«Великий день Кирилловой кончины» (Ф.И.Тютчев)

3. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле». Иконописная традиция изображения Славянских Апостолов в XIX веке и её изменения

 

1. Кирилловский юбилей 1869 года в России: богослужения, проповедь, иконописные памятники 

2. Церковно-общественная публицистика Кирилловского юбилея 1869 г.

 

В Православной Церкви почитание святого обязательно предполагает сочетание зрительных (икона, фреска...), музыкальных (тропарь, кондак...) и литературных («четьих» - например, жития) образов или средств для внешнего проявления любви к Богу и Его угоднику. Это очевидное для любого знакомого с православной церковной жизнью человека утверждение приходит, однако, в противоречие с имеющейся историографической реальностью  - а именно,  в контексте изучения (преимущественно светскими специалистами) Кирилло-Мефодиевского наследия. Количество работ филологического и исторического характера о Славянских Апостолах неизмеримо превосходит по объёму те немногие труды, которые за последние 150 лет были предприняты для исследования иконографической традиции изображения солунских братьев [1]. Можно назвать несколько причин такого странного положения: интерес к Свв. Мефодию и Кириллу в России в середине XIX века был пробуждён филологами, а не искусствоведами, первые же находки икон и фресок солунских братьев сопровождались неоднозначной или неверной атрибуцией, наконец, в течение всего 50 лет (1863-1913) канон изображения Св. братьев претерпел принципиальные изменения. Нам же, в рамках заключительной статьи о Кирилловских торжествах 1869 года, будет необходимо зафиксировать положение иконописной части Кирилло-Мефодиевской традиции в 1869 году -  по отношению к предыдущему и последующему развитию их иконописного канона.

   Достоверно известно, что уже в год официального восстановления почитания солунских братьев в России иконы их, причём новые,  существовали.

   В 1863 году икона Свв. Мефодия и Кирилла была написана для Новгородской семинарии: «По окончании обедни и молебна в Антониевом монастыре, икона Свв. Кирилла и Мефодия, приготовленная воспитанниками, была перенесена торжественно из собора в зал библиотеки, где собрались уже наставники семинарии и многие посетители...» [2].

  К сожалению, автор заметки не оставил ни изображения, ни описания этой замечательной иконы. Однако, мы точно знаем, как выглядели изображения Свв. Кирилла и Мефодия в Исаакиевском соборе в 1869 году. При внимательном рассмотрении этой композиции не может не обратить на себя внимание деталь, которая резко контрастирует с современными изображениями Первоучителей: оба брата изображены в архиерейских облачениях. В справочнике об Исаакиевском соборе  говорится предельно ясно: «Живопись академика Ф. (П.) Брюллова: в верхнем ярусе... направо - Св. Кирилл и Мефодий, Епископы Моравские, Просветители Славян» [3]. Академик Фёдор Брюллов, брат известного портретиста и мастера исторической живописи Карла Брюллова, при написании иконы солунских братьев пользовался тем материалом, который был ему доступен - иконописными подлинниками, а они (по крайней мере, с XVII века) «все зауряд», по выражению комментатора статьи В.Н. Виноградского, определяют Св. Кирилла как епископа [4]. Для примера, приведём несколько цитат. "Февраля 14. ...И святаго отца нашего Кирилла Философа, учителя Словеньскаго... Кирилл Философ: сед велми, брада проста, аки Николина, риза кресчата, в правой руке Евангелие, а левая молебна, перъсты верх, испод санкирь"[5]; "Февраля 14 - го дня. ...И иже во святых отца нашего Кирилла философа, епископа в Катаоне граде, учителя Словеном и Болгаром, иже преложи русскую грамоту с греческия и крести Славяны и Болгары; подобием стар, сед вельми, брада аки Василия Кессарийского, на концы подвоилася, риза крестечная, исподняя санкирная, во омофоре, в руках Евангелие...» [6].

