Национальный антинаркотический союз, ЦЗМ и компания - «ресоциализация» Крыма согласно запланированному сценарию

Часть 5. Свидетельства очевидцев

Николай Каклюгин 
Наркомания, алкоголизм и табакокурение  Воссоединение Крыма с Россией 
0
15.05.2015 222


Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Автор этого письма П. родился и вырос в Москве. Ему 17 лет. В настоящее время проживает в Санкт-Петербурге. При условии сохранения анонимности он поведал свою историю знакомства с крымской ячейкой «ЦЗМ» - «Царства Бога» и попыток в стенах её «реабилитационного» учреждения сменить зависимость химическую на психологическую, групповую, сектантскую. События, описанные в тексте, происходили около полутора лет назад, когда ему было 16 лет, а Крым еще принадлежал Украине. Однако, по сей день в так называемых реабилитационных центрах крымского подразделения этого «светско»-сектантского дуэта руководят и сопровождают процесс практически те же люди. С тех пор мало что изменилось, кроме новых вывесок.

В материале упоминаются «утруднения», непонятные автору. В них есть определенный воспитательный смысл, если они даются корректно, без элементов неадекватного отягощения в ответ за нарушение реабилитантом правил. Они позаимствованы из европейской модели так называемых терапевтических сообществ, общин для наркоманов. Но это единственное, что есть в ЦЗМ нормального и соотносимого с элементами профессионализма в области реабилитации наркозависимых. Все остальное, происходящее там, как уже достаточно подробно осведомлены читатели нашей группы - правовой, профессиональный и сектантский беспредел.

Любопытно, имели ли право «царствобожники», профаны в сфере реабилитации и ресоциализации наркоманов и алкоголиков, проводить свои мероприятия по промывке мозгов с несовершеннолетним жителем России и знали ли его родители, на что обрекают своего сына, отдавая его в руки эксплуататоров тел и душ, сектантов, неучей и откровенных мошенников Центра здоровой молодежи? Это так и не удалось узнать, но как бы то ни было - парень оказался в Крыму в месте, которое по каким-то не вполне понятным нам причинам названо реабилитационным центром.

Итак, авторский текст и личные переживания, как указал сам автор, наиболее трудного периода в его жизни, связанным с пребыванием в крымской группировке нетрадиционной религиозной ориентации «ЦЗМ» - «Царство Бога».

* * *

Проблемы начались, когда мне было 14 лет. Тогда я в первый раз попробовал «спайс». Я до этого уже курил коноплю и принимал алкоголь, но системы не было, а вот на «спайс» я подсел почти сразу. Сначала употреблял примерно раз в неделю, потом появилось желание быть «убитым» им всё время, уже через месяц я начал курить каждый день, чередуя его время от времени с амфетаминами. Так прошло два года. За это время я успел потерять почти всё, что у меня было. Всё время проводил на улице, в поисках наркотиков, их покупках и перепродажах, кооперации на покупку очередной порции отравы. Не осталось нормальных друзей, весь круг общения - наркоманы. Постоянно ссорился с мамой, она выгоняла меня из дома, не один раз приходилось по несколько дней ночевать в подъезде. Мама пыталась меня вытащить из наркотической системы, но всё было безрезультатно.

Как-то в конце лета 2013-го, на вторую ночь после того, как она выгнала меня из дома, я поехал ночевать к своей двоюродной сестре. У неё я впервые за долгое время нормально поел. После еды решил покурить «спайса» и вышел на балкон. Вдохнул две больших порции дыма, вырвал всё, что съел, в окно, лёг на пол и отключился. Тогда я уже понимал, что нахожусь в системе и что при таком употреблении, 1.5 грамма в день минимум, мне осталось жить примерно год, может два. Сам я не пытался прекратить употребление, пытался пару раз только перескочить на что-то другое, но безуспешно, потому что терпеть не мог пить, а конопля на меня к тому моменту действовала не сильнее, чем сигареты.

Итак, примерно часа через 4 я проснулся на балконе, снова выкурил ещё немного «спайса» и пошел в комнату. Там сидели двоюродная сестра, мать и бабушка. Они что-то говорили мне довольно долго, но так как я был под «спайсом», то находился в своём мире, и не совсем понимал, про что именно они говорят, и как они здесь оказались. Я просто сидел на полу и «залипал», вглядываясь в тень на стене. «Спайс» постепенно переставал действовать и я потихоньку стал понимать, что мне все пытаются сказать.

