Памяти Ольги Николаевной Куликовской-Романовой

К сороковому дню кончины

Ольга Николаевна Куликовская-Романова (20 Сентября 1926 года — † 1 Мая 2020 года)  оставила невероятно яркий свет в нашей благодарной памяти.

Поскольку, судя по свидетельствам врача, констатировавшего неизбежное, смерть болярыни Ольги наступила вечером 1 Мая, возможно, поздно вечером, в связи с таким обстоятельством мнения православных разделились. Одни отмечают сорокой день сегодня 9 Июня, другие считают, что торжественная панихида сорокового дня должна быть совершена 10 Июня. Жизнь болярыни Ольги Николаевны отличалась неоднозначностью и многообразием, а потому должно быть промыслительно и то, что сороковины кончины в разных местах будут отмечать два дня подряд — где сегодня, а где и завтра.

Скорбное прощание с О.Н.Куликовской-Романовой в Москве, задержавшееся из-за карантинных мер до 9 Мая, похороны 16 Мая в Торонто, и теперь наступление сорокового дня со времени блаженной кончины подвижницы на ниве православной благотворительности — светлые духовные поводы вновь и вновь предлагают нам молитвенно вспоминать о земной жизни дорогой нашим сердцам Матушки Ольги Николаевны.

На днях мой друг — кандидат исторических наук, научный руководитель Информационно-исследовательской службы «Царское Дело», а в 1997–2009 годах ещё и сотрудник исполкома ООД «Россия Православная», разбирая свой архив, обнаружил конверт, датированный 1998 годом, и в нем несколько снимков, на которых запечатлена О.Н.Куликовская-Романова. В архивной коллекции П.Г.Петина датированный конверт с фотографиями оказался, очевидно, потому, что в начале нулевых П.Г.Петину было поручено лидером движения Александром Ивановичем Буркиным (6 Июля 1955 — 14 Июля 2013) заниматься составлением хронологии деятельности ООД «РП», и он собирал у сотрудников исполкома и знакомых участников движения все материалы прошлых лет.

Павел Геннадиевич отсканировал старые снимки и сканы прислал мне. Распечатка была сделана с фотопленки примерно тогда же — в 1998 году, съемка, очевидно, осуществлялась с кодаковской «мыльницы», и потому фотографии размытые, нерезкие. Но сейчас они уже являются документом эпохи и потому в таком качестве вполне достойны мемориально публикации.

О.Н.Куликовская-Романова с движением «Россия Православная» наладила сотрудничество ещё в пору её приезда в Россию в Сентябре-Декабре 1997 года, поэтому в Её приезд в 1998 году для руководства и участников движения встречи с ней уже носили регулярный характер.

Просматривая собственные архивные материалы и напрягая несовершенную память, я постарался уточнить, когда же именно были сделаны снимки 1998 года.

Если в пору первых посещений России Ольгой Николаевной в 1991–1995 годах я ещё старался хотя бы эпизодически вести дневник её поездок и встреч и потом на основании этих записей составить черновик хронологии, то последующие году, к моему глубокому сожалению, моя старательность угасла: передоверился компьютеру, где сохранялись переписка и публикации интервью с Ольгой Николаевной в различных СМИ, заметки о её поездках, в начале 1999 года в одночасье в мой компьютер угодил вирус и уничтожил большую часть таких служебных материалов.

