Свобода совести и сектантство в Российской Федерации

Инновационные механизмы противодействия на законодательном уровне. Часть 2

Николай Каклюгин  Светлана Сабаева 
Наркомания, алкоголизм и табакокурение  Украинский кризис 
0
29.06.2016 430

Часть 1

В зарубежных странах имеется другая практика. Так, в Австрии действует Федеральная служба по вопросам сект, в Албании - Государственный комитет по делам религии, во Франции - Межминистерская комиссия по бдительности и по борьбе с сектантскими уклонениями (кстати говоря, следует обратить внимание на позицию этой комиссия, которая считает, что «сектантские уклонения» могут иметь место и в деятельности представителей вполне традиционных конфессий. См. Шахов М.О. «Французские чиновники - это жесткие сторонники светского государства»// Религия и право, N 4 (51), 2009. - С. 19-23.), в Латвии - Консультативный совет по исследованию новых религиозных движений при Управлении по делам религии, в Бельгии - информационный и консультативный центр о деятельности сектантских деструктивных организаций, чтобы можно было оценить мнение об их опасности, и т.п. В России также целесообразно было бы рассмотреть вопрос о создании специализированного федерального государственного органа по контролю за деятельностью религиозных объединений, специализирующегося исключительно на вопросах духовной безопасности, выявлении новых религиозных движений деструктивного характера, обобщение анализа судебной практики по приостановлению их деятельности или ликвидации на территории отдельных субъектов Российской Федерации, изучение методов депрограммирования, психологической и социальной реабилитации лиц, подвергшихся психическому насилию, формирование единой базы данных в отношении их учредителей, руководителей и в целом - ответственным за проведение единой государственной политики в сфере обеспечения гарантий свободы вероисповедания на территории Российской Федерации. В настоящее время только в отдельных субъектах Российской Федерации имеется практика создания экспертно-религиоведческих Советов в качестве экспертно-консультативных органов при Администрации или высших должностных лиц субъектов Российской Федерации по вопросам свободы совести и вероисповедания (которые состоят из представителей органов государственной власти, специалистов в области религиоведения, отношений государства и религиозных объединений, к их работе привлекаются также участники религиозных объединений), в отдельных региональных законах специально закреплены полномочия регистрирующего органа.

Например, основными функциями Экспертно-религиоведческого Совета Курской области являются: 1) консультирование и информирование Губернатора Курской области, органов исполнительной и законодательной государственной власти области по вопросам, связанным с деятельностью религиозных организаций, 2) изучение деятельности религиозных организаций на территории области, 3) участие в обсуждении проектов нормативных актов Курской области, затрагивающих отношения между государством и религиозными объединениями, разработка предложений и рекомендаций по ним, 4) изучение межконфессиональных отношений на территории области, 5) создание банка данных о религиозных организациях, представительствах, миссионерах, действующих на территории области.

В Ставропольском крае закреплены полномочия по рассмотрению поступивших от миссионеров документов; создание информационного банка данных, содержащего сведения о миссионерах, прибывших на территорию Ставропольского края и осуществляющих миссионерскую деятельность, обеспечение его функционирования, а также полноты, достоверности и сохранности содержащейся в нем информации; разработка предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации и законодательства Ставропольского края, регулирующего порядок осуществления миссионерской деятельности; осуществление во взаимодействии с заинтересованными территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, органами исполнительной власти, органами местного самоуправления муниципальных образований мероприятий по мониторингу миссионерской деятельности на территории субъекта Российской Федерации.

Особый контроль необходим за деятельностью религиозных групп на предмет наличия в их деятельности признаков экстремизма и деструктивного характера, нарушающих права и свободы личности. В пункте 3 ст. 7 Федерального закона, закрепляющем, что «религиозные группы имеют право совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей», речь идет о праве участников религиозной группы, поскольку сама религиозная группа, не будучи субъектом права, не может обладать правами и обязанностями.

Получение статуса юридического лица местной религиозной организации, не входящей в централизованные религиозные организации. Федеральным законом от 13.07.2015 г. N 261-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предоставлены новые возможности при создании и организации деятельности религиозных объединений в связи с реализацией гражданами свободы вероисповедания. В настоящее время статус юридического лица для 10 граждан предоставляется сразу, причем наделяет вновь образованную религиозную организацию значительным комплексом правомочий и доступом к специальным льготам и правам. В отличие от религиозных организаций в европейских странах, этот статус дает право занятия предпринимательской деятельностью, благотворительностью, льготы по налогам на прибыль, на имущество, налогу на добавочную стоимость (НДС), земельный налог и другие особенности (в отдельных случаях предусматривает возможность пользоваться финансовой, материальной и иной помощью, исключительным правом получать в собственность или безвозмездное пользование имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности). Это делает необходимым поставить вопрос об осуществлении государственного контроля («признание» государством объединения в качестве религиозного) еще на этапе государственной регистрации.