А именно, следующее. Мне дали выбор, либо я поеду лечиться на месяц в какой-то санаторий в Симферополь, откуда, если захочу смогу уйти, либо меня окончательно выгоняют из дома, и сестра к себе тоже пускать больше не будет. Я согласился, потому что рассчитывал, что за то время, пока они купят мне билет до Симферополя, оплатят этот санаторий (прим. ред. - как позже выяснится, речь шла о ЦЗМ) и всё подготовят к моему отъезду, я уже успею придумать хорошую причину, чтобы не ехать туда. Но когда я спросил, на какой день они планируют взять билет, я был в шоке. Билеты мама уже купила, и у меня до поезда осталось меньше суток. Все нужные вещи мне она уже приготовила, купила 2 блока сигарет, ибо курил я больше пачки в день (если бы я знал, что там нельзя будет ещё и курить, то даже в той ситуации, в которой оказался, туда бы ни за что не поехал).

ЦЗМ в Симферополе мне мама описала как что-то между санаторием и пионерским лагерем, где все будут примерно моего возраста, где мы будем ежедневно ходить купаться на море, и что если мне что-то там не понравится, достаточно будет просто набрать ей и она вышлет мне деньги на дорогу обратно. Меня конечно эта ситуация напрягала, но «спайса» у меня оставалось ещё дня на три вперёд, поэтому сильно я не грузился. Выкурил ещё одну порцию синтетики, и лёг спать.

На следующий день я хотел позвонить друзьям и девушке, предупредить, что уезжаю, но обнаружил, что мой номер заблокирован, сим карта была оформлена на маму, и она её специально отключила, чтобы я ни до кого не дозвонился. Решил зайти в ВК с компьютера сестры, но, включив его, обнаружил, что на нём пароль. Дверь была закрыта и после обыска квартиры на наличие ключей, стало понятно, что мне уже оттуда никуда не выбраться. Зато был телевизор, iPad сестры с играми, много еды, а, главное для меня на тот момент - ещё около пяти грамм «спайса», флакончик дополнительного усилителя его действия, сигареты, трубка и зажигалка. В общем, до вечера я просидел, залипая в iPad, и каждые полчаса выходя на балкон, подкуривался ещё и ещё «спайсом». Вечером приехала мама, сестра и мамин друг на машине, я был уже в состоянии овоща, мне было вообще всё равно куда идти, я сел в машину и меня повезли на вокзал. На вокзале попрощался с сестрой. Она пообещала, что если что-то пойдёт не так, она после первого звонка вытащит меня оттуда. Мама поехала со мной. В поезде я сразу покурил «спайс» в туалете и отправился ко сну...

Реабилитационный центр, куда мы приехали, находился в Симферополе. Руководителя зовут Арсен, фамилию не знаю.

Так вот, когда я туда попал, сразу понял, что это секта и до последнего дня отрицал все их правила и программу, точнее то, что они называли программой. Этот Арсен, руководитель центра, как-то раз сказал мне прямым текстом следующее: «Нам твоё выздоровление не нужно. Выйдешь - сколько хочешь употребляй, но пока твои родители платят, ты будешь здесь находиться». Он прекрасно понимал, что это, помимо всего прочего, успешный коммерческий проект и, в отличие от многих, кому сектанты промыли мозги, был там не за идею, а просто потому, что нашел там выгодное место. На моей памяти не раз были случаи рукоприкладства с его стороны.

