активном участии в работе ряда других общественных и благотворительных учреждений. Там же удалось собрать необходимые сведения о плодотворной деятельности отца Философа как председателя строительных комитетов при возведении ряда известнейших храмов в Санкт-Петербурге и его пригородах.

Живых свидетелей жизни и подвигов батюшки к моменту начала моей работы не осталось, но изумительные факты из жизни и пастырской деятельности по­движника были обнаружены мною при изучении публикаций в периодических изданиях, выходивших в России в период с 1885 по 1918 год.

А Слова, Речи и Поучения отца Философа позволили увидеть его духовный облик и ввели в незримое общение с этим удивительным подвижником. Сюда относятся: проникновенные проповеди отца Философа, которые достигали людских сердец и помогали спасению множества людей; его знаменитые «Саровские поучения», которые являются удивительными образцами живого богословия, где показано глубочайшее знание сокровенных сторон духовной жизни, содержится искренний призыв к послушанию Матери Церкви и к жизни во Христе; пророческие слова батюшки, сказанные в трудные для Отечества времена войн и мятежей; пламенные речи в годину лютых гонений и тяжелых испытаний для Православной Российской Церкви.

Как и в случае с преподобным Серафимом Вырицким, тщательное изучение жизни и подвигов священномученика протоиерея Философа Николаевича Орнатского показало, что осмыслить и понять все их величие невозможно в отрыве от главных исторических и общественно-политических событий, которые происходили в России и Русской Православной Церкви в исследуемый период времени.

Служение отца Философа пришлось на один из самых сложных этапов истории Государства Российского — отступление значительной части народа от веры отцов и расшатывание основ самодержавия в конце XIX — начале XX века, явлений которые обличали великие русские пророки — святитель Феофан Затворник Вышенский и святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Русско-японская война, Первая русская революция 1905-1907 годов, революционный терроризм 1901-1911 годов, Первая мировая война, февральский и октябрьский перевороты 1917 года и начало открытых гонений на Русскую Православную Церковь — особой духовной мудрости и необыкновенного мужества требовало тогда многотрудное служение отца Философа.

Верный ученик святого праведного Иоанна Кронштадтского и добрый наставник священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, воспитавший многих выдающихся деятелей Церкви, отец Философ всегда шел «тесными вратами» (Мф. 7: 13), всецело возлагая упование свое на Единого Господа. В чистом сердце своем носил и исполнил на деле этот великий пастырь малого стада Христова главный завет Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15: 13). А что может быть выше?!

Православные верующие северной столицы давно ожидали прославления выдающегося церковного деятеля — новомученика протоиерея Философа Николаевича Орнатского в лике святых. Ибо не только его мученическая кончина, но и вся праведная, подвижническая жизнь является одной из самых ярких страниц истории Русской Православной Церкви.

В день памяти преподобномученика Андрея Критского — 17/30 октября при стечении народа совершались молебны и панихиды в ему посвященном и ожидавшем восстановления храме при фабрике «Гознак», в котором более двадцати лет служил отец Философ Орнатский.

30 октября 1999 года молебен совершил протоиерей Павел Красноцветов в сослужении приснопамятного протодиакона Василия Маркова. Затем им же, при множестве верующих, была отслужена панихида на месте массовых расстрелов в период «красного террора» в 1918 году в пригороде Петербурга — Стрельне у печально знаменитой дамбы. Там же состоялось торжественное открытие и освящение Поклонного Креста, установленного в память новомучеников и исповедников Церкви Русской. В темные воды Финского залива с оконечности мола было опущено множество венков из живых цветов. Мне посчастливилось участвовать в этих трогательных событиях.

Собранные мною в архивных и библиотечных фондах обширные сведения, многие из которых стали настоящими открытиями, позволили воссоздать яркую картину богоугодной жизни и удивительных подвигов священномученика протоиерея Философа Орнатского на протяжении нескольких десятилетий. Эта жизнь выходит за рамки обычного человеческого понимания.

Эти подробные и достоверные материалы, по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, были поданы в Синодальную комиссию по канонизации святых Русской Православной Церкви. В заседании от 20–21 декабря 1999 года Комиссия приняла решение ходатайствовать перед Архиерейским Собором о прославлении в лике святых угодников Божиих прото­иерея Философа Орнатского и иже с ним убиенных сыновей Николая и Бориса.

А в начале апреля 2000 года в издательстве «Сатисъ» была издана моя книга «Крестом отверзается Небо. Жизнь и подвиги новомученика протоиерея Философа Орнатского», представленная в качестве основания для канонизации батюшки и его сыновей.

