Косовары точат ножи

В то время как сепаратистская Приштина укрепляет рубежи, Белград сдает позиции

Анна Филимонова 
Косово 
0
19.08.2021 408

Источник: Русский вестник




Наступление сепаратистской Приштины на сербский север Косово (четыре общины компактного проживания сербов – Звечан, Зубин Поток, Лепосавич и Cеверная Косовская Митровица) началось с момента подписания Брюссельского соглашения.
19 апреля 2013 г. сербская власть в лице Ивицы Дачича (тогдашнего премьер-министра) и Александра Вучича (с 2012 г. – первый вице-премьер, с 2014 г. – премьер-министр, с 2017 г. – президент) заключили так называемое первое Брюссельское соглашение с властями квазигосударства «Республика Косово». Суть Брюссельского соглашения заключается в том, что власть Сербии, по собственной воле, при отсутствии прямой военной или иной угрозы отказалась от полиции, суда и системы безопасности Республики Сербии на территории всего Косово и Метохии, включая север.
Документ состоит из 15 пунктов. Процитируем полностью положения Брюссельского соглашения о полиции, системе безопасности и суде.
Пункт 7: «Полиция будет единой, и это будет косовская полиция. Вся полиция с севера Косово должна быть интегрирована в рамки косовской полиции. Плата будет выплачиваться единственно косовской полицией».
Пункт 8: «Служащим других сербских структур безопасности будет предоставлено место в соответствующих косовских структурах».
Пункт 10: «Предусматривается, что правосудебные органы будут интегрированы в рамки косовской правовой системы».
Данные три пункта соглашения утверждают установление правовой системы «Республики Косово». Упоминания о Конституции и законах Республики Сербии, Резолюции № 1244 СБ ООН или в любом виде формулы о том, что Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии, в этом документе нет.
Из 15 пунктов соглашения первые шесть посвящены Ассоциации сербских общин (АСО). Речь идет о формировании Ассоциации большинства сербских общин в Косово; ассоциация будет иметь статут, гарантией ее существования «являются существующий закон и конституционный закон». Ассоциация будет действовать на тех же основах, что и Ассоциация косовских общин. Главным представляется п. 4, гласящий: «Общины-члены, в соответствии с Европейской хартией местного само­управления и косовскими законами, получат полномочия сотрудничать, исполняя свои компетенции коллективно посредством ассоциации. Ассоциация будет иметь полный контроль в областях экономического развития, образования, здравоохранения, городского и сельского развития».
В пункте 5 говорится: «Ассоциация имеет дополнительные полномочия, которые на нее возложены центральной властью Приштины», п. 6: «Ассоциация будет иметь представительскую роль при центральной власти, как и место в местных, рекомендательных, органах с той целью». И это все, что содержится в Брюссельском соглашении относительно пресловутой ассоциации. Законы упоминаются косовские, центральная власть – Приштина.
Как следует из документа, ассоциация не будет наделена ни законодательными, ни исполнительными полномочиями, она сможет решать лишь локальные вопросы, и то по согласованию с Приштиной.
Итак, Брюссельское соглашение беспрецедентным образом в формальном смысле ликвидировало сербскую полицию, суд, органы безопасности в Косово и Метохии, отрыв путь наступлению албанских сепаратистов на сербские анклавы на севере края в конкретной военной плоскости.
В начале 2021 г. появилась информация, что в южной части Косовской Митровицы (она отделена от северной части рекой Ибр) будет построена самая крупная база Армии Республики Косово. Собственником земли, отведенной под базу, является албанская община южная Косовская Митровица, руководство которой «уступило» территорию Косовским силам безопасности (КСБ), которая по инерции продолжает именоваться «Армия республики Косова», хотя трансформация КСБ в полноценную армию в течение десяти лет было провозглашено «косовским парламентом» в декабре 2017 года. В конце 2018 г. «косовский парламент» принял три закона об изменении мандата КСБ, фактически превратив их в армию.
