Косово и Метохия в 1999-2008 годах

Часть IV

Источник: Самовар

 

Янки в Косово

Американцы обустраивались в Космете очень основательно, как самые настоящие новые хозяева региона. Так, в секторе KFOR Соединенных Штатов (под Урошевцем) сразу же появилась военная база Camp Bondsteel. Ее строительством занимались 9-й инженерный батальон Армии США и частная военная компания Kellogg Brown&Root (KBR).

Напомним, что до 2007 года KBR входила в структуру американской транснациональной корпорации Halliburton вице-президента Соединенных Штатов Дика Чейни. И именно KBR достались контракты с Пентагоном на тыловое обеспечение сил США и НАТО на Балканах и, в частности, в Космете.

На военной базе Camp Bondsteel под Урошевцем был дислоцирован штаб объединенной группы американского контингента Task Force Falcon (Оперативнная группа «Сокол»), сформированной 9 июня 1999 года под командованием бригадного генерала Банца Джона Крэддока на основе Оперативнной групы Армии США Task Force Hawk (Оперативнная группа «Ястреб»).

Последняя действовала в Албании с марта по июнь 1999 года с целью оказания дополнительной поддержки операции НАТО против югославского правительства, пока из Косово не были выведены Армия Югославии и сербская полиция.

После того, как Оперативнная группа «Сокол» укрепилась на военной базе Camp Bondsteel под Урошевцем, подразделения американской 82-й воздушно-десантной дивизии заняли Гниланы («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Согласно информации, опубликованной 29 апреля 2001 года в британской газете Independent, военная база Camp Bondsteel была передана американцам в аренду на 75 лет. И предназначена для размещения около 6 тыс. военнослужащих.

Однако в действительности она рассчитана на дислокацию нескольких десятков тысяч военных и обслуживающего персонала.

Достаточно сказать, что на ее территории построено порядка 300 зданий и проложено 25 км дорог («Косово-цырна рупа Европе». Умберто Томази, Мариjело Каталдо. «Auto Рress». Београд. 2005).

При этом ни в бюджет Сербии, ни в закрома Косово оплаты за эксплуатацию военной базы не поступало.

По крайней мере, так утверждал в 2000-м лидер политического движения косовских албанцев «Самоопределение» Альбин Курти в разговоре с немецким журналистом Хансом Хофбауэром («Eksperiment Kosovo: povratak kolonializma». Hannes Hofbauer. «Albatros Plus». Beograd. 2000 — Hannes Hofbauer. “Experiment Kosovo: Die rück kehr des kolonialismus”).

Между тем, в тюрьме Camp Bondsteel, по данным Хофбауэра, содержались не только пленные участники Югославских войн 1991-2001 годов, но и боевики, захваченные американцами в Афганистане.

Под внешним управлением

Численность контингента KFOR непосредственно в Косово и Метохии достигала в 1999 году 42,5 тыс. военнослужащих. В то же время в Албании и Македонии было дислоцировано еще 7,5 тыс. «миротворцев» Kosovo Force.

В состав KFOR входили подразделения НАТО из Канады, Чехии, Дании, Франции, Германии, Греции, Венгрии, Исландии, Италии, Люксембурга, Румынии, Голландии, Норвегии, Польши, Португалии, Испании, Турции, Великобритании и США.

А также контингенты стран, тогда не входивших в НАТО: Аргентины, Австрии, Болгарии, Эстонии, Финляндии, Грузии, Ирландии, Иордании, Литвы, Марокко, Словакии, Словении, Швеции, Швейцарии, Украины и Объединенных Арабских Эмиратов.

Наибольшую численность при этом имели британские военнослужащие (около 13 тыс. человек), немецкие (8,5 тыс.), американские (7 тыс.), французские (7 тыс.), итальянские (5 тыс.), голландские (2 тыс.), украинские (1,3 тыс.) и испанские (1,2 тыс.).

