На Каменном острове

Спб1

Церковь Рождества Иоанна Предтечи. Маленький храм в готическом стиле, построенный при императоре Павле для солдат-инвалидов. Здесь Кутузов молился перед тем, как отправиться на войну с Наполеоном, сюда заезжал Пушкин перед дуэлью, и в этом храме крестили его детей. С 1937 по 1990 годы церковь была закрыта, но разрушить её не решились - исторический памятник. Я несколько лет был прихожанином этого петербургского храма. Долгие службы, дружный приход, прекрасное византийское пение. У нас был, как мне кажется, лучший хор в городе. В Пасху все прихожане целовались - старая питерская традиция, которую я не встречал в других епархиях.

* * *

Нового настоятеля храма, отца Вадима Буренина, я не знал, лишь много лет спустя - прошлой весной - решился, наконец, восполнить этот пробел. Надо сказать, что о приходе на Каменном острове наша газета уже писала («Непреложные свидетельства», № 549, октябрь 2007 г. и «Что интересно читателю», № 671, ноябрь 2012 г.), но там мало говорилось о самом батюшке. Было начало июня, а пишу я об этой встрече только сейчас - в середине зимы: все материалы после командировки одновременно выдать в газету невозможно - одни пишешь, другие ждут своего часа.

Итак, начало июня. Отец Вадим обрадовался, когда я спросил, как он отпраздновал семидесятый День Победы. Оказалось, на Святой Земле. - Там много наших соотечественников, ветеранов войны, - сказал он, - некоторые приезжают на 9 Мая в Россию, в Петербург. Но и в Израиле этот день особый, все гуляют, торжествуют, много людей на улице. Я всегда совершаю 9 мая панихиду, и было радостно, что на сей раз смог сделать это в тех местах, где Спаситель одержал Победу над смертью, что мог помянуть там людей, без которых мы бы с вами не сидели сегодня здесь - на Каменном острове.

- Среди ветеранов на Святой Земле есть православные?

- Есть разные люди: и православные, и неправославные, с кем мне довелось повстречаться в праздник, для кого память о войне священна. Они ощущают связь с Россией, это для них очень важно. И не только ветераны, но их дети и внуки, которые чувствуют сопричастность тому, что делали их дедушки и бабушки. Нас объединяет радость. Если говорить о ветеранах, то о войне они рассказывать не любят, и я к этому давно привык. Мои родственники тоже не любили вспоминать о войне, о фронте, о блокаде. «Не дай Бог вам это пережить», - вот о чём они обычно говорили. Каждую крупицу воспоминаний приходилось просто вытягивать.

Один мой дедушка, Алексей Николаевич Буренин, был солистом Малого театра оперы и балета. Его агитвзвод входил в состав 55-й армии, ставшей потом 67-й. Она воевала на Невском пятачке, быть может, самом трудном участке обороны Ленинграда. Дед воевал не с оружием в руках, а участвовал в концертах, но тыла на Пятачке просто не было. Плацдарм простреливался насквозь с трёх сторон из всех видов оружия. За годы войны дед принял участие более чем в трёх тысячах концертов на передовой, за что был награждён. Представить сложно! Находиться там было мучительно тяжело и смертельно опасно. Мне трудно представить, что пережил там дедушка. Он умер, когда я был ещё маленький, но о нём остались воспоминания. Например, как дед сажал меня на стул и исполнял передо мной песни, оперные арии. Он был очень светлым православным человеком, пел в хоре Преображенского собора.

Спб_собор

Преображенский собор в Санкт-Петербурге

- Дедушка вообще ничего не рассказывал о войне?

- Рассказывал, как в декабре 43-го у них с бабушкой родился сын - мой отец. Это был подвиг. Представьте появление младенца в блокадном городе. К счастью, блокада уже подходила к концу. Благодаря тому, что дедушка не пил и не курил, можно было на папиросы и спиртное что-то выменять из еды. Бабушка работала бухгалтером в воинской части, получала сравнительно хороший паёк.

- У вас в семье было много верующих?

- Верующей была вся семья, до войны очень большая. Десятки моих родственников упокоились на Пискарёвском кладбище, погибнув от холода и голода. Бабушка старалась навещать родных и однажды, придя в квартиру, увидела, что вся семья уже мертва. Среди них маленький Лёвушка, его ей было особенно жалко. Когда я учился в школе, мне приходилось стоять на Писка-рёвском в почётном карауле. Потом, став священником, я возил туда детей из нашей воскресной школы. У многих там лежат родные, как и у меня. И хотя о войне у нас дома говорили нечасто, в памяти картины, о которых рассказывала бабушка: как ходили к Неве за водой, замачивали старый горчичный порошок, потом долго его вываривали и ели такой суп, как город всё время бомбили. Я спрашивал про людоедство, но бабушка говорила, что особо не видела, хотя однажды за ней кто-то увязался с явно недобрыми намерениями, но она успела забежать в дом.

