Графиня Антонина Блудова и женская благотворительность России 1860-1880 годов

В роковые минуты Истории недостаточно одного ума: нужны сердечное понимание и сознание права на жизнь, на существование, на преуспеяние, на усиление, на власть своего родного края.

Антонина Блудова

 Антонина и Лидия Блудовы.Девятнадцатый век дал России не только великих деятелей искусства, но и великих преобразователей жизни - а именно преобразование, преображение повседневности было целью русских благотворителей. Павлу Третьякову и Александре Стрекаловой, Савве Мамонтову и Наталье Протасовой, Петру Губонину и Антонине Блудовой суждено было сочетать два идеала филантропии, привившиеся к началу упомянутого нами столетия. Один идеал был древнерусский, олицетворённый Иулианией Лазаревской и Анастасией Романовой. То был идеал благочестия христианского самопожертвования, когда не только время и материальные средства, но и сердце отдаётся сирым и убогим. Второй идеал нашёл своё воплощение в Воспитательном доме Екатерины Второй и Ивана Бецкого. Это был идеал Просвещения, говоривший о взаимопомощи ради самой человеческой природы.

Опыт филантропии XIX века, как в высших сословиях, так и в простонародье, был построен на христианском фундаменте, но методы благотворительности могли быть заимствованы и из эпохи Просвещения. Скажем точнее. Чувства, побуждавшие к благотворительности, воспитывались православным нравственным учением (чему есть яркие примеры в деятельности Александра Стурдза, Антонины Блудовой и Анны Аксаковой), а стремление к всеобщему распространению знаний через строительство училищ и библиотек характерно для века Просвещения, хотя материалистические взгляды этой эпохи, разумеется, отвергались аристократами-благотворителями.

Пройти по тонкой грани, отделяющей методы просвещения от его идеологии, русским благотворителям помогли не только немецкие христианские романтики, но и Стефан Стратимирович, и Иоаннис Каподистрия. На пути приобщения к опыту этих единоверных поборников просвещения благотворители не могли не встретиться со славянофилами, шедшими той же дорогой от Руссо и Шеллинга к «Добротолюбию». И действительно, нет почти ни одного русского мецената XIX века, кто не был бы знаком с кружком славянофилов, если эти меценаты действовали после 1839 года.

Имя Антонины Блудовой (1812-1891) в череде имён русских благотворителей, к сожалению, не так известно, как имена Третьяковых или Морозовых. Поэтому нам стоит обратить более пристальное внимание на её роль в развитии благотворительности Российской Империи.

Антонина Дмитриевна Блудова родилась в Стокгольме, где её отец, Дмитрий Николаевич Блудов, служил дипломатом. Истоки рода Блудовых тянутся к самому началу Русского государства. Основатель фамилии - воевода Блуд, известный по Повести Временных Лет. Сам Дмитрий Николаевич был разносторонне талантливым человеком - даровитый дипломат и сторонник единения православных народов под скипетром самодержавной России, он поддерживал приятельские отношения с Пушкиным, вместе с ним участвуя в обществе «Арзамас». В зрелые годы Дмитрий Николаевич вошёл в высший слой элиты России, получив от Николая Первого графский титул и ряд ответственных постов в правительстве. Поучаствовал граф Блудов и в подготовке отмены крепостного права. Не лишним будет отметить, что в 1854 году Дмитрий Николаевич был избран зарубежным членом Дружества Сербской словесности - ныне это Сербская Академия Наук и Искусств. Разумеется, никто лучше отца не организовал бы дело воспитания и образования юной Антонины.

Год, в который она родилась, навсегда высечен на скрижалях отечественной истории. Это 1812 год (впрочем, иногда указывается 1813 год, но предыдущая дата вернее). Таким образом, детство Антонины прошло в воспоминаниях о славе наших воинов... После возвращения отца из-за границы Антонина вошла в большой петербургский свет. Там быстро заметили, что она унаследовала от отца острый ум и не менее острый язык, и что при этом её религиозное чувство гораздо глубже и сильнее, чем у большинства дам этого большого света. Когда в России появилась Цесаревна Мария Александровна, Антонину назначили Её фрейлиной. В 1850-е годы сложился крепкий союз единомышленниц - Цесаревны, а затем Императрицы Марии Александровны, Антонины Блудовой и Анны Тютчевой.

