«Богородица Булгарская»?

К вопросу о возможном изображении Богородицы с Младенцем Иисусом и христианской символики на анэпиграфных золотоордынских монетах XIII в. чеканки города Булгара (Болгара)

Игорь Алексеев 
0
13.11.2014 535

В изданном в 2013 г. на английском и русском языках М.Дубровским «дилерском» каталоге-ценнике монет Золотой Орды «Price-guide for coins of the Golden Horde (rare items, 14 cent. plus cms.)» («Каталог-ценник монет Золотой Орды 14 века, включая наиболее редкие») приводится любопытное описание сюжета, изображённого на реверсе одного из типов анэпиграфных монет, относимых большинством специалистов-нумизматов к чеканке города Булгар (Болгар).

Автор определяет его как «Saint Mary with the Jesus» - «Святая Мария с Иисусом», указывая на то, что данная монета была выпущена при Сартаке (Сартаге)(1) - третьем правителе Золотой Орды (Улуса Джучи) - старшем сыне Бату (Батыя), правившем в 1256 г., в отношении которого имеется немало свидетельств о том, что он являлся христианином - вероятнее всего, несторианином (а, по сообщению итальянского францисканца Иоанна /Джованни/ де Плано Карпини, даже имел сан священника), или же, по крайней мере, покровительствовал христианам. На другой стороне монеты изображена «двуногая» тамга «дома Бату» в окружении так называемых «узлов счастья».

Сам каталог-ценник М.Дубровского является весьма сомнительным компиляционным изданием и не вызывает в научном плане серьёзного интереса, однако предположение автора по поводу сюжета означенной монеты представляется достаточно интересным.

Следует признать, что, несмотря на изобилие нумизматического материала, феномен чеканки в Поволжье анэпиграфных (не имеющих надписей) золотоордынских монет слабо изучен в специальной литературе с точки зрения объяснения причин их появления и многообразия сюжетов, среди которых присутствуют изображения различных символов (в том числе, носящих сакральный /магический/ смысл), знаков зодиака, растений, животных, птиц, рыб и даже (как в указанном выше случае) людей. Наиболее существенное его осмысление содержится в работах специалиста по нумизматике Золотой Орды, историка А.З.Сингатуллиной - в опубликованной в 1998 г. в журнале «Татарская археология» статье «Джучидские монеты поволжских городов XIII в. (материалы из каталога)» и отдельном издании под аналогичным названием «Джучидские монеты поволжских городов XIII века», изданном в Казани в 2003 г.(2)

Общим для всех анэпиграфных монет булгарского чекана является знак «эмитента» - тамга (родовой фамильный знак) хана Бату, одновременно исполнявшая функцию государственного герба Золотой Орды (Улуса Джучи), которая изображена на одной из сторон монет (как правило, по центру и в декоративном обрамлении). Соответственно, аверсом (лицевой стороной) данных монет следует признать сторону с изображением тамги, реверсом (обратной стороной) - сторону с рисунками.

Впервые описание и изображение (прорисовка) монеты рассматриваемого типа появились в классическом исследовании известного ориенталиста и нумизмата, академика Х.М.Френа (1782 - 1851) «Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных Мухаммеданских Династий в прибавлении...», изданном в переводе с немецкого языка в 1832 г. в Санкт-Петербурге.(3)

Описание монеты, наравне с другими (под NN «315 - 357»), было помещено в раздел с названием «Джучидские монеты, времени коих нельзя определить с точностию, поелику на них или вовсе нет никаких надписей, или не показано ни имени Хана, ни года, или число, означающее год, подлежит сомнению, или потому, что нельзя разобрать самых надписей, или что в оных утратились существенные пункты».

Там указывалось, что на одной стороне всех монет изображена тамга «с разными вокруг украшениями», на другой же стороне данной монеты - «сидящая Особа с дитятей на коленах (Tab. XII. N 7)». По поводу датировки означенных монет Х.М.Френ писал: «Я имею причину думать, что сии монеты выбиты во время Хана Узбека в Булгаре».(4)

При этом следует обратить особое внимание на то, что приведённое в исследовании Х.М.Френа изображение (прорисовка) данной монеты(5) «перекочевало» в современные научные работы, каталоги и статьи, в том числе, в вышеупомянутые: статью и книгу А.З.Сингатуллиной (ручное, более грубое, воспроизведение помещённой Х.М.Френом прорисовки реверса - тип 158; с присовокуплением прорисовок реверсов подтипов 158а и 158б)(6) и в каталог-ценник М.Дубровского (фотографическая копия прорисовки реверса)(7).

Та же прорисовка, с «домысленным» «головным убором» изображённой на реверсе «женщины» наличествует в любительском «практическом пособие для нумизматов-ориенталистов» Н.М.Шельди «Булгаро-татарские монеты XIII - XV веков» (под N 105), изданном в Казани в 2002 г.(8) В свою очередь, уже фотографическая копия прорисовки из книги А.З.Сингатуллиной «Джучидские монеты поволжских городов XIII века» (тип N 158) была включена в известный компиляционный каталог Р.З.Сагдеевой «Серебряные монеты ханов Золотой Орды» (под N 98).(9) Прорисовку же из книги Н.М.Шельди поместил в 2006 г. в своём «обзоре» «Исламские монеты VII - XVI веков» А.Г.Казанцев.(10)

Иными словами, в настоящее время как в научных исследованиях, так и в различного рода каталогах, фигурирует практически одно и то же изображение (прорисовка) этой монеты (за исключением подтипов 158а и 158б у А.З.Сингатуллиной), причём, её фотографическое изображение у всех отсутствует.