База будет располагаться на стратегической возвышенности Црнуша (1000 м над уровнем моря), доминирующей над районом, с которой как на ладони просматривается вся Северная (сербская) и Южная (албанская) Косовская Митровица, община Звечан и часть общины Зубин поток.
Разумеется, база строится ради контроля и устрашения не албанской, а сербской части города и прилегающих деревень. Территория базы будет насчитывать около 200 га. Поступает информация о том, что в штат базы будут входить английские и американские военные специалисты, средства радиоэлектронного подавления, а ее несколько полигонов будут использоваться для учений спецподразделений Приштинской сепаратистской власти. Следовательно, задачей косовских подразделений ставится подавление сербского сопротивления, отсечение пути отступления сербов в Центральную Сербию (по автотрассе Косовская Митровица – Рашская область), а также воспрепятствование оказания военной помощи со стороны Белграда.
Германия и США в косовском вопросе ведут наступление на двух направлениях: первый, официальный – это переговоры Белград – Приштина; второй – вооружение и оснащение «Армии Косова». Так, с Германией Приштина несколько последних месяцев ведет переговоры о закупке 105-мм полевых пушек, ручных пусковых установок для противотанковой обороны «Панцирь-Фауст-3», минометов, автоматов и танков, для этих целей выделено 170 млн евро. Десятки косовских офицеров прошли обучение в США, Англии и Турции (в последней особенно примечательно обучение в школах армейской авиации). Применение артиллерии и авиации с албанской базы в Южной Косовской Митровице практически не оставит сербам шансов на выживание.
Отметим, что с середины марта по июнь 2021 г. прошли крупнейшие учения НАТО, армии США и КФОР «Защитник Европы – 21», в которых участвовали армии практически всех балканских стран (кроме Сербии), включая Армию Косово. Всего в учениях участвовали 30 тыс. военнослужащих из 27 стран, была задействована база «Бондстил», все крупные военные полигоны региона: Слунь (Хорватия), Маняча и Гламоч (Босния и Герцеговина, Республика Сербская), Криволак (Северная Македония), а также еще 30 полигонов на пространстве Европы. Сербский генерал-майор в отставке Митар Ковач подчеркивает, что ни КФОР не имел полномочий участвовать в подобного рода учениях, ни база «Бонстил» не могла быть задействована, все участники учений поддержкой сепаратистской Приштины прямо и грубо нарушили международное право и Резолюцию СБ ООН №1244, подтверждающую суверенитет Сербии над своим южным краем.
Црнуши можно достичь из двух направлений: с юга, через Вучитрн или с севера (рудник Стари Трг), однако оба проходят через албанские территории. Албанцы предлагают, чтобы база носила имя Исы Болетини, албанского полевого командира конца XIX – начала ХХ в., вождя восстания против османской власти, а также против Королевства Сербии и Королевства Черногории в 1910 г., известного по чудовищным расправам над сербским населением именно севера Косово. Примечательно, что в 2015 г. останки Болетини были перенесены и окончательно захоронены в селе Болетин в сербской общине Звечан на севере Косово без согласия и к великому огорчению сербов. Приштина со своей стороны уверяет, что военная база ее армии послужит не чему иному, как «защите» и «стабилизации» Косовской Митровицы.
Мэр южной Косовской Митровицы Агим Бахтири прямо указывает, что возвышенность Црнуша имеет стратегическое значение для обороны Косово. КФОР совершенно отстранился от проблемы, его представители ограничились указанием, что решение о строительстве базы было принято косовскими властями. Надо понимать, что одного этого достаточно для придания ему легитимности.
