itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Наступает время «новых людей», способных разгрести социальные завалы?

Революционная ситуация в 1-й четверти ХХ и 1-й четверти XXI вв.

Российская Империя  Владимир Ильич Ленин  Бывший СССР  100-летие революции  Оранжевая революция в России 
1 Русский Сталинист 
919
Время на чтение 14 минут
Фото: Из личного архива автора

От редакции: Интересная в целом попытка анализа революционной ситуации и революционных настроений, предпринятая автором, похоже, увлекла его в сторону чрезмерных обобщений, на что мы обратили внимание по ходу текста. А вот сама по себе тема революционной ситуации крайне важна и требует серьёзного анализа и исследования, поэтому мы посчитали целесообразным опубликовать эту статью.

Термин «революционная ситуация» не как бытовое, а как политически и социологически нагруженное понятие, ввёл в научный оборот В.И. Ленин в нескольких своих работах. В частности, в большом памфлете 1915 г. «Крах II Интернационала» он писал:

«Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы, наверное, не ошибемся, если укажем следующие три главных признака: 1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому. 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, революция – по общему правилу – невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией… Не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят»…» (Ленин В.И. ПСС, т. 26, 5-е изд., М., 1961, с. 218-219).

Первый ленинский признак революционной ситуации – «верхи не могут» – как правило, понимается как неспособность верховной власти к принятию стратегически выверенных решений, как интеллектуальное вырождение верховной власти. Это, конечно, правда, но не вся правда.

Неспособность верховной власти управлять, это ещё и её неспособность контролировать и эффективно наказывать за невыполнение своих решений, а ещё это тихий и незаметный саботаж нижестоящими чиновниками решений вышестоящих, саботаж, раздражающий население, которое из-за этого не может решить своих насущных проблем и принуждено либо давать взятки, либо обращаться к разного рода «решалам».

Власть утрачивает главное – властную волю, приобретая и демонстрируя импотентность: нежелание, скоро перерастающее в неспособность, работать, ударять пальцем о палец. Она перестаёт слышать живой (не газетный) голос людей. Ком частных проблем нарастает, превращаясь в гору, грозящую обрушением.

Игнорировать частные проблемы людей нельзя, ибо – азы диалектики – количественное их накопление ведёт к качественному, революционными методами совершаемому преобразованию системы власти.

Наступает время «новых людей», способных разгрести социальные завалы.

Кроме этих трех важнейших, указанных Лениным, признаков существует ещё несколько ситуационных элементов, относящихся к разным сторонам общественной жизни и её социально-психологическим нюансам.

Я обратил на них внимание, благодаря недавно изданной у нас книге американского историка Марка Д. Стейнберга «Великая русская революция. 1905-1921 гг.» (М., 2018).

На мой взгляд, заслуга Стейнберга в том, что он при описании революционной ситуации в России намеренно не стал возвышаться до теоретических вершин, а исследовал «низовую» публицистику того времени, прежде всего самые простые, народные, дешёвые (копеечные) газеты, во многом отражавшие изнанку социальной жизни. Это позволило ему обнаружить и проанализировать социально-бытовые нюансы революционной ситуации и объединить их в большие группы, которые и стали в свое время конструктором для ленинских обобщений.

Понятно, что Ленину, как и всем его более или менее думающим современникам, эти нюансы были хорошо известны. И те ленинские признаки революционной ситуации есть обобщение, сделанное Лениным, этих социально-бытовых нюансов.

Но именно работа Стейнберга позволяет снова «разобобщить» ленинские признаки, более конкретизировать их для того, чтобы их новая теоретическая сборка не выглядела сухой, скучной и неактуальной схемой.

Что это за нюансы или, правильнее сказать, социально-бытовые элементы?

Во-1-х, всё более обостряющийся кризис традиционного мировоззрения, выражающийся в кризисе Церкви, на который накладывается широкое и стремительное распространение разного рода оккультных учений и практик. При этом – на фоне растущей рационализации «низов», особенно их лидеров, – как снежный ком растёт мистификация «верхов».

Во-2-х, кризис государственной идеологии, вследствие которой правящей верхушке приходится разглагольствовать о таком идеологическом суррогате, как патриотизм, ничего не понимая в его классовой природе. Не могут, конечно, буржуа и пролетарий слиться в едином патриотическом порыве (слишком смелое утверждение автора, во всех войнах России бок о бок сражались князья и смерды, помещики и крестьяне, дворяне и рабочие. – Ред.).