Не всякое объединение, провозглашающее себя религиозным, может быть признано таковым. Помимо самоидентификации, должны быть объективированы свойства, отличающие их от иных объединений мировоззренческого характера: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

В связи с этим целесообразно рассмотреть вопрос совершенствования Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в части уточнения предусмотренного им порядка получения статуса местной религиозной организации. В этих целях закрепить:

1) Предоставление статуса юридического лица не автоматически, а после «разумно короткого срока ожидания», на что указывал Европейский Суд по правам человека 10.03.2010 г. по делу «Кимля и другие против России»;

2) Увеличение требований к численности граждан, необходимой для наделения религиозной группы статусом юридического лица (с 10 человек - до 50, например);

3) Обязательность проведения и правовые последствия отрицательного экспертного заключения государственной религиоведческой экспертизы для религиозных групп, не имеющих представления централизованных религиозных организаций (вместо рекомендательного характера заключения и ее проведения по усмотрению учреждений Минюста). В настоящее время порядок проведения экспертизы, открытый перечень поводов ее назначения (но не оснований) закреплены не просто подзаконным, но ведомственным нормативным актом, причем изданным тем же федеральным органом исполнительной власти, который уполномочен принимать и решение о государственной регистрации (Министерством юстиции Российской Федерации): порядок проведения государственной религиоведческой экспертизы, положение об экспертном совете по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации утверждены Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 18.02.2009 г. N53 «О государственной религиоведческой экспертизе», который и зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 25.02.2009 г. N1;

4) Закрепление основных положений проведения государственной религиоведческой экспертизы Экспертным советом в федеральном законодательстве и постановлении Правительства Российской Федерации. необходимым закрепить в федеральном законодательстве принципы и основные положения проведения государственной религиоведческой экспертизы Экспертным советом, ее понятие и цели, правовой статус и ответственность экспертов. Кроме того, целесообразно предусмотреть, что заключение по малоизученным новым религиозным движениям является юридически значимым моментом вновь создаваемой местной религиозной организации, а не носить рекомендательный характер (п.15 Порядка). Следовательно, отрицательное экспертное заключение будет являться основанием для отказа в государственной регистрации религиозной организации (с внесением соответствующих уточнений со ссылкой на заключение Экспертного совета при проведении государственной религиоведческой экспертизы в ст. 12 Федерального закона N 125-ФЗ).

В соответствии с п. 7 Порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы, необходимость ее проведения зависит от волеизъявления уполномоченного регистрирующего органа. Возможно рассмотреть вопрос о внесении изменений в ст. 11 Федерального закона от 26.09.1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в части установления обязательности проведения религиоведческой экспертизы для религиозных групп, не имеющих представления централизованных религиозных организаций. При этом определение необходимости ее проведения оставить на усмотрение Минюста России только в установленном законом случаях. Например, пункт 8 статьи 11 предлагается изложить в следующей редакции: «Заявление о государственной регистрации религиозной организации, создаваемой централизованной религиозной организацией или на основании подтверждения, выданного централизованной религиозной организацией, рассматривается в месячный срок со дня представления всех предусмотренных настоящей статьей документов. В иных случаях орган, принимающий решение о государственной регистрации религиозной организации, продлевает срок рассмотрения документов до шести месяцев для проведения государственной религиоведческой экспертизы. Орган, принимающий решение о государственной регистрации религиозной организации также вправе продлить срок рассмотрения документов для проведения государственной религиоведческой экспертизы при регистрации централизованной религиозной организации или религиозной организации, созданной централизованной религиозной организацией. Порядок и требования проведения государственной религиоведческой экспертизы, положение об Экспертном совете устанавливается Правительством Российской Федерации».

На основании данной нормы в Постановлении Правительства Российской Федерации возможно закрепить следующее:

1) Стандарты и методику проведения государственной религиоведческой экспертизы Экспертным советом при Правительстве Российской Федерации;

2) Круг и состав органов государственной власти, участвующих в ее проведении, например, обязательные заключения Министерства культуры Российской Федерации, Министерства образования Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, а также правоохранительных органов в отношении руководителей и лиц, создающих религиозную организацию (учредителей) с целью соблюдения требований Федерального закона 25 июля 2002 года N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (МВД России, ФСБ России, прокуратуры);

3) Квалификационные требования, при соблюдении которых эксперты и специалисты в области религиоведения и государственно-конфессиональных отношений могут входить в состав Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы (ученая степень, опыт работы);

4) Процедуру проведения экспертизы: правомочность заседания Экспертного совета, порядок принятия решений, обязательность участия всех заинтересованных органов, в том числе представителей Управлений Минюста России в субъектах Российской Федерации, минимально установленного числа экспертов, приглашенных на заседания полномочных представителей религиозных организаций и иных заинтересованных лиц.

Таким образом, совершенствование правового регулирования в отношении государственной регистрации религиозных объединений необходимо осуществлять в соответствии с выработанной государством целостной концептуальной моделью политики в сфере обеспечения гарантий свободы совести и свободы вероисповедания.

Исходя из всего вышеизложенного, назрело принятие Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в новой редакции, что позволило бы провести перерегистрацию религиозных организаций с учетом новых требований, обусловленных новыми вызовами современности, в частности, ежегодным увеличением числа новых религиозных движений в России и наращиванием административного потенциала лоббистов их интересов в федеральных, региональных и муниципальных органах законодательной и исполнительной государственной власти.

Еще одна проблема в правоприменительной практике заключается в том, что под нерелигиозными НКО (в том числе социально ориентированными) скрываются общественные объединения около(псевдо)религиозного характера: имеющие статус юридического лица, но зарегистрированные как некоммерческие или коммерческие. При этом ввиду «конфессиональной анонимности» трудно установить, на каких ценностях основана их «духовность», а также осуществлять за ними государственный контроль и надзор. Например, установлениям законодателя соответствует масонство, но с их стороны отсутствует желание быть признанными в качестве религиозных объединений. См. Шахов М.О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. М., 2013, с.182.

Требует отдельного правового регулирования деятельность разного рода гадалок, колдунов, астрологов, экстрасенсов-»профессионалов», «ворожей», «вызывателей духов» и реализаторов других форм мистицизма, оккультизма и магизма. Поскольку термин «религиозная деятельность» в законодательстве не определен, то ею вправе заниматься не только религиозные организации или группы.

