Донской маршрут А.С.Пушкина

«Как прославленного брата,

Реки знают тихий Дон:

От Аракса и Эфрата

Я привёз тебе поклон».

А.С. Пушкин «Дон», 1831 г.

 

 

         Ещё будучи в Арзруме Пушкин познакомился с Василием Дмитриевичем Сухоруковым, о котором он потом обмолвится в своих путевых записках «Путешествие в Арзрум» - «Вечера проводил я с умным и любезным Сухоруковым…».

         Иван Фёдорович Паскевич, командующий армией в Закавказье, всякий раз раздражённо спрашивал:

- Где Пушкин?

- В палатке у Сухорукова.

- Что за чертовщина! – гневно ругался Паскевич. – Совсем от рук отбился. Ну. Связан с Раевским, воронежцем Вольховским, так они его давние друзья. А причём чём же тут Сухоруков?

         Пушкин, едва познакомившись с Василием Сухоруковым «во фрунте», на передовой, открыл в нём массу интересного. Об этом человеке надо писать отдельно. Он занимался историей донского казачества и, видимо, под его влиянием Пушкин обратный путь в Москву с Кавказа решил проложить через Донские просторы. «…Сходство наших занятий сближало нас. Он говорил мне о своих литературных предположениях, о своих исторических изысканий…».

- Ах, как это хорошо и ново для меня! – восторгался Александр Сергеевич, вслушиваясь в рассказы Сухорукова о подробностях быта и традициях у казаков Дона, о поверьях, былях и легендах Придонья.

- Стоп, не торопитесь! – останавливал он Василия, когда тот исполнял ему  походные или лирические песни казаков Верхнего Дона, и тут же их записывал. А неподалёку, здесь же у костров на бивуаке, слушал хор казаков.

         Василий Дмитриевич догадывался о замыслах поэта:

- Готовитесь к художественному полотну?

- Целый Эльбрус задумал воздвигнуть! – отшучивался Пушкин, - Вижу его неприступную вершину в лучах солнца, аж дух захватывает….

         И он, не таясь, поведал Сухорукову о задуманном романе о Петре Великом. Василий Дмитриевич вызвался помочь достоверными сведениями о крепких связях Петра с донским казачеством.

- Верно, Дон для Петра – становой хребет в преобразованиях по России, - соглашался Пушкин с мнением Сухорукова. – Меня более всего удивляет, как это молодой царь-государь сам сумел взяться, поднять своих сподвижников и разбить противников, вздыбить Русь и на степном раздолье на Дону, у Воронежа построить Российского флота начало….

- Более того, - комментировал Василий, - Петру удалось на примере Воронежа подготовить целую плеяду будущих кораблестроителей России.

         Многие сведения, почерпнутые у Сухорукова, впоследствии Пушкин использовал в подготовительных текстах к «Истории Петра». А самого Василия Дмитриевича наверняка прочил в ряды прообразов будущего романа.

         Но главное, эти ночные бдения-разговоры зародили у Пушкина желание увидеть Дон своими глазами.

         Покинув 8 сентября 1829 года Кавказские Минеральные воды, где он славно погулял со товарищи, Пушкин  проложил свой маршрут на Москву вдоль Батюшки-Дона. Простившись с Кавказом, поэт приближался к донским, безбрежным степям. Осень в Придонье стояла тихая и солнечная, а дорога домой всегда бывает короче. Почтовый тракт петлял по степным раздольям. Коляску мягко покачивало, кони мчались без понуканий, хорошо мечталось. Сердце жаждало творчества.

         Роман о Петре I непременно надо написать так верно, с таким художественным великолепием, чтобы покорить весь мир. Уже неотступно накапливаются заготовки. Надо ещё побывать в Азове и Черкасске, переворошить воронежские архивы – ведь там работал сам Пётр, посмотреть бы заводы в Липецке, где ковалась «амуниция» для петровского флота – а всё это по пути….

         А пока с разных концов степи тянулись подводы – уборка на полях была в разгаре. И Пушкин всей своей натурой вбирал в себя сцены народного быта на полях, не чураясь общения с простыми казаками и казачками. Он первым донёс до них весть о скором окончании Кавказской войны, и сказ о том, что он, поэт Пушкин, первым принёс благостную весть, пошёл гулять по всему Придонью, и даже опередил его продвижение на Воронеж.

         К переправе у городка Аксай коляска подкатила к вечеру. Александр резко выскочил из неё и подбежал к берегу. Вся ширь реки горела блёстками от закатного солнца и розовела у левого берега. Правый уже темнел тенью высокого холма и лепившихся по его склону казачьих куреней.

         Пушкин бросил, видавший многое, свой запылённый цилиндр и, шагнув к самой кромке воды, смочил своё лицо его водою и с чувством сказал, как старому другу: - Здравствуй,  Дон! Полной грудью вдохнул терпкий степной ветерок с речной свежестью и ещё раз повторил: - Дон-батюшка, здравствуй! Вот тогда и родились строки стихотворения:

                                         Блеща средь полей широких,

                                         Вон он льётся!.. Здравствуй. Дон!