Португальские военнослужащие KFOR под поcелком Клина в Косово в 1999 году

В октябре 1999 года руководство силами KFOR перешло от британского генерала Майкла Джексона немецкому генералу Клаусу Рейнхардту (Klaus Reinhardt) из «Объединенных наземных сил НАТО в Центральной Европе» (Allied Land Forces Central Europe, LANDCENT).

В апреле 2000-го Рейнхардта сменил командующий находящимся в оперативном подчинении НАТО тактическим соединением вооруженных сил Европейского союза Eurocorps («Европейский корпус», создан в мае 1992 года) испанский генерал-лейтенант Хуан Ортуно (Juan Ortuno). При этом Eurocorps.

А в октябре 2000-го KFOR возглавил итальянский генерал-лейтенант Карло Кабиджози (Carlo Cabigiosu), представлявший «Объединенные силы НАТО в Южной Европе» (Allied Forces Southern Europe, AFSOUTH).

Размещение КФОР по секторам в Косово. Источник: «Вооруженные конфликты на территории бывшей Югославии (1991–2001 гг.)». Полковник А.В. Гирин, О.В. Валецкий. Монография. Под редакцией кандидата военных наук, доцента генерала-майора Б.В. Суворова. Смоленск. ВА ВПВО ВС РФ. 2011 г.

В состав KFOR вошло пять «многонациональных» бригад: «Центр» – под командованием британцев (со штаб-квартирой в Приштине), «Восток» – под американским (в Урошевце), «Север» – под французским (в Косовской Митровице), «Юг» – под немецким (в Призрене), «Запад» – под итальянским (в Печи).

Гражданское управление автономным краем Косово и Метохия было передано Переходной Администрации Организации Объединенных Наций – UNMIK (United Nations Interim Administration Mission in Kosovo), которая была создана 12 июля 1999 года по решению генерального секретаря ООН Кофи Аннана.

«Добрый доктор» во главе UNMIK

15 июля Аннан назначил особым представителем ООН по Косово и главой Переходной Администрации Космета французского врача Бернара Кушнера – потомка эмигрантов из Латвии.

Личность этого человека весьма неоднозначна, и, поскольку он сыграл не последнюю роль в дальнейшей судьбе Косово и Метохии, остановимся на нем поподробнее.

Дед Бернара, латвийский врач Сэмюэль Кушнер, эмигрировал во Францию еще в 1908 году. Там он женился и у него родился сын – Георг, который стал врачом французским. И отцом Бернара Кушнера, который пошел по стопам отца и деда.

Во время Второй мировой войны дед и бабушка Бернара погибли в Освенциме.

А сам он после войны стал врачом. В конце 1960-х работал сотрудником «Красного Креста». В 1971-м выступил одним из основателей организации «Врачи без границ». В 1980-м создал собственную структуру – «Врачи мира».

В начале 1990-х Бернар Кушнер дослужился до должности министра здравоохранения Франции, а впоследствии (в 2007-2010 годах) и до министра иностранных дел.

Еще в конце 1980-х Кушнер опубликовал книгу «Обязанность вмешаться», в которой высказал свое мнение, что демократические страны имеют полное право вмешиваться в дела суверенных государств, если речь идет о защите прав человека.

Правда, мировоззрение Бернара, по-видимому, было очень своеобразным. Поэтому и права человека он понимал как-то совсем по-особому.

Например, будучи министром здравоохранения Франции и врачом, который, очевидно, приносил и клятву Гиппократа, Кушнер открыто выступил как сторонник эвтаназии.

Противопоставив таким образом свое мнение не только позиции французского правительства, но и собственно самому понятию «права человека».

И даже публично признался, что самолично и совершенно осознанно отнимал у обреченных на смерть людей жизнь, работая врачом в Южном Вьетнаме и Ливане.

А в 2009 году французский журналист Пьер Пеан, специализирующийся на расследованиях политических скандалов (с 1975 года он опубликовал на эту тему 25 трудов), представил свою очередную книгу – «Мир по К» («Мир по Кушнеру»).