Важно выработать методику выявления социально опасных деструктивных религиозных объединений «новой волны», маскирующих свою деятельность под прикрытием аффилированных с ними общественных организаций, волонтерских движений, благотворительных фондов, а также религиозных групп, аналогичным образом расширяющих сферу влияния через аффилированные с ними социально-ориентированные проекты в самых различных сферах общественной жизни. Всё чаще они используются как вербовочные пункты нетрадиционных религиозных движений, действуют как абсолютно нормальное, привычное гражданам и соответствующим надзорным государственным службам явление общественной жизни, зачастую признаваемое и поддерживаемое органами государственной власти или местного самоуправления, получая грантовую поддержку в качестве социально-ориентированных НКО. Так, в 2013 году из бюджета на НКО выделяли 2,32 млрд. рублей, в 2014 году - 2,68 млрд. рублей, в 2015 - 4,2 млрд. рублей. Конкурс президентских грантов для некоммерческих организаций проводили восемь операторов: общероссийской общественное движение «Гражданское достоинство», общероссийский общественный фонд «Национальный благотворительный фонд», общероссийская общественная организация «Общество «Знание» России», общероссийская общественная организация «Российский союз молодежи», общероссийская общественная организация «Лига здоровья нации», некоммерческий фонд «Институт социально-экономических и политических исследований», общероссийская общественная организация «Союз пенсионеров России», общественная организация «Союз женщин России».

Особое внимание необходимо уделять объединениям граждан в следующих сферах:

1) Пропаганда здорового образа жизни, профилактика различных форм зависимого поведения и реабилитация лиц с химической зависимостью, иная психотерапевтическая, медицинская, оздоровительная нелицензируемая деятельность, в том числе курсы йоги, тренинги личностного роста, психологические консультации, беседы в салонах красоты;

2) Педагогические, молодежные, детские, воспитательные, научно-познавательные организации, кружки, секции, пытающиеся создавать и внедрять в учреждениях общего и дополнительного образования собственные проекты, выходить на их реализацию совместно с государственными образовательными учреждениями, проводящие семинары, курсы повышения квалификации, а также внедряющиеся в сферу культуры, искусства, спорта, экологии, духовно-нравственного образования, с использованием различных вариантов (псевдо)патриотизма, когда под видом «традиции», народной этнокультуры внедряется неоязычество, русофобия, неонацизм;

3) В информационном пространстве, средствах массовой информации (СМИ), социальных сетях, интернете, с использованием методов маркетинга и рекламы; коммерческие культы в финансово-кредитной сфере, транснациональных корпорациях, иных корпорациях и организациях, функционирующих исходя из принципов сетевого маркетинга, multi-level marketing, MLM (например, «Herbalife», «Oriflame», «Amway», «Nikken», «Тянь-Ши»), создания финансовых пирамид и иных схем манипуляций с целью отъема у населения денежных средств;

4) В политических, административных структурах, участвуя в общественных обсуждениях, «круглых столах», нарушая общественную стабильность, используя слабость демократических систем, институтов общественного контроля и гражданского общества, в том числе путем внедрения представителей псевдоправозащитного сообщества в состав общественных советов при органах государственной власти, местного самоуправления и социальных учреждениях;

5) В международном сотрудничестве, являясь фактором международной политики, когда сняты законодательные ограничения на деятельность иностранных миссионеров, сетевых проектов и конфессиональных новообразований. Если в 1992 году в субъектах Российской Федерации учитывалось 37 иностранных миссий, то в 1994 году их уже было 250, причем в ряде территорий (Хабаровский край, Приморский край, Сахалинская и Амурская области) их количество достигало 50-60 % от числа всех зарегистрированных в этом регионе религиозных организаций.

Представляет определенный интерес событие, произошедшее в Вашингтоне 7 августа 2013 года. Государственный секретарь США Джон Керри публично объявил о создании в структуре правительства Управления по вопросам инициатив религиозных сообществ. Видеозапись выступлений всех главных действующих лиц этого мероприятия (на английском языке), крайне значимого для усиления влияния американского Белого дома на геополитические процессы в мире, можно увидеть в видео-банке данных «Youtube»: https://www.youtube.com/watch?v=qPOX28vFXLs Новое управление призвано формировать политику Госдепартамента США в сфере взаимодействия с религиозными сообществами, ориентировано на тесное сотрудничество с ними, чтобы их голоса были услышаны во внешнеполитическом процессе, в том числе путем продолжения сотрудничества с рабочей группой Госдепартамента США по вопросам религии и внешней политики. Известно, что руководителем новой структуры в составе Госдепартамента США стал доктор теологии Шон Кейси, который получил статус Специального советника Госсекретаря США. Объясняя причину создания нового Управления участникам брифинга, Шон Кейси отметил: «Как религиозные лидеры и религиозные общины формируют свою среду, они также влияют и формируют наши собственные проблемы внешней политики здесь, в Соединенных Штатах. Непременно полезным для США будет понять религиозных лидеров и привлечь их к нашей дипломатии и усилиям в области развития». Внимательно следящему за событиями в мире читателю понятно, о каком развитии идет речь. У неопятидесятников-харизматов оно называется «пробуждением». Их первоочередная задача - окончательное расщепление, дефрагментация некогда единого российского информационного, культурного и религиозного пространства на мелкие фрагменты. Основная задача данной структуры - взаимодействовать на регулярной основе с другими чиновниками и управлениями правительства США, сосредоточенными на религиозных вопросах, в том числе с Послом по особым поручениям по вопросам свободы вероисповедания Сюзан Джонсон Кук и Управлением Госдепартамента по вопросам международной свободы вероисповедания. То есть, акцент во внешней политике Вашингтона с лета 2013 года сфокусирован на поддержке нетрадиционных религиозных движений тех государств, на которых направлен интерес американского правительства и через них - на влияние во внутриполитических процессах правительств этих стран.

