«Русским стыдно ...не быть убежденными монархистами»

Памяти Николая Ивановича Черняева (1853 - 13/26 мая 1910)

Александр Каплин 
Консервативная классика 
0
24.05.2013 672

Н.Черняев

Имя выдающегося русского мыслителя, талантливого публициста, литературного, музыкального и театрального критика, общественного деятеля Николая Ивановича Черняева многие десятилетия не было известно не только широкому читателю, но даже и специалистам по русской общественной мысли. Последнее его сочинение в досоветской России было опубликовано (в харьковском журнале «Мирный труд») сразу после его кончины[1]. Здесь же была помещена (единственный раз в печати) и его фотография.

сочинения о монархии и самодержавииВ советские десятилетия о Н.И. Черняеве, если и вспоминали, то только пушкиноведы. И лишь в конце ХХ века М.Б. Смолиным были переизданы его основные сочинения о монархии и самодержавии[2]

А недавно он был оценен и как театральный критик, историк театра[3].

Вышло в свет и его самое пока крупное собрание сочинений [4].

собрание сочиненийОднако биографические сведения о Н.И. Черняеве до сего дня остаются для широкого читателя малоизвестными, что не позволяет оценить его и как замечательного русского мыслителя.

В настоящей статье мы предпринимаем попытку частично восполнить этот пробел.

+ + +

Родился Николай Иванович Черняев в 1853 г. в старинной дворянской семье, внесенной в Родословные дворянские книги Харьковской губернии[5]. Учился он во 2-й харьковской гимназии, которую окончило немало впоследствии известных людей, таких как художник Г.И. Семирадский, композитор Н.В. Лысенко, правовед А.Д. Градовский и др[6]. Вместе с Н.И. Черняевым (но двумя-тремя классами старше) здесь учился будущий талантливый публицист, литературный, музыкальный, театральный критик Ю.Н. Говоруха-Отрок, о котором Николай Иванович после смерти последнего оставил интересные воспоминания[7]. В гимназии Н.И. Черняев особенное внимание уделял классической литературе.

31 августа (все даты мы даем по юлианскому календарю) 1870 г. он поступил на юридический факультет Императорского Харьковского университета, который закончил кандидатом в 1874 г.[8] В студенческие годы Н.И. Черняев много читает, увлекается театром, углубленно изучает иностранные языки (под редакцией профессора кафедры энциклопедии права А.Н. Стоянова, знатока международного права, перевел сочинение французского юриста Поля Жида «О гражданской правоспособности женщин по древним и новым законодательствам»). Его кандидатское сочинение «Обзор главнейших теорий по истории древнерусского государственного устройства»[9] показало как знание автором источников по отечественной истории, так и глубокое усвоение теории юриспруденции и внимательное изучение современной литературы по истории права.

Императорский Харьковский университет

Как успешно окончивший курс и проявивший склонности к научной деятельности, в 1875 г. Н.И. Черняев был избран в стипендиаты для приготовления к профессорскому званию по кафедре истории русского права Харьковского университета, а в октябре того же года юридический факультет ходатайствует о его командировании в С.-Петербургский университет для занятий под руководством проф. В.И.Сергеевича[10].

И это было не случайно. В. И. Сергеевич был учеником известного знатока памятников русской старины профессора И.Д. Беляева. Магистерская диссертация В.И. Сергеевича («Вече и князь. Русское государственное устройство и управление во времена князей Рюриковичей») была успешно защищена в декабре 1867 г. Через три с небольшим года он становится доктором государственного права, за работу «Задачи и метод государственных наук». Здесь были подвергнуты острой критике способы исследования немецких политических писателей, начиная с Канта; показана непригодность чисто философских или смешанных приёмов, объяснено неудовлетворительное состояние государственных наук в Германии. В 1872 г. В.И. Сергеевич единогласно избирается на должность заведующего кафедрой русского права в С.-Петербургском университете.

