«Екатеринбургские останки». Просто о сложном

Часть I

 

С большим интересом прочитал статью Анатолия Дмитриевича Степанова «Что же теперь делать с «екатеринбургскими останками»? Для принятия решения не хватает «духовной экспертизы». Статья вызвала большой интерес у читателей. Продолжается дискуссия. Позиция Анатолия Дмитриевича хороша тем, что он, внимательнейшим образом изучил доводы «защитников» и «противников» «екатеринбургских останков», даёт высказаться и одной и другой стороне, стараясь самостоятельно разобраться в сложной коллизии.

Борьба за судьбу «екатеринбургских останков» продолжается. Недавно в печати появилось «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛУ И ЕПИСКОПАТУ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОТ ПРАВОСЛАВНОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ В СВЯЗИ С ПРОБЛЕМОЙ «ЕКАТЕРИНБУРГСКИХ ОСТАНКОВ», подписанное «самопровозглашенными экспертами» Э.Г. Агаджаняном, Ю.А. Бастылевым, С.Н. Верховской, А.К. Голицыным, Ю.А. Григорьевым, А.А. Мановцевым, П.В. Мультатули, В.Н. Нестеровой и другими, где резкой критике подвергаются исследования ученых, проводивших работу в рамках уголовного дела и пришедших к категорическим выводам об идентификации останков Царской семьи.

Для того чтобы разобраться в теме «екатеринбургских останков» и прийти к правильному выводу об их принадлежности необходимо набрать некую «критическую массу» знаний в самых разных отраслях науки. Когда ты обладаешь необходимыми познаниями, выводы напрашиваются сами собой.

Как у перечисленных выше «экспертов», подписавших «Обращение», так и у некоторых авторов, прокомментировавших статью А.Д. Степанова, к сожалению, сумбур в мыслях и знаниях необыкновенный, особенно в вопросах, касающихся проведения генетических исследований. Я не собираюсь ни с кем вступать в дискуссию, а попытаюсь как человек, много лет посвятивший теме расследования обстоятельств гибели членов Российского Императорского дома, высказать своё мнение по вопросам, вызывающим наибольшие сомнения. Речь пойдёт, в основном, о некоторых экспертных исследованиях, прежде всего, генетических и отчасти антропологических. Вопросы, связанные с рядом исторических, судебно-медицинских, стоматологических и иных исследований, я постараюсь прокомментировать в других публикациях.

 

Генетические исследования

 

В ходе международной научной конференции «Последняя страница истории Царской семьи: итоги изучения екатеринбургской трагедии», проходившей в Екатеринбурге 27-28 июля 1992 года, российские и зарубежные ученые пришли к выводу о большой степени вероятности того, что останки принадлежат членам Царской семьи и лицам из свиты. В начале 1990-х годов в мире уже был накоплен некоторый опыт генетической идентификации погибших. Прозвучали предложения ученых – почему бы не применить этот метод в данном случае?

Идея понравилась, хотя методики во всем мире находились в стадии разработки и только начинали внедряться в практику криминалистики. Известно, что метод «генной дактилоскопии» открыт 10 сентября 1984 года британским генетиком Алеком Джеффрисом. Основан он на том, что теоретически ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота - это молекула нуклеиновой кислоты, хранящая и передающая генетическую информацию живого организма) каждого организма уникальна по своему составу. В генной идентификации всегда есть объект сравнения и объект искомый; их генетические свойства и сравнивают ученые. Сегодня «генная идентификация» успешно используется во всём мире преимущественно в криминалистике при проведении судебно-медицинских и биологических экспертиз для раскрытия самых разных преступлений, а также для установления родства и решения множества других задач, связанных с идентификацией личности. В России в начале 1990-х годов еще не существовало полноценных криминалистических лабораторий, использующих метод генной идентификации. Начал трудную работу по идентификации Царской Семьи доктор биологических наук, лауреат Государственной премии Российской Федерации Павел Леонидович Иванов.

Летом 1992 года в Екатеринбурге от останков всех 11 человек были взяты фрагменты костей для сравнительного анализа. Я участвовал в этой операции и могу засвидетельствовать полное соблюдение норм и правил изъятия объектов для исследования. Для того чтобы в будущем не возникало вопросов о том, не были ли «перепутаны» объекты экспертизы, от каждого скелета взяли фрагменты одноименных костей. Все действия судебных медиков и работников прокуратуры фиксировались в протоколе изъятия образцов для сравнительного исследования. Следственное действие проводилось с участием понятых. Все объекты опечатаны и снабжены подписями участников следственных действий. Никакой подмены произойти не могло.

Началась работа с поиска родственников членов Царской семьи, живых и умерших, генотип которых мог бы помочь в идентификации.

Постараюсь объяснить, можно ли было выдать какие-либо иные фрагменты костей за «царские». Сделать это совершенно невозможно, и все могли убедиться в этом, когда группа известных генетиков, попытавшихся выдать кость неизвестного человека за «мощи» Великой княгини Елизаветы Федоровны, потерпела сокрушительное поражение.

Сторонники «фальсификации» генетических исследований «екатеринбургских останков» в ходе следствия рассуждают примерно так.

