Ангел трезвости - митрополит Владимир (Богоявленский)

Доклад на епархиальном Братском совете 28 сентября 2017 года

 

7 февраля 2018 года исполняется 100 лет со дня мученической кончины выдающегося деятеля трезвеннического движения митрополита Владимира (Богоявленского). Он является первым новомучеником  Российским, всегда боровшимся за чистоту учения Христовой Церкви. Он был самородком из глубинки впитавшим в себя честность и благочестие с детства и плыл по жизни против течения революционных и антицерковных настроений общества и несмотря на козни врага рода человеческого во всех местах, куда его определял Господь - заботливо возделывал Ниву Господню.

Родился Василий 14 января 1848 года четвертым ребенком из семи детей в семье священника Никифора, настоятеля Никольской церкви и его жены Ирины Антоновны. В 1857 году отец Никифор скончался. Василию было 9 лет, когда не стало его отца, но уже в этом возрасте он решил продолжить потомственную ветвь служения Богу. Василий застал еще время крепостного права, в народе царило свободомыслие и недовольство властью и церковью, и даже в духовных учреждениях ощущались антицерковные настроения, именно в те времена Семинария называлась «бурсой», когда студенты в своей основной массе не хотели впоследствии быть священнослужителями и, наоборот, по окончании выходили с ненавистническими настроениями против Церкви.

 Василий, окончив Духовное Училище, поступает в Тамбовскую Духовную семинарию. Всегда ему на глаза попадаются люди настроенные против Церкви, везде он сталкивается с модным тогда революционным движением. Интеллигенция настроена не столько против христианства, сколько против церковной администрации. Бывшие недовольные церковью семинаристы становятся атеистами, увлекаются западничеством и проникаются ненавистью к православию.  Эти брожения распространяются как раковая опухоль не только на молодежные круги, но и на все население России в целом, потому всюду начинают появляться альтернативные возможности для тех людей, кто веру в Бога не потерял. К сожалению, даже люди воспитанные церковью внимая современным веяниям, начинают терять авторитет Церкви. Возможно, в этом были виноваты и сами священнослужители рассматриваемой эпохи, которые упустили где-то момент отступления народа. Одним словом, начинают появляться сектантские братства, хлысты, беседники, множество различных вариантов альтернативного христианства для православного народа, что удивительно, для этой эпохи, так это то, что даже некоторые священнослужители не видят в этих обществах ничего опасного. В этих обществах народу предлагается верить в Бога вне архиереев и священников, подменяется и понятие церкви  Василий, будучи сыном священника и уяснив с детства истинность и преемство Церкви видел эту повсеместную проблему и в семинарии часто вступал в длительные споры со сверстниками и что удивительно, не находил единомышленников, потому не мог даже завести ни с кем дружбу, как только с более старшими священнослужителями, которые видели в Василие, будущего защитника Церкви Христовой. Окон­чив Там­бов­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, он, как по­да­ю­щий боль­шие на­деж­ды, спо­соб­ный сту­дент, был на­прав­лен для про­дол­же­ния об­ра­зо­ва­ния в Ки­ев­скую Ду­хов­ную ака­де­мию.

Сво­ей спе­ци­а­ли­за­ци­ей в ака­де­мии Ва­си­лий вы­брал цер­ков­но-прак­ти­че­ское от­де­ле­ние, на ко­то­ром пре­по­да­ва­лись сло­вес­ность, ис­то­рия ино­стран­ной ли­те­ра­ту­ры, го­миле­ти­ка, ка­но­ни­че­ское пра­во, ли­тур­ги­ка. В ака­де­мии вполне вы­явил­ся ха­рак­тер Ва­си­лия как че­ло­ве­ка де­ли­кат­но­го, вы­дер­жан­но­го и так­тич­но­го. Он не лю­бил ссор, кол­ких раз­го­во­ров и страст­ных спо­ров. Бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда раз­дра­жен­ные го­ря­чим спо­ром сту­ден­ты го­то­вы бы­ли дой­ти до вза­им­ных оскорб­ле­ний, и то­гда Ва­си­лий вме­ши­вал­ся в спор и при­ми­рял их.
Уже на пер­вом кур­се об­на­ру­жи­лись его вы­да­ю­щи­е­ся спо­соб­но­сти. Как сту­дент он от­ли­чал­ся при­мер­ным тру­до­лю­би­ем и при­ле­жа­ни­ем, ис­прав­но по­се­щая все лек­ции на­став­ни­ков. Его со­чи­не­ние по сло­вес­но­сти за­слу­жи­ло са­мые вы­со­кие по­хва­лы пре­по­да­ва­те­ля и по­ка­за­ло неря­до­вое зна­ком­ство с ино­стран­ной ли­те­ра­ту­рой по изу­ча­е­мо­му во­про­су. Сре­ди то­ва­ри­щей по ака­де­мии Ва­си­лий с са­мо­го на­ча­ла от­ли­чал­ся про­по­вед­ни­че­ски­ми да­ро­ва­ни­я­ми, стя­жав­ши­ми ему впо­след­ствии за­слу­жен­ную по­пуляр­ность.
На тре­тьем кур­се им бы­ло на­пи­са­но кан­ди­дат­ское со­чи­не­ние на те­му «О пра­ве цер­ков­но­го от­лу­че­ния».

В 1874 году Киевскую Духовную Академию оканчивает со степенью кандидата богословия и направляется преподавателем в Тамбовскую Духовную семинарию, где преподает гомилетику, литургику, Священное Писание и пастырское богословие, а из светских дисциплин ведет немецкий язык и географию, параллельно преподавая в епархиальном женском училище и женской гимназии.

В 1882 го­ду Ва­си­лий Ни­ки­фо­ро­вич же­нил­ся. 31 ян­ва­ря 1882 го­да епи­скоп Там­бов­ский и Щац­кий Пал­ла­дий (Ган­ке­вич) ру­ко­по­ло­жил его во свя­щен­ни­ка к По­кров­ской со­бор­ной церк­ви го­ро­да Коз­ло­ва (с 1932 года переименован в Мичуринск, Тамбовская область). В 1883 го­ду отец Ва­си­лий был на­зна­чен бла­го­чин­ным церк­вей го­ро­да Коз­ло­ва и на­сто­я­те­лем Тро­иц­кой церк­ви. Для паст­вы го­ро­да он явил­ся за­ме­ча­тель­ным про­по­вед­ни­ком, рев­ност­ным хра­ни­те­лем древ­не­рус­ских усто­ев жиз­ни и про­тив­ни­ком мод­ных тео­рий, раз­ру­ша­ю­щих се­мью. Од­на­ко Про­мысл Бо­жий из­ме­нил те­че­ние жиз­ни от­ца Ва­си­лия: от ту­бер­ку­ле­за скон­ча­лась его су­пру­га, а за­тем умер и един­ствен­ный ре­бе­нок.
8 фев­ра­ля 1886 го­да в Там­бов­ском Ка­зан­ском мо­на­сты­ре отец Ва­си­лий (в 38 лет) был по­стри­жен в ман­тию с име­нем Вла­ди­мир. На сле­ду­ю­щий день он был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чен на­сто­я­те­лем Коз­лов­ско­го Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря. 6 ок­тяб­ря 1886 го­да ар­хи­манд­рит Вла­ди­мир был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ан­то­ни­е­ва мо­на­сты­ря в Нов­го­ро­де и чле­ном Нов­го­род­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии.
13 июня 1888 го­да в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры в Санкт-Пе­тер­бур­ге ар­хи­манд­рит Вла­ди­мир (в 40 лет) был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ста­ро­рус­ско­го, ви­ка­рия Нов­го­род­ской епар­хии. По­сле хи­ро­то­нии, по обы­чаю то­го вре­ме­ни, но­во­по­став­лен­ный епи­скоп устро­ил обед, на ко­то­рый был при­гла­шен мит­ро­по­лит Санкт-Пе­тер­бург­ский Ис­и­дор (Ни­коль­ский). Сре­ди дру­гих при­гла­шен­ных был из­вест­ный сла­вя­но­фил, че­ло­век, глу­бо­ко ин­те­ре­со­вав­ший­ся цер­ков­ны­ми де­ла­ми и во­про­са­ми, ге­не­рал Ки­ре­ев. По­сле обе­да епи­скоп Вла­ди­мир вы­шел вме­сте с ге­не­ра­лом, и тот спро­сил его: «Сколь­ко вам лет, вла­ды­ко?» - «Со­рок лет», - от­ве­тил епи­скоп. Ге­не­рал вздох­нул, за­ду­мал­ся и ска­зал: «Ах, мно­го ужас­но­го уви­ди­те вы в жиз­ни Церк­ви, ес­ли про­жи­ве­те еще хоть два­дцать пять лет». Эти сло­ва ге­не­ра­ла-сла­вя­но­фи­ла вла­ды­ка пом­нил всю жизнь и от­но­сил­ся к ним, как к про­ро­че­ству, а с при­бли­же­ни­ем смут­но­го вре­ме­ни со все боль­шей се­рьез­но­стью и скор­бью их вспо­ми­нал.
Сра­зу же при на­ча­ле сво­е­го ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния в ка­че­стве ви­ка­рия епи­скоп Вла­ди­мир стал пред­при­ни­мать ме­ры, чтобы рас­ши­рить круг де­я­тель­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ак­тив­ных ми­рян. Как ар­хи­ерей, он стал пред­се­да­те­лем Брат­ства Свя­той Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей, ко­то­рое за­ни­ма­лось ши­ро­кой из­да­тель­ской и про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­стью. 16 ок­тяб­ря 1888 го­да епи­скоп по­ло­жил на­ча­ло вне­бо­го­слу­жеб­ным со­бе­се­до­ва­ни­ям в Со­фий­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре

19 ян­ва­ря 1891 го­да епи­скоп Вла­ди­мир был на­зна­чен на Са­мар­скую ка­фед­ру