Соответствующим образом многими было перенято и описание сюжета монет данного типа. Согласно А.З.Сингатуллиной (изучившей четыре экземпляра монеты, лишь один из которых находится в Национальном музее Республики Татарстан и три в Государственном Эрмитаже), на их обратной стороне (реверсе) изображены: «В линейной окружности сидящая влево женщина с ребёнком на руках. В поле разбросаны точки» (на лицевой стороне /аверсе/: «В линейной окружности тамга с перекладиной справа, с двумя точками под ней. Вокруг орнамент из четырёх соединённых волнистой линией трёхчастных «узлов счастья»)».(11) Одновременно она указывает, что «варианты различаются положением точек вокруг тамги; ребёнок сидит на сиденье (стуле?), а не на коленях у матери; наличием точек звёздочек, трилистника».(12)

Н.М.Шельди приводит следующее описание сюжета обратной стороны (реверса) монеты: «Женщина в шапке с ребёнком в руках» (аверса: «Тамга, вокруг узлы счастья»).(13)

Помимо прорисовок, доступны несколько фотографических изображений монет данного типа - одной в указанной книге А.З.Сингатуллиной (монета, хранящаяся в Национальном музее Республики Татарстан, под N 1036),(14) а также двух в англоязычной «Базе данных восточных монет» («Oriental Coins Database») «ZENO.RU». При этом последние обозначены как «Family tipe» («Семейный тип»), со ссылкой на подтип 158а из книги А.З.Сингатуллиной.(15)

Изображение на рассматриваемом типе анэпиграфных монет во многом схематичное, имеющее несколько отличий в изображении деталей. Однако очевидно, что резчик придерживался какого-то одного «канонического» образца, так как основные (смысловые) детали повторяются.

Основу сюжета составляют обращённые друг к другу (повёрнутые приблизительно на одном уровне друг к другу лицами) человеческие фигуры, одна из которых - предположительно женская (справа) - сидит на «стуле» с высокой спинкой («престоле») (что передаётся двумя линиями за её спиной, под тазом и «подножием престола» под ногами), вторая - предположительно фигура ребёнка (слева) - вполоборота, на коленях у первой (что передаётся прорисовкой закинутой «ноги»). На одной из прорисовок, как уже указывалось выше (подтип 158б по А.З.Сингатуллиной), за спиной и под тазом «ребёнка» линиями также обозначено сиденье или «стул» («престол»).

Правая рука «ребёнка» согнута в локте, поднята вверх и протянута к «женщине», руки «женщины» протянуты к «ребёнку» и касаются его поднятой правой руки (при этом одна - чуть выше его локтя). Левая рука «ребёнка» также согнута в локте, но опущена вниз - на уровень его левого бока (в результате он сидит как бы «подбоченившись»). На одном из фотографических изображений монеты из «Базы данных восточных монет» («Oriental Coins Database») «ZENO.RU» видно также то, как от поднятой руки «ребёнка» в разные стороны отходят несколько не соприкасающихся с ней маленьких линий (возможно, лучей).(16)

Детали оформления голов «женщины» и «ребёнка» не позволяют делать однозначных выводов. Вместе с тем, у «женщины» во всех случаях наличествует длинная «коса» (возможно, это схематичное изображение платка, накидки или мафория), у «ребёнка» же «коса» либо доходит только до плеча, либо отсутствует вовсе. Выступающий в районе лба «женщины» элемент «причёски» которую Н.М.Шельди преобразовал в «шапку», присутствует только на прорисовке из исследования Х.М.Френа и производных от неё. На прорисовке А.З.Сингатуллиной обратной стороны подтипа 158а эта «причёска» отсутствует (на прорисовке подтипа 158б данный фрагмент вообще не определяется). На одном из фотографических изображений из «Базы данных восточных монет» («Oriental Coins Database») «ZENO.RU» хорошо видно, что голова «женщины» опоясана «ободком», похожим на нимб, который, собственно, и может выступать надо лбом.(17)

В поле между фигурами расставлены точки (в различной последовательности), которые, возможно, изображают звёздное небо, либо носят исключительно декоративный характер.

В связи с соотнесением данного сюжета с изображением Богородицы с Младенцем Иисусом возникает целый ряд вопросов. Первый из них касается допустимости присутствия изображений христианских религиозных сюжетов, святых и символов на монетах Золотой Орды (Улуса Джучи) и, в особенности, битых в Булгаре (Болгаре) - городе, который до разгрома и разорения его в 1236 г. монголами являлся столицей государства, где ещё в X в. был принят ислам. Второй - возможной идентификационной вариативности данного сюжета и его соотношения с известными изображениями Богоматери и Младенца Христа.

Из нумизматической литературы известно, что до монгольского завоевания монетное дело Волжской Булгарии не отличалось разнообразием: монеты собственной чеканки у волжских булгар появились в начале X в. При этом выпускались подражания арабским дирхемам (главным образом, саманидским) и их «реплики» с именами булгарских правителей, местом чеканки которых в Поволжье считаются Булгар (Болгар) и Сувар, после чего - в конце X в. - выпуск таковых неожиданно прекратился, и наступил так называемый «безмонетный период»,(18) продолжавшийся, по разным версиям, до конца XII в. или до второй половины 40-х гг. XIII в.

Никаких изображений людей и животных на известных монетах X в. с именами булгарских правителей не зафиксированы, хотя, следует заметить, что, несмотря на распространённое заблуждение, изначально в исламском мире не существовало запрета на изображение живых существ. Так, один из крупнейших специалистов в области исламской нумизматики, заведующий отделом памятников письменности народов Востока Института востоковедения Российской Академии наук В.Н.Настич отмечает, что «имена Аллаха и Мухаммада впервые появились на монетах в сочетании с портретами иранских [...] и византийских царей [...], зороастрийскими [...] и христианскими символами [...] и даже с изображением Вседержителя».(19) «Медные монеты Насир ад-дина Мухаммада из династии Данишмендидов, битые в Малатье между 1175 - 1178 гг., - приводит он хронологически близкие примеры, - несут на себе сюжет, удивительно напоминающий канонический образ Георгия Победоносца, поражающего копьём змея или дракона под ногами коня [...]. На других монетах этой династии, в оформлении которых явно проступает прямое влияние византийской иконографии, запечатлены вполне реалистичные фигуры львов [...], портреты правителей, вооружённые всадники на львах, сцены инвеституры [...] и даже восседающий на небесном престоле Пантократор [...] На монетах Салдукидов Эрзурума конные лучники, одежда и снаряжение которых проработаны до деталей [...], мирно уживаются с парными композициями христианской тематики [...]».(20)

В «булгарском» Поволжье «безмонетный период» закончился в конце XII в. или во второй половине 40-х гг. XIII в. с появлением большого массива недатированных медных и серебряных моноэпиграфных монет с именем багдадского халифа Абу-ль-Аббаса Ахмада ан-Насир ли-диниллаха (Ан-Насир ли-д-Дин Аллаха) (? - 1225), чеканившихся в Булгаре (Болгаре). До настоящего времени остаётся дискуссионным вопрос о времени их выпуска. Одни исследователи считают, что они чеканились ещё в домонгольский период. Другие, что после покорения Волжской Булгарии монголами - при втором правителе Золотой Орды (Улуса Джучи) Бату (Батые), правившем до 1255/1256 г. (но от имени уже покойного к тому времени халифа). Третьи полагают, что чеканка началась до завоевания Волжской Булгарии и продолжилась уже при Бату (Батые).