  Такой же особенностью (наличием архиерейского омофора на плечах Св. Кирилла) отличается и икона, украшающая издания Григория Ивановича Ширяева (1817-1875) 1860-х годов. О Григории Ивановиче стоит поговорить сейчас более подробно, поскольку, несмотря на приобретённую в девятилетнем возрасте слепоту, именно Ширяев внёс наиболее весомый вклад в распространение изображений Свв. Кирилла и Мефодия в народе.

     «Это был в высшей степени замечательный человек, - читаем в некрологе Ширяева, - который всю свою страдальческую жизнь посвятил служению русскому народу... Он был государственный крестьянин Пермской губернии, а впоследствии назывался Одесским гражданином. Ослеп он от оспы 9, а умер 53-х лет... Сочувствуя благим намерениям учреждённого при Императорском Вольном Экономическом Обществе [далее - ИВЭО] Комитета грамотности, он сначала был горячим деятелем по этому Комитету, а потом, в 1866 году, был избран действительным членом ИВЭО и, пока был здоров, всегда аккуратно посещал как общие собрания, так и заседания Первого отделения ИВЭО. Постоянно скромный и сдержанный, Григорий Иванович Ширяев, однако, всегда подавал свой решительный голос в пользу ... мер, если шла речь о народе, и его простая, тёплая, задушевная речь встречала полное сочувствие...». Г.И. Ширяев посетил Иерусалим, Синай, Афон [7]. «Начинателями этого дела [ празднования Свв. Кириллу и Мефодию в 1862-1863 гг. ] были члены Славянского комитета и из них, особенно, слепец Григорий Ширяев. Праздник празднуется 14 февраля и 11 мая» [8]. 14 февраля 1869 года Г.И. Ширяев находился на своём посту, у Кирилло-Мефодиевской хоругви в Исаакиевском соборе. Вообще, в тот год ему предстояло много трудиться.

   Михаил Петрович Погодин, в предварительном собрании Киевского отделения Славянского комитета 1 октября 1869 года, с надеждой говорил учредителям отделения: «Итак, помолясь Богу, перед святой иконой Кирилла и Мефодия, наших покровителей, которую пожертвовал уже ам почтенный ревнитель, слепец Г.И. Ширяев, вы вскоре можете начать действия» [9].

     И в последующие годы Ширяев не оставлял своих трудов по распространению икон Славянских Просветителей.

     14 февраля 1871 года в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга к Православию присоединились 5 униатов-галичан (Е.О. Павлевич, Т. Омелянский, К. Киселевский, И. Коблинский и И. Семенович). «Члены Славянского Комитета сгруппировались на клиросах и близ амвона, хоругвь Свв. Кирилла и Мефодия была на своём обычном месте и возле неё, по обыкновению, стоял известный ревнитель Православия, почётный член Славянского Комитета слепец Ширяев, одаривший новообращённых червоноруссов иконами Св. Кирилла и Мефодия»[10].

  Пример Ширяева вдохновил новых защитников Кирилло-Мефодиевской традиции. Обер-прокурор Св. Синода Д.А. Толстой «при ... отношении на имя Высокопреосвященнейшего... Антония, от 8 июня 1867 г., изволил препроводить 107 экземпляров хромолитографированных изображений Св. Первоучителей славянских - Кирилла и Мефодия, и столько же экземпляров жития их для раздачи этих изображений в награду отличнейшим, по успехам и поведению, ученикам здешней воскресной школы [при Кишинёвской Духовной семинарии] »[11].

    «В 1870-1871 гг. воспитанники [Московской духовной семинарии] предприняли добровольный сбор на устройство иконы Свв. Просветителей славянских Кирилла и Мефодия, а также участвовали в подписке, начатой наставниками, на сооружение православного храма в Праге» [12].

    Последняя заметка говорит нам о том, что существовала ко времени Кирилловских торжеств, и в первые годы после них, настоятельная потребность в распространении образов Свв. братьев. Однако, в синодальную эпоху почитание св. образов весьма строго регламентировалось. Достаточно вспомнить запрет, наложенный на заре синодального периода на изображения Св. Александра Невского в схиме : Петру Первому требовался другой акцент в изображении Св. Князя - на его воинских подвигах.