На­род вспо­ми­нал слу­же­ния его де­сят­ки лет, и выс­шей от на­ро­да по­хва­лой слу­жи­те­лям Церк­ви бы­ва­ли сло­ва: "Ты слу­жишь, как Вла­ды­ка наш Вла­ди­мир"...За­ме­ча­тель­на его про­сто­та, при ви­ди­мой су­ро­во­сти и за­мкну­то­сти, в об­хож­де­нии и при­е­ме про­сте­цов-кре­стьян, с ко­то­ры­ми он всту­пал при обо­зре­нии церк­вей в бе­се­ды, за­хо­дя и к ста­ро­сте-кре­стья­ни­ну так же, как и к знат­но­му ли­цу.  он пер­вый из Са­мар­ских ар­хи­пас­ты­рей воз­буж­да­ет пред выс­шей цер­ков­ной вла­стью хо­да­тай­ство об от­кры­тии мис­сии, за­бо­тясь дать ей луч­шее на­прав­ле­ние и по­ни­мая под мис­си­ей ши­ро­кое слу­же­ние Церк­ви Бо­жи­ей...
Сам при­сут­ству­ет на на­род­ных чте­ни­ях и бе­се­дах, вы­сту­пая все­гда с жи­вым сло­вом, за­бо­тясь о про­цве­та­нии и раз­ви­тии де­я­тель­но­сти Брат­ства име­ни свя­ти­те­ля Алек­сия. В го­ды сти­хий­ных бед­ствий, охва­тив­ших Са­мар­скую епар­хию... он яв­ля­ет­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком на­род­ным. Для борь­бы с го­ло­дом от­кры­ва­ет ко­ми­те­ты, при хра­мах и мо­на­сты­рях ор­га­ни­зо­вы­ва­ет сто­ло­вые для бед­но­ты, а в шко­лах - для де­тей, рас­сы­ла­ет воз­зва­ния о по­мо­щи, по­сы­ла­ет в Пет­ро­град об­раз­цы "го­лод­но­го" хле­ба... Он и то­гда, бо­лее 25 лет то­му на­зад, для бла­га на­род­но­го, в из­вест­ные хо­лер­ные бун­ты, ко­гда власть те­ря­лась, пер­вый по­шел к на­ро­ду с кре­стом в ру­ках, вра­зум­ляя на­род, при­зы­вая к мо­лит­ве и бла­го­ра­зу­мию, пер­вый обо­шел хо­лер­ные ба­ра­ки, бла­го­слов­ляя боль­ных и при­зы­вая к по­дви­гу слу­же­ния боль­ным здо­ро­вых».
Для при­вле­че­ния в хра­мы де­тей вла­ды­ка в день па­мя­ти рав­ноап­о­столь­ных Ки­рил­ла и Ме­фо­дия 11 мая 1891 го­да при­гла­сил в со­бор всех уча­щих и уча­щих­ся. На­чаль­ни­ки учеб­ных за­ве­де­ний вна­ча­ле не под­дер­жа­ли вла­ды­ку, и в пер­вый год про­ве­де­ние это­го празд­ни­ка не уда­лось. Но ар­хи­пас­тырь не от­сту­пил­ся от сво­е­го бла­го­го на­ме­ре­ния. Пе­ред на­ступ­ле­ни­ем празд­ни­ка в сле­ду­ю­щем го­ду он об­ра­тил­ся во все го­род­ские ин­стан­ции, ве­да­ю­щие на­род­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, и в этот год этот об­ще­школь­ный празд­ник со­сто­ял­ся вполне. С утра весь со­бор был за­пол­нен детьми и учи­те­ля­ми.
Епи­скоп боль­шое зна­че­ние при­да­вал цер­ков­но­му об­ра­зо­ва­нию, и бла­го­да­ря его за­бо­там бы­ло от­кры­то око­ло ста пя­ти­де­ся­ти цер­ков­но­при­ход­ских школ. «Обя­зан­ность учить де­тей из­древ­ле ле­жа­ла на ду­хо­вен­стве, - не уста­вал по­вто­рять вла­ды­ка, - и оно по­сто­ян­но вы­пол­ня­ло этот свя­щен­ный долг с без­за­вет­ной пре­дан­но­стью. Глав­ное - необ­хо­ди­мо вну­шать де­тям страх Бо­жий. Но вме­сте с тем необ­хо­ди­мо пом­нить, что изу­че­ние это долж­но со­вер­шать­ся серд­цем, а не од­ним толь­ко умом, а это до­сти­га­ет­ся через на­уче­ние де­тей мо­лит­ве в са­мом ран­нем воз­расте, еще до по­ступ­ле­ния в шко­лу».
В Са­ма­ре вла­ды­ка по­ло­жил на­ча­ло вне­бо­го­слу­жеб­ным чте­ни­ям, на ко­то­рых слу­ша­те­лям пред­ла­га­лись по­вест­во­ва­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния из ду­хов­ных жур­на­лов и книг или лич­ные на­став­ле­ния свя­щен­ни­ков. Та­кие чте­ния со­вер­ша­лись в раз­ных хра­мах по­оче­ред­но. Епи­скоп Вла­ди­мир со­вер­шал ве­чер­ню с чте­ни­ем ака­фи­ста, за­тем всту­пи­тель­ным сло­вом от­кры­вал са­мо чте­ние, ко­то­рое про­дол­жал при­ход­ской свя­щен­ник, а вла­ды­ка са­дил­ся на по­след­нюю ска­мей­ку и оста­вал­ся здесь до кон­ца. Со вре­ме­нем ему уда­лось при­вить на­ро­ду лю­бовь к этим чте­ни­ям, и лю­ди уже за­ра­нее спра­ши­ва­ли, «где бу­дет чи­тать вла­ды­ка ака­фист». Глав­ную цель де­я­тель­но­сти ос­но­ван­но­го в Са­ма­ре ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ско­го Брат­ства име­ни свя­ти­те­ля Алек­сия вла­ды­ка ви­дел в ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ном про­све­ще­нии на­ро­да, в улуч­ше­нии цер­ков­но-школь­но­го де­ла, в под­дер­жа­нии вос­крес­ных школ и снаб­же­нии их учеб­ни­ка­ми и учеб­ны­ми по­со­би­я­ми бес­плат­но, или по низ­ким це­нам, или в кре­дит, в со­дей­ствии уве­ли­че­нию чис­ла цер­ков­но­при­ход­ских биб­лио­тек, для че­го ор­га­ни­зо­вы­ва­лась вы­пис­ка и до­став­ка книг от из­да­те­лей и кни­го­тор­гов­цев.
Для ин­тел­ли­ген­ции вла­ды­ка от­крыл в зда­нии Го­род­ской Ду­мы бес­плат­ные чте­ния ре­ли­ги­оз­но­го со­дер­жа­ния, про­хо­див­шие в ве­чер­нее вре­мя и охот­но по­се­щав­ши­е­ся все­ми со­сло­ви­я­ми. Чис­ло по­се­ти­те­лей бы­ва­ло иной раз столь зна­чи­тель­но, что зал Ду­мы не вме­щал всех при­сут­ству­ю­щих, и то­гда они за­пол­ня­ли хо­ры и при­ле­га­ю­щие к за­лу ком­на­ты.
В 1892 го­ду Са­мар­скую гу­бер­нию по­ра­зи­ли два бед­ствия: го­лод от неуро­жая и раз­ра­зив­ша­я­ся по­сле него эпи­де­мия хо­ле­ры. Вла­ды­ка учре­дил епар­хи­аль­ный ко­ми­тет для сбо­ра средств и раз­да­чи по­жерт­во­ва­ний. По ука­за­нию вла­ды­ки та­кие ко­ми­те­ты бы­ли учре­жде­ны во всех уезд­ных го­ро­дах епар­хии. Он дал спе­ци­аль­ное ука­за­ние ду­хов­ной кон­си­сто­рии об от­чис­ле­нии цер­ков­ных средств на по­мощь го­ло­да­ю­щим. По его бла­го­сло­ве­нию бы­ли со­став­ле­ны спис­ки лиц, преж­де все­го ду­хов­но­го зва­ния, а за­тем дру­гих со­сло­вий, нуж­да­ю­щих­ся в пер­во­оче­ред­ной по­мо­щи. При мо­на­сты­рях и бо­га­тых при­хо­дах бы­ли от­кры­ты сто­ло­вые и чай­ные для бед­ня­ков, всех уча­щих­ся кор­ми­ли бес­плат­но.
Во вре­мя эпи­де­мии хо­ле­ры вла­ды­ка стал устра­и­вать на пло­ща­дях Са­ма­ры об­ще­на­род­ные мо­леб­ствия пе­ред чти­мым об­ра­зом Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри об из­бав­ле­нии на­ро­да от гу­би­тель­ной бо­лез­ни. В сво­их про­по­ве­дях вла­ды­ка при­зы­вал жи­те­лей го­ро­да ока­зы­вать по­мощь боль­ным. «При­зре­ние за боль­ны­ми - это од­но из та­ких доб­рых дел, ко­то­рые ни­ко­гда не оста­нут­ся без на­гра­ды», - го­во­рил он. Епи­скоп сам по­се­щал ла­за­ре­ты, обод­ряя и уте­шая боль­ных сло­вом и сов­мест­ной мо­лит­вой. Ко­гда эпи­де­мия до­стиг­ла та­ких раз­ме­ров, что на хо­лер­ном клад­би­ще ста­ли хо­ро­нить од­новре­мен­но сот­ни лю­дей, вла­ды­ка стал слу­жить здесь па­ни­хи­ды о но­во­пре­ста­вив­ших­ся. В кон­це кон­цов эпи­де­мия по­шла на спад и пре­кра­ти­лась, что мно­гие при­пи­сы­ва­ли де­я­тель­но­сти и мо­лит­вам вла­ды­ки.
По­сле окон­ча­ния эпи­де­мии лю­ди ста­ли скор­беть о сво­их умер­ших род­ствен­ни­ках, в осо­бен­но­сти же о том, что они по­чи­ва­ют за го­ро­дом, вда­ли от хра­ма Бо­жье­го, и епи­скоп то­гда объ­явил, что на этом клад­би­ще бу­дет со­вер­ше­на все­лен­ская па­ни­хи­да обо всех умер­ших в Са­ма­ре во вре­мя эпи­де­мии, и сам воз­гла­вил слу­же­ние.
Од­на­ко, толь­ко лишь от­сту­пи­ли скор­би, при­чи­на ко­то­рых ча­сто кро­ет­ся в гре­хах че­ло­ве­че­ских, как лю­ди сно­ва при­ня­лись за со­вер­ше­ние тех же гре­хов. В день Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи вла­ды­ка со­вер­шил мо­лит­ву о всех пре­ста­вив­ших­ся, за­тем на пло­щадь пе­ред со­бо­ром бы­ла при­не­се­на из Пре­об­ра­жен­ской церк­ви Смо­лен­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри и от­слу­жен мо­ле­бен, в кон­це ко­то­ро­го епи­скоп ска­зал: «К со­жа­ле­нию, ед­ва толь­ко уда­ля­ет­ся от нас гнев Бо­жий, жизнь го­ро­да на­чи­на­ет уже опять при­ни­мать тот вид, ка­кой она име­ла до бо­лез­ни: хра­мы Бо­жии сно­ва пу­сте­ют, пло­ща­ди гра­да опять огла­ша­ют­ся бес­чин­ны­ми пляс­ка­ми, бес­стыд­ны­ми пес­ня­ми».
18 ок­тяб­ря 1892 го­да епи­скоп Вла­ди­мир (в 44 года) был на­зна­чен эк­зар­хом Гру­зии с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­епи­ско­па Кар­та­лин­ско­го и Ка­хе­тин­ско­го.

