Дача Сталина

Рассказ

Иосиф Сталин 
0
737
Время на чтение 27 минут

I

Я много раз бывал на Новом Афоне, но о даче Сталина услышал только в нынешний приезд. Случилось это так. Поднимаясь по выложенной булыжниками дорожке к монастырю, я остановился около сколоченного из гладких досок прилавка, на котором стояло несколько бутылок. Вывеска над прилавком гласила «Оригинальный абхазский коньяк». Я знал, что никакой это не коньяк, а самый заурядный самогон, которому продавец придал весьма отдаленный запах благородного напитка.

-Божественный дар Кавказа! – расхваливал свой товар продавец, приземистый, с солидным брюшком абхаз с бордовым мясистым носом. – Божественный! Выдержка – семь с половиной лет!

Он, конечно, заливал: напиток был изготовлен не семь с половиной лет назад, а самое большее, семь с половиной часов. Покупатели – мужчина лет пятидесяти в рубашке с короткими рукавами, высокий, кряжистый, сильный, похожий на сибирский кедр, и его супруга, стройная блондинка в роскошной панаме бирюзового цвета – воспринимали разглагольствования продавца как местный фольклор. А я, собиратель разных историй, тем более.

-А крепость какая? – спросил «кедр».

-Не меньше шестидесяти, - с гордостью заявил абхаз. – Попробуйте.

Он налил две металлические рюмочки и подал покупателям.

-Назвался груздем – полезай в кузов, - сказал «кедр», опрокинув в рот содержимое рюмочки.

Человек бывалый, он сразу понял, что коньяком тут и не пахнет.

-До шестидесяти явно не дотягивает, - сделал он заключение, поставив рюмочку на прилавок.

Блондинка последовала его примеру, едва дотронувшись губами до содержимого рюмочки.

-Сразу видно, что вы разбираетесь в крепких напитках, - похвалил мужчину абхаз. – Вы, наверно, северянин?

-Из Тюмени. Нефть добываем, - отозвался «кедр».

-Хорошим делом занимаетесь. – Абхаз между тем положил в полиэтиленовый пакет с видом озера Рица объемистую бутылку. – Сибирь – страна холодная, но с абхазским коньяком вы не замерзнете. – И с этими словами вручил пакет «кедру».

-А что тут можно посмотреть? – спросил тот, расплатившись с продавцом и щедро накинув ему «на чай».

-В монастыре уже были?

-Да, вчера знакомились.

-А теперь сходите на дачу Сталина, - посоветовал абхаз.

-Неужели здесь есть такая достопримечательность?

-Да. Но о ней мало кто знает.

-Я большой поклонник Сталина, - доверительно сказал нефтяник, - и уж такой возможности не упущу.

-И правильно сделаете. – Абхаз был в прекрасном расположении духа. – Дача находится рядом с монастырем, двести метров направо, сразу за пансионатом.

Услышав информацию о сталинской даче, я обрадовался не меньше сибирского богатыря.

-Если вы не будете возражать, давайте совершим экскурсию вместе, - обратился я к нефтянику и его супруге.

-Предложение принято, - не раздумывая, согласился сибиряк.

И мы немедленно отправились по указанному адресу.

Ворота на территорию дачи были открыты. Рядом стояла будка охранников, но в ней никого не было. Мы беспрепятственно вошли на заповедную территорию. Асфальтированная дорога убегала вперед, делая плавный изгиб. Справа от дороги, на пологом склоне, раскинулся обширный мандариновый сад; за ним открывался великолепный вид на море. Слева склон был гораздо круче, здесь росли мандариновые, инжировые и апельсиновые деревья.

За поворотом дорога пошла на возвышение. У обочины, на железном треножнике, мы увидели старую, покосившуюся от времени табличку. Она гласила: «Стой! Стреляют!» Буквы были ровные, четкие, яркие, как будто их написали только вчера.

-Ой! – воскликнула супруга нефтяника. – Боюсь! Вдруг начнут и вправду стрелять.

-Не верь написанному, Надюша! – успокоил ее супруг. – Эта страшилка пережила самое себя.

-Сережа, а вдруг? – блондинка округлила глаза.

-«Вдруг» уже не вдруг, - заверил ее Сергей.

