itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Лето 2020-е от Рождества Христова

Записки писателя. Начало

Коронавирус  Пандемия коронавируса в России  Вакцина от коронавируса (COVID-19)  Владимир Путин  Александр Сергеевич Пушкин  Коронавирус в России  Александр Лукашенко 
0
973
Время на чтение 56 минут

Памяти Василия Ланового, Валентина Непомнящего, Александра Казинцева, иеромонаха Иулиана, протоиерея Виталия Тарасова, протоиерея Дмитрия Смирнова и многих, многих других, унесенных губительным поветрием в страну далече…

В марте Владимир Владимирович Путин обратился к народу, рассказал о страшном коронавирусе и объявил карантин. Месяца через два, думаю, не только я, но многие забыли, как встретили новогодние праздники и как жили до пандемии. Все стерлось из памяти. Год 2020 у нас в России начался в марте с обращения Президента к гражданам. Вскоре святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл тоже призвал паству, по примеру преподобной Марии Египетской, помолиться в «пустынях» своих домов. На своем веку я много чего повидал, пережил, испытал и выработал в себе правило: думать просто и ясно. Немало людей, начиная с мамы, меня этому учили, но почему-то особенно запомнился урок одного хирурга. Когда мне собирались «починить» вены на ногах я, лежа в палате, наслушался своих соседей, дескать, уколы в такой как у меня искривленный позвоночник очень опасно делать — можно и без ног остаться, да и вены могут опять вылезти… Утром пришел хирург, а я ему про соседские россказни. Он с сожалением глянул на меня и спокойно повторил то же самое, что при первичном осмотре. Когда увидал синюю гроздь вен на левой икре, просто ахнул: «Сколько же времени вы ее ростили?» — и прямо разъяснил, что в этой грозди образуются тромбы и я могу в лучшем случае получить инфаркт или инсульт, а в худшем умереть в любой момент. И на этот раз хирург закончил просто и ясно: «…Не мудрите, Сергей Антонович». Мне стало стыдно, ко мне вернулось мужество. После операции я прожил уже лет двадцать. Ноги мои, слава Богу, ходят, вены не вылезли… Теперь мы с женой, когда нас пытаются сбить с толку, с улыбкой говорим друг другу: «Не мудрите, Сергей Антонович; не мудрите, Марина Ивановна». Жалею об одном, что хирург не знает, как он крепко вошел в нашу жизнь…

Доверяя Президенту, я сразу понял: вирус – это опасно и надолго. Не мудрствуя лукаво, спросил себя: «Ты гражданин государства Российского? — Гражданин. — Ты член русской православной церкви? — Член. Значит, обязан проявить законопослушание». Преподобный Исидор Пелусиот так растолковал хождение Богородицы в Вифлеем на перепись населения. Она, уже вот-вот собиравшаяся рожать, могла законно остаться дома, но дева Мария отправилась пешком по горам по долам. Конечно, затем, чтобы исполнились пророчества, что Христос родится в Вифлееме Иудейстем; но, по слову Пелусиота, еще и затем, чтобы «Господь, носимый еще в матерней утробе, был включен в народную перепись, узаконяя нам быть покорными власти, когда нимало не вредит сие благочестию». Я рассудил так: нас не призывают отречься от Христа, поставить на лоб число 666, попирать ногами святые иконы, мощи… А нас призывают совершить подвиг: помолиться в затворе, как молились преподобный Иринарх, затворник Борисоглебский, как святитель Феофан, затворник Вышенский, как Киево-Печерские и Псково-Печерские затворники. Так что ничто не вредит нашему благочестию…

Первым делом изложил свои соображения жене, и она в тот же день переехала из Москвы ко мне в деревню Старово-Смолино на Ярославщине. Позвонил многим нашим знакомым, мол, ковид — это страшно и надолго, и не надо мудрить, а надо следовать рекомендациям медиков. Некоторые соглашались со мной, а другие спорили, утверждали, что никакого вируса нет, а если он и есть, то не опасней обычного гриппа, что православным он не страшен. Один прямо заявил: «Мне нечего бояться — Бог впереди меня идет». Я знаю, святые мертвых оживляли, горы передвигали, по водáм ходили, но никто из них не дерзнул говорить подобное… И еще много всякого я услышал от «других». Про концлагеря, про закрытие православных храмов, всякие гадости про Президента нашего…

В последние годы, особенно в 2020-м, часто вспоминаю мою маму, Марию Георгиевну Жиракову. Вообще-то она родилась в марте накануне преподобной Марины и, несомненно, по традиции крещена в 1920 году этим именем, но по документам мама почему-то Мария… В безбожное советское время остался только отголосок крещения — близкие называли ее Морей. Марина — морская. Моя мама миротворица. Многие наши деревенские обращались к ней за советом, за помощью. Она всех утешала, мирила. Даже когда лежала в больнице с ожогами, люди шли к ней. Долго они потом говорили, глядя на больницу: «Вон Морино окно».

Мама и меня учила: «Сынок, хорошего в жизни, в людях много, но и плохого, грязного, темного — море. Это море переплыть невозможно. Никто его не переплывал. Ты старайся плохое в жизни, в людях не замечать. Ищи хорошее. Его гораздо больше, чем кажется. И даже если ты будешь ошибаться, все равно душа твоя будет богатеть хорошим. А будешь искать плохое — душа разорится, и зрение твое повредится. Ты везде будешь видеть только плохое. Всегда верь только фактам и образам, а слухи, домыслы отметай от себя, как мусор. Это сплетни, наветы, клевета». Может, мама говорила и не такими словами, но за смысл я ручаюсь. Потому все сплетни о закрытии храмов, о концлагерях для православных, всякие небылицы о Путине я сразу отмел, как мусор. Вспомнил факты. В 1990-е годы страна наша висела на краю пропасти, агонизировала на грани исчезновения, развала. Промышленность, сельское хозяйство, армию, медицину, образование — все тогда разрушили до основания. У нас было хуже, чем в Великую Отечественную войну. В ту войну волки возле деревень рыскали, а в 1990-е годы бандиты в городах среди бела дня из автоматов стреляли, однажды даже из танков в центре Москвы. Власти нагло и бессовестно заявляли, мол, спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Дескать, при капитализме естественный отбор. Слабые погибнут, зато выживут сильнейшие, креативные и все станет у нас «о кей» — как на Западе. Много тогда людей погибло от голода, от отчаянья, от безысходности…

Путин пришел к власти, когда уже почти ничего не осталось. Что же он сделал? Вот вам факты, а не сплетни. Он спас страну от развала, начал восстанавливать промышленность, сельское хозяйство, создал лучшую в мире армию, выиграл три войны, вернул Крым в родную гавань, навел везде порядок. Мы опять ходим по улицам, ничего не боясь. Зарплаты, пенсии получаем вовремя, а в 90-е по нескольку месяцев не выплачивали. Путин построил великолепный Крымский мост, космодром «Восточный», мост из Владивостока на остров Русский, мост в Красноярске, возродил Валаамский монастырь и еще много храмов. Может, впервые в нашей истории у нас во многих местах появились отличные дороги. Наука за эти двадцать путинских лет создала лучшие в мире гиперзвуковые ракеты, лучшую в мире вакцину против коронавируса… Но для меня самое главное, что Президент возродил русский дух, вернул нам утраченное в 90-х достоинство, собрал народ в один бессмертный полк!!!

Еще в самом начале своего правления Путин как-то сказал: «Самое худшее для руководителя – это сделать вид, что ничего нет». Когда объявился ковид, власти во многих странах так и сделали, а потом сотнями тысяч хоронили своих граждан. А Владимир Владимирович не стал делать вид, что ничего нет, выстроил отличную стратегию и тактику борьбы со страшным невидимым врагом, чтобы люди и в этих ненормальных условиях жили по-человечески. И справился с этой задачей, как никто в мире. Мы не просто изобрели лучшую в мире вакцину, с минимальными потерями противостояли невидимому коварному врагу, но мы дали отпор новому мировому порядку, будем говорить прямо, порядку Антихриста…

Вот это факты о Путине, а не слухи, сплетни, наветы, клевета. Эти факты никто не сможет опровергнуть. Даже самые ярые враги. Против фактов, как говорится, не попрешь. А от него, от Путина, еще чего-то требуют!!! Имейте хоть каплю совести, господа хорошие. Президент понял главное — мы обречены опережать Запад во всем. Не только в гиперзвуковом оружии, но в вакцине, в цифровизации, в создании искусственного интеллекта… Если они нас опередят, то попросту уничтожат. «Нож» окажется в руках бандита, а не резчика по дереву… Вспомните, как они, не задумываясь, сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки… Потому что бомб этих больше ни у кого в мире не было!.. Нам некуда деваться, нам надо быть во всем первыми — иначе гибель. Мы не для торговли старались вакцину первыми изобрести, мы просто боремся за жизнь нашего народа, за наше государство… Слава Богу, Путин это понимает…

Конечно, много еще у нас недостатков. Никак по-настоящему не возьмемся за воспитание детей, да и взрослых граждан; за культуру, за Интернет… Кажется, всем давно ясно, что пора отменить чуждую, да просто вредную для нас Болонскую систему образования, Ювенальную юстицию… Но, двадцать лет наблюдая за Путиным, я думаю он не хуже меня знает: сорняки надо вырывать сразу, как только они взошли, а если они уже все заполонили, то надо вырывать их очень осторожно, а лучше дождаться когда созреют полезные растения и тогда уж отделить зерна от плевел, как в Евангелии говорится. В 90-е сорняки везде и все у нас забили, все заполонили, все обтеснили. И в душах людей тоже… Путин делает все вовремя. Два примера. Крым мы вернули именно тогда, когда это стало возможно, и потому вернули бескровно. Наших солдат после Крыма стали называть вежливыми людьми…

Случилась страшная война азербайджанцев с армянами в Карабахе. Горячие головы призывали Россию вмешаться, но Путин, казалось, проявлял нерешительность, а на самом деле выжидал подходящего момента, чтобы победить разом. Сбили азербайджанцы наш вертолет. Погибли два летчика. И вдруг, к удивлению всего мира… многих в нашей стране, как по мановению волшебной палочки, Владимир Владимирович за одни сутки принудил Азербайджан и Армению прекратить боевые действия. Наверное, мы не скоро еще узнаем, как Президент сумел примирить непримиримых врагов, но я, стараясь думать всегда просто и ясно, попытаюсь это представить. Когда убили наших летчиков, Путин не стал мудрить, а прямо позвонил Алиеву: «Вы не оставили нам выбора – мы должны ответить вам ударом на удар, но у вас есть выбор: если вы прекратите войну, тогда мы не ответим вам по законам войны». Может, прямо он это и не сказал, но ясно дал это понять Алиеву, и тот отлично все уразумел. Хотя потом держал себя победителем. Путин же всегда сдержан. Как он всегда достойно себя ведет. Любо дорого посмотреть. Гордость за страну берет! Всего одним предложением усмирил цветную революцию в Белоруссии. Сказал в интервью: «Президент Лукашенко попросил помочь ему спецвойсками, и мы их сформировали, и в случае радикализации обстановки сразу перебросим в Белоруссию». Запад, замутивший эту революцию, отлично понял: Россия не сдаст братскую страну на растерзание… Сразу все затихло, пошло на спад… Лукашенко потом таким гоголем выступал, мол, я победил весь Запад, а на самом-то деле победил Путин, но он об этой победе ни слова. Всего лишь одно предложение сказал, и цветная революция утухла…

И войну в Карабахе прекратил за одни сутки и, наверное, тоже одним предложением: «Если вы прекратите войну, тогда мы не ответим вам по законам войны». Но у нас все было готово: и для военного ответа, и для миротворческого. За два-три дня нашу группировку перебросили в Карабах!