По пу­ти на ме­сто сво­е­го но­во­го слу­же­ния в Ти­флис (с 1936 года переименован в Тбилиси), ар­хи­епи­скоп озна­ко­мил­ся с нуж­да­ми, бы­том паст­вы и пас­ты­рей и со­сто­я­ни­ем хра­мов. В огром­ной вве­рен­ной по­пе­че­нию вла­ды­ки епар­хии де­ла об­сто­я­ли да­ле­ко не бла­го­по­луч­но, и, кро­ме рас­про­стра­нив­ше­го­ся по­все­мест­но по­ро­ка пьян­ства, на Кав­ка­зе на­шли се­бе при­ют мно­же­ство сект, про­цве­та­ло язы­че­ство и свое­ко­рыст­ный на­цио­на­лизм.
При­быв в Ти­флис, ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир от­крыл во мно­гих церк­вях го­ро­да вне­бо­го­слу­жеб­ные ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные чте­ния. Для луч­шей ор­га­ни­за­ции за­ду­ман­но­го де­ла вла­ды­ка сам по­се­щал при­ход­ские хра­мы, слу­жил в них ака­фи­сты и слу­шал про­по­вед­ни­ков.
Осо­бое вни­ма­ние ар­хи­епи­скоп об­ра­щал на про­из­не­се­ние про­по­ве­дей за бо­го­слу­же­ни­ем. Сам яв­ля­ясь рев­ност­ным про­по­вед­ни­ком, он к про­по­вед­ни­че­ству при­зы­вал и ду­хо­вен­ство го­ро­да.
Вла­ды­ка при­ла­гал мно­го уси­лий, чтобы под­нять ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ный уро­вень сре­ди бед­но­ты, где ча­сто ца­ри­ло гру­бое неве­же­ство. Ста­ра­ни­я­ми свя­ти­те­ля в од­ном из бед­ней­ших рай­о­нов го­ро­да, Ко­лю­чей Бал­ке, был ос­но­ван мо­лит­вен­ный дом во имя свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия Чер­ни­гов­ско­го и ста­ли со­вер­шать­ся бо­го­слу­же­ния. Бла­го­да­ря это­му, мно­гие из здеш­них жи­те­лей пе­ре­ста­ли про­во­дить вре­мя в при­то­нах, со­кра­ти­лось и ко­ли­че­ство уве­се­ли­тель­ных за­ве­де­ний. В по­ме­ще­нии Ти­флис­ской цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням ста­ли про­во­дить­ся за­ня­тия для де­тей.
Бла­го­да­ря уси­ли­ям ар­хи­епи­ско­па, рас­коль­ни­ки, сек­тан­ты, мо­но­фи­зи­ты, ка­то­ли­ки и лю­те­ране ста­ли от­да­вать сво­их де­тей в пра­во­слав­ные цер­ков­но­при­ход­ские шко­лы. В цер­ков­но­при­ход­ских шко­лах и шко­лах гра­мо­ты во вре­мя управ­ле­ния эк­зар­ха­том ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­ми­ра, кро­ме пра­во­слав­ных де­тей, обу­ча­лось 115 де­тей сек­тан­тов и рас­коль­ни­ков, 80 - ар­мя­но-гри­го­ри­ан, 13 - ев­ре­ев, 32 лю­те­ра­ни­на, 16 ка­то­ли­ков и 7 му­суль­ман.
Вла­ды­ка при­да­вал боль­шое зна­че­ние в вос­пи­та­нии на­ро­да цер­ков­но­при­ход­ским шко­лам. Во вре­мя пре­бы­ва­ния его на Кав­ка­зе его тру­да­ми бы­ло от­кры­то бо­лее трех­сот цер­ков­но­при­ход­ских школ и устро­е­на ду­хов­ная се­ми­на­рия в Ку­та­и­си. Он сам по­се­щал эти шко­лы, на­блю­дал за уров­нем пре­по­да­ва­ния в них, про­ве­рял зна­ния де­тей.
Во вре­мя эпи­де­мии хо­ле­ры в За­кав­ка­зье в 1893 го­ду все­це­ло про­яви­лись вы­да­ю­щи­е­ся ор­га­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти вла­ды­ки. По­лу­чив 7 ав­гу­ста из ко­ми­те­та на­род­но­го здо­ро­вья из­ве­стие о том, что в по­след­них чис­лах июля об­на­ру­же­ны слу­чаи за­боле­ва­ний ази­ат­ской хо­ле­рой в Ти­фли­се, ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир при­звал все на­се­ле­ние го­ро­да к об­щей мо­лит­ве; и 15 ав­гу­ста, в день празд­ни­ка Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, со­сто­ял­ся крест­ный ход, про­шед­ший по тем ча­стям го­ро­да, где об­на­ру­жи­лись на­чат­ки эпи­де­мии. За­тем на пло­ща­ди был от­слу­жен мо­ле­бен и про­чи­та­на мо­лит­ва, по­сле ко­то­рой вла­ды­ка об­ра­тил­ся к на­ро­ду с та­ки­ми сло­ва­ми: «По­стиг­шая нас бо­лезнь не есть де­ло слу­чая, как мо­гут ду­мать неко­то­рые. Это де­ло пра­во­су­дия Бо­жия, ка­ра Все­мо­гу­ще­го, бич Бо­жий, про­стер­тый для на­ше­го же ис­пы­та­ния и отрезв­ле­ния. В Свя­щен­ном Пи­са­нии мно­го при­ме­ров, уве­ря­ю­щих, что все­гда Бог от­во­дил в сто­ро­ну Свой меч, на­прав­лен­ный на че­ло­ве­ка, ес­ли толь­ко по­след­ний, за­ме­тив его, вра­зум­лял­ся и ста­рал­ся из­ба­вить­ся от ме­ча Бо­жия».
По бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­па при ка­фед­раль­ном со­бо­ре бы­ла от­кры­та бес­плат­ная чай­ная для бед­ней­ше­го на­се­ле­ния Ти­фли­са; здесь же, в чай­ной, бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на чи­таль­ня, где для же­ла­ю­щих бы­ли раз­ло­же­ны на сто­лах раз­лич­ные кни­ги и бро­шю­ры ре­ли­ги­оз­но­го со­дер­жа­ния.
В рай­оне, на­се­лен­ном ино­вер­ца­ми, ста­ра­ни­я­ми вла­ды­ки был по­стро­ен храм в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри с за­лом для со­бе­се­до­ва­ний, в ко­то­ром ста­ли про­во­дить­ся ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные бе­се­ды. При хра­ме бы­ла от­кры­та биб­лио­те­ка, и про­да­ва­лись цер­ков­но-бо­го­слу­жеб­ные кни­ги и ико­ны.
17 ок­тяб­ря 1897 го­да ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир учре­дил Епар­хи­аль­ное ду­хов­но-про­све­ти­тель­ское мис­си­о­нер­ское Брат­ство, глав­ной за­да­чей ко­то­ро­го ста­ло рас­про­стра­не­ние и утвер­жде­ние в об­ще­стве ис­тин­ных по­ня­тий о пра­во­слав­ной ве­ре. Брат­ство объ­еди­ни­ло все об­ра­зо­ван­ное ду­хо­вен­ство и бла­го­че­сти­вых ми­рян Ти­фли­са. Чле­ны Брат­ства ста­ли устра­и­вать вне­бо­го­слу­жеб­ные со­бе­се­до­ва­ния, бе­се­ды с сек­тан­та­ми, рас­про­стра­ня­ли пе­чат­ные бро­шю­ры и кни­ги, устра­и­ва­ли биб­лио­те­ки и чи­таль­ни, Брат­ство про­во­ди­ло крест­ные хо­ды с це­лью под­ня­тия ре­ли­ги­оз­но­го ду­ха сре­ди пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния Ти­фли­са.
Бла­го­да­ря вла­ды­ке ожи­ви­лась де­я­тель­ность «Об­ще­ства вос­ста­нов­ле­ния пра­во­слав­но­го хри­сти­ан­ства на Кав­ка­зе». Это об­ще­ство при мно­гих церк­вях ор­га­ни­зо­ва­ло биб­лио­те­ки из книг ду­хов­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния на рус­ском и гру­зин­ском язы­ках. Мно­го вре­ме­ни ар­хи­епи­скоп про­во­дил в по­езд­ках по сель­ским при­хо­дам и на­хо­дя­щим­ся в са­мых глу­хих и от­да­лен­ных ме­стах оби­те­лям, труд­но до­ступ­ным из-за гор­ной мест­но­сти. Бла­го­да­ря его энер­гич­ной де­я­тель­но­сти в раз­лич­ных ме­стах эк­зар­ха­та бы­ло по­стро­е­но бо­лее ста но­вых хра­мов, воз­об­нов­ле­ны служ­бы в недей­ство­вав­ших, вос­ста­нов­лен Мц­хет­ский со­бор, Са­тар­ский и Се­мей­ский мо­на­сты­ри.
Это по­движ­ни­че­ское слу­же­ние ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­ми­ра в За­кав­ка­зье бы­ло омра­че­но мно­ги­ми ис­ку­ше­ни­я­ми и со­про­вож­да­лось мно­ги­ми чи­ни­мы­ми его на­чи­на­ни­ям пре­пят­стви­я­ми. Ри­суя ха­рак­тер вла­ды­ки и об­ста­нов­ку его цер­ков­ной де­я­тель­но­сти на Кав­ка­зе, про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов пи­сал: «...я знал о том, ка­кая нена­висть окру­жа­ла эк­зар­ха, ка­кая ца­ри­ла кле­ве­та, на­прав­лен­ная про­тив него, Я ви­дел Вла­ды­ку Вла­ди­ми­ра непо­сред­ствен­но по­сле все­го про­ис­шед­ше­го: это бы­ло пря­мо чу­дес­ное спо­кой­ствие ду­ха, ко­то­рое да­ет­ся толь­ко глу­бо­кою ве­рою и спо­кой­стви­ем чи­стой и пра­вед­ной со­ве­сти»

21 фев­ра­ля 1898 го­да ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир (в 50 лет) был на­зна­чен на Мос­ков­скую ка­фед­ру и воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та. На­чав свое ар­хи­пас­тыр­ское слу­же­ние в Москве, мит­ро­по­лит Вла­ди­мир при­ме­нил здесь весь тот опыт, ко­то­рый он при­об­рел в преды­ду­щей де­я­тель­но­сти. И преж­де все­го, он при­звал ду­хо­вен­ство ча­ще со­вер­шать бо­го­слу­же­ния и про­из­но­сить про­по­ве­ди. Для это­го он от­крыл но­вые ва­кан­сии при сто­лич­ных при­хо­дах и при­гла­сил ту­да та­лант­ли­вых про­по­вед­ни­ков. На пер­вых по­рах это не вполне по­нра­ви­лось сто­лич­но­му ду­хо­вен­ству. Но и мит­ро­по­лит Вла­ди­мир знал, что вся­кое, да­же очень дель­ное и по­ло­жи­тель­ное рас­по­ря­же­ние, оста­ва­ясь толь­ко адми­ни­стра­тив­ным, в луч­шем слу­чае не при­не­сет пло­дов, а ча­сто мо­жет при­не­сти и ху­дые, на­стро­ив под­чи­нен­ных про­тив ру­ко­во­ди­те­ля и вы­рыв меж­ду ни­ми та­кую про­пасть непо­ни­ма­ния, ко­то­рую по­том труд­но бу­дет пре­одо­леть. Един­ствен­ное сред­ство сде­лать свои рас­по­ря­же­ния дей­ствен­ны­ми - это са­мо­му пер­во­му их ис­пол­нять, ибо дав­но из­вест­но, что лег­че ска­зать, чем осу­ще­ствить ска­зан­ное, что боль­шое раз­ли­чие бы­ва­ет меж­ду ска­зан­ным и сде­лан­ным: ска­зан­ное за ми­ну­ту мо­жет по­тре­бо­вать для сво­е­го осу­ществ­ле­ния всей жиз­ни. По­то­му-то то­го толь­ко и дей­ствен со­вет, кто на де­ле осу­ществ­ля­ет то, что со­ве­ту­ет. И мит­ро­по­лит Вла­ди­мир сам при­нял­ся осу­ществ­лять то, что он рас­по­ря­дил­ся де­лать дру­гим. Он сам стал про­по­ве­до­вать так, как не про­по­ве­до­вал еще ни один Мос­ков­ский мит­ро­по­лит до него. Каж­дую неде­лю он ре­гу­ляр­но про­по­ве­до­вал на Тро­иц­ком по­дво­рье, и про­по­ве­ди эти пе­ча­та­лись в пе­ри­о­ди­че­ской прес­се.
Ре­дак­тор од­но­го из луч­ших об­ще­ствен­но-цер­ков­ных жур­на­лов то­го вре­ме­ни, со­здан­но­го при непо­сред­ствен­ном уча­стии мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра, пи­сал о нем: «Он с по­ра­зи­тель­ною ли­те­ра­тур­ной пло­до­ви­то­стью от­кли­ка­ет­ся в пе­чат­ном сло­ве на все жи­во­тре­пе­щу­щие во­про­сы на­ше­го вре­ме­ни: во­про­сы со­ци­аль­ные, го­су­дар­ства, об­ще­ства, се­мьи, лич­но­сти; во­про­сы бо­га­тых и бед­ных, ра­бо­чих и ра­бо­то­да­те­лей, тру­да и ка­пи­та­ла; во­про­сы ре­ли­гии и мо­ра­ли, ве­ры и на­у­ки, ве­ры и неве­рия; во­про­сы трез­во­сти, цер­ков­ной дис­ци­пли­ны... - все это на­хо­дит для се­бя раз­ре­ше­ние в пе­чат­ном сло­ве Вла­ды­ки, и это сло­во он в огром­ном чис­ле эк­зем­пля­ров из­да­ет и раз­да­ет бес­плат­но на­род­ной мас­се, ра­бо­чим, уча­щим­ся, пас­ты­рям...»

 Одним из ярких представителей сектантства, альтернативного христианства, явился граф Лев Николаевич Толстой, который предлагал народу собственное понимание христианства. Он резко критиковал Церковь за то, что, по его мнению, она ставит свои интересы выше, чем изначальные христианские идеалы. Его взгляды осуждали святитель Феофан Затворник и праведный Иоанн Кронштадтский.

20-22 февраля 1901 года Святейший Синод при участии митрополита Владимира отлучил Льва Толстого от причастия ( вынес постановление об отпадении его от Церкви) до его покаяния, которого, к сожалению, не последовало.

Ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря за­бо­там и по­пе­че­нию мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра, в Москве в 1903 го­ду был от­крыт Епар­хи­аль­ный дом, в ко­то­ром был воз­ве­ден храм во имя свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра; впо­след­ствии этот дом по про­ше­нию мос­ков­ско­го ду­хо­вен­ства к Свя­тей­ше­му Си­но­ду по­лу­чил на­зва­ние Вла­ди­мир­ско­го в честь сво­е­го со­зда­те­ля мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра. Вла­ди­мир­ский епар­хи­аль­ный дом стал цен­тром про­све­ти­тель­ской и мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти в Москве. В нем все ду­хо­вен­ство Моск­вы по­оче­ред­но со­вер­ша­ло бо­го­слу­же­ния и про­из­но­си­ло про­по­ве­ди. От­вет­ствен­ным за про­по­вед­ни­че­скую де­я­тель­ность был по­став­лен протоиерей Иоанн Восторгов.
По вос­крес­ным дням здесь со­вер­ша­лась ве­чер­ня с ака­фи­стом при об­ще­на­род­ном пе­нии, а по­сле бо­го­слу­же­ния про­во­ди­лись бе­се­ды ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния. В кон­це бе­сед бес­плат­но раз­да­ва­лись бро­шю­ры на раз­лич­ные те­мы. За­ча­стую вла­ды­ка сам при­ни­мал уча­стие в этих со­бе­се­до­ва­ни­ях.
В Епар­хи­аль­ном до­ме раз­ме­сти­лись мно­гие бла­го­тво­ри­тель­ные учре­жде­ния, ре­дак­ции ду­хов­ных жур­на­лов, Ки­рил­ло-Ме­фо­ди­ев­ское Брат­ство с Епар­хи­аль­ным учи­лищ­ным со­ве­том, книж­ный ма­га­зин и склад из­да­ний от­де­ла рас­про­стра­не­ния ду­хов­но-нрав­ствен­ных книг, биб­лио­те­ка с чи­таль­ным за­лом, пра­во­слав­ное мис­си­о­нер­ское об­ще­ство, по­пе­чи­тель­ство о бед­ных ду­хов­но­го зва­ния и дру­гие епар­хи­аль­ные учре­жде­ния. В боль­шом за­ле про­во­ди­лись бо­го­слов­ские чте­ния, чте­ния для ра­бо­чих, лек­ции, бе­се­ды и ду­хов­ные кон­цер­ты.
Мис­си­о­нер Мос­ков­ской епар­хии Иван Ге­ор­ги­е­вич Ай­ва­зов, под­во­дя итог де­я­тель­но­сти мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра в Москве, пи­сал: «Преж­де все­го в Москве и в епар­хии бы­ла вве­де­на и ожив­ле­на цер­ков­ная про­по­ведь, от­кры­ты для на­ро­да по­сле ве­че­рен с мо­леб­стви­я­ми и ака­фи­ста­ми вне­бо­го­слу­жеб­ные со­бе­се­до­ва­ния с раз­да­чею ре­ли­ги­оз­но-на­зи­да­тель­ных бро­шюр, за­ве­де­ны осо­бые ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ные и на­зи­да­тель­ные чте­ния для на­ро­да, для де­тей ули­цы, для уча­щих­ся низ­ших и сред­них школ, спе­ци­аль­ные чте­ния для фаб­рич­ных ра­бо­чих в на­род­ных до­мах и пуб­лич­ные бо­го­слов­ские чте­ния для ин­тел­ли­ген­ции. Вы­со­ко це­ня спе­ци­аль­ную мис­сию в Церк­ви, име­ю­щую це­лью борь­бу с рас­ко­лом, сек­та­ми, со­ци­а­лиз­мом и ате­из­мом, вла­ды­ка от­кры­ва­ет че­ты­ре долж­но­сти епар­хи­аль­ных мис­си­о­не­ров, за­во­дит спе­ци­аль­ные мис­си­о­нер­ские бе­се­ды с от­ще­пен­ца­ми от Церк­ви, от­кры­ва­ет мно­го­чис­лен­ные на­род­но-мис­си­о­нер­ские кур­сы... ку­да... он сам при­ез­жа­ет и до 11 ча­сов но­чи про­ве­ря­ет успе­хи кур­си­стов из фаб­рич­ных ра­бо­чих, на­саж­да­ет цер­ков­но-на­род­ные хо­ры, учре­жда­ет: мис­си­о­нер­ское Брат­ство во имя Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и его от­де­лы в епар­хии, спе­ци­аль­ный Мос­ков­ский Епар­хи­аль­ный Мис­си­о­нер­ский Со­вет, Брат­ство свя­ти­те­ля Алек­сия при Чу­до­вом мо­на­сты­ре, рас­ши­ря­ет де­я­тель­ность про­ти­во­рас­коль­ни­чье­го Брат­ства свя­ти­те­ля Пет­ра, от­кры­ва­ет еже­год­ные епар­хи­аль­ные мис­си­о­нер­ские кур­сы для ду­хо­вен­ства епар­хии. С це­лью па­ра­ли­зо­вать на­тиск сек­тант­ства на выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния вла­ды­ка учре­жда­ет "Зла­то­устов­ский ре­ли­ги­оз­но-фило­соф­ский кру­жок уча­щих­ся" и "Жен­ские бо­го­слов­ские кур­сы". Раз­ви­тие сек­тант­ства в Рос­сии при­ве­ло вла­ды­ку к мыс­ли о на­сущ­ной по­треб­но­сти при­спо­со­бить и на­шу выс­шую ду­хов­ную шко­лу к слу­же­нию Пра­во­слав­ной мис­сии. И вот он с 1907 го­да уси­лен­но за­бо­тит­ся об от­кры­тии в Мос­ков­ской Ду­хов­ной ака­де­мии спе­ци­аль­ной ка­фед­ры по "Ис­то­рии и об­ли­че­нию сек­тант­ства". За­бо­ты вла­ды­ки увен­чи­ва­ют­ся успе­хом, и та­кие ка­фед­ры от­кры­ты... во всех ду­хов­ных ака­де­ми­ях, что со­став­ля­ет ве­ли­чай­шую за­слу­гу Мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра пе­ред Цер­ко­вью...
Ду­хов­ная шко­ла име­ла во вла­ды­ке по­ис­ти­не сво­е­го от­ца. Он ча­сто по­се­щал ду­хов­но-учеб­ные за­ве­де­ния, за­бо­тил­ся и об их ма­те­ри­аль­ном бла­го­по­лу­чии. Он устро­ил зда­ния для Пе­ре­р­вин­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща, пе­ре­устро­ил зда­ния ду­хов­ных учи­лищ За­и­ко­но­спас­ско­го и Дон­ско­го, а так­же и жен­ско­го Фила­ре­тов­ско­го, от­крыл тре­тье жен­ское епар­хи­аль­ное учи­ли­ще при Мос­ков­ском Скор­бя­щен­ском мо­на­сты­ре, по­стро­ил дом для квар­тир пре­по­да­ва­те­лей Мос­ков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии... Осо­бою лю­бо­вью со­гре­вая цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу, Вла­ды­ка устра­и­вал кур­сы для учи­тель­ско­го пер­со­на­ла этих школ, все­ми ме­ра­ми улуч­шал их ма­те­ри­аль­ный быт... Пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия в свет­ских учеб­ных за­ве­де­ни­ях все­гда бы­ло близ­ко серд­цу вла­ды­ки, и он со­зы­вал съез­ды за­ко­но­учи­те­лей для об­суж­де­ния на­сущ­ных нужд по дан­но­му пред­ме­ту».
Мит­ро­по­лит Вла­ди­мир явил­ся вы­да­ю­щим­ся цер­ков­ным де­я­те­лем на по­при­ще борь­бы с на­род­ным пьян­ством. «"Мос­ков­ское Епар­хи­аль­ное Об­ще­ство борь­бы с пьян­ством", - пи­сал Иван Ге­ор­ги­е­вич Ай­ва­зов, - его мно­го­чис­лен­ные от­де­лы, его из­да­тель­ская жур­наль­ная и дру­го­го ви­да де­я­тель­ность, на­ко­нец... пер­вый под кро­вом Церк­ви Все­рос­сий­ский съезд прак­ти­че­ских де­я­те­лей по борь­бе с ал­ко­го­лиз­мом, по­тре­бо­вав­ший нема­ло средств и вся­ких за­бот, - все это плод ис­клю­чи­тель­ных тру­дов и за­бот Вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Вла­ди­ми­ра, ко­то­рый вло­жил в это де­ло столь­ко ини­ци­а­ти­вы, лич­ных тру­дов - ли­те­ра­тур­ных, ор­га­ни­за­тор­ских и лек­тор­ских, а так­же и ма­те­ри­аль­ных средств, что неволь­но при­хо­дишь в свя­щен­ный тре­пет при ви­де этой строй­ной и гро­мад­ной ра­бо­ты, за­пе­чат­лен­ной ха­рак­те­ром ис­тин­но­го по­дви­га в борь­бе за Трез­вую Русь, - я го­во­рю по­дви­га, по­то­му что здесь мы име­ем де­ло дей­стви­тель­но с по­дви­гом аб­со­лют­но­го воз­дер­жа­ния мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра от вся­ких спирт­ных на­пит­ков, что слу­жит глав­ным фак­то­ром вдох­но­вен­ной ра­бо­ты и мос­ков­ско­го ду­хо­вен­ства на ни­ве отрезв­ле­ния на­ро­да».
16 июня 1902 го­да, бла­го­да­ря тру­дам мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра, в ауди­то­рии Им­пе­ра­тор­ско­го ис­то­ри­че­ско­го му­зея на Крас­ной пло­ща­ди бы­ли от­кры­ты об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ные кур­сы для ра­бо­чих го­ро­да Моск­вы. От­кры­тие кур­сов при­влек­ло мно­же­ство на­ро­да, вся ауди­то­рия ис­то­ри­че­ско­го му­зея, с при­ле­га­ю­щи­ми к ней по­ме­ще­ни­я­ми, бы­ла пе­ре­пол­не­на ра­бо­чи­ми, муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. Мно­же­ство ра­бо­чих за недо­стат­ком ме­ста оста­лись око­ло зда­ния му­зея и на Крас­ной пло­ща­ди. В кон­це мо­леб­на мит­ро­по­лит Вла­ди­мир об­ра­тил­ся к ра­бо­чим со сло­вом, в ко­то­ром, об­ри­со­вав нуж­ность и по­лез­ность по­доб­ных чте­ний, ска­зал: «Две си­лы в ми­ре ве­дут борь­бу из-за гос­под­ства, - это си­ла добра и си­ла зла, и пер­вая все­гда встре­ча­ла и встре­ча­ет пре­пят­ствия со сто­ро­ны по­след­ней. До­ка­за­тель­ством се­му - Сам Гос­подь, за­пла­тив­ший Сво­ею Кро­вию за лю­бовь к че­ло­ве­че­ско­му ро­ду, до­ка­за­тель­ством то­му и це­лый сонм му­че­ни­ков, по­стра­дав­ших за имя Хри­сто­во. И, од­на­ко, не тот прав, кто с от­ча­я­ни­ем го­во­рит: "все по­гиб­ло, ни­что уже не по­мо­жет", но прав наш Спа­си­тель, Ко­то­рый го­во­рит: жат­ва мно­га. Не тот прав, кто вез­де и всю­ду ви­дит толь­ко зло и неис­пра­ви­мую пор­чу нра­вов, но тот, кто усмат­ри­ва­ет в лю­дях чер­ты, ко­то­ры­ми Гос­подь все еще при­вле­ка­ет к Се­бе на­род Свой во­пре­ки вся­ко­му про­ти­во­дей­ствию со сто­ро­ны лю­дей. Так ду­мал, так и по­сту­пал и Сам Спа­си­тель. Он ни­ко­гда не до­хо­дил до уны­ния и от­ча­я­ния. Он узна­вал чер­ты бо­же­ствен­но­го об­ра­за и в са­мых отъ­яв­лен­ных и от­вер­жен­ных греш­ни­ках, Он не об­хо­дил Сво­им вни­ма­ни­ем и уча­сти­ем и фа­ри­се­ев, и сад­ду­ке­ев. Он имел лю­бовь к лю­дям, ко­то­рая все­му ве­ру ем­лет, вся упо­ва­ет и вся тер­пит. Толь­ко та­кая лю­бовь име­ет ключ к серд­цу че­ло­ве­ка. Толь­ко эта лю­бовь име­ет ве­ру в неиз­гла­ди­мое бла­го­род­ство ду­ши че­ло­ве­че­ской, ко­то­рая, бу­дучи по при­ро­де сво­ей хри­сти­ан­кой... то­мит­ся о Бо­ге и без Него не мо­жет жить, хо­тя ино­гда и са­ма то­го не зна­ет. Спа­си­тель хо­ро­шо знал это ее свой­ство и с пол­ным успе­хом поль­зо­вал­ся им, по­ка­зы­вая при­мер и уче­ни­кам Сво­им. Он, а за­тем и уче­ни­ки Его, рев­ност­но се­я­ли се­ме­на сло­ва Бо­жия на этой вос­при­им­чи­вой поч­ве, и ка­кая чуд­ная жат­ва вы­шла из это­го по­се­ва, осо­бен­но в язы­че­ских стра­нах! Ка­кое изу­ми­тель­ное зре­ли­ще пред­ста­ви­ли со­бою те хри­сти­ан­ские об­ще­ства, ко­то­рые об­ра­зо­ва­лись здесь под вли­я­ни­ем хри­сти­ан­ской про­по­ве­ди. В ми­ре, пол­ном суе­ве­рия и неве­рия, без­бо­жия и нече­стия, воз­ник­ло в ли­це этих об­ществ но­вое че­ло­ве­че­ство, ис­пол­нен­ное жи­вой ве­ры в Веч­но­го Бо­га и та­кой пла­мен­ной люб­ви к Нему, ко­то­рую не мог­ла по­га­сить ни­ка­кая си­ла ми­ра. В ми­ре, утра­тив­шем вся­кое со­зна­ние гре­ха, пол­ном гру­бо­го раз­вра­та и без­нрав­ствен­но­сти, воз­ник­ло но­вое че­ло­ве­че­ство, са­мо­от­вер­жен­но рас­пи­на­ю­щее плоть свою со страстьми и по­хотьми. В ми­ре, ис­пол­нен­ном же­сто­ко­сти и вар­вар­ства, в ко­то­ром за­мер­ли, ка­за­лось, все неж­ные дви­же­ния серд­ца, за­ро­ди­лось че­ло­ве­че­ство, про­ник­ну­тое са­мою креп­кою и са­мою жи­вою лю­бо­вью, ко­то­рая про­сти­ра­ет­ся на все, что толь­ко но­сит на се­бе на­зва­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рая ми­лу­ет и вра­га, про­ща­ет и непри­я­те­лю. Вот по­че­му апо­стол Па­вел впра­ве был ска­зать: "вет­хое про­шло, смот­ри - все сде­ла­лось но­вым"».
Ко­нец ХIХ и на­ча­ло ХХ ве­ка яви­лись для Рос­сии вре­ме­нем пе­ре­устрой­ства хо­зяй­ствен­ной и го­судар­ствен­ной жиз­ни. Ста­ли ме­нять­ся со­слов­ные, пра­во­вые, зе­мель­ные и хо­зяй­ствен­ные от­но­ше­ния, и за несколь­ко де­ся­ти­ле­тий сто­лич­ные го­ро­да ока­за­лись за­пол­нен­ны­ми ма­сте­ро­вой мо­ло­де­жью. При­е­хав в го­ро­да на за­ра­бот­ки и для при­об­ре­те­ния про­фес­сии, она ока­за­лась в вер­те­пе без­нрав­ствен­но­сти и раз­вра­та. Го­род­ское об­ще­ство, об­ра­зо­ван­ное и необ­ра­зо­ван­ное, бо­га­тое и ни­щее, все в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни раз­вра­щен­ное, ни­че­го не мог­ло дать этой де­ре­вен­ской мо­ло­де­жи, как толь­ко по­гру­зить ее в омут раз­вра­та и об­ра­тить в тот анар­хи­че­ский и про­ти­во­го­судар­ствен­ный эле­мент, ко­то­рый раз­ру­шит впо­след­ствии го­судар­ствен­ный строй. Ни об­ще­ство, ни го­су­дар­ство не осо­зна­ли глу­би­ну со­вер­шив­ших­ся пе­ре­мен, и Цер­ковь ока­за­лась ли­цом к ли­цу с уже свер­шив­шим­ся фак­том, ко­гда мно­гие граж­дане стра­ны ста­ли пред­став­лять зна­чи­тель­ную по ко­ли­че­ству, необ­ра­зо­ван­ную по ка­че­ству и без­ре­ли­ги­оз­ную по пре­иму­ще­ству тол­пу.
29 де­каб­ря 1907 го­да мит­ро­по­лит Вла­ди­мир по­ло­жил на­ча­ло Зла­то­устов­ско­му ре­ли­ги­оз­но-фило­соф­ско­му круж­ку уча­щих­ся, на­шед­ше­му се­бе при­ют в Епар­хи­аль­ном до­ме. Кру­жок ста­вил сво­ей це­лью «со­дей­ство­вать рас­про­стра­не­нию ре­ли­ги­оз­но-фило­соф­ских идей сре­ди уча­щей­ся мо­ло­де­жи, в ду­хе стро­го-пра­во­слав­но-хри­сти­ан­ском, по ру­ко­вод­ству Свя­той Церк­ви».
30 де­каб­ря 1910 го­да мит­ро­по­лит Вла­ди­мир, об­ра­тив­шись во вре­мя со­бра­ния круж­ка к ве­ру­ю­щей мо­ло­де­жи, ска­зал: «Кто не мо­жет по­да­вать при­мер бла­го­че­стия до­ма, тот не мо­жет быть учи­те­лем и в Церк­ви Хри­сто­вой. Недо­ста­точ­но для це­хо­во­го или дру­го­го ка­ко­го-ни­будь со­сло­вия, ес­ли член его уме­ет кро­ить, шить, куз­не­чить, плот­ни­чать, стро­ить зда­ния или тор­го­вать. Он дол­жен быть - и это глав­ное - ис­тин­ным хри­сти­а­ни­ном. Но го­то­вит­ся ли, спро­сим мы, на­ше юно­ше­ство к этой це­ли? Нач­нем с то­го: сколь­ко най­дет­ся меж­ду на­ши­ми под­ма­сте­рья­ми, при­каз­чи­ка­ми, по­ло­вы­ми в го­сти­ни­цах та­ких, у ко­то­рых есть Биб­лия или, по край­ней ме­ре, хоть Но­вый За­вет? Из сот­ни ед­ва ли най­де­те и од­но­го. Боль­шая часть из них со­всем и не за­гля­ды­ва­ет в Биб­лию. Ка­те­хи­зис, ес­ли он и изу­чал­ся ко­гда-ни­будь ими, за­быт. Цер­ковь для них по боль­шей ча­сти не су­ще­ству­ет. По це­лым го­дам они сю­да и не за­гля­ды­ва­ют. Ес­ли за­гля­нуть в на­ши ис­по­вед­ные кни­ги и по­ис­кать здесь это­го ро­да ис­по­вед­ни­ков, то ед­ва ли мож­но на­счи­тать из де­сят­ков ты­сяч и од­ну сот­ню. Что же они де­ла­ют? День от­да­ют ра­бо­те, первую по­ло­ви­ну вос­кре­се­нья или празд­ни­ка то­же, а ве­чер удо­воль­стви­ям. Не та­ким, где не за­бы­ва­ет­ся страх и за­кон Бо­жий, а та­ким, по­след­стви­ем ко­то­рых бы­ва­ет рас­тра­та сил физи­че­ских и ду­хов­ных. Но и во вре­мя ра­бо­ты в буд­нич­ные дни - что слу­жит пред­ме­том для их раз­го­во­ров? Пред­ме­ты нече­стия, неве­рия и без­нрав­ствен­но­сти. Ес­ли всту­па­ет в сре­ду их но­ви­чок, у ко­то­ро­го це­ло еще ре­ли­ги­оз­ное чув­ство, то он чув­ству­ет се­бя здесь, как Да­ни­ил в пе­ще­ре львов. Ска­жи он толь­ко хоть од­но сло­во о гре­хе, по­ка­я­нии и ис­ку­ше­нии, как его тот­час же осы­пят, как гра­дом, на­смеш­ка­ми. Мо­гут ли из та­кой сре­ды вый­ти впо­след­ствии се­рьез­ные от­цы для се­мей­ства и вер­ные, твер­дые граж­дане для го­су­дар­ства? В пес­ке и тине не рас­тут ду­бы, - они тре­бу­ют бо­лее твер­дой поч­вы. Что же вы­хо­дит из-под та­ко­го вли­я­ния? Юно­ши, ко­то­рые за­бы­ли сво­е­го Бо­га и Спа­си­те­ля и сво­их ро­ди­те­лей...
Для при­об­ре­те­ния на­уч­ных зна­ний и внеш­не­го про­све­ще­ния на­ше­го юно­ше­ства за­бот по­ла­га­ет­ся мно­го, а для внут­рен­не­го, ду­хов­но­го про­све­ще­ния очень ма­ло. Один сва­ли­ва­ет эту за­бо­ту на дру­го­го, и ни­кто по­чти ни­че­го не де­ла­ет. Кто же дол­жен это де­лать? Все долж­ны друж­но взять­ся за это де­ло. И пра­ви­тель­ство, и Цер­ковь, и граж­дане, и гос­по­да фаб­ри­кан­ты, ро­ди­те­ли и учи­те­ля...
Мы жа­лу­ем­ся, что у нас нет сей­час лю­дей силь­ных ду­хом и во­лею, жа­лу­ем­ся, что ныне нет лю­дей, на вер­ность ко­их мож­но бы­ло бы по­ло­жить­ся, что сло­ва и обе­ща­ния у всех, как трость, ко­леб­ле­мая вет­ром; жа­лу­ем­ся, что на­ше по­ко­ле­ние ко­леб­лет­ся от вся­ко­го вет­ра об­ще­ствен­но­го мне­ния, что нет у нас лю­дей, ко­то­рые го­то­вы бы­ли бы на вся­кое са­мо­от­вер­же­ние или по­двиг ра­ди сво­их ближ­них. За­тих­нут эти жа­ло­бы, ес­ли сло­во Бо­жие воз­дей­ству­ет в серд­цах на­ше­го под­рас­та­ю­ще­го юно­ше­ства при боль­шем усер­дии к нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию их со сто­ро­ны тех, под ру­ко­вод­ством ко­их они на­хо­дят­ся. То­гда серд­це их бу­дет креп­ко и ве­ра силь­на. То­гда явят­ся и му­жи си­лы, ибо толь­ко Гос­подь де­ла­ет му­жа».
Ви­дя, с ка­кой быст­ро­той рас­про­стра­ня­ют­ся в сре­де ра­бо­чих идеи без­бож­но­го со­ци­а­лиз­ма и ком­му­низ­ма, мит­ро­по­лит Вла­ди­мир од­ним из пер­вых из чис­ла ар­хи­ере­ев вы­сту­пил на мис­си­о­нер­ское по­при­ще, разъ­яс­няя на­ро­ду па­губ­ность этих идей, раз­би­рая их с хри­сти­ан­ской и на­уч­ной то­чек зре­ния.
За пят­на­дцать лет сво­е­го слу­же­ния в Москве вла­ды­ка по­се­тил все мос­ков­ские свя­ты­ни, вез­де слу­жил, вез­де про­по­ве­до­вал, во мно­гих со­бра­ни­ях вы­сту­пал с лек­ци­я­ми. Про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов так сви­де­тель­ству­ет об этом: «С изум­ле­ни­ем мы ви­де­ли, как в празд­нич­ный день объ­ез­жал он, не зная уста­ло­сти, свой ка­фед­раль­ный, пер­вый по ве­ли­чине в Рос­сии град, слу­жил и мо­лил­ся в трех-че­ты­рех ме­стах, успе­вал по­том по­се­тить и ре­ли­ги­оз­ные со­бра­ния то лю­дей об­ра­зо­ван­ных, ин­те­ре­со­вав­ших­ся выс­ши­ми во­про­са­ми жиз­ни цер­ков­ной, то про­сте­цов ве­ры, жаж­дав­ших сло­ва на­став­ле­ния в трез­во­сти, в хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях».
Чтобы подъ­ять этот чрез­силь­ный для че­ло­ве­че­ской немо­щи труд, вла­ды­ка со­вер­шен­но от­ка­зал­ся от от­ды­ха. Каж­дый день он вста­вал ра­но утром, а ло­жил­ся в пол­ночь, а то и поз­же; по де­лам он при­ни­мал с 9 ча­сов утра до позд­не­го ве­че­ра.