- Как давно Буренины поселились в Петербурге?

- Судя по захоронениям, в XIX веке. У нас был один участок и дом на Чёрной речке, второй - на Выборгском шоссе, где сейчас метро «Озерки». Прежде там располагался наш большой Буренинский яблочный сад, который снабжал город. А в доме на Чёрной речке бывал в гостях праведный Иоанн Кронштадтский. Там батюшка держал когда-то на руках моего деда Алексия. Память святого Иоанна наша семья чтила все советские годы.

Хотя построенная им обитель была закрыта, мы всей семьёй ходили около неё помолиться - снаружи, у усыпальницы. И знаете, у нас никто в роду после революции в Ленинграде не был репрессирован, такая удивительная милость Божия, при этом все посещали храм, молились, были глубоко верующими людьми. Хотя вызывали, угрожали.

- В вашей семье сохранились предания?

- Моя бабушка жила на канале Грибоедова, помнит, как ходила в храм Спаса-наКрови ещё до его закрытия. И много лет мечтала, что там когда-нибудь снова совершится служба. Представьте её радость, когда это случилось.

- Бабушка во время блокады ходила в храм?

- Бабушка София ходила в церковь регулярно, всю свою жизнь. Мой дедушка, её отец Константин, был старостой одного из петербургских храмов. У нас все были верующие. И другой дедушка, по маме, меня просил, чтобы я не участвовал в советских праздниках, не ходил на демонстрации. Но никаких антисоветских разговоров не было.

- Отец Вадим, а пионером вы были?

- Да, был, хотя так получилось, что меня приняли без меня. Я тогда заболел, вдруг приходят полкласса меня навестить, сообщают: «Ой, мы тебя приняли в пионеры». Потом, когда поправился, принятие торжественно утвердили на Марсовом поле. Дул холодный сильный ветер, я вспоминал рассказ бабушки Софии, что здесь во время блокады стояли наши зенитные установки. Возникло чувство какой-то неестественности, искусственности происходящего.

- В школе знали, что вы из верующей семьи, сами верите в Бога?

- Я в школе говорил о Боге, цитировал Священное Писание. Мне угрожали, точнее, предупреждали, что я никогда не поступлю в высшее учебное заведение. Но никаких преследований не было. Тут нужно понимать, что это была центральная часть Петербурга, где верующих было очень много, а массовый атеизм отсутствовал. Я учился в 210-й школе на Невском проспекте, той самой, на которой можно увидеть табличку: «Эта сторона улицы наиболее опасна при артобстреле». Говорил одноклассникам о Нагорной проповеди, кому-то объяснял, что перед контрольными можно попросить Бога о помощи, какие молитвы можно читать. Это не было каким-то дивом, у многих учеников нашей школы дома висели иконы. У нас, в коммуналке, тоже. И Священное Писание было, и молитвослов, по которому молилась наша семья. Окормлялась она в Преображенском соборе, там меня и крестили.

Сейчас, посещая прихожан, я с радостью обнаруживаю, что они росли, формировались в схожих условиях. Можно было услышать в советское время, что верующие - это такие тёмные существа, но между тем в Ленинграде в храме можно было увидеть образованнейших людей. Как и сейчас. Из тех, кто почил, вспоминаю академика Наталью Петровну Бехтереву. Мне посчастливилось с ней общаться. Оказалось, что она обладает богатым духовным опытом, которым щедро со мной поделилась. К нам на Каменный остров Наталья Петровна не раз приходила помолиться. Просила, чтобы мы открыли часовню в её Институте мозга, и мы эту часовню там обустроили, она действует по сей день. Бехтерева - выдающаяся личность, оставившая по себе самую светлую память.

Сейчас среди наших прихожан есть профессор СПбГУ Нина Александровна Любимова. Она известнейший специалист по фонетике, психолингвистике и продолжает преподавать, хотя ей уже за восемьдесят. Всю жизнь была верующей.

- После школы вы не сразу решили стать священником?