Так или иначе, на смену этим «классическим мусульманским» монетам вскоре пришли монеты с ханскими именами и тамгами, чеканившиеся золотоордынскими правителями Бату (Батыем) и Берке (Беркой) от имени Великих ханов (каанов) Монгольской империи Менгу (Мункэ, Менгу) и Ариг Буги, а затем - весьма разнообразные анонимные, недатированные и анэпиграфные монеты с различными благопожеланиями, орнаментами и сюжетами.

Причём, первоначально была осуществлена массовая перечеканка медных булгарских монет с именем багдадского халифа недатированными штемпелями с именем и тамгой Великого хана Менгу (Мункэ, Менгу), правившего в 1251 - 1259 гг.

Один из крупнейших отечественных специалистов в области восточной нумизматики С.А.Янина (1924 - 1997) полагала, что таковая была продиктована антиисламской политикой хана Менгу. «Смысл самой перечеканки монет, - писала С.А.Янина, - может быть объяснён следующими соображениями. Если золотоордынские ханы очень скоро осознали выгоды происламской политики, то верховные монгольские ханы (чингизиды) и монголы Ирана (хулагуиды) сравнительно долго сопротивлялись исламизации. Поэтому можно предположить, что верховный хан Мункэ мог потребовать от своего вассала Берке изменения легенд на монетах, перечеканки имени Насира своим собственным именем».(21) Допускал наличие указанных «политических целей» при перечеканке монет (хотя и увязывал её, в первую очередь, с денежной реформой) и выдающийся специалист по восточной и русской средневековой нумизматике Г.А.Фёдоров-Давыдов (1931 - 2000).(22)

Следует учитывать, что в рассматриваемый период монгольская (джучидская) знать, благодаря своим обширным завоеваниям утвердившаяся на «линии соприкосновения» восточно-христианской (православной) и северо-мусульманской цивилизаций (каждая из которых к тому же испытывала сильнейшее традиционно-языческое - славянское и тюркское - влияние), встала перед проблемой выбора государственной религии.

«Известно, - отмечал выдающийся востоковед А.П.Григорьев, - что инициативу введения в Золотой Орде ислама первым взял на себя Берке. В правление именно этого хана русские земли испытали на себе усиление тяжести ордынской дани, сбор которой стал осуществляться через посредство мусульманских откупщиков налогов. Вряд ли при Берке процесс исламизации сколько-нибудь глубоко затронул даже верхи ордынского общества. Скорее наоборот, курс Берке на распространение новой религии с самого начала вызвал оппозицию кочевой знати, результатом которой было вспышка в Орде междоусобной борьбы. Хронологически она пришлась на время от кончины Берке до воцарения Менгу-Тимура».(23) Как указывает ведущий сотрудник Государственного Эрмитажа, известный специалист по истории Золотой Орды (Улуса Джучи) М.Г.Крамаровский: «Поощрение ислама в период правления Берке не вывело его за рамки ханской ставки и ставок ближайших эмиров».(24)

При первом хане обретшей независимость от Монгольской империи Золотой Орды (Улуса Джучи) Менгу-Тимуре (Мангутемире), правившем в 1266 - 1282 гг., скачкообразно увеличилось «разнообразие внешних данных монет», которое, как отмечает А.З.Сингатуллина, не уступало «многочисленности их номиналов». Она же считает, что надписи на его монетах «показывают, что этот хан был активным проводником ислама в Золотой Орде, хотя его мусульманское имя или прозвище никогда не помещалось на монетах и неизвестно по письменным источникам».(25) Однако этот вывод представляется весьма сомнительным. Во-первых, потому, что эти типы монет составляли меньшинство в общей массе предполагаемых «немусульманских» типов монет Менгу-Тимура (Мангутемира). Во-вторых, нет никаких оснований полагать, что сам хан был мусульманином и имел личную мотивацию для активного насаждения ислама. Напротив, как отмечал, например, А.П.Григорьев: «Менгу-Тимур вернул главенствующее положение религии предков - шаманизму».(26)

Известно, что при хане Менгу-Тимуре (Мангутемире) произошло значительное ослабление позиций ислама в Золотой Орде (Улусе Джучи), что подтверждается летописными свидетельствами и многочисленными историческими фактами. Как сообщает, в частности, «Троицкая летопись» начала XV в. под 6774 г. (1266/1267 г.): «Того же лета умре царь татарскыи Беркаи, и бысть ослаба Руси от насилья бесермен».(27) Вскоре после своего вступления на престол - в 1267 г. - Менгу-Тимур (Мангутемир) пожаловал Русской церкви первый золотоордынский ханский ярлык, гарантировавших её неприкосновенность и освобождавший духовенство от налогов и повинностей.

Показательно, что в последующий период ослабление «исламской составляющей» булгарской монетной чеканки, наблюдавшееся после завоевания Волжской Булгарии, достигло своего апогея. Как признаёт А.З.Сингатуллина: «Именные и датированные анонимные булгарские монеты составляют лишь незначительное число типов среди огромной массы монет, лишённых обозначения выходных данных или каких-либо легенд».(28) Разнообразие изображений на недатированных анонимных и анэпиграфных монетах, по её словам, «удивляет и радует глаз, но нельзя не учесть, что многочисленные монетные сюжеты вовсе не являются плодом фантазии или прихоти резчиков штемпелей». «С давних времён, - пишет А.З.Сингатуллина, - монетные изображения несли большую смысловую нагрузку, являясь проводниками идей, необходимых к распространению среди широких народных масс, большей частью неграмотных. Некоторые сюжеты отождествляются со знаками зодиака [...]. Изображения животных [...] и даже человека [...] - показатель неокрепшего ислама или недостаточно серьёзного отношения к этой религии со стороны джучидских ханов XIII века. [...]