Насколько я помню, в 1998 году Ольга Николаевна прилетела в Санкт-Петербург в самом начале осени, и только 14 Сентября прибыла в Москву, 20 Сентября она отмечала здесь свой день рождения. 22 Сентября 1998 года у нее состоялась памятная встреча и продолжительная беседа с Его Святейшеством Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Вот расшифровка записи о той встречи из архива Ольги Николаевны, копия которой сохранилась и у меня:

 

Из беседы с Его Святейшеством Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым 22 Сентября 1998 года

 

Резиденция Святейшего Патриарха, Чистый переулок, 5. С двумя моими помощниками прибыли за несколько минут до назначенного на 14 часов срока, но были сразу же приглашены в покои, где во время ожидания рассматривали выставленную на небольшом стенде коллекцию современных церковных наград. В 14 часов 15 минут одна из монахинь-послушниц пригласила нас в рабочий кабинет Патриарха, в котором Святейший впервые принимал меня в 1992 году — ровно шесть лет назад. Патриарх благословил нас и пригласил садиться за небольшой инкрустированный стол, сам же расположился на стуле напротив меня. После обмена первыми приветствиями разговор продолжается ровно час в духе взаимопонимания и благорасположения.

Святейший Патриарх: Через день я отправляюсь в Белоруссию, где намерен посетить Витебск, Полоцк и другие епархии. Как Вам, наверное, известно, недавно я посетил Северо-Запад Сибири, в частности Надым. Приходится много ездить в последнее время.

Ольга Николаевна Куликовская-Романова: Мне также приходится много путешествовать. Сначала обычно я отправляю контейнеры с гуманитарной помощью, а потом посещаю места, куда мы отправляем помощь, лично. Например, недавно побывала в Тобольске, куда отсылали одежду. Обыкновенно я посещаю Россию осенью.

С.П.: Сейчас мы отошли на один шаг от края пропасти. Но трудностей впереди много. Несмотря на все сложности, чудом Божиим реставрируются разрушенные храмы, открываются новые. Но восстановление храмов — не самоцель. Главное — «реставрировать» души людские, и там, где возникают новые храмы, открывается христианская проповедь, зовущая людей к спасению. Яркий пример: был на севере Тюменской области, где в молодых городах строятся новые храмы, что благотворно влияет на духовную атмосферу этих мест.

О.Н.К-Р: Это отрадно. Я посещаю город Железногорск и вижу, как стараниями местного ктитора Вихлова в городе возводятся новые храмы.

С.П.: Русская Православная Церковь — Церковь большинства народа. Мы не хотим возвращаться к дореволюционному положению, когда Церковь была государственным ведомством, и к послереволюционному времени, когда она была гонима. Церковь должна быть свободна и давать нравственную оценку происходящему в стране и в обществе. Семь раз я выступал по поводу войны в Чечне. Но нас не слышали. То же можно сказать и по поводу так называемых Екатеринбургских останков. В этом вопросе неуместно давление. А оно оказывалось на Церковь. Мы предложили спокойный вариант, который мог бы устроить всех. В этом деле существуют две версии: первая — следователя Соколова, и вторая — современного следствия, которое имело властную направленность и велось под давлением. Это давление со стороны властей чувствовалось и нами.

О.Н.К-Р: Позвольте выразить благодарность за проявленную Вами, Ваше Святейшество, стойкость. Я сильно переживала до последнего момента. Думала, что Русская Православная Церковь может уступить давлению со стороны властей. Хотела даже приехать из Торонто в тот момент. У меня была переписка с Князем Николаем Романовичем, руководителем объединения Князей Рода Романовых. По моему мнению, они глубоко не вникли в вопрос. Несколько лет назад они вели другую линию и не признавали Екатеринбургские останки Царскими. А тут сделали резкий поворот, как мне кажется, под влиянием некоего Арцышевского, и стали публично высказывать свою новую точку зрения. Я же осталась при своем прежнем мнении, поэтому у нас возникли расхождения с Князем Николаем Романовичем.

Моя точка зрения опирается на мнения многих известных ученых, в том числе генетика профессора Л.Животовского, с которым я поддерживала постоянный контакт даже во время его зарубежных командировок. Он мне звонил, например, из Нью-Йорка, когда был в Америке в командировке. Я сама испытывала постоянное давление, и поэтому отлично понимаю, как Вам пришлось нелегко. Все время молилась за Вас, Ваше Святейшество.