В ней Пеан представил факты и доказательства, раскрывающие причастность Бернара Кушнера к громким аферам в Африке и в Космете.

Что, в общем-то, ни для кого не стало большим открытием, по крайней мере, на Балканах. Дело в том, что именно в 1999 году были зафиксированы первые массовые инциденты по торговле человеческими органами, «изъятыми» боевиками UÇK у похищенных ими жителей Косово и Метохии.

Прежде всего, у сербов и цыган, а также албанцев, нелояльных одному из ключевых полевых командиров UÇK Хашиму Тачи, впоследствии ставшему премьер-министром Косово, потом – министром иностранных дел, а затем (с апреля 2016 года) и президентом.

В 2000-х эта тенденция, после некоторой трансформации, получила свое продолжение

– в клиниках Косово и Метохии были зафиксированы массовые случаи незаконной трансплантации человеческих органов.

На Балканах и даже в Западной Европе (не говоря уже о Сербии и России), до сих пор многие уверены, что боевики UÇK (впоследствии они же – руководители Косово), а также политические лидеры Албании были вовлечены в торговлю человеческими органами именно с благословения «доброго доктора», возглавлявшего UNMIK, – Бернарда Кушнера.

И действительно, в косовской трагедии потомственный врач почему-то отказался от какой бы то ни было объективности и открыто принял сторону албанцев.

В частности, в ходе посещения косовского села Дони-Преказ 25 августа 1999 года Кушнер не стесняясь заявил, что, если бы существовала «Нобелевская награда за свободу», то ею должен был бы быть награжден Адем Яшари (родился в этом селе).

Слева направо Хашим Тачи, Бернар Кушнер, британский генерал Майкл Джексон, Агим Чеку и американский генерал Весли Кларк.

Напомним, что Яшари – ярый албанский националист, один из основателей, идеологов и ведущих командиров UÇK, выступавший за образование Великой Албании.

С 1991 года он активно занимался диверсионной деятельностью в Космете, мародерством и убийством сербов, включая военных Армии Югославии и сербской полиции. И был уничтожен в ходе антитеррористической операции в марте 1998 года.

Но вернемся к Кушнеру – после того, как он возглавил UNMIK, Косово и Метохия оказалась на финишной прямой к независимости от Сербии, которую албанцы провозгласили в феврале 2008 года.

И, кстати, без всякого учета каких-либо «прав человека» относительно косовских сербов и сербов вообще.

CivilMilitary Operations

Новая государственность Косово и Метохии стала, по сути, результатом так называемых гражданско-военных операций (Civil-Military Operations, CMO) Соединенных Штатов, в соответствии с которыми вооруженные силы и спецслужбы США ведут «миротворческую» деятельность совместно с некими гражданскими организациями.

В данном случае осуществлялось гражданско-военное взаимодействие (civil—military cooperation, CIMIC) между армией США, соединениями НАТО и силами ООН.

Штаб KFOR в рамках операций CMO обеспечивал синхронизацию действий гражданских организаций и «многонациональных» бригад в соответствии с планом НАТО OPLAN 31402.

Этот план обязал силы KFOR поддерживать действия администрации UNMIK в области строительства, гуманитарной помощи, гражданского управления и экономической реконструкции.

Так, в каждом секторе (многонациональной бригаде) еженедельно проводились совместные встречи (Joint Security Committee, JSC) представителей KFOR и UNMIK по вопросам безопасности («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Поддержкой должны были пользоваться все международные (international organizations, IO) и негосударственные организации (non—governmental organizations, NGO).

Притом, что приоритет имели представители Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (United Nations High Commissioner for Refugees, UNHCR,U.N.), UNMIK, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, Organization for Security and Co—operation in Europe, OSCE) и Европейского союза (EU).

В сентябре 2000-го в Космете действовало 650 различных международных организаций, в том числе NGO и «волонтерских» – private voluntary organizations, PVO («The Operational Art of Civil—Military Operations: Promoting Unity of Effort». Christopher Holshek. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Так, летом 2000 года командир 411 батальона «гражданской администрации» (Civil Affairs) считал, что CMO-операции должны быть частью процесса военного планирования.

