Призвание Церкви в государстве Белой Руси

Часть 8. Казачество, Крестные ходы, искусство, демографическое чудо через возрождение семейных добродетелей

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.

Решительно обязана Церковь на уровне руководства изменить своё отношение к белорусскому казачеству и, прежде всего, к православному «Казачьему Спасу», который своей действительной (а не парадно-лубочной) деятельностью не только достигает прорывов в православно-патриотическом воспитании молодежи или, например, в борьбе с ее наркотизацией, но и, разумеется, удостаиваются особой ненависти со стороны всевозможных либеральных и националистических сил как в оппозиции, так и во власти. Всем памятно яростное шельмование православных казаков и натравливание на них властей главным белорусским «борцом с черносотенством» и недавним министром всей общественно-политической печати Беларуси П.Якубовичем в сопровождении своего протеже Царика. Очередное излияние этой ненависти произошло по отношению к деятельности дрогичинского их подразделения «Пересвет», которую неонацисты «Нашей нивы» гнусно связали с трагической «резней в Столбцах». Казаки обвиняются в том, что они «ездят по школам района и демонстрируют детям оружие, вовлекают их в свое движение» (благо, что теперь уже ставится вопрос о возрождении всеобщей довоенной подготовки в школах), а также «исповедует российскую имперскую идеологию» и провели «крестный ход в Сопоцкине с российскими имперскими флагами» (которые, к слову, вполне могли бы лечь в основу искомой символики Союзного государства). Заметим, как оправдывается перед фашистским СМИ «начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи Дрогичинского райисполкома Инна Проневич»: «Они сотрудничают с комиссией по делам несовершеннолетних, часто берут в походы детей, находящихся в социально опасном положении… Он не казак, нет-нет, это проверенный человек! Он педагог по образованию, долго работает в системе. Это не тот человек, который будет с имперскими замашками… Понимаете, здесь объединение молодых людей. По патриотической линии – приведение в порядок захоронений, памятников. Никоим образом не проскакивает ни российская, ни тем более казацкая тематика».

И вклад в такое унизительное отношение к казачеству (равно как и к имперскому наследию в целом) церковного руководства в Белоруссии немал. Как и во многих иных делах, оно с молчаливым безразличием многие годы взирало на борьбу против настоящих православных подвижников-казаков, ни единожды не вступившись за них – в том числе и для просвещения таких вот «начальников отделов идеологии, культуры и по делам молодежи». И речь идет не только о полномочном руководстве Экзархата и сопряженных Синодальных отделов по взаимодействию Церкви и общества, информационном, миссионерству, в коих преобладает дух безразличия или даже враждебности к казачеству, но и о непосредственном профильном Синодальном отделе по делам казачества, имеющем дело только с выставочными «генералами» из РОО «Белорусское казачество» во главе с «атаманом» Улаховичем, запомнившимся выступлением против Русского мира и за «беларусизацию» неофашистов Трусова-Анисим, а также абсолютным отсутствием каких-либо патриотических дел и хотя бы заявлений за всё время депутатства в Палате Представителей (про продвижение им в стране казаческого движения и говорить не приходится).

Деятельность в Беларуси Синодального отдела по делам казачества, за многие годы не обзаведшегося даже сайтом, ограничивается двумя-тремя встречами в год с указанными «генералами» при храме, в котором базируется сам отдел. О стратегическом развитии белорусского казачества, привлечении в его ряды молодежи, теряющей всякие духовно-нравственные ориентиры и патриотизм (подменяемый вышиванческой бутафорией и мифологией прозападного литвинизма), в сотрудничестве с силовыми министерствами – даже речи не ведется! А ведь в Белоруссии более чем достаточно достойнейших священников, способных возглавить и наполнить Синодальный и епархиальные отделы и уже усердно потрудившихся с казаками (в частности, в той же Гродненской епархии – пока в ней не подняли головы литвинисты и не учинили разгром)!

Прежде всего, Церковь призвана в рамках той же стратегии исторического просвещения напоминать всему народу о том, что казачество всегда было и является одной из главных опор и оград самой Православной Церкви и Святой Руси.