Да, всегда мы, русские, жертвуем для других народов своими жизнями. Теперь за азербайджанцев и армян пожертвовали. Два наших летчика погибли. Но, если бы сразу мы вмешались, тогда многие сложили бы свои головы на поле боя, и война за один день не прекратилась бы. Мы – православные христиане! Христос принес себя в жертву за все человечество!

Фактов предостаточно, но мама учила верить не только фактам, но и образам. Теперь про образы.

Когда в 2000 году Путин стал Президентом, я сказал жене: «Это ставленник Ельцина. Нам, русским, хорошего от него ждать нечего. Остается только молиться». Вскоре в Баренцевом море затонула со всем экипажем атомная подводная лодка «Курск». Мое поколение, родившееся в конце сороковых начале пятидесятых годов, воспитано в патриотическом духе. В детстве нашим любимым фильмом был великий «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна, о разгроме на Чудском озере немецких псов-рыцарей. Мы с другом Мишкой, посмотрев один сеанс, сразу покупали билет на второй. Мишка однажды умудрился посмотреть «Александра Невского» за один день три раза и очень гордился этим передо мной, а я ему завидовал.

С замиранием сердца следил я за трагедией с подводной лодкой «Курск». Путин сразу туда поехал и лично участвовал в спасательной операции. Вел он себя мужественно и мудро. Не побоялся разговаривать лицом к лицу с людьми, которых в те годы всячески унижали. Мизерную нищенскую зарплату моряки не получали по нескольку месяцев, а тут еще совсем страшная беда свалилась: отцы, братья, сыновья оказались на дне моря… От отчаяния родные могли что угодно сделать. Но Путин бесстрашно повинился в том, что государство перед ними, защитниками Родины, виновато безмерно, и дал слово не только поднять со дна моря лодку, но возродить армию, обеспечить военным достойную их высокого звания жизнь. И слово свое Президент сдержал! Думаю, с этим фактом даже враги не будут спорить…

Наблюдая тогда за Владимиром Владимировичем, я сказал жене: «Этот человек не такой, как Ельцин. Не будем спешить с выводами». И потом все годы я его защищал, уговаривал всех подождать, потерпеть. Как показали эти двадцать лет я не ошибся. Очень жалею, что только недавно узнал из замечательного документального фильма Андрея Кондрашова (автора эпохальной киноленты о возвращении Крыма), как Бог оберегал родителей Путина. Однажды в тылу врага отца Путина Владимира Спиридоновича преследовали фашисты с собаками. Его уже настигали. Тогда он, как наши далекие предки скифы, срезал камышинку и, взяв ее в рот, нырнул в болото. Враги проскочили мимо. В другой раз под Ленинградом отца тяжело ранило. Он истекал кровью. Надо было срочно перетащить его по льду реки под пулеметным огнем в город, в госпиталь. Никто не хотел идти на верную смерть. Место немцами было пристреляно до невероятности. Все же один смельчак нашелся. Тверской земляк Владимира Спиридоновича. И совершил чудо. Не только перетащил раненого, но и вернулся обратно в часть цел и невредим. После войны они встретились в Ленинграде в магазине, и радости Владимира Спиридоновича не было предела: он-то не сомневался, что спаситель его погиб на обратном пути, и чувствовал себя перед ним виноватым. А в госпитале случилось главное чудо. Владимир Спиридонович делил свой паек с женой, навещавшей его, а сам начал падать в голодные обмороки. Врачи все поняли и больше не оставляли их одних. Вскоре жена перестала проведывать мужа. Душа у него заболела, и он на костылях, набрав побольше еды, ушел в самоволку. В подъезде своего дома увидал штабель покойников, вынесенных из квартир похоронной командой. Сверху лежала его родная. Со слезами припал к ее груди и вдруг услышал: сердце бьется. Закричал: «Что вы делаете? Она же живая!» Ему устало ответили: «Погляди на нее — она скоро дойдет». Владимир Спиридонович крепкими словами, хотя никогда ни до, ни после не употреблял их, костылями заставил занести жену назад в квартиру. И выходил свою родную.

Думаю, кто верит в Бога, тот понимает — это Божье чудо, Божий промысел. Господь, любя Россию, сохранил родителей Путина, чтобы они родили и воспитали нам Владимира Владимировича нашего… Если бы я знал эту быль с самого начала, то сразу бы, безо всяких колебаний, верил, что Путина нам сам Бог послал. А я все-таки иногда колебался…

Путин пообещал и поднял со дна моря не только затонувшую подводную лодку «Курск», но он Россию поднял со дна пропасти. Пообещал в своем сердце и поднял. Подводная лодка «Курск» — главный образ Владимира Путина. У каждого человека есть свой главный образ. У Путина — лодка «Курск». Мой главный образ — сказка «Аленький цветочек». Меня, как и героя этой сказки, в свое время заколдовали злые силы, и я превратился в пьяное чудище, и моя жена своим терпением и любовью расколдовала меня, и я снова стал добрым молодцом. Народная мудрость гласит: не изгоняй постылого — не увидишь милого. Правда, Мариша моя не одну слезинку, как героиня сказки, а море слез пролила надо мной. Нет, неслучайно я с раннего детства люблю сказку «Аленький цветочек». Читая ее, всегда плакал от жалости к чудищу. У каждого человека есть свой главный образ. У Путина лодка «Курск» — корабль Россия. У меня сказка «Аленький цветочек» — женская любовь. А у кого-то — кружевные трусики или сыр «Пармезан». Если каждый хорошо подумает, то найдет свой главный в жизни образ.

И еще в 2020 году я часто вспоминал Александра Сергеевича Пушкина, которого очень любила моя мама. Когда нам открывалось что-то красивое, она всегда восклицала: «Пушкина бы сейчас сюда!» Мол, он-то остановил бы это прекрасное мгновение, запечатлел бы его на веки вечные. «Унылая пора, очей очарованье». В одной строчке все об осени сказал. Благодаря Александру Сергеевичу я не только научился видеть прекрасное, но в 2020 году наконец-то уразумел, что такое чернь, и чем она отличается от народа. Пушкина воспитала русская няня Арина Родионовна. Кажется, Розанов очень глубоко заметил, что многих великих русских писателей воспитали русские няни крестьянки. Пушкина, Тургенева… В стихе «19 октября», в день Лицея, не по годам мудрый Александр Пушкин призвал своих легкомысленных, безответственных друзей лицеистов (видимо, их воспитывали не няни крестьянки), ставших масонами, декабристами:

К устам подъяв признательную чашу,

Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! И, сердцем возгоря,

Опять до дна, до капли выпивайте!

Но за кого? О други, угадайте…

Ура, наш царь! Так! Выпьем за царя.

Он человек! Им властвует мгновенье.

Он раб молвы, сомнений и страстей;

Простим ему неправое гоненье:

Он взял Париж, он основал Лицей.

Мол, будем справедливы к царю: он Родину спас, Европу освободил; и напомнил поэт друзьям, что нельзя быть неблагодарными — они все учились в Царскосельском Лицее… Чернь — это не низшие сословия, но это восставшие против власти люди. И кто восстал, неважно из какого он сословия, князь Андрей Курбский, дворяне декабристы, казаки или ремесленники, те и есть чернь. Неслучайно говорят «чернь восстала», «чернь бунтует». Слово чернь у нас чаще применяют в связи с бунтами, восстаниями, революциями. Чернь — она неблагодарна, злопамятна, закононепослушна. Кто восстает против власти, тот превращается в чернь. Чернь неспособна созидать, она может только разрушать, она не помнит добра. В «Борисе Годунове» у Пушкина царь с горечью восклицает:

Я отворил им житницы, я злато

Рассыпал им, я им сыскал работы –

Они ж меня, беснуясь, проклинали!

Пожарный огнь их домы истребил,

Я выстроил им новые жилища.

Они ж меня пожаром упрекали!

Вот черни суд: ищи ж ее любви.

Чернь разрушила Россию в 1917 году, но социализм не она построила (чернь неспособна созидать), а его величество русский народ!!! Народ наш по-христиански долготерпит, благодарит, поддерживает власти. Его величество народ, на котором тысячу лет стоит держава Русская! Он, забыв все обиды и притеснения (а они, конечно, были), брал в руки оружие и шел на поле Куликово, на Бородинское поле, на Прохоровское поле… и побеждал врага, спасал свою православную Отчизну от порабощения, от уничтожения. Не щадил своей жизни за Веру, Царя и Отечество. Это три краеугольных камня, на которых стояла наша держава. Отвергли эти камни руководители, захотели жить, как на Западе, и государство рухнуло в 1917 году!

Ныне, слава Богу, Путин строит государство на этих краеугольных камнях. Бог у нас теперь в конституцию записан. Отечество строится на великой нашей победе. Потому враги из кожи вон лезут, чтобы доказать, что никакой победы у нас не было. Хотят они украсть у нас не только победу, но наше будущее. Ну, а царь? Ждали иудеи предтечу Илию, а пришел Иоанн Креститель. Он и есть Илия. Путин, хотя по должности Президент, по сути – помазанник Божий. Он правит страной 20 лет! А другие своих правителей меняют, как перчатки. И хотят нас принудить следовать их глупости. А мы не мудрим, мы рассуждаем просто и ясно: «Зачем нам менять руководителя, которого нам Бог послал? Зачем? В угоду американской демократии всячески принуждают нас отказаться от здравого смысла. Чтобы нами правили клоуны, подобные Трампу, Байдену, Джонсону, Зеленскому и прочим?! Ведь это клоуны! Думаю, никто спорить не будет. Даже ярые враги.

Американская демократическая система власти устроена дьявольски хитрó. Кто бы ни правил, система не даст ему ничего сделать против нее, против системы. На Трампе, может, единственный раз система дала сбой, но быстро исправилась. Система эта поработила людей. Им приходится выбирать тех, кто ничего не может сделать против нее. Роль личности, роль народа уничтожена. Сегодня американцы сами попали в ловушку этой своей демократической системы: ничего не могут сделать с афроамериканцами, со всякими содомитами…

Здравомыслящим людям на земле ясно: американцы, творя во всем мире цветные революции, опираются на злопамятную, все разрушающую, предательскую чернь. Возбуждают чернь против законных властей. Кто все эти американские ставленники? Эти Гуайдо, Тихановские, Навальные?.. Это чернь! Американцы хотят, чтобы во всем мире правила чернь. Весь расчет у них на чернь. На черные души. А светлые души — это народ, сохранивший честь, достоинство, здравый смысл, Пушкинскую благодарность и христианскую любовь.

Мы не Путина выбираем, мы определяемся кто мы: чернь или народ. Семьдесят процентов населения, проголосовавших за Путина — это и есть русский народ. Его величество народ, предки которого победили монголо-татар, поляков, шведов, турок, французов, немцев. Кто это помнит, тот и есть народ! А кто забыл, тот — чернь!