Направленность на постоянное расширение сферы влияния в планетарном масштабе такой мощной сетевой структуры как международное харизматическое движение, находит отражение и в документах международных миссионерских конференций. Так, еще в январе 1989 года в Сингапуре прошел Всемирный форум под названием «Международные консультации по всемирной Евангелизации-2000». На его заседаниях обсуждались различные задачи миссионерского движения, в том числе необходимость неуклонного увеличения числа протестантских религиозных общин. Речь шла о создании 3,5 миллионов новых «евангельских» церквей в дополнение к 2 500 000, уже функционирующим в мире.

Такие задачи позволяют лучше понять тактику современных «сектантских» миссионеров, которая определялась и продолжает определяться стремлением создать максимально возможное число (пусть даже малочисленных) общин, используя это как один из методов привлечения людей не только к вере, но и в определенную, альтернативную традиционной для этой территории, религиозную группу с далеко идущими стратегическими геополитическими задачами.

Как известно, в условиях «сетевой войны» важнейшим инструментом ведения «тихих боевых действий» являются неправительственные организации, объединения и фонды. Там, где Вашингтон напрямую не может влиять на политические процессы, результаты выборов или итоги референдумов, в дело вступают неправительственные организации. Формально они занимаются самыми нейтральными задачами: собирают информацию, налаживают систему образования, осуществляют религиозную миссионерскую деятельность, выдают гранты на исследования и помогают развивать локальные этнические и культурные группы. На самом деле эти структуры выполняют функции подрывных систем, являясь элементами «сетевой войны», которую ведет США против всех: и против своих союзников, и против своих противников, и против нейтральных сил.

Деятельность международных неправительственных организаций, не провозглашая никаких политических целей и задач, на самом деле активно влияет на социальные процессы общественного строения, организуя под благовидным предлогом широкие группы активных людей, в первую очередь интеллигенцию, ученых, молодежь, религиозных и культурных деятелей. И если в России в 2014 году их деятельность резко ограничена внесением поправок в федеральное законодательство о неправительственных организациях, то несовершенство Федерального закона от 26 сентября 1997 года N125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» является питательной средой для размножения все тех же «агентов влияния» под прикрытием религиозной деятельности. Сбор средств и пожертвований у данных, по сути своей зарубежных, эмиссаров сегодня осуществляется в большей степени среди российских «доноров», немалую долю из которых представляют алко- и наркозависимые, их родственники, а также операторы государственных грантов, грантодатели. См. Каклюгин Н.В. От гедонизма и аномии через алкоголь и наркотики к экстатическим псевдохристианским религиозным группам: трезвость любой ценой? Сообщение 5 //Наркология. - 2016 г. - N1. - С. 79-98.

В связи с этим целесообразно четко сформулировать признаки для установления деструктивного характера их деятельности, разграничив действительную социальную направленность деятельности подобных организаций или влекущие негативные, деструктивные плоды, создающие угрозы личности - обществу - государству. В этой связи необходима выработка методики выявления предупреждения и пресечения деятельности деструктивно-религиозных объединений; изучение, идентификация и нейтрализация методов контроля сознания, используемых в них; создание реабилитационных центров на базе научных учреждений, осуществляющих психологическую реабилитацию и социальную адаптацию участников деструктивных культов; создание государственных информационных ресурсов, препятствующих деятельности деструктивных культов, а также специальных подразделений в правоохранительных органах, ответственных за выявление и пресечение деятельности подобных организаций.

В законодательстве субъектов Российской Федерации используется различная терминология для обозначения феномена «сект», «культов», новых религиозных движений деструктивного характера. Социальным и асоциальным может быть поведение людей как религиозного, так и секулярного мировоззрения: организации деструктивного характера выступая реальной антисоциальной силой, влияющей на разные сферы деятельности, могут быть религиозными, псевдорелигиозными и светскими-философскими. Они представляют собой некую субкультуру, искусственную неортодоксальную систему верований и обрядов, которые могут черпать богословские основания своих учений из различных мировых религий. Зачастую отрицательно относясь к институту государства как гаранту соблюдения прав и свобод личности, отвергая морально-этические нормы общества, они стремятся духовно уничтожить человека как личность, ее сознание и душу, лишить его индивидуальных черт, свободы воли. К характерным элементам секты могут быть отнесены: убеждение членов в своей исключительности и избранничестве, изоляция от земного мира, волюнтаристское управление, слепое подчинение членов лидерам, фанатизм в исповедании истин, закрытость к диалогу с чужими (См. Конь Р.М. Введение в сектоведение. Нижний Новгород, 2008, стр. 72) Психологическая эндорфиновая зависимость от псевдорелигиозных организаций может создавать угрозу психическому здоровью (повышается риск суицидов, потери жизненных ориентиров, антисоциальному поведению). И с виду безобидные и даже весьма жизнерадостные религиозные объединения и группы на поверку при более пристальном рассмотрении содержат в себе целую массу признаков тоталитарного деструктивного культа.

Причем их мотивация деструктивно более сильная, чем в преступном сообществе, где движущим мотивом выступает элемент корысти, поскольку может приводить к фанатизму, экстремизму, модификации принципа «разделяй и властвуй». На опыте работы этих объединений обкатываются различные технологии управления обществом в будущем. По словам Джеймса Д. Монтгомери, «стратегия умножения церквей - это не просто удачная теория или теологическая доктрина. Это, прежде всего, наиболее верный путь обращения народов».