Патриотизм далеко не абстрактное понятие. История донесла до нас свидетельства об участии татарской конницы в ополчении Минина и Пожарского, несмотря на памятное разорение Казани русскими в 1552 г. (в так называемом «разорении» Казани участвовали и татарские войска во главе с касимовским царевичем, бывшим Казанским ханом верным Москве Шах-Али, возможно они и участвовали в ополчении. – Ред.), о том, как плясали от радости крестьяне, забираемые в народное ополчение в 1812 г. Нечего и говорить о высочайшем патриотическом подъеме, охватившем страну в 1941-м. Нужно понимать, что в 1941 году народ поднялся защищать не абстрактное Отечество, а вполне конкретный – социалистический – образ жизни, который был завоеван в 1917-м и который соответствовал вековой крестьянской «правде» (а вот Сталин считал иначе, сказав однажды, что советские солдаты защищают не социализм, а Родину, то самое «абстрактное Отечество». – Ред.).

Вместе с тем, современники отмечают, что уже к весне 1915 г. – в разгар Первой мировой войны – в действующей русской армии насчитывалось до полумиллиона дезертиров, не желающих умирать и калечиться за чьи-то непонятные им интересы (никакими «высокими», классовыми мотивами нельзя оправдать дезертирство и предательство. – Ред.). В 1917-м бегство с фронта стало массовым и никакими карательными акциями, никакими репрессиями нельзя было остановить людей, не видевших в военных действиях никакого смысла. Как говорил солдат Шадрин в пьесе Николая Погодина «Человек с ружьем»: «За Дарданеллы мы сражаться не будем» (о том, что Россия получит по итогам войны Дарданеллы никто не знал, пока большевики не захватили власть и не обнародовали секретные договоры царского правительства. – Ред.).

Похожая ситуация складывается в настоящее время: патриотизм молодых людей приходится покупать, щедро оплачивая службу по контракту: на обычную срочную службу в армию, даже для того, чтобы «остановить террористов на дальних подступах», исходя только из патриотических чувств, идти никто не стремится.

Наш народ незачем учить патриотизму, делая из него объединительную «национальную идею». Русская национальная идея состоит из других составляющих, одной из которых является социальная справедливость. Наш патриотизм строго избирателен, и когда речь идёт о действительной, а не мнимой угрозе для Отечества, не о защите нефтегазовой трубы от глобальных конкурентов, не понадобится риторика президента, пытающегося объединить нацию на якобы единой патриотической платформе: в любых испытаниях будут люди, готовые страдать и умирать за Отечество, и люди, способные только наживаться на его бедах. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разобраться, к какой социальной группе принадлежит правящая верхушка (люди, стремящиеся наживаться на народных бедах могут принадлежать и низшей прослойке общества, спекулянты совсем не обязательно принадлежат к правящей верхушке. – Ред.).

В-3-х, продовольственный кризис, быстро ведущий к вспышкам недовольства при отсутствии государственной идеологии, поддерживаемой большинством населения. Именно поэтому стала возможной революция в 1917 году и невозможной революция в 1941-м (а жёсткая репрессивная политика разве не сыграла свою роль в консолидации советского общества? Некому было организовывать революцию после «чисток» 30-х гг.. – Ред.).

В-4-х, к этому необходимо добавить топливный кризис, актуальный для северных стран;

В-5-х, уныние как доминанта легко истощаемого общественного сознания, обусловленная историческим застоем и отсутствием серьезных перемен и перспектив, следствие нравственной и духовной усталости. Обратная сторона этого явления – распространение радикальных политических практик и широкое общественное признание их в качестве приемлемых и легитимных («На насилие власти ответим революционным насилием»).

В-6-х, наличие в обществе двух, трёх и более «правд», прежде всего социальных «правд», отдельных для каждого класса, для каждой социальной прослойки. При том, что правда все-таки одна и она всегда интолерантна, т.е. ее невозможно приспособить к интересам той или иной социальной группы (и все это понимают), придумывание своей – отдельной – «правды» служит снятию когнитивного диссонанса, но, конечно, отнюдь не обеспечивает общественной стабильности, а, скорее, характеризует растерянность правящего класса. Понятно, что стабильность общественного строя, государства обеспечивается принятием одной правды всеми слоями общества, что и продемонстрировал Советский Союз в годы Великой Отечественной войны.

В-7-х, широкое распространение среди разных социальных слоёв развлечений и увеселений по принципу «делу – час, потехе – время».

В-8-х, сексуальная распущенность, выражающаяся не только в распространении проституции, венерических заболеваний, но и разного рода сексуальных извращений (гомосексуализма, прежде всего).

