Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году

Часть вторая. Киев-Москва

 

Часть первая

 

Во второй части нашего повествования мы продолжим разговор о политических обстоятельствах визита Митрополита Михаила в Россию, попробуем выяснить подробности его приглашения и рассмотрим хронику его пребывания в Киеве и Москве.

   ...Прежде чем перейти к описанию юбилейных торжеств, скажем ещё несколько слов о политической составляющей визита Сербского Митрополита. На это есть веская причина – приглашение Владыки в Россию не могло бы состояться без  Высочайшей воли. А это значит, что и Митрополит Михаил, и Император Александр II должны были учитывать политические обстоятельства, как тогда говорили, «околичности» момента.

   Паломничество Митрополита Михаила в Россию происходило на фоне важных политических перемен, происходивших как на Балканах, так и в Европе в целом. В 1868 году Князь Михаил Обренович, симпатизировавший России и разделявший идеи сербских интеллектуалов в вопросе о славянском единении, погиб в результате покушения. По причине несовершеннолетия Князя Милана, был учреждён Наместнический совет, важнейшую роль в котором играл Миливое Блазнавац [1].

     В среде политических аналитиков тогда была популярна теория, согласно которой этот Совет – или Регентство -  во главе с Миливое Блазнавацем ориентировалось на Австрию, и на этой почве конфликтовало с Россией. Митрополит же Михаил был с самой ранней юности русофилом, каковым оставался до конца своих дней. И его визит в Россию, дескать, шёл вразрез с политикой Регентства. Такую точку зрения высказывал Светозар Милетич [2], направлявший редакционную политику новисадской "Заставы"[3]. Но современный, более глубокий анализ документов, показывает, что поездка митрополита Михаила была скорее зондажем почвы со стороны Регентства для нормализации отношений с Россией, чем самовольным экспромтом Митрополита, как это хотели представить Милетич и сербские левые радикалы в целом. Но, конечно, не рука Миливое Блазнаваца направила Митрополита в Одессу, Киев и Петербург. Скорее здесь ощущается влияние другого члена Регентства - Йована Ристича. Отношения Наместничества с Россией первоначально не складывались, хотя Блазнавац и его коллеги предпринимали многочисленные попытки достичь соглашения с Петербургом – через графиню А.Д. Блудову, графа Николая Павловича Игнатьева и т.д. Визит Митрополита Михаила также, по мнению ряда историков, был частью усилий белградских властей по восстановлению отношений с Россией [4]. Впрочем, политика всё же осталась на втором плане, как мы увидим из последующего повествования.

  Окончательная нормализация отношений между Белградом и Петербургом наступила в 1871 году, после визита Князя Милана в Ливадию. Визит Митрополита Михаила был одним из шагов на пути восстановления отношений.

   С другой стороны, разумеется,  приглашение Митрополита Михаила в 1869 году не могло бы состояться без Высочайшего одобрения. Обер-прокурор Св. Синода Д.А. Толстой весьма положительно оценил приезд Сербского Митрополита в Россию во «Всеподданнейшем отчёте» за 1869 год. Но в отчёте не упомянут почин графа в приглашении Владыки в Россию. Если мы обратимся к другим примерам приглашения предстоятелей зарубежных Православных Церквей в Россию для продолжительного паломничества, то, скажем, в 1913 году почин приглашения Патриарха Григория IV Антиохийского исходил от Св. Государя Николая II (впрочем, указывают ещё на Владыку Антония (Храповицкого), как высказывавшего мысль о приглашении восточного Патриарха -  но последнее слово, конечно, осталось за Государем).

Епископ Филарет (Филаретов)

  В жизнеописании Епископа Рижского Филарета (Филаретова) [5], в 1869 году бывшего ректором Киевской Духовной Академии, говорится, что именно он подготавливал списки приглашаемых на юбилей. Архимандрит Филарет мог быть знаком с Владыкой Михаилом ещё с 1850-х годов. Возможно, первоначальное предложение о приглашении было высказано именно Епископом Филаретом, а затем оно было подкреплено близкими к Императорскому Двору (во всяком случае, к Императрице Марии Александровне) графиней Антониной Блудовой и Михаилом Петровичем Погодиным. Так или иначе, решающее слово осталось за Императором Александром II, обратившим внимание на Митрополита Михаила ещё в 1862 году.