При этом НАТО/КФОР и сепаратистская Приштина продолжают настаивать на своей приверженности диалогу по линии Белград – Приштина. Вероятно, именно в подтверждение этого тезиса накануне очередного раунда переговоров замминистра обороны Косово Шемси Силя указал, что целью работы его министерства является превращение КСБ в оперативные силы по защите территориальной целостности Косово. Есть одно препятствие, не позволяющее до сих пор КСБ дислоцироваться на сербском севере Косово и Метохии, – это договор, заключенный между тогдашним «президентом Косова» Хашимом Тачи и КФОР в 2013 г., согласно которому КСБ не могут прибыть и разместиться на севере Косово и Метохии без разрешения КФОР. Однако, подчеркнем, речь идет о необходимости получения всего-навсего разрешения от КФОР (а это силы НАТО, только действующие под эгидой ООН, вряд ли следует сомневаться, что любое разрешение со стороны альянса своим подопечным будет выдано). И сейчас даже эта формальность была преодолена Приштиной, пожелавшей ни много ни мало разместить на севере свою военную базу (следовательно, никому не нужно «прибывать» сюда). Однако и договор Тачи – КФОР нынешнюю приштинскую власть не устраивает. В преддверии переговоров с Белградом «косовский премьер» Альбин Курти провел собственные переговоры с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом, по окончании которых Приштина выразила надежду на скорую отмену данного соглашения, чтобы, по словам Сили, КСБ «могли быть на всей территории Косово».
Предыдущий раунд переговоров прошел между Вучичем и Курти 15 июня, новый раунд состоялся в Брюсселе 19 июля 2021 г., однако Курти вновь показал свое мастерство в проведении политических шоу, отметя все предложения ЕС, в том числе воздерживаться от акций по дестабилизации региона, и обвинив Сербию в совершении трех геноцидов против албанцев. Курти выходит на переговоры только с одним требованием – признание Сербией независимости «Республики Косовы», начисто лишая сербского президента Александра Вучича возможности сохранить лицо и прикрыть, буквально и фигурально «фиговым листком», сдачу Косово и Метохии. Когда 7 июля начался «технический диалог», Белград и Приштина получили от ЕС три пункта для согласования в преддверии проведения основного раунда переговоров. Пункты были просты: продолжение поиска пропавших без вести, предотвращение нестабильности и регулярные совещания руководителей переговорных групп при посредничестве ЕС. Курти ожидаемо согласился лишь с третьим пунктом. Франция и Германия поддерживают Курти, ЕС (кроме пяти стран) не только признает независимость Косово, но и поддерживает его всемерное укрепление, поэтому Альбин Курти чувствует себя весьма уверенно.
Сам раунд переговоров 19 июля 2021 г. закончился ничем. Единственной констатацией его итогов стала надежда на продолжение переговоров под эгидой ЕС, а следующей датой встречи Александра Вучича и Альбина Курти был избран сентябрь.
Отметим тактику сербской стороны, которую сейчас на переговорах представляет президент Сербии Александр Вучич. Во-первых, он представил список и фотографии нападений на сербов в 2021 г., чтобы показать «реальное положение сербов в Косово». Положение сербов действительно тяжелое: с начала 2021 г. сербы (в том числе старики и дети) подверглись нападениям албанцев, мотивированных этнической ненавистью, 75 раз. Следует отметить безнадежный абсурд в поведении сербского президента: не кто иной, как он сам обеспечил все формально юридические и фактические условия для расцвета «косовской государственности». Жалобы европейским представителям, причем представителям стран, официально признающих независимость Косово, только усиливают абсурд ситуации. Вучич девальвирует истину, предстает карикатурой на обличителя, по сути, обличая самого себя.
Во-вторых, сербский президент продолжает делать акцент на реализации положений Брюссельского соглашения о создании Ассоциации сербских общин. Однако при этом, наконец, раскрываются столь строго содержащиеся в секрете от мировой и сербской общественности планы сербской власти относительно Косово и Метохии. Как отметил глава Канцелярии по Косово и Метохии Петр Петкович: «Без формирования Ассоциация сербских общин АСО, без коллективных прав, которые сербы должны получить в Косово и Метохии, мы не можем говорить ни о какой нормализации отношений». Смысл создания АСО прослеживается в контексте содержания и предполагаемых результатов переговорного процесса.
