Василий Дворцов: Покаяние – изменение сознания, труд долгий

Василий Дворцов  Татьяна Медведева 
0
28.11.2020 245
Источник: Издательский совет РПЦ
О православной вере и современном литературном процессе размышляет писатель и драматург Василий Дворцов, номинант Патриаршей литературной премии, генеральный директор Союза писателей России.

– Василий Владимирович, какие важные события произошли в Вашей жизни в этом сложном году? Чем он запомнится?

– Первый приходящий ответ: как и всем остальным жителям Земли 2020 год запомнится обвалом планов, как личных, что неважно, так и завязанных на некое уже наработанное участие в российском литературном процессе. Увы, в уходящем году удалось провести только два мероприятия – международный молодёжный фестиваль-конкурс поэзии и поэтических переводов «Берега дружбы» в Таганроге и краевой литературный фестиваль «Золотая осень» в Чите «вживую», с прямым контактом на конкурсах, мастер-классах и семинарах. Остальное – главные всероссийские литературные конкурсы-фестивали – «Хрустальный родник» в Орле, «Поэзия русского слова» в Анапе, «Устами детей говорит мир» в Томске, как и многие-многие межрегиональные и региональные конкурсы, семинары и совещания проводились онлайн. Или очень ограниченным составом. Однако, и это главное! – при всех замороках и искушениях литературная жизнь России не останавливается, не затихает, даже обретает некий новый организационный опыт (хотелось бы – невостребованный в будущем), то есть, творческая активность прозаиков и поэтов просто радует. Радует и прибывающим количеством – у маститых, и нарастающим качеством – у стартующих.

И уже без шуток о личном: в этом году из-за вируса и помимо его ушли из жизни четверо дорогих моему сердцу друга – теперь каждое утро на молитвенном правиле спотыкаюсь с переводами их имён из списка живых в список приснопоминаемых.

– О чем Вы размышляли в периоды самоизоляции и ограничения социальной активности? Какую переоценку ценностей сделали?

– Весенняя волна карантина, честно говоря, протащив через дугу спектра эмоций от протестного адреналина до язвительного дофамина, к концу вынесла на мизантропию. Страха не было, как нет и сейчас, но подступила уныло-созерцательная усталость. Как-то вдруг осыпалась благоглупость, на самом-то деле, ни на чём не обоснованной уверенности в том, что впереди ещё многие и многие мирные времена, годы и годы изобилия плодов земных, и потому можно всё, в том числе и покаяние, откладывать до удобной ситуации. А тут вдруг тряхнуло и обнажилась структура, бесстыдно открылся скелет давно перестроенного под чисто прагматичные задачи общества. Осеклись развлечения – спорт, шоу, туризм, шашлыки и клубники – и материализм своей откровенной, за-моральной животностью запаниковал от осознания, что придётся чем-то жертвовать, жертвовать даже не жизнью, не здоровьем – комфортом. И от этой всеобщей фрустрации – озлобленности вероятностью некоего не-до-удовлетворения, так явственно, умом и сердцем видимо сократился, ужался круг своих. Круг близких. Для кого и до карантина, и во время, и после – жертва не есть внезапно накрывшая всех неправильность, несправедливая напасть, а наоборот – правильность, даже радость в жизни. Как у академика Лосева: «Вся жизнь, всякая жизнь, жизнь с начала до конца, от первого до последнего вздоха, на каждом шагу и в каждое мгновение, жизнь с её радостями и горем, с её счастьем и с её катастрофами есть жертва, жертва и жертва». Карантин показал, как мало, оказывается, своих. Но от этого они роднее.

Вторая волна «мер» ещё более укрепляет увиденное весной: времени впереди крайне, трагично мало, им надо дорожить, то есть надо работать, работать, работать на своё и общее спасение. Кисточкой, пёрышком, кайлом.

– Ситуация «удалёнки» и «карантина» позволила больше времени посвятить писательскому труду? Чем порадуете читателей?

– Удалёнка-то не отпускала, и Болдино-2020 не произошло. Да, закончил пьесу о Феодоре Козмиче Томском, написал два эссе о Ермаке в российской истории и русской литературе, продвинул к финалу роман. Для перфекциониста мало.

– Как Вы оцениваете литературный процесс 2000-х годов? Назовите, пожалуйста, знаковые для Вас имена писателей, книги.

– Пожалуйста, не спрашивайте меня о конкретных именах и произведениях. Я же «начальник над писателями» и потому не могу высказывать личного мнения. И так случается, что где-нибудь по-дружески кого тронешь в попытке удержать от необдуманности, тут же ответный крик «Союз писателей меня клеймит». Пожалейте, не дай Бог, кого из восьми тысяч писателей не помяну!

О тенденциях – да, можно. ХХI век зачался в динамике процессов века предыдущего. Первые десять лет вообще не было ощущения новизны эпохи, всё лишь замедлялось, теряло энергию взрыва начала 90-х. Собственное лицо нынешнего века стало понемногу промываться, выясняться лишь в последнее пятилетие. Лицо жёсткое, не умильное. Лицо наследника гигантских растрат и долгов. Прежде всего – растрат человечности. С сопутствующими долгами гражданственности, долгами социальности, растратами веры в себя и своё будущее. Вопрос из далёкого уже прошлого «кто виноват?» до сих пор не получил ответа, ибо большинство, так же, как и два века назад, уверено, что не они, кто угодно, но только не они виноваты, и потому второй вопрос «что делать?» тоже остаётся безответным. Думаю, ХХI век, пройдя сквозь предназначенное, наконец-то ответит: что делать нам, виноватым?