Легенды на недатированных анонимных монетах рассматриваемого периода также не отличаются особой религиозностью. В основном - это благопожелания (на тюркском, арабском и персидском языках) или нравоучительные рассуждения».(29)

С.А.Янина, используя данные стратиграфии, датировала анэпиграфные монеты периодом правления трёх ханов Золотой Орды (Улуса Джучи) - Туда-Менгу, Тула-Буги и Токты (Тохты), реальная власть при которых - до 1299 - 1300 гг. принадлежала могущественному беклярбеку («темнику») Ногаю (Ису-Ногаю, Нокаю) (1-я половина XIII в. - 1300), фактически отложившемуся от Золотой Орды (Улуса Джучи) и владевшему самым западным улусом «Золотой Орды», при формальном признании власти сарайских ханов. При этом известно, что Ногай, чья ставка находилась в городе Исакчи (Сакчи) - в исторической области Добруджа (на территория современной Румынии), был женат на внебрачной дочери Византийского императора Михаила VIII Палеолога Ефросинье.

«Наиболее вероятной, - указывала С.А.Янина, - кажется датировка анэпиграфных монет с тамгой временем правления Туда-Менгу (1280 - 1287 гг.), Тулабуги (1287 - 1290 гг.) и первыми годами правления Токты (с 1290 г. по 1300 г.). Общая датировка анонимных монет - 1280 - 1290 гг. - соответствует, таким образом, времени фактического правления в Золотой Орде Ногая. Помещение на монетах тамги дома Бату, а не имён определённых ханов указывает на сознательное подчёркивание идеи преемственности во власти и ослабление самостоятельного значения правивших в это время ханов».(30)

Авторитетный нумизмат В.П.Лебедев также подчёркивал, что «большое число анонимных и недатированных монет с обязательным помещением джучидской тамги» в Булгаре (Болгаре) выпускалось «в 1280 - 1300 гг. - в период наивысшей активности Ногая».(31) С учётом известных «византийских симпатий» последнего и языческих симпатий поставлявшихся им ханов следует предположить, что религиозная жизнь в Золотой Орде (Улусе Джучи) в то время отличалась большим разнообразием.

«Один из парадоксов культурного развития Золотой Орды состоит в том, - подчёркивал М.Г.Крамаровский, - что вне зависимости от религиозной доктрины, принятой отдельными представителями ханского дома, шаманизм как религиозная доминанта, проявляющая себя в явной или скрытой форме, остался неизбывен. Тонкая оболочка христианства несторианского толка или ислама, сквозь которую исторические источники рассматривают аристократию Улуса Джучи, всё ещё остающуюся шаманистской по сути, не способны скрыть приверженности джучидских элит к язычеству ни в XIII - XIV, ни в XV вв.».(32)

Многочисленные источники свидетельствуют о поликонфессиональном составе населения бывших земель Волжской Булгарии, вошедших в состав Золотой Орды (Улуса Джучи), и, в первую очередь, самого города Булгар (Болгар), что, вероятно, стало возможным во многом благодаря «языческой веротерпимости» первых монгольских правителей.(33) При этом, как отмечал М.Г.Крамаровский: «Несмотря на господство в городах Золотой Орды ислама, а в степи - язычества, в городах и кочевнических ставках разных регионов страны отмечено существование христианского населения. В XIII - XIV вв. оно было представлено самыми разнообразными этническими группами от кыпчаков и алан, до греков, армян, какой-то части адыгов, латинян и, конечно, славян».(34)

Сюжеты анэпиграфных монет булгарской чеканки заметно отличаются от остальных демонстративным разнообразием изображённых на них символов, которые носят по большей части сакральный характер(35). При этом среди таковых явно преобладают языческие мотивы - в основном традиционные булгаро-тюркские и собственно тенгрианские. Во множестве встречаются солярные (солнечные) символы (на некоторых типах монет солнечный диск изображён с человеческими чертами лица), схематичные изображения звёздного неба (в виде звёзд) и воды (в форме волнистых линий). Ряд типов монет несёт на себе изображения, схожие со знаками зодиака, популярными на Востоке. Чётко можно идентифицировать, в частности, «Рыб» (изображение двух рыб, расположенных по кругу, трёх рыб, соединённых в области голов, и т.п.), с определёнными оговорками, «Льва» и «Тельца» (крупная морда «рогатого» животного).(36)

Значительное место занимают «растительные орнаменты», а также изображения животных, птиц и рыб. В силу схематичности многих изображений точная идентификация последних невозможна. Вместе с тем, среди птиц чётко определяются изображения утки (летящей и сидящей), что весьма характерно, так как «божественная утка» являлась одним из ключевых персонажей булгаро-татарской и общетюркской мифологии. Специализирующаяся на изучении булгарской культуры искусствовед Д.К.Валеева отмечала в книге «Искусство волжских булгар (X - начало XIII вв.)», что, «хотя булгары исповедовали ислам уже в IX - X вв., в их отношении к миру, по-видимому, ещё долго сохранялись языческие взгляды, и первым свидетельством этого являются произведения искусства, отразившие строй мыслей и чувств древних булгар». «Например, - конкретизировала она, - весьма часто в булгарских бронзовых и золотых украшениях встречаются кольца с нанизанными на них тремя бусинками-яйцами. Это, как предполагают исследователи, является наглядным изображением космогонических представлений булгар о том, что основные объекты мира - Земля, Солнце, Луна возникли из трёх яиц, снесённых уткой.

Они обожествляли и растения, и зверей, и явления природы».(37)

«Рождение Земли божественной Уткой, основной мотив татарских легенд, - отмечалось также в автореферате диссертации Л.А.Кариевой «Татарская мифология (в историко-сравнительном и типологическом аспекте)», - встречается у сибирских тюрков. Древность этого мифа подтверждается булгарскими ювелирными изделиями, сармато-аланским искусством, легендами американских индейцев».(38)

Изображение на одном из типов анэпиграфных монет напоминает дерево с раскидистыми ветвями, что может быть идентифицировано как стилизованное изображение «мирового древа» или «древа жизни». Д.К.Валеева отмечала, что: «Особо почитаемым деревом у булгар и их потомков - татар была берёза, которая считалась волшебной и обладающей целебными свойствами. Заслуживает внимание также то обстоятельство, что у булгар, как и у многих древних народов, например, славян, существовал культ «древа жизни», которое, очевидно, толковалось как источник жизни, как символ плодородия, как вместилище души человека до рождения и после смерти».(39)

В разных вариациях на анэпиграфных монетах присутствуют кресты, гексаграммы (шестиконечные звёзды), пентаграммы (пятиугольные звёзды), треугольники, полумесяцы, «узлы счастья» и т.д. В ряде случаев наблюдается сильное сходство изображений с буддистскими символами, в частности, с «колесом сансары» (бхавачакрой). При этом вполне допустимо, что крест, шестиконечная звезда и полумесяц могли использоваться и как языческие символы («магические знаки»), и как символы христианства, иудаизма и ислама, так как исторически население Волжской Булгарии было с ними к тому времени уже хорошо знакомо.