Формула «нормализация отношений» применительно к переговорам, обозначаемым как «переговоры Белград – Приштина», не содержит общепринятого смысла, означая разрешение Сербии на получение сепаратистским объединением членства в ООН без официального признания со стороны Белграда или признание Сербией независимости сепаратистской власти с логичным обретением столь желанного членства в ООН. По сути, «решение косовского вопроса» подразумевает форму сдачи Сербии с/без признания квазигосударства самим Белградом. Признание Белграда сепаратистской власти Приштины будет означать правовую необратимость этого события.
Отметим ряд аспектов, связанных с решением «косовской проблемы», далеко выходящих за ее пределы.

Во-первых, никакое «право наций на самоопределение» применено быть не может. Албанский народ реализовал свое право на самоопределение созданием Государства Албания по результатам Лондонской конференции великих держав (декабрь 1912 г. — август 1913 г.), что на корню отсекает возможность выдвижения требований о создании второго (третьего, четвертого, пятидесятого и т.д.) албанского государства. Албанский народ, проживающий в любых других государствах, является национальным меньшинством (обладает всеми правами нацменьшинства, защищается соответствующим международным и национальным законодательством), но ни при каких условиях не может претендовать на статус конституционного народа. Современное международное право не знает способов решения национальных вопросов путем предоставления нацменьшинствам чужих территорий, на которых зафиксировано их проживание. Никакие рассуждения о преобладающей численности албанцев на той или иной территории не имеют юридической силы. На той или иной части территории того или иного государства могут компактно проживать представители других народов, но не существует никаких показателей численности нацменьшинства, дающего легитимные основания для сепаратизма – подобных оснований просто-напросто нет. В международном праве зафиксирован абсолютный приоритет территориальной целостности, суверенитета, политической независимости и невмешательства одного государства/группы государств в дела другого государства.
Возьмем для примера курдов – четвертый по численности народ на Ближнем Востоке, компактно проживающий на территории Турции, Ирана, Ирака и Сирии, в недавнем прошлом, впрочем, и в настоящий момент, подвергающийся гонениям и преследованиям различной интенсивности за национальную идентичность. Численность курдов в мире не поддается точному определению, поскольку при проведении переписей населения ни одна из стран их основного проживания не учитывает этническую принадлежность. Ориентировочно их число составляет от 25 до 40 млн человек. Самый жесткий антикурдский режим по сей день действует в Турции, где, за исключением открытия в 2008 г. курдоязычного государственного телеканала TRT6, для курдов не сделано буквально ничего. В результате борьба самой многочисленной нации в мире, не получившей права на национальное самоопределение, с точки зрения общепринятых норм международного права совершенно справедливо рассматривается как внутригосударственный вопрос. Запад традиционно использует практику двойных стандартов, акцентируя внимание на нарушении прав курдов в Иране, упорно игнорируя гораздо более жесткие нарушения со стороны Турции. Однако в целом действует принцип невмешательства в дела другого государства независимо от оценки политики в отношении курдского нацменьшинства.
Камень преткновения заключается в военной агрессии НАТО против Социалистической Республики Югославии (СРЮ) в 1999 г. – точнее, в оформлении ее окончания. Как известно, она была завершена подписанием Военно-технического соглашения (ВТС, 9 июня 1999 г.), хотя бомбардировки длились еще два дня, причем в самой жесткой форме. Несмотря на ряд недостатков, главным достоинством ВТС являлось его заключение с силами безопасности КФОР под эгидой ООН, а не со стороной-агрессором, т. е. НАТО. Тем самым с формально-правовой точки зрения Сербия капитуляцию не подписывала. 10 июня была принята Резолюция СБ ООН № 1244. Эти два документа являют собой международно-правовые акты урегулирования положения и закрепляют положение Косово и Метохии в границах Сербии. Резолюция № 1244 апеллирует к Резолюциям СБ ООН №№ 1160, 1199 и 1203 от 1998 г., в которых термин «статус Косово и Метохии» относится к нахождению формы самоуправления и автономии края в составе Сербии. Соответственно, цель Резолюции № 1244 определяется как «определение статуса Косово и Метохии в ходе переговоров», так же как форма автономии или самоуправления края в составе Республики Сербии.
