Русское Лето государя Николая I (завершение)

Александр Сергеевич Пушкин 
0
422
Время на чтение 27 минут
Часть 4. Победное шествие зверя от земли. Разрушение: Удерживающий зверолов (продолжение)

Подвергающееся доселе критике либералов «идеологизация внешней политики» при Николае I как раз и выражало Божью волю о Третьем Риме, призванному Им отнюдь не к низменной и унизительной буржуазной политике корыстных «национальных интересов» (по канонам гуманистической религии земного комфорта), к которой призывают по сей день русский народ разномастные светские «патриоты», отражающие интересы либеральных чиновников и капиталистов и языческую идеологию «хлеба и зрелищ» для масс. Николаевское государство оставило далеко позади многовековую цель собирания русских земель: лишь отчуждённая Карпатская Русь оставалась, в русле лелеяния австрийского «союзника», клеймом европейского обольщения вплоть до Крымской войны.

Перед русской посольской службой, армией и их верховным Главнокомандующим ясно высились две священные безкорыстные миссии: освобождать православные народы Балкан и Кавказа от чужеземного ига (как вскоре выяснилось, не столько османского, сколько англо-саксонского) ипоражать зверя, устроившего революцию ещё на небесах, не только в туловище, но и в голову - в самую его идеологию «вавилонского вина блудодения» (Откр.17:2). Туловище же «багряного зверя из моря» (Откр.17:3) - Британской империи как возрождённой языческой империи Ветхого Рима - стало быстро распространяться по континентам, погружая их в кровь, нищету и разврат, талассократически обволакивая собой саму русскую державу.

Царству Николая I принадлежит великая честь выведения «на чистую воду» колониальной Британской империи, скрывающей в себе под именем небесного воинства «Англии» главное пристанище падших ангелов во главе с Денницей и их слуг во плоти - прибежище морских разбойников из прόклятого данового колена Израиля, дано-скандинавских колонизаторов, элиты разбитого Дано-хазарского каганата, жестоких дано-норманнских завоевателей, скрывшихся от кары тамплиеров, инкубатор розенкрейцерства, масонства и иллюминатства, вкупе исповедавших талмудическую религию Каббалы. Будучи искони главным врагом Святой Руси, она на протяжении трёх веков умело скрывала свою сущность и намерения, действуя, согласно этой сущности, исподтишка, чужим руками - внутренними агентами и третьими странами. Лишь благоверному царю и искупителю династии Романовых Павлу I было открыто подлинное логово зверя, за что он и был оттуда коварно растерзан. В наследство от Александра I Николаю достался послевенскийЧетвертной союз, включавший в себя Великобританию и главным своим предметом имевший противодействие революциям в Европе, верховным разжигателем которых сама Британия и ее всецелая масонская элита под спудом данитских банкиров и была. Вплоть до эпохальной Крымской войны Британия, почти всегда стоя за нападавшими и всячески подстрекая их, сама явно ни разу не нападала на Россию (лишь единожды почти сторонне вступив против неё в войну). Величайшей трагедией Третьего Рима было то, что загадка Великобритании как древней столицы обоих зверей, как багряного зверя, разоряющего и поглощающего Вавилонскую блудницу (Откр.17:16), а не лишь одна из европейских колониальных империй, так и осталась неразгаданной до 1917 года: выведенную умом русской аристократии и чиновничества легкомысленную формулу «Англичанка гадит» необходимо было сменить на «Британский монстр жаждет крови и смерти».

Русско-турецкая война 1828-1829 годов уже не скрывалась Третьим Римом, объявившим себя покровителем всех христианских подданных султана, как священная война в защиту православного населения и обеспечения его религиозных и гражданских прав. Вместе с тем, Царь и его Государственный Совет, почитая превыше всего Божий Промысел, не позволяли себе своевольно и безосновательно уничтожать законную многовековую власть османского султаната (в том числе видя более националистические, нежели религиозные идеи среди начальников балканских народов) и, тем более, - первыми нападать на соседнюю империю: речь вначале шла только о защите православных в пределах Турции. Но жадность и кровожадность находящейся в агонии исламской державы, отвергнувшей автономию молдавско-валашских княжеств и российское покровительство над ними, жестоко расправившейся над греческим освободительным восстанием, Божьим Промыслом предавали поработителя народов Второго Рима в руки Риму Третьему. Более того, Порта сама замахнулась на Российскую Империю, непосредственно подстрекаемая Британией (с её иллюминатской церковью), вышколившую турецких офицеров и вооружив их армию в надежде сделать с Россией оружием то, что не удалось только что сделать руками декабристов. Русское наступление было молниеносным и достигло предместий Константинополя, в её руках была вся Болгария, древняя Армения и вторая столица империи Адрианополь. По заключённому в нём миру, православные дунайские княжества окончательно получали свободу, белградское ядро будущей Сербии - автономию, а часть православной Греции - полную независимость, Россия же - освобождённую причерноморскую часть Грузии, даровав свободу ещё одному православному народу, порабощённому около трёх столетий. Против такого хода событий нарастало враждебное сопротивление западных сран во главе с «владычицей морей» (как водных, так и революционных), которая захватила только что освободившуюся при решающей помощи единоверной России Грецию под свою власть по сей самый день.

