«И плакать нужно выучиться, пока не поздно»

О книге Алексея Шорохова «Бранная слава»

Освободительный поход Русской армии на Украину 
0
103
Время на чтение 7 минут

Выискался ещё один повод себя уязвить: не верил, что наше колено может встать на приступку, с которой услышали, разглядели и поняли великих лейтенантов. Я вообще верить во что-либо после 1991-го года отказываюсь, потому что сбылась уже с нами наша страшная сказка, запалила пожарище, и осталось после оного громаднейшее пепелище, и теперь если и есть что-то трогающее меня в отечественной словесности, то оплакивание жертв этой проклятой сказки.

Тут бы и сделать ремарку: к чему нашей стране литература, если в ней оплакивать разучились? Лейтенанты умели, «деревенщики» умели, а мы – никак. Сухие, издёрганные, каждый в своё упёрся, и ни с места. Любви элементарной, жалостливой, слезливой к обычному человеку, ближнему своему после «рыночных преобразований» сделалось так мало, что вместо «Царю небесный, Утешителю души истинный» воют у нас дурными голосами Бог знает что – да кто ж вас будет слушать?

Но есть же и тут, рядом, и люди, и друзья, наконец. Не сдавшиеся, пытающиеся ещё из этой экзистенциальной безнадёжности («бросили и забыли») как-то вырулить. Видишь порой со своей болотной тропы, с остатков твёрдого полотна, как неистово газуют, вертят баранку, и летит из-под колёс всякое не приведи, Господи, что.

Случилась тут и война.

Не со всеми, но с теми, кто буквально сорвался в неё, как в тридцатые правдами и неправдами в «республиканскую Испанию», она разразилась для того, чтобы испытать поколение на состоятельность, не подтверждённую ещё пока ну ровно ничем.

Кто герой Алексея Шорохова? Юноша с двумя высшими образованиями, из определённой ему не «судьбой» участи «фарисея-книжника» прорвавшийся к правде. И этот самый «прыжок веры» в Москве осуществляется только через пункт на улице Яблочкова. Кто был, тот знает.

***

Мы тут за тридцать лет все стали немного игрушками, и в игрушки свои заигрались, конечно. Мотивы вселенской заброшенности – ладно, социальное неустройство беднейших слоёв населения в богатейшей стране мира – тоже ничего, если взяться с умом, лишь бы не усесться за иностранный государственный заказ освещать по мере сил проблемы половой, простите, идентификации, за которые так щедро платят и наши, и не наши, что хватает на выезд вон, если кому-то такое прельстительно и желательно.

Темы действительно долго не было.

Миролюбцы-гуманисты тут же завопят – и хорошо, и отлично, что не было! Уж не словесники ли из числа ястребов подтолкнули эту войну, уж не вы ли хотели кровопролития так, что оно, в конце концов, покатилось? Да нет, знаете ли, не мы этого хотели, а сторона противоположная, если уж вас интересуют нюансы геополитики. Пока в глуши начала века кисло не только поколение словесников, но вообще поколение в целом, пока в России с такой же кислой миной строили общество потребления всего и вся без малейших сдержек и противовесов, у нас под шумок отнимали и нашу, как принято обозначать, идентичность, а уж у «братьев» так и вовсе отобрали так, что они теперь со свастиками по обе стороны груди щеголяют.

Не мы подталкивали и торопили войну. Мы – подпирали треснувшую и валяющуюся на головы всему народу стену, криком кричали правителям о том, что стена вон треснула и валится, и как бы под собой не похоронила. И конечно же, опоздали.

Восемь лет массовых убийств, разгоревшихся сегодня до самой крупной «горячей точки» мира (хороша «точка» - на тысячу километров!) – то, с чем Алексей Шорохов сросся и как волонтёр, и как военкор, и как солдат, всеми доступными человеку средствами и ипостасями. Солдатское, конечно, первично, потому что отсчёт идёт именно от солдата, которому страшно поднять голову над бруствером. Это уже потом уже наслаиваются на его великий страх и великое же мужество всяческие лирические переживания прикомандированных, командированных на трое-пятеро суток с инспекторской проверкой или «литературно-музыкальным концертом». Эти в случае чего (прорыва обороны) могут отойти. Солдат не может.