Криминалист В. Соловьев или какой-то другой человек, решивший ввести православное сообщество «во искушение» и подсунуть ему неизвестно чьи кости, мог поступить следующим образом. Он взял фрагменты костей родственников царя в одной из гробниц бояр Романовых, находящихся в Новоспасском монастыре в г. Москве или кости членов Российского Императорского дома из Петропавловского собора в Санкт-Петербурге и «подсунул» их экспертам, а те приняли их за кости членов семьи Императора Николая II. Нашлись даже «свидетели преступления». Некий автор, называющий себя иеромонахом Михаилом (Трубачёвым), по его словам, очень хорошо знаком с историей фальсификации останков (см. газету «Православный Крест»; в официальных документах Московской Патриархии «иеромонах» Михаил (Трубачёв) не значится). Для начала «иеромонах» утверждает, что знаком со мной: «По промыслительной случайности я встречался со следователем Соловьевым», пишет незнакомый мне «священнослужитель». По словам «иеромонаха Михаила Трубачёва»: «В Новоспасском монастыре, как вы знаете, находится захоронение Дома Романовых – храм-усыпальница. …Вот её-то и было решено вскрыть, чтобы взять материал для нужного заключения экспертизы. Спонсировал кампанию по вскрытию могильников Леонид Гусинский, известный олигарх, друг Березовского…». В дальнейшем «иеромонах» рассказывает о том, что Гусинский нанял «ложных археологов», незаконно изъявших останки первых Романовых: «…мужчина-«археолог» выходил из усыпальницы монастыря с сетками и пакетами с якобы хозяйственными предметами. А на самом деле он выносил «материал», который потом, как мы выяснили, и подсунули этой комиссии под видом Екатеринбургских останков, для фальсификации, для признания их царскими».

По словам Михаила (Трубачёва), отрадно только то, что все «преступления» по хищению останков бояр Романовых якобы надежно зафиксированы и в любое время могут быть предъявлены православной общественности: «Хорошо только, что при этом среди технических работников монастыря нашелся благочестивый человек, который постоянно на камеру наблюдения снимал происходящее, а потом со страхом за свою участь отдал нам этот материал».

«Преступную деятельность» «черных экспертов» нужно было скрыть «тёмным силам» и Михаил (Трубачёв) свидетельствует: «Дальше – самое страшное, что могло произойти: после этих «научно-исследовательских» работ все захоронения засыпали песком и сплошным 20-сантиметровым слоем бетона залили, уничтожив таким образом имевшуюся ранее возможность подобраться к ним!».

Конечно, для «достойного» проведения фальсификации необходимо было задействовать огромные деньги. Тот же «иеромонах» Михаил Трубачёв утверждает: «Из другого достоверного источника, из первых уст, известно, как Соловьев в личной беседе с одним из православных общественных деятелей признался: «Эти останки не могут быть непризнанными – вы себе представить не можете, какие деньги на это потрачены!».

Приведенный мной пример с «иеромонахом» – это классика дезинформации. Посмотрите сами. Интервьюер – не просто рядовой гражданин, а «иеромонах», как бы самим Богом уполномоченный говорить правду. Михаил (Трубачёв) постоянно сотрудничает с афонскими старцами. Он соратник старца Николая Гурьянова. Из его уст исходят «пророчества». Он хранитель самых страшных тайн и прекрасно знает замыслы «представителей «Вашингтонского обкома» - Гусинского, Березовского и Немцова. У него есть «достоверные источники» в моём окружении. Наконец, он сам «подобрался» ко мне. У него якобы есть «достоверные» видео материалы, но он не предъявляет их общественности, «под страхом за участь «благочестивого человека». Откровенный «фейк», но таким «фейкам» и таким «кукловодам» – проводникам дезинформации верят, а кто-то верит и в то, что фрагменты костей, найденных в двух захоронениях под Екатеринбургом, вскрытых в 1991 и 2007 годах, и вовсе не исследовались, а десятки экспертов поставили свои подписи под заключениями из каких-то низменных личных побуждений, то ли за большие деньги, то ли из страха...

Так ли это? Можно ли «подсунуть» экспертам «чужие кости» или подобная картина развития событий полностью исключена? Можно ли верить выводам ученых? Насколько достоверны их заключения? Ответам на эти, волнующие православных людей вопросы, я и хочу посвятить статью.

Чтобы понять, возможна ли «подмена», необходимо изучить родословную семьи и детей Императора Николая II. Когда речь идет об изучении останков Императора Николая II, то нас интересуют, прежде всего, потомки Императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Генетики легко различают пол. Биологический пол человека устанавливается молекулярно-генетическими методами гораздо точнее, чем антропологическими или какими-то другими. Так что прах сестер Николая II невозможно было выдать за останки брата, тем более что их жизнь и место захоронения хорошо известны. Итак, требованиям генетиков должен был удовлетворять мужчина, сочетающий в себе генетическую информацию как Императора Александра III, так и Императрицы Марии Федоровны.

Кто мог быть носителем такого генотипа? Прежде всего – сам Император Николай II. Казалось, самое простое, найти в мире генотип Императора и все проблемы решены.

 

1

Артефакты, связанные с покушением на жизнь Цесаревича Николая Александровича в 1891 году

 

Известно, что в 1891 году будущий Император, Цесаревич Николай Александрович, во время путешествия по Дальнему Востоку получил ранение в голову от японского полицейского. В Японии сохранилось ткань, которой ему перевязали рану и сабля злополучного полицейского Цуды Сандзо, нанесшего удары. Российские дипломаты провели сложные переговоры с Японией. Согласие на исследование небольшого фрагмента ткани было получено. А вот денег на поездку эксперта П. Иванова в Японию не было. Помог великий виолончелист Мстислав Ростропович. Он специально выехал в Японию и провел там благотворительные концерты, после чего туда в 1992 году отправился генетик П. Иванов. Маленький фрагмент ткани со следами крови попал в руки ученого, но исследование не дало результатов. За столетие, прошедшее с момента покушения на Цесаревича Николая Александровича, множество людей держало в руках окровавленную ткань. В результате из смеси внесенных «чужих» генотипов не удалось выделить генные характеристики будущего Императора.

 

https://i.pinimg.com/originals/a0/dc/7d/a0dc7d720002ad29506639ad16b530d9.jpg

Маленький Цесаревич Николай Александрович с Императрицей Марией Федоровной до первой стрижки

 

Попытались сделать еще одну экспертизу. В Государственном архиве Российской Федерации хранится конверт с волосами Николая II. Прядь волос срезана во время первой стрижки маленького Цесаревича. Императрица Мария Федоровна сохранила волосы и в день свадьбы подарила их молодой супруге Императора Александре Федоровне. Снова неудача. Волосы были без луковиц и генную информацию из них так и не смогли выделить.