Южные рубежи России в первой половине XIX века превратились в исключительное поле сражения с «британским львом», гербово-метафизический образ которого присвоили себе от иудиного колена потомки Дана, не удовлетворяясь природным своим клеймом змея у дороги, жалящего богоизбранных всадников (Быт.49:17). Еще накануне русско-турецкой войны Британия распалила войну русско-персидскую 1826-1828 гг., всячески желая совместить её с первой (но провалилась). Заключив военный союз с шахской Персией (той самой, которую англо-американо-израильский альянс ныне со всем иранским народом полагает главным после России врагом, подлежащим порабощению и уничтожению), британская элита в хазарском ключе практически пересоздала её армию, наводнив её своими офицерами-инструкторами, и бросила на ещё только появившуюся на Кавказе Россию. Но вновь была посрамлена в своих кознях: как и почти всегда в истории,открытая война обернулась во благо России и Церкви: в православную Империю были включены южная Армения и западный Азербайджан, чем собирались воедино разрозненные части двух народов, перед которыми открывались двери для великой встречи с истинным душеспасительным Христианством.Особенной милостью это было для Армении - первой страны, государство которой приняло Православие, но претерпевшей лютые страдания за отступление от веры в запущенную талмудистами-гностиками ересь монофизитства и низвержение (в лице армянских династий) Византии в пропасть иконоборчества, из которой Второй Рим в полной мере уже не выкарабкался. Что означало для армянского народа это освобождение из-под почти восьмисотлетнего иноплеменного (преимущественно исламского) владычества было видно из картины входа русских войск во главе с великим русским полководцем князем Иваном Фёдоровичем Паскевичем в армянскую столицу Ереван, во время которого старики, дети, женщины бросались к простым солдатам и целовали им руки и ноги. Армянская область Российской Империи стала приютом и центром собирания армян, раскиданных по всему Ближнему Востоку. Сакральным трофеем победы в персидской войне (после которой, заметим между русскими и персами установился уже почти 200-летний мир) стало включение в состав священной Империи Нахичевани - первого послепотопного города, основанного самим Ноем, отцом всех народов. Закреплявший все эти достижения Туркманчайский мирный договор венчался изгнанием Британии из Каспийского моря и священного кавказского региона, - не только ставшего прародиной всех потомков Сима и Иафета, но и служащего культовым объектом данитской англо-саксонской элиты, царствовавшей здесь в талмудическом Хазарском каганате и подобным образом изгнанной отсюда тысячу лет назад русским князем Святославом. Договор, устроенный ещё одним великим русским умом николаевской эпохи Александром Сергеевичем Грибоедовым, вызвал, вкупе с предотвращением вступления Персии в русско-турецкую войну, приступ ярости в лондонском логове зверя и стал причиной подлого убийства русского поэта-дипломата шпионами каинитской Великобритании.

Кавказ как восприемник Ноева Ковчега (образа самой Церкви) и колыбель послепотопного человечества, как черноморско-каспийский перекрёсток судеб библейских народов, как граница между благословенными потомствами Сима, приготовившего приход в мир Богочеловека, и Иафета, воспринявшим Его благовестие, наконец, как врата для Русского царства в захваченные византийские земли Вселенских Соборов, родину Двуглавого Орла церковно-державной симфонии и многих святых, именами которых была создана Святая Русь (в частности, приграничная с Арменией Каппадокия была родиной покровителя самого Третьего Рима великомученика Георгия Победоносца), - превратился в николаевскую эпоху под ногами подданных русского царства, несущих мир, в пылающую землю. Кавказские войны с горцами либеральными клеветниками часто используется как пример якобы наличия «империалистических» (завоевательных) войн со стороны Российского государства. В действительности, государство Святой Руси никогда не развязывало захватнических агрессий ради прироста территории и особенно богатств и рабов - в отличие от неоязыческих империй Запада и особенно дано-британского «багряного зверя». Каждый раз Божьим Промыслом происходило то освобождение русских земель (Западная Русь), то освобождение порабощенных народов с включением их под свой протекторат (Финляндия, Польша, Армения, Прибалтика) в оборонительных войнах (даже Северную войну Петра I из таковых можно исключить лишь условно), то присоединение мирным добровольным путём (Грузия, Азербайджан, Сибирь, Средняя Азия), то, наконец, отвоевание в победоносных оборонительных войнах земель у жестокого и вероломного врага, которые были некогда им же и захвачены (Крым, Новороссия, земли татарских ханств), - притом с предельным благодушием к знати вновь покоренных стран и, тем паче, к их народам.