Что потому-то оно и не нравится разным «нашим нивам», зиссерам, якубовичам и их западным покровителям, что традиционно боролось против польско-католических, иезуитских, наполеоновских, германских завоевателей и угнетателей народа Западной Руси. Более того, следует напоминать о том, что именно белорусские земли и являются главной прародиной казачества как такового, ибо казачество и родилось-то на землях ВКЛ в результате ухода в приднепровские степи западнорусского крестьянства и мещанства по мере установления польско-еврейского господства на Западной Руси и усиления панско-ростовщического гнета (земли Малороссии были преимущественно опустошены татаро-монголами, а большинство ее населения двинулось на север и восток). Церковь просто обязана всячески – в том числе решительными и открытыми заявлениями – заступаться за само казачество, давать отпор клевещущим на него и шантажирующим сотрудников государственных ведомств и учреждений, сотрудничающих с казаками. Немалое заступничество казакам порой необходимо и от некоторых влиятельных «прогрессивных священников», которые чураются и порой гонят казачество еще больше, чем враги Церкви (с которыми они, напротив, имеют тенденцию якшаться).

Помимо прочего Церковь призвана всячески способствовать расширению казаческой военно-патриотической работы с молодежью, с силовыми ведомствами, наконец, зачастую ставить самим священникам эту работу в пример – как, например, интервью во враждебной обстановке атамана «Казачьего Спаса» Петра Шапко российскому радио «Sputnik Беларусь» на тему «национальной идеи, образа будущего и идеологии страны». До государственного руководства необходимо довести, что работа казачества с молодежью – это лучший способ сформировать у нее почтительно-трепетное отношение к воинской службе и воинскому долгу (не как к ненавистной повинности!), ибо даже возврат в школы довоенной подготовки максимум лишь обучит юношей некоторым физическим навыкам. Само церковное руководство призвано осознать, что та же самая казаческая работа – едва ли не лучший способ в нынешних условиях привлечения к себе и к вере юношей: в отличие от суррогата псевдомиссионерских кривляний и кощунственных приколов кураевского типа в духе «Батюшки Кухты», и даже уместных в определенной мере задушевных чаепитий и балов. Белорусской молодежи нужен призыв к подвигу, путь служения, высокие идеи, идеалы и цели, а не развлечения и хохмачества: кому, как не Церкви об этом знать! Соответственно, полноценный Синодальный отдел по делам казачества и его епархиальные ветви должны быть максимально привлечены и вплетены в планы деятельности других отделов.

Дополнительные усилия от Церкви на Белой Руси требуются в деле, в котором сходятся церковное священнодействие, созидание соборности, миссионерство, историческое просвещение, поднятие авторитета Церкви среди властей свидетельством о вере в народе. Речь идет о Крестных ходах, которые любимы православным народом, но до сих пор не получили должного поощрения в ряде белорусских епархий, а в стольном Минске так и вообще заглохли. Следует сказать, что общегородских Крестных ходов в Минске, которые могли бы собрать много десятков тысяч верующих, позорным образом вообще не проводится многие годы – в отличие, напомним, от ежегодных двукратных пышных шествий по центру Минска католического меньшинства. Что также создает среди высоких чиновников, светской интеллигенции, простых граждан страны заблуждения относительно подлинного положения дел в конфессиональной сфере. Это – не говоря уже о лишении белорусской столицы той духовной защиты, которая приносится Крестными ходами.

Замечательный и поучительный пример Церкви Белой Руси в проведении Крестных ходов может подать нынешняя Украина, освободившаяся в год Евромайдана от власти «прогрессивных» вероотступников Драбинко и Коваленко сотоварищи и ставшая под омофор митрополита Онуфрия. Тем более что для этого в Белоруссии ныне (и пока еще) существуют куда как более благоприятные условия.

Прекрасным образцом для подражания здесь мог бы стать «традиционный Крестный ход в Киеве по центральным улицам столицы, посвященный празднику Торжества Православия…, в завершение которого читают анафематствование всем еретикам и раскольникам, преданным анафеме за всю историю Православной Церкви… По окончании Литургии прихожане из многих храмов города собираются в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре. Оттуда многочисленный Крестный ход движется по улицам Лаврской, Грушевского, затем через Европейскую площадь, которая до 1917 года носила название Царская, на Владимирскую горку к памятнику Великому Князю Владимиру – Крестителю Руси» (которого, к своему стыду, по сей день не имеет столица Белой Руси).