О том, что в Государственном Эрмитаже хранится рубаха Цесаревича Николая Александровича со следами крови в начале 1990-х годов эксперты и следователь не знали.

Исследование объектов – возможных носителей генотипа Императора Николая II зашло в тупик. Началась долгая рутинная работа историков и дипломатов по поискам ближних и дальних родственников Царской семьи по материнской линии, живущих в разных странах.

В 1990-х годах судебная генетика еще не получила такого развития, как в настоящее время. Идентификация «древней ДНК» по отцовской линии, то есть, по Y-хромосоме, по ряду причин вызывала большие сложности, поэтому основная работа генетиков проводилась по мтДНК, то есть по женской линии. Следовательно, по линии отца Николая II – Императора Александра III, в 1991-1998 годах основные исследования не предпринимались, а проводились по линии Императрицы Марии Федоровны. Известно, что Мария Федоровна до замужества была датской принцессой. Следовательно в 1991-1998 годах для идентификации Императора Николая II генетикам нужны были только потомки матери Марии Федоровны принцессы Луизы Гессенской (Луиза Вильгельмина Фредерика Каролина Августа Юлия Гессен-Кассельская (1817-1898) - гессенская принцесса, в замужестве королева Дании (с 15 ноября 1863), супруга короля Дании Кристиана IX, бабушка императора России Николая II и короля Великобритании Георга V, а также некоторых других европейских монархов).

К числу таких потомков относились братья Императора Николая II.

У Николая II было три брата.

Следующим после Николая II через год после него родился Александр Александрович. Он прожил всего 11 месяцев и умер от менингита в 1870 году. Захоронен в Петропавловском соборе. Понятно, что кости младенца не спутаешь с 50-летним Императором и для «подмены» они непригодны.

 

https://cont.ws/uploads/posts/983206.jpg

Великий князь Георгий Александрович

 

В мае 1871 года появился на свет Великий князь Георгий Александрович, третий сын Александра III. Георгий умер в 1899 году от туберкулеза. В 1994 году в Петропавловском соборе его захоронение было вскрыто следствием. Исследование, проведённое российскими и американскими экспертами, показало близкое генетическое родство (братья) между Георгием Александровичем и человеком, представленным останками под № 4 (Императором Николаем II). Идентификация проводилась преимущественно по митохондриальной ДНК (мтДНК) (по материнской линии), хотя исследовалась и ядерная ДНК, то естьY-хромосома.

Не могли эксперты воспользоваться останками Великого князя Михаила Александровича, родившегося в 1878 году, поскольку до настоящего времени место его захоронения не найдено.

Установив родственников императора по материнской линии, проживающих за границей и, проведя с ними переговоры о взятии образцов, можно было начинать полноценные исследования.

Учёные предприняли попытку воссоздания Гессенской родословной линии, к которой относится и Николай II. Для этого изучена последовательность фрагментов мтДНК образцов крови прямых потомков гессенской ветви – герцога Джеймса Георга Александра Карнеги («герцог Файф» - пра-правнук Луизы Гессен-Кассель, дистанция 4 поколения), а также внучки Феликса Юсупова и Великой княгини Ирины Александровны графини Ксении Шереметевой Сфири (пра-пра-правнучка Луизы Гессен-Кассель, дистанция 5 поколений); в сравнении с последовательностью мтДНК фрагментов скелета № 4, предположительно Николая Романова (внук Луизы Гессен-Кассель, дистанция 2 поколения).

 

https://imgprx.livejournal.net/f1b0cf63d19a2717f66e5232e91924939fa0611e/SrFIGAhN8oCiF6kqyR5Chps97sVsxLDWmm21OABvtl7aqphzvuUH1KK4k7uFHrZ5ixI5sU5gjLe-wUC__skUpXuXWvZ4X8qSykzaN1SwSlCGiJkbTDoSn_2GBet7djMewaKfFp9iBp0nXIvZBDE_0g

Джеймс Карнеги, 3-й герцог Файфский и 12-й граф Саутеский

 

 

https://www.tatar-inform.ru/attachments/c29cee338d39db1f5de0f6114b2520fa814d6687/store/fill/1200/630/119f91a13660f24e455d3290e4dd4e0bd1d37635815093792f91ca04ff17/5d2151824cba7338c7358306.jpg

Княгиня Ксения Юсупова-Сфири

 

С целью идентификации женских останков, найденных в захоронении, идеально подходила мтДНК образца крови мужа здравствующей королевы Великобритании Елизаветы II принца-консорта Филиппа герцога Эдинбургского (внучатый племянник императрицы Александры Федоровны и пра-правнук императора Николая I Романова). Принц-консорт Филипп свои митохондриальные гены унаследовал от королевы Виктории I, а императрица Александра Фёдоровна была, как известно, внучкой Виктории I.

 

https://universe-tss.su/uploads/posts/2019-07/1562773227_1562615041_4eb7b90b0d5f.jpg

Принц-консорт Филипп герцог Эдинбургский

 

Сначала ученые боялись подступиться к Принцу Филиппу, герцогу Эдинбургскому, помня, что это не просто принц, а еще и муж английской королевы Елизаветы II. Ситуация решилась неожиданно просто. Принц Филипп, узнав о том, что речь идет об опознании его близких родственников из России, без всяких уговоров прислал из Букингемского дворца пробирку с пятью миллилитрами крови, на которой была этикетка с надписью по-английски: «Его Королевское Высочество герцог Эдинбургский». Результаты молекулярно-генетического исследования был ошеломляющими – последовательность нуклеотидов митохондриальных генов принца Филиппа один в один совпали с фрагментами митохондриальной ДНК четырёх из девяти костных останков, найденных под Екатеринбургом, что говорило о том, что в Поросёнковом логу действительно найдены скелеты самой Императрицы и трёх её дочерей (в 2007 году там же обнаружены останки еще одной дочери Марии и сына Алексея, мтДНК которых также полностью совпали с мтДНК принца Филиппа).