Именно к последнему типу и относятся Кавказские войны, к началу которых раздробленные кавказские племена составили небольшой анклав, оказавшийся со всех сторон охваченным Империей, который упомянутые державы Запада давно бы уже раздавили и ассимилировали. Хотя Россия до них не дотрагивалась, горцы при первой возможности совершали дерзкие нападения на великого соседа, устраивая кровавую резню - частую не только для русских, но и друг для друга. Притом старейшины самих кавказских племён умели ценить благородство и духовную и военную силу, ничуть не отвергая покорности «белому царю» (а в будущем явив собою примерную ему верность). Однако за некоторыми, самыми буйными из них, маячила всё та же британская шестая глава «зверя из моря», действующая через исламские центры Персии и Турции. Среди кавказцев выбор Лондона пал на крайне воинственных и склонных к работорговле чеченцев - прямых потомков хазар. Усилиями тяготеющих к «родному очагу» британских «Избранных Коганов Вселенной» на Кавказе была организована суфийская секта мюридизма через присланного из союзной Персии Хасс-Мухаммада. Как и все разветвления каббалистической мистики она не содержала и намёка на внутреннее преображение человека - но лишь одну единственную идею газзавата - джихада против русских, - на основе которой создавалось государство «Кавказский имамат» исключительно для войны с Россией. Найденному для руководства им бандиту-имаму Шамилю обманом и резней среди дагестанцев и чеченцев удавалось, прячась в аулах, лесах и горах, направлять своих боевиков для нанесения подлых и болезненных ударов в тыл русской армии. Война с ИГИЛ XIX века закончилась победой уже в ходе следующего царствования, но ожила вновь уже в наши дни в точно таком же «государстве» Ичкерия во главе с новым «имамом» Шамилем (Басаевым) и со столицей в Лондоне, а также в ИГИЛ уже XXI века, созданном США, отпочкованием той же дано-норманнской империи, для войны с Россией и её ближайшими союзниками (в частности, самым мягким из всех ближневосточных правителей разных поколений «кровавым» Башаром Асадом).

И уж совершенно на хвост дано-британскому змею русский «всадник на белом коне» (Откр.6:2) и восседающая за ним жена, поражающая змея в голову (Быт.3:15), Церковь Христова, наступали в Средней Азии, куда государь Николай I направил свои мысль, волю, воинство и посольство во исполнение заповеди и замысла отца, прерванного его убийством британскими агентами. Именно в правление этого «душителя творчества» развернулось историческое градостроительство севера Средней Азии, когда были заложены крупнейшие города современного Казахстана (включая Алма-Ату и Астану-Акмолинск), ныне аккуратно выдавливающего из себя по воле Н.Назарбаева всё русское вплоть до унизительного перевода языка казахских тюрков на «родную» латиницу. Впервые в истории сухопутные границы Шестого Вавилона и Третьего Рима приближались к непосредственной смычке. В это время Британская Ост-Индская компания, начатая под надзором масонского отца «классической политэкономии» А.Смита, уже поработила себе Индию, коррумпировав коллаборационистских раджей, позволявших «белым господам» издеваться над индийским народом, и поработила в опиумных воинах Китай, подвергнув его население опиумному геноциду из Индии. В этих условиях народы Средней Азии стали закономерно склоняться к добровольному переходу под опеку к России, видя, как живут в ней все неславянские народы - в непосредственном сравнении с Британией, которая в ответ на это вторглась и аннексировала Афганистан, превратив его в рассадник наркотиков и сектантского исламского терроризма по сей самый день. Традиционно мерзкое использование народов Средней Азии как скота в своей низменной геополитике всемирного порабощения было характерно названо зверем «Большой игрой» против России.

Второй, антиреволюционный, столп внешней политики державы Удерживающего русский атлант держал на своих плечах также мужественно и безкорыстно, как и первый, покровительственный. Конечно, в принципе легитимизма (безусловной верности международным договорам и нерушимости границ), которому Николаем I была подчинена священная миссия «жандарма Европы», были серьёзные изъяны, обусловленные петровским наследием и сохранением последних иллюзий, окончательно развеянных лишь Крымской войной. Изъяны эти заключались в ещё недостаточном проникновении церковной мудрости в государственную политику: Европа ещё мыслилась как христианская (заметим, это заблуждение не обошло даже достойное духовенство первой половины XIX века); её католическая и протестантская религиозность, старые империи и правящие династии - как враги и препятствия перед масонством и рождаемой им Революцией, а не их вольные и невольные соучастники; сохранялась наивная вера в честь, благородство и доброжелательность европейских правителей и аристократии. Как следствие, у Петербурга не оставалось возможности различить во внутриевропейских бурях разнородные силы, подавляя звериные и поддерживая здоровые из них: вместо этого сохранялось упование на Священный Союз с Габсбургами и Гогенцоллернами, безоговорочно «замораживающее» статус-кво с восприятием всяких изменений как в корне революционных.Но даже в этих заблуждениях сияло благородство и сердечная чистота святорусской Державы и её «белого Царя», которые вынуждены были, скрипя зубами, признавать даже закадычные враги. И Господь быстро вразумлял обращённое к нему государство - и неизменно через самого британского «морского зверя».