При этом, такие операции должны проводится как для поддержки войск, так и политических процессов в гражданской среде («The Operational Art of Civil-Military Operations: Promoting Unity of Effort» Christopher Holshek. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Повседневная работа американских военных пропагандистов в Косово.Фото Архив Джордже Бойович

Армия США в данном случае привлекла из состава командования гражданской администрации и психологических операций (U.S. Army Civil Affairs and Psychological, USACAPOC) так называемые батальоны гражданской администрации (civil affairs, СА) и батальоны психологических операций – Psychological operations, PSYOP («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

В секторе «Восток» действовали 411 и 443 батальоны CA и 315 рота PSYOP резерва армии США, тогда как немецкий контингент в секторе «Юг» сформировал особую группу гражданской администрации – CIMIC Task Force («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

В ходе войны в Косово в штабах ARRC (Allied Rapid Reaction Corps) НАТО и KFOR состава первой ротации находилось больше двух десятков офицеров командования гражданской администрации USACAPOC.

В дальнейшем их число постоянно уменьшалось («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Представители этого руководства, помимо штаба командования в США, имели поддержку подразделения специальных операций в Европе SOCEUR (Special Operations Command, Europe) в германском Штутгарте.

Дислокация штабов UNMIK в Приштине и Косовской Митровице. Источник Википедия

Вопросы подержания порядка KFOR частично передал созданной UNMIK полиции – United Nations Mission in Kosovo Police Force (UNMIK-P), в которую были командированы в рамках мандата ООН около тысячи полицейских из различных стран.

Первые из них прибыли в Космет 27-го июня 1999 года из миссии в Боснии и Герцеговины.

Полиция UNMIK. Фото Архив Джордже Бойович

В составе полиции UNMIK имелись подразделения полиции пограничной, а также специального и общего назначения. («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Под контролем UNMIK-P в Приштине находилось пять зон, в которых международная полиция имела в подчинении группы сотрудников, созданных из местных кадров Косовской полицейской службы KPS (Kosovo Police Service).

Набор в KPS проводился под контролем UNMIK и ОБСЕ. Последняя организовала школу подготовки полицейских – Kosovo Police Service School («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Первые совместные патрули KFOR и UNMIKP начали выходить в дозор после 9 августа 1999 года. А к концу октября число международных сотрудников UNMIK-P достигло 4,7 тыс. человек («Law and Order in Kosovo: A Look at Criminal Justice During the First Year of Operation Joint Guardian». CPT Alton L. Gwaltney, III. Center for Law and Military Operations. «Lessons from Kosovo : KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program.2002).

Совместная операция американских военнослужащих из состава KFOR и UNMIK в Косовской Митровице. Фото Архив Джордже Бойович

Военнослужащие KFOR имели полномочия арестовывать всех, кто попадал под подозрение UNMIK-P. Как и местных жителей, которые, по мнению командования KFOR, могли представлять опасность. А также могли самостоятельно организовывать оперативно-розыскные мероприятия.

Наиболее активно подобные мероприятия проводили в Косово итальянские карабинеры, для которых осуществлявшие подобных задач было вполне привычно, что нельзя сказать об американских войсках.

Карабинер из состава миротворческого контингента KFOR досматривает машину. Фото Архив Джордже Бойович

Также в многонациональной бригаде «Восток» было создано подразделение специального назначения Multinational Specialized Unit (MSU), состоявшее из итальянских карабинеров и эстонских военнослужащих.

Его задача заключалась в проведении антикриминальных и антитеррористических операций, устранение беспорядков и сбор разведывательной информации. Важную роль в их работе играли сербские и албанские переводчики.

Ключевым способом разведки в Косово был практикуемых сотрудниками НАТО метод HUMINT (human intelligence), предполагающий сбор данных при помощи непосредственного контакта с людьми.