В указанном «дилерском» каталоге-ценнике М.Дубровского, помимо рассматриваемого типа «Святая Мария с Иисусом», фигурирует ещё один тип с христианским символом - крестом («the Cross»), также - явно ошибочно - отнесённый к времени правления Сартака (Сартага).(40) Тот же тип (под N 189) А.З.Сингатуллина описывает следующим образом: «В двух линейных окружностях орнамент из четырёх крестообразно расположенных прямых линий, соединённых в центре кружком. Наружные концы линий раздвоены, между ними - по точке».(41)

Любопытно, что данный «орнамент» действительно отличается от множества других изображений крестов на анэпиграфных монетах, напоминая так называемый «армянский крест» (называемый также «проросшим» или «цветущим»), посередине которого часто помещались заключённые в круг или в иные геометрические фигуры символы. Учитывая, что армянская колония в Булгаре (Болгаре), центром которой являлась армянская церковь (так называемая «Греческая Палата») с христианским кладбищем вокруг неё, была одной из самых многочисленных и влиятельных, вряд ли это может быть просто случайным совпадением.

Самостоятельная сюжетная направленность также наталкивает на мысль об определённой «автономности» булгарской монетной чеканки последних десятилетий XIII в. и её ориентированности, главным образом, на внутреннее потребление. Известный специалист по нумизматике Волжской Булгарии и Золотой Орды (Улуса Джучи) А.Г.Мухамадиев в изданной в 1983 г. работе «Булгаро-татарская монетная система XII - XV вв.» высказал на сей счёт весьма интересное предположение о том, что данное обстоятельство было связано с тогдашней внутригосударственной смутой. «Вероятнее всего, - указывал он, - в городе, где чеканились эти монеты, в данном случае в городе Булгаре, была своя, хотя и зависимая власть (администрация?), которая провела реформу и выпускала первое время анонимные и анэпиграфные монеты, так как было неизвестно, на чьей стороне будет сила».(42) Существует и предположение о том, что «торговые люди сами заказывали монеты в монетных дворах», чеканка была свободной, но при этом на монете необходимо было ставить ханскую тамгу и платить особый налог.(43)

Логичным было бы предположить также, что эта монета должна была быть более «понятной» основной массе местного населения, которая отнюдь не обладала стойкой исламской идентичностью. Как отмечала Д.К.Валеева, в Волжской Булгарии «язычество продолжало играть важную роль, определяя почти весь путь развития булгарского искусства до нашествия монголов».(44) Очевидно, что после ослабления здесь в XIII в. позиций ислама и правления ханов с тенгрианскими и христианскими «симпатиями» эта языческое начало лишь усилилось.

Показательно, что религиозная полифония в то время была свойственна золотоордынским монетам не только булгарской чеканки. В научно-нумизматической литературе румынскими исследователями И. и Э. Оберлендерами-Тырновяну описаны несколько типов монет с христианской символикой, отчеканенных в Исакчи (Сакчи) (в «деспотате Исакча»).

Среди них - условные бронзовые (или биллонные) «фоллари», на лицевой стороне (аверсе) двух их которых изображена «тамга Ногаидов, имеющая с каждой стороны стилизованную лилию», а на обратной (реверсе) - легенды на греческом языке, содержащие начальные буквы слов «Иисус Христос» (с изображением виноградной лозы) и «Иисус Христос побеждает» (с изображениями «греческого креста» и жемчужин). Третий описанный тип - условный бронзовый (или биллонный) «фоллари» - содержит на лицевой стороне (аверсе) изображение «Тамги Джучидов в линейном четырёхугольнике», а на обратной (реверсе) - легенду на греческом языке, которая содержит буквы, прочтённые как «Крест, мы молим тебя о милосердии».(45) Зафиксированы также другие типы монет - с изображениями христианских крестов.

Таким образом, размещение сюжета с изображением Богородицы с Младенцем Иисусом и христианской символики на анэпиграфных золотоордынских монетах XIII в. чеканки города Булгара представляется вполне допустимым.

Второй - «идентификационный» - вопрос представляется более сложным, тем более, с учётом того, что привязка рассматриваемого типа монет ко времени правления Сартака (Сартага) явно несостоятельна. Если следовать в своих рассуждениях от противного, то, не принимая во внимание «случайных» сюжетов (например, таких, как рождение ханского наследника), следует сосредоточиться на наиболее вероятных «альтернативах» изображению Богородицы с Младенцем Иисусом.

В отличие от прочих сюжетов, изображения человека (людей) на известных анэпиграфных монетах встречаются крайне редко. Из типов монет, исследованных А.З.Сингатуллиной, таковые зафиксированы только на двух. Помимо рассматриваемого типа, в её книге «Джучидские монеты поволжских городов XIII века» содержится описание типа монеты (под N 122), на обратной стороне (реверсе) которого помещено «погрудное изображение человека в фас, над плечами точки».(46) Однако предположить что-то определённое по поводу того, что это за «человек», из-за схематичности рисунка не представляется возможным.

Особый культ «женщины с ребёнком» в булгарской, золотоордынской и татарской традиционной культурах не прослеживается. Наиболее известным изображением данного свойства является так называемая «маклашеевская всадница» - замок (предположительно IX - X вв.), состоящий из двух фигур - волка (или барса) и «сидящей на нём верхом изуродованной женщины с ребёнком на руках», который по композиционному исполнению схож с фигурками изуродованных всадников-мужчин из Средней Азии.