Необходимо выделить особым образом Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом в Москве в 1912 года, который был организован митрополитом Владимиром.  Поиски новых форм и методов работы духовенства на приходах показывали, что общества и братства трезвости, возглавляемые священством, давали очевидные результаты в борьбе с пьянством, о чем и говорилось на съезде. В отличие от Первого антиалкогольного съезда, здесь не было политических целей. Вопросы, поднятые на съезде, затрагивали не только социальные сферы, но в первую очередь духовно-нравственные стороны бытия человека. Высказывалось, что пьянство ведет не только к нравственному падению, но и к поражению духовной сферы, искажению свойств души, деформации сознания. Важное направление в деятельности обществ и братств - просветительное, основанное на православном вероучении. Целью съезда являлось распространение идеи трезвенного образа жизни в широких слоях общества. Поэтому резолюцией съезда было установлено, что братства трезвости необходимы в каждом приходе и являются нравственно-обязательным делом каждого священника. Трезвость нации - это вопрос государственной важности.

Отдельно хочется остановиться на главном докладе съезда, докладе митрополита Владимира «Против нас-ли абстинентов Библия?»  как научно-богословском обосновании трезвости. Именно за этот драгоценный доклад митрополита Владимира (Богоявленского) и именуют ангелом (вестником) трезвости.  В богословском смысле митрополит Владимир явился смелым и независимым в вопросах чистоты веры новатором, а впоследствии, этот доклад лег в основу «Концепции Русской Православной Церкви по утверждению трезвости и профилактике алкоголизма» утвержденной на заседании Священного Синода от 25 июля 2014 года.

