Какой словесности я хотел бы принадлежать

Мысли о месте и обустройстве сословия

Традиционные духовно-нравственные ценности России 
0
315
Время на чтение 7 минут
Фото: Из личного архива автора

Я долго не решался публиковать своих мечтаний о том, чему бы желал посвятить свои лучшие годы. Жизнь почти убедила меня в том, что коротка прежде того, что осмысленна.

Прошу лишь не полагать эти заметки постмодернистской игрой: долгими месяцами спрашивая себя, искренен ли я в них, несколько раз вполне твёрдо, и, как мне кажется, утвердительно ответил на этот вопрос.

Проведя зрелость в качестве фактически деклассированного элемента (атомарный словесник в обществе меньше, чем ничто), мне пришлось вырастить в себе альтернативное тусклой реальности представление о том, как могло бы существовать уничтоженное реформами сословие словесников.

«Вот ещё не хватало, опять реформы» – фыркнут обыватели, чуждые любого дерзновения. Те, кто испытывает инстинктивное отвращение к любой иерархии, кого физически мутит от «муштры и фрунта», вольны закончить на этих строках чтение данного опуса. Они свободны в своей безбрежной никому не нужности, и, наверное, по-своему счастливы, однако им я напоследок могу сказать следующее: не нужно думать, что ваше счастье никому ненужности только и может определять жизнь русской словесности. Диктат вашей свободы длится достаточно долго для того, чтобы каждому стали очевидны его бессилие и немочь. За время вашей свободы не было создано решительно ничего из того, о чём бы говорили восторженно. DIXI.

Я предлагаю иную модель, назначение которой – слово возвышенное, достойное величия страны, порождающей его.

Проблема ненужности и бессилия словесников как профессионального сословия, существующего сегодня исключительно de facto, проистекает из непонимания ими самих себя и своей общественной роли, а вследствие первого проистекает и второе – непонимание роли сословия обществом и тем более властью, которая в былые годы прекрасно понимала силу печатного (да и просто написанного где-то и кем-то) слова.

Для того, чтобы сделаться нужными обществу, словесникам следует выстроить внятную иерархию ценностей, основывающемуся на Кодексе Словесности (Codex Litterarum), определяющему, что в словесности достойно, а что позорно. Из-за того, что кодекса нет, именно самое позорное забралось на вершину воображаемой пирамиды, и гримасничает оттуда, и кидается нечистотами в стоящих у ее подножия.

Довольно.

В Кодексе Словесности высшей целью я бы прописал служение словесника своему народу, а также миру, но лишь при условии, что мир не развязывает против народа войны в любом из возможных её видов.

Если бы меня спросили, как должна быть организована русская словесность на данном историческом отрезке, я бы бестрепетно ответил: по образцу средневековых военно-религиозных орденов.

Систему гильдий словесников, которую я предлагаю всем, и в том числе валящимся в длительный обморок от любых построений («он хочет нас построить!» – будто бы в армейских построениях есть что-то совершенно нестерпимое), основывается на принципе самоорганизации словесников в профессиональные сообщества, имеющие целью издание достойной словесности.

Достойной словесностью я полагаю ту, которая исключает любое кривляние на потеху настроенным исключительно потешаться. Это не значит, что словесность не должна быть способной на улыбку, но это значит, что глумление над прошлым, настоящим и будущим в ней недопустимо.

Достойна словесность, одержимая высоким помыслом и самым блестящим владением всеми языковыми средствами, полностью исключившая низкую брань, а также описание низких предметов, бытующих в так называемой «народно-смеховой культуре» как её основные герои.

Предметом достойным следует считать описание высоких страстей, обуревающих человека перед лицом испытаний. Тем самым достойна словесность, выказывающая высокое, сходное с молитвенным, преклонение перед родным языком, своей страной, своим народом и его верой, надеждой и любовью.

Та же словесность, что явственно служит иным народам, да издаётся и прославляется теми народами, которым норовит услужить.

Гильдейский принцип сословия становится, таким образом, объединением по профессиональному и жанровому признаку, а гильдия становится гильдией, когда понимает, во имя чего создана.