Русские люди, россияне, с кем мы: с Пушкиным, с Путиным, с мамой моей?! Я с ними. Ныне враги нас со всех сторон обложили. Что в средней Азии, на Кавказе, на Украине творится!.. А пятая колонна — чернь, возглавляемая театрально-киношной тусовкой! А ковид, скорее всего выпущенный в мир америкашками. Небось, надеялись они, что он уничтожит русских с китайцами и останется на земле «золотой миллиард». Но они, безбожные, не знают истину: кто роет яму другому, тот сам в нее упадет. Вот они и упали в яму…

У России сейчас не одно поле битвы. Сейчас вообще не понять, где оно это поле. Оно везде! Если мы, забыв все обиды и претензии, не сплотимся вокруг Путина и Патриарха, как когда-то наши православные пращуры сплачивались вокруг Дмитрия Донского на поле Куликовом, вокруг Государя Императора на Бородинском поле, нас разобьют, государство наше православное уничтожат, а оставшихся сгонят в концлагеря, называемые нынешней бесовской цивилизацией резервациями. На остальное человечество новые правители мира, слуги дьявола, будут посылать все новые вирусы. И все уже будут не в масках ходить, а в противогазах… Правда, враги наши не предполагают, что тогда всему миру придет конец. Господь терпит нынешних людей, погрязших в содомских грехах, только ради русских. Пока русские стоят на своем богоносном престоле, до тех пор и земля устоит…

В 1990 году, во время так называемой перестройки (народ называл ее катастройкой, предчувствуя, что все закончится ката-строфой), мой старший друг Геннадий Кузьмич Клепиков, замечательный русский писатель, предложил опросить его земляков из села Быстрый Исток на Алтае. Мы спрашивали: как они относятся к нынешней власти? Все ругали ее на чем свет стоит, хотя и соглашались, что дальше так жить нельзя. Выслушав, Гена, конечно же наперед зная ответ, но, желая преподать мне урок — я тогда, как многие в нашей стране, тоже попался на удочку либерально-демократическую — всех спрашивал: «Говорят, скоро к нам китайцы войной придут. Вы с ними заодно будете?» Мужики даже обижались, а один в драку на нас полез: «Что ты плетешь. Мы же не предатели. Нет уж, сначала мы с китайцами разберемся…» Только один молодой парень, начитавшийся журнала «Огонек», сказал: «А что! Китайцы сегодня лучше нас живут. Нам еще в ту войну надо было немцам сдаться – сейчас бы как в Европе жили. Пиво бы немецкое пили… Очень оно, говорят, хорошее…» Как мы ему ни втолковывали, что нас, скорее всего, вообще бы извели, как индейцев в Америке, как славян в Германии, как аборигенов в Австралии, он стоял на своем. Про таких говорят: хоть кол на голове теши. Одно слово: чернь…

* * *

И сегодня я с мамой моей, с Пушкиным, с Путиным. Потому смиренно послушался Президента и Патриарха — заперся с женой в своем деревенском доме. Выезжали иногда в магазин и в лес на прогулку. В поселке надевали маски, ни с кем не обнимались, не целовались, а, приложив руку к груди, приветствовали: «Обнимаю сердцем». Некоторые кривились. Один, когда я отказался подать ему руку, послал меня куда подальше… Я ему смиренно заметил: «Кто людей куда-то посылает, тот потом сам туда идет». Вскоре он пошел туда, куда меня посылал — заболел ковидом. Многие все же задумывались. Я же всем объяснял: «Руками можно обнимать, а в сердце совсем другое, даже недоброе таить. Сердцем обнимать — это честно, по-настоящему, без задних мыслей. Хотя, конечно, я и сам очень люблю обнимать близких, но давайте на время воздержимся от поцелуев и объятий. Как сказал пророк: время обнимать и время уклоняться от объятий. Воздержание никому никогда не вредило, а пользу большую приносило. Но влюбленных воздерживаться не призываю».

В храм на службы я тогда не ходил. Однажды во дворе монастыря столкнулся с нашей прихожанкой, раньше очень меня привечавшей. Я сыграл в ее судьбе важную роль. Побывав на Иринарховском крестном ходе, прочитав мою книгу, она так полюбила наш монастырь, Борисоглеб, что возмечтала сюда переехать. Но денег нет, зато есть состоятельная сестра. Дала ей почитать мою книгу о Борисоглебском Лете. Та прочитала и так растрогалась, что купила сестре дом в Борисоглебе. Однажды на Пасху эта счастливица в порыве благодарности расцеловала меня: «Как же я вас люблю. Лучше вас никого нет». На этот же раз, увидав меня, нахмурилась и отвернулась. Я же подошел поздоровался: «Обнимаю сердцем». Она скривилась: «Какими судьбами вы к нам?» Я кратко пояснил свою позицию: что я гражданин государства Российского, что я член Русской Православной Церкви — потому подчиняюсь Президенту и Патриарху. Женщина опять скривилась: «А как можно без литургии?» Я ответил: «Мы смотрим литургию на телеканале «Спас». Она совсем распалилась: «Телевизор — это икона антихриста». Я согласился, что в телевизоре много поганого, но: «Солнце, место скверное проходя, не оскверняется». Дескать, литургия и в телевизоре и в компьютере все равно литургия. Прихожанка не нашлась, что возразить: «Еще много разных цитат есть». Мне расхотелось объяснять ей, что я стараюсь ни в чем не мудрить, что нож в руках резчика по дереву чудесные изделия из дерева творит, а в руках бандита животы вспарывает. Потому не сам по себе телевизор, компьютер, Интернет плохи, а важно, в чьих они руках. Телеканал «Спас» сеет доброе, вечное; моя жена в Интернете множество сведений нашла о святителе Феофане, затворнике Вышенском… Но я понял, что тут только зря силы душевные потратишь. И пошли мы в разные стороны…

* * *

Перед Пасхой стало совсем невмоготу жить без храма — я в Церкви с 1989 года. Пасхальная служба — восторг восторгов! Вся наша жизнь православная, каждый ее день — это празднование Пасхи, воскресения Христова. Потому некоторые святые все дни года приветствовали встречных пасхальной радостью: «Христос воскресе!» Самое главное содержание нашей жизни — это празднование Пасхи — потому что «Христос воскресе!». Каждый наш день — это Христос воскресе!

Не знаю где я нашел силы не поехать на ночную службу. В этот день не раз позавидовал Одиссею, которого привязали к мачте, когда проплывали мимо острова со сладкоголосыми сиренами. Всей команде он приказал замазать уши воском, а себя просто привязать. Я с Божьей помощью, даже не привязанный к мачте, выслушал сладкоголосое пение, мол, поезжай на службу — Бог тебя защитит. Но я за свою жизнь очень хорошо уразумел: Всемогущий помогает тем, кто сам себе помогает; кто смиренно исполняет обязанности члена Русской Православной Церкви и гражданина государства Российского. Отдавать «кесарю кесарево» — это и об этом, об обязанностях гражданина…

Конечно, по «НТВ» мы ожидали с замиранием сердца схождения благодатного огня на Гроб Господень в Иерусалиме. Каждый год не знаешь, сойдет или не сойдет — в мире-то сколько всего поганого творится, и может, уже терпение Господне иссякло?! Дождались — еще не иссякло. И литургию мы на «Спасе» отстояли, и вместе со всеми законопослушными возглашали: «Воистину воскресе!»

Утром звонят в калиточный звонок. Выглянул в окно: кого в такую рань несет? Легли-то мы часа в четыре. Вася сосед. После смерти матери, за которой он ухаживал много лет, Вася потерял смысл жизни. Для себя ему жить скучно. Взялся пить без удержу, нигде не работал. В общем, сам себя в смерть загонял. Я ему прямо говорил об этом, но тщетно. Русские не могут жить без большого смысла, не могут жить потребителями. Васю я уважаю — он научил меня не осуждать людей. Обычно в разговоре невольно кого-нибудь осудишь, а Вася сразу найдет этому человеку оправдание, дескать, у него много детей, у другого хозяйство большое, у третьего болезнь нелегкая… Всегда он старался оправдать, кого я осуждал. Я теперь тоже стараюсь оправдывать виноватых. И убедился, если и не найдешь человеку оправдание, то уже не осудишь, а пожалеешь: «Господи, какой же ты несчастный — ничего у тебя доброго за душой». Но это очень редко бывает, я даже такого не припомню. Обычно хоть какую-то кроху добрую, но найдешь…

Уверен, если так относиться к людям, то и к тебе на том свете также отнесутся: сначала постараются оправдать, а потом пожалеют. Ведь ты всех оправдывал и жалел!.. Правда, чтобы стяжать такое душеспасительное качество, надо стать очень хорошим человеком… Я пока еще частенько осуждаю, хотя потом спохватываюсь…

Зная, что Вася, скорее всего «за хлебушком», отрезал полбуханки и вышел к калитке. Он, кажется, совсем далекий от веры человек, вдруг шепчет: «Христос воскресе!» Я естественно: «Воистину воскресе!» Вася над забором обе руки так трогательно протягивает. А в ладошках крашеное пасхальное яйцо. Мол, я не просто за хлебушком, но я поздравить. Едва я сдержался, чтобы не взять яичко. Уж как тут сладкоголосые сирены старались, мол, возьми пасхальное яичко — на Пасху Господь точно убережет от заразы. Да и вообще, грех в такой день не взять, ведь это от чистого сердца… Но я не забыл, как бес призывал Христа броситься вниз с крыла храма, дескать, сказано, что ангелы тебя подхватят, а Господь ответил: «Не искушай Бога твоего», — и не бросился вниз. Не забыл я, что Вася накануне выписался из больницы, где лежат и ковидные больные. Не забыл я, что Бог помогает тем, кто сам себе помогает. Говорю: «Не обессудь, но яичко я у тебя не возьму — ты в больнице лежал, где много ковидных». Он досадливо махнул рукой, дескать, все это чепуха на постном масле, но меня трудно сбить с толку: «Вася, и тебе советую хотя бы пару недель дома посидеть, чтобы никого не заразить. Мало ли что… Ты же не хочешь, чтобы кто-то из-за тебя умер…». Видимо, мое «не обессудь» напомнило ему его душеспасительное качество никого не осуждать; он молча взял хлеб и ушел. Потом я долго его не видел, спросил соседку: куда Вася подевался? Что-то совсем его не видать, не случилось ли чего? Она: «Да нет, все в порядке — дома он сидит». Я понял: и тут Вася, всегда мало думая о себе, о других, как всегда, подумал – сел в карантин. Умный он человек. В феврале 2021 года ему стала часто являться во сне мама, за которой он много лет ухаживал. Она звала его: «Сынок, давай сюда ко мне, у нас места много…» Мол, на земле тебе места уже нет, совсем ты измучился, а здесь я тебя обниму, упокою…. И Вася послушно ушел к маме…

* * *

Сижу в саду созерцаю. Жара. Я очень ее люблю. В Забайкалье, где я родился и вырос — лето короткое. Всего два месяца. Подношу пальцы, руку к носу. Запах жары ни на что не похож. От него какая-то неизъяснимая сладость в голове, в сердце особенно. Этот запах жары детство мне возвращает. Лежал на крыше дома, читал прекрасную книгу, глядел на белые облака на синем небе и нюхал свою нагретую от жары руку. Счастье счастья! Никуда уже и ничего не хотелось, а вот так бы плыть и плыть вместе с облаками по синему небу, и нюхать жару на руке. И глядеть на летающих птиц. В мае-июне кажется, что возле дома больше всего скворцов, но это только кажется. Больше всего воробьев и сорок. Просто скворцы часто летают. Потому что, как я говорю: «В скворечниках скворчат скворчата». Повторите вслед за мной несколько раз «в скворечниках скворчат скворчата», и вы услышите, как они скворчат. Словно что-то на сковородке шкворчит. Скворчата страшно прожорливы, но и растут быстрее других птенцов. В середине июня уже вылетают из скворечников и перекочевывают в лес. Однако в октябре, перед отлетом на юг, они возвращаются и несколько дней живут около родного дома на нашем старом тополе — прощаются перед дальней дорогой, получают от дома благословение.