Заканчивая вопрос о живых и мёртвых родственниках Императора и Императрицы, используя генетические данные которых можно было в начале 1990-х провести полноценную идентификацию по митохондриальной ДНК Императора Николая II скажу, что в России в их число входило всего лишь два человека – братья Императора Великие князья Александр Александрович и Георгий Александрович (тело их матери в это время покоилось в Дании, а генотип отца Александра III нельзя было использовать в экспертизе мтДНК).

Для возможной идентификации Императрицы Александры Федоровны и её трех дочерей, ни живущих, ни умерших родственников на территории России не было. Так, что все разговоры об использовании неких «косточек» из Великокняжеской усыпальницы Петропавловского собора, Новоспасского монастыря в Москве или каких-то других российских мест – не больше, чем домыслы невежественных оппонентов.

 

Генетические исследования 1992-1995 годов

 

После сложных международных согласований был утвержден «Официальный научный проект по молекулярно-генетической идентификации останков Николая II и членов его семьи». Он был разработан и успешно осуществлен в 1992-1995 гг. судебно-медицинской службой Российской Федерации в соавторстве с ведущими судебно-медицинскими экспертными учреждениями Великобритании и США согласно постановлениям Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Этот проект своим решением от 28 октября 1994 г. поддержала Правительственная «Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II, членов его семьи и окружения». Этим уникальным исследованиям был придан статус международной экспертизы.

 

Павел Леонидович Иванов и Питер Гилл с останками Царской семьи

 

Руководителем экспертной группы от российской стороны стал Павел Леонидович Иванов - доктор биологических наук, лауреат Государственной премии РФ, член Международного общества судебных гемогенетиков (ISFII), член Международной организации «Геном Человека» (IIUGO), заведующий отделом судебно-медицинских генетических научных и экспертных исследований Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ, ведущий научный сотрудник Института молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН.

От стран участниц проектом руководили:

от Великобритании - профессор Питер Д. Гилл, заведующий биологическим отделом Криминалистической исследовательской службы МВД Великобритании, член бюро Европейской группы по регламентации судебных аспектов использования ДНК (EDNAP), член бюро Американской группы по регламентации судебных аспектов использования ДНК (ТWGDAM) и доктор Кевин Салливан;

от США - полковник медицинской службы профессор Виктор В. Уидн, доктор медицины, доктор права, начальник Лаборатории ДНК-идентификации Военно-медицинского института Минобороны США, заместитель главного судебно-медицинского эксперта Вооруженных сил США, руководитель государственной программы по генетической идентификации останков военнослужащих Вооруженных сил США, а также Томас Парсонс и Майкл Холланд.

Работа выполнялась в два этапа: с 15 сентября 1992 года по 16 июля 1993 года на базе Олдемастонского Криминалистического центра МВД Великобритании - под эгидой Министерства иностранных дел и Министерства внутренних дел Великобритании и с 04.06.1995 по 09.09.1995 года на базе Лаборатории ДНК-идентификации Военно-медицинского института Минобороны США в Вашингтоне - под эгидой Государственного Департамента и Министерства обороны США в рамках принятых соглашений и с соблюдением соответствующих процессуальных норм Российской Федерации и поименованных стран-участниц.

Полтора года П.Л. Иванов проработал в Олдемастонском центре криминалистических исследований в Великобритании, а в 1995-м году в течение нескольких месяцев проводил исследования в лаборатории Военно-медицинского института Минобороны США. Для российской судебной медицины и криминалистики его работа неоценима. С согласия ученых Великобритании и США П.Л. Иванов внедрил опыт и методики генной идентификации этих стран в России, где они и сегодня успешно используются в раскрытии особо тяжких преступлений.

 

П.Л. Иванов и профессор Виктор В. Уидн

 

Проведя особо сложные исследования, международный коллектив ученых установил:

«1. Принадлежность пяти скелетов лицам, составляющим одну конкретную семейную группу, а именно: скелета № 4 - императору Романову Николаю Александровичу, скелета № 7 –Александре Федоровне (Романовой), скелетов № 3, 5, 6 - великим княжнам (по данным медико-криминалистической экспертизы - соответственно Ольге Николаевне (Романовой), Татьяне Николаевне (Романовой), Анастасии Николаевне (Романовой) (личности великих княжон не могли быть установлены методами генетических исследований и для их идентификации был проведён ряд медико-криминалистических и антропологических экспертиз, на результатах которых я остановлюсь ниже).

2. Отсутствие среди исследованных костных объектов останков Романова Алексея Николаевича и одной из великих княжон (по данным медико-криминалистической экспертизы - Романовой Марии Николаевны).

На полученных результатах базируется однозначный идентифицирующий вывод: принадлежность части останков семье Николая II, а именно скелетов № 3, 4, 5, 6, и 7 следует считать практически доказанной».

Подчеркну – это то не вероятностный, а категорический вывод.

Особое место в исследованиях 1992-1995 гг. занимают останки детей Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны – Великих княжон Ольги Николаевны, Татьяны Николаевны, и Анастасии Николаевны (останки Цесаревича Алексея Николаевича и Великой княжны Марии Николаевны были исследованы в 2007-2008 гг.). Их генотип уникален, ведь они носители генной информации одновременно Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны.