Так что Харьковский университет не только посылал в столичный университет одного из своих лучших выпускников, но и, учитывая тему его магистерского сочинения, избрал в качестве руководителя одного из лучших тогдашних русских специалистов как по древнерусскому, так и по государственному праву. В 1876 г. юридический факультет Харьковского университета предоставил Н.И. Черняеву и необходимую стипендию в 300 руб.[11].

В 1878 г. Н.И. Черняев подготовил магистерскую диссертацию по истории русского права «Земские соборы Московского государства в XVI и XVII ст.», однако юридический факультет Харьковского университета предложил ему исправить текст на основании замечаний рецензии молодого (1847 г.р.) профессора Демидовского юридического лицея в Ярославле И.И. Дитятина, который в 1877 г. защитил докторскую диссертацию в С.-Петербургском университете, а в 1878 г. был избран ординарным профессором по кафедре истории права в Харьковском университете.

И.И. Дитятин ещё в своей магистерской диссертации поставил себе цель проследить судьбу отношений между центральным правительством и организацией местных обществ. В основу его труда «Устройство и управление городов в России. Т. I. Города в XVIII столетии» (СПб., 1875) легла идея, что при московской централизации не могла развиться сколько-нибудь прочная группировка самоуправляющихся местных обществ. В докторской диссертации на основании архивного материала он проследил судьбу общественного городского управления до реформы 1870 г.

Н.И. Черняев не принял предложений И.И. Дитятина и факультета, отказался от исправлений и 17 мая 1878 г. подал прошение об увольнении его от звания стипендиата Харьковского университета по истории русского права[12]. Но с университетом он еще не порывает.

В юности Николай Иванович мечтал стать профессиональным актером и даже выступал в старом харьковском театре, участвуя в постановках классических произведений. С годами он всё больше внимания обращает на литературно-журнальную деятельность. Первая его значительная статья о старинном харьковском театре была опубликована в «Древней и новой России»[13].

Ю. Н. Говоруха-ОтрокВ 1881 г. Н.И. Черняев окончательно оставляет университет и с конца этого же года он становится постоянным сотрудником новой харьковской газеты «Южный край»[14], а затем и идейным руководителем редакции, печатая множество статей по самым разным проблемам. Одним из талантливейших его сотрудников становится Ю. Н. Говоруха-Отрок, который учился в Харьковском университете (на физико-математическом факультете).

По свидетельству Н.И. Черняева, Ю.Н. Говоруха-Отрок был пылким и увлекающимся юношей. Во время так называемого «хождения в народ» (1874 г.) по доносу за его разговоры на революционные темы, он был обвинен в участии в противозаконном сообществе и в распространении преступных сочинений. Ю.Н. Говоруху-Отрока привлекли к следствию по так называемому «делу 193-х» («о пропаганде в Империи»).

С 24 декабря 1874 г. по 13 декабря 1875 г. он находился в одиночной камере Петропавловской крепости, где с полгода имел «лишь Библию и Евангелие»[15]. В 1875 г. Ю.Н. Говоруху-Отрока переводят в Дом предварительного заключения, где он остается в течение более двух лет. Здесь происходит его основательное знакомство с сочинениями славянофилов; а после прочтения «России и Европы» Н.Я. Данилевского, произведений Н.Н. Страхова, А.А. Григорьева и др. - произошло коренное переосмысление его идеологических, политических, эстетических, литературных воззрений. Аполлон Григорьев стал для него «новым открытием в художественной критике» еще в Петропавловской крепости.

Южный крайНа процессе 193-х (с 18 октября 1877 г. по 23 января 1878 г.) по ходатайству суда Ю. Н. Говорухе-Отроку был учтен срок предварительного заключения, 11 мая 1878 г. он был выпущен на свободу и в конце лета того же года прибыл в Харьков[16], где получил место сверхштатного помощника университетского библиотекаря[17], а затем Н.И. Черняев привлек его к сотрудничеству в газете «Южный край».

В 1881 г. Н.И. Черняев, будучи одним из идейных руководителей газеты, первоначально публиковал здесь многочисленные статьи о театре, гастролях, искусстве и т.д.[18] Их он неизменно подписывал «Н.Ч.», о проблемах же родного города он писал в многолетней серии «Из харьковской летописи» за подписью «Престарелый библиограф». И лишь с 1896 г., с воспоминаний о покойном друге, Ю. Н. Говорухе-Отроке, он стал подписываться «Н. Черняев».