                                         От сынов твоих далёких

                                         Я привёз тебе поклон.

(1829 год – цикл стихотворений, вызванных после путешествия на Кавказ)

 

         В Азове и Новочеркасске он задержался недолго. И снова побежали в осеннем мареве придонские равнины. У степного колодца, пока поили уставших коней, поэт достал «Почтовый дорожник» - этот строгий царский путеводитель по всем дорогам России. По нему ещё раз проверил самый короткий путь до Москвы, чтобы вышло подешевле и без задержки на ямщицких перегонах.

         Такой тракт по-прежнему пролегал до известной  Марковки, а далее прямиком на север к Воронежу, где если всё пойдёт гладко, он рассчитывал побыть дня три – посетить родителей друзей, да и материалу собрать с натуры не мешало….

         Ранним утром далеко за Марковкой Пушкина неожиданно повстречал дворянин-купец Ситников, тот самый который в мае встречал-провожал его в сельцо Ситниково, стоявшее на бойком тракте Воронеж-_Новочеркасск. Это был беззаветный почитатель поэта, книгочей «завороженный его стихами», как говорил он сам. Позже по завещанию купца-молодца местные жители само Ситниково переименовали в село Пушкино – в честь памяти о поэте.

         На этот раз встреча тоже была радостной, и любопытной. Александр Сергеевич пересел в мягкий тарантас почитателя, и между ними завязался дружеский разговор: «Как Вы узнали обо мне?» - удивился Пушкин.

- У нас же тракт, - ямщики всё заранее знают. Сказывали мне: поэт ваш знакомый в Новочеркасске пребывает... По какому-то дурному случаю, или из-за какого-то Дурова. («Дуров – брат той Дуровой…»  -  Пушкин.) («Из Новочеркасска Пушкин мне писал, что Дуров оказался мошенником, выиграл у него пять тысяч рублей, которые Пушкин достал у наказного атамана Иловайского, и, заплативши Дурову, в Новочеркасске с ним разъехался и поскакал один в Москву» - М.Пущин – В.К.).

- Так и говорили? – удивляется Александр Сергеевич.

- Да уж наши ямщики - народ дошлый, все подробности так обрисуют. Что диву даёшься.

         И рассмеялись, не вдаваясь в детали задержки Пушкина из-за проигрыша в карты В. Дурову, брату «кавалерист - девицы».

         В самом селе Ситниково поэту оказали, как и в мае, радушное гостеприимство. Ситников рассказал, что его библиотека пополнилась новыми изданиями. Получены первые главы «Евгения Онегина», чему автор очень обрадовался. Старшая дочь купца вышла замуж и теперь живёт в Острогожске, где и учительствует. И дела торговые идут достойно.

         После обеда всей семьёй уговорили Александра Сергеевича побывать на Дивных Горах у Дона, о которых ему рассказывали ещё весной. Уговорили.

         Петербургскую коляску Пушкина отправили через Острогожск в Коротояк. Сами же на донских скакунах Ситникова через два-три часа были на Дивных Горах, и с их высоты осматривали, захватывающие дали прекрасной донской поймы. Наверное, здесь и зародилось знаменитое пушкинское «У Лукоморья дуб зелённый…».

         Настоятель Дивногорского монастыря показал все те места, где Пётр I во время похода на Азов в 1696 году со всем своим воронежским флотом отобедал у монастыря, а корабли палили из пушек, и царь-государь оставил монастырю свои подарки.    

         Расторопные дивногорские монахи снарядили чёлн, вырубленный по-старинному  из морённого в Дону дуба и отвезли в нём гостя в Коротояк по тем местам, где когда-то следовал флот Петра I.

         К вечеру Воронеж, раскрашенный розовыми лучами закатного солнца, встречал Александра Пушкина. Вполне возможно, что он остановился у родителей друга В.Д. Вольховского с приветом от него из Арзрума. Порадовал  стариков рассказами о их сыне-герое. Да вполне ещё мог дня два поработать в Воронежских архивах. Свидетельство тому – его запись в подготовительных текстах «Истории Петра».

         В главе за 1704 год Пушкин подробно описывает, как царь из-за Волги перевёл к Азову калмыков, отдав им выгодные для кочевья земли. Донские казаки возмутились, стали отгонять у калмыков скот. Да ещё турецкий султан Ахмет III жаловался Петру I о ом, что казаки отстраивают крепости: Троицкую, Каменный затон, Таганрог… Государь обещал разобраться и уладить все дела. Но самое любопытное в том, что после этих записей Пушкин поставил слова: «Из Воронежского архива». Слова набраны курсивом, подчёркнуты самим автором, как указание на особо важный источник.

         Сегодня можно верить, что Пушкин изучал Воронежские архивы, сделал из них многие записи, вошедшие в «Историю Петра». Некоторые достоверные факты: «Сверх Воронежской Пётр устроил другую верфь в Брянске, на реке Десне, на коей строились галеры». В главе за 1705 год: «Государь с адмиралом Головниным и Апрксиным отправились в Воронеж. В день пасхи в Таврове спущен 80 – пушечный корабль «Старый дуб». Здесь же Пушкин запишет, что «Апраксину дано повеление к 1706 году к марту изготовить 36 военных кораблей, построить около работ корабельную крепость…, вымерить глубину Дона».