  Необходимо учитывать ещё и то обстоятельство, что Европа в 1869 году находилась в состоянии предвоенного кризиса, а осенью и зимой этого года на Балканах происходили сильные волнения, известные под названием  Кривошийского восстания. Это восстание, разразившееся на границе австрийских и турецких владений, было всецело вызвано неумелой политикой австрийских властей, но обвинили в нём Россию. Жестокая, не стесняемая никакими приличиями и требованиями совести антирусская пропаганда лилась в ту осень со страниц австрийских, французских и британских газет, создавая давящий вал, способный деформировать не только общественное мнение в странах Западной Европы, но и российскую внешнюю политику в «Восточном вопросе». Те, кто пригласил Митрополита Михаила в Россию, имели мужество противостоять этому валу лжи и клеветы...

  ...В стенах Киевских духовных школ, тем временем, воцарялось не омрачаемое ничем торжество.

 

Митрополит Арсений

 «Накануне 28-го числа (сентября), после Литургии, совершённой высокопреосвященнейшим Митрополитом Арсением [6], в сослужении двух других иерархов, в главной церкви Братского училищного... монастыря, началась панихида. На возвышении, нарочито устроенном посреди церкви, киевляне увидели 12 иерархов и многочисленное духовенство...» [7] .

 «Инспектором академии, архимандритом Сильвестром, было сказано приличное торжеству слово, в котором весьма просто и трогательно духовный вития сделал краткий перечень заслуг знаменитейших духовных деятелей, заботливостью которых, Киевская Духовная Академия постепенно возрастала, и воздал полную справедливость заслугам митрополитов Серапиона, Евгения [Болховитинова] и Филарета [Амфитеатрова], на пользу процветания этого древнейшего рассадника духовного просвещения в России, ведущего своё основание ещё со времён Петра Могилы.

  После проповеди началась панихида с возглашением вечной памяти в Бозе почившим Императорам Александру I и Николаю I, а также высокопреосвященным Митрополитам: Серапиону, Евгению и Филарету и всем усопшим начальникам, наставникам, благотворителям и воспитанникам академии.

  … Кроме трёх киевских иерархов: Высокопреосвященного Митрополита Арсения, Епископа Чигиринского Порфирия и Епископа, находящегося на покое, Александра, в этом церковном празднестве находились прибывшие в Киев, как бывшие воспитанники Академии, - митрополит Сербский Михаил, Экзарх Грузии Евсевий, Архиепископы Антоний Казанский и Димитрий Таврический и Херсонский; Епископы: Леонтий Подольский [Лебединский], Никандр Тульский, Иоанникий Саратовский, Иоанн Полтавский. Ректоры Духовных академий явились представителями научного элемента. Депутаты от университетов и от учёных учреждений, бывшие на панихиде, придавали ещё больше значения этой духовной церемонии...» [8].

«28 числа, в самый день юбилея, Литургия совершена была... Митрополитом Арсением, в сослужении Сербского Митрополита Михаила, Архиепископа Казанского  Антония, и Архиепископа Херсонского Димитрия... Церковь переполнена была народом... После молебствия все, кому дано было право билетом, вошли в конгрегационную залу. Она представила собрание людей всех сословий и состояний, прибывших сюда из разных и самых отдалённых губерний... Юбилейный акт открылся пением молитвы: «Царю Небесный». Архипастырь киевский прочитал, вместе с отношением к нему г. Обер-прокурора Св. Синода, копию Высочайшего рескрипта Государя Императора. Государем... признавалось великое значение древнейшего учебного заведения в России в деле её просвещения, и определялось в Академии 10 стипендий по 200 рублей на стипендиата...» [9].

  Речь Митрополита Арсения (Москвина) задала тон риторике торжеств, мысли Митрополита, излагаемые нами ниже, так или иначе повторялись и развивались и другими ораторами. «Киевская академия, - говорил Митрополит в конгрегационной зале, - с честию и славою пережив века и дав Церкви  и Отечеству многочисленных и просвещённых деятелей,... в обновлённом своём виде, достигла ныне своего 50-летия, не изменив с течением времён, по самой природе своей изменчивых, и несмотря на частые и почти непрерывные, под чуждым властительством, напор и давление враждебных сил и прямо противоположных тенденций, ни своего характера национально-русского, ни направления... религиозно-нравственного...» [10].