Однако Резолюция № 1244 вывела вопрос об определении формы автономии края из разряда внутреннего дела Сербии в ранг вопроса, подлежащего урегулированию посредством международных переговоров. Тем самым вопрос «статуса Косово и Метохии» был интернационализирован. И здесь уже стало не важно, что Резолюция № 1244 понятие «статус» трактовала исключительно как нахождение формы самоуправления албанцев (статус албанского нацменьшинства. – А.Ф.) в границах Сербии. В западных дипломатических кругах и СМИ, а затем и в ходе переговорного процесса по линии Белград – Приштина, названного тогда «техническим, произошла подмена понятий: форма автономии или самоуправления была заменена «вопросом статуса самого Косово», что постепенно начало обретать очертания выделения края из конституционно-правового порядка Сербии.
Так, Ханс Хетеруп, специальный представитель ООН по Косово и Метохии, представил «Временные конституционные рамки Косово», принятые UNMIK и СРЮ как совместный документ в ноябре 2001 г. Это стало первой, но очень важной ошибкой правительства Сербии (премьер-министр – Зоран Джинджич), назначенного после «цветной революции» 5 октября 2000 г. президентом СРЮ Воиславом Коштуницей. «Временные конституционные рамки Косово и Метохии» существенно ослабили функционирование сербской государственности в Косово и Метохии, в частности, согласием включить сербов-жителей Косово и Метохии и сербов-беженцев из Косово и Метохии в избирательные списки сепаратистской власти Приштины.
В июне 2004 г. в Сербии прошли выборы, по результатам которых президентом страны стал Борис Тадич (премьер-министр – Воислав Коштуница). В косовском вопросе, несмотря на все более очевидную тенденцию ведущих западных стран удовлетворить наиболее радикальные требования Приштины, Белград остановил выбор на самом провальном стратегическом курсе. Во-первых, он отказался от определения в будущем переговорном процессе статуса Приштины. Во-вторых, допустил «тихое вползание» в оборот формулы о защите прав национальных меньшинств применительно к сербам. Это само по себе подразумевало иную, не сербскую государственность, поскольку сербы в отличие от албанцев в правовой квалификации не могут быть этническим меньшинством (независимо от реальной численности) на территории Сербии – это возможно лишь в рамках другого государства. Тем самым сербская власть продемонстрировала свою полную юридическую безграмотность, которая привела к фатальным последствиям. В-третьих, в условиях неопределенности ключевых положений переговорного процесса, фактически правовой и политической сумятицы Белград принял участие в переговорах, которые начались с обсуждения полномочий общин с сербским большинством, что лишь подтверждало общее направление движения: полномочия «сербских общин» могли устанавливаться исключительно в рамках другого – не сербского государства.
В этот ключевой период отстранился Совет Безопасности, не давая оперативных указаний. Более того, после обнародования доклада специального представителя Генерального секретаря ООН в Косово и Метохии норвежца Кая Эйде (занимающегося вопросами выполнения этих стандартов краем Косово и Метохии), Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан предложил Совету Безопасности ООН «начать переговоры об окончательном статусе Косово». По итогам переговоров 2005–2006 гг. основным документом, который закрепил путь Косово в сторону независимости, стал план (впоследствии трансформировавшийся во «Всеобъемлющее предложение об урегулировании статуса в Косово») специального посланника ООН в Косово Мартти Ахтисаари. Ахтисаари представил План в феврале 2007 г., а в марте он рассматривался в СБ ООН. М. Ахтисаари предложил то, что он назвал «компромиссным решением» – «условная независимость Косово», которая должна была длиться от пяти до 10 лет, до нахождения «окончательного решения».