В 1863 году Г.И. Ширяев напечатал икону Свв. Кирилла и Мефодия, в епископских облачениях [13].

   Святейший Синод издал, что примечательно - именно в 1869 году,  особое постановление «О новой иконе Свв. Кирилла и Мефодия, изданной слепцом Г.И Ширяевым» [14].

 В справке, приложенной к синодальному постановлению об одобрении трудов Григория Ивановича (важно отметить, что в этом постановлении 14 февраля упоминается как праздничный день для свв. Солунских братьев), даётся описание иконы Свв. Первоучителей: «Самая же икона изображает св. Кирилла держащим в шуйце (левой руке - А.П.) хартию, с начертанными на ней буквами славянской азбуки, им изобретённой и известной у нас под названием Кириллицы, заглавие которой: «Начало премудрости страх Господень», указывает на высшую истинную премудрость, состоящую в уразумении закона Господня, а в деснице (правой руке) св. крест, который напоминает собою о высшей цели изобретения письмен - прославлении имени распятого Спасителя. Св. Мефодий держит на персях (на груди) раскрытое Евангелие от Иоанна: «Искони бе Слово»...

В описании, однако, не упоминается, в каких облачениях должны быть написании Свв. Первоучители. Мы располагаем, однако, детальным описанием иконы Свв. Кирилла и Мефодия, находившейся с 1877 года в домовом храме Тамбовской духовной семинарии и имевшей сходные с перечисленными выше, в синодальной справке, подробности изображения Св. Кирилла. Мы считаем уместным привести большую цитату, поскольку отношение к изображению Св. Кирилла в Епископских одеждах выражено в статье предельно ясно и аргументированно. «Храмовая икона святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, просветителей славян, написана художником М.П. Силаевым, оба святые написаны в обычный рост... Св. Кирилл средних лет (30-40 лет); в его чёрных, огненных глазах светится глубокий, проницательный ум, на его смугловатом лице видны энергичный характер, твёрдая. непреклонная воля; вся фигура святого показывает, что он готов положить свою душу за своё святое дело - просвещение славян, мускулистые руки - свидетели его постоянных, тяжёлых трудов в книжном научении своих единоверцев и соплеменников [очевидно, автор очерка придерживается версии о славянском происхождении Свв. братьев - А.П.]; в правой руке Св. Кирилла на высоком древке осьмиконечный крест, осеняющий своими концами головы славянских просветителей; на кресте славянскими буквами вязью написано «Освятися земля русская святым крещением»; в левой руке его свиток, на котором начертана славянская азбука... а на верху букв написано: «Начало премудрости страх Господень». Славянские апостолы представлены в святительских облачениях (выделено мной - А.П.), именно в подризниках ( у св. Мефодия - тёмно-фиолетового цвета, а на Кирилле - тёмно-зелёного), круглых фелонях... фелони по краям обшиты широкими лентами; на руках у обоих святителей - поручи; на священных одеждах, как то на поручах, омофорах и фелонях - кресты четырёхугольные. славянские первоучители представлены стоящими на скале, из которой вытекает источник воды, внизу скалы под их ногами разветвляющийся на обе стороны и образующий большое вместилище вод, - символ просвещения светом христианского учения ... славянских племён, от одного корня происшедших»... Описание иконы Свв. Кирилла и Мефодия снабжено обширным примечанием, в котором обосновывается изображение Св. Кирилла в епископском облачении. приведём её с минимальными сокращениями: «На храмовой иконе св. Кирилл представлен не простым иноком, а в святительском одеянии. Основания сему:

а). В различных жизнеописаниях равноапостольных просветителей говорится, что Св. Кирилл был пресвитером; так, например, в Четьи(х) Минеях Св. Димитрия [Ростовского] сказано: «Убедиша же того (т.е.) Кирилла прияти сан священнический» (11 мая, 76 лист);

б). В службе, составленной на основании древнейших служб этим святым Высокопреосвященным Антонием [Амфитеатровым, 1815+1879], Архиепископом Казанским, оба св. брата называются иерархами... первосвятителями: «Кирилле Богомудре и Мефодие Боголюбиве, церкви словенския апостоли и первосвятители». Таким образом, если Церковь прославляет Св. Кирилла, как святителя, то кто и какое право [имеет] лишать его святительских одежд...