  Во время торжественного акта выступали Митрополит Сербский Михаил и профессор М.П. Погодин, председатель Московского Славянского Комитета.

  О речи Владыки Михаила мы знаем следующее: «Она была русская, потому что русской Академии пришлось послужить ему местом воспитания. Благодарность за воспитание, которую в пламенном слове к Академии выражал Архипастырь Сербии,  вызывала у всех, кому Академия  не была чужою, благодарность к нему за его доброе и живое сочувствие к месту, где суждено было ему получить воспитание. Всякий понимал, как важно и дорого это сочувствие к русскому духовному училищу Первосвятителя одной из важнейших славянских Церквей» [11].

  Михаил Петрович Погодин продолжил мысль Митрополита Арсения (Москвина): «Помоги ей (Академии – А.П.) Бог, в продолжении наступающего пятидесятилетия, молитвами Печерских угодников, под руководством просвещённого, опытного Первосвятителя, трудами ревностных наставников, под державою благодушного Царя-Освободителя, - помоги ей Бог... утвердить окончательно, - в союзе с гражданскою властию, - русское начало во всех здешних и соседних странах, столь долго подвергавшихся чуждому влиянию, помоги ей Бог очистить наши древние свято-русские поля от всяких плевел...» [12].

    29 сентября состоялась братская трапеза. «При тосте за процветание Академии, М.А. Максимович…, сказал следующее, полное чувства слово: «Преисполненный впечатлений вчерашнего достопамятного торжества, я вседушевно радуюсь о торжественном празднике твоем, Академия Киевская, которым достойно почтена твоя долгая, многотрудная жизнь, - твоя великая заслуга для всего русского мира, незабвенная и для нашей братии славяно-дунайской. Как уроженец киевской Руси и старый служитель наук в здешнем краю, - я не могу умолчать о моей глубокой благодарности тебе за просвещение моей Родины, некогда разлучённой с Русью восточною, но твоим внушением опять соединившейся с нею в общий состав русского мира. – Я не могу не выразить моей благодарности тебе и за себя лично, - за то благо душевное, какое часто обретал я в здешних гостеприимных, киево-братских стенах, в продолжение 35 лет, и особенно во дни того, кто был красою и славою твоею, о ком всегда вспоминаешь ты, как о своём любимом сыне (позволим предположить, что речь идёт о Митрополите Евгении (Болховитинове) – А.П.).

  Благоденствуй же, досточтимая, добрая матерь русских училищ, и подвизайся с новыми силами во благо Свято-Русской земли!...» [13].

 «30 сентября, в день памяти первого митрополита Киевского Михаила, нетленно почивающего в большой церкви Киево-Печерской лавры, составилось новое торжество, служившее продолжением взаимного утешения бывших воспитанников академии и её гостей. День этот, важный для русской иерархии, празднован в Лавре соборным служением Высокопреосвященных Митрополитов Киевского Арсения, Сербского Михаила – тезоименитого празднуемому начальнику русских архипастырей, и епископа Полтавского Иоанна» [14].

Юбилейные торжества завершились 2 октября – в тот день Митрополит Михаил ещё раз выразил благодарность за доброе воспитание своей alma mater.