Фёдор Тютчев в письме дочери от 18 сентября 1853 года отмечал: «В субботу я поеду в Павловск обедать у Блудовых, которых я уже посетил. Как я и ожидал, я нашёл Антуанетту более сербкой и болгаркой, чем когда-либо...».

Поражение России в Крымской войне было воспринято Антониной Блудовой как личная трагедия: она «уединилась у Святого Сергия, чтобы придти в себя от потрясения после известия о принятии четырёх пунктов. Они с отцом от этого занемогли» (Из письма А.Ф.Тютчевой князю П.А.Вяземскому).

Антонина Дмитриевна вела широкую переписку с единомышленниками из Чехии, Болгарии и Сербии и стремилась использовать своё влияние на Императрицу как для помощи этим славянским народам, покорённым иноплеменными империями, так и для усиления позиции славянофильства внутри России. Сохранившаяся в ГАРФ (Ф. 641) часть переписки графини с Марией Александровной позволяет говорить о конкретных примерах этого влияния. Так, в 1861 году они обсуждали деятельность известной петербургской благотворительницы графини Н.Д. Протасовой-Бахметевой, которая в течение долгого времени посылала различные дары для церквей и библиотек Сербии и Болгарии [1]. Между прочим, князь А.М. Горчаков рекомендовал деятелям Московского Славянского Комитета учиться именно у Протасовой, да и сама Наталья Дмитриевна обменивалась письмами с деятелями Комитета. Координация усилий между Блудовой, Протасовой и Императрицей имела важное значение для стабильности благотворительной помощи сербам и болгарам [2].

В другом письме наша графиня рекомендует Государыне прочесть записку о народном просвещении, принадлежащую перу видного деятеля Московского Славянского комитета Н.П.Гилярова-Платонова. Через посредство Антонины Блудовой Императрица знакомилась с творчеством одного из трёх главных зачинателей комитета Константина Аксакова. В 1871 году, как можно убедиться из писем, Императрица обсуждала со своей фрейлиной конкретное дело - славянский концерт [3].

В 1864-1866 годах продолжалось компаньонство Блудовой и графини Протасовой в деле помощи славянам и грекам, а эта помощь была особенно ощутительно необходима в 1866 году, во время резни греков на Крите (Кандии). Графиня организовала всероссийскую помощь критянам.

В 1867 году Антонина Дмитриевна принимала у себя представителей всех славянских народов, приехавших в Россию на этнографическую выставку.

В 1878 году графиня содействовала сохранению славянских древностей в освобождённой русской армией Болгарии.

Но главное дело жизни графини-благотворительницы - Кирилло-Мефодиевское Братство - устроилось в Российской Империи, хотя имело и всеславянское значение. Как писал участник Славянских обществ и братчик Виленского Свято-Духова Братства Помпей Николаевич Батюшков: «Её трудами открыт и обезпечен целый ряд учреждений воспитательно-благотворительного характера в месте, прославленном духовными подвигами и гражданскими доблестями Князей Феодора Даниловича и Константина Константиновича Острожских...» [4].

Братство было основано в городе Остроге на Волыни в память об отце Антонины Дмитриевны - графе Блудове, скончавшемся в 1864 году.

Как пишет Т.Яковишина в своей работе о семействе Блудовых, вышедшей в Вестнике Ровенского университета, в числе приятелей графа был настоятель русского прихода в Вене протоиерей Михаил Раевский. Он впервые озвучил идею создания церковного братства или общества для взаимопомощи всем православным христианам где бы они не находились, в особенности общинам, изолированным от основной массы православного населения. Дмитрий Николаевич часто обсуждал эту идею с епископом Смоленским Антонием. Епископ Антоний по этому поводу говорил: «В нынешнее время, когда человечество путём своего природного развития дошла до необходимости всеобщего просвещения, настал час нам всем обратиться к нашему прошлому, к нашей вере, к нашей церкви, к нашим славянским проповедникам, которые объединяют нас со всеми славянами. Пришёл час поставить наше народное просвещение под знамёна святых Кирилла и Мефодия».