В-9-х, эпидемия (даже пандемия) насилия, с которой правоохранительные органы не в состоянии справиться.

В-10-х, эпидемия самоубийств, прежде всего, среди подростков и юношества.

В-11-х, культурный декаданс.

В-12-х, рост «национализма окраин», подъем национально-освободительного движения. (Совсем уж марксистский термин, правильнее это называть сепаратизмом. Совсем недавно сепаратизм в Чечне наши враги так и называли «национально-освободительным движением чеченского народа». Сепаратизм накануне революции 1917 года ничем от недавнего не отличался, разве что тем, что его использовали большевики для захвата власти. Нужно аккуратнее обращаться с терминами. – Ред.). «Все наши поступки и действия, наши обычаи, наши слова, наши школы и семинарии, наши методы образования и наша мораль извращены, писал в 1906 г. в своей газете «Солнце» лидер ташкентских джадидов-просветителей Мунаввар Кари. – Если так будет продолжаться еще пять-десять лет, над нами нависнет угроза рассеяться и исчезнуть вследствие угнетения со стороны развитых наций… Мы должны позаботиться о будущем наших потомков и не дать им стать рабами и слугами других народов» (Цит. по: Стейнберг, с. 365-366).

В-13-х, увеличение числа и резкая общественная активизация т.н. «органиков», т.е. людей, страдающих органическим поражением центральной нервной системы (головного мозга, прежде всего), и психопатов, их бесконтрольность. На эту сторону возникновения и обострения революционной ситуации современные историки внимания не обращают, и напрасно, поскольку «органики» и психопаты с неба не падают: они являются продуктом не только неких медико-биологических патологий пренатального, внутриутробного развития (до революции в психиатрии был широко распространен термин «вырождение» или «дегенерация»), но и известных социально-экономических обстоятельств, как раз и оказывающих влияние на развитие плода. Такими обстоятельствами могут быть, например, систематическое недоедание матери, война или кризис, дистресс, связанный с нечеловеческими условиями жизни и неуверенностью в завтрашнем дне, каторжный физический труд, алкоголизм и много чего еще, то, что историк Игорь Нарский называет «жизнью в катастрофе» (Нарский И. Жизнь в катастрофе: будни населения Урала в 1917-1922 г.г., М., 2001). Огромное число «органиков» и психопатов, их активизация, собственно, обусловливают крайнюю жестокость гражданского противостояния, при том не только в России: это – свойство всех революций, и именно поэтому их патопсихологическую сторону необходимо изучать. Революции могут готовить идеалисты, но совершают их в подавляющем большинстве дегенераты – «органики», социо- и психопаты.

Другими словами, революции происходят там и тогда, где и когда число органиков и психопатов, чьё появление на свет происходит в обстановке разного рода лишений от нездоровых вследствие этого родителей (преимущественно матерей) достигает критической массы. Именно из «органиков» и психопатов рекрутируются основные кадры сержантского и офицерского состава как революционных, так и контрреволюционных армий, обрекающих и пленных, и гражданское население на страдания.

Выдающийся российский историк С.М. Соловьев так характеризовал опустошительное во всех отношениях Смутное время в России в XVII веке: «Дух материальности, неосмысленной воли, грубого своекорыстия повеял на Русь… У добрых отнялись руки, у злых развязались на всякое зло… Толпы отверженников, подонков общества потянулись на опустошение своего же дома под знаменами разноплеменных вожаков, самозванцев, лжецарей, атаманов из вырожденцев, преступников, честолюбцев…».

А вот 10-20-е годы ХХ столетия в описании Стейнберга: «Семь лет войны обескровили страну. Словно было мало смерти и инвалидности огромного числа мужчин трудоспособного возраста, пагубного сокращения поголовья скота и рабочих лошадей, крайней нехватки исправных сельскохозяйственных орудий, крупномасштабных реквизиций зерна, осуществлявшихся силой, а нередко и под прицелом пушек, и разрушенного рынка, в 1919 и 1920 г.г. все это усугубилось засухой и сильнейшими холодами, превратившими плодородные поля в иссохшие пустыни и уничтожившими оставшиеся у крестьян ничтожные запасы хлеба. История сельской жизни в последние месяцы Гражданской войны представляет собой хронику смерти и бессилия, вызванных голодом и болезнями. Многие уцелевшие пополнили ряды беженцев, блуждавших по стране в поисках пропитания и лучших земель или встававших на путь преступности и промышлявших бандитизмом на больших дорогах. Страну наводнили шайки беспризорных, обездоленных детей. Большое количество семей, включая многочисленные домохозяйства, во главе которых вместо умерших или отсутствующих мужчин встали женщины, перебралось в азиатскую Россию» (с. 326-327).