  Оценивая Киевские торжества в целом, можно заметить в них отголоски того оборонительного движения, которое пробудилось в малороссийских губерниях во время польского бунта 1863 года – Киевская Академия воспринималась духовными и светскими ораторами, речи которых приведены выше, как один из форпостов русской, восточно-православной цивилизации перед лицом враждебного Запада. До 1870 года, до падения империи Наполеона III, католический мир предавался иллюзиям относительно возможности объединения «цивилизованного» Запада вокруг Парижа, Рима и Вены – для борьбы против России. Эти иллюзии о «европейском единстве» были разбиты в прах крупповскими орудиями, - но Германия, увы, унаследовала противостояние с Россией от побеждённой Франции. Ватикану же, после обрушения тогдашней главной несущей конструкции католического универсума – Второй Французской империи -  осталась хрупкая опора в виде «лоскутной» Австро-Венгрии. И уж в Вене и в Пеште (скоро ставшем Будапештом) слышать не хотели ни о каких  православных юбилеях в «польском» Киеве. О том, с какой ненавистью были восприняты известия из Киева в аристократических салонах Вены и Кракова, говорит эпизод с одним из участников юбилейных торжеств – профессором И.И. Малышевским. При обыске на австро-венгерской таможне  в 1870 году «между его вещами найдено несколько книжек русских, именно русский перевод Библии и описание юбилея Киевской Духовной академии [отмеченного осенью 1869 г.] и Записки Московского университета. Книжки эти назначены были в подарок священнику в Париже о. Гетте (René François Guettée). Книжки эти, однако, конфискованы под тем предлогом, что будто они перевозятся в Галичину для "московской пропаганды" (3-4 книжки по одному экземпляру!). Перетрясши самые малые записочки г. Малышевского, чиновники хотели, кроме того, конфисковать русский орден г. Малышевского и даже две фотографии, изображающие 9 православных архиереев [собравшихся в Киеве осенью 1869 г.. во главе с питомцем Киевской Академии митрополитом Михаилом Сербским - это был первый в истории фотографии коллективный портрет славянских архиереев и православных епископов вообще], которые вёз он на память о. (М.Ф.) Раевскому в Вене и о. Гетте в Париже; резкий протест г. Малышевского против конфискации ордена и фотографии сохранил за ним эти вещи. Примечательно, что заподозрили, якобы г. Малышевский вёз с собою русский орден для уделения его кому-(то) из русских галичан, а 2 фотографии для распространения русской веры между русинами в Галиции" [15].

  Одним словом, враждебность с 1867 года (когда венские власти жёстко предостерегали славянских деятелей от поездки в Петербург и Москву), не только не уменьшилась, а распалилась ещё сильнее... Возможно, об этом думал Митрополит Михаил, когда за окном проносились уже виды Подмосковья – из Киева в Москву Владыка прибыл в первой декаде октября.

  «9 октября, в Москве, старшее московское духовенство представлено было в Чудовской митрополичьей зале Преосвященным Дмитровским Леонидом [Краснопевковым] Митрополиту Сербскому Михаилу для приветствия его. С достоинством Первосвятителя древней Церкви и с любовью славянина, высокий гость принял приветствовавших. Преподавая каждому из представлявшихся священнослужителей святительское благословение, он обратился ко всем, произнеся следующие слова:

 «Пользуюсь случаем проезда своего в Киев на юбилей, быть в Москве, сердце России. Москва имеет свою самородную жизнь. Москва отстояла свободу России и начала русской славянской жизни. Москва п[р]одвинула идеи славянские. Славянофилы московские трудятся о братском единении всех славян. Их труды начали приносить пользу. С почтением и любовью смотрим мы на славянскую Москву…

  Духовенство Московское со своими высокими и святыми архипастырями служит образцом для всех нас, единоверных и единоплеменных.

   Поэтому, дорого мне приветствие московского духовенства; и я радуюсь душевно, что милостивый Господь  сподобил меня с далёкого юга, далёкого по пространству, а близкого по братским чувствам, посетить Москву и видеть её благочестивое и просвещённое духовенство».

 «Русские ведомости» передают известие, что в Москве, в воскресенье, 12 октября, от имени московских жителей поднесены были Сербскому Митрополиту Михаилу архиерейское облачение из малинового бархата и митра, а  во вторник 14 – го числа, в 7 часов вечера, должно было происходить в библиотечной зале Университета заседание Славянского Комитета под председательством М.П. Погодина и в присутствии Преосвященнейшего Митрополита Михаила, черногорского архимандрита Никифора (Дучича) и игумена [монастыря Раковица, близ Белграда] Иосифа» [16].

Архимандрит Никифор (Дучич)

Корреспондент «Нового времени», подписавшийся как «Москвич», дал некоторые подробности первоначального пребывания Владыки Михаила в Первопрестольной.