23 но­яб­ря 1912 го­да вла­ды­ка был на­зна­чен мит­ро­по­ли­том Санкт-Пе­тер­бург­ским и Ла­дож­ским, пер­вен­ству­ю­щим чле­ном Свя­тей­ше­го Си­но­да. Он не же­лал это­го на­зна­че­ния и со­гла­сил­ся толь­ко по­сле пись­ма к нему им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II.  .
В Санкт-Пе­тер­бур­ге мит­ро­по­лит Вла­ди­мир дей­ство­вал в том же ду­хе, что и в Москве, под­дер­жи­вая все бла­гие на­чи­на­ния и доб­рых тру­же­ни­ков на ни­ве Хри­сто­вой; кро­ме то­го, в Санкт-Пе­тер­бур­ге ему при­шлось быть ор­га­ни­за­то­ром мно­гих офи­ци­аль­ных ме­ро­при­я­тий, как, на­при­мер, про­ве­де­ние празд­но­ва­ния в честь 300-ле­тия до­ма Ро­ма­но­вых. В знак бла­го­дар­но­сти за тру­ды вла­ды­ка был по­жа­ло­ван Им­пе­ра­то­ром кре­стом для пред­но­ше­ния в свя­щен­но­слу­же­нии.
Мит­ро­по­лит Вла­ди­мир вме­сте со всем цар­ству­ю­щим до­мом Ро­ма­но­вых участ­во­вал и в тор­же­ствах про­слав­ле­ния свя­щен­но­му­че­ни­ка Ер­мо­ге­на, Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го,  В Санкт-Пе­тер­бур­ге, как и в Москве, мит­ро­по­лит Вла­ди­мир уде­лял мно­го вре­ме­ни и сил борь­бе с по­ро­ком пьян­ства и укреп­ле­нию в на­ро­де ду­ха трез­вен­но­сти.
Пред­се­да­тель Все­рос­сий­ско­го Об­ще­ства трез­во­сти про­то­и­е­рей Мир­тов пи­сал о вла­ды­ке: «От ар­хи­пас­тыр­ско­го ду­ше­по­пе­чи­тель­но­го взо­ра... не мог­ла укрыть­ся эта глав­ная опас­ность, ко­то­рая боль­ше все­го гро­зит бла­го­со­сто­я­нию рус­ско­го на­ро­да и твер­до­му сто­я­нию его в ве­ре и жиз­ни хри­сти­ан­ской. Он ви­дел, что ал­ко­го­лизм вы­рос в страш­ное ми­ро­вое меж­ду­на­род­ное зло и на борь­бу с со­бою дол­жен вы­звать все жи­вые охра­ни­тель­ные си­лы каж­дой стра­ны. То­гда как мно­гие на во­прос о борь­бе с этим злом при­вык­ли смот­реть с вы­со­ко­мер­ным неве­же­ством, счи­тая его мел­ким и недо­стой­ным вни­ма­ния... свя­ти­тель, во­об­ще не все­гда склон­ный к ши­ро­ким обоб­ще­ни­ям, в этом во­про­се су­мел под­нять­ся на точ­ку зре­ния го­судар­ствен­но­го по­ни­ма­ния и счи­тал этот во­прос де­лом осо­бен­ной важ­но­сти и вы­со­ко­го цер­ков­но-об­ще­ствен­но­го зна­че­ния... Он яс­но со­зна­вал, что ал­ко­го­лизм ле­жит глав­ным кам­нем пре­ткно­ве­ния для рус­ско­го на­ро­да на пу­ти к его ве­ли­ко­му бу­ду­ще­му... Мыс­ли о том, что ал­ко­го­лизм, как ржав­чи­на же­ле­зо, гло­жет тру­до­вую энер­гию на­ро­да, его вы­нос­ли­вость и тер­пе­ние, что он рас­стра­и­ва­ет жи­вые тка­ни на­род­но­го хо­зяй­ства, вно­сит раз­ла­га­ю­щее на­ча­ло в бы­то­вой го­судар­ствен­ный уклад, уби­ва­ет вся­кое твор­че­ство, омра­ча­ет со­зна­ние, за­тем­ня­ет здра­вый смысл на­род­ный, ослаб­ля­ет во­лю на­ро­да - эту ду­хов­ную мыш­цу его, рас­хи­ща­ет и то­ща­ет жизнь, де­ла­ет ее пу­сты­ней, где чахнет и за­ми­ра­ет вся­кий свет­лый по­рыв, - эти мыс­ли бук­валь­но рас­се­я­ны во всех его мно­го­чис­лен­ных ре­чах и до­кла­дах, спе­ци­аль­но по­свя­щен­ных это­му во­про­су... Впи­тав­ший в свое ар­хи­пас­тыр­ское серд­це та­кую тре­во­гу... пе­чаль­ник на­род­ный не мог спо­кой­но взи­рать на то, как по необо­зри­мо­му про­стран­ству рус­ской зем­ли ко­лы­шет­ся пья­ное мо­ре, иг­рая сво­и­ми зе­ле­ны­ми отрав­ля­ю­щи­ми вол­на­ми и по­гло­щая в сво­ей бур­ной пу­чине и на­шу го­судар­ствен­ность, и на­ше ре­ли­ги­оз­ное и на­цио­наль­ное чув­ство... по­ни­мал, что ал­ко­голь ве­дет свою раз­ру­ши­тель­ную ра­бо­ту не толь­ко в кро­ви и нер­вах на­ро­да, что он со­вер­ша­ет раз­гром не толь­ко его эко­но­ми­че­ских сил, но он вы­трав­ля­ет ду­шу на­род­ную, про­из­во­дит раз­гром его ду­хов­ных со­кро­вищ... Жи­вой участ­ник всех тор­же­ствен­ных ор­га­ни­зо­ван­ных вы­ступ­ле­ний про­тив пьян­ства, он не от­ка­зы­вал­ся, а охот­но ехал в са­мые тру­щоб­ные ме­ста сто­ли­цы, где воз­ни­ка­ла та или дру­гая трез­вен­ная ор­га­ни­за­ция, чтобы под­дер­жать ее сво­им трез­вен­ным со­чув­стви­ем...»
4 февраля 1914 года митрополит Владимир подвергнул отлучению от причастия до искреннего раскаяния Иоанна Чурикова, который вел трезвенническую деятельность и христианские беседы вне церкви.

Большой проблемой в Петербурге было и влияние Распутина на Царскую семью. Сам Григорий Распутин был достаточно благочестивым человеком, искренне верующим, призывающим к молитве и добру, но не понимающим авторитета иерархии Церкви Христовой. Впрочем, это была общая проблема того времени... Опять же, можно вспомнить так называемых Иоаннитов, которые фанатично почитали протоиерея Иоанна Кронштадтского, делая из него кумира. Людям на нравилась Церковь в ее каноническом устроении, им нужны были отдельные личности, авторитеты, вожди, за которыми бы они пошли против той самой Церкви.

К сожалению, были и священнослужители, которые искушались на такую ложную власть, среди них всем известный священник Георгий Гапон.

24 ап­ре­ля 1915 го­да Мос­ков­ская Ду­хов­ная ака­де­мия за со­во­куп­ность ли­те­ра­тур­ных тру­дов при­су­ди­ла мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру сте­пень док­то­ра бо­го­сло­вия. На Санкт-Пе­тер­бург­ской ка­фед­ре мит­ро­по­лит Вла­ди­мир встре­тил на­ча­ло Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и сра­зу стал при­ни­мать уча­стие в бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ци­ях, со­здан­ных для по­мо­щи во­и­нам и род­ствен­ни­кам уби­тых на войне.
К это­му вре­ме­ни со­зда­ние пред­ста­ви­тель­ных учре­жде­ний - пар­ла­мен­тов, раз­ру­шен­ное го­судар­ствен­ной вла­стью цер­ков­ное управ­ле­ние, на­чав­ша­я­ся ми­ро­вая вой­на окон­ча­тель­но и необ­ра­ти­мо по­ста­ви­ли го­су­дар­ство на край про­па­сти, ко­гда ста­ли ка­зать­ся нестер­пи­мы­ми тво­ря­щи­е­ся без­за­ко­ния в ви­де про­из­воль­ных пе­ре­ме­ще­ний ар­хи­ере­ев с ка­фед­ры на ка­фед­ру и воз­мож­ность вли­я­ния на эти пе­ре­ме­ще­ния по­сто­рон­них лиц, и все это бла­го­да­ря раз­ру­ше­нию Пет­ром I ка­но­ни­че­ско­го управ­ле­ния Церк­ви. Мит­ро­по­лит Вла­ди­мир стал до­би­вать­ся встре­чи с им­пе­ра­то­ром Ни­ко­ла­ем II, чтобы лич­но пе­ре­го­во­рить по во­про­су восстановления патриаршества. Узнав о це­ли пред­по­ла­га­е­мо­го ви­зи­та вла­ды­ки, обер-про­ку­рор Свя­тей­ше­го Си­но­да Саб­лер по­пы­тал­ся от­го­во­рить его от встре­чи, так как, по его мне­нию, это бы­ла слож­ная и ма­ло­пер­спек­тив­ная в смыс­ле ее по­ло­жи­тель­но­го раз­ре­ше­ния те­ма. Но пе­ре­го­во­рить с Им­пе­ра­то­ром лич­но - в этом мит­ро­по­лит ви­дел свой долг, он не счи­тал воз­мож­ным для се­бя про­дол­жать мол­чать. При встре­че с Им­пе­ра­то­ром мит­ро­по­лит Вла­ди­мир убедил императора в необходимости восстановления Патриаршества, а в конце разговора отрицательно высказался о Рас­пу­тине, и преж­де все­го о том, на­сколь­ко ги­бель­но его вме­ша­тель­ство в цер­ков­ные де­ла. Им­пе­ра­тор, вы­слу­шав вла­ды­ку, ска­зал, что, мо­жет быть, он во мно­гих от­но­ше­ни­ях и прав, но Им­пе­ра­три­ца ни­ко­гда не со­гла­сит­ся на из­ме­не­ние по­ло­же­ния дел в этом во­про­се.
Им­пе­ра­три­ца, узнав о раз­го­во­ре мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра с ее му­жем, при­шла в него­до­ва­ние и, об­ви­нив мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра в том, что он пло­хой вер­но­под­дан­ный, по­тре­бо­ва­ла его пе­ре­во­да из сто­ли­цы.
23 но­яб­ря 1915 го­да по­сле­до­вал указ Им­пе­ра­то­ра о пе­ре­во­де мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра в Ки­ев с со­хра­не­ни­ем прав и обя­зан­но­стей пер­вен­ству­ю­ще­го чле­на Свя­тей­ше­го Си­но­да,  

22 де­каб­ря 1915 го­да вла­ды­ка при­был в Ки­ев  Ес­ли и бы­ла ка­кая ис­то­ри­че­ская за­да­ча у пер­вен­ству­ю­щих чле­нов Си­но­да, а ими бы­ли в на­ча­ле ХХ ве­ка мит­ро­по­ли­ты Ан­то­ний (Вад­ков­ский) и Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский), то она в первую оче­редь за­клю­ча­лась в том, чтобы осво­бо­дить­ся от тя­ну­щей на дно це­пи про­ти­во­ка­но­ни­че­ско­го цер­ков­но­го управ­ле­ния, - в этом был их ис­то­ри­че­ский долг пе­ред Цер­ко­вью и зем­ным Оте­че­ством, чтобы, хо­тя бы и лич­но жерт­вуя всем, на­сто­ять на со­зы­ве По­мест­но­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, на вос­ста­нов­ле­нии ка­но­ни­че­ско­го цер­ков­но­го строя в ли­це Пат­ри­ар­ха, дав воз­мож­ность пра­во­слав­но­му рус­ско­му на­ро­ду объ­еди­нить­ся во­круг сво­е­го ду­хов­но­го цен­тра в един­ствен­ной ор­га­ни­за­ции, ко­то­рую он со­хра­нил сквозь ве­ка.  