Как не сложно догадаться, публичное анафематствование ересей и еретиков в храмах, имеющее огромное мистическое и духовно-просветительское всенародное значение, белорусских церковным руководством также не приветствуется, – а должно ведь стать общеобязательным (особенно в текущей обстановке)! Кроме Крестного Хода в данный знаменательный для Православия день, в Киеве, даже в оккупированном Западом и бандеровскими нацистами (!), ежегодно проходят еще два великих Крестных Хода – в день памяти Царственных мучеников и, конечно, эпический всенародный Владимирско-Крещенский.

В последнее время масштабные городские Крестные ходы в день Торжества Православия стали в условиях политического торжества сатанистов распространяться и прирастать числом (явно скромно оцененного самими организаторами) и в других крупных городах Украины. А в 2018-м году весь православный (и не только) мир был поражен великим всеукраинским Крестным ходом, объединившим в себе миллионы людей. В то же самое время Минск отмечается, помимо католической «процессии Божьего Тела», лишь ставшим традиционным дурацким «Красивым забегом» по центру столицы пяти тысяч женщин в Международной женский день и в предрождественские постные дни – еще более сумасбродным традиционным «шествием дедов морозов и снегурочек». Неудивительно, что на этих улицах не находится места и «Бессмертному полку», единому по духу с Крестным Ходом! Такими «антикрестными ходами» (вкупе с учащающимися сборищами фашистской оппозиции, патриотическая альтернатива которым не допускается) на Белоруссию и ее столицу обязательно будут накликаны только те же духовные силы, что и оккультным Евромайданом.

Между тем, в городах ряда белорусских епархий традиционные городские Крестные ходы (и не раз в год) постепенно возрождаются – например, в Столбцах с «молитвой за воинов, которые положили свою жизнь в борьбе с врагом за мир на нашей земле» и «молебном за мир, спокойствие, благоустройство родной Беларуси с просьбой молитвенного покровительства всех белорусских святых, которые просияли на белорусской земле», в Гродно в день Собора белорусских святых, в Борисове, в Несвиже и других городах. Наконец, спустя 8 лет, прошел и второй «Всебелорусский Крестный Ход», правда, в 2 раза короче первого и – знаменательно! – обошедшего столицу стороной. При этом «организаторы крестного хода надеются, что он станет ежегодным», для чего нужны всё те же соборные усилия в противодействии козням слуг дьявола.

В целом же Церкви отнюдь не помешало бы создание отдельной Синодальной (или межъепархиальной) комиссии по проведению Крестных ходов, имеющих огромную духовно-мистическую и проповедническую силу. И не только Крестных ходов, но и соборных (в том числе общегородских) молебнов по важным поводам. Как приятным, так и скорбным.

Пример и здесь подают украинские страдальцы – поводом, далеким от торжества: «У стен Верховной Рады Украины собрались верующие Украинской Православной Церкви Московского Патриархата для проведения молебна о невмешательстве власти в дела Церкви… Вместе с верующими молились епископ Васильковский Николай, епископ Иванковский Кассиан и епископ Гостомельский Тихон. Православные украинцы читали акафист к Божьей Матери». Такая комиссия позволила бы превратить и саму церковную администрацию из пассивно-бюрократического разрешителя-регистратора Крестных ходов (яркий пример – ответ минской канцелярии Экзархата на обращение общественности об уже приготовленном прохождении автомобильного крестного хода «Святая Русь» по Беларуси, сводящийся к тому лишь, что «Патриарший Экзарх всея Беларуси не возражает против прохождения упомянутого Крестного хода по территории Минской епархии») в их вспомоществователя, а далее – в организатора и даже инициатора.