Покаяние – изменение сознания, труд долгий, без отдыха. Погрузившись в пьесу о Феодоре Томском, я окончательно сжился с учением Достоевского о том, что раскаянье – великое и благотворное переживание, но оно должно, обязательно должно закрепиться протяжным физическим страданием. Иначе психический аффект остынет, не изменив сознания – это Фёдор Михайлович собой проверил.

Тема личного покаяния как основания для всеобщего прощения, в современной русской литературе собирается, явно зреет, готовится стать главным руслом национального литпотока.

Герой современной прозы уже разделяет ответственность, берёт на себя часть вины за происходящие беды с ближними, с Родиной, с миром. Современный литературный герой пока не жертвует собой в подвиге раскаянья, в подвижничестве покаяния, но – будет! Очищенный и преображённый страданиями Дмитрий Карамазов скоро будет дописан.

Конечно, это пока моё личное предчувствие, ведь для художественного воплощения нового героя нужна достаточная по массе среда – обязательный по достаточности широты круг читателей, согласно с автором знающих – «Стяжи дух мирен, и тогда тысячи вокруг тебя спасутся», знающих – деятельное, протяжное покаяние личности и есть стяжание спасения общества, народа. Родины. Опять вспомню (простите, ещё не остыл) подвиг Феодора Козмича протяжностью почти в сорок лет.

Этот новый, грядущий герой пока яснее материализуется у старшего поколения писателей, у молодых, увы, пока ещё нет чувства и понимания и их тоже вины в мировой апостасии. Увы, молодые пока не готовы признать, что «все за всех виноваты». Но мы-то, старшие, знаем – это проходяще. У лучших признание со-ответсвенности случается раньше, у остальных позже, но случается.

– Что входит в Ваш круг чтения из классики и православной литературы?

– Вы, опрашивая знакомых литераторов, наверное, дежурно получаете практически идентичный перечень. Все уже привыкли к опросам – «кого вы порекомендуете»? И отвечают правильно, как на ЕГЭ. Только встречно: а где, чем и кем в России было проведено разграничение между «классикой» и «православной» литературой? Да разве может в России что-то стать классическим, будучи неправославным? Ведь классика потому-то классика, что убеждённо-утвердительно отвечает на главнейший вопрос каждого человека о его человеческом бессмертии – «Воистину воскресе»! Этот утвердительный ответ на главный вопрос каждого, совершенно на земле во все века и во всех землях каждого и делает произведение вневременным, то есть – практически вечным – классическим. И эстетика здесь только в помощь этике. Только лишь в помощь.

Преподобный Иустин Попович: «Достоевский не всегда был современным, но всегда – со-вечным. Он со-вечен, когда размышляет о человеке, когда бьется над проблемой человека, ибо страстно бросается в неизмеримые глубины его и настойчиво ищет всё то, что бессмертно и вечно в нём, …» и далее, далее по тексту.

– Что тревожит Вас в нашей современной жизни?

– Хорошее продолжение предыдущего вопроса. Подмена, подлог, фальшь, мистификация. Ложь, ложь ныне во всём, всюду: реклама, кредиты, фармацевтика, параистория, сектантство, права «меньшинств». Лукавство как «норма» политических отношений, виртуальность как «новая» реальность. Если по Шекспиру – «the world's a stage», «где у всякого есть роль», так вот, сегодня, благодаря технологиям машинным, химическим и биологическим, маркетинговым и управленческим, информационным и социальным, мир – не просто театр, а кукольный театр, в котором для каждой куклы есть роль. Не тревожащее, а пугающее в уверении людей в том, что они куклы, что, якобы, оправдано-рационально. И что? – следующий шаг – уверение кукол в том, что они люди? Появились технологии усыпления не только инстинктов, в том числе и самосохранения, но и совести. И ложь внешнего мира безболезненно становится ложью мира внутреннего.

– Что Вам дарит надежду и дает силы?

– Как и всем нам – Пасха. Христос воскресе! Бог любит Россию, осыпает её талантами, терпит наши глупости, а если вразумляет, то явно отечески. Восполняет наши немощи своей благодатью. Разве можно не чувствовать Его любви? Без которой уже давно бы всё кончилось. В безнадёге и безсильи. Воистину воскресе! – вот оно, наше самое реалистичное жизнеутверждение, наш самый рациональный оптимизм, наши сила и крепость до Второго Господня пришествия. Веруем в бессмертие, значит – работаем, работаем, безоглядно работаем на своё и всеобщее спасение. И пером в том числе: Дмитрий Карамазов ещё не дописан.

Татьяна Медведева

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Василий Дворцов
Меж Москвой и Бухарой
Реалии и перспективы сибирской самодержавности
26.04.2021
Колумбия моя…
Переводы стихов Виктора Гавирия
28.03.2021
«От Ермака до … бабушек-графоманок».
Литературная встреча
20.11.2020
Нам нужна имперская история
Поклон Кресту «Казакам дружины Ермака от благодарной России»
17.11.2020
Все статьи Василий Дворцов
Татьяна Медведева
Все статьи Татьяна Медведева
Последние комментарии
Ныне мы пожинаем плоды безотцовщины
Новый комментарий от РомКа
20.06.2021 08:19
У рая нет дверей
Новый комментарий от Николай Чуев
20.06.2021 07:48
Церковь готовится признать «екатеринбургские останки»?
Новый комментарий от Апографъ
20.06.2021 06:08
А я Собянина понимаю…
Новый комментарий от Hyuga
20.06.2021 05:01
Нас от таких фильмов тошнит!
Новый комментарий от Георгий Н.
19.06.2021 18:11
Национализм – это зло или благо?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
19.06.2021 17:26