Асфальтированная лента сделала крутой поворот влево (все время на подъеме), и перед нами открылась дача Сталина. Это был большой, добротный, двухэтажный дом с галереей на втором этаже, обращенной в сторону моря. Около дома была довольно большая площадка для транспорта. Ее окружали высокие неприглядные эвкалипты. Деревья были обнажены: часть бледно-зеленой коры упала на землю, а часть – повисла на ветвях и была похожа на лохмотья нищего, повешенные для просушки. Кое-где на белых алебастровых стволах виднелись коричневые подтеки. Среди эвкалиптов росли низкая, но пышная пальма и два кипариса, один старый и темный, а второй молодой и зеленый.

Солнце стояло в зените; было очень тихо.

Сергей обвел глазами галерею, крыльцо с входной дверью, высокие светлые окна.

-Не дом, а царский дворец, - сказал он. – В нем бы жить да жить.

-И не только летом, но и зимой, - добавила Надежда.

В верхней части площадки находилось большое инжировое дерево; оно было наполовину ограждено двумя рядами тесаных камней; видимо, когда-то, в давние времена, тут была полуклумба с цветами. На ближнем полукруге сидели два молодых парня-абхаза: один рыжеватый, с бесцветными глазами, с мелкими яркими веснушками; другой тощий, высокий, с острым кадыком и тонким хрящеватым носом,

-Можно познакомиться с дачей? – спросил я у них.

-Нэт экскурсовода, - лениво ответил рыжеватый.

-А когда будет?

-Через час-полтора.

-Я подожду. А вы? – обратился я к своим спутникам.

-Мы тоже, - с готовностью согласился Сергей. – Час-полтора – это не время.

Парни-абхазы (это были сторожа) встали и удалились в сторону другого дома, который виднелся невдалеке среди деревьев.

-Они охраняют не дачу, а самих себя, - кивнул в их сторону Сергей. – Мол, мы пойдем отдыхать, а вы как хотите.

-Нам это только и нужно, - сказал я. – Для начала давайте осмотрим дачу снаружи.

Дом внушал уважение - своим изящным архитектурным замыслом и тщательностью отделки любой детали. Иначе и быть не могло: ведь в нем жил не простой человек, а глава могучего государства, который, подобно царю Иоанну Грозному, наводил ужас на всех врагов – как внутренних, так и внешних; личность, производившая сильное впечатление на любого человека, который с ним встречался, будь то соотечественник или иностранец, простой смертный или особа королевской крови, дипломат или архиерей.

В той части дома, которая была обращена в сторону двора, мы ничего интересного не обнаружили, так как почти все окна была зашторены.

-Пошли дальше, - скомандовал Сергей. - Открытия будут впереди.

Он оказался прав. Большую часть первого этажа, окна которого смотрели в сторону моря, занимала бильярдная: большой стол с зеленым сукном, два кия у стены, белые шары на двух полочках. В верхней части всех сеточек, венчающих лузы, виднелись дыры.

-После смерти Сталина бильярд не бездействовал, - сделал вывод Сергей.

-За полтора часа и мы могли бы партийку-другую сгонять, - размечтался я. – Что стоило сторожам дать нам ключ от этого заведения.

-Ничего, перебьемся, - сказал Сергей. – Тут еще масса интересных вещей.

В правой части зала был экран, а в левой, на стене, несколько отверстий для киноаппаратов; на небольшом возвышении, у стены, стояло несколько удобных кресел.

-Сталин чепуху не смотрел, - сказал я, - у него был прекрасный вкус, он отбирал только лучшие ленты, которые создавались на киностудиях мира.

-Причем ленты без непристойностей, - подтвердил Сергей. – Пошли дальше.

Следующее помещение занимала киноаппаратная: на полу валялись куски кинопленок, на столе, как и шестьдесят с лишним лет назад, виднелись приспособления для перемотки пленок – они словно ожидали, что опытный киномеханик вот-вот подойдет к ним, вставит ленту и начнет быстро крутить ручку. Рядом с киноаппаратной находилась комната для отдыха киномехаников: диван, несколько стульев, низкий столик с графином и стаканами.

В торце дома была лестница на второй этаж, но, к сожалению, путь к ней преграждала ажурная пристройка.

-Интересно, пустит экскурсовод нас на галерею или нет? – задала вопрос Надежда и сама же на него ответила: -Она наверняка скажет: «По ней прогуливался Сталин, а больше никто по ней не ступал и ступать не будет»…

-… кроме нее самой и директора музея, - закончил Сергей.

-А полюбоваться панорамой можно и отсюда, - заключил я.