* * *

Из застрехи под крышей вылетел воробей. Сел на провод неподалеку. Глядит на меня вопрошающе. Я ему весело: «Как жизнь, чирикало?» Он: «Жив, жив, жив…» Я удивился: «Поговорить хочешь?» Воробей слегка кивнул. Я совсем озадачился: что я ему, воробью, могу сказать? И вдруг озарило: «Мы же с тобой под одной крышей живем, а в одном доме живут близкие, родные. Значит, мы с тобой родные». Он слушал меня с интересом. Я сам подивился: как же я не понимал, что воробьи, живущие под крышей нашего дома, нам с Маришей родные; а я относился к ним так: а-а-а летают тут милые пичужки. А это не просто пичужки милые, а родные существа — мы в одном доме живем. Вот такое открытие воробышек мне подарил. Глаза, можно сказать, открыл. Об этом он хотел поговорить со мной, что мы с ним — родные. Мудрый воробей. Мудрее меня…

* * *

На другой день молился возле Галкиной яблони. Под ней я написал повестушечку о старшей сестре Гале. Летом люблю заниматься под яблоневой сенью благодатной. Откуда-то из травы объявился воробышек. Забрался на кирпичный бордюр цветочной клумбы в пяти шагах от меня. Какой-то он немножко пришибленный, нахохлившийся какой-то. Другие воробьи прилетали и, легкомысленно повертев головками, скоро упархивали, а этот сидел до самого конца моления. Ему, видимо, очень это нужно — вид у него болезненный. Когда я закончил молиться, воробышек куда-то подевался. Может, в траву опять спрятался, а может, улетел — выздоровел. Окна у нас в доме распахнуты в русское лето, и я, не сходя с места, рассказал Марише, сидящей за письменным столом в доме, о воробье, как мы с ним соборно помолились , как он выздоровел. Она рассмеялась: «Какой же ты все-таки фантазер». Я не обиделся — на самом деле жена лучше всех на свете знает: у меня — все правда. Просто она опасается как бы я не возгордился, вот и подтрунивает…

* * *

Чем дальше движется лето, тем реже слышно кукушку. Откуда-то из глубины лесов она тихо-тихо кукует. А в мае очень близко, за околицей деревни. Однажды прокуковала, пролетая над моей головой…

* * *

Как-то вечером в июле такая стихия бушевала! На небе не молнии сверкали, а все небо полыхало. Не гроза, а светопреставленье. У нас сгорели почти все лампочки, стабилизатор напряжения. Пахло дымом, и я побежал в крытый двор поглядеть, не горит ли где. Полез по высокой лестнице на чердак. Когда лез невольно вспомнил Гену Чугунова, моего ровесника семидесятилетнего. Он упал с крыши и через несколько дней умер. Вспомнил я его, но все же не остановился. Начав спускаться, оступился и полетел спиной вниз. Правая нога попала меж ступенек. Нога в одну сторону, тело в другую. От боли искры из глаз посыпались. Мариша мигом прибежала на мой крик. Как я встал, не знаю. Я на корточки уже давно присесть не могу. Держась за жену, на одной ноге добрался до кровати. Несколько суток спать не мог. Потом привезли костыли. Вдруг и у Мариши ноги заболели, встать с кровати не могла. Ну, а как на двух костылях поможешь? Руки-то заняты. Соврал ей, что уже могу без костылей. Конечно, страдал, но ходить смог, и с каждым днем все лучше. Забыл про себя, о другом позаботился и — выздоровел. Не раз уже такое со мной случалось. Знакомые врачи удивлялись, дескать, в моем возрасте при таком падении коленка должна просто разлететься, а у меня, раз я уже хожу, даже трещины нет, чудо какое-то. Мудрая моя Мариша подтвердила: «Конечно, чудо — ты ведь на мамин коврик упал». Перед лестницей на чердак у нас лежит ковер, который маме подарили на работе, когда мне было лет десять. Ему, значит, лет шестьдесят. Он порядком вытерся и долго стоял в углу. Однажды Мариша, желая меня порадовать, развернула его и постелила возле лестницы. Теперь каждый раз выходя в крытый двор, я вспоминаю маму, свое детство. Потом на крестном ходе я рассказывал самым близким, как мама и жена подстелили мне коврик, и я отделался ушибами. Правда, нога до сих пор поднывает и сгибается не до конца, но обошлось без переломов и не пришлось обращаться в больницу, где много ковидных. А мы-то с женой в наши семьдесят, с нашими болезнями, уже как белые одуванчики – дунь легкий ветерок, и облетим. А тут не легкий ветерок, тут, как говорят в молитве, губительное поветрие!..

* * *

К июлю поветрие поутихло, но не ушло. Карантин, правда, отменили, но страшного невидимого врага победили не до конца. Нога еще болела довольно сильно, но на крестный ход Иринарховский я все же решил ехать. Я написал «Борисоглебское лето», «Иринарховский крестный ход»!.. В первый день расположился на лужайке возле храма Бориса и Глеба. Сел на раскладной стульчик, оперся на костыль. На лице у меня маска надета. А вокруг почти все без масок. Может, человек десять. Обычно ко мне толпами подходили мои читатели-почитатели, а тут почти все сквозили мимо. Правда, один старый товарищ, с которым года два назад мы рассорились, уже издалека улыбнулся от всей души. Чуть я не снял маску, чтобы расцеловаться с ним по-православному, но удержало, что он без маски. Его я тоже обнял сердцем. Он вдруг говорит: «У меня уже несколько дней температура». Вскоре оказался у него ковид, и его увезли в Москву…

Еще два человека подошли. Женщина рассказала: каждый год они приезжают к нам на крестный ход из Германии; уезжая, всегда в автобусе слушают диски с моими рассказами и крестный ход у них продолжается. В ее храме в Штутгарте все меня любят, читают, молятся обо мне…

Конечно, радостно подбежала крестоходка, уже много лет шутливо приветствующая меня: «Можно к вам приложиться?» Обычно я подхватываю ее шутливый тон: «Конечно, можно — к святыням прикладываются, не спрашивая». На этот раз я не подхватил: «Нет, нельзя. Я обнимаю теперь сердцем». Она сразу посерьезнела, мол, нынче-то ей очень надо меня расцеловать. Поведала: в прошлый крестный ход впервые уговорила тяжкоболящего мужа поехать с ней в Борисоглеб. По возвращении с крестного хода дня три он чувствовал себя прекрасно, а потом стал угасать. Очень страдал и физически, и духовно. Смерти ужасно страшился. Однажды пересказала ему мою повестушечку «Дай руку мне…», где крестоходка Татьяна из Краснодара перед смертью, уже не открывая глаз, промолвила: «Крестный ход идет, крестный ход идет». А перед самым отходом попросила кого-то: «Дай руку мне, руку мне дай». Я растолковал это так. Перед смертью Татьяна шла в Иринарховском крестном ходе и попросила она подать ей руку не кого-нибудь, а самого преподобного Иринарха, и святой подал ей руку. Муж внимательно выслушал свою мудрую жену, совершенно успокоился, поверил, что сам преподобный Иринарх вводит своих крестоходцев в Царство Небесное. Исповедовался муж, причастился и отошел ко Господу легко и радостно. Этим как бы подтвердил верность моего толкования.

В последний день в Кондаково эта мудрая жена все-таки меня не послушалась — все-таки приложилась. Прислонилась головой к моей груди: «Спасибо вам. Храните себя. Вы нам очень нужны».

В субботу, в предпоследний день нашего шествия, Мариша чувствовала себя очень плохо. Но я все же уговорил ее поехать со мной в Кондаково: «Просто посидишь в машине с открытым окном, поздороваешься с несколькими крестоходцами — вот ты и участница. Мы ведь ни одного крестного хода не пропустили».

Поставил машину недалеко от поворота к колодчику Иринархову. Вышел из кабины, и вдруг нога заболела, мочи нет. Поплелся, опираясь всем телом на костыль. Гляжу, в автобусе Анна Яковлевна. Четверть века назад она сломала спинку кресла в моем «Запорожце». От изнеможения просто рухнула в кресло… Анна Яковлевна вопрощающе поглядела на мой костыль. Я рассказал, как упал с лестницы и, слава Богу, ничего не поломал, а моя мудрая Мариша прозрела в этом чудо — я на мамин коврик упал. Мама соломки мне подстелила. Моя дорогая собеседница с уважением: «А где Мариша?» Я ответил: «В машине сидит – ноги у нее болят».

Поковылял дальше. Навстречу еще одна старая крестоходка. Однажды она посетовала: «У меня есть все ваши книги. Нет только «Старшей сестры». Я подарил ей из неприкосновенного запаса. Как можно такой не подарить?! В свои немалые года она уже много раз прошла с костылем весь Иринарховский крестный ход! Она читала все мои книги! На этот раз читательница тоже указала своим костылем на мой. Опять рассказал про мамин коврик, про свою мудрую жену. Она тоже, как Анна Яковлевна, с уважением спросила: «А где жена?» Показал на машину. Читательница снова: «Вашу жену зовут Марина?» Я кивнул. Она: «Значит, я правильно молюсь».

Больше я идти не смог. В машине рассказал Марише о своих встречах. Когда проезжали мимо крестоходки, жаждавшей получить «Старшую сестру», она с любовью глянула на Маришу и поклонилась, а Анна Яковлевна радостно помахала ей рукой из автобуса. Выказали они моей жене восхищение за мамин коврик. Я подытожил: «Не зря приехали. Это не мелочь, что кто-то поклонился, а кто-то рукой помахал. Очень это немало». Мариша кивнула.

Вот и весь наш с женой крестный ход Иринарховский в 2020 году…

* * *

Если Бога нет, тогда жизнь наша — сказка и химера. Тогда все равно, во что верить. Какие тогда к нам, христианам, претензии. Дескать, мы глупостью мучаемся — в Бога верим. Ведь если Бога нет, тогда все исчезнет. Тогда все неправда — раз исчезнет. Правда вечна! Если Бога нет, тогда все смерть, тогда все обман. Смерть и обман – синонимы!