Определение отцовства и материнства основано на двойственности ДНК ребенка: с одной стороны она по-своему уникальна, с другой – возникла в результате комбинации частей материнской и отцовской ДНК. Современные технологии молекулярно-генетических исследований позволяют ученым выявлять материнскую и отцовскую составляющие ДНК у любого человека. Уникальное сочетание составляющих ДНК у трех девушек, останки которых были обнаружены под Екатеринбургом, говорило о том, что такого сочетания генной информации не может быть ни у кого, кроме детей императора Николая II и императрицы Александры Федоровны, как в России, так и во всем мире. «Подменить» их останки невозможно.

Генетическая идентификация останков лиц из свиты Императора в 1992-1998 годах не проводилась, поскольку в это время не были установлены их родственники по женской линии. Этим, например, объясняется то, что не была проведена генетическая экспертиза по идентификации повара И.М.Харитонова. Для идентификации лиц, входивших в свиту Николая II, в 1991-1998 годах использовались другие методы.

В прессе часто упрекают международную группу генетиков, в которой работал П.Л. Иванов, в том, что результат исследований не давал оснований для уверенной идентификации останков, что вероятность их принадлежности к Царской семье, дескать, не превышала 99, а в крайнем случае 99,9%. Из такой трактовки выходило, что каждый сотый гражданин, мог быть носителем «царского гена». Эта «фейковая» информация, согласно которой в час пик с вами в поезде метро едет с десяток «императоров» до сих пор упорно внедряется в умы православных граждан.

На самом деле при генетической идентификации останков в 1992-1998 годах статистическая оценка достоверности выводов составляла 99,99999999%, то есть восемь девяток после запятой. С точки зрения судебной науки такая доказательственная ценность полученных результатов является не только достаточной, но и избыточной. Следует помнить, что следствием в эти годы для выводов об идентификации использовались ещё и данные историков, архивистов, судебно-медицинских экспертов, антропологов и большого числа других ученых.

В настоящее время часто слышишь о том, что информация об исследованиях по Царской Семье была «засекреченной» и «закрытой», что в таинственных «кулуарах» «масонского обкома» творились непонятные «чёрные дела», связанные с останками Царской Семьи. На самом деле, как следствие, так и Правительственная комиссия старались быть предельно открытыми, прежде всего, по отношению к Церкви. На заседании Правительственной комиссии с участием Председателя Синодальной комиссии по канонизации святых митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) и церковного археолога Сергея Алексеевича Беляева были оглашены результаты экспертных исследований группы П.Л. Иванова и переданы Церкви в письменном виде. На специальной встрече членов Правительственной комиссии и экспертов, с Патриархом Алексием II и священноначалием эта информация оглашена членам Священного Синода и подробно обсуждена. Позднее 15 января 1998 года письменное заключение о научных исследованиях, в том числе и генетических при личной встрече было передано Святейшему Патриарху Алексию II первым вице-премьером Б.Е. Немцовым.

Еще в 1998 году вопрос идентификации останков Николая II и членов его семьи решён в полном объеме и окончательно, в соответствии с международными стандартами судебной науки. Все результаты получены на самом совершенном оборудовании и с использованием всех возможностей современных технологий. Дальнейшие исследования 2007-2008 гг. и 2015-2020 гг. годов полностью подтвердили выводы, представленные следствию в 1998 году.

Официальная информация о положительных результатах идентификации останков Николая II впервые была представлена международной общественности на совместной российско-американской пресс-конференции в Национальном пресс-клубе США (Вашингтон) 31 августа 1995 года.

Мне не хочется отягощать текст статьи перечислением множества различных мероприятий, на которых обсуждались выводы генетиков о работе в 1992-1998 годах и о независимом рецензировании их работы, но, учитывая постоянные нападки на закрытость, упомяну лишь о некоторых из них.

Подчеркну, что за всё время с начала исследований до сегодняшнего дня на материалы экспертиз 1992-1998 гг. не получено ни одного официального негативного отзыва от специалистов всего мира.

Учитывая сложность, новизну и экспериментальный характер научных подходов Правительственной комиссией был сделан официальный запрос в Научный совет по проблеме «Геном человека» Российской Академии наук, как в наиболее авторитетный орган в данной области академической науки, по поводу выбранной П.Л. Ивановым стратегии и методологии исследования, их адекватности решаемым задачам, научному уровню исследования, а также по поводу устойчивости полученных выводов. Выполненная работа получила однозначное одобрение ведущих ученых Российской Академии Наук (РАН) в области молекулярной биологии и генетики – Председателя Государственной научно-технической программы «Геном человека» академика РАН А.А. Баева и заместителя Председателя Научного совета академика РАН А.Д. Мирзабекова: «Стратегия исследования, направленная на ...подтверждение происхождения данной семьи по двум независимым материнским ветвям генеалогического дерева Романовых, представляется полностью адекватной в плане идентификации останков. ...Арсенал использованных методических подходов является исчерпывающе широким и включает самые современные научные решения... Научный и технический уровень проведенного исследования удовлетворяет самым высоким международным критериям».

Результаты молекулярно-генетической идентификации останков семьи Николая Романова были представлены П.Л. Ивановым на заседании Научного совета по Государственной научно-технической программе «Геном человека» (Москва, февраль 1994 г.) и на заседании Президиума РАН (Москва, апрель 1994 г.).

Положительную оценку работы дали видные отечественные деятели науки: академики РАН Г.П. Георгиев, А.А. Баев, А.Д. Мирзабеков, А.С. Спирин, Ю.В. Ильин, академик РАМН И.Б. Збарский, члены-корреспонденты РАН Л.Л. Киселев, И.С. Кулаев, Ю.П. Алтухов, многие профессора РАН, Российской Академии медицинских наук и МГУ им. М.В. Ломоносова, специалисты Федерального центра судебных экспертиз Минюста России.