«Митрополита Михаила сопровождает то самый архимандрит Никифор (Дучич), голова коего оценена в Константинополе… Архимандрит неустрашимый воин, показавший себя не раз в боях с чалмою… Высокого роста, воинственной наружности и сильный «мышцею в брани», архимандрит Дучич при первой нужде будет, по его словам,

снова первый на коне со своею паствою против чалмы… В четверг (9 (21) октября) митрополит Михаил, в сопровождении Епископа Леонида, посетил московские кремлёвские соборы и Патриарший дом [Патриаршие палаты Кремля]. В пятницу (10 октября) посетил московских викариев, генерал-губернатора и некоторых должностных лиц столицы; в субботу Воспитательный дом и Николаевский институт, Университет и музей. В воскресенье митрополит выехал после обеда в Троице-Сергиеву Лавру, откуда возвратился во вторник [неточность – в понедельник вечером – А.П.]… От имени московских жителей поднесены были митрополиту Михаилу архиерейское облачение … и митра…

Князь В.А. Черкасский

Во главе лиц, представлявшихся по этому поводу Его Высокопреосвященству, находился городской голова князь В.А. Черкасский; в составе депутации были несколько москвичей купеческого сословия и кроме того И.И. Четвериков и секретарь Славянского комитета, профессор Н.А. Попов… 12 октября, день празднуемого Россиею события изгнания из Москвы французов… назначено было совместное служение в Успенском соборе Московского Митрополита Иннокентия [Попова-Вениаминова] и высокого гостя, Митрополита Сербского Михаила. Вся Москва узнала об этом накануне, и едва раздался благовест с колокольни Ивана Великого, как Кремль наполнился народом… По окончании обедни, Митрополит Сербский появился, вместе с Митрополитом Московским, в крестном ходу, учреждённом в память освобождения Москвы…» [17].

    «По возвращении 13-го числа вечером из Троицкой лавры в Москву, Митрополит Михаил прямо проехал к Высокопреосвященнейшему Митрополиту Иннокентию благодарить его, как архимандрита лавры. На другой день, 14-го, осматривал Университет, где принимал его г. Попечитель учебного округа, Храм Спасителя, который его удивил не столько размерами, сколько высоким  достоинством работы; затем, в сопутствии Епископа Дмитровского, посетил он небольшую, но превосходно устроенную Троицкую больницу для неизлечимых, чтобы видеть действия монашествующих, и выразил основательнице и попечительнице Александре Николаевне Стрекаловой (благодарность за) то сердечное утешение,   которое произвело на него это истинно христианское учреждение. По возвращении в Кремль он был в Вознесенском девичьем монастыре, поклонился святыне, обозрел собор с гробницами наших древних Великих Княгинь, слушал прекрасное пение монашествующих и входил в келлии почтенной игумении Паисии, которой принадлежит честь первоначальной заботы об употреблении монахинь к делу попечения о болящих. Вечером Высокопреосвященный Митрополит Михаил присутствовал в заседании Славянского Комитета, где на приветствие председателя Комитета ответил следующими словами: «Сердечно радуюсь, что нахожусь ныне в среде вашей, господа члены Славянского Комитета. Было время, когда мы, славяне, не знали и не смели знать друг друга. Но, слава Господу, время это прошло, и мы, славяне, ныне не только лучше узнали себя, но и смеем всем говорить без страха: «Мы – родные братья», нас уже не пугает своё родное имя славян; нет между нами преград; мы стали близки друг другу. Со времени Славянского съезда в России и Москве [1867 г.] идеи славянской взаимности стали быстро распространяться, а похвальная деятельность Благотворительного Славянского Комитета развивает и объединяет их, укрепляя духовные, братские отношения между всеми славянскими народами. Славяне – великий народ, одарённый от Бога всеми дарами природы. Славяне имеют жизнь общую со всеми европейскими народами, но у славян есть свои особые оттенки жизни; поэтому желательно, чтобы славяне не забывали своих народных начал жизни. Дай Бог, чтобы славяне на твёрдых началах устроили общий дом безопасности, свободы и славы, более и более укрепляясь в согласии, любви и братстве! Дай Бог, чтобы наука в мире славянском, одушевлённая православием, послужила счастию братских народов славянских  так же мудро и величественно, как и оружие братского нам народа, славяно-русского, движимое духом веры и верности, возвеличило славу и счастие России, к которой и взоры, и сердца славян обращаются с чаянием лучшей своей будущности»…

  Далее приводится цитата из «Московских ведомостей», представляющая содержание речи Митрополита в Московской Духовной Академии «у Троицы» : «Достопочтенный отец ректор сказал в своей беседе, что в давнее время некоторые сыны народа сербского оказали посильную услугу просвещению России [имеются в виду Пахомий Логофет (Сербин) и Св. Киприан, воспитывавшийся в сербо-болгарской культурной среде].