Поддерживая каждый раз «сложившийся порядок», Россия действовала в стратегических интересах уничтожавшей его Великобритании. Реставрированная французская монархия была уже мертва: духовно и политически она была республикой и главным континентальным передатчиком революционных волн из Лондона. «Великий Восток Франции» царствовал над душами не только аристократии и буржуазии, но и самих монархических семейств Бурбонов и Бонапартов. И, тем не менее, Российская Империя, подзуживаемая из Туманного Альбиона, возмущаясь очередному этапу французской революции в 1830 году, набросилась на новую революционную власть, которую Лондон тут же крепко связал в своего бессловесного раба на будущие 200 лет вплоть до сегодняшнего дня, а сама Россия отселе усилиями полностью подчиненных иллюминатам западных СМИ была превращена в «исчадие ада» и «душителя всех свобод», «всеевропейскую Бастилию». Вскоре миротворчествующий Третий Рим уже спас даже вечно враждебную Турцию от полного разгрома поднимающимся арабским миром, ведомым новым Египтом. Но и здесь все плоды победы получила в свои руки данитская Англия, ультимативно в 1838 году превратившая Турцию в свою абсолютную экономическую колонию и, соответственно, политическую марионетку, которую через считанные годы и направила на спасшую её от гибели Россию. Причём ещё до Крымской войны была подписана Лондонская конвенция о проливах 1841 года, закрывавшая от российского флота завоёванный перед этим выход в Средиземное море, лишая её возможности выступить на защиту православных народов Балкан и надевая на тех хомут шестой британской реинкарнации «морского зверя», наглость и подлость для которого по сей день представляет собой естественную питательную среду.

Самую плачевную внешнеполитическую ошибку, однако обращённую Богом в величайшее вразумление для благодатного царства, Николай I допустил при благородном спасении «союзной» Австрийской империи в 1848 году. Причиной многолетнего созерцания в этом отпрыске «Священной Римской империи германской нации» (пародии на Первый Рим) союзника заключалась в богословской неразличенности внутри европейских брожений действий «зверя от земли» в его завершенной иллюминатско-масонской «ипостаси» от наследия «достижений» этого же самого зверя в своей старой «ипостаси» - Новозаветной католической блудницы и рожденного ею германского экспансионизма, прочно находящегося по сей день в руках британского «морского зверя» шестой языческой империи, предваряющей царство Антихриста. В итоге, бескорыстно избавив Вену от масонской революции, Россия безмолвно позволила той жестоко подавить и охваченных общим подъёмом (содержавшим не только революционные, но и освободительные источники, подобных греческим) её венгерских и славянских народностей, всецело уповавших на русскую монархию. «Злом за добро», как и подобает, получил христианский Двуглавый Орёл от неблагодарного должника, как, впрочем, и от всех прочих: «Врази же мои живут и укрепишася паче мене, и умножишася ненавидящии мя без правды. Воздающии ми злая возблагая оболгаху мя, зане гонях благостыню» (Пс.37:20-21). Лишь прилив злобы по отношению к избавителю испытала католическая германская элита Австрии, ставшая отселе неизменным врагом России, нанося ей подлые удары исподтишка, главный из которых и пришёлся на Крымскую войну, а на своих землях развернувшая настоящий геноцид православных сербов и русичей, ложью и подкупом насаждая среди своих подданных нацистскую идеологию хорватских усташей и галицийских бандеровцев, вкупе с венгерскими и чехословацкими националистами составив костяк самых жестоких псов гитлеровского Рейха, который и своего фюрера получил из Вены.

С 1840-х годов, когда Российская Империя делом проявила себя единым могильщиком Революции, европейскими СМИ была развязана не утихающая по сей день, немыслимая по напору и лжи, истекающей ненавистью и переходящей в истерику, клеветническая русофобия во всех европейских странах, включая омерзевшие, ею только что спасённые, турецкую и австрийскую империи. Тайфун лжи и ненависти, исходящий из всемiрного информационного штаба клеветы - лондонской Великой Ложи - направлялся лично министром иностранных дел и впоследствии премьер-министром Британской империи, убеждённым покровителем европейских революций, Опиумных воин, бомбардировок мирных поселений в разных странах, османского карательства, удушения православной Греции, верховным жрецом всего европейского масонства, которому как «подмастерья» в рамках сатанинской иерархии вавилонских каменщиков подчинялись революционный «король» Франции и «отец итальянской нации» Гарибальди, национальным героем Великобритании лордом Пальмерстоном. Под его водительством британскими СМИ удалось создать для Турции имидж «передовика прогрессивной цивилизации» (эстафету у которого через 100 лет приняла Саудовская Аравия и Катар), «страдающего от агрессии» только что спасшего её «дикого варвара» с севера.

В преддверие первого выступления на мiровую арену «Европейского союза», десятирогого железного зверя («зверя из моря» в его последней, седьмой главе) главный идеолог «Восточной войны» против России Пальмерстон ушёл для религиозного руководства ею из правительства «в оппозицию», препоручив британский Госдеп своему ученику Дж.Кларендону, устами которого назвал сам поход на Русь западного Рейха «войной цивилизации против варварства», а религиозной целью похода провозгласил расчленение России между империями до времени Петра I (для начала). Рупор Пальмерстона Daily News в начале войны вещала, что христиане Османской империи пользуются большей религиозной свободой, чем в православной России. Наглость масонских талмудистов была такова, что возмутила даже своё собственное население. Вместе с тем, в полном созвучии с либеральным Daily News более чем свободно из Лондона звучал голос «врагов капитализма», жрецов революции и будущих идолов большевистской России Маркса и Энгельса, которые, как «истинные материалисты» набрасывались на южных славян за отвержение латыни вместо кириллицы и изданных на Западе Библии и молитвословов в убеждении, что «всё, напечатанное в священной Москве или в императорской типографии в Санкт-Петербурге, отличается особой правильностью, ортодоксальностью и святостью», и требовали уничтожения России. Наконец, впервые в своей истории Русь познакомилась с таким явлением, как пораженческая пропаганда в самих войсках и среди простого народа, которой из того же Лондона управлял иуда Герцен, - в то время, совершенно безуспешная.