«Идеологический миф о разумном и дисциплинированном пролетариате являлся упрощенческой и оптимистической идеализацией, отодвигавшей в тень многогранный опыт существования, потребности, идеи и чувства людей из низших классов», проницательно замечает Стейнберг (с. 261).

Вообще, революционной ситуации свойственно «нравственное помешательство». Этот многоговорящий термин дореволюционной психиатрии, квалифицировавший психопатию, был совсем не случайно исключен из психиатрической науки и практики после революции и в настоящее время практически не употребляется, несмотря на его феноменальную многомерность.

В-14-х, лавинообразное нарастание пассивного сопротивления, особенно заметного в крестьянской среде.

«Крестьяне, справедливо пишет Стейнберг, обычно избегали прямой конфронтации с властями, предпочитая анонимные, скрытые формы сопротивления: они крали и уничтожали помещичью собственность (их излюбленным оружием были поджоги в глухие ночные часы), браконьерствовали и производили порубки в государственных или частных лесах, варили дома пиво и гнали самогон (чем нередко занимались женщины) в нарушение государственной винной монополии, избегали призыва в армию, симулируя болезнь или нанося себе увечья, сознательно прибегали к «ошибочной трактовке» законов в свою пользу, притворялись в судах невеждами и глупцами и прибегали к иным видам «оружия слабых», характерным для крестьянского сопротивления во всех странах мира» (с. 284).

Несмотря на наличие и очевидность всех этих грозных признаков, революция всегда внезапна. Ожидаем только путч, переворот. Вспомним, что даже Ленин при всей его проницательности не ожидал Февральской революции.

В этой связи напомним еще одно характерное ленинское высказывание из статьи 1917-го года «Марксизм и восстание»: «Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс» (Ленин В.В. ПСС, т. 34… С. 242).

Как правило, революцию начинают женщины; просто потому, что любая революция – это революция «пустых кастрюль».

По свидетельствам современников, трудящимся женщинам Петрограда в 1916-1917 г.г. приходилось выстаивать в очередях за хлебом по сорок часов в неделю.

«Эти матери, изнурённые бесконечным стоянием в очередях и столько же настрадавшимся, глядя на своих голодающих и больных детей, возможно, гораздо ближе к революции, чем г.г. Милюков, Родичев и Ко., и, разумеется, намного более опасны», доносил один из полицейских агентов, внедренных в пролетарскую среду, своему начальству.

Поэтому для предотвращения революционного насилия требуется проявлять исключительное внимание к деятельности женских радикальных организаций и участию женщин в «смешанных» радикальных организациях. Необходимы целые гендерные программы по дерадикализации женщин, построенные на дифференцировании женщин-психопаток и женщин-жён: последние характеризуются большой склонностью к выполнению трёх социальных функций, так называемых «трёх К» Kinder, Küche, Kirche (дети, кухня, церковь). Социальное «беспокойство» первых, обусловленное эндогенными факторами, никакими коврижками снять не получится – только транквилизаторами.

В заключении позволю себе привести отрывок из большого и замечательно правдивого письма «ничтожного рабочего», как сам он себя назвал, А. Земскова министру юстиции демократического – подчеркиваю – Временного правительства А.Ф. Керенскому, отправленное в марте 1917 г. Оно прекрасно характеризует революционные ожидания простых рабочих.

«Да разве народ хочет, чтобы вы пеклись о нем, заботились и т.д.? – пишет Земсков. – Нет, народ хочет, чтобы вы слезли с его спины. Если вы хотите народу блага, счастья и проч., то слезьте с его могучей спины, на которой вы сидите и выжимаете из него соки, не живите его трудом, не жрите чужого… Ведь народ вами угнетён и он давно знает, что все вы сидите на его спине: и дворянин, и купец, и учёный, и поэт, и журналист, и поп, и юрист – все вы с хищнической жадностью расхищаете продукты его труда. Вот отчего народ страдает и вот где корень социального зла. Для народа нужно только, чтобы вы, паразиты, не сидели на его спине, а уж как он, освобождённый от вашего ига, будет управляться, заботиться – не ваше дело» (цит. по: Стейнберг М.Д. Великая русская революция. 1905-1921... С.66).

