Наша Победа или «Красное смещение» России

О книге митрополита Константина (Горянова) «Чаша Господня и чаша бесовская»

Восхищаясь не только красотой, богатством, но и именем Родины, Сергей Есенин говорил: «Россия — какое хорошее слово. И “роса”, и “сила”, и синее что-то». Когда Россия потеряла свой сине-голубой Богородичный ореол, окрасившись в кровавые цвета революционного переворота и Гражданской войны, великий русский поэт погиб, как погибли миллионы его соотечественников и их любимая родина. Казалось бы, этот трагический период российской истории, как страшный сон, надо забыть. Но спустя сто лет, события начала прошлого века, повлиявшие на все последующие и нынешние времена, требуют большего к себе внимания. Почему? Убедительно поясняют это явление ученый, философ Александр Дугин в своей статье «Я приглашаю всех проснуться». «История — совокупность не фактов, а смыслов. Событие само по себе превращается в историческое только после того, как оно подвергается интерпретации. Без интерпретации нет факта. Для человека только то является фактом и событием, что несет смысл. Поэтому постепенная утрата смысла Великой Октябрьской социалистической революции или Октябрьского переворота (как угодно) — постепенно стирает сам факт. И если мы и дальше не научимся понимать смысл этого события, через какое-то время мы его утратим». Понимая эту зависимость, враги России на наших глазах проводят смыслоискажающую атаку на великую всенародную Победу в Великой Отечественной войне и на другие важные — научные и культурные победы России, чтобы потерялся их сущностный смысл, чтобы тем ослабить нашу страну.

Не осознав истинной сущности революционного бедствия, не исследовав его реальных причин и последствий, забыв о страшных потерях во времена «красного террора», Гражданской войны и войны Великой Отечественной, ставших следствием сокрушения Российской империи, мы можем допустить повторение трагедии. Она, спровоцированная поныне бурлящими вокруг нашей православной страны деструктивными силами, сто лет назад залила Российскую империю кровью. Тогда красное знамя, символично отражавшее драматичный образ сегмента российской истории, взвилось над некоторыми зданиями в Петрограде еще до свержения и пленения законного руководителя Российской империи Царя Николая II, явившись символом революционного наступления, предвестником и образом, условно говоря, «красного смещения» России. Потеряв из вида за давностью лет исторические взаимосвязи и зависимости, мы можем допустить, что Россия вновь окажется смещенной с оси своего закономерного, национально-ориентированного развития, что вновь может быть допущен подрыв русского логоса. Таковы предостережения и опорные смыслы новой книги митрополита Константина (Горянова) «Чаша Господня и чаша бесовская» (1 Кор. 10:21), автора трех больших исторических томов и многих десятков научно-исторических и богословских статей.

«Красное смещение» — термин физический, оно состоит в смещении спектра в инфракрасную область в связи с удалением источника света. Оно также связано с космологическим эффектом «расширяющейся» (разбегающейся, разлетающейся после Большого взрыва) Вселенной. Но имеет и метафорическое содержание. Как говорил в романе «Петербург» Андрей Белый, ощущая инфернальную направленность этой части спектра, «красный цвет, конечно, был эмблемой Россию губившего хаоса ... Вы думаете, что гибель России подготовляется нам в уповании социального равенства. Как бы не так? Нас хотят просто-напросто принести в жертву диаволу».

Красный цвет символичен — это цвет крови и мучений, цвет жертвы Христа. Прозревающий скорую русскую Голгофу Блок изображал в цветах запекшейся крови предсказанные птицей Гамаюн страсти:

 

На гладях бесконечных вод,

Закатом в пурпур облеченных,

Она вещает и поет,

Не в силах крыл поднять смятенных...

Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых,

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых...

Предвечным ужасом объят,

Прекрасный лик горит любовью,

Но вещей правдою звучат

Уста, запекшиеся кровью!..

 

Хаос, кровь присутствуют в художественных образах в книге митрополита Константина «Чаша Господня и чаша бесовская». Фоновый безымянный, мощный, пульсирующий гул разнузданной толпы, который вносят в повествование выразительные цитаты из художественных произведений, публицистики и документов времен революции, делает описание живым, выводит читателя на площади, вводит на заводы, где вольно себя чувствуют провокаторы, разлагающие народное сознание. Митрополит Константин ведет нас дорогой попа Гапона вплоть до его убийства единомышленниками; вмещает в эпицентр забастовок, приглашает в великосветские салоны, где дебатируются лживые сплетни о Царе и Царице; показывает крестьянские восстания с разграблением барских имений и убийством помещиков; убийство ректора Пензенской Духовной семинарии семинаристами и т. п. Прослеживая связь времен, страшные последствия русской смуты, заставляет читателя побывать на фронтах Великой Отечественной, в партизанских отрядах, среди русской эмиграции, вставшей на защиту от фашизма своего далекого Отечества.