Типичные мероприятия HUMINT состоят из допросов и бесед с лицами, имеющими доступ к информации. И предполагает проведение оперативно-розыскных операций («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

В составе Task Force Falcon была даже введена специальная должность офицера G2X, координировавшего ведение разведки HUMINT Тактической группы «Сокол» с подразделением американского контингента HOC (HUMINT Operations Cell).

Что позволяло объединить все направления данного типа разведки – от тактического до «национального» («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Военнослужаший американского KFOR арестовывает местного жителя. Фото Архив Джордже Бойович

Помимо этого, для сбора разведывательных данных KFOR широко использовал беспилотные летательные аппараты (БПЛА) Hunter и Predator.

Они применялись, в частности, в ходе вооруженных столкновений албанских боевиков с сербскими армией и полицией за пределами Косово и Метохии – в соседней Прешевской долине, находящейся на территории Южной Сербии.

Кроме того, KFOR активно пользовалась авиационными системами США и НАТО – U-2, AWACS, P-3, RC-135 и Guardrail, наземными радарами REMBASS, видеокамерами и системами перехвата голоса LLVI (Low Level Voice Intercept), установленными на вертолетах, а также иными средствами технической и радиоэлектронной разведки.

Для противодействия криминалу и терроризму в рамках американского контингента KFOR была создана собственная группа военной полиции и расследований – 793-й Военный Полицейский Батальон – Task Force Falcon Military Police and Criminal Investigation, 793rd Military Police Battalion («Law and Order in Kosovo: A Look at Criminal Justice During the First Year of Operation Joint Guardian». CPT Alton L. Gwaltney, III. Center for Law and Military Operations. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Он действовал в Космете в июне-декабре 1999 года, затем – с ноября 2000-го по май 2001-го, далее – с октября 2002-го по август 2003 года.

Военнослужащие, определяемые в состав этой группы, проходили краткосрочную подготовку ведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий («Law and Order in Kosovo: A Look at Criminal Justice During the First Year of Operation Joint Guardian». CPT Alton L. Gwaltney, III. Center for Law and Military Operations. «Lessons from Kosovo : KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

При необходимости группа получала поддержку артиллерии, ведшую огонь осветительными снарядами, а также подразделений CA и PSYOP.

Арестованные полицейским батальоном сопровождались на американскую военную базу Camp Bondsteel, в «полевую тюрьму». В июне 1999-го в ней было 48 мест, а всего через год их количество увеличилось уже до 130.

Арестованные сербы в базе Camp Bondsteel.

Согласно приказу командования KFOR, после обработки военно-следственными органами (Judge Advocates of Task Force Falcon) в соответствии с процедурами Чрезвычайной юридической системы Emergency Judicial System (EJS), разработанным на основе военно-юридических норм армии США (Uniform Code of Military Justice), заведенные дела передавались местным органам исполнения наказания.

А затем и судебным инстанциям, созданным в Косово. До 2002 года благодаря этой работе было осуждено в общей сложности порядка 1,5 тыс. человек («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Тактика «подставы»

За исключением американского и британского, остальные контингенты KFOR вели себя в Космете, как правило, относительно нейтрально. Они действительно разоружали всех – как сербов, так и албанцев – никому конкретно не отдавая каких-либо предпочтений.

А в том, что UÇK было предоставлено целых три месяца для разоружения, а соответственно – три месяца беспрепятственного использования имеющегося у албанских боевиков оружия, были виноваты исключительно европейские и американские политики.

Хотя, нельзя исключать, что сделано это было совершенно осознанно.

Между тем, боевики UÇK использовали это оружие не только для уничтожения сербов, но и весьма активно применяли его против войск KFOR.

В итоге только до октября 1999 года албанцы нанесли международным «миротворцам» достаточно весомые потери, убив и ранив десятки военнослужащих KFOR.

Однако боевики UÇK успешно использовали тактику «подставы», применять которую без негласного взаимодействия с некоторыми командирами «миротворцев» было бы просто невозможно.