«Крымская война» была, на самом деле, первой Великой Отечественной войной, когда не слуги зверя, а сам зверь со всем своим воинством обрушился на Святую Русь с целью её полного уничтожения, сделав это самым подлым и низменным способом, сообразным превентивной пропаганде. Её итоги и духовное значение, однако, совершенно искажены либерально-большевистскими псевдоисторическими агитаторами самого зверя. Ни о каком стратегическом поражении не приходится и говорить, что с учётом обстоятельств было свидетельством величайшей силы Третьего Рима. В воинстве Наполеона находилось «двунадесять» языков со всей континентальной Европы, однако в этом походе Австрия, Пруссия или Италия присутствовали не как государства, а лишь как завоеванные земли без серьёзного военного участия, а главный враг Великобритания вообще не принимала прямого участия. Здесь же против России впервые в её истории консолидировано выступила вся Европа с Турцией. Самыми гадкими были вероломный удар в спину России только что спасённой ею гнилой Австрией и ультимативный нейтралитет существовавшей только благодаря положившим жизни русским войнам во время Западного похода Пруссии, заключившей с Австрией тайное антирусское соглашение за спиной у Петербурга. Притом иудин Южный Рейх, ещё и заявивший свои права на все Балканы, нападал на своего благодетеля вместе с собственным смертельным врагом - Сардинским королевством, служившим пристанищем масонских революционеров-карбонариев и избранным для создания революционной Италии с покорением Ватикана, религиозного центра католической империи Габсбургов. Наполеон входил центральными вратами, оставляя в тылу огромные очаги партизанства, вклиниваясь и вступая в лобовое столкновение с коренными русскими областями, здесь же удар наносился в южное подбрюшье России, лишь недавно освобожденное от турецкого господства, лишь начинавшее обустраиваться, отрезанное сообщением от большой России и, напротив, находившееся в шаговой морской доступности от всех европейских держав. В Крым «зверь из моря» бросил свои элитные части трёх империй, Россия же держала здесь обыкновенные гарнизоны, защищая основными армиями все остальные фронты, на которые разинул пасть, но так и не дерзнул напасть весь Вавилонский змей, ещё пока разрозненный.

Русско-европейская война 1853-1856 гг. во всех своих частных подробностях являла собой схватку божественного Орла и пресмыкающегося адского змея. Бездна злобы мгновенно раскрылась и объединила армии Запада, как только встал вопрос об отделении православных народов от Османской империи. Ему предшествовало нарастание зверств агонизирующего Османского султаната и особенно янычар (как столетием ранее - польской Речи Посполитой и её литвинских вероотступников) по отношению к христианам, завершившееся жестоким подавлением освободительного восстания черногорцев и вызывавшее шторм возмущений среди разных слоёв европейских народов. Но у масонской западной элиты место «лицемерного сочувствия» заняло безразличие и ненависть к славянам и особенно православным: вместо защиты угнетаемых с самого начала войны она предъявила России коллективный ультиматум полностью отказаться от протектората уже освободившимся от Турции православным народам и от покровительства православным подданным султана. Непосредственный повод для начала войны был более чем красноречив: спор о праве над Пещерой Рождества Богочеловека в Вифлееме с революционной Францией, которая уже более полувека всячески глумилась над Христианством и своими некогда святынями. Шествие русской армии по Молдавии и Валахии, с которого началась Крымская война, устилалось народом цветами и одеждами как шествие Христа в Иерусалим. В Бухаресте навстречу ей вышел весь город во главе с митрополитом как к спасителям и избавителям от османского (на самом деле османо-британского) ига. Летопись самих боевых действий «прославилась» бомбардировками англо-французским флотом прибрежных мирных селений, начиная с Одессы и городов и сёл побережья Азовского моря, и вылазками десанта армии зверя со сжиганием прибрежных деревень в «лучших» англо-саксонских традициях. Символом этой ненависти и злобы железного зверя Апокалипсиса стала двукратная бомбардировка Соловецкого монастыря в Белом море, в котором присутствовали одни только монахи и инвалиды. Но в этой звериной ярости Бог чудесно раскрыл и Свою волю на страх безбожникам: ни одно из 1800 ядер страшной бомбардировки не нанесло никому из насельников даже раны.