В 1863 году граф набросал черновой проект устава Братства Св. Кирилла и Мефодия, но закончить разработку проекта ему уже было не суждено. В 1865 году исполняя последнюю волю отца Антуанетта Блудова продала фамильные драгоценности и купила развалины бывшего монастыря Капуцинов в Остроге, на месте которых некогда находилась Острожская Православная академия, давшая приют русскому первопечатнику диакону Ивану Фёдорову.

За благословением и поддержкой она обращалась к Святителю Московскому Филарету и епископу Дмитровскому Леониду, близкому к славянофилам. Митрополит Московский Филарет накануне своей кончины пожертвовал на нужды Братства 25 рублей [5].

В своих воспоминаниях графиня уделяет внимание вопросам народного образования в православном духе. Вот что она пишет о мероприятиях Иоанниса Каподистрия: «Филелленские комитеты во Франции, Германии и Швейцарии передали ему (графу Каподистрия) свои сборы на школы, и эти небольшие суммы, с прибавкою конечно собственных своих, послужили ему на основании Орфанотрофа (сиротского приюта), для 700 мальчиков, с домовой церковью и залою для гимнастики, с преподаванием самым элементарным, но уже с правильным воспитанием на Христианских началах. Оттуда смотря по способностям, дети должны были переходить или в земледельческую школу, или учиться ремёслам, или в высшее военное училище в Навплии» [6].

Братство и братская библиотека были основаны в 1865 году (устав Высочайше утверждён в марте 1865 года), а братская церковь святых Кирилла и Мефодия освящена в 1876 году. Наибольшие пожертвования на строительство братской церкви внесли Императрица Мария Александровна, графиня А.Г. Шереметева и княгиня Д.А. Голицына. Среди икон был запрестольный образ Вознесения, пожертвованный Императрицей Марией Александровной, и образ св. Людмилы Чешской. Главной святыней считался Крест с частицей Животворящего Древа.

Состав Братства был следующий: старшие братчики и сёстры, основатели и строители, основательницы и строительницы братства, местные( т.е. Острожские) братчики, и сестры и члены-соревнователи и соревновательницы [7].

В числе строительниц Братства в Уставе были упомянуты: А.Ф. Тютчева, Е.Н. Нелидова, Е.Н. Карамзина, Е.П. Урусова, М.А. Мещерская, Е.В. Дашкова.

«Местные острожские братчики... поставляют целию своей деятельности безкорыстное, ради единой любви ко Христу, вспомоществование церквам города Острога и ближайших сёл, и всем бедным прихожанам этих церквей, учение детей и даже взрослых Закону Божию, русской грамоте, чистописанию и счётам и пособие лекарством и уходом за больными на дому» [8].

Училища графа Блудова В 1865 году Братство открыло начальную школу и приготовительное женское училище, а в 1866 г. открыт был первый класс женского высшего училища имени графа Д. Н. Блудова. В 1875 году в высшем училище преподавались следующие предметы: Закон Божий, церковно-славянский и русский языки, история российской словесности, всеобщая и русская история, география, арифметика, рукоделие, чистописание, пение и музыка. Основное внимание уделялось истории и языкам.

Цель училища, по словам его основательницы, была одна: «выработать цельную личность». Такая точка зрения полностью совпадает со взглядом великого славянского педагога Яна Амоса Коменского, согласно которому школа должна учить прежде всего не отдельным наукам и ремёслам, а «науке быть человеком». Целостность же личности («целомудрие») должно было быть достигнуто путём следования Христу.