         Где Александр Сергеевич изучал Воронежские архивы? Может, в Петербурге? А были ли они там? Или в Воронеже? Это ещё одна непроторённая тропинка к исследованию связей поэта с Воронежским краем…

         Есть в «Истории Петра» запись такого содержания: «Построить в Романовском уезде по реке Воронеж Липский железный завод, приписав в ведомство адмиралтейское (что скоро и исполнено, и государь на нём сам ковал якори)».

         Раз эти заводы оказались почти на пути, то Пушкин непременно решил заехать из Воронежа в Липецк, где ковали ядра, якоря, другую крепь для Воронежской верфи. Туда было две дороги: тракт из Воронежа на север к Липецку, утрамбованный многочисленными гужевыми обозами с железной кладью, через село Отрадное и далее на город Усмань, другой – по правому берегу реки Воронеж. Оба они сходились к железным заводам.

         Пушкину в Липецке можно было расспросить старожилов о том, как пребывал здесь царь-государь и ковал якоря. Поверья и рассказы были, да и сегодня есть, самые разные. Но какие бы он не слышал, все они подчёркивали подвижничество Петра 1, его радение во славу Отечества.

         В Липецк его могла привлечь также давняя история его родословной: к ней он относился ревностно и внимательно. Близ Липецка, в селе Покровском, родилась и долго жила его любимая бабушка Мария Алексеевна, здесь прошло детство его матери Надежды Осиповны Ганнибал. Родословная поэта по матери непосредственно относится к Воронежскому краю.           

         Но не только родственные узы связывают поэта с Воронежским краем, были у него друзья и знакомые из этих мест. Сегодня нам известны более 3000 человек с которыми он общался в своей непродолжительной жизни. Среди них немало достойных имён воронежцев. О Василии Сухорукове я уже упоминал. Другой – Александр Васильевич Никитенко, знакомый и, к тому же, цензор поэта, к которому Пушкин относился весьма уважительно. Александр Никитенко, уроженец села Ударовка Острогожского уезда Воронежской губернии, из крепостных мальчишек достиг профессорского звания в русской словесности. В студентах у Никитенко ходил и юный Н.Г. Чернышевский, который много говорил в превосходной степени об Александре Васильевиче. В последствии с помощью свои соратников Никитенко много сделал для научного подхода ко всему  творчеству поэта.

         Своим «крёстным отцом» считал Пушкина другой воронежец, певец земли Русской, «поэт – сокол» Алексей Васильевич Кольцов. На одной из литературных «суббот» у Жуковского в начале 1836 года  состоялась встреча Кольцова с Пушкиным. До конца своих дней не забыл этих минут поэт-прасол, с благоговением относившийся к автору «Евгения Онегина». Пушкин с большой похвалой отзывался об опытах оригинальной кольцовской музы. В пушкинском «Современнике» было опубликовано одно из лучших произведений воронежского поэта – «Урожай».

         В этом небольшом материале я затронул те стороны жизни великого поэта, о которых мало заботятся официальные биографы Пушкина, даже последний из крупных его исследователей Ю. М. Лотман. А почему? Этот вопрос  требует научного осмысливания и введения Воронежского края в официальную биографию поэта, хотя бы и малой строкой.

                                    График движения Пушкина по маршруту Арзрум – Москва:

       Арзрум – Тифлис            19.7 – 1.8

       Тифлис                               1.8 -  6.8

       Тифлис – Мин.воды         6.8 -  14.8

       Мин.воды                         14.8 -  8.9

       Мин.воды – Москва          8.9 – 20.9.1829 года.

              Расстояние от Мин.вод до Москвы составляет 1800 км. Тогда коляска проезжала за день 200-250 км., при наилучших обстоятельствах и больше. Берём в среднем 225 км. В день, тогда это расстояние Пушкин покрывал за 8 суток. Отбросим ещё сутки на игру в карты, и двое суток вполне мог побыть в Воронеже.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Вадим Кулинченко:
Нет Шолоховых, а есть лицемеры
К 115-летию великого русского писателя
23.05.2020
«Сын полка»
Рассказы
19.05.2020
Местное самоуправление
Немного из истории земства
07.05.2020
Смерть в бункере
К 75-летию падения Берлина и самоубийства Гитлера
05.05.2020
«Долгий ящик» и «Жёлтый ящик»
Об опыте общения с простым народом в эпоху царствования Алексея Михайловича и Павла I
30.04.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от учитель
2020-06-01 00:19
Не ожидал
Новый комментарий от В.Р.
2020-05-31 22:26
COVID-19: От Поветрия до Пурги.
Новый комментарий от наталья чистякова
2020-05-31 22:01
Отыгрываться на студентах – низко
Новый комментарий от наталья чистякова
2020-05-31 21:47
Бафомет – идол постмодерна
Новый комментарий от наталья чистякова
2020-05-31 21:36
Где грань между доносом и борьбой за чистоту Церкви?
Новый комментарий от наталья чистякова
2020-05-31 21:31