Не мно­гим да­же ду­хов­ным ли­цам из­вест­но и то, на­при­мер, что на­зна­че­ние мит­ро­по­ли­тов, на­зна­че­ние чле­нов Си­но­да, вы­зов тех и дру­гих для при­сут­ствия в Си­но­де и уволь­не­ние сно­ва в епар­хию - за­ви­сит ис­клю­чи­тель­но от обер-про­ку­ро­ра, что са­мо­го Си­но­да об этом и не спра­ши­ва­ют,  
Ме­нее ме­ся­ца про­был мит­ро­по­лит Вла­ди­мир в Ки­е­ве и 7 ян­ва­ря 1916 го­да вы­ехал в Пет­ро­град для уча­стия в за­се­да­ни­ях Свя­тей­ше­го Си­но­да. Впо­след­ствии он боль­шую часть вре­ме­ни, по сво­е­му по­ло­же­нию пер­вен­ству­ю­ще­го чле­на Си­но­да, про­во­дил в Пет­ро­гра­де, так что ки­ев­ская паства ста­ла в кон­це кон­цов вы­ра­жать неудо­воль­ствие по это­му по­во­ду. В фев­ра­ле 1917 го­да в Рос­сии про­изо­шел го­судар­ствен­ный пе­ре­во­рот, Им­пе­ра­тор от­рек­ся от пре­сто­ла, Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство на­зна­чи­ло но­во­го обер-про­ку­ро­ра, ко­то­рый по­пы­тал­ся за­ста­вить чле­нов Си­но­да при­ни­мать лишь ему угод­ные ре­ше­ния, и это до­вер­ши­ло неустрой­ство в управ­ле­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Мит­ро­по­лит Вла­ди­мир не со­гла­сил­ся с бес­по­ря­доч­ны­ми дей­стви­я­ми но­во­го обер-про­ку­ро­ра, и тот в от­вет уво­лил всех чле­нов Си­но­да и на­брал но­вых. Без­за­ко­ние до­шло до сво­е­го ло­ги­че­ско­го кон­ца, 24 мар­та 1917 го­да мит­ро­по­лит Вла­ди­мир вер­нул­ся в Ки­ев.
В это вре­мя в Ки­е­ве на­рас­та­ла граж­дан­ская и цер­ков­ная сму­та, ста­ли ак­тив­но дей­ство­вать се­па­ра­тист­ские дви­же­ния, был ор­га­ни­зо­ван «Ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет ду­хо­вен­ства и ми­рян» и со­зда­на долж­ность «ко­мис­са­ра по ду­хов­ным де­лам». Встре­тив­шись с его пред­ста­ви­те­ля­ми, мит­ро­по­лит Вла­ди­мир за­явил им, что «Ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет ду­хо­вен­ства и ми­рян» - учре­жде­ние са­мо­чин­ное, стре­мя­ще­е­ся к по­сте­пен­но­му рас­ши­ре­нию сво­ей вла­сти и к за­хва­ту ему не при­над­ле­жа­щих пре­ро­га­тив.
Впро­чем, мит­ро­по­лит не от­ка­зал­ся во­все от со­труд­ни­че­ства с этим са­мо­чин­ным учре­жде­ни­ем, на­де­ясь на­пра­вить впо­след­ствии его де­я­тель­ность в ка­но­ни­че­ское рус­ло,  Съезд, со­сто­яв­ший­ся 8-9 ав­гу­ста 1917 го­да, вы­ка­зал край­нюю враж­деб­ность как к мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру, так и к Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Мит­ро­по­лит дер­жал­ся на съез­де с край­ней сте­пе­нью тер­пи­мо­сти, ста­ра­ясь ни­чем не за­деть его участ­ни­ков, чтобы съезд дей­ство­вал в ду­хе ми­ра, но участ­ни­ки съез­да бы­ли на­стро­е­ны ина­че, и ему при­шлось пе­ре­жить то­гда мно­го тяж­ких обид и огор­че­ний.  По окон­ча­нии ра­бо­ты съез­да мит­ро­по­лит Вла­ди­мир вы­ехал в Моск­ву, где 15 ав­гу­ста 1917 го­да от­крыл­ся По­мест­ный Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Со­бор от­крыл­ся слу­же­ни­ем Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в Успен­ском со­бо­ре Крем­ля мит­ро­по­ли­том Вла­ди­ми­ром в со­слу­же­нии мит­ро­по­ли­тов Пет­ро­град­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Ка­зан­ско­го) и Ти­флис­ско­го Пла­то­на (Рож­де­ствен­ско­го). По­мест­ный Со­бор из­брал мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра сво­им по­чет­ным пред­се­да­те­лем, а так­же пред­се­да­те­лем от­де­ла цер­ков­ной дис­ци­пли­ны. Все за­се­да­ния Со­бо­ра про­ис­хо­ди­ли в Епар­хи­аль­ном до­ме, устро­ен­ном ко­гда-то тща­ни­ем мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра, ему уже шел 70 год жизни. В те смут­ные дни на­чав­шей­ся го­судар­ствен­ной раз­ру­хи Со­бор при­нял ре­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пат­ри­ар­ше­ства. Бы­ло про­ве­де­но несколь­ко ту­ров го­ло­со­ва­ния. Вла­ды­ка участ­во­вал толь­ко в пер­вом ту­ре, так как по­лу­чил все­го три­на­дцать го­ло­сов. Го­ло­со­ва­ни­ем Со­бор из­брал трех кан­ди­да­тов в пат­ри­ар­хи - ар­хи­епи­ско­па Харь­ков­ско­го Антония (Храповицкого), ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Ар­се­ния (Стад­ниц­ко­го) и мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Тихона (Белавина). Окон­ча­тель­ный вы­бор был предо­став­лен Про­мыс­лу Бо­жию. 5 но­яб­ря 1917 го­да в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии мит­ро­по­лит Вла­ди­мир вы­нес на ам­вон ков­че­жец со жре­би­я­ми, бла­го­сло­вил им на­род и снял пе­чать. Из ал­та­ря вы­шел ста­рец Зо­си­мо­вой пу­сты­ни иерос­хи­мо­нах Алек­сий (Со­ло­вьев). По­мо­лив­шись, он вы­нул из ков­че­га жре­бий и пе­ре­дал его мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру. Вла­ды­ка гром­ко про­чел: «Ти­хон, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский - ак­сиос!»
В се­ре­дине но­яб­ря 1917 го­да в Ки­е­ве был ор­га­ни­зо­ван осо­бый ко­ми­тет по со­зы­ву все­укра­ин­ско­го пра­во­слав­но­го цер­ков­но­го Со­бо­ра ду­хо­вен­ства и ми­рян. Ко­ми­тет воз­гла­вил ар­хи­епи­скоп Алек­сий (До­род­ни­цын),  Все но­во­об­ра­зо­ван­ные ор­га­ни­за­ции бы­ли на­стро­е­ны от­кры­то враж­деб­но к мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру и вы­сту­пи­ли с тре­бо­ва­ни­ем не до­пус­кать его в Ки­ев.
  по при­хо­дам Ки­ев­ской епар­хии бы­ло разо­сла­но рас­по­ря­же­ние о по­ми­но­ве­нии в церк­вях за бо­го­слу­же­ни­ем Все­укра­ин­ской Цер­ков­ной Ра­ды, воз­глав­ля­е­мой ар­хи­епи­ско­пом Алек­си­ем (До­род­ни­цы­ным);  
В де­каб­ре 1917 го­да меж­ду 10 и 12 ча­са­ми но­чи в по­кои мит­ро­по­ли­та в Лав­ре при­шел член цер­ков­ной Ра­ды, свя­щен­ник, в со­про­вож­де­нии во­ен­но­го и стал пред­ла­гать мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру пат­ри­ар­ше­ство в Укра­ин­ской церк­ви. Мит­ро­по­лит вы­ра­зил удив­ле­ние по по­во­ду пе­ре­ме­ны от­но­ше­ния к нему, но вслед за этим по­се­ти­те­ли по­тре­бо­ва­ли от него, чтобы он из цер­ков­ных средств вы­дал им сто ты­сяч руб­лей. Мит­ро­по­лит воз­ра­зил, что эти сред­ства при­над­ле­жат всей епар­хии, ко­то­рая од­на толь­ко и мо­жет рас­по­ря­жать­ся ими. Они ста­ли угро­жать вла­ды­ке, и он был вы­нуж­ден при­гла­сить через ке­лей­ни­ка мо­на­стыр­скую бра­тию, чтобы уда­лить непро­ше­ных го­стей, что и уда­лось сде­лать ча­са через пол­то­ра.
Об идей­ном на­строе мит­ро­по­ли­та в то вре­мя и его ду­шев­ном со­сто­я­нии сви­де­тель­ству­ет рас­сказ оче­вид­ца, под­по­ру­чи­ка Кра­вчен­ко, быв­ше­го на при­е­ме у вла­ды­ки 12 де­каб­ря 1917 го­да, к ко­то­ро­му вла­ды­ка об­ра­тил­ся с та­ки­ми сло­ва­ми: «Я ни­ко­го и ни­че­го не бо­юсь. Я во вся­кое вре­мя го­тов от­дать свою жизнь за Цер­ковь Хри­сто­ву и за ве­ру пра­во­слав­ную, чтобы толь­ко не дать вра­гам ее по­сме­ять­ся над нею. Я до кон­ца жиз­ни бу­ду стра­дать, чтобы со­хра­ни­лось пра­во­сла­вие в Рос­сии там, где оно на­ча­лось». - И, ска­зав это, ар­хи­пас­тырь горь­ко за­пла­кал.
Опи­сы­вая по­зи­цию мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра по от­но­ше­нию к пред­сто­я­ще­му укра­ин­ско­му Со­бо­ру и пред­ло­же­ни­ям по­ки­нуть Ки­ев, пра­во­слав­ные ав­то­ры тех лет сви­де­тель­ству­ют, что он про­ти­вил­ся со­зы­ву укра­ин­ско­го Со­бо­ра из-за непра­виль­ной в цер­ков­ном от­но­ше­нии про­це­ду­ры со­зы­ва Со­бо­ра, и глав­ным об­ра­зом по­то­му, что это бы­ло тре­бо­ва­ни­ем «груп­пы лю­дей, со­брав­ших­ся в укра­ин­ской цер­ков­ной Ра­де под гла­вен­ством ар­хи­епи­ско­па Алек­сия (До­род­ни­цы­на), ко­то­ро­го он счи­тал ве­ли­чай­шим и тяж­ким цер­ков­ным пре­ступ­ни­ком и мя­теж­ни­ком». Од­на­ко при­выч­ки, при­об­ре­тен­ные во вре­мя, по су­ти столь же неза­кон­но­го, обер-про­ку­рор­ско­го прав­ле­ния, бы­ли на­столь­ко уко­ре­не­ны, «что ес­ли бы за­кон­ное пра­ви­тель­ство Укра­и­ны, - сви­де­тель­ство­ва­ли совре­мен­ни­ки, - пред­ло­жи­ло ему оста­вить Ки­ев­скую мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру, то он немед­лен­но и бес­пре­ко­слов­но сде­лал бы это», как буд­то тре­бо­ва­ние - на сию ми­ну­ту за­кон­но­го граж­дан­ско­го пра­ви­тель­ства - остав­ле­ния ар­хи­ере­ем цер­ков­ной ка­фед­ры мог­ло стать за­кон­ным, как буд­то цер­ков­ное пра­во мог­ло быть од­ной су­ти с пра­вом граж­дан­ским, а ис­точ­ни­ком вла­сти цер­ков­ной - власть свет­ская, - та­ко­во бы­ло весь­ма тя­же­лое, сто­ле­ти­я­ми ко­пив­ше­е­ся мерт­вя­щее на­сле­дие си­но­даль­ной эпо­хи.
При­быв­шие в Ки­ев из Моск­вы епи­ско­пы укра­ин­ских епар­хий при­зна­ли Цен­траль­ную Ра­ду пра­во­моч­ной со­звать укра­ин­ский цер­ков­ный Со­бор, на­ча­ло за­се­да­ний ко­то­ро­го бы­ло на­зна­че­но на 8 ян­ва­ря 1918 го­да.  . 7 ян­ва­ря мит­ро­по­лит Вла­ди­мир     об­ра­тил­ся к чле­нам Со­бо­ра со сло­вом, в ко­то­ром при­звал их к осто­рож­ной, се­рьез­ной и вдум­чи­вой ра­бо­те в ду­хе ми­ра, люб­ви и еди­не­ния со всей Пра­во­слав­ной Во­сточ­ной Цер­ко­вью во­об­ще и в осо­бен­но­сти с Русской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.
Со­бор от­верг кан­ди­да­ту­ру мит­ро­по­ли­та в ка­че­стве пред­се­да­те­ля Со­бо­ра, из­брав его лишь по­чет­ным пред­се­да­те­лем 