С.П.: Спасибо. Как-то раз я служил в храме Всех Святых на Соколе, и уже когда после окончания богослужения садился в машину, на меня наставили кинокамеру и спросили, будет ли изменена позиция Церкви: ведь ученые доказали идентичность Екатеринбургских останков Царским с точностью до 99,9 процентов. Я ответил, что с такими процентами мы голосовали в советское время. У нас были серьезные основания сомневаться в научной обоснованности такого процентного выражения истины. Ведь и американцы пытались применить метод ДНК-анализа для опознания своих погибших во Вьетнаме, и у них это вышло недостаточно убедительно. Перед захоронением в прессе были многочисленные публикации, в том числе и нехорошие, по поводу Царской Семьи. Были обнародованы радиозаписи рассказов убийц Радзинского и Никулина. Никто не говорит о наличии следов огня и серной кислоты на останках, что заставляет, исходя из материалов следствия Соколова, сильно сомневаться в их принадлежности Царской Семье.

О.Н.К-Р: В 1991 году я встречалась с заместителем председателя Дворянского Собрания врачом Лопухиным и спросила о том, есть ли повреждения на Екатеринбургских останках. Он ответил отрицательно, тогда я ему сказала, что и разговаривать далее не о чем.

С.П.: Да, ведь доподлинно известно, что на место уничтожения трупов привозились пуды серной кислоты.

О.Н.К-Р: Но современный следователь Соловьев ничего не хотел слушать и гнул свою линию. Считаю, что у него нет духовности. Я с ним встречалась один раз. Он хотел снять с меня официальные показания для следствия. Потом мы полемизировали через газеты. В частности, я продолжала утверждать, что нынешнее следствие игнорирует факт применения кислоты для уничтожения трупов, потому что на Екатеринбургских останках следы ее применения четко не выявлены.

С.П.: Именно чтобы окончательно уничтожить тела мучеников, кислота и применялась. Чтобы иметь время замести следы, убийцы выставили оцепление. Они боялись, что в распоряжении наступающих частей Белой Армии окажутся неопровержимые улики злодеяния. Проводивший расследование по свежим следам колчаковский следователь Соколов сфотографировал тот самый мостик, под которым якобы сегодня нашли останки Царской Семьи. Неужели он бы не обнаружил захоронения?

О.Н.К-Р: Согласно рельефу местности, там должен быть холм. Тем не менее все здравые возражения были отвергнуты, и Государственная Комиссия приняла ошибочное решение. Считаю, что Господь укажет правильный путь и место подлинного упокоения останков Царственных Мучеников.

С.П.: Когда стоит вопрос о канонизации Царской Семьи, мы не можем ошибиться. Следователь Соловьев взял какие-то косточки для исследований. Однако теперь никто не может доподлинно утверждать, откуда они взяты. Надо было поступить не так: все должно было делаться при свидетелях.

Вот мы, например, передавали частицу мощей Преподобного Максима Грека в Ватопедский монастырь. Они постоянно спрашивали, откуда взята та или иная частица мощей, интересовались всем ходом передачи мощей. В случае же с Екатеринбургскими останками такой тщательности и открытости не было. Поэтому и неясно, какие в действительности кости были переданы для анализа. С останками мучеников, тем более принадлежащих к Царствующему Дому Романовых, надо обращаться трепетно.

Недопустимо, когда, скажем, на месте гибели и упокоения останков Великого Князя Сергия Александровича была устроена автостоянка. Поэтому мы перенесли их в родовую усыпальницу бояр Романовых в Новоспасский монастырь и восстановили Крест, подобный тому, который стоял на месте гибели Великого Князя в Кремле.

О.Н.К-Р: Я видела этот Крест еще в мастерской художника, когда он только делался. А почему, Ваше Святейшество, останки Великого Князя Сергия Александровича сначала установили в монастырской часовне, а затем перенесли в усыпальницу бояр Романовых?