С середины-конца 1880-х гг. Н.И. Черняев в «Южном крае» помещает материалы все более разнообразного содержания. Весьма заметными стали его публикации о пребывании на харьковской кафедре архиепископа Филарета (Гумилевского), о Всероссийском Батюшке Иоанне Кронштадтском (его биографический очерк, где приведены и примеры исцеления больных, о большой народной любви в Харькове к кронштадтскому пастырю; святый праведный Иоанн Кронштадтский во время одного из своих приездов в Харьков (в июле 1890 г.) посетил и редакцию Южного края»)[19].

Русское обозрениеВ 1890 г. в Москве стал издаваться ежемесячный журнал «Русское обозрение», объединивший творческие силы русских монархистов, с которым начал сотрудничал переехавший в столицу Ю. Н. Говоруха-Отрок. «Говоруха, - писал Л.А. Тихомиров, - был прежде всего - до мозга костей православный. Не в какие-нибудь социальные строи верил он, не в программы, а в Бога. Как православный - он был монархист, убежденный, искренний. Как православный же, он имел ряд требований к личности, конечно, не представляющих ничего общего с тою беспорядочною распущенностью, которую нынче выдают за ее свободу. Как православный, Говоруха любил народ за его веру, за его христианскую выработку»[20].

Он предложил и Н. И. Черняеву начать печататься в этом журнале. Именно здесь (в №№8,9 за 1895 г.) и было опубликовано первое крупное историко-теоретическое сочинение Н.И. Черняева «О русском Самодержавии».

Редакция, в которой ведущую роль играл Л. А. Тихомиров, угадав значение этой работы для русского общества, одновременно издала работу «О русском Самодержавии» и отдельной книгой. Труд этот был действительно неординарным явлением в русской политической литературе, будучи первой попыткой систематизации представлений о русской монархии как о государственном феномене.

Впоследствии Н.И. Черняев напишет в «Записной книжке русского монархиста»:

«Почему антимонархические теории получили у нас в последнее время такое широкое распространение, а сознательных монархис­тов, которые могли бы не только с убеждением, но и вполне отчет­ливо разоблачить все извороты антимонархической пропаганды, встречается так мало? Между прочим, потому, что у нас не суще­ствует монархической литературы. Пять-шесть книг, пять-шесть бро­шюр, несколько десятков статей - вот и весь ее перечень. Учащейся молодежи не из чего заимствовать монархических понятий. Ее зава­ливают «оригинальными» и переводными произведениями, восхва­ляющими антигосударственные идеалы или, по крайней мере, пред­ставительное правление. Голоса же, раздающиеся в пользу нашей исторически сложившейся формы правления, единичны и едва слышны. Что ж удивительного, что в русском обществе господству­ет самое близорукое, самое грубое и самое невежественное пред­ставление о русском Самодержавии, о его особенностях, историчес­ком значении и призвании? Одна из главных задач русской полити­ческой мысли заключается в том, чтобы понять его»[21].

В «Русском Обозрении» Н.И Черняев писал: «Есть у нашего самодержавия и еще одна великая и, быть может, самая трудная задача - это отстоять неприкосновенность коренных устоев русской жизни про­тив стремительного натиска социальной революции, если ей будет суждено охватить весь Запад и произвести такие потрясения, каких не видели ни конец прошлого века, ни XIX век. Об этой револю­ции, как о деле решенном, давно говорят ее глашатаи и поклонни­ки; в том, что она будет, не сомневаются и многие из серьезных мыслителей, посвятивших всю жизнь на то, чтобы разоблачить лживость ее идеалов. Поэтому нам, русским, нужно готовиться к предрекаемой некоторыми зловещими признаками буре как к делу весьма возможному»[22].