Солнце без земли существовать может, а земля без солнца нет. Так и люди, созданные из персти (земли), жить без Бога не могут. Бог — наше солнце! И светит, и греет, жизнь вообще-то дает…

(Продолжение следует)

Сергей Щербаков

Лето 2020-е от Рождества Христова

Записки писателя. Начало

Памяти Василия Ланового, Валентина Непомнящего, Александра Казинцева, иеромонаха Иулиана, протоиерея Виталия Тарасова, протоиерея Дмитрия Смирнова и многих, многих других, унесенных губительным поветрием в страну далече…

В марте Владимир Владимирович Путин обратился к народу, рассказал о страшном коронавирусе и объявил карантин. Месяца через два, думаю, не только я, но многие забыли, как встретили новогодние праздники и как жили до пандемии. Все стерлось из памяти. Год 2020 у нас в России начался в марте с обращения Президента к гражданам. Вскоре святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл тоже призвал паству, по примеру преподобной Марии Египетской, помолиться в «пустынях» своих домов. На своем веку я много чего повидал, пережил, испытал и выработал в себе правило: думать просто и ясно. Немало людей, начиная с мамы, меня этому учили, но почему-то особенно запомнился урок одного хирурга. Когда мне собирались «починить» вены на ногах я, лежа в палате, наслушался своих соседей, дескать, уколы в такой как у меня искривленный позвоночник очень опасно делать — можно и без ног остаться, да и вены могут опять вылезти… Утром пришел хирург, а я ему про соседские россказни. Он с сожалением глянул на меня и спокойно повторил то же самое, что при первичном осмотре. Когда увидал синюю гроздь вен на левой икре, просто ахнул: «Сколько же времени вы ее ростили?» — и прямо разъяснил, что в этой грозди образуются тромбы и я могу в лучшем случае получить инфаркт или инсульт, а в худшем умереть в любой момент. И на этот раз хирург закончил просто и ясно: «…Не мудрите, Сергей Антонович». Мне стало стыдно, ко мне вернулось мужество. После операции я прожил уже лет двадцать. Ноги мои, слава Богу, ходят, вены не вылезли… Теперь мы с женой, когда нас пытаются сбить с толку, с улыбкой говорим друг другу: «Не мудрите, Сергей Антонович; не мудрите, Марина Ивановна». Жалею об одном, что хирург не знает, как он крепко вошел в нашу жизнь…

Доверяя Президенту, я сразу понял: вирус – это опасно и надолго. Не мудрствуя лукаво, спросил себя: «Ты гражданин государства Российского? — Гражданин. — Ты член русской православной церкви? — Член. Значит, обязан проявить законопослушание». Преподобный Исидор Пелусиот так растолковал хождение Богородицы в Вифлеем на перепись населения. Она, уже вот-вот собиравшаяся рожать, могла законно остаться дома, но дева Мария отправилась пешком по горам по долам. Конечно, затем, чтобы исполнились пророчества, что Христос родится в Вифлееме Иудейстем; но, по слову Пелусиота, еще и затем, чтобы «Господь, носимый еще в матерней утробе, был включен в народную перепись, узаконяя нам быть покорными власти, когда нимало не вредит сие благочестию». Я рассудил так: нас не призывают отречься от Христа, поставить на лоб число 666, попирать ногами святые иконы, мощи… А нас призывают совершить подвиг: помолиться в затворе, как молились преподобный Иринарх, затворник Борисоглебский, как святитель Феофан, затворник Вышенский, как Киево-Печерские и Псково-Печерские затворники. Так что ничто не вредит нашему благочестию…

Первым делом изложил свои соображения жене, и она в тот же день переехала из Москвы ко мне в деревню Старово-Смолино на Ярославщине. Позвонил многим нашим знакомым, мол, ковид — это страшно и надолго, и не надо мудрить, а надо следовать рекомендациям медиков. Некоторые соглашались со мной, а другие спорили, утверждали, что никакого вируса нет, а если он и есть, то не опасней обычного гриппа, что православным он не страшен. Один прямо заявил: «Мне нечего бояться — Бог впереди меня идет». Я знаю, святые мертвых оживляли, горы передвигали, по водáм ходили, но никто из них не дерзнул говорить подобное… И еще много всякого я услышал от «других». Про концлагеря, про закрытие православных храмов, всякие гадости про Президента нашего…

В последние годы, особенно в 2020-м, часто вспоминаю мою маму, Марию Георгиевну Жиракову. Вообще-то она родилась в марте накануне преподобной Марины и, несомненно, по традиции крещена в 1920 году этим именем, но по документам мама почему-то Мария… В безбожное советское время остался только отголосок крещения — близкие называли ее Морей. Марина — морская. Моя мама миротворица. Многие наши деревенские обращались к ней за советом, за помощью. Она всех утешала, мирила. Даже когда лежала в больнице с ожогами, люди шли к ней. Долго они потом говорили, глядя на больницу: «Вон Морино окно».

Мама и меня учила: «Сынок, хорошего в жизни, в людях много, но и плохого, грязного, темного — море. Это море переплыть невозможно. Никто его не переплывал. Ты старайся плохое в жизни, в людях не замечать. Ищи хорошее. Его гораздо больше, чем кажется. И даже если ты будешь ошибаться, все равно душа твоя будет богатеть хорошим. А будешь искать плохое — душа разорится, и зрение твое повредится. Ты везде будешь видеть только плохое. Всегда верь только фактам и образам, а слухи, домыслы отметай от себя, как мусор. Это сплетни, наветы, клевета». Может, мама говорила и не такими словами, но за смысл я ручаюсь. Потому все сплетни о закрытии храмов, о концлагерях для православных, всякие небылицы о Путине я сразу отмел, как мусор. Вспомнил факты. В 1990-е годы страна наша висела на краю пропасти, агонизировала на грани исчезновения, развала. Промышленность, сельское хозяйство, армию, медицину, образование — все тогда разрушили до основания. У нас было хуже, чем в Великую Отечественную войну. В ту войну волки возле деревень рыскали, а в 1990-е годы бандиты в городах среди бела дня из автоматов стреляли, однажды даже из танков в центре Москвы. Власти нагло и бессовестно заявляли, мол, спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Дескать, при капитализме естественный отбор. Слабые погибнут, зато выживут сильнейшие, креативные и все станет у нас «о кей» — как на Западе. Много тогда людей погибло от голода, от отчаянья, от безысходности…

Путин пришел к власти, когда уже почти ничего не осталось. Что же он сделал? Вот вам факты, а не сплетни. Он спас страну от развала, начал восстанавливать промышленность, сельское хозяйство, создал лучшую в мире армию, выиграл три войны, вернул Крым в родную гавань, навел везде порядок. Мы опять ходим по улицам, ничего не боясь. Зарплаты, пенсии получаем вовремя, а в 90-е по нескольку месяцев не выплачивали. Путин построил великолепный Крымский мост, космодром «Восточный», мост из Владивостока на остров Русский, мост в Красноярске, возродил Валаамский монастырь и еще много храмов. Может, впервые в нашей истории у нас во многих местах появились отличные дороги. Наука за эти двадцать путинских лет создала лучшие в мире гиперзвуковые ракеты, лучшую в мире вакцину против коронавируса… Но для меня самое главное, что Президент возродил русский дух, вернул нам утраченное в 90-х достоинство, собрал народ в один бессмертный полк!!!

Еще в самом начале своего правления Путин как-то сказал: «Самое худшее для руководителя – это сделать вид, что ничего нет». Когда объявился ковид, власти во многих странах так и сделали, а потом сотнями тысяч хоронили своих граждан. А Владимир Владимирович не стал делать вид, что ничего нет, выстроил отличную стратегию и тактику борьбы со страшным невидимым врагом, чтобы люди и в этих ненормальных условиях жили по-человечески. И справился с этой задачей, как никто в мире. Мы не просто изобрели лучшую в мире вакцину, с минимальными потерями противостояли невидимому коварному врагу, но мы дали отпор новому мировому порядку, будем говорить прямо, порядку Антихриста…

Вот это факты о Путине, а не слухи, сплетни, наветы, клевета. Эти факты никто не сможет опровергнуть. Даже самые ярые враги. Против фактов, как говорится, не попрешь. А от него, от Путина, еще чего-то требуют!!! Имейте хоть каплю совести, господа хорошие. Президент понял главное — мы обречены опережать Запад во всем. Не только в гиперзвуковом оружии, но в вакцине, в цифровизации, в создании искусственного интеллекта… Если они нас опередят, то попросту уничтожат. «Нож» окажется в руках бандита, а не резчика по дереву… Вспомните, как они, не задумываясь, сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки… Потому что бомб этих больше ни у кого в мире не было!.. Нам некуда деваться, нам надо быть во всем первыми — иначе гибель. Мы не для торговли старались вакцину первыми изобрести, мы просто боремся за жизнь нашего народа, за наше государство… Слава Богу, Путин это понимает…

Конечно, много еще у нас недостатков. Никак по-настоящему не возьмемся за воспитание детей, да и взрослых граждан; за культуру, за Интернет… Кажется, всем давно ясно, что пора отменить чуждую, да просто вредную для нас Болонскую систему образования, Ювенальную юстицию… Но, двадцать лет наблюдая за Путиным, я думаю он не хуже меня знает: сорняки надо вырывать сразу, как только они взошли, а если они уже все заполонили, то надо вырывать их очень осторожно, а лучше дождаться когда созреют полезные растения и тогда уж отделить зерна от плевел, как в Евангелии говорится. В 90-е сорняки везде и все у нас забили, все заполонили, все обтеснили. И в душах людей тоже… Путин делает все вовремя. Два примера. Крым мы вернули именно тогда, когда это стало возможно, и потому вернули бескровно. Наших солдат после Крыма стали называть вежливыми людьми…

Случилась страшная война азербайджанцев с армянами в Карабахе. Горячие головы призывали Россию вмешаться, но Путин, казалось, проявлял нерешительность, а на самом деле выжидал подходящего момента, чтобы победить разом. Сбили азербайджанцы наш вертолет. Погибли два летчика. И вдруг, к удивлению всего мира… многих в нашей стране, как по мановению волшебной палочки, Владимир Владимирович за одни сутки принудил Азербайджан и Армению прекратить боевые действия. Наверное, мы не скоро еще узнаем, как Президент сумел примирить непримиримых врагов, но я, стараясь думать всегда просто и ясно, попытаюсь это представить. Когда убили наших летчиков, Путин не стал мудрить, а прямо позвонил Алиеву: «Вы не оставили нам выбора – мы должны ответить вам ударом на удар, но у вас есть выбор: если вы прекратите войну, тогда мы не ответим вам по законам войны». Может, прямо он это и не сказал, но ясно дал это понять Алиеву, и тот отлично все уразумел. Хотя потом держал себя победителем. Путин же всегда сдержан. Как он всегда достойно себя ведет. Любо дорого посмотреть. Гордость за страну берет! Всего одним предложением усмирил цветную революцию в Белоруссии. Сказал в интервью: «Президент Лукашенко попросил помочь ему спецвойсками, и мы их сформировали, и в случае радикализации обстановки сразу перебросим в Белоруссию». Запад, замутивший эту революцию, отлично понял: Россия не сдаст братскую страну на растерзание… Сразу все затихло, пошло на спад… Лукашенко потом таким гоголем выступал, мол, я победил весь Запад, а на самом-то деле победил Путин, но он об этой победе ни слова. Всего лишь одно предложение сказал, и цветная революция утухла…

И войну в Карабахе прекратил за одни сутки и, наверное, тоже одним предложением: «Если вы прекратите войну, тогда мы не ответим вам по законам войны». Но у нас все было готово: и для военного ответа, и для миротворческого. За два-три дня нашу группировку перебросили в Карабах!

Да, всегда мы, русские, жертвуем для других народов своими жизнями. Теперь за азербайджанцев и армян пожертвовали. Два наших летчика погибли. Но, если бы сразу мы вмешались, тогда многие сложили бы свои головы на поле боя, и война за один день не прекратилась бы. Мы – православные христиане! Христос принес себя в жертву за все человечество!

Фактов предостаточно, но мама учила верить не только фактам, но и образам. Теперь про образы.

Когда в 2000 году Путин стал Президентом, я сказал жене: «Это ставленник Ельцина. Нам, русским, хорошего от него ждать нечего. Остается только молиться». Вскоре в Баренцевом море затонула со всем экипажем атомная подводная лодка «Курск». Мое поколение, родившееся в конце сороковых начале пятидесятых годов, воспитано в патриотическом духе. В детстве нашим любимым фильмом был великий «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна, о разгроме на Чудском озере немецких псов-рыцарей. Мы с другом Мишкой, посмотрев один сеанс, сразу покупали билет на второй. Мишка однажды умудрился посмотреть «Александра Невского» за один день три раза и очень гордился этим передо мной, а я ему завидовал.