Панорама, открывавшаяся перед нами, была поистине изумительной. Зеленый склон, засаженный фруктовыми деревьями и виноградником, плавно убегал вниз, а за ним простиралась необъятная, манящая, волшебная гладь моря. Она искрилась мириадами ослепительных искр. В нескольких милях от берега плавно скользил белоснежный океанский лайнер с двумя трубами, наклоненными в сторону кормы. Глядя на него, невольно думалось о далеких и жарких странах.

Неровная береговая линия убегала в сторону Сухуми; неожиданно она круто повернула в сторону открытого моря, как бы на перехват океанского лайнера; увидев тщету своих усилий, она так же круто повернула влево и продолжила свой путь на юг.

Отроги Кавказского хребта, словно лихие скакуны, соревновались между собою в силе, отваге и удали, стремясь как можно быстрее достичь сочных прибрежных пастбищ.

-Прошло уже не полтора, а целых два часа, - заметил Сергей, посмотрев на часы, - а экскурсовода как не было, так и нет. Что будем делать?

-Заглянем к сторожам, - предложил я.

Дом, в котором укрылись сторожа, утопал в зелени; он пострадал от времени довольно сильно, чего нельзя было сказать о даче. Мы вошли внутрь и увидели в небольшой комнате наших знакомых. Они полулежали на диване. У меня сложилось впечатление, что им не только сидеть, но и лежать было лень.

-Будет ли сегодня экскурсовод? – спросил я.

-Этого мы не знаем, - ответил тощий, не меняя позы.

-А кто знает?

-Ныкто, - добавил рыжеватый, также не меняя позы и не двинув ни одним членом.

-Можно осмотреть этот дом? – поинтересовался я.

-Нэт.

-Они не знают и не хотят знать ничего, - произнесла Надежда, когда мы покинули негостеприимный дом. – Если бы мы спросили, как их зовут, то они, наверно, и на этот вопрос затруднились бы ответить.

-Им даже языком лень шевельнуть.

-А почему они сказали, что экскурсовод будет через полтора часа?

-Они сказали первое, что пришло на ум.

-Беда с ними.

-Я приду на дачу и завтра, - сказал я. – А вы как?

-Мы тоже, - заверил меня Сергей. – Мне очень хочется посмотреть, как отдыхал наш вождь.

II

Следующий день был воскресным. После полудня я отправился на дачу. Сергей и Надежда поджидали меня около мандаринового сада.

-Продолжим знакомство с вождем? – Сергей пожал мою руку. – То есть, я хотел сказать, с его дачей?

-Скорее, с его привычками и наклонностями, - уточнил я.

Сторожей, как и вчера, было двое, но совсем другие: на том же месте, под деревом, сидели пожилые аксакалы. Один из них был в национальной шапочке и с длиннющими прокуренными усами; другой – без национальной шапочки и без усов, но зато с самодельной, самшитовой, с затейливыми узорами тростью.

Я обратился к первому, посчитав его старшим, но не по летам, а по какой-то внутренней основательности.

-Можно увидеть экскурсовода?

Аксакал не спеша провел рукой сначала по одному усу, затем по другому, поправил национальную шапочку, посмотрел на меня, на моих спутников и только после этого произнес:

-Ее нет. У нее суббота и воскресенье выходные дни.

Информация, которой обладали сегодняшние сторожа, ставила их сразу на несколько ступенек выше вчерашних.

Аксакал снова погладил усы, которые, без сомнения, составляли предмет его мужской гордости.

-Приходите завтра, - предложил он, - она обязательно будет.

-А директор?

-Тоже.

-Он мужчина или женщина?

-Мужчина. Очень толстый. – Аксакал показал руками его толщину; видимо, она показалась ему недостаточной, и он еще более развел руки. – Очень настоящий мужчина. Но он бывает только… - аксакал посмотрел на небо – …когда солнце подойдет к этому эвкалипту. А когда солнце осветит гранаты… вот на этом дереве… и гранаты станут… ну, как будто их подожгли… тогда он уезжает домой. У него очень красивая жена. С глазами, как у газели.

-Приходите, дорогие, - включился в разговор сторож с тростью. – Сталин вас будет ждать.

«Этих сторожей по сравнению со вчерашними можно назвать настоящими энциклопедистами», - подумал я.

На обратном пути мы обнаружили два теннистых корта; они спрятались за проволочным сетчатым ограждением, заросшим густым вьюном. К ним вели каменные ступеньки. Корты заросли травой так, что можно было пасти не только коз, но и коров.

-В бильярд играют, а в теннис – нет, - сказала Надежда, прохаживаясь по корту. – Сережа, как ты думаешь, почему?