«Надо думать, - писала на сей счёт Д.К.Валеева, - что истоки происхождения всех этих «скульптур» правильнее видеть в культуре древнетюркских племён Приволжья и Прикаспия. Если это так - перед нами воплощённая в изделии прикладного искусства древняя легенда о происхождении тюрков. Хуннские предки тюрков, жившие на краю большого болота или «Западного моря», были истреблены врагами рода Хунну. Уцелел лишь один десятилетний мальчик, брошенный в болото с отрубленными ногами и руками. Его спасла волчица. Но вскоре юноша был найден врагами и убит. Волчица же удалилась в неприступную, окружённую горами долину и родила там десять сыновей, от которых произошли тюрки «тигу». В другой легенде говорится, что то же произошло не с мальчиком, а с дочерью Хуннского шаньюя, родившей от волка (или барса) сына - прародителя телеских племён».(47)

Однако с изображением на рассматриваемом типе анэпиграфных монет данный сюжет, на мой взгляд, отождествлён быть не может по причине отсутствия двух ключевых смысловых элементов - изображений волка (барса) и подчёркнутых увечий «женщины» (у которой наличествуют обе руки и ноги).

С учётом встречающихся на анэпиграфных монетах изображений знаков зодиака можно также предположить, что «женщина с ребёнком» - это ни что иное, а, точнее, никто иные, как «Близнецы» (в древнегреческой мифологии - братья-диоскуры Кастор и Полидевк, почитавшиеся, согласно общим воззрениям индоевропейских народов, как боги рассвета и сумерек), древнее («традиционное») изображение которых предполагает весьма похожее расположение фигур и поднятых вверх рук.

Однако при этом невозможно объяснить то обстоятельство, почему фигура «женщины» (а в одном случае - и «ребёнка») находится в подчёркнуто сидячем положении на «престоле» («престолах»), тогда как оба «близнеца» изображались стоящими, хотя и в «полуприседе», и без каких-либо признаков «мебели». Кроме того, на всех вышеозначенных прорисовках и фотографических изображениях рассматриваемого типа анэпиграфных монет «женщина» придерживает «ребёнка» за приподнятую правую руку, что на «традиционных» изображениях «близнецов» не прослеживается. Отличительной чертой может считаться и то, что фигура «ребёнка» меньше по размеру, чем фигура «женщины», тогда как фигуры «близнецов» должны были изображаться одинаковыми. К тому же, разные «причёски» свидетельствуют о том, что меньшая фигура, скорее всего, мужского пола, а большая - женского.

Каких-либо иных заслуживающих внимание сюжетных линий, связанных с изображением «женщины с ребёнком», не прослеживается.

Тем временем, известно, что самым «близким» к Булгару (Болгару) изображением Богородицы с Младенцем Иисусом являлась чудотворная Владимирская икона Божией Матери - одна из наиболее чтимых реликвий Русской Церкви, принесённая в 1155 г. в город Владимир из Вышгорода князем Андреем Юрьевичем Боголюбским и хранившаяся в соборе Успения Пресвятой Богородицы. Именно она сопровождала русское войско в большом походе 1164 г. против булгар, победу над которыми летописец назвал «новым чудом святой Богородицы Владимирской». С этого времени происходило последовательное укрепление культа чудотворной Владимирской иконы Божией Матери, впоследствии превратившейся в общероссийскую православную святыню.

Учитывая обширные политические, экономические и культурные связи Волжской Булгарии (впоследствии - так называемого «Булгарского улуса» в составе Золотой Орды /Улуса Джучи/) с Владимиро-Суздальской Русью и многочисленные - археологически зафиксированные - факты христианского присутствия в Булгаре (Болгаре), логичным будет предположить, что местное население было в достаточной мере знакомо и с культом Пресвятой Богородицы, наиболее известным и почитаемым изображением которой являлась Владимирская икона Божией Матери.

Весьма характерным при этом является сам сюжет иконы. «Изображение Богоматери поясное, - сообщается в «Православной Энциклопедии», - Младенец Христос на Её правой руке (слева); ноги Младенца закрыты хитоном, видны лишь ступня правой ноги, слегка согнутой в колене и поставленной параллельно иконной плоскости, и подошва левой ноги. В[ладимирская] и[кона] принадлежит к иконографическому типу, получившему название «Умиление» («Ласкающая»), и представляет тот его вариант, в к[ото]ром Младенец Христос, прильнув щекой к склонённому лику Матери, обнимает Её левой рукой за шею (под мафорием), а правую руку простирает к Её плечу; Богородица поддерживает Сына правой рукой, Её левая рука поднята и молитвенно обращена к Христу. Поскольку живопись XII в. на одеждах Младенца сохранилась лишь в небольших фрагментах, нек[ото]рые исследователи полагают, что Он мог быть изображён иначе: либо с обнажёнными до колен ножками, либо стоящим [...]».(48)

При этом, главным образом, обращают на себя внимание такие моменты, как взаиморасположение фигур Богородицы и Младенца Иисуса, а также расположение правой руки Младенца Иисуса по отношению к левой руке Богородицы (которая как бы поддерживает его, касаясь одежды в районе локтя). Всё это коррелирует с сюжетом на рассматриваемой анэпиграфной монете.

Изображение престола на «поясной» Владимирской иконе Божией Матери, естественно, отсутствует, однако его наличие, в любом случае, подразумевается. Изображения престолов с большими подножиями были широко распространены в христианской иконографии. Схематичное изображение «престола» («стула») с «подножием» является обязательным атрибутом сюжета рассматриваемого типа анэпиграфных монет. Любопытно, что похожее по технике исполнения - двумя линиями - изображение престола можно обнаружить даже на некоторых древних римских бронзовых медалях (медальонах) с изображением Богородицы и Младенца Иисуса.(49)

Безусловно, достаточно простое художественное исполнение анэпиграфных золотоордынских монет чеканки города Булгара (Болгара) не даёт возможности для проведения точного сравнительного анализа. Изображённые на них сюжеты могли в значительной мере стать результатом творчества резчиков, которым приходилось отображать символы представителей различных народов и вероисповеданий, проживавших в Булгаре (Болгаре).