- Мы должны доверяться Богу - когда и к чему Он нас призовёт, только Ему и известно. Когда я был молодым, у меня и мыслей не появлялось, что стану священником. Закончив школу, решил поступать на исторический факультет, но постепенно начал понимать, в чём моё настоящее призвание. Это произошло благодаря общению с праведниками, например блаженной Любушкой в Сусанино и архимандритом Наумом в Троице-Сергиевой лавре.

- Можно об этом подробнее?

- Они учили, что главное - это служение Богу и людям. Скажем, блаженная Любушка постоянно говорила, что священнический путь является очень тяжёлым, нужно быть готовым к скорбям и испытаниям. Понятно, что говорила не просто так. А у отца Наума был такой настрой, что мне стоит принять монашество. Было два разных мнения, ведь у нас Церковь - святая соборная, бывают разные точки зрения. После беседы отца Наума с Любушкой (а тем летом старец приезжал в Сусанино) он благословил меня послушаться её и поступить в Санкт-Петербургскую семинарию. Затем я окончил и академию, защитил кан-дидатскую по богословию. С 96-го года служу настоятелем здесь, на Каменном острове. Вот уже двадцать лет. У нас прекрасный приход, что позволяет делать много хороших дел. Например, окормляем Дом ветеранов на Крестовском острове, Господь через нас даёт людям исповедаться и причаститься. То, что имеем церковный дом, - большое счастье. Его передали нам в 2000 году, в 2003-м мы его отреставрировали. Правда, иногда кажется, что ремонт никогда не прекращается.

- Насколько прихожане советского времени отличались от нынешних?

- Думаю, что отличия очень большие. В советское время активная общинная жизнь отсутствовала. Раньше приходили только на службу, потом, немножечко поговорив, расходились. Сейчас прихожане общаются очень активно и в храме, и по телефону, и в Интернете, ездят вместе в паломнические поездки, на приходах проводится много мероприятий. С другой стороны, в прежние времена уже само участие в службе нередко было подвигом. Я знал людей, которые отказывались от карьеры, соглашались на понижение в должности, лишь бы ходить в церковь. Я не слышал от них никакого ропота, наоборот, радовались, что сподобились немного пострадать. Были живы прихожане, заставшие и куда более жестокие времена, когда за веру сажали в лагеря. Ещё запомнилось вот какое обстоятельство. Прежде люди много читали Священное Писание, для них было очень важно.

- Сейчас не так?

- Нынешнее поколение, увы, читает меньше. Поэтому я стараюсь напоминать прихожанам о преподобном Серафиме Саровском, который за неделю прочитывал Новый Завет. Прошу, чтобы каждый день хоть немного читали.

- Как познакомились ваши родители?

- Мама была медработником. Папа как-то заболел, и на этой почве они познакомились. Мама родом из Твери, в Советском Союзе этот город Калинин назывался. Когда началась война, Господь сотворил чудо, без которого меня бы не было на этом свете. Мамин дом был рядом с почтой, которую стали бомбить. Но один из снарядов попал к нам. Сразу не взорвался, так что бабушка Анна успела схватить троих детей, вытащить их на улицу, и тогда раздался взрыв. Потом пришли немцы. Однажды бабушка снова оказалась на волосок от смерти: она категорически отказалась работать на немцев, и один из солдат в порыве гнева поставил её к стенке. Но не успел расстрелять - появился офицер и запретил. Семья мамы перенесла оккупацию без жилья, почти без еды, голодали не меньше, чем папина родня в Ленинграде. Но выжили. Я, думаю, благодаря вере.

- У ваших родных не было сложностей на работе в советское время, из-за того что они ходили в церковь?

- К тому, что они ходили в храм, на работе у них относились спокойно, ведь они были беспартийными. Особых претензий быть не могло. На первую и Страстную седмицы Великого поста мои бабушка и тётя брали отпуск, чтобы посещать службы, вся семья молилась, потом встречали торжественно Пасху. Мы с братом, конечно, посещали школу. Меня тоже иногда брали. Это одно из первых моих воспоминаний о церкви: очень много народа и очень хорошее пение. Хорошее пение сопровождало меня всё детство и в церкви, и в Малом театре оперы и балета, куда позже я приходил практиковаться на фортепиано, ведь дома инструмента не было.

- Кем были ваши мама и папа?

- Мама работала на «Скорой помощи», а папа инженером-конструктором. У него было много изобретений, которые имели отношение к оптическим приборам для подводных лодок. Каждое лето мы ездили в Севастополь, и я мальчиком бродил среди подводных лодок, а папа испытывал оптику. Для нас служба Отечеству, любовь к родине были совершенно естественным. Мама была для меня образцом нравственности, удивительным на фоне нынешних нравов. До встречи с моим отцом она ни с кем никогда не целовалась. Ждала, когда Господь дарует ей настоящую любовь.