Узнал я это позже, а пока после поезда по приезду был направлен в свое спальное место в одну из комнат дома. На следующий день, проснувшись, я понемногу начал осознавать, куда попал. Утром мне сказали, что я курю ещё два дня, потом мне курить уже будет нельзя. Конечно, я был в шоке и тут же попросил позвонить маме, но мне сказали, что пока я на карантине, этого сделать будет нельзя. После первой утренней сигареты, решил посидеть в комнате и подумать, как дальше быть, но не тут то было. В комнату зашел один из реабилитантов, представился Саней, и сказал что с этого момента он мой «старший брат». Никаких братьев у меняна самом деле нет, да и мужчина этот был по возрасту ненамного младше моей мамы, но во избежание проблем, решил с ним не спорить. «Старший брат Саня» начал расспрашивать меня о моей жизни, о том, чем я занимался до ЦЗМ, зачем сюда приехал. Рассказал ему то, что посчитал нужным, а на вопрос: «Зачем приехал?», ответил: «Сам уже не знаю». После меня познакомили с группой. Всем было от 23 до 40 лет, моего возраста был только один парень Паша, которого туда закрыл, за то что он курил коноплю. С ним я и начал общение. Он более-менее ввёл меня в курс дела, объяснил, почему один из реабилитантов ходил по дому, таская везде за собой гирю весом в 32 кг. Оказывается, это наказание за мат, либо оскорбления в адрес консультантов. Действительно, отличное наказание, за мат заставлять наркомана, возможно больного чем-то, таскать повсюду за собой гирю, которая весит чуть меньше, чем он сам. В общем с того дня я понял, что из этого центра надо «делать ноги»... За время такой «реабилитации» я убегал два раза и оба раза меня ловили. Но об этом позже.

Немного расскажу о наказаниях за нарушения правил, которые практиковались на тот момент в симферопольском центре «ЦЗМ». Позже я ещё буду возвращаться к этой теме, ибо менялись старшие смены и консультанты, а с ними и эти наказания, так называемые «утруднения».

Итак, прошло несколько дней с моего приезда, и меня начали потихоньку знакомить с происходящим в этом адском доме. Для начала мой «старший» брат Саша сказал мне, что первые две недели я на карантине, а это значит следующее - я не обязан вставать в 7 утра вместе со всеми, ходить на группы (хотя это желательно) и меня не могут «утруднить». Мне был непонятен смысл этого слова, и Саша мне объяснил. Оказывается, в доме был список правил, который мне в том числе и подсунули на подпись, когда я в невменяемом состоянии туда приехал, и каждый обязан эти правила соблюдать. Из тех, кто пробыл на ЦЗМ хотя бы три месяца назначался «утруднитель» (кстати, Саша на тот момент им и являлся). В его обязанности входил контроль за соблюдением правил дома. В случае несоблюдения этих самых правил человек записывался «утруднителем» в блокнот и вечером на общем групповом собрании решали, какое наказание ему назначить. Больше всего меня удивило то, что «утруднение» выбирали сами реабилитанты, которые точно так же нарушали эти правила, и при этом старались наказать своих же товарищей по несчастью как можно сильнее, как будто поиздеваться. Так же очень поощрялись доносы, но вернёмся к самим «утруднениям».

Итак, группа выбирала наказание, но последнее слово было за старшим смены. За один и тот же проступок одного человека он мог наказать чисто символически, а другого засыпать «утруднениями» по полной. Всё зависит от его отношения. На тот момент старшим дома был Михаил Минаков. Он был не настолько свихнувшимся как те, кто после занимали его место, но всё же стандартные, очень даже оригинальные наказания были следующие:

1. Мат, либо оскорбление кого-либо, наказывалось ношением гири, весом 32 кг на протяжении всего следующего дня, а в случае оскорбления консультантов 2-3 дня. То есть, нецензурно выругавшийся человек в центре должен был целый день, куда бы он ни пошёл, хоть в туалет, хоть на кухню, носить с собой эту гирю. Если заметили, что куда-то он эту гирю не взял, ему добавляли ещё один день этого наказания. Бывало, некоторые носили её с собой неделю подряд. Причём матом или оскорблением могли счесть не только прямой факт оскорбления, но и любую неправильную, по мнению старших, фразу или намёк.

2. Опоздание на группы. Опоздание засчитывалось даже если ты пришел позже на 30 секунд. Наказанием за это было ношение таблички с надписью «Я никуда не опаздываю» на шее на протяжении 1-2 дней. Вы, возможно, скажете, а чего тут сложного? А сложность состояла в следующем - табличка по размеру была примерно с половину поверхности школьной парты, и постоянно приходилось натыкаться на углы, двери, других реабилитантов, а снять её было можно только в конце дня перед отбоем. Второй сложностью была верёвка, на которой эта табличка держалась - она ужасно натирала шею, а, как я уже сказал до этого, снимать её было нельзя, ибо тогда либо добавят ещё несколько дней ношения, либо дадут «утруднение» посерьёзней. Но решение сложности с верёвкой я нашёл довольно быстро - наматывал вокруг неё полотенце, и оно снижало трение. Кстати, первый месяц я эту табличку вообще почти не снимал.