Примерный состав гильдий видится следующим: «Воитель» – голос и военнослужащих, и осведомлённым о таком предмете, как воинский подвиг, штатских; «Иерарх» – место притяжения всякого предающегося мыслям и чувствам о душе, Церкви и Господе нашем, будь он священник или мирянин; «Асклепий» – точка собирания искусства о взаимосвязи душевного и телесного, на стыке медицины, педагогики и психологии; «Фундаменталист» – средоточие точных наук, философии и истории, включая исследования и первоначал, и перво-событий; «Зодчий» – основание промышленной и сугубо реалистической прозы, поэзии и драмы; «Элегия» – обитель поэзии и лирической, и эпической; «Скоморох» – лёгкая поэзия и шуточная короткая проза, саркастически настроенная к бытию и человеку в целом, в том числе обращённая к детям.

Гильдии, структурирующие себя сходным образом, приобретают характер цехов, лоно которых неустанно производит словесность, обсуждает её, критикует и награждает подлинных созидателей.

Гильдии объединены Высшим Собором Словесности, координирующим их работу. Задача каждой гильдии – исполнение Годового Мартиролога, состоящего из простых жанровых заданий (роман, повесть, сборник рассказов, книга стихотворений, драма, переводы с иностранных языков и на иностранные языки, детская словесность и стихотворная, и прозаическая, публицистика).

Гильдии не враждуют – они даже не конкурируют между собой. Сама жизнь показывает им, какое место в общественном сознании они занимают, но они делают всё мыслимое для того, чтобы не иссохнуть в нём, а занимать сердца и умы.

Гильдия без родового гнезда – ничто. Взамен единого и часто безликого зала вроде «малого» в ЦДЛ, где собираются разве что помнящие великие годы державы, следует учредить каждой гильдии свой Особняк, оформленный элементами нормативного гильдейского стиля – теми же самыми, что помещаются на геральдические цепи.

Во главу каждой гильдии помещается Совет Мастеров, среди которых – Носитель Цепи, Держатель Стяга, Носитель Жезла, а также Глашатай Гильдии, обладающий зычным и выразительным голосом.

Когда в собрание выносится гильдейский Стяг и звучит Гимн гильдии, и Мастер благословляет собрание Жезлом, изукрашенным дивными узорами, мало у кого возникнет мысль о том, что к своему дару следует относиться спустя рукава.

Уж не готическая ли Германия XIV-го столетия? Уж не Чехия ли XVI-го? Почему бы и нет, но вдруг бы это могла быть Россия XXI-го и XXII-го века?

В особняке, выстроенном по законам классической архитектуры, член гильдии, подмастерье или мастер, могут как собираться, так и останавливаться на некоторое время. Зал собраний – с камином, в пламя которого можно смотреться в долгие зимние вечера. Оленьи рога или орлиные крылья в обрамлении высоких подсвечников простираются над камином, и замысел, рождённый в особняке, есть замысел по определению высокий, а слова, прозвучавшие на собрании, не могут иметь характер низкой интриги, слуха или поношения. За впадение в низость из гильдии исключают без права возврата, и тем оберегается её честь.

Низость же есть и словесное, и личностное кривляние, предание словесника пороку, для отвращения от которого член гильдии держит себя в опрятном, подтянутом, а не расплывшемся состоянии, в бодром духе, не исключающем, впрочем, и меланхолический настрой.

Честь Гильдии воплощает представление о том, что Слово как священно, так и по природе своей дуально – и волшебный превыше волшебства инструмент, и благая цель, и чем выше удаётся мыслить и чувствовать взявшемуся за него, тем более орлиным оказываются и взор его, и хватка. Нельзя оскорбить служение слову подлостью, наветом, злословием, или исполнением долга с презрительной усмешкой, мол, «и так сойдёт». С тем единожды доказанный шедевром образ мыслей и чувств – основание для пребывания в собрании, если не совершено низкого, подлого и коварного преступления против Слова.

Летопись гильдии (инкунабула, обернутая в пергамент с тиснением, с металлическими скобами-застёжками) есть сплошная рукописная (каллиграфическим почерком) хроника и собраний, и лучших замыслов, и возражений им, и их блистательных воплощений – то, что достанется отдалённому потомству в назидание о величии мирных и ратных лет.

Высшая обязанность гильдии состоит в том, чтобы составлять библиотеку шедевров, то есть, вести отбор в неё и ратовать за его большой (государственный) тираж. Библиотека – собрание изданного с начала основания гильдии, куда может быть отобран только шедевр. Тому, что есть шедевр и почему, посвящаются общие собрания.