Просыпаясь долгими зимними ночами в семидесятых и даже позже, фронтовики Великой войны не всегда сразу понимали, какой на дворе год. Секунду назад на глазах у них завалили самоходку Паши, и она – дымится, и какой-нибудь Саня или Толя, потому что Паша уже убит, ползёт из неё на одной руке, да ещё и горит на нём промасленный комбез, и надо скорее забросать ребят землёй, а ноги увязли, и лучше не смотреть, в чём. Или только что вывернувшая из пролеска «Пантера» извела половину батареи, и надо срочно прикрыть ребят, а патрон ПТР никак не замять в патронник, что-то заело, а ствол фрица уже наводится, ползёт, смотрит в упор. И пламя.

Фронтовикам Донбасской войны еще долго будет сниться надсадный рев «мопедов», и уже не самоходки, а сгоревшие «мотолыги» и Т-64 с отваленными башнями, расстрелянные с «мопедов» санитарные «буханки», срезанные деревья, раскиданные взрывами тела в «цифре», «мхе» и «мультикаме» с ленточками синими, зелёными, красными и белыми.

«Война выходит из человека лет за семь» - говорил какой-то мудрец в не слишком известном советском фильме. Ну уж дудки. Никуда выходить она из человека подобру-поздорову не собирается. Вырыв в человеке блиндаж, остаётся навеки, ибо билет она в один конец, и об этом книга Алексея, если кто не понял.

Физически можно вернуться, даже не слишком пострадав. Осколки вынимают или сразу, или ждут каких-то там благоприятных медицинских обстоятельств. Если что, можно даже на протезы встать, протезами ложку брать, а потом и более обстоятельные предметы. Душу не вернёшь. Война забирает её всю. Как пуля или осколок втягивает в себя все прежние годы, будто маленькая чёрная дыра. Омерзительная, ржавая от постоянного омовения живой человеческой кровью, искорёженная железяка в человеке сидит и отравляет его… Это и есть война, с которой приходится сродниться, облечь её своей плотью и словом, потому что вынуть её из себя ещё никому толком не удалось. Тем, кто не погиб, не надломился, уберёг в себе тонкую свечечку самого себя, уже не до вздохов об экзистенциальном пепелище. Меняется оптика.

Вот и у Алексея – иное зрение.

«Верующая она была по-новомосковски. То есть, с комфортом» - о доброволице, едва уцелевшей в передряге, но выбравшейся (боялся, что автор героиню погубит, потому что ситуация весьма тупиковая).

Там же, в «Жирафе»: «…прошли те времена, когда замполиты следили за нравственностью бойцов и командиров и верностью идеалам. Уже давно не было ни нравственности, ни идеалов» - который год уж пошёл, а мы всё сидим и ждём, что нам идеалы и нравственность политтехнологи придумают вместе с национальной идеей. Хорошо устроились. Или вот абзац:

«Такое ощущение, что так и задумано, чтобы к старости человек оставался один, как в младенчестве. С тою лишь разницей, что маленький человек радостно надувает розовые пузыри и сам верит в них, а в старости — с грустью смотрит, как они лопаются. Но должно же что-то оставаться, что не лопается? Собственно, ради чего и было всё это?»

На этот вопрос автор отвечает сюжетом полной видимой безнадёжности. Гибнет сын у глухой старухи, гибнет под нелепой кличкой «Узбек» русский человек, прошедший четыре войны, и большей тишины над заваленным трупами рубежом, откуда его даже выволочь не могут, в мире нет. Ни одна пустыня, ни океанская впадина такой тишины в себе не содержит, потому что тут ответа на вопрос «ради чего всё это» пока нет и не предвидится. «За Родину», «за други своя» - было и осталось, но почему именно у глухой старухи, за что персонально ей преподнесли, поди ответь. И ответ, если вообще он возможен, примерно такой: люди войны приносят себя в жертву, потому что иначе не могут, и судить их по законам «человеколюбия» и тем более варварской толерантности немыслимо и даже преступно.