С.П.: С самого начала было принято решение перезахоронить останки Великого Князя в усыпальнице, но поскольку там велся ремонт, их временно установили в часовне. После окончания ремонтных работ их установили в Романовской крипте.

О.Н.К-Р: Хотела бы спросить Вашего совета. Как мне поступить в отношении генетика Рогаева? Так как генетик Павел Иванов никогда не внушал мне доверия, я долго искала человека, которому могла бы дать на анализ кровь Тихона Николаевича, и наконец остановилась на Рогаеве. На одном из заседаний Комиссии выступил с докладом Рогаев, но Иванов игнорировал все его доводы и просто втоптал в грязь, а мэр Санкт-Петербурга и заместитель председателя Комиссии А.Собчак продолжал настаивать на скорейшем захоронении Екатеринбургских останков. Кстати, об этом заседании и всех перипетиях моей борьбы я выпустила книгу «Неравный поединок», которую сегодня собираюсь преподнести Вашему Святейшеству.

В результате закулисных махинаций моих оппонентов генетика Рогаева не ввели в состав Комиссии, хотя мне и обещали. Когда дело шло уже к захоронению, Рогаев получил все-таки какие-то частицы останков, которые выдаются за Екатеринбургские. У меня складывается впечатление, что Рогаев попал под влияние, вследствие чего видоизменил свою позицию, поэтому его предложение о дальнейших исследованиях вызывает у меня сомнение. Хочу спросить Вашего совета, как нам с помощниками поступить дальше?

С.П.: Во-первых, нет уверенности, какие именно останки ему передали. Во-вторых, давление оказывалось на каждого, кто был причастен к этому расследованию. Кто дрогнул, кто выстоял. Давление оказывалось и на Церковь.

В канун захоронения, 16-го Июля, я служил в Успенском соборе Кремля. Вдруг мне сообщают в алтаре, что меня разыскивает по телефону Президент. Поскольку шла служба, ответил, чтобы перезвонили после ее окончания в Патриархию. Когда разговор состоялся и Президент спросил, не осложнит ли наши отношения его поездка в Санкт-Петербург на перезахоронение Екатеринбургских останков, я ответил: «Если не будет из уст Президента сказано, что это Царские останки». В своих выступлениях Президент нигде не сказал, что это — Царская Семья[1].

Не знаю, нужно ли нам вновь сейчас, когда общество крайне политизировано, поднимать вопрос об останках. Господь рано или поздно ко благовременью укажет, как с ними поступить. Не надо нам вмешиваться[2].

Если бы не Немцов, Комиссия продолжала бы тщательную работу еще долго. Но когда он был назначен в Ноябре председателем Комиссии и, позвонив мне, узнал, что у нас есть сомнения относительно принадлежности Екатеринбургских останков Царской Семье, то заверил, что у него уже есть ответы на все вопросы.

На очередном заседании Комиссии Немцов спросил у следователя, на сколько наших вопросов есть ответы. «На один», — ответил Соловьев. Услышав это, Немцов подпрыгнул. Тем не менее под давлением людей, подобных фантасту Радзинскому, Комиссия в спешном порядке приняла окончательное решение о перезахоронении.

О.Н.К-Р: И Запад их подталкивал. Как-то мне позвонил корреспондент агентства Рейтер. Его интересовали два вопроса: о Великой Княгине Ольге Александровне, моей свекрови, и об убийстве Царской Семьи. На мой встречный вопрос, что ему уже известно, оказалось — ничего. Тогда я его отослала почитать известные на Западе книги Уореса и Вильтона.

Проходит 3–4 месяца. И вот 10 или 11 Июля он вдруг звонит и просит встречи, сказав, что книги прочел. В тот же день его приняла и высказала свою точку зрения, которая Вам прекрасно известна. Интервью тут же прошло в эфир, и на следующий день корреспонденты различных телевизионных компаний обрывали мой телефон. В результате 14 и 15 Июля по различным телеканалам прошло 4 или 5 моих выступлений. Получилось даже лучше, чем было в России, когда большинство средств массовой информации стремились замолчать мою точку зрения. Словом, пути Господни неисповедимы.