Под­няв­шись на первую пло­щад­ку лест­ни­цы, вла­ды­ка оста­но­вил­ся и, об­ра­тив­шись к со­про­вож­дав­шим его убий­цам, ска­зал:
- Ну, гос­по­да, ес­ли вам угод­но рас­стре­лять ме­ня, рас­стре­ли­вай­те здесь же, на ме­сте, - я даль­ше не пой­ду.
- Кто те­бя рас­стре­ли­вать бу­дет - иди! - крик­нул пред­во­ди­тель.
На­вер­ху мит­ро­по­ли­та и со­про­вож­дав­ших его убийц встре­тил ке­лей­ник, он от­крыл дверь в за­лу и по­дал мит­ро­по­ли­ту ключ, ко­то­рым тот от­крыл дверь в спаль­ню, ку­да во­шел сам, а вслед за ним убий­цы, ке­лей­ни­ка в спаль­ню они уже не пу­сти­ли.
Ми­нут через 15-20 вла­ды­ка вы­шел из спаль­ни в со­про­вож­де­нии сол­дат, в ря­се, с па­на­ги­ей на гру­ди, в бе­лом кло­бу­ке на го­ло­ве. Ке­лей­ник встре­тил его в пе­ред­ней и хо­тел по­дой­ти под бла­го­сло­ве­ние, но пред­во­ди­тель убийц, гру­бо его от­толк­нув, зло ска­зал:
- До­воль­но кро­во­пий­цам кла­нять­ся, кла­ня­лись, бу­дет!..
Ке­лей­ник, од­на­ко, ре­ши­тель­но шаг­нул на­встре­чу мит­ро­по­ли­ту, и тот сам при­бли­зил­ся к нему, бла­го­сло­вил, по­це­ло­вал и, по­жав ру­ку, ска­зал:
- Про­щай, Филипп!
За­тем вла­ды­ка вы­нул из кар­ма­на пла­ток и вы­тер сле­зу. По сло­вам ке­лей­ни­ка, внешне мит­ро­по­лит ка­зал­ся спо­кой­ным, как буд­то он шел на слу­же­ние ли­тур­гии.
Дру­гой ке­лей­ник вла­ды­ки, иеро­ди­а­кон Алек­сандр, ска­зал, об­ра­ща­ясь к сол­да­там:
- То­ва­ри­щи, ку­да вы ве­де­те мит­ро­по­ли­та?
- В штаб для до­про­са, - от­ве­тил один из сол­дат.
- А где ваш штаб?
- В го­ро­де.
- Не на го­сти­ни­це ли?
- На го­сти­ни­це - вто­ро­сте­пен­ный штаб, а глав­ный - в го­ро­де, на Пе­чер­ске.
- То­гда вла­ды­ке нуж­но одеть­ся, - на дво­ре зи­ма, хо­лод­но.
- Мы го­во­ри­ли ему, чтобы он оде­вал­ся, он не за­хо­тел.
- Дай­те одеть­ся - зи­ма, хо­лод­но, - ска­зал мит­ро­по­лит.
Сол­да­ты поз­во­ли­ли, мит­ро­по­ли­ту по­да­ли шу­бу, га­ло­ши и по­сох. Он всех бла­го­сло­вил и ска­зал:
- Про­щай­те!
Сол­да­ты вы­ве­ли мит­ро­по­ли­та на лавр­ский двор и по­ве­ли к во­ро­там. По­дой­дя к уг­лу Ве­ли­кой Лавр­ской церк­ви, сол­да­ты за­ку­ри­ли, и мит­ро­по­лит, оста­но­вив­шись на­про­тив вхо­да в цер­ковь, стал мо­лить­ся. Дой­дя до во­рот Лав­ры, он сно­ва оста­но­вил­ся, об­ра­тил­ся к иконе свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и, пе­ре­кре­стив­шись, по­кло­нил­ся. За­тем мо­нах-при­врат­ник от­крыл обе по­ло­вин­ки во­рот и мит­ро­по­лит в со­про­вож­де­нии сол­дат вы­шел из Лав­ры.
Убий­цы уса­ди­ли его в ав­то­мо­биль и, про­ехав с ки­ло­метр, оста­но­ви­лись. Сол­да­ты по­ве­ли мит­ро­по­ли­та вле­во от до­ро­ги на неболь­шую по­ля­ну меж­ду кре­пост­ных ва­лов. Мит­ро­по­лит Вла­ди­мир спро­сил:
- Что, вы здесь хо­ти­те ме­ня рас­стре­лять?
- А что же? Це­ре­мо­нить­ся с то­бою? - от­ве­тил один из них.
Услы­шав та­кой от­вет, вла­ды­ка по­про­сил дать ему вре­мя по­мо­лить­ся.
- Но толь­ко по­ско­рее! - ска­зал убий­ца.
Воз­дев ру­ки квер­ху, мит­ро­по­лит стал вслух мо­лить­ся:
- Гос­по­ди! Про­сти мои со­гре­ше­ния, воль­ные и неволь­ные, и при­ми дух мой с ми­ром.
За­тем он бла­го­сло­вил убийц и ска­зал:
- Гос­подь вас бла­го­слов­ля­ет и про­ща­ет.
Не успел он еще опу­стить ру­ки, как раз­да­лись три вы­стре­ла, и мит­ро­по­лит Вла­ди­мир упал. Убий­цы по­до­шли к мит­ро­по­ли­ту вплот­ную и сде­ла­ли еще несколь­ко вы­стре­лов, а за­тем уда­ри­ли шты­ком в жи­вот.
Мо­на­хи, сто­яв­шие во дво­ре Лав­ры, услы­шав вы­стре­лы, вслух вы­ска­за­ли пред­по­ло­же­ние, что это рас­стре­ли­ва­ют мит­ро­по­ли­та. В это вре­мя к ним при­бли­зи­лась груп­па бо­лее де­сят­ка сол­дат, и один из них спро­сил:
- Ба­тюш­ки, про­ве­ли мит­ро­по­ли­та?
- Про­ве­ли через во­ро­та, - от­ве­тил мо­нах.
Сол­да­ты вы­бе­жа­ли за во­ро­та и ми­нут через 15-20 воз­вра­ти­лись об­рат­но. Один из мо­на­хов, по­дой­дя к сол­да­ту, шед­ше­му по­за­ди всех, спро­сил:
- На­шли вла­ды­ку?
- На­шли, - от­ве­тил тот, - так всех вас по од­но­му по­вы­ве­дем!
 29 ян­ва­ря в 8 ча­сов утра те­ло уби­ен­но­го мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра бы­ло по­ло­же­но в гроб и пе­ре­не­се­но в Ве­ли­кую цер­ковь Лав­ры. По­сле пе­ре­не­се­ния те­ла бы­ла от­слу­же­на ли­тур­гия,  По­сле со­вер­ше­ния от­пе­ва­ния гроб с те­лом уби­ен­но­го мит­ро­по­ли­та был об­не­сен во­круг хра­ма и крест­ным хо­дом пе­ре­не­сен в Ближ­ние пе­ще­ры Лав­ры и по­гре­бен в Кре­сто­воз­дви­жен­ской церкви.
По­чти сра­зу же на ме­сте убий­ства мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра был по­став­лен крест, на ко­то­ром вре­мя от вре­ме­ни ста­ли по­яв­лять­ся вен­ки из жи­вых цве­тов, при­но­си­ли их пре­иму­ще­ствен­но по но­чам из опа­се­ния пре­сле­до­ва­ний от без­бож­ни­ков. На ме­сте уби­е­ния ста­ли со­вер­шать­ся по прось­бам ве­ру­ю­щих па­ни­хи­ды с уча­сти­ем ино­гда це­лых при­хо­дов.


По­сле то­го как за­вер­ши­лись го­не­ния на Цер­ковь, про­дол­жав­ши­е­ся в те­че­ние несколь­ких де­ся­ти­ле­тий, Ар­хи­ерей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 1992 го­ду при­чис­лил свя­щен­но­му­че­ни­ка Вла­ди­ми­ра(Богоявленского) к ли­ку свя­тых. 20 июля то­го же го­да бы­ли об­ре­те­ны мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка и по­ло­же­ны ря­дом с мо­ща­ми пре­по­доб­ных в Даль­них пе­ще­рах Киево-Печерской Лавры в пещерной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.


 Митрополит Владимир подготовил к мученичеству всех будущих новомучеников на протяжении всех главенствующих кафедр Русской Православной Церкви своим стоянием в вере, своим примером.

Святости научиться по книгам невозможно, для стяжания святости необходимо в своей жизни хотя бы раз увидеть настоящего подвижника благочестия, излучающего свет Христов, таким и был священномученик митрополит Владимир (Богоявленский).

Протоиерей Игорь Илюшин, сотрудник Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму

Литература

1.     РГИА. Ф. 796, оп. 439, д. 246.

2.     Тру­ды Ки­ев­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии. 1874.  

3.     Там­бов­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1883. № 15.  

4.     Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский) «Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Ян­варь». Тверь. 2005.  

5.     РГИА. Ф. 796, оп. 439, д. 246.

6.     При­бав­ле­ния к Цер­ков­ным ве­до­мо­стям. Пет­ро­град, 1918. № 9-10.  

7.     Нов­го­род­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1890. № 7-8.  

8.     РГИА. Ф. 796, оп. 439, д. 246, л. 11.

9.     При­бав­ле­ния к Ду­хов­но­му вест­ни­ку Гру­зин­ско­го эк­зар­ха­та. 1897. № 21-22.  

10.  При­бав­ле­ния к Цер­ков­ным ве­до­мо­стям. Пет­ро­град, 1918. № 9-10.  

11.  РГИА. Ф. 796, оп. 439, д. 246, л. 15 об-16.

12.  Сло­во Вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Вла­ди­ми­ра, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и Ко­ло­мен­ско­го, про­из­не­сен­ное на мо­лебне пред на­ча­лом нрав­ствен­но-ре­ли­ги­оз­ных чте­ний для ра­бо­чих гор. Моск­вы. М., 1902.

13.  «Юно­шам!» Речь Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ше­го Мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и Ко­ло­мен­ско­го Вла­ди­ми­ра, про­из­не­сен­ная 30 де­каб­ря 1910 го­да на со­бра­нии Круж­ка в Епар­хи­аль­ном до­ме. М., 1911.

14.  Иерей Ни­ко­лай Кри­ко­та. Я го­тов от­дать свою жизнь за Цер­ковь. Жиз­не­опи­са­ние свя­щен­но­му­че­ни­ка Вла­ди­ми­ра Ки­ев­ско­го. М., 2002.  

15.  В жерт­ву Бо­гу при­но­сит­ся луч­шее. Ки­ев, 1918.  

16.  Го­лос Церк­ви. Еже­ме­сяч­ный цер­ков­но-об­ще­ствен­ный жур­нал. М., 1912.  

17.  При­бав­ле­ния к Цер­ков­ным ве­до­мо­стям. Пет­ро­град, 1918. № 9-10.  

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Игорь Илюшин:
«Отец Николай стал за это время исповедником»
Оклеветанный священник Николай Киреев, огульно обвиняемый в сутенерстве, освобожден из-под стражи
20.02.2020
Как сделать братство трезвости интересным
Доклад на конференции на тему «Церковная практика помощи зависимым от психоактивных веществ»
26.12.2019
Обет трезвости как одна из форм оказания помощи зависимым от психоактивных веществ
Доклад на V Санкт-Петербургском форуме «Милосердие» (12 декабря 2018 года)
16.12.2018
Предостережение обличителям «сектантов»
Протоиерей Игорь Илюшин о проблеме обличения о.Владимира Головина
13.02.2018
Тюрьма для двух священников – возможная месть за тюрьму для двух плясуний в храме
О «деле священника Глеба Грозовского» и об обвинении о.Николая Киреева
18.01.2018
Все статьи автора
"Наркомания, алкоголизм и табакокурение"
Здоровье, потраченное не напрасно
Размышления перед долгожданной отправкой на диагностику и лечение в тюремную больницу УФСИН Республики Адыгея
28.09.2020
Прошу молитв о здравии и вразумлении
Рассуждение о бессмысленности, жестокости и даже губительности системы исполнения наказаний в России
18.09.2020
«Пьяное счастье к подлинному счастью никакого отношения не имеет»
В ТАСС прошла пресс-конференция, посвященная Всероссийскому Дню трезвости
12.09.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Таблетки алчности
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-09-29 17:45
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Олег В.
2020-09-29 17:41
Воспитание в духе веры, преданности Отечеству и уважения к семье
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-09-29 17:27
«Тайная» инаугурация Лукашенко как спецоперация
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-09-29 16:40
Так, насколько на сегодня актуальна массовая вакцинация?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-09-29 16:24
Россия должна вмешаться в конфликт в Нагорном Карабахе
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-09-29 16:20
Пожалуйста, проснись, товарищ Сталин
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-09-29 16:09