Есть высшие смыслы, не доступные никому из пытающихся оседлать их лихим наскоком со школьной или студенческой скамьи, есть взросление человеческое и подчинение его более высоким и жёстким правилам, нежели в отрочестве. Свободы, в общем-то, не существует, куда ни глянь. Остаётся честь, которую на Руси давно уже научились приспосабливать под священный долг. И выходит, надо сказать, неплохо. Только вот цена…

Если бы не те, кто цементирует нацию, не дают ей развалиться и разойтись по соседним территориям, давно бы уже не было никаких русских людей. Ни единого. Была бы, может быть, где-нибудь на островах Зелёного Мыса некая цыганщина в красных шёлковых рубашках по субботам с гармошкой. Экзотическое племя, когда-то владевшее половиной планеты, ныне – «устар.», «вымерш.»

Страшно?

Если нет, можете заканчивать чтение.

Страшно, что, кроме солдат, защитить страну некому. И понятно это становится только во время войны. Как мир, так море спасителей. Тут и жертвенный бизнес-кормилец, и вечная «совесть нации», ругавшая свою же армию на НТВ почти тридцать лет назад почём зря, и всякий иной сброд с претензиями на водительство. А надо смотреть в лица другие, и мы никак не привыкнем к тому, что лица спасителей – чёрные, а не сытые и умытые.

Не прописка и не вероисповедание определяют спасителя и жертвователя самим собой, а податливость зову войны, зову чести, долга, совести и геройства, а иначе фронтовую литературу не стоит и начинать. Пробовали «экзистенциалировать» и Отечественную, и Афганскую, и разваливалась она у «экзистенциаляторов» прямо в руках.

Кстати, о них:

«Здесь уже собрались примелькавшиеся телевизионные лица, присяжные военные эксперты и те, кто с началом СВО попал в таковые (до этого они были экспертами по ковиду)», - беззлобно помечает Алексей вездесущую породу судящих и рядящих. Избави Бог стать кем-то из них, и я со страхом начал подозревать себя в заступе на их территорию, и отказываться от эфиров, и внутренне не хотеть их…

У Шорохова выходит всё знакомым, потому что я вырос в России в эти самые годы, что и он, и за каждое слово товарища своего в «Бранной славе» готов отвечать сам, несмотря ни на какие вероятные «уклоны» и «перегибы».

Это речь раскалённая.

«Пассажиров на причале в Северном Речном порту встречал большой и жирный чёрный кот, сделанный из плюша и человечка внутри», - кто не разглядит здесь символа сегодняшней интернет-культуры, просто, простите, дурак набитый. И так по каждой строке.

За каждое слово тут можно ручаться. Разбираться ещё и разбираться, с лупой и пинцетом.

Как была наша история трагедией, так она и трагедией и остаётся. И плакать нужно выучиться, пока не поздно. Алексей ни на людях, ни в прозе своей не плачет: не научили. Тут слёзы внутренние.

Хорошо, что дружен он с Михаилом Тарковским, многое роднит их и стилистически, и глубинно. И хорошее название – «Бранная слава», горькое, как сернокислый хинин, если кто пробовал. Я бы назвал – «Цена славы»: утрата дома, утрата вообще всего, что не ты сам. Потери, горе, и только некоторая надежда на… а на что нам надеяться, как не на Господа?

Дай Бог, чтобы я увидел и следующие книги Алексея.

Чтобы все мы их увидели.

Сергей Сергеевич Арутюнов, доцент Литературного института им. Горького, научный сотрудник Издательского совета Московской Патриархии

Впервые опубликовано на сайте газеты «Завтра»

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Сергей Арутюнов
Отмените шабаш!
31 марта в Кремле планируют адское шоу «Властелин тьмы»
25.03.2024
Какой словесности я хотел бы принадлежать
Мысли о месте и обустройстве сословия
09.03.2024
Солдат
Стихи
27.12.2023
Неизменность внутренних святок
О христианских смыслах рассказа А. Гайдара «Чук и Гек»
20.12.2023
Незаконнорожденные и наследники
Пути «мыслящего сословия» в XXI-м веке
19.12.2023
Все статьи Сергей Арутюнов
Освободительный поход Русской армии на Украину
Пушки слышно лучше
Валдайские записки
11.04.2024
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Одно слово – саботаж!
11.04.2024
Пора пресечь деятельность калининградского «ЛГБТ*-лобби»
Русская община Калининградской области требует уволить директора – художественного руководителя Калининградского областного драматического театра А.Н. Федоренко и некоторых его подчинённых
11.04.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от С. Югов
11.04.2024 16:36
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от АБС
11.04.2024 16:17
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29