Научные подходы, использованные в данном исследовании, прошли апробацию и были одобрены на научных семинарах в следующих ведущих профильных центрах: Институте молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН; Институте общей генетики им. И.А. Кольцова РАН; Имперском Раковом Институте в Лондоне (Англия); Портсмутском Университете (Англия); Бохумском Университете (ФРГ); Медицинском Центре Нью-Йоркского Университета (США); Медицинском Исследовательском Центре Пиковер (США); Центре Молекулярной Биологии Колд-Спринг-Харбор (США); Исследовательском Центре биотехнологической корпорации Эпплайд Биосистемс / Перкин-Элмер (Фостер-Сити, США); Военно-медицинском Институте Минобороны США (Вашингтон, США); Отделе ДНК-идентификации Федерального Бюро Расследований США (Вашингтон); Судебно-генетическом отделе Криминалистического Исследовательского Центра МВД Великобритании (Бирмингем); Судебно-медицинской исследовательской корпорации Селлмарк Диагностикс (Оксфорд, Великобритания).

Кроме того, результаты выполненной П.Л. Ивановым работы представлены: на 13-м Конгрессе Международной Ассоциации Криминалистики (Дюссельдорф, ФРГ, август 1993); на 4-м Международном Симпозиуме по Идентификации Личности (Финикс, США, сентябрь 1993); на 15-м симпозиуме Международного Общества Судебных Гемогенетиков (Венеция, Италия, октябрь 1993); на симпозиуме по проблемам палео-ДНК (Вашингтон, США, октябрь 1993); на 1-м Международном Конгрессе Судебных Экспертов (Дубаи, ОАЭ, январь 1994); на 6-й Международной Краниофациальной конференции (Майами, США, ноябрь 1995); на Конференции Американской Академии Судебных Наук (Колорадо Спрингс, США, октябрь 1996).

Материалы проведённого исследования опубликованы в 1994-1996 гг. в целом ряде открытых отечественных и международных научных изданий, в том числе: Nature Genetics, 1994, №6, рр. 130-135 и 1996, V.12, рр. 417-420 (журнал Nature Genetics имеет самый высокий международный рейтинг среди научных изданий в области молекулярной генетики); Вестник РАН, 1994, т.64, №10, с.909-920 и 1996, т.66, №4, с.310-316; Herald of the Russian Academy of Sciences, 1994, Vol. 64, № 5, рр.403-410 и 1996, Vо1. 66, № 2, рр.130-135; Newton, 1996, № 6, рр.81-87.

Публикация в серьезных научных журналах и участие в международных конференциях предполагает огромную предварительную работу. Необходимо получить согласие на выступления и публикации многих уважаемых рецензентов, которые детальнейшим образом обращают внимание на научные факты, недоступные обычному читателю: всё ли сделано на уровне последних достижений науки, правильно ли сделано, все ли мыслимые контроли поставлены и так далее, и так далее. Замечаний к качеству исследований, как во время публикаций, так и во время выступлений на научных конференциях не было.

Но самое важное – это даже не высокие научные достижения, а то, что методы генетической идентификации, использованные при исследовании останков членов Царской семьи были внедрены в практику всех генетических лабораторий Российской Федерации, связанных с расследованием преступлений и установлении отцовства, до настоящего времени считаются основополагающими и принимаются как доказательство всеми судебными органами. Благодаря внедрению этих методов раскрыты десятки тысяч тяжких и особо тяжких преступлений.

К сожалению, первые испытания новых генетических методов идентификации человеческих тел не заставили себя долго ждать. 8 сентября 1999 года на первом этаже 9-этажного жилого дома № 19 по улице Гурьянова в г. Москве прогремел взрыв. На месте происшествия было найдено 200 трупов, 76 фрагментов тел и 26 человек числилось пропавшими без вести. Огромную роль в установлении личностей погибших сыграли генетики. Такие же методики применяются и сейчас при установлении личности жертв авиа- и железнодорожных катастроф, пожаров и наводнений…

11 сентября 2001 г. в Соединённых Штатах Америки произошла серия из четырёх скоординированных террористических актов-самоубийств, совершённых членами террористической организации «Аль-Каида». Помимо 19 террористов, в результате атак погибло 2977 человек, ещё 24 пропали без вести. Теракт стал крупнейшим в истории по числу жертв. От множества погибших остались лишь небольшие фрагменты тел. Основная тяжесть идентификации останов легла на сотрудников Лаборатории ДНК-идентификации Военно-медицинского института Минобороны США в Вашингтоне, именно той лаборатории, где проводилась идентификации членов Царской семьи. Подчеркну, что при идентификации использовались те же методики, которые использовались для установления личности членов Императорской семьи Романовых.

Неужели авторитетные ученые всего мира оказались такими «наивными», что проигнорировали истину и «плясали под дудку» мало известного им криминалиста В. Соловьева, выдав фальшивку за останки Царской семьи, да еще и внедрили эти методы в юридическую практику всех стран? Сделайте выводы сами.

Казалось, что после такой убедительной победы экспертам и мне, как следователю по уголовному делу с редким номером № 18/123666-93, можно было почить на лаврах или громко бить в литавры. Но не тут то было!

 

Редкая мутация у Императора Николая II

 

В мтДНК скелета № 4 (Николая II) была выявлена крайне редкая «гетероплазмия» – присутствие мутантного генома в положении 16.169. У генетиков было такое впечатление, что в генетическом коде, ими прочитанном, как будто читается чистый текст, и вдруг в одном месте две буквы слились в одну. Это явление трудно было объяснить и трудно доказать, поскольку оно впервые явилось перед глазами ученых. Об этом явлении П.Л. Иванов говорил следующим образом: «…увидеть это явление вероятность такая же, как, например, нечаянно сфотографировать летящую пулю между моментом покидания ствола и попадания в мишень».