Автор здесь весьма оптимистичен: «Русское самодержавие еще не сказало своего последнего слова. Оно не есть нечто законченное: оно живет и развивается и несом­ненно имеет долгую и блестящую будущность. К чему оно придет в конце концов - это узнают со всей точностью наши потомки, мы же, на основании указаний минувшего опыта и современной дей­ствительности, можем предугадывать лишь в общих чертах, что внесет Россия в великую сокровищницу человеческого духа своей национальной формой правления»[23].

Через год «Русское Обозрение» в нескольких номерах (а затем и отдельно) публикует еще одно крупное сочинение Н.И. Черняева - первое монографическое исследование о пушкинской «Капитанской дочке», которое не утратило своего значения и в наше время[24].

Он был убежден, что ««Капитанская дочка» по-прежнему остается для наших романистов недосягаемым идеалом, к которому они могут только стремиться, ибо из всех наших романов одна «Капитанская дочка» дает полное и наглядное представление о том, что та­кое художественная правда, в чем заключается разгадка слияния простоты с совершенством формы и как нужно воспро­изводить русскую действительность; по своему же стилю и по его выдержанности, «Капитанская дочка» в полном смысле слова безподобное произведение, и нам, русским, следует до­рожить им и чтить его, как один из величайших памятников, какие создавало и когда-либо создаст русское искусство»[25].

Одновременно с этюдом «Капитанская дочка» он публикует тонкое историко-критическое исследование о стихотворении «Пророк» А.С. Пушкина «в связи с его же подражаниями Корану»[26]. Творчество А.С. Пушкина Н.И. Черняев изучал и в последующие годы, издав целый том критических статей и заметок о нем [27].

К сожалению, в 1898 г. «Русское Обозрение» перестало издаваться, но Н.И. Черняев активно печатался в «Южном крае». Помимо литературной работы Николай Иванович становится видным харьковским адвокатом. Состоя присяжным поверенным при Харьковской судебной палате и отличаясь блестящей эрудицией и ораторским талантом, он не гнался за адвокатской практикой, принимая защиту, как тогда говорили, «со строгим разбором», лишь в тех случаях, когда был убежден в невиновности обвиняемых или в необходимости облегчения их участи [28].

Продолжением, развитием идей, изложенных в книге «О русском Самодержавии», стал изданный в 1901 г. в Харькове большой сборник работ Н. И. Черняева под общим названием «Необходимость Самодержавия для России. Природа и значение монархических начал». Автором был задуман грандиозный труд о развитии монархических начал, освещенных русской литературой начиная с древних времен и кончая трудами Л. А. Тихомирова. Части этого сочинения он поместил в сборнике «Необходимость Самодержавия для России» под общим заглавием «Теоретики русского Самодержавия». Напечатанные очерки монархических воззрений не претендовали ни на полноту, ни на цельность. Они составили отрывки из так и неизданного сочинения о развитии монархических начал в русской литературе.

Не может не вызвать интерес программа этого сочинения, которую «в общих чертах» автор видел такой:

«Политическая мысль в России до Иоанна Грозного. - Иоанн Грозный, его завещание и его переписка с Курбским. - Феофан Прокопович. - Посошков. - Татищев. - Болтин. - Екатерина II. - Державин. - Тихон Задонский. - Платон, митроп. Московский. - Карамзин. - Жуковский. - Митрополит Московский Филарет. - Хомяков, Тютчев, братья Аксаковы, Н. Я. Данилевский и вообще славянофилы. - Пушкин. - Грибоедов. Гоголь. - Лермонтов. - Белинский. - Катков. - Романович-Славатинский. - Блок. - Амвросий архиепископ Харьковский. - А. Н. Майков. - К. Н. Леонтьев. - К. П. Победоносцев. - Л. А. Тихомиров»[29].

Для Н.И. Черняева эта программа представляла «лишь неполный перечень писа­телей, которые работали над вопросами о значении, природе и задачах русского Самодержавия». К числу поименованных писателей, он считал, что можно приба­вить, «между прочим, и Салтыкова (Щедрина), не раз вышучивавшего наших парламентаристов, которые, по его выражению, не всегда знают, чего им хочется: «не то севрюжины, не то конституции»[30].