в). В древнейших актах, почти современных первоучителям, говорится о Св. Кирилле, как лице, имевшем священный сан; так, в XI веке Пражский епископ списал и скрепил герцогскою печатию древнейшее известие об освящении братом Кириллом  (под которым разумеется просветитель славян) церкви Св. Петра в г. Олмуце (Оломоуц). В Оломуцкой рукописи, на поле, почерком XII в. написано: «Эти святые мужи Кирилл и Мефодий освятили также капеллу в честь Св. Климента в пределах Моравии». Община г. Лютомышля [Litomyšl] постановила сбор в пользу церкви св. Климента, причём в акте сказано, что эта церковь есть самая древняя из всех церквей Богемии и освящена святыми Кириллом и Мефодием. акт помечен 30 июня 1416 года...». Нужно прибавить к этому замечание, что именно ректор семинарии, архимандрит, впоследствии Архиепископ Казанский и Свияжский Димитрий (Самбикин) настоятельно потребовал, чтобы Св. Кирилл был изображён именно в епископском облачении [15]. Митрополит Леонтий (Лебединский), земляк Архиепископа Димитрия, был с ним в единомыслии относительно епископского достоинства Св. Кирилла. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле, небесные покровители св. храма сего и училища! Молим вас, споспешествуйте преуспеянию сих питомцев в разуме и благочестии, да возрастут со временем в мужей совершенных в вере и любви христианской, и явятся достойными Божественного призвания по делам своим» [16].

   Однако, вернёмся в 1869 год. Осенью этого года в Ярославской епархии вышла переводная статья «Новооткрытые фрески из жизни святых равноапостольных  Кирилла и Мефодия». Начинается она с отсылки к упомянутой выше статье В.Н. Виноградского: «В изданном московским музеем сборнике древне-русского искусства на 1866 год находятся статьи г. Виноградского и профессора Р. фон Эйтелбергера о фресках подземной базилики Св. Климента в Риме...». Автор статьи заинтересовался этими фресками и в 1867 году посетил базилику Св. Климента, принадлежавшую со времени Урбана Восьмого доминиканскому ордену ирландцев. В 1859 году «в этой церкви должно было произвести некоторые починки, и ... в прежнем притворе нечаянно наткнулись на древнейшие каменные стены, это заставило кавалера де-Росси вспомнить о древней церкви Св. Климента, а бывшему в то время в Риме архиепископу Ольмюцкому напомнило о забытой гробнице великого просветителя Моравии... Откопана была старая базилика Св. Климента, на развалинах которой и покоится нынешняя церковь того же имени. Работы продолжались с 1859 до 1865 года и дали прекраснейшие результаты... На апсиде, то есть на самой древней части стен, в 1864 году открыто было изображение, принадлежащее к замечательнейшим, как по самому предмету, так  и по искусной работе... Оно представляет образ по обету. Два человека, судя по стрижке волос на голове, принадлежащие монашескому чину, коленопреклоненные приводятся Архангелами Гавриилом и Михаилом, под покровительством Св. Андрея (Апостола) и Климента, к Спасителю, благословляющему их по-гречески... Пред нами здесь находится изображение Константина и брата его Мефодия, ... этот образ, который они, по обету, в знак благодарности и благоговения, соорудили ещё при жизни своей. Мефодий, как старший, держит в руке своей книгу, Константин же философ - сосуд, который, по сравнению с древними миниатюрами, представляет чернильницу. Ему, как философу, изобретателю письмен, более всего подобает этот символ его звания...