А порой требуется и непосредственная защита Крестных ходов от противодействия идейных врагов, трусливых чиновников и даже малодушных пастырей: именно в ней нуждался «Крестный ход “против содомской идеологии”» в Могилевской епархии, на который после его «анонсирования газетой “Вечерний Могилев”» как духовного средства противостояния «разрушению традиционных ценностей, попранию духовности и нравственности», когда «носителями, сторонниками и покровителями содомской идеологии наносится непоправимый ущерб существованию нашего белорусского общества», с визгами и доносами обрушились все «христианские» «защитники крестов-святынь в Куропатах», начиная с Belsatа и Tut-бая. Тогда, увы, «пресс-служба Могилевской епархии не подтвердила планы проведения крестного хода», а руководитель «Центра защиты детей и материнства при Могилевской епархии отец Владимир (Котов)» в либеральном духе общей политики соответствующей Синодальной комиссии, «назвал слова о “содомской идеологии” креативом журналистов» и откровенно соврал, что «журналисты поспешили, никто благословения на проведение хода не давал». А ведь буквально вслед этого отречения и началось уже знаменитое гонение на «Вечерний Могилев» местных содомитов при поддержке своих подельников во власти и оппозиционных СМИ! «Толерантное» попустительство злу и греху ведь не «сохраняет гражданский мир», но только окрыляет чад дьявола, отталкивает охраняющую благодать и срывает Покров Богородицы! Зато дали «благословение» конформисты Могилевской епархии на участие в униатско-экуменическом (т.е., католическом) «XXIII Международном фестивале духовной музыки “Магутны Божа” в Могилеве 18-24 мая. В масштабном форуме принимают участие представители православной, католической и протестантской конфессий… Открывает форум православная духовно-просветительская выставка-ярмарка “Радость”, посвященная 30-летию возрождения Могилевской епархии… В программе также праздничные литургии в Трехсвятительском соборе и костеле Успения Пресвятой Девы Марии и Святого Станислава, концерты органной музыки».

В еще одной критически значимой для духовности народа сфере – художественной культуры – примером того, как Церковь в соборном единстве православно-патриотической общественности (нынче подмененным ее безвольно-конформистским участием в комиссии Минкульта) должна была бы инициативно выступить на государственном и общественном уровне (тем более, творческая художественная общественность в Белоруссии сравнительно ближе к Православию и дальше от постмодернистского либерализма), может служить блестящее «выступление Николая Бурляева на втором заседании рабочей группы Государственного Совета России по направлению “Культура”»: «Будущий Закон о культуре должен базироваться на двух основных документах: на Указе Президента “Об основах государственной культурной политики” и на “Концепции национальной безопасности”, гласящей о том, что “Культура – важнейшая составляющая национальной безопасности государства”… Предлагаемый же проект Концепции Закона красной нитью проводит мысль “о невмешательстве государства в творческую деятельность”…, о “снижении уровня непосредственного участия государственного бюрократического аппарата в решении вопросов содержания культурной деятельности, что в значительной степени снимет тему возрождения цензуры”… “Государственный заказ не может содержать ограничения, связанные с политическими взглядами авторов, с интерпретацией ими исторических либо современных событий”… Проект Концепции положительно отзывается о т.н. рыночной “оптимизации” культурных учреждений, их “реорганизации и ликвидации, назначении и увольнении руководителей учреждений культуры”… Продекларировав это в Законе, государство вновь выразит поддержку либеральному принципу: “пусть цветут все цветы”, что позволит и впредь расцветать сорнякам русофобии, антиисторизма и патологической нетрадиционности…

Требуется осознание на государственном уровне простой истины: КУЛЬТУРА И РЫНОК – категории несовместимые. Необходимо более определённо прописать в Законе шаги по выведению культуры, поддерживаемой государством, из рынка.

А также нужно законодательно закрепить ежегодное увеличение бюджетной строки на культуру. На мой взгляд, бюджет Министерства культуры должен со временем встать вровень с бюджетом Министерства обороны, ибо культура – это и есть главная оборона – оборона души нации. Потеряем душу – потеряем государство…

Коснёмся столь пугающего понятия – “цензура”. Греческое слово “censura” переводится, как – “строгое суждение, взыскательная критика”. Разве “строгое суждение” государства в вопросе формирования грядущих поколений является не законным? Вот, как относился к цензуре, например, А.С.Пушкин: “Я убежден в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось… Нравственность (как и религия) должна быть уважаема писателем. Безнравственные книги суть те, которые потрясают первые основания гражданского общества, те, которые проповедают разврат, рассеивают личную клевету, или кои целию имеют распаление чувственности приапическими изображениями… Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство вправе не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи… Законы противу злоупотреблений книгопечатания не достигают цели закона: не предупреждают зла, редко его пресекая. Одна цензура может исполнить то и другое”…

Предложение в проекте решения по итогам заседания – провести обсуждение в рабочей группе вопросов:

• о поэтапном выведении государственной культуры из “рынка”;

• о последовательном увеличении финансирования культуры;

• об ответственности Министерства культуры РФ и Общественного Совета при Минкультуры за исполнение ГКП и Закона о культуре; о законодательном закреплении решающей роли общественных советов Минкультуры Российской Федерации и всех учреждений культуры государства… Приняв позитивный Закон о культуре и контролируя его исполнение, Россия сможет не погибнуть сама и, возможно, станет примером для вырождающегося человечества».