Наглядным примером такого рода деятельности является опыт Азиатско-Тихоокеанского региона, где последние 15 лет воплощается в жизнь следующий этап в распространении духовной экспансии западной цивилизации и ее религиозного сопровождения. Для Южной Кореи в этом сценарии отведена ведущая роль проводника духовно-нравственных ценностей Запада в сопредельные страны, в том числе как непосредственно в Россию, так и с использованием ее территории в качестве плацдарма для деятельности в Китае и Северной Корее. Успешному исполнению этих замыслов способствуют не только позиции, завоеванные протестантизмом в южной части Корейского полуострова, но и другие факторы. В частности, экономический рост Южной Кореи на протяжении нескольких десятилетий, обусловленный протекционизмом Запада, придал ей уверенность в себе и вызвал стремление исполнить подобающую экономическому потенциалу политическую роль в регионе. Для этого активно используется религиозная миссия неопротестантов-харизматов. Следует отметить, что на протяжении последних лет именно они - корейские миссионеры будоражат близлежащие страны своей активностью, которая порой приобретает просто грандиозный размах. Это нашло выражение и в крупнейших христианских форумах, в том числе международных, регулярно проводимых в Сеуле. Так, еще в 1992 году Евангельский союз Кореи организовал конференцию, собравшую 1300 делегатов из многих миссионерских организаций республики, на которой обсуждалась стратегия миссионерской деятельности в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Конференция была созвана в связи с решением корейских «христиан»=неопротестантов направить в последнем десятилетии этого века (то есть с 1990 г. и по 2000 г.) в другие страны мира 10 000 своих миссионеров. С 17 по 28 мая 1995 года в Сеуле прошел один из самых представительных миссионерских съездов за всю историю этого движения, получивший название ни много ни мало как Международная конференция по евангелизации мира. В ее работе приняло участие более 4000 христианских лидеров-неопятидесятников из более чем 180 государств.

Практически с первых лет деятельности зарубежных миссий на российском Дальнем Востоке их представители распространили свое влияние и на сопредельные страны - Китай и Северную Корею. Это произошло сразу же после того, как обосновавшиеся в регионе иностранные пасторы создали себе прочные позиции. Они сами систематически посещают КНР, направляют туда финансовую помощь и регулярно командируют прихожан своих церквей, поддерживая таким образом действующие в Китае религиозные общины и поощряя образование новых. Заметную активность в этом направлении проявляют миссионеры «Корейского окружного совета ассамблей Бога в США», «Корейских ассамблей Бога», «Ассоциации пресвитерианских церквей Кореи».

В работе на китайском направлении протестантские миссионеры опираются на граждан этой страны, корейцев по национальности, которых целенаправленно готовят в соответствующих религиозных объединениях, созданных на территории Российской Федерации, а также в КНР. При этом активно используются и харизматические религиозные практики. После завершения курса обучения выпускники занимаются организацией новых «церквей» в Китае. При этом миссионеры постоянно изыскивают возможности по пересылке христианской литературы в Северную Корею и Китай. Существующие каналы функционируют нелегально в связи с действующими в этих странах законодательными актами, которые запрещают ввоз религиозной литературы, изготовленной за рубежом.

Cледует отметить, что, например, законодательство Китая накладывает ограничения на деятельность в своей стране зарубежных миссионеров, поддерживая независимость национальных религиозных общин. Во многих своих положениях они не согласуются с международными правовыми актами, требованиями и представлениями западных религиозных кругов относительно религиозных свобод. Китайское правительство вполне логично объясняет это беспокойством по поводу возможного вмешательства во внутренние дела страны через посредство международных христианских институтов. Однако, несмотря на серьезное противодействие властей, многие миссионерские центры продолжают работать в Китае, занимаясь нелегальной доставкой религиозной литературы и оказывая финансовую поддержку региональным структурным подразделениям. В связи с более жестким контролем на границе России с Северной Кореей миссионеры используют канал доставки литературы через Китайскую Народную Республику, привлекая ее граждан, имеющих родственников в Северной Более подробно этот вопрос рассмотрен в книге «Экспансия» ныне покойного заведующего кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ, заслуженного деятеля науки Российской Федерации Николая Антоновича Трофимчука. См.: Трофимчук Н.А., Свищев М.П. Экспансия // М., 2000. - 218 с.

Литература, документы, проповеди деструктивных объединений могут оказывать воздействие в том числе негативное (депрессии, пограничные состояния) на сознание, волю и поведение человека, используя различные психологические и квиетические методики в тексте как вербальные, так и визуальные, нейро-лингвистического программирования и применения эриксоновского (эриксонианского) гипноза; методы могут включать изоляцию, манипулирование временем и вниманием, позитивное и негативное давление, групповое давление и запрет на высказывание не совпадающих с общей линией мнений, ограничение пищи и сна, внушение страха, вины, нагнетание нервозности, развитие эмоциональной зависимости, иные формы трансформации психического и социального состояния. Психологические манипуляции направлены на стремление изменить восприятие или поведение других людей при помощи скрытой, обманной или насильственной тактики (эксплуатационные, неэтичные методы), спекулирующих на понятии «свободы совести», нарушающих права на жизнь и достоинство своих последователей и (или) других людей, право на свободный информированный выбор мировоззрения и образ жизни, зачастую у них развиваются психические изменения, которые по своим проявлениям соответствуют признакам, перечисленным в Международной классификации болезней 10-го пересмотра, МКБ-10, под рубрикой F60.7 «Зависимое расстройство личности». Как известно, значимые для дальнейшей жизни решения последователи неокультов принимают только после совета и с разрешения старшего по культу, без них они испытывают чувство беспомощности, неспособность к самостоятельной жизни; они полностью подчиняются всем установкам, заданным в культовой группе; при потере собственной воли и интеллектуальной критичности к культовому учению у них нет желания предъявлять даже разумные требования людям, от которых находятся в зависимости. В частности, это проявляется в не сопротивляемости культивируемым жестким приемам психологической обработки, в принятии позиции противопоставления всем, кто не разделяет «истинность» учения секты, всему, что вне интересов секты. Сочетание всех отмеченных изменений личности лишает вовлеченных в тоталитарные деструктивные культы способности целостного критического осмысливания своего психического состояния, реальной ситуации, ведет к полной потере способности собственного волеизъявления. То есть, отличительной чертой здесь является их определенная методика (псевдо)религиозной практики, нарушающей права человека и не соблюдающих баланс частных и публичных интересов.