Приглашение на церемонию перезахоронения пришло мне факсограммой из Российского посольства 10 Июля. Их тоже, как и журналистов, интересовало, почему же я не еду. Пришлось им объяснить — пусть знают раз и навсегда.

Ваше Святейшество, позвольте преподнести Вам книги «Неравный поединок» и «Тайны Коптяковской дороги». Присутствующие здесь молодцы помогали мне в их издании.

Сейчас, когда Вы говорили об оказываемом на Церковь давлении, мне почему-то вспомнился случай, произошедший со мной два года назад в Санкт-Петербурге. После встречи в 1995 году на заседании Комиссии мэр северной столицы и заместитель ее председателя А.Собчак предупредил меня о нежелательности появления в «его владениях». И вот воскресным утром со своими помощниками Валентиной Васильевной Рождественской и Александром Зеленовым мы идем на службу в храм. Вдруг в подворотне на нас наезжает «Мерседес-Бенц», из которого быстро выскакивают дюжие молодцы и набрасываются на нас с дракой. Меня ударили по спине, а бедного Зеленова сильно избили. Тогда мне это показалось случайностью, сейчас понимаю, что это могла быть маленькая острастка.

С.П.: Совершенно не сговариваясь, мы с вами вели одну линию. А вот среди общества было разделение. Многие не разобрались в существе вопроса. Иные, подобно Радзинскому, пытались представить дело таким образом, что якобы Церковь выступает против науки.

О.Н.К-Р: Ваше Святейшество, хочу передать Вам свое прошение присутствовать на церемонии прославления Царской Семьи.

С.П.: Не забудем, даже без прошения.

О.Н.К-Р: Хочу теперь сказать о нашем Фонде имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны. Сейчас наше московское отделение располагается в Новоспасском монастыре — родовой усыпальнице бояр Романовых, что особенно важно для нас. Позвольте передать Вам прошение.

С.П.: Есть какие-то проблемы?

О.Н.К-Р: Нет, просто Владыка Алексий сказал, что необходимо Ваше официальное разрешение. Мы хотели бы остаться в Новоспасском монастыре.

С.П.: Владыка Алексий будет сопутствовать мне в поездке по Белоруссии. Там с ним и поговорю. Думаю, все будет хорошо. Понимаю, что для Вашего Фонда имеет особый смысл располагаться в стенах монастыря, где находится усыпальница бояр Романовых. Пользуясь возможностью, хотел бы поблагодарить Вас за работу Фонда, за помощь монастырю, больницам, всем нуждающимся — это спасает много жизней.

О.Н.К-Р: Заботы по Фонду отнимают много времени и сил. Стремлюсь всю административную работу делать и контролировать сама. Некоторое время назад была в Валаамском монастыре, подбросила им немного муки. Теперь в связи со сложившимся бедственным положением настоятель Архимандрит Панкратий обратился ко мне за помощью. Уже предпринимаю первые шаги, стремлюсь что-либо собрать здесь, чтобы переправить монастырю. Хочу слетать на 3–4 дня в Афины, чтобы и там собрать пожертвования. Благословите на это дело, Ваше Святейшество.

С.П.: Я являюсь настоятелем 24 монастырей. Все островные монастыри находятся сейчас в тяжелом положении, и особенно — Валаамский. Братия монастыря насчитывает 150 человек. Но помимо них на острове живут 500 человек, из которых 80 пенсионеров и 60 детей. Мы договорились давать им безплатное питание. Братия монастыря в ответе за жизнь людей.