Все те же самые проблемы характерны и для Белоруссии – от коммерциализации художественной культуры (как и науки, образования, здравоохранения), которая, наоборот, при «новой экономической политике» Лукашенко только набирает обороты, от загрязнения искусства неоязычеством, греховной порочностью, псевдоисторическими мифами, наконец, до самόй духовной миссии культуры как для белорусов, так и для вырождающегося человечества. При этом в данном государстве русского пограничья с антихристианским Западом никаких подобных советов – ни общественных, ни церковных (подобно Совету по культуре при Патриархе) – не существует. Как мы видели, ничто не препятствует литвинам и неоязычникам (зачастую в одном лице) продвигать свою идеологию через псевдокультуру. Одновременно процветают и коммерческие проекты (как правило, низменные в той или иной порочной страсти) в сфере художественной культуры, в то же время государственные учреждения сферы культуры (вплоть до национальных!) находятся в критической нищете и всемерно подталкиваются руководством государства к «зарабатыванию на самих себя» – по сути, к творческой проституции.

Не назрело ли время, чтобы Церковь поставила вопрос о пересмотре на государственном уровне статуса сферы художественной культуры (а заодно и сферы фундаментальной философской и социально-гуманитарной науки, нищенствующей и всячески подталкиваемой властями к зарабатыванию денег выполнением грантов западных заказчиков), – тем более что в абсолютном денежном измерении и в государственном масштабе это потребует мизерных средств, совершенно не сопоставимых с тратами на бесполезную индустрию спортивных зрелищ?! Не пора ли и, ссылаясь на отечественного (а не зарубежного) для белорусов духовного писателя-поэта А.С.Пушкина, озвучить жизненную необходимость в нравственной цензуре в данной сфере, а также в принятии в Белоруссии подобных Указа Президента и Закона о культуре и культурной политике через совместное их обсуждение государством с Православной Церковью, которая по другому Закону является главным источником «духовных, культурных и государственных традиций» самого белорусского народа!

Громкий призыв к деятелям сферы художественного искусства переходить из разряда развлекателей-растлителей в разряд созидателей-просветителей звучит уже даже со стороны светского общества. Так, на состоявшихся «в “Президент-Отеле” в Москве экспертных слушаниях в формате круглого стола на тему “Церковь, власть, народ: новые вызовы братским народам и глобальному миру”…, в котором приняли участие представители трех синодальных отделов Русской Православной Церкви, авторитетные представители российского и белорусского духовенства, государственные и общественные деятели», сопредседатель белорусского Общественного совета по нравственности и «председатель правления Союза писателей Беларуси, генерал-лейтенант Николай Иванович Чергинец указал на повысившуюся сегодня ответственность деятелей культуры перед Отечеством, на полезность их вовлечения в идеологическую работу с населением… Его активно поддержала Народная артистка РСФСР, Лауреат Государственной Премии СССР Зинаида Михайловна Кириенко: она отметила, что уже настал момент, когда деятелям культуры пора напомнить об ответственности как гражданина и патриота, вовлекать их творческий потенциал и влияние на массового зрителя, читателя, как минимум, в решение задач национальной безопасности. Наконец, именно деятели культуры – одна из тех категорий деятелей, для таланта которых нет границ, которые пользуются авторитетом далеко за пределами своей страны, имеют гораздо больше возможностей послужить внешнеполитическим интересам Родины, чем профессиональные дипломаты, и должны делать это. И, в том числе, на ниве народной дипломатии тесно взаимодействовать с Церковью, усиливать ее миротворческие действия, вести идеологическую работу». И здесь мы видим, как почва для возделывания готова, «жатвы много» (Лк.10:2), да и делателей совсем немало. Осталось только, чтобы слуги «Господина жатвы» в священном сане проявили достаточно воли и усердия!