  А теперь стало угодно Господу Богу, чтобы сербы получали просвещение в России. С приятным чувством удовольствия и радости духовной нахожусь ныне, господа, между вами, как между своею родною братиею. Духовным Академиям русским мы одолжены своим новейшим духовным образованием. И где мы могли найти его, кроме православной России, которую Господь благословил Своим обильным благословением благополучия, благоустроения и просвещения?

  И Московская Духовная Академия дала моему Отечеству несколько воспитанников… Просвещённая деятельность сей Академии, под руководством святителей московских и под покровительством великого угодника Божия, преподобного Сергия,  стала известна и единоверным, и иноверным на честь и славу святой Православной Церкви» [18].

... Подведём предварительные итоги. Не будет преувеличением сказать, что и для киевлян и москвичей, с одной стороны, и для Митрополита Михаила – с другой, торжества сентября – октября 1869 года были потрясением. Когда в первой половине 1869 года Россия обновляла празднование Свв. Кириллу и Мефодию, либерально-революционная печать не без ехидства замечала, что обращение к далёкому прошлому не может якобы дать ответа на вопросы сегодняшнего дня – но вот наступила осень, и преемник учеников Солунских братьев прибыл в Первопрестольную, заставив западников пристыженно умолкнуть. Глубинный смысл паломничества Митрополита Михаила – в том, на наш взгляд, что это был своеобразный ответ Свв. Кирилла и Мефодия на горячие молитвы, прозвучавшие в дни Кирилловского юбилея. Также следует пересмотреть до сих пор существующее в историографии мнение о том, что Славянский съезд 1867 года будто бы не имел непосредственного продолжения и осязаемых плодов – визит сербского Владыки и был таким зрелым плодом усилий 1867 года, и, в свою очередь,  этот визит породил многочисленные добрые начинания 1870-1878 годов: достаточно сказать, что князь В.А. Черкасский, принимавший Митрополита в 1869 году, впоследствии страдальчески скончался на Балканах, отдав всего себя делу освобождения православных славян.

Продолжение следует...

Кандидат исторических наук Алексей Поповкин

 

Примечания:

1. Блазнавац, Миливое (1826-1873), сербский военный и политический деятель, генерал. С 1868 года – глава Регентского (Наместнического) совета при Князе Милане Обреновиче, действовавшего в 1868-1872 гг. В совет  входили также Йован Гаврилович (1796-1877) и Йован Ристич (1831-1899). Следует учитывать и то обстоятельство, что Сербия в 1869 году всё ещё формально находилась в составе Османской империи, с правами широкой автономии.

2. Милетич, Светозар (1826-1901). – сербский общественный и политический деятель, адвокат, издатель. Жил в Австро-Венгрии, получил известность как лидер лево-либерального крыла сербской общины г. Нови-Сад. Градоначальник Нови-Сада и лидер «Сербской народной свободомыслящей партии». Занимал непоследовательную позицию по отношению к России и её роли на Балканах:  сначала резко критиковал деятельность Славянских комитетов, а затем поместил в «Заставе» полную похвал статью об Одесском Славянском Обществе. Симпатизировал европейскому социалистическому и, в целом, революционному движению, проявил внимание к высказанной в 1869 году идее «Соединённых Штатов Европы».

3. Дописи//Застава. Нови-Сад., 1869. 19 нов. Газета Милетича ссылается на статью в Correspondance Slave, а также приводит интерпретацию заметки «Политики», автор которой указывает, что на позицию Митрополита Михаила повлияли традиционные сербские представления о «белом царе».

4. Преписка митрополита Михаила  и грофице А.Д. Блудове о догаhаjима у Србиjи 1868. године.//Мешовита граhа-Miscellanea. Бгд. 2013. С. 197. В статье упоминается о встречах в 1869 году Митрополита Михаила с Императором Александром II, кн. А.М. Горчаковым и П.Н. Стремоуховым. Возможно, определённое отношение к консультациям вокруг визита Митрополита имеет и пребывание в конце сентября в Вене Е.Ф. Тютчевой.