У меня особое отношение к Валааму. В этом году исполняется 60 лет моему первому паломничеству туда в 1938 году, когда я был девятилетним мальчиком. Через год, уже перед войной, десятилетним, посетил его еще раз. У меня сохранились письма одного валаамского монаха, которые он писал мне, 9–10-летнему мальчику. Снова приехать на Валаам я решился только в 1988 году, через 50 лет после первого своего паломничества, когда, уже будучи Ленинградским митрополитом, смог восстановить там монашескую жизнь. Теперь посещаю его регулярно каждые два года. Был бы благодарен за Вашу помощь Валаамскому монастырю. Вообще сейчас, в наше тяжелое время, благотворительная деятельность заслуживает уважения и благодарности.

О.Н.К-Р: Всеми силами стремлюсь поддержать русский народ и Православную Церковь. Но срок моего пребывания в России, к сожалению, всегда ограничен, обычно, Декабрем. Надо еще уделять время и дочери с внучкой. Но здесь остаются мои многочисленные помощники, которые всегда готовы поддержать Вас. На оборотной стороне своей визитной карточки я оставила координаты присутствующих здесь моих помощников. Мы всегда готовы по мере наших сил организовать народную поддержку Матери-Церкви.

С.П.: Русская Православная Церковь — единственная сила, которая препятствует расчленению России. За 8 лет Патриаршества постоянно сталкиваюсь с попытками разделить, расколоть Церковь.

О.Н.К-Р: Сейчас мне в голову пришла одна мысль: я — чадо Русской Православной Церкви Заграницей. Между нашими юрисдикциями есть обоюдные обвинения. Но ведь в свое время единая еще тогда Российская Православная Церковь молилась за временное правительство. Здесь мы все виноваты.

С.П.: Не надо друг друга взаимно обвинять. Хотя, конечно, Митрополит Виталий — непримиримый человек. Наше молодое духовенство не знает, что пережили старшие. Помню, когда 12 лет назад был назначен на Ленинградскую кафедру, то хотел нанести визит председателю Ленгорсовета. Мне ответили резко отрицательно. Церковь просто не замечали.

В 1983 году меня назначили в комиссию по приемке Данилова монастыря. Возле него есть храм Воскресение Словущего, его также передали Церкви. В 1986 году там еще находилась фабрика по производству зонтов, а на следующий год он должен был быть передан нам. Мы пригласили директора и просили, пока они еще работают, восстановить хотя бы кресты на храме, а в ответ услышали: «Партийное собрание решило, что мы не можем работать под крестами». Пришлось им сказать, что в Кремле под крестами проходили партийные съезды, и только тогда они разрешили установить нам кресты на храме.

О.Н.К-Р: Ваше Святейшество, хотела бы Вам исповедаться: когда меняли Ангела на шпиле Петропавловской крепости, то я попросила одного своего знакомого вставить в капсулу икону Святых Царственных Мучеников. И когда проходила церемония перезахоронения так называемых Екатеринбургских останков под видом Царских, я знала, что Царственные Мученики господствуют надо всем и все видят, и по Их молитвам Господь не оставит Россию и явит Свою благую волю ко благовременью.

С.П.: В отношении Русской Православной Церкви Заграницей хочу сказать, что нам надо идти навстречу друг другу, но без взаимных условий. То, что произошло разделение, — это трагедия. Народ разделился, миллионы были выброшены за пределы России, разделилась и Церковь. Сейчас надо преодолевать это разделение. Давайте будем продолжать взаимное общение. Мне важно знать Ваше мнение из Ваших уст. Думаю, что таких перерывов, как у нас случился с 1992 года, больше не будет.

О.Н.К-Р: Как празднование в 1988 году 1000-летия Крещения Руси предопределило поворот в современном развитии России, так, уверена, прославление Царственных Мучеников станет таким новым поворотом в деле возрождения Святой Руси.

С.П.: Празднование 2000-летия Рождества Христова явится поворотом к христианским ценностям. А вслед за этим, в 2000 или 2001 году, думаю, прославим и Царскую Семью.