По данным образу и подобию должно выстраиваться вначале просветительско-вразумляющее, а потом и симфоническо-синергийное взаимодействие Церкви и государства и во всех прочих областях народной жизни, – и развивая направления, относительно которых уже достигнуто согласие, и мягко перекраивая имеющиеся криво сросшиеся суставы общественного уклада (в том числе в умственных представлениях чиновников и общества). В пример можно привести борьбу за возрождение и охрану семьи и семейно-целомудренные ценности, которая в целом (но, разумеется, не в конкретных частностях) имеет прямое одобрение со стороны высшего руководства страны и всех ветвей его власти, но которая весьма слабо реализуется нынешней церковной администрацией, порой доходя даже до антисемейного коллаборационизма: как минимум, в силу сочувствия либеральному мировоззрению, а часто и имея прямую финансовую заинтересованность со стороны западных фондов. Таковые, безусловно, не способны, ибо не болеют и не горят желанием, бороться со всеми запускаемыми в белорусскую семью стрелами и даже самыми грубыми мерзостями – такими, например, как «борьба с домашним насилием», «ювенальная юстиция», «гендерное равенство», за которыми грядет и «правозащитное продвижение» легализации в Белоруссии проституции.

Между тем, демографические показатели, которые достаточно чутко отражают реальное положение дел в семейной сфере и одновременно весьма остро ощущаются прагматично смотрящими на мир властями, являются прекрасным подспорьем для совершения больших прорывов. И осознание неприступности этих показателей и их улучшения для указов Президента, даже подкрепленных всемерной материальной стимуляцией, становится для властей всё более очевидным. На недавнем большом «совещании у Президента Беларуси Александра Лукашенко по демографической ситуации и совершенствованию мер государственной поддержки семей, воспитывающих детей», последний заявил: «У нас и так уже добавлено настолько, что ни одна страна в мире не поддерживает так семьи с детьми, как мы… Я прочитал анализ по странам: допустим, в Германии очень сильные выплаты, а рождаемость практически как в Беларуси. И там, где не очень поддерживают семьи, там такая же рождаемость… Прирост населения, повышение трудового потенциала – вопрос национальной безопасности… В ближайшие годы необходимо разработать и реализовать действенные меры, направленные на увеличение рождаемости населения Беларуси. При этом важно уделить внимание формированию в обществе позитивного и уважительного отношения к материнству и семейным ценностям. Жду от участников активного обсуждения и предложений по улучшению демографической ситуации в стране… В 2018 году в Беларуси родились менее 95 тыс. детей, что на 8% меньше в сравнении с 2017-м… В результате естественная убыль составила более 25 тыс. человек, увеличившись на 9 тыс.».

Действительно, материальные меры поддержки многодетных семей в Белоруссии значительные и не могут сами по себе что-то прибавить к рождаемости, как ни пыжься. Хотя пыжиться нужно, к чему президент А.Лукашенко призывает уже на «Большом разговоре»: «В ближайшее время мы примем решения. Они должны быть беспрецедентными. Главное – это жилье [в материальном плане во многом это – так]. Если третий ребенок родился и ты, условно, получаешь бесплатно квартиру от государства, думаю, будут рожать… Многодетная семья является единственным спасением для народа, особенно в свете тенденции сокращения рождаемости, захватившей всю Европу». Но тут-то как раз президент Лукашенко и призван осознать (опять же не без помощи Церкви), что проводимые им последнее десятилетие либерально-рыночные реформы, ввергшие белорусскую экономику в устойчивый кризис и служащие не развитию народного хозяйства, но только интересам капиталистов (причем преимущественно финансовых и торговых), напрочь подрывают экономические меры поддержки многодетных семей, ведя к безработице и обнищанию последних в условиях рыночно-конкурентной диктатуры. Более того, сама постоянная либерально-рыночная риторика правительства вселяет в молодые семьи чувство неуверенности в завтрашнем дне, а в молодежь – соответствующую идеологию, попросту массово выталкивая ее из страны в поисках «рая» на Западе. При этом, многим гражданам очевидно, что если до власти дорвутся созревшие западники, то вся поддержка семьям будет в один день ликвидирована как на Украине. Проще говоря, если у гражданина не будет постоянной работы с достойной зарплатой (достаточной для содержания семьи на простом человеческом уровне) и уверенности в устойчивости такого положения дел, то даже материальные меры стимулирования рождаемости будут полностью обессмыслены и бесполезными.