Композиционным достоинством сложной книги митрополита Константина является личное присутствие автора в качестве одного из участников исторического повествования. Он не скрывает своего здесь нахождения, проявляющегося в четкой авторской точке зрения на описываемые события. Из своего времени он видит дальше и шире, сегодня он знает больше, чем его герои и даже читатели. Это оправдано не только энциклопедическими знаниями богослова-историка, но временным отстоянием, панорамным видением истории, умением сфокусировать исследовательский взгляд на главном. В то же время создатель книги «Чаша Господня и чаша бесовская» не отделяет себя от читателя, в своем воззрении на русскую революцию и ее последствия он надеется найти в читателе совестливого единомышленника. Показывая, что взбунтовавшийся народ, желая изменить свою жизнь, находился в смятении, в непонимании того, что для этого надо сделать, в незнании, как нужно жить, митрополит Константин дает направления путей к праведному житию. Представляя разложение идеалов, распад морали, захлестнувших Россию начала прошлого века, автор, зная антропологические особенности человеческой личности, говорит, что в первую очередь результатом богоотступничества становится хаос, преступления и гибель. Но как Россия дошла до этого порога?

Исследуя истоки рукотворного, намеренного, подготовленного (во многом извне) духовно-социального взрыва, приведшего к хаосу в русском мире, автор книги «Чаша Господня и чаша бесовская» показывает, что причины, вплоть до сегодняшних, его последствий уходят вглубь веков. Новая книга митрополита Константина — произведение актуальное и своевременное, созданное на стыке и во взаимосвязи многих областей человеческого знания — богословия, исторической науки, политологии, антропологии, статистики, литературоведения, экономики, искусствоведения. Характеризуя издание вкратце, его можно назвать осмыслением стратегии государственного существования России на основе библейских архетипов и истории русской революции, приведшей к мировой военной трагедии, завершившейся Победой нашего Отечества в Великой Отечественной войне. Сложная картина взаимосвязанных на протяжении тысячелетий исторических событий, представленных в книге, показывает, что земная жизнь связана с Богом. Трудное постижение человечеством этого непреложного закона должно стать поучительным для нас и будущих поколений. Название книги обусловлено тем, что Россия, которой в первую очередь она посвящена, находится в постоянной борьбе за независимость, разворачивающейся не только на воинском поле брани, но проявляющейся в непрерывном духовном противостоянии Чаши Господней с чашей бесовской.

Взяв за образец святую жизни страстотерпца — последнего российского Императора Николая II, принявшего Царский венец как «Чашу Господню», — автор книги разъясняет сакральную сущность Помазания на Царство, клятвы народа на верность своему Правителю, священного права служения Отечеству. Революции, произошедшие в России в начале XX в. по инициативе и с финансовой помощью внешних, заинтересованных в гибели Российской империи властей, богослов рассматривает как агрессию адовых сил. «Чашей бесовской» обольстились представители многих сословий русского народа, за что рассчитались потерей Родины, жизнями своими и своих детей. Автор доказывает, что только в крепости веры Православной, только в осмыслении библейских архетипов человеческого поведения, в соблюдении заповедей Божиих может быть непобедимой Россия.

Но как же случилось, что, будучи почти сплошь православным, народ Российской империи отрекся от своего Царя, которому целовал крест, предал свою историю и уверовал в лозунги чужеродной, лживой большевистской пропаганды? Кратко на этот вопрос ответить нельзя. Чтобы всем все понять, митрополит Константин провел большое историческое расследование и разъясняет современному читателю непреложные законы существования России в мире и в истории, предостерегая от их нарушения. Ученый-богослов показывает на фактах, современных и исторических примерах, через художественные образы, философские отступления, оставаясь в рамках исторического исследования, что Россия — это страна, обладающая особой цивилизационной идентичностью. Как говорил философ Александр Панарин, «...вопрос о цивилизационной идентичности России, о ее праве быть не похожей на Запад, иметь собственное призвание, судьбу и традицию на наших глазах превращается в вопрос о нашем праве на существование вообще, о национальном бытии как таковом»[1].