Меня она родила почти в 36 лет, ещё через три года - моего брата. У нас многие девушки думают, что в восемнадцать лет они почти старушки, стараются всё успеть, отсюда распущенные нравы. Мама никуда не спешила и всё успела, прожила сложную, но счастливую жизнь. Несмотря на многие испытания, смогла остаться человеком милосердным и жизнерадостным. Она была не просто верующим человеком где-то в глубине души, но помогала всем, совершенно бескорыстно могла отдать последние вещи. Ушла из медицины в совсем преклонном возрасте, только когда ей предложили противные её совести махинации.

Мамы не стало в августе 2014-го, было ей почти восемьдесят лет. Перед тем она соборовалась, исповедовалась, причастилась. Папа умер сразу после майского празднования памяти святителя Николая Чудотворца, его покровителя. У него в комнате была икона святого, которому он постоянно молился. Я видел, как уходили в мир иной мой дед Владимир, бабушка София. Мне хотелось бы последние минуты провести столь же достойно. Лик человека в такие моменты говорит о многом. У дедушки был обширный инфаркт, сильные боли, но перед смертью лицо его прямо просияло, стало таким светлым. Я бы даже сказал, что боль уступила место жизни. Его последние фразы были твёрдыми и чёткими, хотя до этого говорил с трудом. Я посещаю больницы, вижу многое. Иные уходят с проклятьями, злобой, ненавистью, а тут - радость. Это было откровением для меня, я убедился, что в душе человека может царить подлинный мир. Господь даровал мне счастье вырасти в удивительной семье.

* * *

Спб2

Храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове

Беседа с батюшкой завершена. С любовью думаю о нашем Иоанно-Рождественском храме под сенью старых деревьев, между которыми я ходил крестным ходом. Рядом течёт Большая Невка, где крестили с полным погружением даже на раннюю Пасху, когда ещё не все льдины уплывали в Финский залив. По субботам я выходил из метро «Чёрная Речка» и шёл на всенощную. Потом возвращался обратно на Васильевский...

Так продолжалось несколько лет, самых важных в истории моего воцерковления. После беседы с отцом Вадимом прохожу мимо своей церковки скрепя сердце - так хочется снова вернуться. Уже после моего отъезда в Сыктывкар прихожанином этого храма стал мой близкий друг - поэт и журналист Костя Крикунов, ныне покойный. Он не догадывался, что это моя церковь, но почему-то ноги привели его именно сюда. Только сейчас задумался я над одной странностью. Мимо храма, буквально метрах в двадцати, проходит оживлённая трасса между Петроградкой и Чёрной речкой. При этом в памяти моей церковка стоит чуть ли не в лесу, не в двадцать первом веке, а в восемнадцатом. Храм - это словно крепость, защищающая то время, в которое он был построен. А отца Вадима Буренина Господь назначил новым её комендантом. Наверное, что-то в его прошлом, его характере оказалось соответствующим ей. Я так думаю.

http://vera-eskom.ru/2016/02/na-kamennom-ostrove/

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Владимир Григорян
Все статьи Владимир Григорян
Вадим Буренин
Он был человеком Божиим
Протоиерей Вадим Буренин о памятном вечере «Душа моя болит о России: К 25-летию кончины приснопоминаемого митрополита Иоанна»
05.11.2020
Владыка показал пример настоящей жизни во Христе
Митрополит Иоанн (Снычёв) уделял пристальное внимание единению Руси, симфонии Церкви и государства в России
30.10.2020
Все статьи Вадим Буренин
Последние комментарии
О хранении чистоты православной веры
Новый комментарий от Валерий
04.12.2020 01:13
Чубайсом в России давно работает Греф
Новый комментарий от Фёдоров О. А.
04.12.2020 01:13
Как относиться к гонениям на Церковь в советские годы?
Новый комментарий от электрик
03.12.2020 06:37
Убит и оклеветан
Новый комментарий от Екатерина
03.12.2020 06:37
Ковидные приоритеты
Новый комментарий от Олег В.
03.12.2020 04:34
Встречайте Содом
Новый комментарий от Олег В.
03.12.2020 04:34
«Украина такими действиями роет себе историческую могилу»
Новый комментарий от Русский Сталинист
03.12.2020 04:33