3. Неуважение к группе. Поводом для этого утруднения могло стать что угодно, от безобидной шутки до случайной отрыжки. Или же из-за фразы наподобие «Не верю я в ваше выздоровление, это всё секта какая-то». «Утруднения» за это тоже были самые разнообразные: от внеочередного мытья туалетов, до дежурства по кухне (что, в принципе, даже сложнее предыдущего). Но особенно нелепым мне показалось утруднение «колпак». Заключалось оно в следующем: ты одеваешь на голову весело разукрашенный звёздочками колпак высотой примерно в 1,3 метра, заботливо сделанный консультантами из скотча и ватмана, и ходишь в нём несколько дней, снимая только на ночь. Он ни чем не закреплен на голове, поэтому постоянно сваливается, но ты должен его либо каждый раз поднимать, либо придерживать при ходьбе. Чтобы пройти через дверной проём, нужно было пригнуться, потому что если снимешь колпак, могут утруднить ещё на день. Ну, тут я тоже делал по своему, им назло - перед проходом через дверной проём прижимал колпак к голове и просто шёл напролом. В результате этого верхушка цеплялась, рвалась и мялась, а консультантам потом приходилось делать новые колпаки.

Здесь я перечислил только самые нелепые «утруднения», их гораздо больше, ещё более неприятные и сложные. В одном рассказе обо всех не расскажешь. Вообще, всё руководство крымского региона в мою бытность там отличалось бесчеловечностью.

Всего лишь один пример. Как-то раз завезли к нам сумасшедшего. Не наркомана, не алкоголика, а именно психически больного человека, шизофреника. Просто потому, что родители парня заплатили за то, чтобы его забрали на реабилитацию, а руководитель симферопольского центра ЦЗМ Арсен им пообещал, что психиатрия у пациента уйдет и он станет нормальным. Звали этого парня Артём. Он вонял как БОМЖ, боялся одевать какую-либо одежду, на которой были хоть какие-то надписи, рисовал очень странные картинки, похожие на детские, но реально пугающие, хоть на них ничего особенного и не было, нёс постоянно какой-то бред, пел стишки собственного сочинения, совершенно бессмысленные типа «паутинку плетёт паучок, чтоб попался в неё мотылёк, попадись туда маты-маты-матылёк» и вообще не понимал, где находится. На втором месяце у него началась стрептодермия. Это когда попадает стрептококк под кожу и даже маленькие царапинки не зарастают, а увеличиваются с каждым днём, потому что не образуется нужная для заживления корочка. Так вот, эти твари видели, как он мучается, понимали что ему тут явно не место, но не хотели его вести в больницу на осмотр, потому что боялись, что он сбежит. В итоге дошло до того, что у него всё лицо уже было как одна большая незарастающая рана. Только тогда Арсен разрешил отвести его к врачу. Оказалось, что у Артёма ещё и СПИД. Из-за того, что ему не оказали вовремя нужную помощь и не назначили соответствующего лечения, стрептодермия на фоне СПИДа развилась слишком сильно и остановить это уже оказалось невозможно. Только тогда его передали родителям и вскоре он умер.

Далеко не все выдерживали такое отношение, очень многие пытались сбежать из центра. В нашем регионе очень часто случались побеги, но сбежавших быстро находили, избивали и привозили обратно.

Вспоминаю такой случай. Был там парень, Костя. На тот момент он заехал в центр в третий раз, в конце моей реабилитации. Он был на карантине ещё и не ходил на группы. Во время проведения группы, когда все были на ней и дом был пустой, у него получилось украсть у заснувшего консультанта ключи от дома и сбежать. В итоге, когда он вернулся к себе домой его поймали консультанты вместе с начальником смены одного из домов, Александром Постниковым, и избили так, что сломали руку, после чего привезли обратно.

Был при мне и другой случай. Арсен довёл своими наказаниями одного парня до того, что он пытался сбежать с третьего этажа через окно (только там не было решетки), сорвался вниз и серьёзно повредил ноги и позвоночник.