Письмо, как говорится, на все времена: актуальное не только для начала ХХ-го, но и для начала XXI-го века. (Почему это письмо «на все времена», если его автор явно заражён анархизмом. Почему нужно считать его слова выражением мнения рабочих? Считать всех образованных людей паразитами нормальный рабочий не мог, так мог думать только идеологически (анархистски) ангажированный рабочий. – Ред.).

Путник Константин Владимирович, руководитель миссионерского отдела Челябинской епархии Русской Православной Церкви

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

4.

Князья и бояре, дворяне и помещики, хоть и были имущими, по сравнению с мало что имевшими крестьянами и рабочими, но службу государеву они несли не только в качестве управленцев (чем и многие буржуа занимаются с большой пользой для себя), но и в ратном качестве, как бойцы, военачальники и полководцы. Княжеские дружины Киевской Руси состояли, в массе своей, из детей боярских и дворян. Это был своеобразный спецназ того времени, закованный в тяжёлую броню конный таран, не раз пробивавший многочисленные ряды татар в дни Батыева нашествия, нанося им значимый урон, но в виду разрозненности русских княжеств, не могший малыми силами, по отдельности, остановить Батыеву орду. Но когда на Поле Куликовом, дружины русских князей выступив едино, слились в одну могучую силу, Мамаева орда была смята, растоптана и порублена в преследовании. Со временем, постепенно исчезло боярство, а дворянство, в значительном числе, превратилось в социальных паразитов, прожигавших свои поместья в Европах. Но ещё в Первую мировую войну князья водили полки в конные атаки, а бароны командовали боевыми кораблями. Увы, о ратных подвигах буржуа, во славу Отечества, нам ничего не известно.

Самому стало интересно: а почему буржуазия, в массе своей, не может слиться с рабочими в едином патриотическом порыве и встать в один строй на защиту Отечества? Скорее всего, как мне кажется, по той же самой причине, по какой богатый юноша не смог раздать нищим своё имение и последовать за Христом. Если злато имеет главное место в сердце человека, то всё остальное для него уже второстепенно и малозначимо. Злато становится единственным отечеством для буржуя, ради которого он готов рисковать своею жизнью. Поэтому патриотизм он оставляет рабочим.
Алекс. Алёшин / 07.11.2022, 16:45

3. Ответ на 1, Алекс. Алёшин:

Не могут, конечно, буржуа и пролетарий слиться в едином патриотическом порыве (слишком смелое утверждение автора, во всех войнах России бок о бок сражались князья и смерды, помещики и крестьяне, дворяне и рабочие. – Ред.)

.

Совершенно верно. Князья и смерды, помещики и крестьяне, дворяне и рабочие в едином патриотическом порыве сливались не раз да ещё как сливались. Так сливались, что гнали супостата взашей неоднократно. А вот БУРЖУА, о которых, в аккурат, и пишет автор статьи (не князья, не дворяне, не помещики, а именно буржуа), в подобном слиянии с рабочими не замечены ни разу. Ни в Первую мировую войну, ни сейчас. Какие-то единичные исключения из правил, возможно, были век назад и имеют место быть сейчас. Но в массе своей, российская буржуазия, как, впрочем, и любая другая буржуазия в мире, использует войну, в первую очередь, как средство сверхобогащения на военных заказах (кому война, а кому мать родна - это про них метко сказано). Более того, подавляющее число нынешних российских олигархов своё отрицательное отношение к событиям на Украине не скрывают, а самые наглые из них не стесняются в открытую спонсировать укронацистов. Какое уж тут слияние в патриотическом порыве. Так что, в отношении буржуа, автор совершенно прав, ничего смелого он не сказал, но лишь констатировал всем известный исторический факт и не более того. А вот уважаемая редакция продемонстрировала явную некомпетенцию в вопросе патриотизма при нынешнем капиталистическом строе в России.

Юю
Алекс. Алёшин / 07.11.2022, 06:14

2. Ответ на 1, Алекс. Алёшин:

А вот уважаемая редакция продемонстрировала явную некомпетенцию в вопросе патриотизма при нынешнем капиталистическом строе в России.


Скорее, это сверхкомпетенция. Тревожная.

1.

Не могут, конечно, буржуа и пролетарий слиться в едином патриотическом порыве (слишком смелое утверждение автора, во всех войнах России бок о бок сражались князья и смерды, помещики и крестьяне, дворяне и рабочие. – Ред.).