Напрасными и позорными жертвы защиты так и не взятого полностью Севастополя (включая легендарных адмиралов Павла Нахимова, Владимира Корнилова и Владимира Истомина) и в целом итоги Отечественной войны могли бы назвать только недалёкие или бессовестные люди, коими и являются либеральные «историки» и трубадуры на службе Вавилонской блудницы, любящие её вино. «Недальновидное» вступление в войну в защиту святынь и православных единоверцев привело ещё до окончания войны к декрету султана о вновь и вновь оплаченной русской кровью свободе религии и равенстве всех народов Порты - то есть, православных христиан. Сама же Русская армия, не терпевшая поражения ни в одной войне после Прутского похода самоуверенного Петра I, не потерпела его и ныне. Общие армейские потери у звериного альянса превышали русские в полтора раза. На всех фронтах, кроме Крымского, были одержаны оборонительные победы, а на кавказском фронте достигнута была уже победа наступательная. Потеря затопленных в севастопольской бухте кораблей означала лишь утилизацию преимущественно отжившего себя старого парусного флота, в то время как свыше посланная в ноябре 1854 года буря уничтожила, по сути, целую эскадру англо-французского флота. Великобритания с мерзкой Австрией категорически желали продолжения войны на уничтожение, но Божьим Промыслом недобитая ещё революцией Франция выразила несогласие. По условию Парижского мира, вопреки всем потугам хищников, Россия полностью сохранила за собой Крым, корабельные верфи в устьях Дона, Буга и Днепра как залог будущих побед, предательская же Австрия, несмотря на всю истерику, не получила ни пяди православной земли на Балканах, обретя вместо этого вечное проклятие и полную утрату тщетного доверия со стороны России. Временная потеря права на флот в Черном море была смехотворной платой, а лишение права покровительства над православными Османской Империи лишь приблизило кончину их многовекового порабощения (басни про «агрессивную Россию» отселе теряли всякую силу). Самым же ценным приобретением стало приходящее ко всем понимание того, что единственным союзником России на западноевропейском геополитическом направлении являются лишь армия и флот.

Неизмеримо большее благо Крымская Отечественная война принесла Третьему Риму в духовном плане.Впервые в истории Российской Империи русская государственная печать и, более того, настроения русской аристократии исполнились антизападным гневом, а уровень патриотического подъема был таков, что царская цензура не распаляла, а приглушала его пыл. Это был уже не во многом неосмысленный взрыв европейского романтического героизма как во время наполеоновских войн, но глубоко осознанное восстание русского богатыря Ильи против западного «змея-горыныча», предвозвещённое ещё в древнем русском эпосе. Именно этот подъем духа был, несомненно, величайшим среди множества достижений в правлении благоверных государей Павла и обоих его сыновей. Никогда прежде в петровской России не было такого воодушевлённого единения державы и её высшего сословия с Церковью, духовно предводительствующей оборону Севастополя в лице лично святителя Иннокентия Херсонского. Впервые со времён святых воинов-схимонахов Осляби и Пересвета множество воспитанников духовных образовательных учреждений отправились на фронт в осознании религиозного характера Войны, а архиереи, монастыри, целые епархии и духовные учебные заведения, приходы собирали и жертвовали свои средства на нужды воинства в окопах и койках. Обращенный в лазарет Корсунский женский монастырь под Севастополем (за которым последовал сонм других обителей по всей Руси, обративших свой труд на нужды армии и раненых) положил начало возрождения русского монашества как державного центра благотворительного попечения о народе. Одновременно созданная в Севастополе великим русским хирургом, родоначальником военно-полевой хирургии и анестезии Николаем Пироговым, лично отправившимся на оборону черноморской крепости, Крестовоздвиженская община положила начало русскому сестричеству милосердия, привлекая к религиозному служению множество русских дворянок, духовно изнывавших от занесённой при Петре светской бально-салонной жизни. Несмотря на все мантры про «необратимость прогресса», Святая Русь вновь поднималась как единое целое, чему все внешние ухищрения зверя только способствовали.

И для опытного сатаны это не было новостью, посему он и его земные слуги продолжили искать бреши в тылу своего богоносного врага. На границе внешнего наскока и внутреннего поджога находилось Польское восстание 1830-1831 года, сдетонировавшее от и вслед очередного пароксизма Французской революции, с которой у польской католической шляхты сформировался болезненный духовный суггестивный магнетизм.Целью восстания был не просто выход из состава России, спасшей их от германизации Пруссией и предоставившей невероятную автономию как Царства Польского со своей армией, парламентом-сеймом и конституцией (в двух соседних германских империях польские земли были простыми провинциями с немецким господством), но ещё и прихватывание с собой белорусских и малороссийских земель («восьми воеводств») вплоть до границ 1772 года - иначе, разрыв единой Руси. В этом они обоснованно рассчитывали на поддержку «иллюминированных» Великобритании и Франции, которую получили ещё раньше, нежели успели запросить. Второе поколение польских революционеров состояло из таких же масонов, как и первое. Главной религиозно-политической организацией, вокруг которой они кучковались, было по-прежнему «Национальное масонское общество», прошедшее в условиях сурового запрета масонства ребрендинг в «Патриотическое общество». Запевалами мятежа были всё те же почти намедни помилованная польская колонна декабристского путча, а самое усердное участие в нем было обнаружено со стороны Костела и католических ксендзов. «Сакральным центром» мятежа, как и положено чадам бунтарской Вавилонской блудницы, стал план по убийству Императора при его коронации польской короной, а после провала плана - его благородного брата Константина, наместника польского.