С замиранием сердца следил я за трагедией с подводной лодкой «Курск». Путин сразу туда поехал и лично участвовал в спасательной операции. Вел он себя мужественно и мудро. Не побоялся разговаривать лицом к лицу с людьми, которых в те годы всячески унижали. Мизерную нищенскую зарплату моряки не получали по нескольку месяцев, а тут еще совсем страшная беда свалилась: отцы, братья, сыновья оказались на дне моря… От отчаяния родные могли что угодно сделать. Но Путин бесстрашно повинился в том, что государство перед ними, защитниками Родины, виновато безмерно, и дал слово не только поднять со дна моря лодку, но возродить армию, обеспечить военным достойную их высокого звания жизнь. И слово свое Президент сдержал! Думаю, с этим фактом даже враги не будут спорить…

Наблюдая тогда за Владимиром Владимировичем, я сказал жене: «Этот человек не такой, как Ельцин. Не будем спешить с выводами». И потом все годы я его защищал, уговаривал всех подождать, потерпеть. Как показали эти двадцать лет я не ошибся. Очень жалею, что только недавно узнал из замечательного документального фильма Андрея Кондрашова (автора эпохальной киноленты о возвращении Крыма), как Бог оберегал родителей Путина. Однажды в тылу врага отца Путина Владимира Спиридоновича преследовали фашисты с собаками. Его уже настигали. Тогда он, как наши далекие предки скифы, срезал камышинку и, взяв ее в рот, нырнул в болото. Враги проскочили мимо. В другой раз под Ленинградом отца тяжело ранило. Он истекал кровью. Надо было срочно перетащить его по льду реки под пулеметным огнем в город, в госпиталь. Никто не хотел идти на верную смерть. Место немцами было пристреляно до невероятности. Все же один смельчак нашелся. Тверской земляк Владимира Спиридоновича. И совершил чудо. Не только перетащил раненого, но и вернулся обратно в часть цел и невредим. После войны они встретились в Ленинграде в магазине, и радости Владимира Спиридоновича не было предела: он-то не сомневался, что спаситель его погиб на обратном пути, и чувствовал себя перед ним виноватым. А в госпитале случилось главное чудо. Владимир Спиридонович делил свой паек с женой, навещавшей его, а сам начал падать в голодные обмороки. Врачи все поняли и больше не оставляли их одних. Вскоре жена перестала проведывать мужа. Душа у него заболела, и он на костылях, набрав побольше еды, ушел в самоволку. В подъезде своего дома увидал штабель покойников, вынесенных из квартир похоронной командой. Сверху лежала его родная. Со слезами припал к ее груди и вдруг услышал: сердце бьется. Закричал: «Что вы делаете? Она же живая!» Ему устало ответили: «Погляди на нее — она скоро дойдет». Владимир Спиридонович крепкими словами, хотя никогда ни до, ни после не употреблял их, костылями заставил занести жену назад в квартиру. И выходил свою родную.

Думаю, кто верит в Бога, тот понимает — это Божье чудо, Божий промысел. Господь, любя Россию, сохранил родителей Путина, чтобы они родили и воспитали нам Владимира Владимировича нашего… Если бы я знал эту быль с самого начала, то сразу бы, безо всяких колебаний, верил, что Путина нам сам Бог послал. А я все-таки иногда колебался…

Путин пообещал и поднял со дна моря не только затонувшую подводную лодку «Курск», но он Россию поднял со дна пропасти. Пообещал в своем сердце и поднял. Подводная лодка «Курск» — главный образ Владимира Путина. У каждого человека есть свой главный образ. У Путина — лодка «Курск». Мой главный образ — сказка «Аленький цветочек». Меня, как и героя этой сказки, в свое время заколдовали злые силы, и я превратился в пьяное чудище, и моя жена своим терпением и любовью расколдовала меня, и я снова стал добрым молодцом. Народная мудрость гласит: не изгоняй постылого — не увидишь милого. Правда, Мариша моя не одну слезинку, как героиня сказки, а море слез пролила надо мной. Нет, неслучайно я с раннего детства люблю сказку «Аленький цветочек». Читая ее, всегда плакал от жалости к чудищу. У каждого человека есть свой главный образ. У Путина лодка «Курск» — корабль Россия. У меня сказка «Аленький цветочек» — женская любовь. А у кого-то — кружевные трусики или сыр «Пармезан». Если каждый хорошо подумает, то найдет свой главный в жизни образ.

И еще в 2020 году я часто вспоминал Александра Сергеевича Пушкина, которого очень любила моя мама. Когда нам открывалось что-то красивое, она всегда восклицала: «Пушкина бы сейчас сюда!» Мол, он-то остановил бы это прекрасное мгновение, запечатлел бы его на веки вечные. «Унылая пора, очей очарованье». В одной строчке все об осени сказал. Благодаря Александру Сергеевичу я не только научился видеть прекрасное, но в 2020 году наконец-то уразумел, что такое чернь, и чем она отличается от народа. Пушкина воспитала русская няня Арина Родионовна. Кажется, Розанов очень глубоко заметил, что многих великих русских писателей воспитали русские няни крестьянки. Пушкина, Тургенева… В стихе «19 октября», в день Лицея, не по годам мудрый Александр Пушкин призвал своих легкомысленных, безответственных друзей лицеистов (видимо, их воспитывали не няни крестьянки), ставших масонами, декабристами:

К устам подъяв признательную чашу,

Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! И, сердцем возгоря,

Опять до дна, до капли выпивайте!

Но за кого? О други, угадайте…

Ура, наш царь! Так! Выпьем за царя.

Он человек! Им властвует мгновенье.

Он раб молвы, сомнений и страстей;

Простим ему неправое гоненье:

Он взял Париж, он основал Лицей.

Мол, будем справедливы к царю: он Родину спас, Европу освободил; и напомнил поэт друзьям, что нельзя быть неблагодарными — они все учились в Царскосельском Лицее… Чернь — это не низшие сословия, но это восставшие против власти люди. И кто восстал, неважно из какого он сословия, князь Андрей Курбский, дворяне декабристы, казаки или ремесленники, те и есть чернь. Неслучайно говорят «чернь восстала», «чернь бунтует». Слово чернь у нас чаще применяют в связи с бунтами, восстаниями, революциями. Чернь — она неблагодарна, злопамятна, закононепослушна. Кто восстает против власти, тот превращается в чернь. Чернь неспособна созидать, она может только разрушать, она не помнит добра. В «Борисе Годунове» у Пушкина царь с горечью восклицает:

Я отворил им житницы, я злато

Рассыпал им, я им сыскал работы –

Они ж меня, беснуясь, проклинали!

Пожарный огнь их домы истребил,

Я выстроил им новые жилища.

Они ж меня пожаром упрекали!

Вот черни суд: ищи ж ее любви.

Чернь разрушила Россию в 1917 году, но социализм не она построила (чернь неспособна созидать), а его величество русский народ!!! Народ наш по-христиански долготерпит, благодарит, поддерживает власти. Его величество народ, на котором тысячу лет стоит держава Русская! Он, забыв все обиды и притеснения (а они, конечно, были), брал в руки оружие и шел на поле Куликово, на Бородинское поле, на Прохоровское поле… и побеждал врага, спасал свою православную Отчизну от порабощения, от уничтожения. Не щадил своей жизни за Веру, Царя и Отечество. Это три краеугольных камня, на которых стояла наша держава. Отвергли эти камни руководители, захотели жить, как на Западе, и государство рухнуло в 1917 году!

Ныне, слава Богу, Путин строит государство на этих краеугольных камнях. Бог у нас теперь в конституцию записан. Отечество строится на великой нашей победе. Потому враги из кожи вон лезут, чтобы доказать, что никакой победы у нас не было. Хотят они украсть у нас не только победу, но наше будущее. Ну, а царь? Ждали иудеи предтечу Илию, а пришел Иоанн Креститель. Он и есть Илия. Путин, хотя по должности Президент, по сути – помазанник Божий. Он правит страной 20 лет! А другие своих правителей меняют, как перчатки. И хотят нас принудить следовать их глупости. А мы не мудрим, мы рассуждаем просто и ясно: «Зачем нам менять руководителя, которого нам Бог послал? Зачем? В угоду американской демократии всячески принуждают нас отказаться от здравого смысла. Чтобы нами правили клоуны, подобные Трампу, Байдену, Джонсону, Зеленскому и прочим?! Ведь это клоуны! Думаю, никто спорить не будет. Даже ярые враги.

Американская демократическая система власти устроена дьявольски хитрó. Кто бы ни правил, система не даст ему ничего сделать против нее, против системы. На Трампе, может, единственный раз система дала сбой, но быстро исправилась. Система эта поработила людей. Им приходится выбирать тех, кто ничего не может сделать против нее. Роль личности, роль народа уничтожена. Сегодня американцы сами попали в ловушку этой своей демократической системы: ничего не могут сделать с афроамериканцами, со всякими содомитами…

Здравомыслящим людям на земле ясно: американцы, творя во всем мире цветные революции, опираются на злопамятную, все разрушающую, предательскую чернь. Возбуждают чернь против законных властей. Кто все эти американские ставленники? Эти Гуайдо, Тихановские, Навальные?.. Это чернь! Американцы хотят, чтобы во всем мире правила чернь. Весь расчет у них на чернь. На черные души. А светлые души — это народ, сохранивший честь, достоинство, здравый смысл, Пушкинскую благодарность и христианскую любовь.

Мы не Путина выбираем, мы определяемся кто мы: чернь или народ. Семьдесят процентов населения, проголосовавших за Путина — это и есть русский народ. Его величество народ, предки которого победили монголо-татар, поляков, шведов, турок, французов, немцев. Кто это помнит, тот и есть народ! А кто забыл, тот — чернь!

Русские люди, россияне, с кем мы: с Пушкиным, с Путиным, с мамой моей?! Я с ними. Ныне враги нас со всех сторон обложили. Что в средней Азии, на Кавказе, на Украине творится!.. А пятая колонна — чернь, возглавляемая театрально-киношной тусовкой! А ковид, скорее всего выпущенный в мир америкашками. Небось, надеялись они, что он уничтожит русских с китайцами и останется на земле «золотой миллиард». Но они, безбожные, не знают истину: кто роет яму другому, тот сам в нее упадет. Вот они и упали в яму…

У России сейчас не одно поле битвы. Сейчас вообще не понять, где оно это поле. Оно везде! Если мы, забыв все обиды и претензии, не сплотимся вокруг Путина и Патриарха, как когда-то наши православные пращуры сплачивались вокруг Дмитрия Донского на поле Куликовом, вокруг Государя Императора на Бородинском поле, нас разобьют, государство наше православное уничтожат, а оставшихся сгонят в концлагеря, называемые нынешней бесовской цивилизацией резервациями. На остальное человечество новые правители мира, слуги дьявола, будут посылать все новые вирусы. И все уже будут не в масках ходить, а в противогазах… Правда, враги наши не предполагают, что тогда всему миру придет конец. Господь терпит нынешних людей, погрязших в содомских грехах, только ради русских. Пока русские стоят на своем богоносном престоле, до тех пор и земля устоит…