Неслучайно Национальным Собранием Франции, единогласно принят законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за «манипуляцию сознанием». В своих «Renseignements generaux» («Общих пояснениях») спецслужба Министерства внутренних дел Франции сформулировала 10 критериев, наличие хотя бы одного из которых, по ее мнению, свидетельствует о том, что данная организация является «сектой»: дестабилизация сознания; непомерные финансовые притязания (поборы); принуждение к разрыву с прежним окружением; нанесение вреда физическому здоровью; вербовка детей; антиобщественные высказывания; нарушения общественного порядка; привлечение руководителей или членов организации к суду или следствию по серьезным обвинениям; нарушение норм экономической деятельности (утаивание средств); попытка проникновения во властные структуры.

В них могут содержаться признаки принуждения к разрушению семьи или психологического давления, приводящего к семейным конфликтам, посягательствам на личность, права и свободы граждан (например, права на жизнь и медицинское обслуживание, склонение к самоубийству, право на отдых, свободу распоряжаться своим временем, ухудшение материального положения своих членов путем жесткой системы сбора взносов в организацию), а также скрытые команды на полное подчинение и выполнение необходимых рекомендаций и приказов со стороны руководства, побудительное воздействие на сознание, волю и поведение человека, направлены на унижение граждан по признакам отношения к другим религиозным традициям, на унижение достоинства отдельных лиц на основе принадлежности к светскому миру, государству; содержатся призывы, направленные на возбуждение религиозной розни, пропаганду исключительности и превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности, формирование неприязни к другим религиям, искажение информации о других религиях, побуждается отказ от исполнения гражданских обязанностей (в частности, к отказу от службы в армии и от альтернативной службы, формируется неуважительное отношение к государственным символам - флагу, гимну, запрещается своим членам отмечать государственные праздники).

На основании изложенного целесообразно рассмотреть вопрос о выработке признаков «культовой организации» (нового религиозного движения деструктивного характера, секты) в качестве методических рекомендаций, которые позволяли бы правоприменителям, в том числе правоохранительным органам, оценивать противоправный характер деятельности объединения в целях их ликвидации и запрета. Это может быть, например, объединение граждан (организованное сообщество, закрытая группа), противопоставляющая себя основным культуроформирующим организациям, группам или обществу, имеющая целью или результатом своей деятельности создание или эксплуатацию психологической, физической зависимости участников, неэтичных способов контроля над личностью с целью добиться от человека совершения действий или воздержания от действий, в результате которых ему будет нанесен психологический, физический, имущественный вред или опасность для жизни и здоровья, используя методы психологического насилия или манипуляции сознания с возможным применением религиозной риторики, психологического давления, неквалифицированного вторжения в сферу психических структур, психотерапевтических методов для распространения вероучения и (или) прямым формам удерживания членов (адептов) в организации. Средства массовой информации постоянно фиксируют истории, описывающие убийства и насилие в подобных структурах, совершаемые их лидерами или рядовыми адептами.

С целью предотвращения подобных происшествий и профилактики правонарушений целесообразно ввести в правовой оборот понятия «психологического насилия», «психологической манипуляции» с целью усиления государственного контроля за их деятельностью, проведения предупредительной, профилактической работы за счет введения составов административной и уголовной ответственности (внесения изменений в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации, например, за пропаганду и реализацию оккультных услуг, проведение сеансов массового целительства, а также иные действия, нарушающие покой граждан, совершаемые в целях религиозной агитации, Уголовный кодекс Российской Федерации в части уточнения формулировок ст. 239 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также другие законодательные и подзаконные акты). Кроме того, также крайне актуально рассмотреть вопрос о разработке комплекса норм о противодействии деятельности культовых организаций деструктивного характера, и включении отдельной главой в Федеральный закон от 12.01.1996 г. N7-ФЗ «О некоммерческих организациях», внести соответствующие положения в Федеральные законы от 19.05.1995 г. N82-ФЗ «Об общественных объединениях», от 25.07.2002 г. N114-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности», а также «О свободе совести и о религиозных объединениях». При этом та религиозная группа или организация, представители которой (учредители, руководители, члены) дважды были обвинены по статье 239 УК РФ «Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан» автоматически могли бы быть отнесены к категории тоталитарных деструктивных культов, чье определение должно быть внесено в юридическое правовое поле подзаконными актами и они, соответственно, запрещены на территории Российской Федерации с донесением информации до общественности с использованием средств массовой информации.

