Конфликт интересов производителей лекарств (аптек) и интересов общества (закона) как предмет преступностиведения здравоохраны

На примере массовой безрецептурной торговли в российских аптеках лекарствами, содержащими наркотики

Георгий Зазулин 
0
04.06.2016 719

Тезисы выступления Георгия Зазулина на заседании Санкт-Петербургского международного криминологического клуба на юридическом факультете РГПУ им. А.И. Герцена 3 июня 2016 года на тему: «Преступность здравоохраны в условиях идеологии корысти: постановка проблемы». Повестка заседания и тезисы выступивших докладчиков размещены здесь.

* * *

В 2008 году в Москве была издана книга «Легальная наркоагрессия в России (хроника необъявленной войны)», которая практически неизвестна российским криминологам [Берестов А.И., Каклюгин Н.В. Легальная наркоагрессия в России (Хроники необъявленной войны). М., 2008. - 400 с.]. В ней авторы-составители - руководитель Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, иеромонах Анатолий (Берестов) и кандидат медицинских наук, врач психиатр-нарколог Николай Владимирович Каклюгин - опубликовали свою переписку с Минздравсоцразвития России, ФСКН России, Генеральной прокуратурой РФ и другими органами власти, посвящённую проблеме необходимости ограничения массовой продажи населению через аптечную сеть лекарств, содержащих наркотики, прежде всего, таких, как кодеин и его соли.

Чтение данной книги не оставило даже капли сомнения в том, что, во-первых, коммерческие интересы аптек и производителей лекарств противостоят интересам безопасности общества, а во-вторых, бюрократические структуры власти оказались неспособными применять право для обеспечения приоритета действующего закона над корыстными интересами «легальных наркоторговцев».

Эта же мысль приходила в голову ещё раньше, когда, находясь на эскалаторах питерского метрополитена, замечал рекламу, продвигающую спрос на обезболивающее средство «Каффетин». Ужасало то, что вся реклама сводилась к информированию о том, что в состав данного средства от боли входит кодеин фосфат и в одной таблетке «Каффетин» («Caffetin») содержание этого наркотика опийной группы составляет 10 мг. Простые арифметические действия приводили к выводу, что покупка 10 упаковок этого «лекарства» есть свободное приобретение 1 грамма кодеина, опиата, который по своей силе лишь в несколько раз слабее морфина. Было ясно, что те, кто из жадности выставляли такую рекламу в метро «рубят сук, на котором сидят». Ведь в стране несколько миллионов героиновых наркоманов, и такая «легальная» поддержка их наркотизации неизбежно вызовет протест здоровых сил нашего общества.

Почему данный конфликт интересов «частного и общего» является предметом преступности ведения здравоохраны? Почему я утверждаю, что имеет место социальный конфликт коммерческих интересов производителей подобных препаратов и торговых сетей не только с интересами государства, обязанного защищать интересы общества, но и с интересами действующего законодательства? В России с 1998 года действует ст. 40 Федерального закона РФ № 3 «О наркотических средствах и психотропных веществах», прямо запрещающая потребление наркотиков без назначения врача. А что означает безрецептурный отпуск аптеками? Свободная продажа любому желающему препаратов подобных «Каффетину», т.е. обход действующего закона «с чёрного хода». Это означает факт создания легального наркорынка, условий гарантированного предложения опиатов на этом рынке всем желающим их приобрести.

Активность антинаркотической общественности, её консолидация с ФСКН России привели к тому, что «1 июня 2012 года на территории России вступил в силу запрет на безрецептурную продажу препаратов, содержащих кодеин или его соли» [В России вступили в силу ограничения на продажу препаратов с кодеином (дата обращения: 01.06.2016)]. Отпуск кодеинсодержащих препаратов теперь должен производиться на рецептурных бланках форм № 107-1/у и № 148-1/у-88. Как вы думаете, что произошло с легальным рынком кодеина? Приведу две цитаты с цифрами. Первая. «Объём продаж кодеиносодержащих препаратов (анальгетиков и противокашлевых) в июне, после введения запрета на их свободный отпуск в аптечных сетях РФ, снизился примерно на 75 %, при этом в дальнейшем снижение будет более значительным» [В России продажи кодеиновых лекарств снизились на 75%. (дата обращения: 01.06.2016)]. Вторая. «Как сообщал в конце июня глава ФСКН РФ Виктор Иванов, после введения запрета на свободную продажу кодеиносодержащих препаратов их продажи в аптеках сократились в 30-150 раз». Как говорится, комментарии излишни, цинизм и жадность хозяев частного фармацевтического капитала безгранична. На эту борьбу с ними и их покровителями в Минздравсоцразвития потрачено семь лет! Целых семь лет торжествовали легальные наркоторговцы в лице производителей наркотикосодержащих лекарств, наращивая объёмы их производства и сбыта. О том, что из-за них возникла дезоморфиновая наркомания, и многие россияне стали её жертвами, нужно рассказывать в отдельной статье, а здесь уместнее подумать о причинах данного конфликта.

Почему это стало возможно при наличии такой спецслужбы как ФСКН РФ, в структуре которой действовал целый департамент по контролю легального оборота наркотиков, а политический статус службы был повышен, созданием в 2007 Государственного антинаркотического комитета российской Федерации? Ответ очевиден. Потому, что в нашем государстве сторона «против» наркотиков борется со стороной «за» наркотики сугубо на правоприменительном уровне. Антинаркотические силы России во главе с созданной в 2003 году ФСКН РФ (и упраздненной в 2016 году) проиграли эту войну на политическом уровне, а на идеологическом уровне просто провалили её еще в 2010 году. Этот факт провала олицетворяет разработанная ФСКН РФ (директор Иванов В.П.) «Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года», т.к. в ней нет даже намёка на государственную идеологию противодействия наркотизации общества. На идеологию, смысл которой состоит в понимании того, что гражданину важно не только самому не потреблять наркотики в целях опьянения, но и не относиться с жалостью и сочувствием к тем, кто их потребляет без назначения врача, разрушая себя и общество. На идеологию, смысл которой заключается в признании справедливым и уместным умеренной нетерпимости [Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39)] к тем, кто предлагает другим пробовать наркотики, занимается их распространением в целях наживы, т.е. личной корысти. В условиях либеральной идеологии, в которых мы сегодня вынуждены жить, это было бы адекватным ответом стороне «за» наркотики, так как без соответствующей идеологии политическое противодействие здоровых сил общества с наркоугрозой обречено на поражение.

Полагаю, что данный конфликт должен войти в предмет преступностиведения здравоохраны, а присутствующие на нашей встрече студенты-криминологи могут и должны исследовать эту сферу общественных отношений в своих курсовых и дипломных работах, помогая обществу контролировать данный аспект наркоситуации.

Зазулин Г.В., доцент кафедры конфликтологии Института философии Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук

книга
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Георгий Зазулин
Все статьи Георгий Зазулин
Последние комментарии
Не будем ждать создания прививки от глупости
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
28.10.2021 01:43
Православные антидержавники активизировались
Новый комментарий от С. Югов
27.10.2021 23:23
Чудо и мифы
Новый комментарий от Наталья Сидорина
27.10.2021 22:20
Зачем Дмитрий Киселев оскорбил Марию Шукшину?
Новый комментарий от Константин В.
27.10.2021 22:00
Русская тихоокеанская одиссея Кирилла Черевко
Новый комментарий от Наталья Сидорина
27.10.2021 21:07
Мог ли ошибиться следователь Николай Соколов?
Новый комментарий от С. Югов
27.10.2021 20:54