Как я уже говорил, пытался сбежать и я. Два раза. Причём мне каждый месяц обещали, что через месяц меня выпустят, но каждый раз продлевали срок. Первый мой побег был совсем неудачным, так как меня через полчаса нашли, заломали, затолкали в машину и увезли обратно в центр. Когда у меня шел шестой месяц пребывания в этом центре, который должен был быть уже точно последним, мне сказали, что родители продлевают моё пребывание в программе ещё на месяц, доведя общий срок до семи месяцев. И я решился на второй побег. Перед тем, как меня поймали, я успел попросить у одного прохожего мужчины телефон позвонить, набрал маме в Москву и объяснил, что происходит на самом деле в этом «реабилитационном» центре. В итоге она наконец-то поверила мне и спустя несколько дней приехала и забрала меня оттуда. Причём Арсен убедил родителей вообще мне не звонить и за всю реабилитацию я разговаривал с мамой только 4 раза. И каждый раз когда я рассказывал о том, что происходит в реальносьи там, Арсен или кто-нибудь из начальников смены забирали телефон, после чего вежливо и убедительно объясняли маме, что всё что я говорю - это бред наркомана. И обязательно сообщали, что если я уеду домой сейчас - 100% умру, делая это очень убедительно.

После ЦЗМ в первый же день я употребил «спайс» и продолжал делать это около полугода. Потом переехал в другой город, где уже более шести месяцев отказался от приема наркотиков. В общем, полгода в ЦЗМ были самым страшным временем за всю мою жизнь.

* * *

Такова суровая реальность будней в «светской», «профессиональной» реабилитационной программе, предлагаемой за немаленькие деньги руководством ЦЗМ и НАС как его представителя в Крыму.

В социальной сети «ВКонтакте» одна из жертв аналогичной вышеописанной истории «реабилитации» и «ресоциализации» в ЦЗМ опубликовала небольшие размышления на сей счёт. Завершая информационно-аналитический очерк о деятельности команды наиболее ярких представителей интересов НАС-ЦЗМ, в том числе и на крымской территории, приводим текст полностью с небольшой редакторской правкой, частичной стилистической и орфографической коррекцией. Авторское название: ««Кого надо благодарить или Слабые против Сильных...»

* * *

«Слабые остаются, Сильные выживают. К чему это я? Недавно общалась с человеком и в разговоре с ним у нас произошёл спор. О чём был спор? Его зацепило, что я сказала ему о том, что он ещё до сих пор находится в секте. Так я назвала в шутку «Центр здоровой молодёжи», ЦЗМ, хотя так оно и есть. Ещё находясь у них на реабилитации, я так считала - это СЕКТА и постоянно об этом говорила, за что и получала несправедливые утруднения во время прохождения программы.

Мой собеседник начал оправдываться с ходу, что он не в ЦЗМ, а в НАС (Национальном антинаркотическом союзе), это новое название ЦЗМ, и что я неблагодарная, ведь именно они дали мне трезвость. Кроме того, грешница, т.к. живу с молодым человеком гражданским браком. И это разговор навёл меня на размышление...

Вначале я написала, что Слабые остаются, а Сильные выживают. Я считаю себя сильным человеком - я выжила в этой борьбе с наркотиком и живу в трезвости до сих пор. Работаю, зарабатываю деньги честно, без обмана, своим трудом, можно сказать, «кровью и потом». Слабыми я считаю людей, которые до сих пор, уже после окончания программы, находятся в ЦЗМ, которые боятся что-то менять в своей жизни, сидят в своей зоне комфорта засчёт мамки, считают себя праведниками и кричат во всеуслышанье, что они несут благую весть, они практически боги и спасают падших (наркоманов алкоголиков). А Я, КТО Я?! Неблагодарная и грешница, так как не благодарю ЦЗМ за то, что я трезвая... Смешно... Единственное, кого нужно благодарить за мою трезвость - это родителей! ВЕДЬ ЭТО ОНИ МОЛИЛИСЬ ЗА НАС, ОНИ ЗАБОТИЛИСЬ О НАС. ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ МАМИНОЙ ЗАБОТЕ, ЕЁ ВЕРЕ В МЕНЯ Я ТРЕЗВАЯ.