-Здесь надо двигаться, а там какое движение? Лег пузом на борт стола и лупи по шарам, - внес ясность Сергей.

Мы договорились встретиться завтра и расстались.

III

-Ну, на третий-то раз нам, может, и повезет, - сказал я, когда мы подходили к сталинской даче.

-Если директор соизволит расстаться со своей женой-красавицей и если экскурсовод не уедет навестить свою любимую тетю, - добавил Сергей.

-И если сегодня они не сделают санитарный день, - рассмеялась Надежда.

На площадке перед домом стояли три машины: «ГАЗик», «Жигули» и «Тойота».

-Жизнь бьет ключом! - потер руки Сергей. – На «Тойоте», наверно, приехал директор, на «Жигулях» - экскурсовод, а на «ГАЗике» – завхоз.

Мы вошли в дом и оказались в приемной; это была большая комната с высокой вешалкой желтоватого цвета на растопыренных ножках, удобным диваном, низеньким чайным столиком и несколькими стульями вокруг него; на стене висела картина Михаила Нестерова «Видение отроку Варфоломею»; за письменным столом сидела пожилая женщина в темном платье, рядом, на диване, женщина средних лет в свитере, плотно облегающем ее фигуру, и в брюках, а на стуле молоденькая девушка в платье цвета спелого абрикоса.

-Можно видеть директора? – обратился я к женщине за столом.

-Проходите, Даур Бесланович Агрба у себя в кабинете, - низким грудным голосом ответила женщина.

Навстречу нам не без труда поднялся из-за стола толстый грузный абхаз в расстегнутом пиджаке и в яркой цветной рубашке. Он по очереди пожал мне и Сергею руки, а руку Надежды заключил в свои большие теплые ладони и сделал ей небольшой поклон.

-Чем могу быть полезен, дорогие гости? – осведомился он.

Я сказал, что мы большие почитатели Иосифа Виссарионовича и хотим познакомиться с его дачей.

-Очень хорошее намерение, - похвалил нас Даур Бесланович. - Гунда! – позвал он звучным голосом.

В кабинет вошла женщина средних лет с приятным загорелым лицом.

-Проведи экскурсию для наших гостей, - распорядился директор. - Расскажи о Сталине так, чтобы они полюбили его еще больше.

Женщина кивнула и жестом пригласила нас следовать за нею. Мы вошли в просторную комнату с несколькими большими светлыми окнами; посреди нее находился длинный стол, с обеих сторон которого стояли красивые стулья с мягкими спинками и сиденьями.

-Это банкетный зал, - пояснила Гунда. – Он отделан дорогими сортами дерева: ясенем, грабом, карельской березой. Вся мебель – стол, стулья, зеркала – трофейные, вывезены из Германии.

-Красота-то какая! – воскликнула Надежда, поворачиваясь то направо, то налево и рассматривая удивительный зал. – А какие чудные зеркала! – Она подошла поближе к одному из них, вделанному в стенку, любуясь не столько зеркалом, сколько своим отражением в нем; легкими, порхающими движениями обеих рук поправила прическу: было выше ее сил - смотреться в такое изумительное зеркало и не поправить прическу, хотя последняя в этом совершенно не нуждалась. Затем она перешла к другому зеркалу и, не удержавшись, полюбовалась собою и в третьем.

-Будь твоя воля, дорогая, ты бы пробыла в этом зале до вечера, - пошутил Сергей.

-Будь моя воля, я бы осталась здесь до конца жизни, – в тон ему отозвалась Надежда, с большой неохотой отходя от зеркал.

Я провел рукой по столу - мне показалось, что я дотронулся до атласной шерсти соболя или лисицы.

-В этом зале Сталин обедал, - продолжала Гунда. – Он никогда не обедал один, за стол садились пять-шесть человек: его гости или приближенные. Еду приносили из кухни, которая находилась в соседнем доме. - Гунда секунду подумала, а потом сказала: - Если бы Сталин был сейчас здесь, он пригласил бы вас разделить с ним трапезу, - улыбаясь, произнесла она. - Думаю, вы бы не отказались.

-В таких случаях не принято отказываться, - подтвердил Сергей.

-Вы бы расположились на этой стороне, - Гунда указала рукой на правую сторону стола, - а остальные гости – на той.

-А сам Сталин?

-Во главе стола, у окна.

-Обед долго продолжался?

-В зависимости от того, кто сидел за столом и на какие темы шел разговор. Вас он наверняка расспросил бы о том, где вы родились, чем занимаетесь, в каких условиях живете – он не упускал случая узнать разные подробности о людях.