Практиковалось совместное чтение Евангелия на церковно-славянском языке с объяснением детям непонятных слов. «Наша цель, - писала одна из начальниц училища, - не столько воспитывать педагогов для добывания средств жизни уроками,... сколько - образованных женщин-христианок, которые могли бы бороться с жизнию во всяком положении... Одним лишь бойтесь меня огорчить - их ложью, а что они нашалили, немножко срезались на экзамене, поленились и даже нагрубили - не беда. Не слишком принимайте всё это к сердцу» [9].

В 1868 году заложили подворье для богомольцев, идущих из Киева в Почаевскую лавру, в память рождения Царя Николая Второго, ныне причисленного к лику Святых. Странноприимный дом содержался на средства княгини Голицыной.

Одним из первых, кто откликнулся на призыв графини о помощи в основании Братства, был почётный профессор Харьковского университета Иван Васильевич Платонов (1803-1890), участник Славянских обществ и ревностный сторонник обращения в православие чешских переселенцев на Волыни [10]. Уже в 1866 году он организовал в Харькове сбор средств для Братства в Остроге. По 50 рублей внесли великосветские дамы : Батюшкова, Дашкова, Долгорукова, Карамзина, Шереметева и Анна Тютчева. Император Александр Второй, Императрица Мария Александровна и другие члены Царской семьи внесли более 30 тысяч рублей. Интересно, что братчики и сёстры обязаны были, несмотря на своё аристократическое положение, по очереди жить в Остроге и наблюдать за деятельностью Братства, 11 мая отмечался братский праздник - или в Остроге или в домовой церкви графов Шереметевых в Петербурге.

В 1865 году для библиотеки Братства книги пожертвовали профессор И.В.Платонов, П.К.Щебальский, Святитель Филарет Черниговский, И.И.Глазунов. Михаил Погодин, председатель Славянского Комитета, пожертвовал экземпляр Евангелия с Апостолом, напечатанный в типографии князя Острожского. Братчик М.Н.Похвиснев подарил Острожскую Библию.

Всего при Братстве были открыты начальная школа, закрытое среднее женское учебное заведение, крестьянский пансион для мальчиков, окончивших начальное училище и желающих продолжить образование в Острожской гимназии, лечебница «имени в Бозе почивающего Цесаревича Николая Александровича» ( скончался в 1865 году) и странноприимный дом.

Острожское Килилло-Мефодиевское братство имело школу для подготовки сельских учительниц [11].

В 1869 году Братство и его школы посетил Митрополит Сербский Михаил, который имел желание использовать его опыт для народного просвещения Сербии.Митрополит Михаил приезжал в сопровождении архимандрита Никифора (Дучича) и настоятеля монастыря Раковица игумена Иосифа.

В 1871 году в Острог прибыл давний знакомый графини известный духовный писатель Андрей Муравьев. Благие деяния Антонины Дмитриевны пришлись по душе писателю. Впоследствии в одном из своих трудов он восторженно писал: «Вот что могла сделать из ничего благочестивая ревность! Давно ли это было, только безобразные развалины упраздненного на краю города монастыря Капуцинов (монашеский католический орден). А теперь перед нами уже обновленный храм приятной архитектуры и с обеих его сторон пристроены два корпуса для братского училища...» Сама же графиня отмечала, что ее целью было «развивать в детях сознание, что они и их предки - русские, что этот край Волынь и Киевский край был колыбелью России и что православная вера была уделом всех славян...» [12]

До 1875 года братские школы содержались, в основном, за счёт личных средств графини Блудовой, а после - на средства Министерства Народного Просвещения и на проценты с капитала, завещанного графом Блудовым. 21 апреля 1875 года произошло Высочайшее утверждение устава Училища. Передача в ведение Министерства народного просвещения не затронула, однако, ни существенных прав графини на управление Училищем (закреплённых в параграфах 18 и 20 Устава 1875 года), ни полномочий Братства в отношении образовательных учреждений.