На проходившем в Москве, в Храме Христа Спасителя с 13 по 16 августа 2000 года Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви было принято единомысленное решение о прославлении для общецерковного почитания великого русского пастыря — протоиерея Философа Орнатского — в лике священномучеников, а его сыновей — Николая и Бориса — в лике мучеников.

— Валерий Павлович, расскажите, пожалуйста, о ваших дальнейших трудах после выхода первых книг о преподобном Серафиме и священномученике Философе. Какие у Вас планы сегодня?

 

Исследованиям жизни и подвигов святых Церкви Русской я посвятил более двадцати пяти лет. После выхода в свет описанных выше книг, с Божией помощью, появились новые книги.

Прежде всего, это книга о преподобном Варнаве Гефсиманском чудотворце. Это был мудрый учитель и дерзновенный ко Господу молитвенник, к которому устремлялись верующие со всей России. В конце XIX — начале XX века он был таким же всероссийским старцем, как в начале XIX века — преподобный Серафим Саровский. Духовные подвиги преподобного Варнавы можно сравнить лишь с подвигами древних аскетов-отшельников, но при этом он ежедневно принимал сотни страждущих. Всех приходящих старец Варнава ласково называл «сынками» и «дочками» и к каждому обращался на «ты». Среди «сынков» батюшки Варнавы были многие известные митрополиты и епископы, настоятели обителей, обер-прокурор Святейшего Синода Владимир Карлович Саблер и сам Государь Император Николай II Александрович.

В течение почти двадцати лет под окормлением отца Варнавы находился петербургский купец Василий Николаевич Муравьев — впоследствии преподобный Серафим Вырицкий. Конечно, захотелось написать книгу о его духовном отце. Она родилась после двух незабываемых поездок в Гефсиманский скит Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где подвизался преподобный Варнава. Книга так и называется: «Духовный отец преподобного Серафима Вырицкого — преподобный Варнава Гефсиманский». Впервые вышла она в 2002 году.

После прославления старца Серафима во святых настоятель Гефсиманского скита архимандрит Феофилакт (ныне епископ Дмитровский, викарий Святейшего Патриарха) с братией преподнесли в дар вырицкому Казанскому храму чудесную икону преподобного Варнавы с частицей мощей, которую отец Алексий Коровин поместил в алтаре.

 

В 2005 году батюшка Алексий отошел ко Господу. Тогда моим духовным наставником стал один из опытнейших священников нашей епархии протоиерей Владимир Афанасьевич Ноздрачев, настоятель храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы в поселке Рождествено, с которым мы были знакомы еще с 2000 года. Вновь не оставила меня милость Господа.

Отец Владимир шестьдесят лет служил у престола Божия. Он был одним из тех редких пастырей, в которых живет всепобеждающая «вера, действующая любовью» (Гал. 5: 6) и составляющая суть христианства. Исповедник Православия, строгий к исполнению церковных уставов и канонов, твердо держащийся святоотеческих традиций, батюшка был необычайно добр и отзывчив к людям. Немногословный и аскетически строгий по виду, он умел сказать человеку необходимое для него слово в самый нужный момент, подать отеческий совет — и духовный, и житейский.

Прошедший гонения за веру, претерпевший многие скорби и лишения в годы богоборчества, отец Владимир был неутомимым правдолюбцем. Истинный патриот Земли Русской, горячо веровавший в ее возрождение, он никогда не боялся обличать пороки своего времени и сегодняшнего общества, невзирая на лица. Не раз он твердо говорил своим пасомым, что Россия, пройдя через горнило многих испытаний, выстоит и победит всех своих врагов.

Искренний и преданный сын своего земного Отечества, ценивший все, что Господь Бог даровал человеку на его родной земле, протоиерей Владимир глубоко и отчетливо сознавал, что человек на земле — только гость и странник, находящийся все время в движении на своем пути к Отечеству Небесному. Этому учил и своих духовных чад. Своей жизнью — поведением, поступками, отношением к людям, а не словами только напоминал он нам, что наше земное странствование должно быть школой подготовки к блаженной Вечности, ко встрече лицом к лицу со Христом, когда все временные скорби и соблазны останутся за гранью видимого и невидимого. Отец Владимир обладал несомненным молитвенным даром, и люди это явственно ощущали в различных жизненных ситуациях. Немало получил я от батюшки добрых советов, которые не раз помогали мне в работе.