В сборнике «Необходимость Самодержавия для России» Н. И. Черняев говорит не только о русском Самодержавии, но и о монархизме древнего Востока, и о византийском империализме. Его внимание привлекали все виды монархии. Он считал одной из важнейших задач сравнительное изучение русских монархических начал и иноземных монархий, поэтому сборник представляет собой огромный, энциклопедический материал о Монархии, о ее природе и о ее значении.

В революционную смуту начала ХХ в. Н.И. Черняев и редактор газеты «Южный край» первоначально занимали в целом единую консервативную позицию. Неудивительно, что в статье «Отдача в солдаты 183-х студентов», напечатанной во втором номере «Искры» (1901, февраль), В.И.Ленин дал «Южному краю» такую характеристику: «Праздновался юбилей этой паскудной газеты, травящей всякое стремление к свету и свободе, восхваляющей все зверства нашего правительства. Перед редакцией собралась толпа, которая торжественно предавала разодранию номера «Южного Края», привязывала их к хвостам лошадей, обертывала в них собак, бросала камни и пузырьки с серо-водородом в окна с кликами: «долой продажную прессу»»[31].

Дальнейшая радикализация общества привела к тому, что «любимое детище» Н.И. Черняева под влиянием издателя «Южного края» А. А. Юзефовича с 1905 г. сменила политический курс, повернув резко влево. Николай Иванович наотрез отказался продолжать своё участие в газете.

К этому времени он уже сотрудничал с новым харьковским журналом «Мирный труд» ставшем со временем лучшим провинциальным «толстым» журналом правого толка. «Мирный труд» начал издавать с февраля 1902 г. профессор Императорского Харьковского университета А.С. Вязигин. Первый номер открывался программной вступительной статьей редактора-издателя, которая представляла собой своего рода манифест. В полном соответствии с учением классиков славянофильства автор писал: «Вне народности нет мышления, нет познания, нет творчества. Стало быть, и каждый русский не может отрешиться от своей национальности, ибо еще ребенком, с первым своим лепетом, начал проникаться ею, постепенно все теснее и неразрывнее сливаясь всем существом с родной стихией». Причем, как и славянофилы, А. С. Вязигин специально оговаривался: «Нам нельзя поворачиваться спиною и к Западу стране святых чудес, по выражению родоначальника нашего славянофильства А. С. Хомякова». Редактор призывал читателя не предаваться унынию и пессимизму, стеная по поводу утраты русским народом самобытности: «Наш великий народ не утратит своего облика и своей духовной самобытности, пока на земле будет звучать живая русская речь».

В статье давалось объяснение и названию журнала. Редактор писал: «Не пустые и звонкие слова, не боевые кличи и громкие речи, способные сладким дурманом опьянить юные головы, нужны нашей дорогой, терзаемой столькими общественными недугами, родине... Наше отечество, прежде всего, нуждается в скромных тружениках, делающих свое «маленькое дело» ради подъема общего культурного уровня, являющегося следствием настойчивой работы каждого из нас над самим собою, а не туманных стремлений к насильственным и коренным переворотам, заранее осужденным историей на полную неудачу: единственной зиждущей силой, выдержавшей вековые испытания, был и остается мирный труд».

1 января 1904 г. журнал стал выходить в существенно обновленной форме с постоянным штатом сотрудников (за этот год журнал «содержал в себе 2405 стр. убористого шрифта»). В письме к К. П. Победоносцеву от 10 октября 1904 г. по поводу статьи Д. А. Хомякова «О классицизме» Н. М. Павлов высоко отзывается о А. С. Вязигине, как о «достойном всякой поддержки» редакторе «очень симпатичного по направлению, журнала «Мирный труд», «гонимому многокрайними недоброжелателями русско = православного направления»[32]

Под псевдонимом «Semper idem» Н.И. Черняев с первого номера в «Мирном труде» за 1904 г. публикует свои новые работы: «Мистика, идеалы и поэзия русского самодержавия» и «Из записной книжки русского монархиста»[33].