А реабилитация дала только ремиссию и время поразмышлять над тем, что ты хочешь от жизни. Ведь только наше желание дало нам трезвость и свободу. А слабые до сих пор сидят в своём маленьком закрытом мирке ЦЗМ, наживаются на горе и слезах чужих матерей. Честным трудом то зарабатывать не хотят, ведь так проще: несёшь «благую весть» наркоманам и не паришься, ведь поболтать мы все любим... Но живут то они за мамкин счёт, катаются по разным городам России и Зарубежья и не задумываются о родных - ведь привычка «ДАЙ!» ещё осталась. Просят мамку, чтобы оплатила поездку туда или сюда, чтобы мамка выслала денег на одежду. А дешёвую одежду они ж не будут носить, так как те, кто несут «весть благую», они не только должны красиво петь, но и выглядеть на все 100%. Не задумываются они при этом, как там мамка и откуда берёт эти деньги. И то, что у некоторых мамки эти - пенсионерки, живут на одну пенсию, их не заботит.

Почему те, кто умудрился вырваться от другой тяжёлой зависимости (зависимости от ЦЗМ), до сих пор остаются трезвыми? Потому что ЭТО СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ. Они трезвы не благодаря ЦЗМ, а вопреки. Им удалось выйти на свободу, научиться жить в этом большом и не таком уж простом МИРЕ, в котором есть кризис, повышаются цены, где-то идёт война. И они, несмотря ни на что, кормят, одевают и обувают не «благовествующих» служителей ЦЗМ, а рассуждая трезво и здраво, работают ради себя и своей семьи, как бы это ни было трудно...»

* * *

Трудно как-либо комментировать то, что выстрадано людьми и прописано, как уже было сказано выше «потом и кровью». Хочется лишь пояснить тем, кто всё ещё в недоумении постоянно задаёт вопросы к активным участникам антисектантского движения в целом и группы «ЦЗМ-секта» в частности, мол, откуда такая ненависть к «Царству Бога» и выходцам из него, создавшим все эти пусть и фиктивные «светские», «православные» и «мусульманские» фонды, общественные и коммерческие организации, но всё же хоть в какой-то степени делающие людей трезвыми? Ответ здесь у большинства прост: «Нет злобы, есть любовь к России и своему народу, есть любовь к Богу, родным и близким, есть любовь и ко врагам нашим, но есть и слова из Священного Писания: «Возненавидьте зло и возлюбите добро, и восстановите у ворот правосудие; может быть, Господь Бог Саваоф помилует остаток Иосифов» (Книга пророка Амоса, глава 5, стих 15)».

Возможно, эта фраза удовлетворит всех тех, кто пытается назвать противников торжества неопятидесятничества и всякого иного плода нетрадиционной религиозной, как правило, зарубежной мысли, гонителями христиан. Но ведь, мягко говоря, не вполне христиане те, кого традиционные христианские церкви, православные, католические и классические протестантские (лютеране, баптисты, кальвинисты, методисты и т.п.), называют «извращенцами имени Христова и его вероучения». Явно не христиане те, кто под видом профессиональной работы с наркозависимыми и их родственниками создаёт какие-то вообще непонятные структуры, пытается изображать некую социальную работу, на самом же деле готовя социальный, культурный и политический коллапс в стране-мишени для прихода в итоге новой власти, поставленной внешними кукловодами из профильных отделов того же Государственного департамента США. Совсем не христиане те, кто способствует кровавым преступления современных неонацистов, неоязычников и прочих-прочих «нео» на Украине, благословляя их и правительство на дальнейший путь войны, смерти и разрушения. И уж никак не христиане те, кто во имя торжества идей своего извращающего христианство учения, идут на любой обман.