-Ответы он получил бы исчерпывающие.

-Предположим, что трапеза уже закончилась, и Сталин пригласил вас и остальных гостей в комнату отдыха, которая находится рядом и куда мы с вами сейчас пройдем. Вы можете убедиться, что эта комната по своей красоте и великолепному убранству ничуть не уступает банкетному залу. Сталин пригласил бы вас занять вот эти уютные кресла. Вы бы, конечно...

-… поблагодарили его за любезность, - подхватил Сергей.

-Тогда милости прошу – рассаживайтесь. Приглашая вас немного отдохнуть, я как бы выполняю волю бывшего хозяина этого дома.

Действительно, все в этой комнате – и удобные мягкие кресла, и небольшие, на двух-трех человек, диваны, и их светлая, радующая глаз, расцветка, и чайный столик посреди комнаты с керамическим кувшином и хрустальными фужерами, и картины русских художников на стенах, и роскошные потоки света, льющиеся сквозь высокие окна, - все в этой комнате располагало к хорошему спокойному отдыху.

-До недавнего времени личность Сталина представлялась мне резко отрицательной, - сказал я, обращаясь не только к Гунде, но и к моим постоянным спутникам. – Это и понятно. Я черпал информацию из ложных источников. Во-первых, Хрущев: он вылил на Сталина столько лжи, что ее с лихвой хватило бы на добрый десяток государственных деятелей; во-вторых, Солженицын: этот человек жутко ненавидел вождя и клеветал на него везде и всюду, и в первую очередь в своем отвратительном «ГУЛАГе»; я уже не говорю о лжецах меньшего калибра.

Правду о Сталине я узнал недавно - из фильмов и книг православных авторов. Передо мной предстал истинный патриот России, для которого благо и процветание Отчизны было превыше всего. Он - спаситель России. Он спасал ее несколько раз. После смерти Ленина, в 1924 году, на пост главы государства претендовали два человека – Сталин и Троцкий. Сталин виртуозно переиграл своего соперника.

Троцкий в то время лечился и отдыхал в одном из южных санаториев. Когда он вернулся в Москву, то... Пленум, на котором выбрали нового генсека, уже состоялся. Почему же он опоздал? Да потому что в телеграмме, посланной ему, стояла не та дата.

Этот масон и сатанист хотел превратить нашу страну в большой концентрационный лагерь. Если бы он пришел к власти, то уничтожил бы русский народ, и Россия как государство прекратила бы свое существование.

-Об этом надо знать каждому русскому человеку, - сказала Надежда.

-Да и не только русскому, - добавила Гунда.

-Кроме того, Сталин выиграл Великую Отечественную войну, - продолжал я. – Расскажу вам одну историю, о которой мало кто знает. В октябре 1941 года над Москвой нависла страшная угроза: в любой момент немецкие танки могли прорвать фронт и появиться на улицах столицы. Даже Жуков, уж на что решительный и железный человек, и тот не исключал такой возможности. Пятнадцатого октября Сталин лично написал Постановление об эвакуации из Москвы всех и вся. Это был, по сути, документ о сдачи Первопрестольной. Правительство и все посольства срочно покинули столицу. Закрылось метро. Основной состав Генерального штаба во главе с маршалом Шапошниковым убыл в Арзамас.

Однако на другой день ситуация круто изменилась. Написанный накануне приказ Сталин отменил. «Немедленно наладить работу трамваев и метро, - приказал он столичным начальникам, - открыть булочные, магазины, столовые, а также лечебные учреждения; обратиться по радио к москвичам и призвать их к спокойствию и стойкости. Врагу в Москве не бывать! Мы победим!»

Почему в поведении вождя произошел такой поворот? Что на него повлияло? Откуда появилась уверенность в неминуемой победе? Все эти вопросы ставят историков, да и не только их, в тупик. Для них тут – неразрешимая загадка. А загадки никакой нет.

-Неужели? – воскликнул Сергей.

-Сейчас я поясню, в чем дело. Иосиф Виссарионович вырос в православной семье; его мать – Екатерина Георгиевна – была глубоко верующим человеком, она воспитала своего сына в истинной вере и очень хотела, чтобы он стал священником; юный Иосиф поступил в духовное училище, и не его вина, что ему не удалось его закончить.