Продержавшись менее года в «буйной Варшаве», путч был подавлен русской армией, однако успел на многое открыть глаза русскому Престолу и снова принёс неоценимые плоды для укрепления царства Двуглавого Орла. Уже сами сражения выявили вновь вернувшееся засилие немецких генералов с их прямолинейно-лобовой тактикой, когда взявший в руки командование, уже живая легенда, полководец Иван Паскевич одним манёвром с заходом армии в тыл восставшим почти без боя завершил восстание. Очевидностью стала невозможность органичного встраивания в него народа с глубоко деславянизированной элитой: немало патриотических умов ставило под вопрос целесообразность нахождения Польши в составе России, который так и не был решён до 1917 года, не говоря уже о единственном полноценном решении - всеохватывающей проповеди православного Христианства в, по сути, неоязыческом краю. Упразднение Царства Польского, польских конституции, войска и денег было заслуженным приговором, однако, даже не затрагивавшим очаг самой польской язвы - католицизм и основанный на нём сарматизм - мифологическое самосознание талмудического типа у шляхетского класса. С трудом переброшенное на коренные русские земли, восстание также выявило глубоко враждебную к России часть местной ополяченной шляхты - литвинских янычар,считавших себя несомненной частью польской нации, - одному из которых М.Радзивиллу было вначале доверено военное командование всем восстанием, а его символом стал поэт-литвин А.Мицкевич, которого ныне в Белоруссии стремятся превратить в очередного национального героя. Здесь мятеж против Царя и русского Отечества был потушен без труда благодаря единодушному сопротивлению местных белорусских крестьян, ещё не забывших партизанский опыт времён наполеоновского нашествия, и грамотным мерам против коллаборационистских отрядов М.Воловича восходящей звезды гродненского губернатора графа Михаила Муравьева.

Как следствие, благодаря вразумлению восстанием 1830 года началось не только политическое, но ранее описанное долгожданное общественно-экономическое и духовное освобождение Западной Руси и православного и насильственно загнанного в унию крестьянства. Наконец, и здесь большая часть возрождавшейся российской аристократии проявила почти единодушное неприятие (в отличие от времен Екатерины II и Т.Костюшки) польского бунта и особенно его поддержки со стороны революционной Франции: именно в ответ западным покровителям «мирных повстанцев» родилось безсмертное стихотворение А.С.Пушкина «Клеветникам России» про «старый спор славян». Главные же идеологи Польского восстания 1830 года драпанули и осели не где-нибудь, но в Париже и Лондоне, где сформировали под видом «польского правительства в изгнании» один из самых мощных центров всеевропейской русофобии, действующий сквозь столетия и войны до сего самого дня. Именно оттуда ими при методической поддержке спецслужб зверя была совершена последняя в данном заходе (и первая в ряду многих будущих) спецоперация «Месть народа» во главе с еще одним литвином Й.Лелевелем, заключавшаяся в попытке поднятия через зондеркоманды, пропущенные через «помогающих России против восстания» Пруссию и Австрию (державших при том большую частью польских земель), восстания среди крестьян лживым обещанием им свобод.

Однако именно на этом, внутреннем, фронте апокалиптического противостояния начинала подниматься страшная сила, которая вскоре приведёт Третий Рим к самой страшной со времён Всемирного потопа катастрофе Вселенского размаха. Главное оружие двуединого зверя - сам «зверь из земли» в «ипостаси» масонской лжецеркви - был решительными действиями царей (запретом Александром и разгромом Николаем) и их сподвижников загнан в России в подполье, подобно самому дьяволу, «низверженному в бездну и заключённому» Христом, - «дабы не прельщал уже народы» (Откр.20:3) в семье под русским скипетром.Однако же «душитель свобод» Николай I по большой доброте душевной, милосердию и христианской незлобивости простил большинство масонов, включая высокопоставленных, и поверил в их раскаяние и исправление. Тем же, в свою очередь, удалось вскоре прорваться на самые верхи Государственного Совета (при ряде министерских и ведомственных советов, включая судебно-правоохранительные, буквально царил культ декабристов, с которыми те состояли в одних ложах) - включая старую масонскую гвардию еще XVIIIвека, таких как князья В.Кочубей и А.Голицын. Сугубой же бедой стал вкравшийся в доверие управляющий службой имперской безопасности (III отделением) Л.Дубельт - член целого ряда лож, - ставший тайным силовиком-покровителем масонского подполья.

Поверх всего прочего, прекрасный человек Николай I не был глубоким богословом и мыслителем, подобно Иоанну Грозному: он направил свою энергию и силы цензуры и сыска на искоренение революционных идей, но более глубокие либерально-просвещенческие семена гностического яда были упущены. Их носители не имели возможности совершать «работы» в своих ризах-передниках в России, но тем паче толкались к поездкам на вожделенный Запад, куда отправлялись, чтобы «подышать свободой» и непосредственно подпитаться «светом разума» на масонских ритуалах (что должно было бы ещё в ту пору поставить вопрос о железном занавесе - клетке не для русского дворянина, но, напротив для обезьянствующего «зверя от земли», в коварное царство которого уже безнадёжно превратилась Европа). Выдающееся место среди таких гастролёров и «паломников» занимали выпускники столичных университетов, взявшихся за активный поиск путей России, известные как западники - те самые визави плеяды охранителей-славянофилов. Их появление в русской истории, конечно, подпитываемое предыдущей петровской эпохой, было связано во многом с фундаментальной ошибкой России, не исправленной до сих пор и ставящей её в критическую уязвимость перед рогато-ползучим зверем. Эта ошибка была заключена в явлении светских гуманитарных факультетов университетов, преподающих человековедение и обществознание по светской либерально-гуманистической программе. Если физико-математические дисциплины, ориентированные на прикладное техническое знание, еще могут в известной мере находиться в стороне от метафизики, то познание человека и законов его личного и общественного бытия невозможно в религиозно-метафизически нейтральной парадигме. Отрешение от строго догматическо-канонического учения Церкви, судящего о человеке духовно, автоматически открывало и открывает дверь перед ложными взглядами из многочисленных ересей (суть которых - в душевно-плотяном взгляде на человека, для которого подлинный духовный взгляд непонятен и безумен (1 Кор.2:14)), о которых преподаватели и учителя могут даже не догадываться.