В воздухе повисла некая неопределенность. Некоторые учёные, вроде бы признавая уровень и качество исследований, тем не менее, упоминали о том, что мутация в позиции 16.169 встретилась впервые в мировой практике. Вопрос о частоте встречаемости подобной мутации в начале 1990-х годов не был изучен, и ставилось под вопрос, не является ли «мутация» на самом деле не мутацией, а неким «загрязнением» - «браком» в работе генетиков?

Некоторых учёных насторожило то, что выделенные из костей фрагменты ДНК были слишком длинными (1223 пар нуклеотидов). По мнению американского генетика Алека Найта, ДНК и в нормальных условиях быстро разлагается на куски не длиннее 250 нуклеотидов.

Нужно было или подтвердить или опровергнуть «сомнения» оппонентов.

Многие вопросы можно было решить, проведя исследование крови племянника Николая II Тихона Куликовского-Романова, но из-за его отказа сотрудничать со следствием, ничего не получилось. На этой истории я остановлюсь ниже.

 

https://ic.pics.livejournal.com/sergey_v_fomin/72076302/2999126/2999126_600.jpg

Могила Великого князя Георгия Александровича вскоре после захоронения в 1899 году

 

Пришлось пойти на жесткую «хирургическую операцию» - провести эксгумацию склепа Великого князя Георгия Александровича, захороненного в Петропавловском соборе. Недоброжелатели и «знатоки» активно внедряли в головы доверчивых людей информацию о том, что эксгумация склепа проводилась криминалистом В. Соловьевым в одиночку, под покровом ночи, что об этом, якобы, свидетельствовал сам Патриарх Алексий II. На самом деле эксгумация захоронения проводилась по благословению Святейшего Патриарха Алексия II и митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), с которым я встречался незадолго до вскрытия склепа. Патриарх Алексий II даже направил на эксгумацию останков церковного археолога Сергея Алексеевич Беляева, но тот, не дождавшись вскрытия захоронения, уехал в Москву. Вместо С.А. Беляева в эксгумации принял участие его брат – старший священник Иоанновского ставропигиального женского монастыря в Санкт-Петербурге протоиерей Николай Беляев и монахини этого монастыря.

 

Протоиерей Николай Беляев, директор музея-заповедника Н.Л. Дементьева, главный судебно-медицинский эксперт А.В. Ковалев и судебно-медицинский эксперт С.А. Никитин во время вскрытия захоронения Великого князя Георгия Александровича в 2004 году

 

Сразу после окончания эксгумации в день святых Петра и Павла 12 июля 1994 года я подробно рассказал о печальной процедуре вскрытия склепа прибывшему в тот день в Санкт-Петербург Святейшему Патриарху Алексию II, выслушал от него благодарность за проведенную работу и получил благословение на проведение дальнейших экспертиз.

В. Соловьев докладывает Святейшему Патриарху Алексию II об эксгумации останков Великого князя Георгия Александровича. Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге 12 июля 1994 года

 

Вероятность того, что у Георгия Александровича будет обнаружена генетическая мутация, подобная той, что установили у Николая II, была близка нулю, но исследование останков Великого князя Георгия Александровича в США показало не только его самое близкое родство с императором, но и наличие генетической мутации в том же положении 16.169. Необходимо отметить, что экспертные работы по останкам Георгия Александровича начались спустя два года после исследования в Великобритании останков мужчины, представленного № 4, то есть «подмены» останков Николая II останками его брата быть не могло.

Одно время уральские генетики подняли шум и громогласно заявили о том, что они обнаружили у жителей Свердловской области генетические мутации в положении 16.169 и это даёт какие-то основания для утверждений о том, что в Поросёнковом логу могли быть захоронены уральцы. О чём говорят исследования уральских ученых? Только о том, что существование мутации, подобной той, что была у Романовых – это не «загрязнение», не «брак», допущенный генетиками, а реально доказанный факт. Увы, «царского» гена принцессы Луизы Гессен-Кассельской» у жителей Урала екатеринбургские ученые так и не нашли, а нашли только генетические коды, характерные для уральцев.

Остановлюсь еще на одном моменте. Некоторые публицисты пишут о том, что нельзя было провести полноценные генетические исследования из-за «поспешного и непрофессионального» вскрытия захоронения 9 человек в Поросёнковом логу в 1991 году. Действительно, сотрудница Института истории и археологии УрО РАН, руководившая вскрытием захоронения не проявила «научной стойкости» и допустила серьезные отступления от принятых у археологов норм и правил. Напомню, что в это время Институт возглавлял Вениамин Васильевич Алексеев – советский и российский историк, академик Российской академии наук, член-корреспондент АН СССР, доктор исторических наук, профессор. Представляется сомнительным, что уважаемый ученый не был своевременно оповещен о вскрытии захоронения в 1991 году и не мог проконтролировать его. Нужно вспомнить, что летом 1991 года не было ясно, куда качнётся маятник политики, то ли в сторону коммунистов, то ли их противников и трудно было предугадать, какие последствия может вызвать для директора академического института участие во вскрытии могилы императора. Не исключено, что осторожный академик мудро дистанцировался от этого весьма опасного и «сомнительного мероприятия».

Тем не менее, торопливое и не совсем профессиональное вскрытие захоронения на генетических исследованиях никак не сказалось. Нарушения норм и правил археологии при раскопках и сохранность генетического материала – это предметы разные. В данном случае, неважно, насколько соответствовали принятым правилам раскопки на местах захоронений, сделанные в 1979, 1980, 1991 или 2007 годах. Главное то, что генотип останков, найденных при раскопках, от этого не изменился, и его хорошая сохранность позволила сделать уникальные и полноценные исследования.

 

https://3rm.info/uploads/posts/2017-08/1503776575_kulikovskie-romanovy.jpg

Ольга Николаевна и Тихон Николаевич Куликовские-Романовы

 

Исследование генотипа Т.Н. Куликовского-Романова

 

Особое внимание следует уделить исследованию крови Тихона Николаевича Куликовского-Романова, ставшему предметом ожесточенных споров журналистов в течение многих лет.