Когда члены гильдии, мастера и подмастерья, шествуют в собрание, они отличаются особой одеждой: у каждой из гильдий свой цвет парадного двубортного сюртука толстого сукна с украшенными пуговицами обшлагами, широкими, как у диккенсовских джентри, полами воротника. Не только сюртук представляет собой реликвию, достающуюся в наследие потомству: белоснежный мужской галстук-жабо, женская перламутровая заколка, глухое платье, пригнанное по фигуре – всё достаётся будущему. За особые заслуги перед словесностью Гильдия вручает подвижнику именной кортик или тесак с монограммой, а если шедевр исполнен женщиной, то ручным зеркалом с вензелями или такой же шкатулкой.

Парад Гильдии в дни празднеств (круглые даты со дня рождения классиков жанра и другое, но не чаще четырех-шести раз в год) сопровождается не только гимном, но и иной музыкой, рисующей нрав собрания, отчасти приподнятый и даже весёлый, но внутренне неизменно сосредоточенный. Нрав собрания таков, что безудержное предание винопитию разрушает чистоту ума и чувства. Единственное опьянение возможно – свободой растущего дара слышать природу и отображать её.

Когда при гильдейском публичном параде выносится на общее обозрение Стяг, сопровождаемый Значком гильдии, подобному штандарту римских легионов, и словесники чувствуют себя иначе, нежели когда-либо. В охватывающей после торжественной музыки тишине Глашатай громко и нараспев произносит отрывки из шедевров и слышит одобрение собравшихся. Повторы из года в год одних и тех же отрывков недопустимы: каждый год звучит именно то, что недавно осенено саном шедевра.

В иные торжественные и памятные дни гильдия даёт в особняке бал, на котором представляет шедевры в сопровождении скрипичной, фортепьянной и органной музыки.

Блаженна судьба подмастерья, начинающего жизнь с гильдейской клятвы, удерживающегося от измены помыслом о будущем, которое он создаёт собственными руками.

Блаженны и мастера, передающие пылающий факел новым коленам.

Вам, дочитавшим до сего места, уже кажется, что всё дело в ритуале? Нет, оно состоит в поднятии сословия из праха, в который оно было повержено, и в отрадном стремлении к лучшим, ещё не виданным образцам словесности.

Ужели ни у кого из нас не найдётся решимости существовать именно так?

Иной словесности внутри себя я бы служить и не захотел, и не стал бы.

Сергей Сергеевич Арутюнов, доцент Литературного института им. Горького, научный сотрудник Издательского совета Московской Патриархии

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

3. Автору

Убеждён, что в очерченной сфере словесности должно быть учтено важнейшее направление: особая роль русского языка в постижении основ мироздания, актуальность которого в условиях нынешнего порочного засилия в мировой науке англоязычия не вызывает сомнений. Впрочем, если, паче чаяния, именно это он считает стержнем гильдии «Фундаменталист», то буду искренне рад.
C. Гальперин / 10.03.2024, 13:59

2. Ответ на 1, РОНОЛ:

Хорошо бы ещё на основе таких гильдий поднять из праха культуру телевидения!

Читал и на душе светлело. Мечты, конечно, несбыточные, но основной посыл - основа потенциального категорического императива. Пусть неосуществимо, но если, хотя бы каждый для себя, в своём мироощущении, миропонимании, и -"перед зеркалом"... Так рождается надежда. А Вы - телевидение... Вот так взять, да мордой об стол... Грустно.
катин / 10.03.2024, 09:57

1.

Хорошо бы ещё на основе таких гильдий поднять из праха культуру телевидения!
РОНОЛ / 09.03.2024, 16:33
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Сергей Арутюнов
Отмените шабаш!
31 марта в Кремле планируют адское шоу «Властелин тьмы»
25.03.2024
«И плакать нужно выучиться, пока не поздно»
О книге Алексея Шорохова «Бранная слава»
20.03.2024
Солдат
Стихи
27.12.2023
Неизменность внутренних святок
О христианских смыслах рассказа А. Гайдара «Чук и Гек»
20.12.2023
Незаконнорожденные и наследники
Пути «мыслящего сословия» в XXI-м веке
19.12.2023
Все статьи Сергей Арутюнов
Традиционные духовно-нравственные ценности России
Летим в демографическую пропасть?
По данным ВНИИ труда, доля неполных семей в России выросла почти в два раза
11.04.2024
«Верните детей в семью!»
О курсе семьеведения и необходимости пятидневной учебной недели для школьников
11.04.2024
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
О попытках «реабилитировать» Киркорова и Моргенштерна*
11.04.2024
Путин поздравил мусульман с праздником Ураза-байрам
А в Татарстане отменили занятия даже в федеральных вузах
10.04.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от С. Югов
11.04.2024 16:36
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от АБС
11.04.2024 16:17
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29