Дополнительной мерой, способной ограничить деятельность тоталитарных деструктивных религиозных культов, психокультов, прочих нетрадиционных духовно-ориентированных новообразований, регламентирование на законодательном уровне услуг психологической помощи - может послужить разработка и принятие соответствующего Федерального закона. При этом важным представляется изучение опыта регламентации услуг психологической помощи в Законе г. Москвы N43 от 7 октября 2009 г. «О психологической помощи населению в городе Москве», а также в Законе Республики Беларусь от 1 июля 2010 г. N153-З «Об оказании психологической помощи». По сути, именно эти услуги реализуют лидеры тоталитарных деструктивных культов, особенно, эзотерической направленности, в своих «кружках оздоровления», проводя семинары и тренинги на тему обучения всякого рода оздоровительным практикам, во многих случаях способных нанести ущерб телесному и душевному (психическому) здоровью.

Возможно использование опыта правового регулирования порядка и условий осуществления, прекращения миссионерской деятельности религиозных сект, представительств (филиалов) иностранных религиозных организаций, отдельных проповедников и миссионеров в субъектах Российской Федерации (в 16 регионах законы были приняты в 1994-1999 годах, но после принятия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» утратили силу: в Алтайском, Приморском краях, Удмуртской, Кабардино-Балкарской Республике, Ингушетии, Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, Тульской, Свердловской, Томской, Вологодской, Орловской, Воронежской, Липецкой, Курганской, Саратовской, Рязанской областях). В настоящее время законы о миссионерской деятельности действуют в Тюменской, Новгородской, Костромской, Псковской, Смоленской, Белгородской, Курской областях, Республиках Бурятия, Северная Осетия, Еврейской автономной области, а также после Федерального закона от 13.07.2015 г. N261-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» приняты законы в Сахалинской, Тамбовской, Архангельской областях и Ставропольском крае. В федеральном законодательстве целесообразно рассмотреть введение понятия «миссионерской деятельности» в качестве информационной или организационной деятельности представителей религиозных объединений, а также лиц, распространяющих религиозную литературу и иные предметы религиозного назначения, произведенные религиозными объединениями, прямо или косвенно направленные на распространение своего вероучения или религиозной практики среди лиц иной веры и (или) неверующих вне культовых зданий и помещений. При этом под информационной миссионерской деятельностью предлагается понимать деятельность миссионеров (лиц, осуществляющих миссионерскую деятельность), направленную на рекламу, популяризацию и распространение каких-либо религиозных взглядов, представлений и религиозной практики устными, печатными, электронными и иными способами, а под организационной - деятельность, направленную на создание организационных религиозных структур (объединений), подготовку специалистов, организацию и проведение религиозных мероприятий, а также создание иных условий для осуществления миссионерской деятельности.

В ситуации социально-экономического кризиса, в качестве сопутствующих явлений - возрастает социальная апатия населения. Наибольшая подверженность прозелитизму культовых новообразований отмечается у лиц, имеющих психотравмирующие проблемы, находящихся в постстрессовом состоянии, декомпенсации, с латентной психопатологией, прежде всего люди, пережившие трудную жизненную ситуацию, алко- или наркозависимые, за счет чего становятся более внушаемыми и беззащитными. В связи с этим важно государственное участие в поддержке социально-ориентированных проектов профилактической, психокоррекционной и реабилитационной направленности, в том числе в сотрудничестве с традиционными религиозными конфессиями; в экспертной оценке при поддержке социальных программ, реализуемых некоммерческими организациями, на основе принципа гласности обсуждения проектов (в том числе важны состав экспертного совета, внешний контроль за деятельностью российских операторов грантов, выдаваемых социально ориентированным некоммерческим организациям).

Социальная проблема подверженности населения деструктивному психологическому воздействию деструктивных культов возникла в конце ХХ века на фоне рационалистического атеизма, потери интереса к религии, что помимо негативного результата, свидетельствует об определенном запросе на религиозные ценности, искажающих понятие «греха» (от греч. «аmartia» - промах, ошибка, мимо цели, мимо своего предназначения, повреждение человеческой природы, болезнь души). Для правильной духовной жизни необходимо объединение совместных усилий как государственных и общественных институтов, так и каждого гражданина, свободно стремящегося к Спасению. В связи с этим недостаточно ограничиваться использованием только правовых норм для регулирования вопросов предотвращения попадания в «культовые организации». Важно выработать систему информирования, профилактики социально опасных форм сектантства и духовно-нравственного просвещения в профессиональной среде правоприменителей: внутри научно-педагогического сообщества, государственных служащих правоохранительных органов и учреждений юстиции, правозащитных структур, направленных на поддержку религиозных организаций. Все они должны совершенно четко понимать, к каким последствиям для личности, государства, традиционных религиозных конфессий и общества может привести недооценка опасности влияния подобных объединений и групп. Трагический пример соседней Украины рядом.

В то же время, когда источник опасности видится в повышении уровня религиозности населения, возникают незаконные попытки ущемления прав верующих, то это может приводить к обратному эффекту - пополнению рядов радикальных группировок. В целях предупреждения «разложения изнутри» государственно-общественных институтов, важно также повышение механизмов внутреннего самоконтроля (в том числе со стороны религиозных организаций, священнослужителей, учредителей местных приходов, иных членов и участников религиозных объединений) с целью следования верности своим идеалам и убеждениям в практической деятельности и социальном служении. Особенно это важно соблюдать при сотрудничестве с зарубежными организациями и международными объединениями.

Таким образом, в России существует достаточно острая необходимость противодействия деструктивной деятельности различного рода организаций и движений религиозного характера, негативно влияющих на поведение широкого круга людей, попавших под их влияние и, кроме того, ставящие перед собой в ряде случаев и политические цели. При разработке мер противодействия необходимо опираться на системный подход, предусматривающий ряд взаимосвязанных мер правового, информационного, просветительского и воспитательного характера.