В соответствии с этим фундаментальным смыслом в книге, как заявлено в подзаголовке, выявляется стратегия государственного существования России, представляющей сложный объект научно-исторического исследования. В рамках поставленной задачи автор рассматривает вопрос о сущности и соотношении таких категорий, как государство и власть, личность и народ, верность и предательство. Это рассмотрение выносится не только в пространство политико-географическое, но экономическое, культурное, историософское, обсуждается в богословских категориях.

В книге митрополита Константина, что обусловлено сложностью решаемой задачи, осуществляется синтез имеющихся исторических знаний. Обобщение исторических данных, новейших академических исследований, достижений классической и современной культуры, позволяет автору, используя принцип экстраполяции, дать рекомендации на перспективу. На основе рассмотрения отдельно взятого факта, конкретного события или процесса исследователь переходит к теоретическому, обобщенному рассмотрению национальной истории, определению места России и русского народа в мировом историческом развитии. На глазах читателя происходит глубокая творческая переработка, новая систематизация имеющегося в распоряжении богослова-историка накопленного в прошлых веках и современного общенаучного материалов. Следует отметить, что митрополит Константин по-
дробно изучает все работы, на которые ссылается; в результате осмысления источников, сравнений и сопоставлений решаются новые задачи, стоящие перед современной наукой и обществом. Причем, эти решения, не обремененные политической конъюнктурой, много способствуют искоренению исторических фальсификаций.

«Народ безмолвствует»

Митрополит Константин предлагает самый совершенный, не зависящий от личных мнений, политических пристрастий метод оценки события: с помощью Библейских архетипов. Базисом исследования является канонический текст Библии. Библия — книга реальная, созданная под воздействием Святого Духа, она служит не только доказательством божественности мироустройства, первоисточником веры, справочником по древней истории человечества, руководством праведного жития, но и основой истинной аргументации. Глубокая личная вера в Бога автора книги «Чаша Господня и чаша бесовская» помогает понять правду «высшего уровня», много поднимает планку исторического исследования вопроса о причинах крушения благополучного Русского Царства, повлекшего за собой и Великую Отечественную войну, и наши современные нестроения.

Главные направления авторского исследования задают библейские эпиграфы, вынесенные в начало книги. Для их понимания потребуются знания библейских текстов или прочтение всей книги митрополита Константина «Чаша Господня и чаша бесовская». Много проясняют смысл названия слова апостола Павла: «Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской. Неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?» (1 Кор. 10:21–22). Если современному читателю относительно понятны антагонистические образы трапезы Господней и трапезы бесовской, то что означает «раздражать Господа», для нынешнего невоцерковленного человека, наверное, требует пояснения. Оно проводится на протяжении всего повествования, но наиболее проникновенно, посредством исторических сюжетов, образов, людских деяний и судеб дается в большой главе «Не прикасайтесь к помазанным Моим и пророкам Моим не делайте зла» (Пс. 104:15). Эта начальная фундаментальная часть книги придает уникальность всему содержанию. Впервые в современном историческом исследовании так подробно, доказательно произведено исследование взаимосвязи библейских архетипов с историческими личностями и событиями новой и новейшей истории России.

Архетипы — базовые составляющие книг Библии. Они кратки, но представление о них делает более ясным смысл текста, который мы читаем в Богоданной Книге. К тому же, поскольку архетипы встречаются на всем протяжении Библии, они становятся одним из основных инструментов, с помощью которых Библия предстает перед нами как единая Книга. Привязка действующего лица к определенному архетипу не означает, что оно лишается индивидуальных черт и своей уникальности. Так в Библии архетипическая дилемма «священство и царство» — представлена личностями Аарона и Моисея, пророка Илии и царя Ахава; жестокость и братоубийственность гражданской войны с религиозным компонентом — Авелем и Каином, покушение на царскую власть — Мордохеем и Эсфирью, оболгавших царского советника Амана и т. д. Митрополит Константин в названной главе подробно разъясняет смыслы этих антагонистических взаимоотношений, а также многие сложные вероучительные аспекты, как, например, непримиримое противоречие Символа веры в Православии и в католицизме.