Так, албанские боевики организовывали атаки на сербов с применением пулеметов, гранатометов и минометов. А когда сербы, защищаясь, открывали ответный огонь, появлялись подразделения KFOR. И дело заканчивалось разоружением сербов.

Таким образом, хотя KFOR и UÇK как бы и не имели прямого взаимодействия, но делали они одно и то же дело.

Боевики UÇK по возможности уничтожали сербов на месте. А «миротворцы» KFOR отправляли сербов в тюрьмы даже по анонимным заявлениям албанцев. Не говоря уже о применении тактики «подставы».

Миротворцы-военные просто выполняли приказы, которые им спускали политики сверху.

А политические цели определяла администрация UNMIK, а не правительства, стоящие за воинскими контингентами, направленными в рамках KFOR для решения косовского конфликта.

Впрочем, даже нужды собственно KFOR не особо интересовали UNMIK, ибо именно последняя организация командовала первой, а не наоборот.

Конечно, KFOR тесно сотрудничал с наблюдателями Совета Европы – Council of Europe (COE) и с департаментом ООН по беженцам (UNHCR).

Однако специалисты KFOR часто оказывались в ситуации, когда должны были выполнять обязанности сотрудников, действующих на начальной фазе UNMIK, что представляло определенные сложности даже для хорошо подготовленных офицеров гражданской администрации CIMIC.

План по установлению гражданской администрации KFOR (CIMIC campaign plan) так и не был осуществлен в ходе первой полугодовой ротации сил Kosovo Force. И даже в конце 2000 года многие офицеры CIMIC толком и не представляли, что именно предполагает этот план.

Проблему составляла ротация (раз в полгода) американских военнослужащих CIMIC, тогда как контингенты скандинавских стран (обновлявшиеся ежегодно) находились в лучшем положении в отношении области «гражданской администрации» («The Operational Art of Civil-Military Operations: Promoting Unity of Effort» Christopher Holshek. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Ротация финского контингента KFOR

Были созданы CIMIC-центры в зоне ответственности каждой «многонациональной» бригады MNB, обеспечивавшие сотрудничество с международными организациями и местным населением.

Так, такой центр в зоне ответственности бригады «Север», руководимой французским военным командованием, достигала 80 человек.

Также были созданы гражданско-военные центры CMOC (civil-military operations centers), обеспечивающие полный цикл планирования «гражданских операций» и сотрудничество KFOR и UNMIK. В отличие от CIMIC-центров, являвшихся, скорее, центрами по оперативному управлению.

При этом французский контингент постоянно подвергался критике из-за отсутствия желания защищать интересы албанцев в секторе «Север» («The Operational Art of Civil—Military Operations: Promoting Unity of Effort» Christopher Holshek. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

Капитан французского контингента KFOR ведет сбор вещественных доказательств на месте взрыва взрывного устройства в сербской общины Звечаны в Косово. Фотоархив Джордже Бойович

В зоне ответственности «многонациональной» бригады «Запад», находившейся под командованием итальянского контингента, оказалось 40 CIMIC-офицеров.

При этом итальянские «миротворцы» действовали гораздо более активно и широко, чем другие подразделения KFOR – как в зоне бригады «Запад», так и по всему Косово («The Operational Art of Civil-Military Operations: Promoting Unity of Effort» Christopher Holshek. «Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002).

В 2000 году в зоне ответственности «многонациональной» бригады «Юг», находившейся под командованием немецкого контингента, было около 100 CIMIC-офицеров и солдат, тогда как бригада «Восток», оказавшаяся под контролем американского контингента KFOR, насчитывала лишь 60 CA-военнослужащих, в том числе и сотрудников CIMIC.

В 1999-м численность KFOR достигала 50 тыс. военнослужащих, тогда как в 2008-м, ко времени провозглашения независимости Косово, она не превышала и 16,5 тыс. человек.

Военнослужащие чешского контингента KFOR в Косово. Фото Сайт Министерства обороны Чехии http://www.army.cz/

И, наконец, командованием KFOR был создан так называемый «Косовский оборонительный корпус» (Kosovo Protection Corpus) или TMP (Trupat Mbrojtese te Kosoves).