На прощание Святейший Патриарх преподнес мне подарочное пасхальное яичко с анаграммой «ПА» — «Патриарх Алексий», видеокассеты, рассказывающие о его Патриаршем служении, и книгу о Валааме, где помещены письма монаха к будущему Патриарху. Были сделаны памятные снимки со Святейшим Патриархом. В 15 часов 15 минут мы в духоподъемном состоянии покинули резиденцию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

+ + +

Обращаясь к хронике движения ООД «РП», установил, что 18 Сентября 1998 года на заседании центрального совета движения «РП» было принято решение об учреждении памятной медали «Всенародное покаяние», посвященной Святому Царю-Мученику Николаю. Проект медали в металле уже существовал к тому времени, так что вскоре после этого была изготовлена первая партия медали. Медаль «Всенародное Покаяние» № 1 была передана Святейшему Патриарху. Поэтому у меня есть все основания полагать, что Ольге Николаевне где-то в конце Сентября или в начале Октября 1998 года одной из первых была вручена именно эта награда. Косвенно это подтверждает снимок, сделанный несколько лет спустя на каком-то торжестве ООД «РП» в Храме Христа Спасителя, где А.И.Буркин вручает Ольге Николаевне какую-то другую награду движения, и медаль «Всенародное Покаяние» уже видна рядом.

Тогда осенью 1998 года в исполкоме Движения «Россия Православная» встретились старые приятели, в русском изгнании имевшие множество общих друзей и знакомых, — Ольга Николаевна и барон Эдуард (в Крещении Олег) Фальц-Фейн (14 сентября 1912 — +17 ноября 2018). Для обоих эта встреча была неожиданностью, но вместе с тем и нечаянной радостью.

Первое время за чашкой чая шла оживленная беседа именно между ними, но постепенно в разговор включились и сотрудники движения, и сопровождавшие гостей лица. Потом состоялось вручение медали «Всенародное Покаяние» Ольге Николаевне.

А следом какой-то другой общественной наградой движения «Россия Православная» был награжден и барон Эдуард Фальц-Фейн. К сожалению, я не помню, какой именно. Могу только предположить, что это могла быть медаль имени философа Ивана Ильина.

Как я отмечал выше, моя уверенность, что тогда Ольге Николаевне вручалась медаль «Всенародное Покаяние», косвенно основывается на снимке, сделанном несколько лет спустя — уже в «нулевые», где видно, что та памятная медаль уже находится на груди О.Н.Куликовской-Романовой.

В зале Соборов Храма Христа-Спасителя

Идея единения православного народа России Всенародным Покаянием в революционных грехах Бого- и цареотступничества, поднятая в 1993 и 1998 годах Святейшим Патриархом Алексием II, в Сентябре 1999 года по инициативе движения «Россия Православная» воплотилась в общественной соборной встрече «Всенародное Покаяние — Знамение Единства». И хотя сейчас эта церковная тенденция была на долгие годы целенаправленно «забыта», но современные события, связанные с моровым поветрием, возможно, подтолкнут современных верующих вспомнить слова Святейшего Патриарха Алексия, что грех цареубийства до сих пор народом не раскаян.

http://www.rosprav.ru/o_dvigenii/nagrad/img/medali/car400.jpg

Медаль «Всенародное Покаяние»

С той встречи осенью 1998 года прошло почти 22 года. Её обстоятельства и сопутствующие события стали достоянием отечественной церковной и общественной истории. Но вместе с тем содержание того отдаленного времени почему-то не утрачивает актуальности и сейчас.

Великая просьба ко всем православным молиться об упокоении души новопреставленной Ольги.