Перекликается библейский сюжет, рассказанный в 3 книге Царств: «И подошел [пророк] Илия ко всему народу, и сказал: долго ли вам хромать на оба колена? если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте. И не отвечал народ ему ни слова» (3 Цар. 18:21) с финалом гениальной Пушкинской трагедии «Борис Годунов», где тоже «Народ безмолвствует». И действительно, как показывает митрополит Константин, здесь много общего смысла. Ваал — языческое божество, о его непристойном, исторически доказанном многовековом культе рассказано в книге на основе библейских источников и русской религиозной литературы; Ваалу поклонялся народ Израиля и его цари, в частности, царь Ахав. Пророк Илия увещевал жестокосердного правителя Израиля и его народ, что Господь — есть Бог, а не Ваал. Но израильтяне не поддержали пророка, «и не отвечал народ ему ни слова». Не поддержал и русский народ своего законного, Помазанного на Царство правителя, о чем говорится в исторической поэме Пушкина, и был ввергнут в кровавую бездну Смутного времени. Не поддержал и в другой раз — в начале XX века, и в конце этого же века с радостью принял разрушение устоявшегося государственного строя. Смута наползает на Русь-Россию, когда «народ безмолвствует» — доказывает автор, сопоставляя библейские архетипы с отечественной историей.

Много библейских параллелей приводит богослов-историк, находя аналогии современным явлениям в судьбах ветхозаветных Мардохея и Эсфири, обманом свергших советника Амана и покусившихся на трон персидского царя; Юдифи, отсекшей голову обольщенному ею царю. Митрополит Константин применительно к современности излагает историю возникновения культа «золотого тельца», рассматривает истоки национальной неприязни на примере судьбы жены Моисея во время его служения у мадиамского священника Иофора; трагедию царя Саула, потерявшего богообщение и др. Но все это исследование автор делает не для расширения кругозора читателя, а чтобы доказать истинность библейского слова как такового и, в частности, абсолютную верность постулата: «...ибо кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?» (1 Цар. 26:9). Эти слова так, понятнее, звучат из уст провидца, старца Николая Гурьянова: «Кто любит Царя и Россию, тот любит Бога... Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш русский Царь Николай». Вся книга подтверждает эту библейскую заповедь.

«Образ кротости» и «Каменное сердце»

В книге митрополита Константина смыслы располагаются в полярной системе нравственных координат, композиция основывается на выявляющих правоту автора противопоставлениях: святость — зло, правда — ложь, любовь — ненависть. Большая часть ее посвящена личности последнего русского Царя Николая II, чья внешняя и духовная красота выявляются в процессе его непримиримой конфронтации со злом, покусившимся на святорусскую православную монархию. Враги русского мира понимали, что если в царской власти, связанной со Христом через Помазание на Царство, существует механизм противостояния злу, значит зло нужно внедрить туда, где эта защита слабее, то есть в народные массы, отвратить народ от Церкви, оболгать и унизить Царя, и Церковь, и весь строй русской жизни. Изощренные, выверенные извечными недругами России методы сокрушения христианской формы правления, в последующие богоборческие времена скрывались, внедрялось в умы, что революция была народным возмездием «угнетателям». Сегодня многое становится явным не только благодаря рассекречиванию архивных материалов, но и в результате векового пополнения массива исторических данных, значение которых проясняется в процессе сопоставления их друг с другом и с современностью. Так зримо выстраивается последовательность, отражающая деструктивную революционную тактику, так вскрываются факты, свидетельствующие о том, что объективной революционной ситуации в предреволюционной России не было, о чем свидетельствуют цитируемые митрополитом Константином воспоминания и неравнодушных наблюдателей, и яростных делателей революции. Подтверждение мы находим при сопоставлении записки князя Н. Д. Жевахова, проникнутой любовью к Отечеству, и откровением кровавого Троцкого о беспощадной «молекулярной» революционной работе на низовом уровне.

Митрополит Константин приводит наблюдения Николая Жевахова, сделанные в дни начала Февральского переворота: «Проехав тысячи верст, я видел не только полнейшее спокойствие и образцовый повсюду порядок, но и неподдельный патриотический подъем; я встречался с высшими должностными лицами, со стороны которых не замечал ни малейшей тревоги за будущее; все были уверены в скором и победном окончании войны и, в откровенных беседах со мной, жаловались только на то, что один Петербург, точно умышленно, создает панику, а Государственная Дума разлагает общественное мнение ложными сведениями о положении на фронте. Видел я и возвращавшихся с фронта солдат, и направляющихся на фронт новобранцев, и любовался их бодрым настроением и веселыми лицами, их уверенностью в несомненной победе, их молодцеватым видом и выдержкою. Не испытывало никаких лишений и население. Всего было вдоволь...»[2]

А вот свидетельства ярого в своей ненависти к Царской России Льва Троцкого: «Февральскую революцию совершил Петроград. Нигде, кроме Петрограда, борьбы не было», «Переворот в Москве был только отголоском восстания в Петрограде», «В ряде провинциальных городов движение началось только 1 марта, после того как переворот совершился уже и в Москве».