В 1990 году, во время так называемой перестройки (народ называл ее катастройкой, предчувствуя, что все закончится ката-строфой), мой старший друг Геннадий Кузьмич Клепиков, замечательный русский писатель, предложил опросить его земляков из села Быстрый Исток на Алтае. Мы спрашивали: как они относятся к нынешней власти? Все ругали ее на чем свет стоит, хотя и соглашались, что дальше так жить нельзя. Выслушав, Гена, конечно же наперед зная ответ, но, желая преподать мне урок — я тогда, как многие в нашей стране, тоже попался на удочку либерально-демократическую — всех спрашивал: «Говорят, скоро к нам китайцы войной придут. Вы с ними заодно будете?» Мужики даже обижались, а один в драку на нас полез: «Что ты плетешь. Мы же не предатели. Нет уж, сначала мы с китайцами разберемся…» Только один молодой парень, начитавшийся журнала «Огонек», сказал: «А что! Китайцы сегодня лучше нас живут. Нам еще в ту войну надо было немцам сдаться – сейчас бы как в Европе жили. Пиво бы немецкое пили… Очень оно, говорят, хорошее…» Как мы ему ни втолковывали, что нас, скорее всего, вообще бы извели, как индейцев в Америке, как славян в Германии, как аборигенов в Австралии, он стоял на своем. Про таких говорят: хоть кол на голове теши. Одно слово: чернь…

* * *

И сегодня я с мамой моей, с Пушкиным, с Путиным. Потому смиренно послушался Президента и Патриарха — заперся с женой в своем деревенском доме. Выезжали иногда в магазин и в лес на прогулку. В поселке надевали маски, ни с кем не обнимались, не целовались, а, приложив руку к груди, приветствовали: «Обнимаю сердцем». Некоторые кривились. Один, когда я отказался подать ему руку, послал меня куда подальше… Я ему смиренно заметил: «Кто людей куда-то посылает, тот потом сам туда идет». Вскоре он пошел туда, куда меня посылал — заболел ковидом. Многие все же задумывались. Я же всем объяснял: «Руками можно обнимать, а в сердце совсем другое, даже недоброе таить. Сердцем обнимать — это честно, по-настоящему, без задних мыслей. Хотя, конечно, я и сам очень люблю обнимать близких, но давайте на время воздержимся от поцелуев и объятий. Как сказал пророк: время обнимать и время уклоняться от объятий. Воздержание никому никогда не вредило, а пользу большую приносило. Но влюбленных воздерживаться не призываю».

В храм на службы я тогда не ходил. Однажды во дворе монастыря столкнулся с нашей прихожанкой, раньше очень меня привечавшей. Я сыграл в ее судьбе важную роль. Побывав на Иринарховском крестном ходе, прочитав мою книгу, она так полюбила наш монастырь, Борисоглеб, что возмечтала сюда переехать. Но денег нет, зато есть состоятельная сестра. Дала ей почитать мою книгу о Борисоглебском Лете. Та прочитала и так растрогалась, что купила сестре дом в Борисоглебе. Однажды на Пасху эта счастливица в порыве благодарности расцеловала меня: «Как же я вас люблю. Лучше вас никого нет». На этот же раз, увидав меня, нахмурилась и отвернулась. Я же подошел поздоровался: «Обнимаю сердцем». Она скривилась: «Какими судьбами вы к нам?» Я кратко пояснил свою позицию: что я гражданин государства Российского, что я член Русской Православной Церкви — потому подчиняюсь Президенту и Патриарху. Женщина опять скривилась: «А как можно без литургии?» Я ответил: «Мы смотрим литургию на телеканале «Спас». Она совсем распалилась: «Телевизор — это икона антихриста». Я согласился, что в телевизоре много поганого, но: «Солнце, место скверное проходя, не оскверняется». Дескать, литургия и в телевизоре и в компьютере все равно литургия. Прихожанка не нашлась, что возразить: «Еще много разных цитат есть». Мне расхотелось объяснять ей, что я стараюсь ни в чем не мудрить, что нож в руках резчика по дереву чудесные изделия из дерева творит, а в руках бандита животы вспарывает. Потому не сам по себе телевизор, компьютер, Интернет плохи, а важно, в чьих они руках. Телеканал «Спас» сеет доброе, вечное; моя жена в Интернете множество сведений нашла о святителе Феофане, затворнике Вышенском… Но я понял, что тут только зря силы душевные потратишь. И пошли мы в разные стороны…

* * *

Перед Пасхой стало совсем невмоготу жить без храма — я в Церкви с 1989 года. Пасхальная служба — восторг восторгов! Вся наша жизнь православная, каждый ее день — это празднование Пасхи, воскресения Христова. Потому некоторые святые все дни года приветствовали встречных пасхальной радостью: «Христос воскресе!» Самое главное содержание нашей жизни — это празднование Пасхи — потому что «Христос воскресе!». Каждый наш день — это Христос воскресе!

Не знаю где я нашел силы не поехать на ночную службу. В этот день не раз позавидовал Одиссею, которого привязали к мачте, когда проплывали мимо острова со сладкоголосыми сиренами. Всей команде он приказал замазать уши воском, а себя просто привязать. Я с Божьей помощью, даже не привязанный к мачте, выслушал сладкоголосое пение, мол, поезжай на службу — Бог тебя защитит. Но я за свою жизнь очень хорошо уразумел: Всемогущий помогает тем, кто сам себе помогает; кто смиренно исполняет обязанности члена Русской Православной Церкви и гражданина государства Российского. Отдавать «кесарю кесарево» — это и об этом, об обязанностях гражданина…

Конечно, по «НТВ» мы ожидали с замиранием сердца схождения благодатного огня на Гроб Господень в Иерусалиме. Каждый год не знаешь, сойдет или не сойдет — в мире-то сколько всего поганого творится, и может, уже терпение Господне иссякло?! Дождались — еще не иссякло. И литургию мы на «Спасе» отстояли, и вместе со всеми законопослушными возглашали: «Воистину воскресе!»

Утром звонят в калиточный звонок. Выглянул в окно: кого в такую рань несет? Легли-то мы часа в четыре. Вася сосед. После смерти матери, за которой он ухаживал много лет, Вася потерял смысл жизни. Для себя ему жить скучно. Взялся пить без удержу, нигде не работал. В общем, сам себя в смерть загонял. Я ему прямо говорил об этом, но тщетно. Русские не могут жить без большого смысла, не могут жить потребителями. Васю я уважаю — он научил меня не осуждать людей. Обычно в разговоре невольно кого-нибудь осудишь, а Вася сразу найдет этому человеку оправдание, дескать, у него много детей, у другого хозяйство большое, у третьего болезнь нелегкая… Всегда он старался оправдать, кого я осуждал. Я теперь тоже стараюсь оправдывать виноватых. И убедился, если и не найдешь человеку оправдание, то уже не осудишь, а пожалеешь: «Господи, какой же ты несчастный — ничего у тебя доброго за душой». Но это очень редко бывает, я даже такого не припомню. Обычно хоть какую-то кроху добрую, но найдешь…

Уверен, если так относиться к людям, то и к тебе на том свете также отнесутся: сначала постараются оправдать, а потом пожалеют. Ведь ты всех оправдывал и жалел!.. Правда, чтобы стяжать такое душеспасительное качество, надо стать очень хорошим человеком… Я пока еще частенько осуждаю, хотя потом спохватываюсь…

Зная, что Вася, скорее всего «за хлебушком», отрезал полбуханки и вышел к калитке. Он, кажется, совсем далекий от веры человек, вдруг шепчет: «Христос воскресе!» Я естественно: «Воистину воскресе!» Вася над забором обе руки так трогательно протягивает. А в ладошках крашеное пасхальное яйцо. Мол, я не просто за хлебушком, но я поздравить. Едва я сдержался, чтобы не взять яичко. Уж как тут сладкоголосые сирены старались, мол, возьми пасхальное яичко — на Пасху Господь точно убережет от заразы. Да и вообще, грех в такой день не взять, ведь это от чистого сердца… Но я не забыл, как бес призывал Христа броситься вниз с крыла храма, дескать, сказано, что ангелы тебя подхватят, а Господь ответил: «Не искушай Бога твоего», — и не бросился вниз. Не забыл я, что Вася накануне выписался из больницы, где лежат и ковидные больные. Не забыл я, что Бог помогает тем, кто сам себе помогает. Говорю: «Не обессудь, но яичко я у тебя не возьму — ты в больнице лежал, где много ковидных». Он досадливо махнул рукой, дескать, все это чепуха на постном масле, но меня трудно сбить с толку: «Вася, и тебе советую хотя бы пару недель дома посидеть, чтобы никого не заразить. Мало ли что… Ты же не хочешь, чтобы кто-то из-за тебя умер…». Видимо, мое «не обессудь» напомнило ему его душеспасительное качество никого не осуждать; он молча взял хлеб и ушел. Потом я долго его не видел, спросил соседку: куда Вася подевался? Что-то совсем его не видать, не случилось ли чего? Она: «Да нет, все в порядке — дома он сидит». Я понял: и тут Вася, всегда мало думая о себе, о других, как всегда, подумал – сел в карантин. Умный он человек. В феврале 2021 года ему стала часто являться во сне мама, за которой он много лет ухаживал. Она звала его: «Сынок, давай сюда ко мне, у нас места много…» Мол, на земле тебе места уже нет, совсем ты измучился, а здесь я тебя обниму, упокою…. И Вася послушно ушел к маме…

* * *

Сижу в саду созерцаю. Жара. Я очень ее люблю. В Забайкалье, где я родился и вырос — лето короткое. Всего два месяца. Подношу пальцы, руку к носу. Запах жары ни на что не похож. От него какая-то неизъяснимая сладость в голове, в сердце особенно. Этот запах жары детство мне возвращает. Лежал на крыше дома, читал прекрасную книгу, глядел на белые облака на синем небе и нюхал свою нагретую от жары руку. Счастье счастья! Никуда уже и ничего не хотелось, а вот так бы плыть и плыть вместе с облаками по синему небу, и нюхать жару на руке. И глядеть на летающих птиц. В мае-июне кажется, что возле дома больше всего скворцов, но это только кажется. Больше всего воробьев и сорок. Просто скворцы часто летают. Потому что, как я говорю: «В скворечниках скворчат скворчата». Повторите вслед за мной несколько раз «в скворечниках скворчат скворчата», и вы услышите, как они скворчат. Словно что-то на сковородке шкворчит. Скворчата страшно прожорливы, но и растут быстрее других птенцов. В середине июня уже вылетают из скворечников и перекочевывают в лес. Однако в октябре, перед отлетом на юг, они возвращаются и несколько дней живут около родного дома на нашем старом тополе — прощаются перед дальней дорогой, получают от дома благословение.