Во блаже́нном успе́нии ве́чный поко́й пода́ждь, Господи, усо́пшей новопреставленной рабе Твоей болярыне Ольге, и сотвори́ Ей ве́чную па́мять. Ве́чная па́мять! Ве́чная па́мять! Ве́чная па́мять! Душа́ ея во благи́х водвори́тся, и па́мять ея в род и род.†

 

Леонид Болотин,

научный редактор Информационно-исследовательской службы «Царское Дело»

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Если внимательно читать речь Б.Н.Ельцина, произнесенную им в Петропавловском соборе 17 Июля 1998 года, то видно, как он, по совету Святейшего Патриарха, старался отдельно говорить о годовщине убийства Царской Семьи, и отдельно о жертвах, которые в тот момент предавались погребению, он их старался обозначать без имен, он говорил о «захоронении останков жертв екатеринбургской трагедии» безлично. Конечно, это можно усмотреть, только зная подоплеку — переговоры Президента РФ со Святейшим Патриархом. И все же читатель может посудить сам, что Б.Н.Ельцин старался исполнить совет Патриарха:

«Сегодня для России исторический день. Восемьдесят лет минуло со дня убийства последнего российского Императора и членов Его Семьи. Долгие годы мы замалчивали это чудовищное преступление, но надо сказать правду: расправа в Екатеринбурге стала одной из самых постыдных страниц в нашей истории. Предавая земле останки невинно убиенных, мы хотим искупить грехи своих предков. Виновны те, кто совершил это злодеяние, и те, кто его десятилетиями оправдывал. Виновны все мы. Нельзя лгать себе, объясняя безсмысленную жестокость политическими целями. Расстрел Семьи Романовых — результат непримиримого раскола в российском обществе на «своих» и «чужих». Его последствия сказываются и поныне. Захоронение останков жертв екатеринбургской трагедии — прежде всего акт человеческой справедливости. В нем символ единения народа, искупления общей вины. Перед исторической памятью народа в ответе мы все, и потому сегодня я не мог сюда не приехать. Как человек и как президент, я должен быть здесь. Я склоняю голову перед жертвами безжалостного смертоубийства. Строя новую Россию, мы должны опираться на ее исторический опыт... Любые попытки изменить жизнь путем насилия обречены. Мы обязаны завершить век, который стал для России веком крови и беззакония, покаянием и примирением, независимо от политических взглядов, религиозной и этнической принадлежности... Давайте помянем тех, кто стал безвинными жертвами ненависти и насилия. Пусть земля будет им пухом». — О.Н.К.-Р.

[2] Данному совету Святейшего Патриарха я старалась следовать на протяжении нескольких лет. Именно этим объясняется значительный перерыв в моих выступлениях, посвященных этой теме. Хотя надо отметить, что сторонники официальной версии не унимались. Практически каждую годовщину цареубийства 1999–2006 годов они отмечали часто весьма язвительными выступлениями в различных печатных и электронных СМИ с упреками в адрес Священноначалия Русской Православной Церкви, что они так и не признали «екатеринбургские останки» Святыми Мощами. И только когда возникла опасность нового экспериментаторского кощунства с прахом Императрицы Марии Феодоровны, я прервала свое молчание по этой тематике. — О.Н.К.-Р.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Леонид Болотин:
Обратная перспектива Вечности
Памяти православного изографа Монахини Иустинианы (Омельченко)
24.06.2020
Олег Ульянов — любомудр русской образности
К шестидесятилетию выдающегося учёного
15.06.2020
Помощь храму Покрова Пресвятой Богородицы в селе Поведь
Православный приход в Тверской епархии оказался в тяжелом материальном положении
21.05.2020
Все статьи автора
"Екатеринбургские останки"
Что же теперь делать с «екатеринбургскими останками»?
Для принятия решения не хватает «духовной экспертизы»
27.07.2020
«Можно предположить, что есть еще одно или несколько захоронений»
Следователь СК Марина Молодцова — о новых деталях дела об убийстве царской семьи
20.07.2020
«Это сложный и трудоемкий процесс»
Следственный комитет России о ходе расследования обстоятельств гибели и захоронения членов Царской семьи
20.07.2020
Все статьи темы
Последние комментарии