    Равноапостольные Кирилл и Мефодий ... в первый раз прибыли в Рим в 867 году, в епископы они там же были посвящены 6 января 869 года (примечание русского переводчика: Это известно только о Св. Мефодие; что касается до Св. Кирилла, то он мог быть посвящённым гораздо прежде,  в Константинополе)... На второй фреске изображено, как Св. Кирилл, коленопреклоненный, получает поручение от императора Михаила III, по просьбе моравского князя Растика (Св. Ростислава - А.П.), проповедывать Св. Евангелие в Моравии...» [17].

  Впрочем, в 1868 г. русские иконописцы, благодаря усилиям о. Леонида (Кавелина) и О.М. Бодянского получили восточно-православный ростовой образ Св. Кирилла - Осипом Максимовичем было опубликовано сообщение о клеймах на иконе Св. Николая Чудотворца с изображениями Свв. Кирилла и Мефодия, среди других Епископов, письма XVI века [18].

    Ещё некоторое время Св. Кирилла называли «святителем» в публицистике, этот эпитет сохранился за ним и в современных служебных Минеях, но...

   Начиная с 1885 года, с Мефодиевского юбилея, имя и служение Св. Мефодия начинает выдвигаться на первый план. Огромное количество икон, где Св. Кирилл изображается в одеянии схимника, без омофора, распространилось тогда по России. Можно предположить, что такое изменение было результатом влияния уже прочно установившейся за полвека иконографии Св. Митрофана Воронежского, в схиме Макария (которого, как известно, полагается изображать без положенного по чину омофора, по особому откровению) и переосмыслением самого чина схимника, в связи с развитием православного старчества - схима, монашество вообще, стала восприниматься как венец земной жизни (это воззрение несколько созвучно средневековому представлению аристократов Руси и славянских стран о необходимости принимать монашество перед кончиной). Остальные соображения (вроде довода о том, что почитание Св. Кирилла как Епископа было особенной, отличительной чертой католиков и болгар, отделившихся после 1872 года от Константинопольской Церкви, а с 1886 года политически порвавших и с Россией) - думаем, останутся второстепенными.

  Св. Кирилл принял священство в Константинополе, во всяком случае, в Восточной Империи, но без предварительного венчания с супругой, следовательно - по правилу целибата (существующего, вопреки расхожему мнению, и в Православной Церкви, только у нас ему придаётся другое, гораздо более скромное, место -  и несколько другой смысл по сравнению с католической практикой). В Риме Св. Кирилл принял монашество, так что, по современному, привычному нам счислению священнических и монашеских степеней, Св. Кирилла следует считать, по меньшей мере, схимонахом, а, вероятно, более правильно - иеросхимонахом. Поэтому, погрешали и погрешают против истины те, кто изображает Св. Кирилла в простом монашеском облачении, без схимы. К счастью, такие неисправные иконы редки, и они подвергались критике ещё до 1917 г.

  Что же касается наименования Св. Кирилла «епископом Катанским/Катаонским» (вопрос о происхождении этого титула обычно обходится стороной), то здесь может скрываться намёк на серьёзные подробности жития Св. Кирилла, а вовсе не простая погрешность во время бытования рукописи в славяно-греческой среде (механическая вставка кальки с греческих слов «ката» и онтос»). Если Св. Кирилл был посвящён во епископы в Риме, то ему, конечно,  не могли присвоить тот же титул, что и Св. Мефодию, ибо это противоречило бы канонам. А вот формальный титул для епископа-помощника - вполне обычная практика. Так что Св. Кирилл, предназначенный для служения в Моравии, вполне мог получить (предварительно) титул епископа сицилийской Катании. Имеет право на существование и третья версия - иерей Кирилл получил предварительное одобрение Папы на посвящение в сан Епископа Катанского, но вскоре после этого заболел, принял схиму и скончался. Однако, в некоторых документах, сохранявшихся в ватиканских архивах, он именовался Епископом (нареченным) Катанским.  Оттуда титул попал в один из списков жития, а затем - в иконографический канон.