Далее «достижениями» сербского президента Бориса Тадича стали: исключение вопроса о Косово и Метохии из компетенции ООН и передача его на уровень ЕС, разрешение на введение в край миссии EULEX (грубейшее нарушение Резолюции № 1244 и сербского законодательства), постановка вопроса перед Международным судом по поводу косовской независимости. Суть решения Международного суда заключается в том, что какая угодно группа может провозгласить что угодно – и это провозглашение само по себе не является нарушением международного права. Однако добавим, что никто не прекратил действие международных норм относительно территориальной целостности и суверенности государств, незаконности сецессии и права государства на восстановление и поддержание конституционно-правового порядка на своей территории.
Тем не менее переговорная группа Тадича во главе с Борко Стефановичем парафировала (поставила инициалы) соглашение о границе между Сербией и «Косово». Она передала в ведение Приштины документацию ЗАГС и кадастры, а также заключила соглашение о взаимном признании дипломов – оно было аннулировано, однако вновь вводится в действие по Вашингтонскому соглашению Вучич – Трамп от сентября 2020 года. Все указанное подтверждает один тезис: не Тадич лучше Вучича, а Вучич еще хуже Тадича.
Соглашение о границе было введено в действие в декабре 2012 г. – после прихода к власти команды Вучича (весной 2012 г. на президентских выборах победил Томислав Николич, но теневой фигурой, которая буквально «выехала на горбу» Николича, был Александр Вучич – ставленник Микки Ракича, главы кабинета Бориса Тадича и главной американской креатуры в Сербии). В апреле 2013 г. Ивица Дачич и Александр Вучич, как мы указали ранее, подписали Брюссельское соглашение. До сегодняшнего дня сепаратисты Приштины получили именно от Вучича, а не от Тадича, следующие элементы:

1) важнейшие атрибуты государственности в виде границы и таможни;
2) с ноября 2013 г. выборы в Косово и Метохии проводятся исключительно по законам «Республики Косовы»;
3) Приштина получила собственный международный телефонный код +383;
4) к сепаратистам перешел главный в крае горно-металлургический комбинат «Трепча» (весна 2019 г. Это было бы невозможно без предварительного допуска Приштины на север края.);
5) в конце 2020 г. «Косова» обрела собственную энергосистему и, соответственно, энергетическую независимость;
6) право албанцев въезжать в Сербию только по личным картам, а не по международным паспортам (конец 2020 г.);
7) Белград оказывает давление на сербов, требуя от них получать паспорта и автомобильные номера «Республики Косовы»;
8) Вучич развивает инициативу «мини-Шенген» – проект, открыто связанный со строительством Великой Албании, так как автомагистрали Белград – Приштина — Драч с 2015 г. присвоен статус наивысшего национального приоритета (это логистический путь для переброски самого сильного южного крыла НАТО с Адриатики вглубь континента);
9) по Вашингтонскому соглашению Вучич – Хоти от сентября 2020 г. Белград взял на себя обязательство построить, помимо указанной автомобильной, еще и железнодорожную трассу до Адриатики (железная дорога Ниш – Приштина – Драч), что означает полный доступ НАТО к глубинной территории Балкан, т. е. к Вардарско-моравской долине, связующему звену Азии с Европой. Заключение Вашингтонского соглашения позволило албанскому премьер-министру Эди Раме утверждать, что оно позволит превратить порт Драч в косовский порт;
10) по Вашингтонскому соглашению в руках Приштины оказалась последняя, ранее недоступная цель – озеро Газиводе и с ним вся энергосистема края;
11) Белград создал свою альтернативную партию косовских сербов «Сербский список», которая стала фракцией «косовского парламента, в 2017 г. поддержавшей избрание Рамуша Харадиная в качестве премьера;
12) в целом за время президентства Вучича с 2017 г. формально «Косова» создала и успешно развивает свою армию.
Таким образом, при действующем президенте сепаратисты обрели ключевые атрибуты государственности: территорию, границы, армию. Власть Александра Вучича за шесть лет ничего не предприняла для возвращения 250 тыс. изгнанных из Косово и Метохии сербов.