И если А.Г.Лукашенко не хочет уйти в историю отступником от собственных же идеалов народного Батьки (а такая угроза только возрастает), то ему необходимо провести решительную ревизию экономической политики. Но, как он верно сам же заметил, всё равно материальная стимуляция упирается в потолок. А чиновники в ответ на его призыв только такие меры и предложили. И здесь-то и должна на помощь к нему прийти Церковь! И, в частности, на пальцах объяснить, что без восстановления религиозности в обществе, всецелого и детального переосмысления белорусами смысла своей личной жизни на христианских началах никакого фундаментального восстановления семьи ни за что в жизни не произойдет, а уж о многодетности и говорить не приходится, равно как и об удержании молодежи в стране, несмотря на экономические условия, которые в любом случае на Западе будут объективно привлекательнее (то есть, Белоруссия рожает и образовывает людей, а Запад их потребляет готовыми)! Уже сам президент в том же «Большом разговоре» сетует: «Найти настоящих мужчин в Беларуси нашим женщинам не так просто. С мужиками, конечно, беда» (упомянув про множество отсрочек от армии). А почему беда именно с мужиками? Вот, пусть зайдет в субботний вечер в несколько храмов и увидит, кто там находится. А потом посетит местные пивбары и винно-водочные отделы (которым в государстве дается зеленый свет), казино и спортивные арены (взлелеял лично президентом). А еще запросит провести социологическое обследование по «потреблению» телевидения. И всё это – развлечения! А многодетность и армия с привычным увеселительно-развлекательным образом жизни категорически несовместимы!

Что до многодетности, то крайне важно, чтобы Церковь донесла до главы государства, что при общенародном удельном коэффициенте рождаемости примерно в 1,4-1,5 ребенка на одну женщину (то есть, безнадежном старении и вымирании народа) таковой в белорусских воцерковленных семьях равен 2,6 детям (то есть, устойчивый рост численности народа), а в семьях священнослужителей – около 4 (то есть, бурный рост и омоложение народа)!

Да достаточно взглянуть даже на последнюю официальную отчетность по демографической динамике в Беларуси, чтобы увидеть (с.4), насколько здесь более благоприятная ситуация в Брестской области, в которой, в силу отделенности Западной Белоруссии от Советской России в период террора и уничтожения в ней Церкви в 1920-1930-х, православных верующих на порядок выше, чем в центральной и восточной Белоруссии (и даже в сравнении с Гродненской областью, ибо здесь нет католиков): при критически низкой рождаемости в наименее религиозном Минске (менее 9 новорожденных на 1000 человек, да еще с учетом самого молодого состава населения в нем) и Витебской области (не намного лучше и в Могилевской) в Гродненской она достигает 10,2‰, а в Брестской – 11,1‰. Характерно, что общую статистику в западнобелорусских регионах Витебской области сильно портят (с.7-9) именно католические Браславский и Поставский регионы, особо разительно отличающиеся в худшую сторону от православных областей данного региона (напомним, что католические регионы самой Европы обогнали по разложению семейности протестантские, а самой низкорождающей страной Европы является, не просто поверить, Польша). Точно такая же региональная статистика (с.36) и по разводимости (распадению браков).

И эти цифры еще не учитывают сравнительную готовность детей из воцерковленных и невоцерковленных семей оставаться на родине и трудиться на благо Отечества (в том числе защищать его), несмотря на стесненные условия. И никакие школьные морализаторства и увещевания лозунгами БРСМ сами по себе отнюдь не усилят эту решимость! Итак, если белорусское государство и лично его глава действительно заботятся о численном росте и процветании белорусского народа, то рост его православной религиозности становится вопросом государственной значимости и даже демографической безопасности, простого выживания. И Церковь вполне могла бы усилить наглядное осознание этого факта, например, проводя фестивали православных многодетных семей и сугубо – священнических семей! А уж, если по всей правде и при нелицемерном ревновании, – на повестке дня должно стоять проведение большого семейного конгресса (белорусского, евразийского или всеславянского масштаба) под руководством Церкви и при поддержке государства, с привлечением на него всех сил церковной и нравственно-патриотической светской, ученой и иной интеллигенции, с выработкой обращения и подробной резолюции для всех уровней власти, всех профильных учреждений, с осуществлением последующей церковно-государственно-общественной работы по возрождению и защите семьи и целомудрия вслед такому конгрессу и по исполнению его заветов.