 

Пишу о своих мудрых духовных наставниках довольно подробно, потому что их молитвы, благословения и общение с ними были необходимым и важнейшим условием успеха моих трудов. О каждом из них можно писать отдельную книгу, ибо таких пастырей, как это ни печально, почти не осталось в России. И если Господь и помог мне что-то сделать доброе, то только при помощи этих дивных отцов, а также и сотоварищей по работе, окружавших меня все прошедшие годы. Это родные тех святых, о которых мне довелось писать; верные чада Русской Православной Церкви, любезно предоставившие свои свидетельства; сотрудники архивов и библиотек, оказывавшие мне всестороннюю помощь; опытные фотографы; художники, редакторы, корректоры и другие сотрудники православного издательства «Сатисъ», с которыми мы совместно трудимся уже более двадцати лет.

По сей день продолжаются исследования, связанные с жизнью и подвигами самого преподобного Серафима. После выхода в свет перечисленных выше о нем книг был собран еще целый ряд важных свидетельств и документальных материалов, которые вошли в новую книгу — «К преподобному Серафиму в Вырицу». Она явилась продолжением первого труда и вышла в свет также стараниями коллектива издательства «Сатисъ» в 2007 году, а затем была переиздана у 2014 году.

Не осталась без изменений и книга «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа». В новых изданиях ее не раз дополнили новые архивные материалы, свидетельства очевидцев жития святого и редкие фотографии. Появились и другие важные дополнения. Вырицкого старца связывала глубокая молитвенная связь с целым рядом выдающихся церковных деятелей и подвижников высокой духовной жизни. Поэтому в книгу были включены написанные мною их жития, в которых рассказывалось об их духовной дружбе с преподобным Серафимом.

А в 2008 году вышла новая книга «Святой Серафим Вырицкий. Житие. Подвиги. Чудотворения», предназначенная для широкого круга читателей и включающая редкие свидетельства верных чад Церкви, лично общавшихся с великим старцем.

В 2009 году была опубликована моя книга «Последний духовник преподобного Серафима Вырицкого. Жизнеописание исповедника протоиерея Алексия Кибардина» с подлинными письмами батюшки из мест заточения. В следующем издании 2014 года книга была дополнена очень важными воспоминаниями его родных и фоторепортажем о торжественном перенесении честных останков отца Алексия с вырицкого городского кладбища к алтарю вырицкого Казанского храма.

Бесстрашный воин Христов и добрый пастырь Его малого стада отстаивал истины святой Православной веры от нападок безбожников и обновленцев, проповедовал на оккупированных фашистскими захватчиками территориях и много сделал для возрождения Православия в послевоенные годы. Более пятнадцати лет провел отец Алексий в тюрьмах, сибирских лагерях и ссылках. Терпеливо нес подвиг бескровного мученичества. Уникальным историческим и литературным памятником являются его письма из мест заточения, впервые полностью опубликованные в моей книге. Это живое духовное пособие для тех, кто хочет обрести евангельское терпение и истинно христианское мужество.

В настоящее время Комиссия по канонизации святых Гатчинской епархии с моим участием готовит материалы к прославлению протоиерея Алексия Кибардина в лике святых.

В 2015 году удалось, по милости Божией, издать обновленный и дополненный вариант книги о священномученике протоиерее Философе Орнатском. Теперь она называлась «Крестом отверзается Небо. Священномученик Философ Орнатский. Житие и подвиги. Слова и поучения».

В это издание вошли избранные проповеди батюшки Философа — великого оратора, которого называли Златоустом своего времени: «Слово о Кресте в Неделю Крестопоклонную», «Слово об Ангелах», «Слово о христианском образовании женщины», знаменитые «Саровские поучения» и другие памятники живого проникновенного слова выдающегося проповедника, который всегда стоял в истине даже до смерти.

В окружающем нас мире идет непрестанная брань между силами света и тьмы, поэтому в период с 2003 по 2018 год мною также написан ряд книг, посвященных самым актуальным проблемам современности: «Но избави нас от лукавого», «Святое Православие и тайна беззакония — XXI век», «Человек должен оставаться человеком», «Исполнение пророчеств», «Шаги Апокалипсиса», «На краю цифровой бездны» и других.

Книга «Человек должен оставаться человеком» была вручена Святейшему Патриарху Кириллу и получила его высокую оценку. По его благословению в июне 2008 года я выступал с докладом на Предсоборном совещании в Свято-Даниловом монастыре при подготовке документа «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека». Главные положения моего доклада вошли в этот документ.