Он был уверен, что «мистика русского Самодержавия всецело вытекает из учения Православной Церкви о власти и из народных воззрений на Царя как на «Божьего пристава», а русский монархизм, как народное чувство и народный инстинкт, коренится в той глубокой и таинственной области безсознательно­го, которое дает начало и опору всем великим проявлениям чело­веческого духа[34].

Идеалы русского Самодержавия были для Н.И. Черняева идеалами «всего того, что оно творит в области внутренней и внешней политики», они «сводятся к созданию истинно христианской монархии и к утверждению хрис­тианских начал в жизни государственной, общественной и семей­ной в духе Вселенской Правды, мира и любви»[35].

Что же касается поэзии, то автор был совершенно убежден, что «изучать русский монархизм, оставляя в стороне русскую лирическую поэзию и, вообще, русскую поэзию, значило бы лишать себя возможности понять русское Самодержавие и то влияние, которое он оказывает на умы и сердца»[36]. Ибо «иной стих Пушкина или Жуковского объясняет цель и сущность русского Самодержавия гораздо лучше, чем может объяснить ученый трактат»[37].

Заметки «Из записной книжки русского монархиста» были «связаны единством идеи, выте­кающей из убеждения, что человечество многим обязано монархичес­кому началу и что устойчивость русского Самодержавия составляет залог единства, могущества, благосостояния и культурных успехов на­шей родины»[38].

Размышляя на протяжении всей своей жизни о сущности монархии, Н. И. Черняев в конце своего земного пути издал последние записки без изменений в виде книги под тем же названием[39]. Автор рассматривал ее в своем роде как «исторический документ тех чаяний и упований, которые возлагались одним из русских монархистов на Самодержавие во время вой­ны с Японией»[40].

Это сочинение состоит более чем из полутора сотен небольших заметок о всевозможных проявлениях монархической мысли и чувства у разных народов мира. Сборник миниатюр, «опавших листьев», представлял собою особый вид литературы, используемый некоторыми писателями в XX столетии (вспомним хотя бы розановские «Опавшие листья»). В специально же монархической литературе такая книга была единственной в своем роде[41].

Н.И. Черняев считал, что «русский монархизм нужно изучать и как форму правле­ния, и как русскую политическую мысль, и как русское полити­ческое чувство, русский политический инстинкт.

Только при таком всестороннем изучении русского монархизма можно понять его надлежащим образом»[42].

Он был непримиримым противником всякой анархии, бунтов и нестроений, а потому искренне считал, что «Горе поколению, которое воспитывается на идеализации таких людей, как Стенька Разин и Емелька Пугачев!..

Ведь и Разин, и Пугачев внесли в русскую историю самые пе­чальные и мрачные страницы, ибо они уверовали в злодейство и поклонились ему»[43].

В середине 1890-х годов Николай Иванович Черняев тяжко заболел. Впоследствии, пораженный параличом, он был одно время полностью обездвижен, затем подвижность вернулась только рукам. Не имея возможности физической свободы передвижения всю оставшуюся жизнь, он, по свидетельству знавших его современников, оставался бодр и весел духом и не прекращал публицистической деятельности.

Как безусловный монархист (верящий в свой политический принцип и, главное, знающий, во что верует), он был активным и уважаемым деятелем харьковского «Русского собрания» - первого провинциального отдела в Российской империи.

Николай Иванович был глубоко верующим, истинным православным христианином. В последние годы его жизни, когда он лежал прикованный к постели тяжкой болезнью, вера помогала ему переносить со смирением и терпением мучительные физические страдания.

При этом он сохранил неизменную приветливость, доброту, природный живой юмор, чем невольно привлекал к себе окружавших, прежде всего любимую и заботливую семью.

Умер Николай Иванович Черняев 13 мая 1910 г. и был похоронен на харьковском Городском кладбище. На заупокойную литургию пришли не только родные и близкие, но и «много личных друзей и сотрудников местных газет без различия направлений», считая нужным «отдать безукоризненно-нравственной светлой личности свой последний долг»[44].

Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук

Примечания



[1] Кое-что о Кольцове (под впечатлением кольцовских дней) // Мирный труд.- 1910.- №5-6.- С.163-180.

[2] Черняев Н.И. Мистика, идеалы и поэзия русского самодержавия. Вступ. ст. и комм. - М. Б. Смолина.- М.: Москва, 1998.- 430 с.

[3] Полякова Ю. Николай Иванович Черняев и его статьи по истории харьковского театра // Черняев Н. Из харьковской театральной старины.- Харьков, 2010.- С. 3-9.

[4] Черняев Николай. Русское самодержавие / Сост., предисл., примеч., имен. словарь А. Д. Каплина. - М.: Инсти­тут русской цивилизации, 2011. - 864 с.

[5] Государственный архив Харьковской области (ГАХО). - Ф.14. - Оп.11. - Д.11; Палкин Ю.И. Списки дворян Харьковской губернии.- Харьков, 2008.- С.24, 39.

[6] ГАХО. - Ф.639. - Харьковская вторая мужская гимназия (1848-1908 гг.); 50-летие 2-й Харьковской мужской гимназии // Харьковские губернские ведомости.- 1891.- 17 дек.

[7] Черняев Н.И. Юрий Николаевич Говоруха-Отрок // Южный край.- 1896.- №№5556-5621.- 27 сент.-9 дек.

[8] Список студентов и посторонних слушателей лекций Императорского Харьковского университета на 1870-1871 академический год. - Харьков, 1870.- С.22; Список студентов и посторонних слушателей лекций Императорского Харьковского университета на 1873-1874 академический год. - Харьков, 1873.- С.23.

[9] Юридический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования (1805-1905).- Харьков, 1908.- С. 81-82.

[10] Там же. - С.82.

[11] Там же. - С.104.

[12] Там же. - С.82.

[13] Черняев Н. И. Старинный харьковский театр // Древняя и новая Россия. - 1881. - Т. XIX. - С. 209-236.

[14] Начала издаваться с декабря 1880 г. А.А. Иозефовичем. К концу 1890-х гг. стала одной из крупнейших провинциальных газет в России с тиражом до 5 тыс. экз.

[15] Черняев Н.И. Юрий Николаевич Говоруха-Отрок // Южный край.- 1896.- 4, 5, 13 октября.

[16] Черняев Н.И. Юрий Николаевич Говоруха-Отрок // Южный край.- 1896.- 13 октября.

[17] Гончарова О.А. Русская литература в свете христианских ценностей (Ю.Н. Говоруха-Отрок - критик). - Харьков, 2006. - С.18-19.

[18] Часть этих публикаций впоследствии была опубликована в издании: Черняев Н. И. Харьковский иллюстрированный театральный альманах: Материалы для истории харьковской сцены. - Харьков, 1900. - 107 с.

[19] См.: Южный край. - 1890.- 21, 22 , 29 июля.

[20] Памяти Ю.Н. Говорухи-Отрока. - М., 1896. - С. 9.

[21] Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд.- 1904. - № 6. - С.91.

[22] Черняев Н.И. О русском Самодержавии // Русское обозрение. - 1895. - №9. - С. 249.

[23] Там же. - С.249-250.

[24] Черняев Н.И. «Капитанская дочка» Пушкина: Ист.-крит. этюд. // Русское обозрение.- 1897. -№№2-4, 8-12; 1898.- №8. Черняев Н.И. «Капитанская дочка» Пушкина: Ист.-крит. этюд. - М.: Универ тип., 1897.- 207, III с. (Оттиск из «Русского обозрения»).

[25] Черняев Н.И. «Капитанская дочка» Пушкина: Ист.-крит. этюд. - М., 1897.- С.3.

[26] Черняев Н.И. «Пророк» Пушкина в связи с его же подражаниями Корану // Русское обозрение.- 1897.- №№ 1,2,3, 11, 12; Черняев Н.И. «Пророк» Пушкина в связи с его же подражаниями Корану.- М.: Универ. тип., 1898.- 75 с.

[27] Черняев Н.И. Критические статьи и заметки о Пушкине.- Харьков: Тип. «Южн. край», 1900.- 648 с.