После закрытия Московского Славянского общества и кончины Императрицы Марии (1878-1880 гг.) графиня была борима тяжёлыми душевными переживаниями, приводившими её на грань отчаяния. Осенью 1880 года Иван Аксаков писал Е.Ф. Тютчевой: «Графиня Блудова все еще в Москве. Очень хотелось ей приехать в Троекурово (где в то время в опале, почти под арестом жил Аксаков - А.П.), но бессознательно, по инстинкту самосохранения, цепляется (?) она за каждый случай, чтобы не подвергать себя напрасной пытке. Отговаривать ее совестно, а между тем она больна мыслью каждого выезда!» [13] Однако и этот период был преодолён, Антонине Дмитриевне предстояло служить России и Славянству ещё 11 лет. Журнал «Славянское обозрение» в 1892 году сообщал: «В память скончавшейся в прошлом году камер-фрейлины, графини А.Д.Блудовой, Острожское Кирилло-Мефодиевское православное братство, обязанное своим устройством покойной графине учреждает два новых, ея имени, женских начальниц народных училища с ремесленными отделениями» [14].

В 1902 году славист М.Г. Попруженко писал: «Из сведений, которые даны об этом братстве..., можно заключить о плодотворной и вполне согласной с кирилло-мефодиевской идеей деятельности этого братства... (А.Д. Блудова) является убеждённой и энергичной проповедницей идеи о необходимости самого широкого распространения сведений о трудах свв. Кирилла и Мефодия, о которых она вспоминает, посещая различные русские святыни...» [15].

Во «Всеподданнейшем отчёте» министра народного просвещения за 1903 год говорилось: «Училище графа Блудова представляет из себя закрытое учебное заведение, предназначенное исключительно для девиц православного исповедания, и содержится на совместные средства казны, Острожского Кирилло-Мефодиевского Братства и пожертвования графини Блудовой».

До 1902 года училище было четырёхклассным, с двухгодичным обучением в первых трёх классах и одногодичном - в последнем, но в 1901 году по ходатайству министра произошло его Высочайше утверждённое преобразование в семиклассное. При училище находилась Св. Кирилло-Мефодиевская женская школа для подготовки учительниц приходских и народных училищ. С.390-391. На 1 января 1904 года в училище было 227 учениц [16]

В 1913-1914 годах было возведено двухэтажное здание училища имени графа Блудова в стиле неоклассицизма.

Училище проработало до 1923 года, когда было закрыто польскими властями.

А в 1991 году читатели последнего в истории календаря с видами достопримечательностей СССР могли прочитать следующее: «Острог славится своим Музеем книги и книгопечатания, созданным в 1985 году на средства Добровольного общества любите­лей книги УССР. Он размес­тился в Луцкой башне XVII века...

Более трёхсот старопечатных книг и редких рукописей ХVI-ХVIII веков, сбереженных здесь, стали основой при создании музея.

На видном месте в экспозиции - экземпляр знамени­той «Острожской Библии», изданной Иваном Федоровым в 1581 году. Это подлинный шедевр печатного искусства. Мастер применил шесть шрифтов, различные варианты заглавных букв, украсил страницы необычными заставками. Рядом «Азбука» и другие его книги, внесшие важный вклад в распространение отечественной письменности.

С типографскими изданиями соседствуют рукописные сборники - «Евангелие», «Помянник рода князей Острожских», в котором сообщаются сведения из истории Острога, лек­ции по риторике и филосо­фии, принадлежавшие студенту Киево-Могилянской академии. Есть в музейной коллекции и образцы продукции типографий Парижа, Рима, Амстердама, Венеции, Кракова, Антверпена, Базеля, Кёльна, Мюнхена.

Посетители узнают, как при­ходила книга к людям. (Л. Киселева, Л. Коробчак».

... Прежде чем закончить нашу историю, необходимо задаться вопросом - правилом или исключением был подвиг благотворительности Антонины Блудовой? Примеры её единомышленниц - Н.Д. Протасовой, Н.Б. Шаховской, М.С. Сабининой, П.А. Соболевой, М.М. Киселёвой, А.Ф. Аксаковой (Тютчевой) - показывают нам впечатляющую картину женской благотворительности России XIX столетия. Каждый из этих примеров достоин нашей благодарной памяти.