В 2010–2013 годах в качестве эксперта я принимал участие в заседаниях Комиссии по взаимодействию Церкви, государства и общества Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви при подготовке документа «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятого Архиерейским Собором 2013 года.

В 2016 году мне посчастливилось в составе Оргкомитета участвовать в организации и проведении юбилейных торжеств, посвященных стопятидесятилетию со дня рождения преподобного Серафима Вырицкого, которые проходили в Вырице, Санкт-Петербурге и Гатчине с 3 апреля по 1 октября.

В 2017 году родилась книга «Пророчества преподобного Серафима Вырицкого», которую предваряет краткое житие этого великого подвижника. Ценность этой книги в том, что она содержит не некие народные сказания, а подлинные уникальные свидетельства и воспоминания родственников и духовных чад преподобного, воочию видевших великого русского святого.

А в 2018 году вышла в свет моя новая книга «Созвездие преподобного Серафима» о его ближайших соратниках и сомолитвенниках. Это жития преподобного Варнавы Гефсиманского; выдающегося архипастыря-подвижника — архиепископа Полтавского Феофана (Быстрова); священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского и Гдовского; священномученика Григория (Лебедева), епископа Шлиссельбургского; священномученика Серафима (Чичагова), митрополита Ленинградского; преподобномученика Льва (Егорова), архимандрита Петроградского; исповедника протоиерея Алексия Кибардина и блаженной старицы схимонахини Марии (Маковкиной).

В 2018 году состоялись мероприятия, посвященные столетию мученической кончины священномученика протоиерея Философа Орнатского и его сыновей — мучеников Бориса и Николая.

К этой дате мною были опубликованы статьи о праведной жизни, удивительных подвигах и подробный рассказ о мученичестве батюшки Философа — «Умереть на молитве — это высшее счастье для христианина».

Совместно с настоятельницей Константино-Еленинского монастыря игуменией Иларионой (Феоктистовой) и ее замечательными помощниками я принял участие в создании уникальной выставки «Священномученик Философ Орнатский: жизнь как подвиг», действовавшей у колоннады Казанского собора в течение двух месяцев. К архивным материалам и фотографиям, размещенным на четырех выставочных стендах площадью более ста квадратных метров, мною были написаны сопроводительные тексты, комментарии и даны исторические справки.

С середины 90-х годов в десятках периодических изданий и альманахов, на многих интернет-ресурсах опубликованы мои статьи о наших Небесных наставниках и покровителях, которые являются путеводными звездами на пути ко спасению.

За прошедшие годы с моим участием на киновидеокомпании «Православная студия Петербурга» и целом ряде телеканалов были созданы фильмы и передачи, посвященные преподобному Серафиму Вырицкому; священномученику Философу Орнатскому, пресвитеру Петроградскому; преподобному Варнаве Гефсиманскому; исповеднику протоиерею Алексию Кибардину; преподобному Феодосию Кавказскому и другим святым Земли Русской.

В настоящее время, с Божией помощью, воплощается в жизнь мой давний план — создание четырехсерийного фильма о преподобном Серафиме Вырицком, который охватывает всю жизнь святого — от рождения до блаженной кончины. Здесь я выступаю в роли продюсера, автора сценария, научного консультанта, рассказываю с экрана зрителям о разных эпизодах из жизни преподобного и вместе с народным артистом России Валерием Михайловичем Ивченко читаю закадровый текст.

Особенность этого фильма в том, что в нем используются отснятые мною еще в конце 90-х — начале 2000-х годов видеоинтервью чад Церкви, лично встречавшихся с отцом Серафимом. Среди них известные пастыри — протоиерей Василий Ермаков, протоиерей Борис Глебов, протоиерей Виктор Голубев, а также игумения Горненской обители в Иерусалиме матушка Георгия (Щукина) и другие важные свидетели, некоторые из которых уже отошли ко Господу. По милости Божией, мне удалось заснять очевидцев жития и чудотворений преподобного Серафима, которые своими воспоминаниями о великом подвижнике ни с кем более не делились. Таких материалов ни у кого в мире нет.

В фильм также включены постановочные сцены с участием актеров киностудии «Ленфильм», которые очень оживляют повествование.

29 января 2019 года в Москве с успехом прошел предпремьерный показ 1-й и 2-й серий фильма, посвященных мирскому периоду жизни святого Серафима и его иноческим подвигам в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре. Надеюсь, что весной пройдут премьеры в Санкт-Петербурге и в Гатчине в рамках мероприятий, посвященных семидесятилетию со дня успения батюшки Серафима, которые будут проводиться в этом году.