Именно эти факультеты ещё при государе Николае I породили ряд философов, публицистов, литературных критиков, поэтов, историков, расположенных в той или иной степени к «Просвещению» и его западноевропейской Мекке, поездки в которую окончательно помрачали их ум, и вскоре погубивших Святую Русь. Среди них были и пылающие искренней ненавистью к России дворяне П.Чаадаев, А.Герцен и Н.Огарёв, организовавшие первый в истории диссидентский антироссийский революционный журнал «Колокол», отпрыски священников Н.Добролюбов, Н.Чернышевский и В.Белинский («понявший французскую революцию» и заклеймивший православное духовенство «гнусным»), на позор предкам погрузившиеся со своими единомышленниками в атеизм и материализм, с которыми неотступно шагал революционный антимонархизм и демократический социализм. Их квинтэссенцией стал первый российский знаменитый беглый диссидент (естественно, с лондонской пропиской) В.Печерин, перешедший в католицизм и написавший из него гимн не только западников, но самого Запада: «Как сладостно - отчизну ненавидеть, и жадно ждать ее уничиженья! И в разрушении отчизны видеть Всемирного денницу возрожденья!» Была среди них и плеяда народников, видящих в себе патриотов, но вечно недовольных и склонявшихся к нигилизму, гнушавшихся исторической русской государственностью и общественным строем и видящих спасение в их переустройстве по западным лекалам: самыми яркими именами из их числа являются И.Тургенев, Н.Некрасов, М.Салтыков-Щедрин. Вместе с предыдущими «героями нашего времени» они имели своим «священным писанием», самими собою же и образуемым, журнал «Современник» и, отчуждаясь от Православия-Самодержавия-Народности, неизбежно логикой духа приводились в масонские ложи. Были и идеалисты-мечтатели, чувственно (но не духовно) любившие своё Отечество, часто приходившие из славянофильства, запутавшись в его «народных преобразованиях», и пытавшихся даже примирить охранительство с западничеством: здесь мы находим правоведа гуманистическо-индивидуалистического уклона Б.Чичерина и историка С.Соловьева, отрицавшего Божий Промысел и значение личности в истории. Но всех этих блудных сыновей Святой Руси объединяла отчужденность от ума и мудрости Святой Церкви и поиски истины и путей улучшения России на западной «стороне далече» (Лк.15:13).

Вызрев в славную николаевскую эпоху, своими «животворными» идеями они и их последователи начали кормить Русь уже в следующее царство.


Источник

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Дмитрий Валерьевич Куницкий
Русские патриоты и коммунизм: неразрешенная, но разрешимая дилемма
Часть 3. Манифест Коммунистической партии Маркса-Энгельса – символ веры леволиберального глобализма, троцкизма, марксизма-ленинизма (завершение)
04.06.2024
Русские патриоты и коммунизм: неразрешенная, но разрешимая дилемма
Часть 2. Манифест Коммунистической партии Маркса-Энгельса – символ веры леволиберального глобализма, троцкизма, марксизма-ленинизма
31.05.2024
Русские патриоты и коммунизм: неразрешённая, но разрешимая дилемма
Часть 1. О необходимости начать отделение зёрен русского идеала общинности от плевел западного коммунизма
29.05.2024
Все статьи Дмитрий Валерьевич Куницкий
Александр Сергеевич Пушкин
О русском этносе и русской эмиграции
Реплика на реплику архиепископа Саввы (Тутунова)
11.06.2024
Памяти великого русского поэта
В Пушкинских Горах Псковской области открылись Дни Пушкинской поэзии и русской культуры
08.06.2024
Посвящение прекрасной эпохе
225-летний юбилей великого поэта А.С.Пушкина
07.06.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Памяти Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова
Новый комментарий от Владимир Николаев
18.06.2024 20:46
Убрать мавзолей?
Новый комментарий от учитель
18.06.2024 20:13
О причинах травли РАЦИРС протоиерея Андрея Ткачева
Новый комментарий от РОНОЛ
18.06.2024 19:39
Вновь о «екатеринбургских останках» и о роли личности
Новый комментарий от Фиалковский
18.06.2024 18:35
Александр Дворкин против о.Андрея Ткачева
Новый комментарий от Советский недобиток
18.06.2024 18:25
Путин против идеологии?
Новый комментарий от влдмр
18.06.2024 17:31
Демографический набат (Русский Крест)
Новый комментарий от Человек
18.06.2024 17:09