По сравнению с политикой сербского президента албанская сторона предстает недосягаемой громадой-государственником, которая, получив от сербской стороны все атрибуты государственности, кроме последнего – членства в ООН, с трудолюбием муравья неустанно продолжает институциональное оформление своего «государства» на сербской территории.
Следующим логичным вопросом, даже не ставя вопрос о смысле европейской интеграции для Сербии, поскольку это самостоятельный выбор государства, которое может и должно само определять свой внешнеполитический выбор, является увязывание европейской интеграции и признание Сербией независимости Косово. Почему эта связка вообще существует?
Дело в том, что сербская власть при Борисе Тадиче в 2008 г. заключила с ЕС Соглашение о стабилизации и присоединении (ССП). Оно вступило в силу в сентябре 2013 г. Глава III «Региональное сотрудничество» в ст. 15 ССП под названием «Сотрудничество с другими государствами, которые подписали Соглашение о стабилизации и присоединении» говорит о политическом диалоге, установлении зоны свободной торговли, взаимных концессиях, сотрудничестве в разных сферах, прежде всего в области правосудия и внутренних дел. «Сербия должна начать подобные переговоры с остальными государствами региона, когда эти государства подпишут Соглашение о стабилизации и присоединении». То есть ст. 15 ССП обязывает Сербию установить региональное сотрудничество с государствами, заключившими ССП до нее и после нее. Косово в 2015 г. уже заключило с ЕС свое собственное ССП (со стороны ЕС оно заключается только с независимыми государствами, хотя из-за пяти членов ЕС, не признавших Косово, его статус не определяется прямо). Несмотря на неопределенность статуса, поскольку нет иных указаний, оно по умолчанию является государством, заключившим ССП после Сербии. Сербия, подписав и ратифицировав ССП, приняла на себя обязательство рассматривать Косово как государство. Тот факт, что пока ССП остается в силе, никакого «давления» на сербскую власть не существует, является откровенной ложью, которая скрывает международные обязательства Сербии, не выполнять которые она не может.
Итак, Александр Вучич за все время своего пребывания у власти не пошел на разрыв юридически несостоятельного договора, который является главной опорой Запада в косовской проблеме. Это не «Запад давит», а власть остается приверженной соглашению, не позволяющему трактовать Косово и Метохию как часть сербского государства.
Далее необходимо ответить на вопрос: почему сербский президент в ходе переговорного процесса так настаивает на формировании Ассоциации сербских общин согласно Брюссельскому соглашению? Причем формирование АСО – это единственное, что конкретно известно относительно его намерений по косовскому вопросу. В остальном его официальная программа (платформа, план и т. д.) решения косовского вопроса никогда не была представлена ни правительству, ни парламенту.
Дело в том, что Ассоциации сербских общин уготована роль прикрытия: ее создание должно стать «фиговым листком», который замаскирует сдачу Вучичем Косово и Метохии. Первоначально копья ломались вокруг предоставления АСО законодательных полномочий. Однако столь фэнтезийные устремления сербской власти, мечтающей вынудить Приштину обеспечить прикрытие своей полной капитуляции, сепаратистами были пресечены. «Косовский парламент» не допустил попыток создания на «своей» территории инонациональных объединений, облеченных законодательными полномочиями, пусть и на местном уровне. Кроме того, «Конституция Косовы» не предусматривает возможности создания автономии – лишь органов местного самоуправления, а «косовское законодательство» содержит только два уровня децентрализации – город и община. Общины могут объединяться в ассоциации, что уже реализовано в полной мере. Новая ассоциация сербских общин, предназначенная для решения тех же вопросов местного самоуправления, что уже решают ассоциации косовских общин, вносила бы только дополнительный хаос, причем не принося никакой пользы самим сербам, поскольку ее решения зависели бы от «косовских властей» и «косовского законодательства».
Далее битва Вучича за «фиговый листок» разгорелась в связи с предоставлением АСО хотя бы исполнительных полномочий. В этом случае ситуация выглядит откровенно комично, поскольку полномочия ассоциации сводились бы к решению локальных вопросов, по сути, дублируя полномочия жилищно-коммунального управления. Это столь незначительная мелочь, что на этот компромисс готовы согласиться как Брюссель, так и Приштина.