[28] Николай Иванович Черняев // Харьковские губернские ведомости.- 1910.- 16 мая.

[29] Черняев Н. И. Необходимость самодержавия для России, природа и значение монархических начал. Этюды, статьи и заметки.- Харьков, 1901. - С. 349.

[30] Там же.

[31] Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т.4.- С.302.

[32] Институт рукописей Национальной Библиотеки Украины им. В.И. Вернадского.- Ф.XIII.- Архив Синода.- Ед.хр. 4624. Павлов Н.М. Письмо Победоносцеву К.П. от 10 октября 1904 г.

[33] Черняев Н.И. (Подп. Semper idem (Н. Черняев)) Мистика, идеалы и поэзия русского самодержавия // Мирный труд. - 1904.- №1. - С.25-30; №2. - С.1-10; №3. - С.1-7; Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд.- 1904.- №1.- С.68-75; №2.- С.104-119; №3.- С.171-186; №4.- С.135-151; 1905.- №№1-4, 6-7.

[34] Мирный труд.- 1904.- №1.- С.30.

[35] Мирный труд.- 1904.- №2.- С.10.

[36] Мирный труд.- 1904.- №3.- С.1.

[37] Там же.

[38]Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста.- Харьков: Тип. губ. правл., 1907.- С.1.

[39] Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста.- Харьков: Тип. губ. правл., 1907.- 4, 248 с.

[40] Там же.- С.1.

[41] Смолин Михаил. Спасительная Реакция и идея Монархии // Черняев Н.И. Мистика, идеалы и поэзия русского Самодержавия. - М., 1998.- С.12.

[42] Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд.- 1904.- №2.- С.118-119.

[43] Черняев Н. И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд. - 1904.- №8.- С.70.

[44] Николай Иванович Черняев // Харьковские губернские ведомости.- 1910.- 16 мая.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

1. Собирается здание современной русской школы...

Трудами уважаемого Александра Дмитриевича возвращаются для народа из забытия имена наших достойных светочей Духа и мысли, народному учителю это будет достойным пособием для формирования души ребенка.РАО, тратя больше 2 миллиардов рублей в год ничего полезного учителю создать не может, а энтузиасты на свои скромные "доходы" создают пособия, которые станут непременным спутником домашней библиотеки.
Владимиръ / 26.05.2013 08:20
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Александр Каплин
«Западом и наказывал и накажет нас Господь...»
Святитель Феофан Затворник о духовном состоянии российского общества второй половины - конца XIX века
22.01.2021
Ягода-земляника
Из записок «По дороге домой»
12.11.2020
«Дай нам Бог последнего смиренья…»
К 70-летию Владимира Алексеевича Воропаева
12.11.2020
Будь не с Брёховки, а – с Харасеи
Из записок «По дороге домой»
06.11.2020
Бабка Васюта
Из записок «По дороге домой»
11.10.2020
Все статьи Александр Каплин
Консервативная классика
«Он был универсальным человеком…»
Вспоминая А.С. Хомякова
10.10.2021
Алексей Степанович Хомяков
Ко дню памяти. Краткое жизнеописание
05.10.2021
Рыцарь зиждительной экономики
Сергей Федорович Шарапов (1855 - 1911)
25.08.2021
«Православная церковь и русский национализм»
В Петербурге вышла книга, посвященная церковному осмыслению идеологии и практики русского национализма второй половины XIX — начала XX века
30.06.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Что именно мешает запретить аборты?
Новый комментарий от В.Р.
20.10.2021 16:41
Царство ближних
Новый комментарий от В.Р.
20.10.2021 16:34
Мог ли ошибиться следователь Николай Соколов?
Новый комментарий от Анатолий Степанов
20.10.2021 15:36
Не будем ждать создания прививки от глупости
Новый комментарий от Наблюдатель
20.10.2021 15:35
Ученые доказали реальность Всемирного потопа
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
20.10.2021 15:19
Место человека займёт трансчеловек?
Новый комментарий от Nata
20.10.2021 15:03