Вполне возможно, что при этом существовали некие «утверждённые» клише (рисунки), с которых ими, без особого осмысления и по мере технических возможностей, копировались эти сюжеты. В качестве таковых могли выступать и металлические (медные, бронзовые) тельные иконы (образки) с изображениями Богоматери и Младенца Иисуса, широко распространённые в то время. На «портале древней культуры и искусства» «Домонгол» можно найти, к примеру, целый ряд фотографических изображений датируемых XI - XIII вв. «иконок-привесок с изображением Богоматери», которые имеют большое сходство с сюжетом рассматриваемого типа анэпиграфных монет (в первую очередь, в части взаиморасположения и «посадки» фигур, а также расположения правой руки Младенца Иисуса по отношению к левой руке Богородицы).(50)

Таким образом, принимая во внимание всё вышеизложенное, следует, на мой взгляд, признать гипотезу о том, что на рассматриваемом типе анэпиграфных монет помещено изображение Богородицы и Младенца Иисуса, имеющей право на существование. В большей мере подтвердить или опровергнуть её можно лишь при условии обнаружения достаточного количества соответствующих артефактов, в первую очередь, имеющих отношение к распространению христианства в Волжской Булгарии и булгарских землях в составе Золотой Орды (Улуса Джучи).

В то же время, данные нумизматики, связанные с комплексным изучением анэпиграфных золотоордынских монет чеканки города Булгара (Болгара), являются одним из свидетельств ошибочности определения так называемой «булгарской цивилизации» исключительно как мусульманской.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (г. Казань)

Доклад, прочитанный на XIV ежегодной научно-практической конференции «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи» (г. Казань, Казанская Православная Духовная Семинария, 5 ноября 2014 г.)

Иллюстрации:

1. Прорисовка изображения обратной стороны (реверса) монеты типа «сидящая Особа с дитятей на коленах» из исследования Х.М.Френа «Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды...» 1832 г. издания (см.: Френ Х.М. Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных Мухаммеданских Династий в прибавлении; из прежнего собрания Г-на Профессора, Статского Советника и Кавалера К.Фухса в Казани, принадлежащего ныне тамошнему Императорскому Университету, с краткими объяснениями и указаниями Х.М.Френа (с восемнадцатью таблицами и четырьмя виньетами)/ Пер. с немецкого М.Волкова. - Санкт-Петербург: «Печатано в Типографии Императорской Академии Наук», 1832. - Таб. XII /7/.)

2. Прорисовка изображения обратной стороны (реверса) монеты типа «Family tipe» («сидящая влево женщина с ребёнком на руках») с фотографического изображения, размещённого в «Базе данных восточных монет» («Oriental Coins Database») «ZENO.RU» (выполнена И.Е.Алексеевым) (см. оригинал: #126767: 158a Sing. «Family tipe». Dirham. Bulghar//////// AR/////// Anonymous coins, later 13th - early 14th C.////// Bulghar///// Middle Volga//// Juchid, ca. 650 - 886/// ISLAMIC WORLD// Home/ ZENO.RU - Oriental Coins Database [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.zeno.ru/showphoto.php?photo=126767)

Сноски:

(1) См.: Дубровский М. (Dubrovsky M.) Каталог-ценник монет Золотой Орды 14 века, включая наиболее редкие (Price-guide for coins of the Golden Horde /rare items, 14 cent. plus cms./). - Б.м. - «Ulus Juchi» [Волгоград], б.г. - «The year of Snake» [2013]. - С. 3.

(2) См.: Сингатуллина А. Джучидские монеты поволжских городов XIII в. (материалы из каталога)// Татарская археология. - Золотая Орда: археология, нумизматика, эпиграфика. - 1998. - N 1 (2). - С.с. 52 - 87.; Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - 192 с.

(3) См.: Френ Х.М. Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных Мухаммеданских Династий в прибавлении; из прежнего собрания Г-на Профессора, Статского Советника и Кавалера К.Фухса в Казани, принадлежащего ныне тамошнему Императорскому Университету, с краткими объяснениями и указаниями Х.М.Френа (с восемнадцатью таблицами и четырьмя виньетами)/ Пер. с немецкого М.Волкова. - Санкт-Петербург: «Печатано в Типографии Императорской Академии Наук», 1832. - 80 с.; А, I - XVII таб.

(4) См.: Там же. - С. 35.

(5) См.: Там же. - Таб. XII (7).

(6) См.: Сингатуллина А. Джучидские монеты поволжских городов XIII в. (материалы из каталога)// Татарская археология. - Золотая Орда: археология, нумизматика, эпиграфика. - 1998. - N 1 (2). - С. 80.; Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 145.

(7) См.: Дубровский М. (Dubrovsky M.) Указ. соч. - С. 3.

(8) См.: Шельди Н.М. Булгаро-татарские монеты XIII - XV веков. Практическое пособие для нумизматов-ориенталистов. - Казань: Редакционно-издательский центр «Титул», 2002. - С.с. 54, 132.

(9) См.: Сагдеева Р.З. Серебряные монеты ханов Золотой Орды. - Б.м. [Москва], б.г. [2005]. - С. 15.

(10) См.: Золотая Орда// Исламские монеты VII - XVI веков. Обзор/ Сост. А.Г.Казанцев. - Екатеринбург, 2006. - С. 95.

(11) Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 106.

(12) См.: Там же.

(13) См.: Шельди Н.М. Указ. соч. - С. 54.

(14) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 173.

(15) См.: #126767: 158a Sing. «Family tipe». Dirham. Bulghar//////// AR/////// Anonymous coins, later 13th - early 14th C.////// Bulghar///// Middle Volga//// Juchid, ca. 650 - 886/// ISLAMIC WORLD// Home/ ZENO.RU - Oriental Coins Database [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.zeno.ru/showphoto.php?photo=126767; #129123: 158a Sing. «Family tipe». Dirham. Bulghar// Там же. - Режим доступа: http://www.zeno.ru/showphoto.php?photo=129123

(16) См.: #126767: 158a Sing. «Family tipe». Dirham. Bulghar...

(17) См.: Там же.

(18) См.: Мухамадиев А.Г. Древние монеты Поволжья. - Казань: Татарское книжное издательство, 1990. - С.с. 94 - 127.

(19) См.: Настич В.Н. Свидетельствуют монеты (Был ли запрет на изображения живых существ в исламе?)// Современный Ислам. - 2012. - N 1 (8) (февраль - март). - С.с. 49 - 50.

(20) Настич В.Н. Свидетельствуют монеты (Был ли запрет на изображения живых существ в исламе?)// Современный Ислам. - 2012. - N 2 - 3 (9) (май - июнь). - С. 50.

(21) Янина С.А. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах в 1946 - 1954 гг.// Материалы и исследования по археологии СССР. - N 42 (Труды Куйбышевской археологической экспедиции. Т. I). - Москва: Издательство Академии наук СССР, 1954. - С. 430.