Таким образом, громогласный «компромисс» выглядит именно как готовность согласиться с созданием структуры, дублирующей функционал жилищно-коммунального управления. Однако и этот симулякр, скорее всего, будет существовать лишь на бумаге, поскольку кто и на каком основании сможет проверять его работу после полного оформления независимости «Косовы»? В любом случае создание АСО призвано лишь скрыть тот неприглядный факт, что сербы становятся нацменьшинством, применительно к которому расписываются их права именно как нацменьшинства. Это означает закрепление перевода косовского вопроса из измерения суверенитета и территориальной целостности Сербии в плоскость защиты сербского нацменьшинства в другом государстве, причем защиты весьма незатейливой – в виде решения местных технических вопросов.
Но главным результатом «решения косовского вопроса» будет сокрушительный удар по международному праву и Ялтинско-Потсдамской системе международных отношений, гарантом которой как наследник Советского Союза является Российская Федерация. Если Сербия признает сепаратистскую власть, т. е. согласится с изъятием части своей территории (как вариант – согласие на предоставление Приштине членства в ООН без официального признания), то соглашение подобного рода станет беспрецедентным явлением во всей мировой послевоенной истории. Это будет демонстративное закрепление результатов военной агрессии, развернутой силами НАТО против суверенного государства. Одностороннее применение силы (без санкции СБ ООН) одного государства против другого по все еще действующему Уставу ООН является преступлением против мира и против человечности, не имеющим срока давности. Весь существующий международно-правовой порядок был создан именно ради препятствования подобным действиям – одностороннему применению силы. Устав ООН однозначно запрещает легализацию результатов военной агрессии. Поэтому перед проведением переговоров ситуация в конфликтной зоне сначала должна вернуться на позиции статус-кво. О чем в нашем случае гласит Резолюция СБ ООН № 1244, в которой говорится о возвращении части военного и полицейского контингента Сербии в Косово при соблюдении главного условия — территориальной целостности Сербии, составной частью которой являются Косово и Метохия. Однако вместо этого хитрыми уловками переговорный процесс превращается в инструмент нивелирования сербской позиции и обеспечения международной поддержки сепаратистов, Резолюция № 1244 реализуется лишь в плане проведения этого переговорного процесса, а не реализации ее положений, конечная цель переговоров Белграда и Приштины – придание законности результатам военной агрессии НАТО.

"Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter."

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Анна Филимонова
Косовары точат ножи
В то время как сепаратистская Приштина укрепляет рубежи, Белград сдает позиции
19.08.2021
«Братская подножка»?
Провучичевское лобби в РФ подрывает позицию РФ и идет впереди Запада и албанцев
03.03.2021
Все статьи Анна Филимонова
Косово
Снова Косово
На пороховой бочке
29.09.2021
«Россия не занимается продвижением своей культуры»
Беседа с профессором Зораном Милошевичем
29.09.2021
«Пора предпринять энергичный нажим на администрацию в Приштине»
По словам Марии Захаровой, натовские Силы для Косово и Миссия ЕС в области верховенства закона имеют необходимые мандаты, чтобы воспрепятствовать беззаконию в сербском крае
28.09.2021
Север Косово – президента Вучича пробуют на прочность
Фрагмент большой геополитической игры
24.09.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Царство ближних
Новый комментарий от Полтораки
14.10.2021 10:01
Будущее России – розовый ГогаМагог?
Новый комментарий от учитель
14.10.2021 09:08
Странные инициативы ОВЦС в Ватикане
Новый комментарий от E.O.
14.10.2021 08:48
Зачем России феминизм?
Новый комментарий от Калужанин
14.10.2021 08:22
Футуристия Владислава Суркова
Новый комментарий от учитель
14.10.2021 06:51
Антиваксеры как пособники мировой закулисы
Новый комментарий от Русский Сталинист
14.10.2021 06:29