Появился он в соответствии с приказом Бернара Кушнера, подписанным 20 сентября 1999 года.

Согласно этому указу, численность корпуса определялась в 5052 служащих, из которых 3032 было в активном, а 2000 в резервном составе.

Эмблема TMP (Trupat Mbrojtese te Kosoves)

В его задачи входила борьба с последствиями природных и технических катастроф, задачи по поиску и спасению, восстановлению инфраструктуры и работа по разминированию.

По большому счету, в перечень данных задач Кушнер мог вписать что угодно, вплоть до спасения утопающих и выращивания орхидей.

Суть оставалась прежней. В том, что это было воинская организация с чинами, дисциплиной, учебно-боевой подготовкой и, естественно, оружием, в которую принимались лишь бойцы UÇK (по соглашению командующего албанскими боевиками Агимом Чеку и главой KFOR Майкла Джексона), которые получили право не только носить форму и иметь при себе оружие, но и получать за это зарплату.

Штабу TMP были подчинены группы быстрого реагирования и охраны, инженерная и химическая защита, а также авиационная (вертолетная), медицинская и тыловая поддержка, система связи и учебный центр.

В том числе и шесть региональных групп. С центрами в Сербице (командир Сами Люштаку), в Призрене (Рамуш Харадинай), в Джаковице (Гзим Остреми), в Косовской Митровице (Рахман Рама), в Приштине (Рустем Мустафа) и в Гниланах (Шукри Буя).

В действительности каждая из этих групп имела неопределенную специализацию. Но на практике представляла собой отряды албанских боевиков.

Служащий Косовского оборонительного корпуса в парадной форме и со знаменем.

Впрочем, определенная часть личного состава TMP избегала даже появляться на службе. А в рядах корпуса процветала коррупция («Lessons from Kosovo: KFOR experience». Larry Wentz Contributing Editor. DoD Command and Control Research Program. 2002. «Kosovo’s Political Evolution»).

Тем не менее как раз благодаря этому корпусу в Косово и Метохии был сохранен костяк руководства UÇK.

Определить точное число лиц, привлеченных к деятельности корпуса, теперь совершенно невозможно. Тем более, что албанское общество закрыто для посторонних клановой системой отношений.

Между тем, не секрет, что учебные центры корпуса обеспечивали постоянный приток свежих кадров из молодежи, а заодно и подготовку специалистов для участия в новых войнах, развязанных UÇK в Южной Сербии и Македонии.

Следует учитывать, что в местную, созданную усилиями UNMIK полицию, боевики UÇK интегрировались в значительном количестве.

А, опробованная в Боснии и Герцеговине политика по «очистке» полиции от «военных» кадров, в Косово и Метохии успеха не имела.

Командование UÇK списки своих бойцов никому, естественно, не предоставляла. А после войны 1999 года, албанцы могли выписывать себе документы на любое имя и фамилию. Тем более, что албанская мафия производство документов поставила на конвейер.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Олег Валецкий:
Все статьи автора
"Косово"
На Белград пытаются навесить ярлык «источника зла»
В МИД России отметили, что в Балканском регионе продолжает культивироваться предвзятый политизированный подход к событиям периода югославского конфликта 1990-х годов
26.05.2020
Поздравления из Косово и Метохии
И воспоминания о «добром русском игумене»
18.05.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Сталин так и останется «неизвестным главнокомандующим»?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-06-05 18:53
От ударов по хребту Церковь расправляет плечи
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-06-05 18:06
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-06-05 17:56
О планах построения «социализма» путем евгеники и сокращения рождаемости
Новый комментарий от Советский недобиток
2020-06-05 17:34
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Сергей Абачиев
2020-06-05 17:01
Муниципалы хотят сорвать голосование по поправкам в Конституцию
Новый комментарий от Александр Волков
2020-06-05 17:00
Не ожидал
Новый комментарий от Советский недобиток
2020-06-05 17:00