Т.Н. Куликовский-Романов – ближайший кровный родственник Императора Николая II, его племянник, сын родной сестры Императора - Великой княгини Ольги Александровны. После неудачи с полотенцем из Японии и исследованием волос юного Императора взоры экспертов обратились к Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову. К нему обращались судебные медики и генетики. В конце 1992 года, еще до возбуждения уголовного дела, я позвонил племяннику Императора в Торонто. Объяснил Тихону Николаевичу важность исследований его крови. Тихон Николаевич ответил отказом и был непреклонен. Я будто присутствовал на антикоммунистическом митинге. Тихон Николаевич заявил, что «коммунистической прокуратуре» он кровь никогда не даст и не хочет иметь дел с «фальсификаторами». По его словам, он верит только следователю Н.А. Соколову и в «постыдном фарсе» «подделывателей мощей» участия принимать не будет. В апреле 1993 года Тихон Николаевич скончался. Мне было известно, что перед смертью Тихон Николаевич, осознавая важность генетической информации, которую он нёс как прямой потомок Императора Александра III, завещал свою кровь для генетических исследований. От имени Правительства России с просьбой об оказании помощи в исследовании генотипа Т.Н. Куликовского-Романова к его вдове обратился вице-премьер Ю.Ф. Яров. Ольга Николаевна Куликовская-Романова эту просьбу проигнорировала. Я неоднократно пытался найти общий язык с О.Н. Куликовской-Романовой, но всегда получал жесткий отказ в сотрудничестве. Последнее моё обращение последовало за несколько дней до вскрытий гробницы Великого князя Георгия Александровича в 1994 году. Я объяснил Ольге Николаевне, что в том случае, если эксперты получат возможность исследования крови Т.Н. Куликовского-Романова, можно будет отказаться от эксгумации тела Великого князя и, следовательно, разрушения его гробницы. Ольга Николаевна ответила предельно жестко: «Крови моего мужа вы не получите!». Пришлось вскрыть гробницу.

Ольга Николаевна все-таки организовала исследование крови покойного мужа. Кровь попала в руки двух крупных генетиков – японского профессора Тацуо Нагаи и дважды лауреата Государственной премии России Евгения Ивановича Рогаева. До конца своей жизни Ольга Николаевна категорически утверждала, что, согласно выводам Т. Нагаи и Е.И. Рогаева, её муж не состоял в кровном родстве с человеком, представленным в екатеринбургском захоронении под № 4 (Императором Николаем II). Заключения Е.И. Рогаева и Тацуо Нагаи она до конца своей жизни так и не обнародовала.

Несмотря на противодействие О.Н. Куликовской-Романовой, в материалах уголовного дела появилось заключение генетической экспертизы, проведенной в период с 31.12.1997 по 25.01.1998 года дважды лауреатом Государственной премии Российской Федерации членом-корреспондентом РАН Евгением Ивановичем Рогаевым.

Цитирую его:

2. «Сравнительный анализ показал полное совпадение основных типов (включающих 16169С) последовательностей мтДНКHV и HV2 образца Т.Н. Куликовского-Романова.

3. Таким образом, полученные данные соответствуют представлению о близком родстве по женской (материнской) линии Т.Н. Куликовского-Романова и индивида, чей костный образец 4-46 был проанализирован в данном исследовании.

Как говорится, комментарии излишни.

Подводя итоги работы 1992-1998 годов, можно сказать словами эксперта-генетика П.Л. Иванова: «Суммируя сказанное, считаю, что вопрос идентификации останков Николая II решен в полном объеме и окончательно, в соответствии с международными стандартами доказательности судебной науки. Все результаты получены на самом совершенном оборудовании и с использованием всех возможностей современных технологий. Экспертные выводы поддержаны самыми авторитетными специалистами в мировой молекулярной генетике и криминалистической идентификации».

Итоги работы международного коллектива генетиков в 1992-1998 годах, независимо от исторических, антропологических и судебно-медицинских исследований, позволял сделать категорический вывод о том, что в захоронении, вскрытом на окраине Екатеринбурга в 1991 году, находились российский Император Николай II, Императрица Александра Федоровна и трое их дочерей.

Все последующие исследования, включая работу, проведенную генетиками в 2007-2020 гг., полностью подтвердили выводы первоначального этапа расследования.

К сентябрю 1995 года, когда должно было состояться заседание Правительственной комиссии по определению судьбы останков Царской Семьи и лиц из свиты, ни органы следствия, ни эксперты, успешно закончившие работу по идентификации Царской Семьи, не могли предполагать, какие волнения и испытания ожидают их в самом ближайшем будущем. Но об этом в следующей части статьи.

(Продолжение следует)

Владимир Николаевич Соловьёв, старший следователь-криминалист в отставке, расследовавший в 1993-2015 годах уголовное дело о гибели членов Российского Императорского дома

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Владимир Соловьев:
«Не прикасайтеся помазанным Моим…»
О трагической ситуации с непризнанием Царских останков
15.07.2020
Удивляюсь долготерпению Божию…
О Екатеринбургских останках
18.05.2020
Когда же завершится XX век?
Пространный ответ Ю.А. Григорьеву и А.А. Мановцеву
21.11.2017
Все статьи автора
"Екатеринбургские останки"
Все статьи темы
Последние комментарии
Начать движение к истокам
Новый комментарий от Сергей иванович
2020-10-10 08:25
Что будем отмечать: «Разгром белых», «Русский Исход», или?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-10-10 07:25
«Грамотным потребителям» чуждо обществознание
Новый комментарий от электрик
2020-10-10 06:53
С камешком в башмаке
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-10-10 06:12
У «Фонтанки.ру» приступ безбожия
Новый комментарий от Игорь Валерьевич
2020-10-10 04:39