  Во всяком случае, для современников и учеников (например, Св. Климента Охридского) Константин-Кирилл навсегда остался «пастырем словесного стада», именно как пастыря воспринимали его участники торжеств 1869 года.

  Кирилловский юбилей, прошедший 150 лет тому назад, пробудил память о Свв. Первоучителях в русском народе, плодом его стало воодушевление, сочувствие славянам во имя Христово в 1875-1877 годах. Отголоски этого сочувствия мы слышали 20 лет назад, когда народ вышел на улицы, чтобы сказать своё слово в поддержку распинаемых сербских братьев. Будем же трудиться над пробуждением исторической памяти, крепчайшим основанием которой является молитва к Богу и Его угодникам. Вся Россия в 1877 году говорила устами Архиепископа Димитрия (Муретова): «Будем молиться, чтобы Господь Иисус Христос, единый истинный пастырь Церкви своей, собрал и совокупил воедино расточённых ныне духовных чад Свв. Первоучителей и Просветителей наших. Будем молиться, теперь особенно, чтобы Господь послал крепость и одоление Христолюбивому воинству нашему и увенчал его победами... чтобы ниспослал Боговенчанному Царю нашему Свою помощь и силу..., чтоб и в этой части славянского мира, где первоначально трудились Св. Братья - Мефодий и Кирилл, насажденная ими православная вера процвела паки в древней лепоте своей...»[19].

 

Послесловие.

Рассмотрев различные стороны, или грани, Кирилловского юбилея, мы можем сделать вывод о том, что он явился рубежом между временем, когда возрождение памяти о славянском единстве во Христе было делом лишь частных лиц и кружков, правда, достаточно влиятельных и близких к Императорской власти и Св. Синоду, - и последующим временем, когда почитание Свв. Кирилла и Мефодия приобрело уже всенародный характер (кульминацией этой эпохи следует считать Мефодиевский юбилей 1885 г.).  С тех пор образ Свв. Братьев, как неотъемлемая часть общеславянской и русской идентичности, претерпел значительные изменения - в 1917-1939 гг. славяноведение вообще переживало тяжёлые времена, плодотворные исследования Кирилло-Мефодиевского наследия осуществлялись лишь в русской эмиграции; после короткого периода возрождения, хотя и в сильно усечённом виде, некоторых традиций дореволюционного славяноведения в СССР (в 1941-1948 гг.) наступило время материалистической деконструкции образа солунских братьев - деконструкции, уже произведённой на Балканах в либеральной и социалистической историографии. Революционно настроенные болгарские и македонские авторы стилизовали Кирилла и Мефодия под «борцов за национальное освобождение», они ставились в один ряд с Христо Ботевым, Димитром Благоевым, Гоце Делчевым. Соответственно, в советской историографии на первый план выдвигались вопросы соотношения кириллицы и глаголицы, предметом дебатов становилось значение в жизни славян Константина Преславского и Климента Охридского, вклад дореволюционных славистов в «Кирилло-Мефодиевский вопрос» тенденциозно занижался. Говорить о духовном, литургическом  значении подвига солунских братьев на официальном уровне просто не было возможности. В результате, в массовом сознании Кирилл и Мефодий стали восприниматься лишь как создатели славянской азбуки, в то время как более высокие цели их самоотверженных трудов были преданы забвению. На долгие годы «Кирилло-Мефодиевский вопрос» стал достоянием узкого круга историков и филологов-славистов (хотя кириллицу и первые переводные тексты следует рассматривать и как феномен развития среднегреческого языка - так что для полноценного разговора о Кирилле и Мефодии даже в узко-филологическом смысле следует привлекать филологов - классиков). Советское правительство считало, что узы «пролетарского интернационализма» важнее, чем чувство славянского родства, и они крепче, чем последнее, связывают славянские народы в рамках СЭВ и Варшавского договора. История показала иллюзорность этих взглядов. Именно Югославия, бывшая в 1947-1989 гг. «наименее социалистической» страной, в критический момент распада восточноевропейских интеграционных структур дала таких убеждённых сторонников единства с Россией, как Радован Караджич, Воислав Шешель, Драгош Калаич. В то же время абсолютно лояльная СССР Болгария, быстро претерпев овидиевы метаморфозы, превратилась в столь же образцово лояльного члена НАТО и ЕС. Цивилизационные нити родства крепче классовых - по крайней мере, в нормальном состоянии общества. Расширение границы западной («постхристианской») цивилизации до окраин Донецка (с оставлением в «тылу» таких непокорённых анклавов, как ПМР, Республика Сербская или регион Косовской Митровицы) стало следствием катастрофического ослабления способности к общему христианско-славянскому (Кирилло-Мефодиевскому) сопротивлению - той способности, которая вдохновляла не только Св. Ростислава Моравского, но и Феодора (Франца) Штифтара, Карела Сладковского, Николу Пашича, о. Игнатия Гудиму и Св. Максима Сандовича, Св. Досифея Загребского (освящавшего православный Кирилло-Мефодиевский собор в Праге и заботившегося о храме-памятнике в честь Св. Иова и убиенной русской Царской Семьи в Брюсселе), Св. Горазда Нового Пражского, Архиепископа Виталия (Максименко)...