5. Филарет (Филаретов Михаил Прокопьевич, 1824-1882), уроженец Коротоякского уезда Воронежской губернии, Епископ Рижский и Митавский (1877-1882). В 1860-1877 гг. занимал должность ректора Киевской Духовной Академии. Об участии архимандрита Филарета в подготовке юбилея Академии писал И. Корольков: «О. Филарет ясно сознавал всё величие и важность этого исторического момента… О[тец] ректор всю свою заботливость обратил на то, чтобы академическом празднестве  приняло участие возможно большее число воспитанников Академии, рассеянных по всей России и находившихся на разных постах службы.  Поэтому он, при деятельном участии бывшего тогда секретаря, разослал пригласительные письма к именитым иерархам, служившим в Академии..., а также – к другим академиям, семинариям и разным почётным лицам...» (Корольков И. Преосвященный Филарет, Епископ Рижский, как ректор Киевской Духовной Академии. Речь, произнесённая в торжественном собрании Киевской Духовной Академии  28 сентября 1882 года. Киев. 1882. С. 80).

6. Арсений (Москвин Фёдор Павлович, 1795-1876), Митрополит Киевский и Галицкий в 1860-1876 годах.

7. 50-летний юбилей в Киевской Духовной Академии//Киевские Епархиальные Ведомости. 1869. №19. С. 643-644.

8. Киев, 28 сентября 1869 года (от нашего корреспондента)//Новое время. 1869. №192. 3 октября.

9. 50-летний юбилей в Киевской Духовной Академии... См. выше. С. 644.

10. Речь Высокопреосвященного Арсения, Митрополита Киевского, в день 50-летия Киевской Духовной Академии, сказанная в конгрегационной зале Академии//Ярославские Епархиальные Ведомости. 1869. №48. С. 395.

11. 50-летний юбилей в Киевской Духовной Академии... С. 649.

Академик М.П. Погодин

 

12. Приветствие академика М.П. Погодина Киевской Духовной Академии в день её юбилея, 28 сентября 1869 г.// Ярославские Епархиальные Ведомости. 1869. №49. С. 408.

13. Юбилей Киевской Духовной Академии// Киевские Епархиальные ведомости. 1869. №20. Ч. Неоф.С. 670.

14. Юбилей Киевской Духовной Академии... С. 673.

15. Обыск русского профессора. //Воронежские Епархиальные ведомости. Ч. неоф. №16. 15 августа 1870 г. С. 338.

16. Хроника. Внутренние известия.//Новое время. 1869. № 202, 17 октября.

17. Москвич. Приём в Москве Сербского Митрополита Михаила (Корреспонденция «Нового Времени»)//Новое время. 1869. №203. 18 октября.

18. Дополнительные сведения о пребывании Митрополита Сербского Михаила в Москве и Троицкой лавре//Московские Епархиальные ведомости. 1869. №43. 26 октября. С. 5-6.

 

 

 

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Поповкин:
Черногория: цугцванг «сигаретного короля»
К итогам парламентских выборов в Черногории
31.08.2020
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
Часть третья. Санкт-Петербург – Вильно-Острог
26.11.2019
«Патриарха Варфоломея нельзя назвать главой Православной Церкви»
Митрополит Амфилохий (Радович) подверг жесткой критике позицию Фанара по Украине
28.10.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
«С Римом всегда нужно держать ухо востро»
Новый комментарий от monarhist
2020-10-22 10:14
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Сергей Швецов
2020-10-22 09:34
Как «московский чеченец» разбудил Европу
Новый комментарий от monarhist
2020-10-22 08:37
По улице отца Димитрия Смирнова…
Новый комментарий от Сант
2020-10-22 08:27
Сбербанк забирает всё
Новый комментарий от monarhist
2020-10-22 07:54
Ещё немного - и некого будет убивать
Новый комментарий от monarhist
2020-10-22 07:36
Из плена иллюзий с верой в возрождение!
Новый комментарий от Николаич
2020-10-22 07:12