Теперь предстоит работа над 3-й и 4-й сериями, где будет рассказываться о подвигах незабвенного старца в Вырице и приведены свидетельства наших современников, получивших благодатную помощь Божию по молитвам к преподобному.

Вот Вам немного и о ближайших планах. Конечно, идет еще и работа над новыми книгами. Одна из них — «Чудесные исцеления по молитвам преподобного Серафима Вырицкого». Слава Богу, Господь без дела не оставляет.

- Валерий Павлович, спасибо Вам за беседу. От читателей альманаха хочется пожелать Вам помощи Божией в трудах. Будем ждать Ваши новые книги!

Подготовила Мария Мельникова

 

В.П.Филимонов в храме святого Андрея Критского

 

***

Беседа была опубликована в XI книге альманаха «Линтула» летом 2019 года. (Альманах «Линтула», книга XI, 2 часть, стр. 230-246)

Как выпускающий редактор альманаха «Линтула» и друг Валерия Павловича, хочу выразить свое сочувствие Ларисе Пахомьевне, вдове писателя и всем нам!

Валерий Павлович был известным человеком и писателем. Но не каждый писатель своим трудом смог прославить и явить нашему обществу новых святых. А Валерий Павлович смог!

Что может большего достичь писатель, чем послужить своим творчеством Богу и прославить святых?!

Книги живут гораздо дольше, чем тот, кто их создал. Весь труд своей жизни Валерий Павлович оставил нам, чтобы наша жизнь была лучше и чище, чтобы мы были мудрее и внимательнее к тому, что происходит вокруг нас. Чтобы мы знали к Кому обращаться, когда нам плохо.

Я всегда поражалась масштабу творчества Валерия Павловича, а он воспринимал это как должное, скромно называя себя писателем-агиографом. Он шёл своим собственным путём и никогда с него не сворачивал. Никогда не подстраивался под обстоятельства, не прислушивался, откуда дует ветер.

Валерий Павлович был очень знаменитым человеком, но всегда оставался простым и доступным. Он был Человеком. А это такая редкость среди людей…

У Бога все живы! И только это даёт надежду и утешение. Я верю, что мы ещё встретимся, и я успею ещё раз сказать Валерию Павловичу, что очень люблю и уважаю его! И очень благодарна за дружбу, которой была недостойна, и за чуткое внимание и заботу, которыми он меня всегда окружал!

Вечная память!

Мария Мельникова

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Валерий Филимонов
Путь агиографа
К девятому дню кончины († 30.11.2020)
07.12.2020
Пандемия лжи и страха - заказчики и исполнители
Куда втянули Россию и отчего могут умирать люди с диагнозом «ковид»?
20.11.2020
Эксперты: «Не поддаваться панике, сохраняя рассудок, адекватность и здравый смысл»
О лжи и манипуляциях вокруг всемирной «ковид-пандемии»
09.11.2020
Подмена понятий как инструмент манипуляции
«Масочное» постановление Анны Поповой с точки зрения права и русского языка
28.10.2020
COVID-19 был создан искусственно?
«Пандемия коронавируса - только начало...», считают эксперты
26.10.2020
Все статьи Валерий Филимонов
Мария Мельникова
Путь агиографа
К девятому дню кончины († 30.11.2020)
07.12.2020
Ангел
О праведном Алексие Бортсурманском
28.05.2018
Мама
Рассказ
26.02.2018
Ключ поэзии
Александр Сергеевич Пушкин
26.01.2018
«...Живых не слишком торопите!»
25 января - 80-летие Владимира Высоцкого
24.01.2018
Все статьи Мария Мельникова
Последние комментарии
Белка Стрелка против коронобесия
Новый комментарий от Андрей Козлов
09.01.2021 11:18
Памяти мученика Григория Распутина-Нового
Новый комментарий от грешник Вова
09.01.2021 10:38
Отче, зачем подыгрывать тем, кто презирает Церковь?
Новый комментарий от грешник Вова
09.01.2021 10:33
«От врагов Христовых не желаю интересной прибыли»
Новый комментарий от Русский Иван
09.01.2021 02:20
Результатам выборов не верит Трамп или американский народ?
Новый комментарий от Русский Иван
09.01.2021 02:17
«Информационное пространство переполнилось ложью»
Новый комментарий от электрик
09.01.2021 01:17