P.S. Слова русского философа, патриота России Ивана Александровича Ильина, с болью в бессилии наблюдавшего из вынужденной эмиграции за душами своих соотечественников, разлагаемыми советским псевдодуховным идеологическим суррогатом, звучат чрезвычайно актуально и в наше непростое время, в отсутствие адекватных мер оперативного реагирования со стороны государственных служб все больше погружающегося либо в пучину страстного гедонизма «общества потребления» и его аномии, беззакония, либо в противном случае бегущего от них навстречу всё таким же, по сути, чувственным удовольствиям растворения в экстатических и эзотерических новых религиозных движениях. Оригинал см. по книге Ильин И.А. О России. Три речи /Ильин И.А. Собрание сочинений в 10 т. Т. 6, Кн. 2. - М., 1996. - С. 1026.

Эти строки способны отозваться эхом в каждом любящем свое Отечество сердце и заставить еще раз задуматься над тем, что нужно сделать для того, чтобы у нашего государства было действительно светлое будущее, стабильное и независимое от зарубежных кукловодов-манипуляторов, а у его граждан - крепкое непоколебимое духовное, душевное, психическое, следовательно, и телесное здоровье: »В такие дни, когда у каждого русского сердце горит от святой любви и священного гнева, когда уже иноземцы начинают постигать мировое и пророческое значение русской трагедии и содрогаться о своей собственной судьбе, - чудится мне, что у всех у нас есть потребность обратиться к России в ее историческом целом, окинуть взором, сколько его хватит, нашего взора, пути, и судьбы, и задания нашей Родины, основы и первоосновы ее культуры, из коих все вышло и к коим все сводится, увидеть их в их силе и славе, увидеть их в их опасных уклонах и соблазнах, увидеть все это не только в исторической ткани нашей страны, но и в нас самих, в наших душах, в их сознательном и бессознательном укладе, в явных деяниях дня и в тайных сновидениях ночи; с тем, чтобы каждый из нас осязал в самом себе и чудесные дары нашей России, составляющие самую русскость нашей русскости, и те пробелы, те слабости, те недостроенности и неустроенности русской души, которые не дали нам устоять против мирового соблазна, но привели наш народ на гноище мировой истории, те несовершенства и незавершенности нашего национального характера, без одоления которых нам не построить России, ни нам, ни нашим детям и внукам...»

Сабаева Светлана Викторовна, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры конституционного права им. Н.В. Витрука ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»

Каклюгин Николай Владимирович, кандидат медицинских наук, врач психиатр-нарколог, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Николай Каклюгин
Добро под диктовку, или Партийные игры в справедливость
С началом предвыборной гонки прошлые обещания депутатов Госдумы по совету юристов «партии власти» аннулируются?
07.06.2021
Осознание искаженного знания под звон колокольный
Мысли о переформатировании советского Общества «Знание» перед госпитализацией в тюремную больницу
27.05.2021
Время молчать и время говорить: либерально опасный крен
Отклик на очерк Андрея Сошенко о переводе на домашний арест Василия Бойко-Великого и остающихся в застенках единомышленниках и их антиподах …
19.05.2021
Психопрофилактика на нуле – как мы теряем детей
В России из-за отсутствия налаженной работы школьных психологов и комиссий по делам несовершеннолетних продолжаются убийства детей сверстниками
13.05.2021
Все статьи Николай Каклюгин
Светлана Сабаева
Свобода совести и сектантство в Российской Федерации
Инновационные механизмы противодействия на законодательном уровне. Часть 2
29.06.2016
Свобода совести и сектантство в Российской Федерации
Инновационные механизмы противодействия на законодательном уровне
28.06.2016
Все статьи Светлана Сабаева
Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Взял стакан — враг Богу и Родине!
Лидер трезвенного движения Владимир Жданов выступил в Синодальном отделе по благотворительности
09.06.2021
Добро под диктовку, или Партийные игры в справедливость
С началом предвыборной гонки прошлые обещания депутатов Госдумы по совету юристов «партии власти» аннулируются?
07.06.2021
«Трезвая и здоровая Россия – сильная Россия!»
В Казани прошёл круглый стол «Охрана здоровья граждан от вредного воздействия табачного дыма и противодействие наркомании и алкоголизму»
01.06.2021
«Трезвость - это счастье!»
В рамках весеннего праздника трезвости соратники Елабужского общества «Трезвение» провели ряд мероприятий
28.05.2021
Все статьи темы
Украинский кризис
«Ради религиозного мира в Украине». Молитвенное
стояние верующих возле Верховной Рады и офиса президента Зеленского
16.06.2021
Верующие собрали 1 млн подписей за отмену
антицерковных законов
15.06.2021
Молитвенное стояние у Верховной Рады
ОО «Миряне» и прихожане УПЦ МП принесли законопроекты против гонений на Церковь в украинский парламент и Офис президента страны
15.06.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Вакцинация: Президента России можно игнорировать?
Новый комментарий от Полтораки
17.06.2021 09:14
За кулисами переговоров Путина и Байдена
Новый комментарий от Сант
17.06.2021 08:20
«Деградация молодежи налицо»
Новый комментарий от Silvio63
16.06.2021 18:30
Коронавирус всё-таки создан США?
Новый комментарий от Русский танкист
16.06.2021 16:27
Отречение иеромонаха Илиодора от Православия
Новый комментарий от р.Б.Алексий
16.06.2021 15:47
Чёрная неблагодарность абхазов
Новый комментарий от В.Р.
16.06.2021 12:09