Сталин понимал, что в такую грозную минуту, когда решается судьба России, уповать можно только на Бога и Его Пречистую Матерь. Поэтому, уединившись (это произошло, скорей всего, в одном из кремлевских соборов), он встал на колени и обратился к Ним с сердечной молитвой – так горячо, пламенно, дерзновенно, со многими поклонами можно, наверно, молиться только единственный раз в жизни. Ответ раб Божий Иосиф получил от Пресвятой Девы, Которая уверила его в том, что Москва выстоит, а враг будет разгромлен. Россия – это удел Божией Матери, и разве могла Она отдать нашу Отчизну на поругание супостату.

-Молитву Иосиф Виссарионович не оставлял не только во время войны, но и в мирное время, - продолжила мою мысль Гунда. - Здесь, на Новом Афоне, он, конечно, тоже молился – иконы есть и в его рабочем кабинете, и в столовой, и в спальнях. – Обратившись к иконе праведного Иосифа Обручника, висевшей на стене, она осенила себя крестным знамением.

- Каждую минуту своей жизни Сталин понимал, что им руководит Промысл Божий. Если бы враги не отравили его и если бы он прожил еще пятнадцать-двадцать лет, то он перевел бы Россию на православные рельсы, и она стала бы таким могучим государством, что ей не страшны были бы никакие потрясения. Она задавала бы тон всем событиям как в Старом, так и в Новом свете.

-Америка не смела бы и пикнуть, - добавил Сергей.

-Русские люди жили бы так хорошо, как никакая другая нация... Как-то в один из первых послевоенных годов в Кремлевском кабинете Сталина собрались несколько военачальников. Речь зашла о том, как мы будем жить дальше. «В недалеком будущем, - сказал вождь, - мы начнем раздавать людям хлеб задаром». Военачальники переглянулись. Сталин подвел их к окну. «-Что там?» - спросил он. «-Река, товарищ Сталин». «-Вода?» «-Вода». «-А почему же нет очереди за водой? Вот видите, вы и не задумывались, что может быть у нас в государстве такое положение и с хлебом». Вождь чуть помедлил, а потом продолжил: «-Если не будет международных осложнений, то есть войны, думаю, это наступит в 1960 году».

«-И чтобы у нас у кого-нибудь было сомнение, Боже упаси!» - заключил маршал авиации Александр Голованов, поведавший в своих мемуарах эту историю.

Лицо Сергея озарилось, как будто на него упал луч солнца.

-И это было бы только начало! - произнес он с большим воодушевлением. – Если бы Сталин остался жив, то вскоре (это верно, как дважды два – четыре) в нашей стране стали бы бесплатными соль, сахар, картофель и другие продукты. Со временем он бы отменил плату за жилье и коммунальные услуги, за электричество и газ. Бензин, конечно, тоже стал бы бесплатным. Наша страна добывает колоссальное количество нефти, и почти вся она продается за «бугор» по очень высоким ценам; доход оседает в карманах олигархов. А каковы у нас цены на бензин? Очень высокие. Продержись Сталин еще какое-то время, у нас до сих пор были бы бесплатными образование и здравоохранение, а пенсии были бы такими же высокими, как в Германии или в Швеции. Одним словом, все блага, которые я перечислил, мог дать нам только Сталин, и никто другой.

После минутной паузы, во время которой мы воздали должное мудрости и дальновидности вождя, я снова заговорил:

-Сталин знал, что его в любую минуту могут уничтожить, и поэтому заблаговременно составил Завещание. В этом документе, как в зеркале, видна личность патриота России, ее отца и благодетеля. Он знал, что его оклевещут, но знал и то, что рано или поздно клевета развеется, и русский народ узнает о нем правду.

IV

Гунда поднялась со своего места.

-Если бы Сталин был с нами, он пригласил бы вас на прогулку, - сказала она. – А я приглашаю вас продолжить знакомство с его домом.

Миновав небольшой коридор, мы вошли в спальню; в ней были несколько кресел, шкаф для одежды, рядом с деревянной, довольно широкой кроватью с двумя невысокими спинками стояла тумбочка, а на ней – ночной светильник; на полу – большой, во всю комнату, ковер, гармонировавший по цвету как со стенами спальни, так и с кроватью; в спальне было одно окно, занавешенное шелковой занавеской. Чистота и порядок были идеальные.

-В доме три спальни, - поведала нам Гунда.

-Почему три? – удивилась Надежда. – Разве Сталин состоял из трех лиц?

-Нет, конечно, он был обычным человеком. Дело в том, что Иосиф Виссарионович страдал манией преследования. Вы спросите: откуда она появилась? От тех условий, в которых он жил и работал. Враги не дремали: смерть могла настигнуть его где угодно: и в рабочем кабинете, и в кремлевском коридоре, и на совещании с членами правительства, и на прогулке, и в автомобиле, когда он ехал в Кремль или возвращался на подмосковную дачу, и в спальне, и где угодно. Вот откуда возник его недуг.