Алексей Александрович Поповкин, преподаватель кафедры общегуманитарных дисциплин Лискинского филиала Воронежского Государственного Университета

Примечания:

1. ГАРФ.Ф. 641. Оп.1. оп. 1. Д.4. Л.5.

2. АВПРИ. Ф. 146 («Славянский стол»), оп. 495, Д. 11087. Л.4

3. ГАРФ. Ф. 641. Оп.1. Д.4. Л. 118.

4. Батюшков П.Н. Волынь. Исторические судьбы Юго-Западного края. 1888. С. 66-67.

5. Яковишина Т.В. Родина Блудових: уболіваючи за долю жінки// Психолого-педагогічні основи гуманізації навчально-виховного процесу в школі та ВНЗ. Збірник наукових праць. Частина II. - Рівне, 2008.С. 399-407

6. Воспоминания графини А. Д. Блудовой//Русский Архив. - 1875. -№6.С. 191

7. Родевич М. Острожское женское училище графа Д.Н. Блудова// Журнал министерства народного просвещения. Т. 189. 1877, январь. С. 51-71.

8. Свято-Кирилло-Мефодиевское Православное Братство //Вестник Западной России. Вильно, 1865.Т. 4. С.159

9. Родевич М. Ук.соч.

10. Лиман С.И. Кирилло-Мефодиевская проблема в научном наследии И.В.Платонова (1803-1890)/ С. И. Лиман // Харківський історіографічний збірник. - 2008. - Вип. 9. С. 160-161

11. Дорофеев Ф.А. Православные братства: генезис, эволюция, современное состояние. /Ф.А.Дорофеев/ Нижний Новгород. - Издательство Нижегородского Государственного университета. - 2006. С. 145

12. Алексеев В. Страницы Москвы- Богучаровские страницы. См.: http://www.voskres.ru/literature/library/alekseev.htm

13. См.: ПИСЬМА И. С. АКСАКОВА ПЕРИОДА ОСНОВАНИЯ ИМ ГАЗЕТЫ «РУСЬ» (СЕНТЯБРЬ - ОКТЯБРЬ 1880 ГОДА)   

14. Отдел «Смесь»//Славянское обозрение. - 1892.- Т.2.С. 476

15. Попруженко М.Г. Материалы для библиографии по Кирилло-Мефодиевскому вопросу//Журнал Министерства народного просвещения.. т. 341, 1092, май. С.119-120

16. Всеподданнейший отчёт Министра народного просвещения за 1903 год.

СПб. 1904. С. 390-391, 414.

В основу этой статьи положен доклад, прочитанный автором на Конференции молодых преподавателей и студентов Лискинского филиала Воронежского Государственного Университета 22 апреля 2011 года.

Иллюстрации:

1. Антонина и Лидия Блудовы.

2. В здании Училища графа Блудова с 1994 года располагается Национальный университет «Острожская Академия».

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Поповкин:
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
Часть третья. Санкт-Петербург – Вильно-Острог
26.11.2019
«Патриарха Варфоломея нельзя назвать главой Православной Церкви»
Митрополит Амфилохий (Радович) подверг жесткой критике позицию Фанара по Украине
28.10.2019
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
К 150-летию русско-сербских торжеств в Одессе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Вильне и Остроге на Волыни
08.10.2019
«Великий день Кирилловой кончины» (Ф.И.Тютчев)
3. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле». Иконописная традиция изображения Славянских Апостолов в XIX веке и её изменения
05.04.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
О коронавирусном противостоянии Церкви и власти
Новый комментарий от Коротков А. В.
31.03.2019
Новый Чернобыль?
Новый комментарий от электрик
31.03.2019
Пропаганда России на Балканах под контролем Запада
Новый комментарий от Яков Яковлевич
31.03.2019
Фронтовик Юрий Бондарев не дожил до 75-летия Великой Победы
Новый комментарий от Русский Сталинист
31.03.2019
Героический переход и бесславный конец!
Новый комментарий от Русский Сталинист
31.03.2019