  ... Это ослабление воли к сопротивлению, конечно, не абсолютное, и, надеемся, не фатальное, тем более что с 1986-1988 годов Кирилло-Мефодиевское движение ширится в России и славянских странах. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6;33) - таков был завет пастырей и архипастырей, возглавивших Кирилловский юбилей 1869 года. Иерархия ценностей - необходимое условие для укрепления нашей воли к сопротивлению «новому мировому порядку», который был дряхло-старым ещё со времён епископа-клеветника Вихинга и остался таковым во время войн Запада против будущего славянского и православного мира - будь то в Сербии или Сирии, в Новороссии или на Кавказе. Иерархия ценностей до сих пор находит себе прочную защиту в той крепости, которая НАТО не по зубам - в церковно-славянском языке. Если будем верны церковно-славянскому языку - этому современному, живому, вечно юному воплощению Кирилловского труда, то никто не сможет нас одолеть.

   Алексей Поповкин, для Русской Народной Линии

Неделя Крестопоклонная,  2019 г. от Рождества Христова.

 

Примечания:

1. В современном сборнике ««В начале было слово» [Каталог выставки]: Посвящается 1150-летию моравской миссии святых Кирилла и Мефодия. - М.-СПб., 2013». содержится несколько статей об иконографии Свв. Первоучителей Славянских: С. П. Брюн. Просветители славян у престола Святого Петра. - С.29-37 (дискуссионная статья) ;Т.П. Геров. Изображения святых учителей славян

Кирилла и Мефодия - С. 39 - 53; Д.Д.Чешмеджиев. Изображения святых Кирилла и Мефодия в искусстве эпохи Болгарского возрождения. - С.55 - 63; И. А. Шалина. Традиции почитания на Руси Кирилла и Мефодия и особенности их иконографии. - С. 65 - 87; А.П. Иванникова. Особенности иконографии Нового времени. Почитание святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия в России в XVIII - начале XX века. - С. 89 - 111.

2. Празднование дня Святых Кирилла и Мефодия в Новгородской Духовной семинарии//Калужские Епархиальные ведомости. 1863. №10. 31 мая.  С. 180.

3. Серафимов В., свящ.; Фомин М. Описание Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге... СПб.1865.С.78.

4. Примечание редакции к ст.: Виноградский В. Н. Фрески подземной базилики св. Климента в Риме//Сборник на 1866 год, изд. Обществом древнерусского искусства, при Московском Публичном музее. М. 1866. С. 171.

5. Иконописный подлинник Новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века. С вариантами из списков Забелина и Филимонова. Подлинный текст Софийского списка XVI века. М. 1873. С. 72-73.

6. Сводный иконописный подлинник XVIII века. По списку г. Филиппова. М. Тип. университетская. 1874. С. 271.