-Н-да, несладкая жизнь, – негромко произнесла Надежда.

-Иосиф Виссарионович ложился спать в одной спальне, через несколько часов переходил в другую, а потом - в третью. Никто не знал, где он находится в тот или иной момент.

Надежда подошла к ночному светильнику.

-Можно включить?

-Конечно.

Светильник выхватил круглое пятно на тумбочке; Надежда повернула его так, чтобы свет падал на подушку.

-Очаровательно, - сделала она заключение, выключив светильник. – У меня еще один вопрос: здесь не одна, а две кровати, и обе одинаковые. Это для чего?

Гунда поправила покрывало на одной из постелей.

-Я думаю, вот для чего: уходя в другую спальню, Сталин оставлял на одной из кроватей, скорей всего, на той, которая ближе к выходу, подобие человеческого тела, накрытого одеялом, то есть манекен. Для возможных убийц.

-А как они, то есть убийцы, могли проникнуть в дом, если он охранялся?

-Убийцы могут проникнуть куда угодно, на то они и убийцы.

-Н-да, - снова произнесла Надежда. – Очень несладкая жизнь.

-А сколько было покушений на Сталина? – спросил Сергей.

-Много, - ответила Гунда. – Но Господь его хранил. Сталин часто приезжал на эту дачу. Чаще, чем в другие места, потому что она наиболее безопасна. Но и тут (правда, всего один раз) на него было совершено покушение.

-При каких обстоятельствах?

-Во время прогулки.

-Сталин пострадал?

-К счастью, нет. Пуля прошла в нескольких сантиметрах от виска.

-Слава Тебе, Господи! - Надежда перекрестилась.

-Сколько человек охраняли эту дачу? – поинтересовался Сергей.

-Восемьсот вооруженных солдат.

-Ого!

-Причем их постоянно меняли.

-Почему?

-Наверно, для того, чтобы они поменьше знали об этом месте.

-А где они жили?

-В двух многоэтажных корпусах. Вы проходили мимо них; там сейчас пансионат «Новый Афон»... Если вы не против, то пройдемте в другую спальню, - пригласила Гунда.

Вторая спальня, размером побольше, была рядом с первой. Такие же кровати, тумбочка с ночным светильником, шкаф для одежды, ковер, два окна, шторы – все чистенькое, приятное для глаз.

Чтобы попасть в третью спальню, нам пришлось вернуться назад, в противоположную часть здания. Она была самая маленькая. Одна из кроватей была смята; видимо, кто-то отдыхал на ней – то ли сегодня, то ли вчера, то ли позавчера.

-А где рабочий кабинет Сталина? – спросил я.

-Вы в нем уже были: сейчас там кабинет директора, - ответила Гунда.

-У меня еще один вопрос, - сказал Сергей. - Кто выбирал место для дачи?

-Сам Сталин. Он специально приезжал сюда, осмотрел несколько мест и остановился на этом.

-Кто ее строил?

-Военнопленные немцы. Отбирали тех, кто владел какой-нибудь строительной специальностью.

-Быстро построили?

-За один год.

Вскоре мы снова оказались в приемной.

-Присаживайтесь, - пригласила Гунда. - Сейчас Астанда угостит нас абхазским чаем.

При этих словах молоденькая девушка встала и вышла в соседнее помещение, где находилась, как мы поняли, кухонька. Через несколько минут она вернулась с подносом в руках; на нем стояли четыре чашки с ароматным дымящимся чаем, большой фарфоровый чайник, а также пахлава, шербет и козинаки.

-Мы будем пить чай так, как будто нас угощает сам Сталин, - сказал я, беря в руки небольшую чашку с тонким орнаментом.

-Кстати, он очень любил абхазский чай, - сказала Гунда.

-Как вы думаете, Сталин бывал в Ново-Афонском монастыре? – задал я вопрос, который меня очень интересовал.

-Наверняка, - ответила Гунда, отпив глоток чая. - Если не явно, то тайно. В монастыре есть небольшой храм в честь иконы Божией Матери «Избавительница». Я уверена, что Иосиф Виссарионович заходил в него, чтобы помолиться и поблагодарить Божию Матерь за постоянную помощь.