* * *

Из застрехи под крышей вылетел воробей. Сел на провод неподалеку. Глядит на меня вопрошающе. Я ему весело: «Как жизнь, чирикало?» Он: «Жив, жив, жив…» Я удивился: «Поговорить хочешь?» Воробей слегка кивнул. Я совсем озадачился: что я ему, воробью, могу сказать? И вдруг озарило: «Мы же с тобой под одной крышей живем, а в одном доме живут близкие, родные. Значит, мы с тобой родные». Он слушал меня с интересом. Я сам подивился: как же я не понимал, что воробьи, живущие под крышей нашего дома, нам с Маришей родные; а я относился к ним так: а-а-а летают тут милые пичужки. А это не просто пичужки милые, а родные существа — мы в одном доме живем. Вот такое открытие воробышек мне подарил. Глаза, можно сказать, открыл. Об этом он хотел поговорить со мной, что мы с ним — родные. Мудрый воробей. Мудрее меня…

* * *

На другой день молился возле Галкиной яблони. Под ней я написал повестушечку о старшей сестре Гале. Летом люблю заниматься под яблоневой сенью благодатной. Откуда-то из травы объявился воробышек. Забрался на кирпичный бордюр цветочной клумбы в пяти шагах от меня. Какой-то он немножко пришибленный, нахохлившийся какой-то. Другие воробьи прилетали и, легкомысленно повертев головками, скоро упархивали, а этот сидел до самого конца моления. Ему, видимо, очень это нужно — вид у него болезненный. Когда я закончил молиться, воробышек куда-то подевался. Может, в траву опять спрятался, а может, улетел — выздоровел. Окна у нас в доме распахнуты в русское лето, и я, не сходя с места, рассказал Марише, сидящей за письменным столом в доме, о воробье, как мы с ним соборно помолились , как он выздоровел. Она рассмеялась: «Какой же ты все-таки фантазер». Я не обиделся — на самом деле жена лучше всех на свете знает: у меня — все правда. Просто она опасается как бы я не возгордился, вот и подтрунивает…

* * *

Чем дальше движется лето, тем реже слышно кукушку. Откуда-то из глубины лесов она тихо-тихо кукует. А в мае очень близко, за околицей деревни. Однажды прокуковала, пролетая над моей головой…

* * *

Как-то вечером в июле такая стихия бушевала! На небе не молнии сверкали, а все небо полыхало. Не гроза, а светопреставленье. У нас сгорели почти все лампочки, стабилизатор напряжения. Пахло дымом, и я побежал в крытый двор поглядеть, не горит ли где. Полез по высокой лестнице на чердак. Когда лез невольно вспомнил Гену Чугунова, моего ровесника семидесятилетнего. Он упал с крыши и через несколько дней умер. Вспомнил я его, но все же не остановился. Начав спускаться, оступился и полетел спиной вниз. Правая нога попала меж ступенек. Нога в одну сторону, тело в другую. От боли искры из глаз посыпались. Мариша мигом прибежала на мой крик. Как я встал, не знаю. Я на корточки уже давно присесть не могу. Держась за жену, на одной ноге добрался до кровати. Несколько суток спать не мог. Потом привезли костыли. Вдруг и у Мариши ноги заболели, встать с кровати не могла. Ну, а как на двух костылях поможешь? Руки-то заняты. Соврал ей, что уже могу без костылей. Конечно, страдал, но ходить смог, и с каждым днем все лучше. Забыл про себя, о другом позаботился и — выздоровел. Не раз уже такое со мной случалось. Знакомые врачи удивлялись, дескать, в моем возрасте при таком падении коленка должна просто разлететься, а у меня, раз я уже хожу, даже трещины нет, чудо какое-то. Мудрая моя Мариша подтвердила: «Конечно, чудо — ты ведь на мамин коврик упал». Перед лестницей на чердак у нас лежит ковер, который маме подарили на работе, когда мне было лет десять. Ему, значит, лет шестьдесят. Он порядком вытерся и долго стоял в углу. Однажды Мариша, желая меня порадовать, развернула его и постелила возле лестницы. Теперь каждый раз выходя в крытый двор, я вспоминаю маму, свое детство. Потом на крестном ходе я рассказывал самым близким, как мама и жена подстелили мне коврик, и я отделался ушибами. Правда, нога до сих пор поднывает и сгибается не до конца, но обошлось без переломов и не пришлось обращаться в больницу, где много ковидных. А мы-то с женой в наши семьдесят, с нашими болезнями, уже как белые одуванчики – дунь легкий ветерок, и облетим. А тут не легкий ветерок, тут, как говорят в молитве, губительное поветрие!..

* * *

К июлю поветрие поутихло, но не ушло. Карантин, правда, отменили, но страшного невидимого врага победили не до конца. Нога еще болела довольно сильно, но на крестный ход Иринарховский я все же решил ехать. Я написал «Борисоглебское лето», «Иринарховский крестный ход»!.. В первый день расположился на лужайке возле храма Бориса и Глеба. Сел на раскладной стульчик, оперся на костыль. На лице у меня маска надета. А вокруг почти все без масок. Может, человек десять. Обычно ко мне толпами подходили мои читатели-почитатели, а тут почти все сквозили мимо. Правда, один старый товарищ, с которым года два назад мы рассорились, уже издалека улыбнулся от всей души. Чуть я не снял маску, чтобы расцеловаться с ним по-православному, но удержало, что он без маски. Его я тоже обнял сердцем. Он вдруг говорит: «У меня уже несколько дней температура». Вскоре оказался у него ковид, и его увезли в Москву…

Еще два человека подошли. Женщина рассказала: каждый год они приезжают к нам на крестный ход из Германии; уезжая, всегда в автобусе слушают диски с моими рассказами и крестный ход у них продолжается. В ее храме в Штутгарте все меня любят, читают, молятся обо мне…

Конечно, радостно подбежала крестоходка, уже много лет шутливо приветствующая меня: «Можно к вам приложиться?» Обычно я подхватываю ее шутливый тон: «Конечно, можно — к святыням прикладываются, не спрашивая». На этот раз я не подхватил: «Нет, нельзя. Я обнимаю теперь сердцем». Она сразу посерьезнела, мол, нынче-то ей очень надо меня расцеловать. Поведала: в прошлый крестный ход впервые уговорила тяжкоболящего мужа поехать с ней в Борисоглеб. По возвращении с крестного хода дня три он чувствовал себя прекрасно, а потом стал угасать. Очень страдал и физически, и духовно. Смерти ужасно страшился. Однажды пересказала ему мою повестушечку «Дай руку мне…», где крестоходка Татьяна из Краснодара перед смертью, уже не открывая глаз, промолвила: «Крестный ход идет, крестный ход идет». А перед самым отходом попросила кого-то: «Дай руку мне, руку мне дай». Я растолковал это так. Перед смертью Татьяна шла в Иринарховском крестном ходе и попросила она подать ей руку не кого-нибудь, а самого преподобного Иринарха, и святой подал ей руку. Муж внимательно выслушал свою мудрую жену, совершенно успокоился, поверил, что сам преподобный Иринарх вводит своих крестоходцев в Царство Небесное. Исповедовался муж, причастился и отошел ко Господу легко и радостно. Этим как бы подтвердил верность моего толкования.

В последний день в Кондаково эта мудрая жена все-таки меня не послушалась — все-таки приложилась. Прислонилась головой к моей груди: «Спасибо вам. Храните себя. Вы нам очень нужны».

В субботу, в предпоследний день нашего шествия, Мариша чувствовала себя очень плохо. Но я все же уговорил ее поехать со мной в Кондаково: «Просто посидишь в машине с открытым окном, поздороваешься с несколькими крестоходцами — вот ты и участница. Мы ведь ни одного крестного хода не пропустили».

Поставил машину недалеко от поворота к колодчику Иринархову. Вышел из кабины, и вдруг нога заболела, мочи нет. Поплелся, опираясь всем телом на костыль. Гляжу, в автобусе Анна Яковлевна. Четверть века назад она сломала спинку кресла в моем «Запорожце». От изнеможения просто рухнула в кресло… Анна Яковлевна вопрощающе поглядела на мой костыль. Я рассказал, как упал с лестницы и, слава Богу, ничего не поломал, а моя мудрая Мариша прозрела в этом чудо — я на мамин коврик упал. Мама соломки мне подстелила. Моя дорогая собеседница с уважением: «А где Мариша?» Я ответил: «В машине сидит – ноги у нее болят».

Поковылял дальше. Навстречу еще одна старая крестоходка. Однажды она посетовала: «У меня есть все ваши книги. Нет только «Старшей сестры». Я подарил ей из неприкосновенного запаса. Как можно такой не подарить?! В свои немалые года она уже много раз прошла с костылем весь Иринарховский крестный ход! Она читала все мои книги! На этот раз читательница тоже указала своим костылем на мой. Опять рассказал про мамин коврик, про свою мудрую жену. Она тоже, как Анна Яковлевна, с уважением спросила: «А где жена?» Показал на машину. Читательница снова: «Вашу жену зовут Марина?» Я кивнул. Она: «Значит, я правильно молюсь».

Больше я идти не смог. В машине рассказал Марише о своих встречах. Когда проезжали мимо крестоходки, жаждавшей получить «Старшую сестру», она с любовью глянула на Маришу и поклонилась, а Анна Яковлевна радостно помахала ей рукой из автобуса. Выказали они моей жене восхищение за мамин коврик. Я подытожил: «Не зря приехали. Это не мелочь, что кто-то поклонился, а кто-то рукой помахал. Очень это немало». Мариша кивнула.

Вот и весь наш с женой крестный ход Иринарховский в 2020 году…

* * *

Если Бога нет, тогда жизнь наша — сказка и химера. Тогда все равно, во что верить. Какие тогда к нам, христианам, претензии. Дескать, мы глупостью мучаемся — в Бога верим. Ведь если Бога нет, тогда все исчезнет. Тогда все неправда — раз исчезнет. Правда вечна! Если Бога нет, тогда все смерть, тогда все обман. Смерть и обман – синонимы!

Солнце без земли существовать может, а земля без солнца нет. Так и люди, созданные из персти (земли), жить без Бога не могут. Бог — наше солнце! И светит, и греет, жизнь вообще-то дает…

(Продолжение следует)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Сергей Щербаков
Лето 2020-е от Рождества Христова
Записки писателя. Продолжение
27.05.2021
Встречи
Рассказ
01.11.2014
Встречи
Из новой книги писателя «Иринарховский крестный ход»
01.09.2013
Воды прозрачные
Толкование на повесть Василия Белова «Привычное дело»
02.12.2012
Все статьи Сергей Щербаков
Коронавирус
Цивилизационный кризис российского социума
Для пробуждения самосознания русского народа надо предпринимать самые решительные меры
22.09.2022
«Пандемия стала катализатором молекулярно-генетических исследований»
По словам Владимира Путина, целостность управленческой вертикали Роспотребнадзора, готовность эффективно действовать в экстремальных условиях во многом обеспечили успех борьбы с ковидом
15.09.2022
«Разъединенные Штаты Америки»
Теперь и The Economist своей обложкой подтверждает крушение «сверхдержавы»
02.09.2022
Все статьи темы
Пандемия коронавируса в России
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Почему не озвучиваются должным образом преступления США?
05.08.2022
Начинают новую вакханалию с коронавирусом?
О настораживающих заявлениях ВОЗ и Роспотребнадзора
14.07.2022
«Деятельность врачей стала менее заметной и героизированной»
ВЦИОМ представил результаты опроса россиян ко Дню медицинского работника
20.06.2022
Михалков поймал за хвост мировых заговорщиков
О практической «конспирологии» и чипизации
06.06.2022
Все статьи темы
Вакцина от коронавируса (COVID-19)
Каковы мотивы собянинской «ковидной амнистии»?
Может, стыдно стало московским властям за содеянное в 2020-21 годах?
26.05.2022
ВОЗ как инструмент управления и уничтожения
Истинная цель Всемирной организации здравоохранения – уменьшение количества населения земли
26.05.2022
Ревакцинация в условиях отсутствия ковида
Как приморские журналисты своим непрофессионализмом напугали зрителей
06.05.2022
И нету им покоя
Почувствовав, что Запад приподнял своё затёкшее седалище, с сумасшедшей скоростью поставляя вооружение киевской хунте, подконтрольные ВОЗ структуры решили пойти ва-банк
03.05.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
Сколько можно измываться над Русской армией?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
30.09.2022 01:37
Поможет ли нам «Генерал Мороз»?
Новый комментарий от Владимир22
30.09.2022 01:14
Кто управляет Россией?
Новый комментарий от Владимир22
30.09.2022 00:54
Почему они убегают за границу?
Новый комментарий от Vladislav
30.09.2022 00:50
Стрелков сегодня
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
30.09.2022 00:39
Мобилизация, телевизор и НЛП
Новый комментарий от Владимир22
30.09.2022 00:26
«США ответили на референдумы поднятием ставок»
Новый комментарий от Владимир22
29.09.2022 23:49