Примером же того, как действительно должно действовать на государственном уровне боевое церковное соединение в составе Синодальной комиссии по семье и Синодальных отделов по информации и по взаимодействию с обществом, а также соборной православной общественности, представляет собой духовно обоснованное «обращение в Палату представителей, направленное представительницей движения Пролайф-Беларусь теологом-религиоведом Юлией Чирвой»: «Открытый геноцид в современном международном праве строго наказывается, это было показано на Нюрнбергском процессе, поэтому планировщики населения – те, кто не заинтересован в том, чтобы и наша страна процветала, развивалась, была независимой и суверенной, – навязывают нам геноцид через абортивную сферу. Основные аргументы, которые выдвигают сторонники геноцида белорусов абортивными методами, не выдерживают критики. Статистика и научные исследования показывают, что в странах, где аборты запрещены на законодательном уровне, самый низкий показатель женской смертности. А утверждение о том, что законодательный запрет абортов приведёт к росту криминальных абортов, противоречит всем законам логики и здравого смысла. Из этого утверждения следует, что “если разрешить убивать людей на улице, то криминальных убийств станет меньше”. 80% процентов преступлений не совершаются из-за страха наказания…

Вопрос о запрете абортов должен быть вынесен на общереспубликанский референдум. Пусть каждый засвидетельствует свою позицию. Представители традиционных вероисповеданий, люди доброй воли имеют полное право заявить о том, что они против убийства нерождённых детей. Предлагаю следующие поэтапные шаги:

• предоставить представителям Движения Пролайф-Беларусь возможность провести кампанию социальной рекламы по профилактике абортов, предоставив им необходимый административный ресурс: площадки в государственных СМИ, оказать содействие в проведении конференций и круглых столов, предоставить возможность распространения социальной рекламы в общественных местах;

• исключить все виды абортов из перечня медицинских услуг и прекратить их финансирование из бюджета…;

• создать условия, в которых акушерам-гинекологам будет выплачиваться материальное поощрение за каждую сохранённую беременность: эффективность работы женской консультации будет оцениваться не по количеству абортов, а по количеству сохранённых жизней детей…;

• заложенная в программу “Устойчивого развития”-2030 [которую яро продвигает ряд высокопоставленных лоббистов во главе с недавней министром труда и соцзащиты, замглавы Сената М.Щеткиной] концепция Планирования Семьи также должна быть пересмотрена, т.к. она противоречит Конституции, принципам защиты материнства и детства, программе “демографической безопасности”;

• запретить научные эксперименты над эмбрионами, в том числе и для совершенствования ВРТ;

• запретить в РБ суррогатную проституцию, торговлю донорскими половыми клетками и торговлю детьми, которая фактически легализована законом о вспомогательных репродуктивных технологиях…;

• прекратить финансирование за наши деньги всех проектов, связанных с проектами внедрения гендера в РБ: первые этапы реализации политики гендерного равенства наглядно показали, что основная её цель – разрушение традиционной семьи и поэтапная подготовка общества к легализации однополых сожительств;

• стерилизация и смена пола, бесплатные и доступные сегодня в РБ, должны быть запрещены, т.к. противоречат нравственным принципам нашего народа и приводят к инвалидизации…;

• следует обратить внимание на то, что 27 статья закона РБ “О здравоохранении” противоречит целому ряду законов нашей страны. Так в Конституции РБ в статье 24 сказано: “каждый имеет право на жизнь”; в Кодексе о браке и семье – власть гарантирует защиту жизни ребёнка как до, так и после рождения; статья ст. 1037 Гражданский Кодекс Беларуси говорит о том, что “наследниками по завещанию по закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства”; в соответствии с Уголовным кодексом РБ, убийство беременной женщины признаётся особо тяжким преступлением с отягчающими обстоятельствами, т.к. признаётся то, что ребёнок в утробе матери – это живой человек; 27 статья закона “О здравоохранении” противоречит тому, что “в Республике Беларусь материнство охраняется и поощряется государством” (32 статья того же Закона);

• начать обсуждение возможности вынесения вопроса о полном запрете абортов на общереспубликанский референдум».

Пантелеимон Филиппович

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Пантелеимон Филиппович:
Преамбула надежды
Обсуждение изменений в российскую Конституцию
13.02.2020
Призвание Церкви в государстве Белой Руси
Часть 8. Казачество, Крестные ходы, искусство, демографическое чудо через возрождение семейных добродетелей
01.02.2020
Призвание Церкви в государстве Белой Руси
Часть 7. Храмостроительство
29.01.2020
Призвание Церкви в государстве Белой Руси
Часть 6. Святорусское историческое просвещение учащейся молодежи и всего народа
26.01.2020
Призвание Церкви в государстве Белой Руси
Часть 5. Новые редуты в образовании
24.01.2020
Все статьи автора