Он и в молодости бывал здесь не раз, у своего духовного отца, архимандрита Иерона, который был настоятелем обители. Именно архимандрит Иерон благословил его на тот путь, которым он шел всю свою жизнь.

-Выходит, Ново-Афонский монастырь явился для молодого Иосифа своеобразной гаванью.

-Да, именно отсюда вышел великий корабль под названием – Сталин. Он стал во главе России не потому, что сам захотел, а потому, что такова была воля Божия. Выполнить волю Божию… согласитесь, это удается далеко не каждому человеку.

Гунда взяла фарфоровый чайник и добавила в наши чашки кипятку.

-Как Иосиф Виссарионович добирался до своей любимой дачи? – спросила Надежда, отламывая кусочек пахлавы.

-Обычно он прибывал морем; от берега до дачи идет подземный тоннель, несколько минут езды на автомобиле – и он на месте.

В приемную вышел Даур Бесланович.

-Всем довольны наши гости? – обратился он к нам.

-Вполне, - ответил я за всех.

-Если возникнут какие-то вопросы, на которые не сможет ответить Гунда, обращайтесь ко мне.

-Прекрасная Гунда знает, кажется, все, что касается вождя. – Своим ответом я убил сразу двух зайцев: сделал комплимент Гунде, а попутно и директору, под началом которого она работала.

-После смерти Сталина дача, наверно, пустовала? – осведомился Сергей.

-Отнюдь нет, - возразила Гунда. – Здесь часто отдыхал Брежнев со своей семьей.

-Он что-нибудь пытался здесь изменить?

-Абсолютно ничего, даже кровати, и те остались на своих местах.

-Хрущев приезжал сюда?

-Ни разу. Он построил себе дачу ближе к морю.

-А Горбачев?

-Он Сталина не любил, поэтому отдыхал в других местах.

-В наши дни гости у вас бывают?

-Да. Это, как правило, чиновники высокого ранга из Москвы и Санкт-Петербурга. Отпуск у нас проводят.

-А кто их обслуживает?

-Да мы и обслуживаем.

-А если мы приедем к вам, примете нас? – улыбаясь, спросила Надежда.

-Почитателей Сталина мы принимаем в первую очередь, - улыбнулась в ответ Гунда.

Выйдя из гостеприимного дома, мы спустились к морю. К пирсу подходил быстроходный катер; вода за его кормой сильно забурлила, так как он, чтобы остановиться, дал задний ход; через минуту он пришвартовался к стенке пирса.

-Вот на таком катере Сталин прибывал на Новый Афон, - сказал я. – Мне кажется, здесь он не столько отдыхал, сколько думал о будущем России (чтобы она стала процветающим государством) и, конечно, о благе своего народа, который он искренне любил и ценил...

Николай Петрович Кокухин, член Союза писателей России, член Союза журналистов России

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Николай Петрович Кокухин
Крест над Америкой
Его начертала десница Господня
10.07.2024
«Я была как на Небе!»
9 июля – память Тихвинской иконы Божией Матери
08.06.2024
Всякое дыхание да хвалит Господа
Пасхальный рассказ
24.05.2024
Роковая ошибка царя Додона
Перечитывая А. Пушкина
15.05.2024
Мы идем путем Христа
Нас будут гнать до Второго пришествия Сына Человеческого, и ничего изменить нельзя
19.04.2024
Все статьи Николай Петрович Кокухин
Иосиф Сталин
«Народ, присоединяйся!»
Изборский клуб и движение Русская мечта отправляется к берегам Енисея на освящение памятника Сталину
11.07.2024
Письмо коллеге и соратнику
Ответ Евгению Никифорову
11.07.2024
«Радонеж» хочет стать иноагентом?
О провокационной программе православного радио
09.07.2024
Вершина материнского подвига
К 80-летию учреждения звания «Мать-героиня»
05.07.2024
Владимир Богомолов и его противостояние неовласовщине
К 100-летию со дня рождения писателя-фронтовика
29.06.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
История с бутафорией покушения в США
Новый комментарий от Георгий Н.
16.07.2024 05:52
Михаил II – был ли он Императором Всероссийским?
Новый комментарий от влдмр
16.07.2024 04:11
Не надо фарисействовать!
Новый комментарий от Русский танкист
16.07.2024 04:07
Веселятся на русской крови упыри
Новый комментарий от влдмр
16.07.2024 03:36
Сократить их присутствие до крайнего минимума
Новый комментарий от влдмр
16.07.2024 03:29
А ещё он ограбил квартиру Шпака…
Новый комментарий от влдмр
16.07.2024 03:25