Исходя из всего вышеизложенного, имеет смысл надеяться, что правительство Крыма, равно как и правительство Российской Федерации, а вместе с ним и президент, Владимир Владимирович Путин обратят внимание на нарастающую социальную опасность, исходящую от подобных описанным в данном материале организаций и успеют на законодательном уровне поставить заслон их дальнейшему распространению и укоренению на исконно российских территориях, а также в душах наших соотечественников. В противном случае через некоторое время Россия станет, как и Украина, плацдармом для отработки новых политтехнологий с целью дестабилизации политической и религиозной ситуации с использованием пока ещё считающихся менее опасными, чем экстремистские группировки радикальных исламистов, наркомафия и чиновники-коррупционеры, нетрадиционных религиозных движений, созданных на базе христианского вероучения. Они действуют осторожнее и незаметнее на первый взгляд, но последствия их работы не менее разрушительны для общества. «США при помощи сект хотят сбить Россию с духовного пути». Эту мысль нашего современника, врача-психиатра Фёдора Викторовича Кондратьева, доктора медицинских наук, профессора, судебно-психиатрического эксперта высшей категории, не один год проводившего экспертизу деятельности различных нетрадиционных движений в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского, стоит по умолчанию держать в своём сознании (подробности см. здесь: http://www.youtube.com/watch?v=00s5c6ECWy0 ) Подтверждений этому факту не счесть. Достаточно вспомнить участие современных религиозных новообразований и американский след в расколе Украины и геноциде жителей православной Сербии (см. здесь: http://www.youtube.com/watch?v=L1dUV0iIzm8 ) Крымское и абхазское направления Национальным антинаркотическим союзом взяты не случайно. Задача компетентных органов во взаимодействии со здоровыми силами общественников-патриотов, научного экспертного сообщества, традиционных религиозных течений разгадать этот ребус до того, как страну начнут расщеплять на фрагменты при помощи наших же одурманенных психотехниками «отреабилитированных» сограждан. А лоббистов всех этих, по сути своей, антироссийских инициатив, работающих на антинаркотическом поле в статусе политологов, политиков, психологов, наркологов, организаторов здравоохранения в государственных учреждениях попросить освободить своим места для более достойных представителей своего народа.

Николай Каклюгин - к.м.н., врач психиатр-нарколог, руководитель общественной организации «Доброе сердце. Кубань»

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Николай Каклюгин
Светлая Пасха в местах не столь отдаленных
Небольшая зарисовка о жизни и размышлениях верующих заключенных в условиях содержания в исправительной колонии общего режима
04.05.2021
Заставить замолчать: карательная психотерапия патриотов
Разъяснение отца незаконно осужденного врача в связи с обращением в надзорные органы о многочисленных фактах нарушения прав медработниками кубанского ФСИН России
30.04.2021
Русские в русском плену: война видимая и невидимая
Краткий комментарий узника-патриота к очередному обострению ситуации на Донбассе
20.04.2021
Молчащая Россия
Остаться патриотом в стране сектозащитных парадоксов
09.04.2021
Ни правосудия, ни правозащиты: сектам бой!
Обращение Группы поддержки незаконно осужденного узника-патриота, врача-общественника Николая Каклюгина и его самого перед направлением судебных материалов в Верховный суд Российской Федерации
30.03.2021
Все статьи Николай Каклюгин
Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Заставить замолчать: карательная психотерапия патриотов
Разъяснение отца незаконно осужденного врача в связи с обращением в надзорные органы о многочисленных фактах нарушения прав медработниками кубанского ФСИН России
30.04.2021
Два с половиной года во имя правды
Пока не утихают споры вокруг правомочности священников-модернистов поддерживать «борца с системой» Навального, истинные патриоты остаются в лагерях и тюрьмах
21.04.2021
Русские в русском плену: война видимая и невидимая
Краткий комментарий узника-патриота к очередному обострению ситуации на Донбассе
20.04.2021
Все статьи темы
Воссоединение Крыма с Россией
«Россия должна идти вперёд, несмотря на все провокации Запада»
«Дорога на Царьград»: проект «Позывной — «Донбасс!» покорил сердца петербуржцев
26.04.2021
В Москве создали «Священную Дружину»
Несколько консервативно-патриотических организаций образовали объединение по аналогу украинского «Антимайдана»
23.04.2021
«Цифровое пространство становится площадкой для вредительских действий»
По словам российских политиков, нужно более чёткое регулирование Интернета ради безопасности государства и общества
20.04.2021
«Контрответ Соединённых Штатов»
Увеличение американского контингента на Украине – не более, чем демонстративная акция поддержка режима Зеленского
17.04.2021
«Необходимо быть готовым к любым сценариям развития событий»
В текущей ситуации со стороны Украины можно ожидать нестандартные, асимметричные, провокационные действия
15.04.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Русская эмиграция и коллаборационизм
Новый комментарий от Максим Михайлов
05.05.2021 21:41
О христианском смысле ковида
Новый комментарий от Vladislav
05.05.2021 21:38
Коммунисты сохранили в народе способность верить
Новый комментарий от Игорь Федоров
05.05.2021 20:19
Куда движемся?
Новый комментарий от Saha
05.05.2021 20:01
Исход человека из экономики
Новый комментарий от Saha
05.05.2021 19:54
Белое, красное и жёлтое
Новый комментарий от Игорь Бондарев
05.05.2021 16:48