7. Хозяйственные и промышленные известия. Некролог.:.. Григорий Иванович Ширяев [+4 мая 1875 г. ]// Труды Имп. Вольного Экономического Общества за 1875 г., т. 2, № 1. С. 114-115.

8. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской Епархии. Издание Санкт-Петербургского епархиального историко-статистического комитета. Вып. 9. СПб. 1884. С. 50.

9. Погодин М.П. Речь в предварительном собрании Киевского отделения Славянского комитета 1 октября 1869 г. /Соч. Т. 3. Речи, произнесенные М.П. Погодиным в торжественном и прочих собраниях, 1830-1872. М. 1872.  С. 594.

10. Присоединение галичан к Православию//Кишиневские Епархиальные ведомости. Отд. второй. 1871. №4 (15 февраля). С. 125.

11. Заметки. Благопопечительная заботливость нашего правительства о Воскресных при Духовных семинариях школах// Кишиневские Епархиальные ведомости. Отд. второй. 1870. №5. 1 марта. С. 386.

12. Керский С. Отчёт о ревизии духовно-учебных заведений Московской Епархии (в 1873 г.). СПб. 1877. С. 104.

13. Бодянский О.М. Изображения Славянских Первоучителей и Просветителей, Св. Кирилла и Мефодия, на полях образа Святителя Николая Скоропомощника, находящегося в Афонском Дохиарском монастыре. С литографированным изображением//Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1868. Январь-Март.Ки 1. С. 260.

14. О новой иконе Свв. Кирилла и Мефодия, изданной слепцом Г.И Ширяевым // Минские Епархиальные ведомости. 1869. №. 21.  С. 285-286. Осторожность в описании св. образа объясняется настойчивым отрицанием со стороны Еп. Порфирия (Успенского) наличия епископского сана у Св. Кирилла. Впрочем, владыка Порфирий в 1860-1870-е гг. по этому вопросу, как видно из приведённых мнений Архиереев, среди своих собратьев - епископов был в меньшинстве.

15. Семинарская церковь и её освящение//Тамбовские Епархиальные ведомости. Ч. Неоф. 1877. №13. С. 404, 418 и дал.

16. Леонтий (Лебединский), [митр.]. Слово в день Свв.  Мефодия и Кирилла, сказанное в домовой церкви Каменец-Подольского Духовного училища/Слова, поучения и речи Леонтия, архиепископа Холмского и Варшавского. Т. 1. СПб. 1876. С. 80.

17. Новооткрытые фрески из жизни святых равноапостольных  Кирилла и Мефодия //Ярославские Епархиальные ведомости.1869. №36. 10 сентября. С. 286-292.

18. Бодянский О.М. Ук. соч.; Шалина Н.А. Традиции почитания на Руси Кирилла и Мефодия и особенности их иконографии. // «В начале было Слово...» (каталог выставки) М. 2013. С. 80.

19. Димитрий (Муретов), Архиеп. Слово в день Свв. Равноапостольных Мефодия и Кирилла, просветителей славянских.//Волынские Епархиальные ведомости. 1887. №11. Ч. неоф. С. 490.

 

 Икона свв. Кирилла и Мефодия, мастер Недко Зограф

 

 Икона, Бухарест 19 век

 

Свв.Кирилл и Мефодий - из издания Г.И. Ширяева

 

Свв.Кирилл и Мефодий, Исаакиевский собор. худ. Дорнер

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Поповкин:
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
Часть третья. Санкт-Петербург – Вильно-Острог
26.11.2019
«Патриарха Варфоломея нельзя назвать главой Православной Церкви»
Митрополит Амфилохий (Радович) подверг жесткой критике позицию Фанара по Украине
28.10.2019
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
К 150-летию русско-сербских торжеств в Одессе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Вильне и Остроге на Волыни
08.10.2019
«Великий день Кирилловой кончины» (Ф.И.Тютчев)
3. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле». Иконописная традиция изображения Славянских Апостолов в XIX веке и её изменения
05.04.2019
Все статьи автора
Последние комментарии