Совершенно верно. Князья и смерды, помещики и крестьяне, дворяне и рабочие в едином патриотическом порыве сливались не раз да ещё как сливались. Так сливались, что гнали супостата взашей неоднократно. А вот БУРЖУА, о которых, в аккурат, и пишет автор статьи (не князья, не дворяне, не помещики, а именно буржуа), в подобном слиянии с рабочими не замечены ни разу. Ни в Первую мировую войну, ни сейчас. Какие-то единичные исключения из правил, возможно, были век назад и имеют место быть сейчас. Но в массе своей, российская буржуазия, как, впрочем, и любая другая буржуазия в мире, использует войну, в первую очередь, как средство сверхобогащения на военных заказах (кому война, а кому мать родна - это про них метко сказано). Более того, подавляющее число нынешних российских олигархов своё отрицательное отношение к событиям на Украине не скрывают, а самые наглые из них не стесняются в открытую спонсировать укронацистов. Какое уж тут слияние в патриотическом порыве. Так что, в отношении буржуа, автор совершенно прав, ничего смелого он не сказал, но лишь констатировал всем известный исторический факт и не более того. А вот уважаемая редакция продемонстрировала явную некомпетенцию в вопросе патриотизма при нынешнем капиталистическом строе в России.
Алекс. Алёшин / 06.11.2022, 05:34
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Константин Путник
Все статьи Константин Путник
Российская Империя
День интронизации первого русского Патриарха
Сегодня мы вспоминаем конструктора стрелкового оружия С.И.Мосина, поэтов Н.П.Майорова и Н.С.Тихонова, дирижера Ю.В.Силантьева и конструктора Ф.М.Муравченко
08.02.2023
Проснись, Сибирь! Проснись, Россия!
Выставка «Сны Сибири» в Москве и угроза развала России
07.02.2023
Куда же делось золото при восстановлении Полоцкого памятника?
На Полоцком монументе декоративные украшения покрыты обычной краской под бронзу
06.02.2023
Сегодня мы чтим память св. Ксении Петербургской
В этот день мы также вспоминаем графа В.В.Орлова-Денисова, конструктора Г.С.Шпагина и генерала В.И.Попкова
06.02.2023
Наша брань
О духовном праве на победу
04.02.2023
Все статьи темы
Владимир Ильич Ленин
Пресечь «узаконенное казнокрадство»
Необходимо вывести предприятия российского ОПК с фондового рынка раз и навсегда
01.02.2023
Россия может исчезнуть?
Вопрос не в «красных» и «белых», а в том, помилует ли Господь Россию
20.01.2023
Смиряемся: нам долго ещё придётся жить с Лениным, Артёмом, Дзержинским
И виноваты в этом не в последнюю очередь православные антисоветчики
17.01.2023
История геноцида русского народа
Часть 2. Геноцид русского народа в годы Гражданской войны 1918-1922 гг.
04.01.2023
Итоги уходящего года
Взгляд члена Старообрядческой церкви
03.01.2023
Все статьи темы
Бывший СССР
День памяти сщмч. митрополита Владимира (Богоявленского)
Сегодня мы также вспоминаем Царицу Наталью Кирилловну, генерал-фельдмаршала Д.А.Милютина, адмирала А.В.Колчака, художника И.Я.Билибина и академика И.В.Курчатова
07.02.2023
Православный народный социализм – наше спасение
При возрастании народной инициативы снизу, объединении всех единомышленников, насущно необходимы ежедневные молитвы к Богу о даровании прозрения нашему народу
06.02.2023
«Для понимания трагизма и величественности подвига»
В день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской в Сергиевом Посаде почтили память жертв репрессий
06.02.2023
Установление патриаршества на Руси
Сегодня мы также вспоминаем химика Н.А.Меншуткина, философа и писателя В.В.Розанова, статистика В.Н.Григорьева, художника С.А.Виноградова и Героя Советского Союза М.Б.Осипову
05.02.2023
Все статьи темы
Последние комментарии
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Vladislav
07.02.2023 22:57
Проснись, Сибирь! Проснись, Россия!
Новый комментарий от Vladislav
07.02.2023 22:47
Нерусские русские
Новый комментарий от Анатолий Степанов
07.02.2023 21:13
«Нет поводов для оптимизма»
Новый комментарий от Денис Никонов
07.02.2023 20:49
Москва обманываться рада?
Новый комментарий от ОСт
07.02.2023 20:34
Что же делать с мавзолеем среди икон?
Новый комментарий от учитель
07.02.2023 20:04
Вакуум Бориса Корчевникова
Новый комментарий от С. Югов
07.02.2023 19:15