(22) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С.с. 23 - 24.

(23) Григорьев А.П. Ярлык Менгу-Тимура: реконструкция содержания// Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки/ Под ред. А.Д.Желтякова. - Выпуск XII. - Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1990. - С. 68.

(24) Крамаровский М.Г. Золотая Орда как цивилизация// Золотая Орда. История и культура. Каталог выставки «Золотая Орда. История и культура» (г. Казань, Казанский Кремль, музейный центр «Эрмитаж. Казань». 23 августа 2005 года - 10 мая 2006 года) (на русском, татарском и английском языках). - Санкт-Петербург: АО «Славия», 2005. - С. 62.

(25) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 35.

(26) Григорьев А.П. Указ. соч. - С. 69.

(27) Приселков М.Д. Троицкая летопись (реконструкция текста)/ Ответ. ред. К.Н.Сербина. - Москва - Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1950. - С. 329.

(28) Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 42.

(29) Там же. - С.с. 42 - 43.

(30) Янина С.А. Указ. соч. - С. 433.

(31) См.: Лебедев В.П. Корпус монет Крыма в составе Золотой Орды (сер. XIII - нач. XV в.)// Вестник Одесского музея нумизматики. - Выпуск N 2. - 2000. - Март. - С. 15.

(32) Крамаровский М.Г. Указ. соч. - С. 71.

(33) См., например: Алексеев И.Е. Православие в Волжской Булгарии, булгарских землях в составе Золотой Орды и Казанском ханстве как исторический феномен (актуализация проблемы)// Православная миссия в Казанской епархии в конце XIX - начале XX вв./ Выпуск II: Статьи и документы по истории православного миссионерства, храмов и монастырей. - Казань: ООО «Астория и К°», 2014. - С.с. 233 - 296.

(34) Крамаровский М.Г. Указ. соч. - С. 73.

(35) Чувашский исследователь В.Н.Алмантай (Иванов) называет их «магическими знаками». (См.: Алмантай /Иванов/ В.Н. Суваро-булгарская культура. Философия символов монет и украшений. - Чебоксары - Москва: ООО «Чебоксарская типография N 1», 2012. - С.с. 27 - 28.)

(36) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С.с. 137 - 150.; Степанов О.В., Бугарчев А.И. Новые монеты булгарского чекана// XVI Всероссийская нумизматическая конференция (Санкт-Петербург, Репино, 18 - 23 апреля 2011 года): Тезисы докладов и сообщений/ Ответ. редактор А.А.Калинин. - Санкт-Петербург: Издательство Государственного Эрмитажа, 2011. - С.с. 62 - 65.; Алмантай (Иванов) В.Н. Указ. соч. - С.с. 27 - 29.

(37) Валеева Д.К. Искусство волжских булгар (X - начало XIII вв.)/ Предисловие Г.К.Вагнера. - Казань: Татарское книжное издательство, 1983. - С. 20.

(38) Кариева Л.А. Татарская мифология (в историко-сравнительном и типологическом аспекте): Автореф. дис.... канд. филологических наук. - Казань, 1999. - С.с. 9 - 10.

(39) Валеева Д.К. Искусство волжских булгар (X - начало XIII вв.). - С. 20.

(40) См.: Дубровский М. Указ. соч. - С. 3.

(41) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С. 114.

(42) Мухамадиев А.Г. Булгаро-татарская монетная система XII - XV вв./ Ответ. редактор Г.А.Фёдоров-Давыдов. - Москва: Издательство «Наука», 1983. - С. 58.

(43) См.: Алмантай (Иванов) В.Н. Указ. соч. - С. 26.

(44) См.: Валеева Д.К. Искусство домонгольской Волжской Булгарии X - нач. XIII вв.: Автореф. дис.... канд. искусствоведения. - Москва, 1980. - С. 22.

(45) См.: Оберлендер-Тырновяну Э. Byzantino-Tartarica - Монетная чеканка в зоне устьев Дуная в конце XIII - начале XIV века// Нумизматика Золотой Орды. Сборник научных статей. - Выпуск 2. - Казань: Издательство «ЯЗ»; Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2012. - С.с. 42 - 44.

(46) См.: Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII века. - Казань: Издательство «Заман», 2003. - С.с. 98, 142.

(47) Валеева Д.К. Искусство волжских булгар (X - начало XIII вв.). - С.с. 45 - 46.

(48) Щенникова Л.А. Владимирская икона Божией Матери/ Православная Энциклопедия (электронная версия) [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/154962.html

(49) См., например: Кондаков Н.П. Иконография Богоматери/ Издание Отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук. - Том I. - Санкт-Петербург: Типография Императорской Академии Наук, 1914. - С. 95.

(50) См., например: Иконка-привеска с изображениями Богоматери/////// Иконки-привески с изображением Богоматери////// Тельные иконы (образки)///// Христианская металлопластика до XIV века//// Металлопластика/// Альбомы// Список форумов/ Домонгол (портал древней культуры и искусства) [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://domongol.org/gallery/image_page.php?image_id=7651; #37/////// Там же. - Режим доступа: http://domongol.org/gallery/image_page.php?image_id=5483

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Игорь Алексеев
Пьянство и эпидемии
Из воспоминаний и наблюдений докторов медицины Н.Ф. Высоцкого, И.В. Годнева, В.П. Первушина и других…
14.09.2021
Пощёчина
Стихотворение
15.08.2021
Монеты – свидетели Ливонской войны 1558 – 1583 гг.
Находки на территории Татарстана в 2000-х – 2010-х гг. денежных знаков иностранных государств-участников Ливонской войны (из частных коллекций)…
10.06.2020
Все статьи Игорь Алексеев
Последние комментарии
Ложь и инсинуации православных ковид-диссидентов
Новый комментарий от elenoid
17.09.2021 22:07
Надежда на обязательную вакцинацию для всех
Новый комментарий от Геннадий С.
17.09.2021 21:06
Остановим ли мы прогрессирующую дебилизацию общества?
Новый комментарий от Алексей Юрьев
17.09.2021 17:32
Во свете открывается тьма
Новый комментарий от Игорь Бондарев
17.09.2021 16:00
«Хочу видеть Думу творческой, многоликой, одухотворённой»
Новый комментарий от Русский Сталинист
17.09.2021 14:10