Митрополит Константин показывает механизм искусственного возбуждения революционной ситуации, цитируя красноречивые признания Троцкого из его книги «История русской революции».

«На каждом заводе, в каждом цеху, в каждой роте, в каждой чайной, в военном лазарете, на этапном пункте, даже в обезлюженной деревне шла молекулярная работа революционной мысли. Везде были свои истолкователи событий, главным образом из рабочих... Элементы опыта, критики, инициативы, самоотвержения пронизывали массу и составляли внутреннюю, недоступную поверхностному взгляду, но, тем не менее, решающую механику революционного движения как сознательного процесса»[3].

Эта «молекулярная работа» началась давно, митрополит Константин показывает ее истоки, нравственную низость ее апологетов на примере известного в свое время анархиста Нечаев, автора радикального «Катехизиса революционера», проповедовавшего идею: «Спасительной для народа может быть только та революция, которая уничтожит в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции...». Так об этой страшной личности, убийце, прославленном большевиками, свидетельствует митрополит Константин: «Нечаевым восхищался Ленин, называл его “титаном революции”. “Совершенно забывают, — говорил Владимир Ильич, — что Нечаев обладал особым талантом организатора, умением всюду устанавливать навыки конспиративной работы, умел свои мысли облачать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятными на всю жизнь. Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос — «Кого же надо уничтожить из царствующего дома?» Нечаев дает точный ответ «Всю большую ектению». Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого человека, жившего в то время в России, когда православие господствовало, когда огромное большинство так или иначе, по тем или иным причинам, бывало в церкви, и все знали, что на великой, на большой ектении вспоминается весь царский дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? — спросит себя самый простой читатель. — Да весь дом Романовых, — должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!”»[4].

 Ленину нравился экстремальный радикализм Нечаева. Вот некоторые его тезисы: «кто не готов отдаться революции до самоотречения, тот обречен стать жертвой»; «чем больше жертв, тем лучше». Нечаев «почти всегда лгал, был искренен во лжи», и в этом была его сила. Особенно он был искусен во лжи на власть.

Митрополит Константин особо подчеркивает лживость распространенной поныне точки зрения о спонтанности, народности Февральской революции и факта, что она не имела, якобы, организаторов. Автор книги ошибочность этого воззрения и запланированность сценария подтверждает словами Ленина, не скрывающего («Письма издалека»), что заговор против России существовал. «Без революции 1905–1907 годов, без контрреволюции 1907–1914 годов невозможно было бы такое точное “самоопределение” всех классов русского народа и народов, населяющих Россию, определение отношения этих классов друг к другу и к царской монархии, которое проявило себя в 8 дней февральско-мартовской революции 1917 года. Эта восьмидневная революция была, если позволительно так метафорически выразиться, “разыграна” точно после десятка главных и второстепенных репетиций; “актеры” знали друг друга, свои роли, свои места, свою обстановку вдоль и поперек, насквозь, до всякого сколько-нибудь значительного оттенка политических направлений и приемов действия... Первый этап показал нам, во-первых, совместный удар царизму, нанесенный двумя силами: всей буржуазной и помещичьей Россией со всеми ее бессознательными прихвостнями и со всеми ее сознательными руководителями в лице англо-французских послов и капиталистов с одной стороны, и Советом рабочих депутатов, начавшим привлекать к себе солдатских и крестьянских депутатов, с другой»[5].

На страницах книги представлены в чудовищной своей ненависти к России заокеанские покровители и спонсоры «русской» революции. Называя имена Якова Шиффа (сегодня его потомок, конгрессмен США Адам Шифф принимает санкционные законы против России), Парвуса, Дейча, Мотодзиро Акаси, Рутенберга и др., автор книги не только показывает их активную роль в деле революции, но дает биографические справки, расширяющие представление об этих личностях. Мало того, что они поспособствовали свержению монархии и расправе над ненавистной им Русской Православной Церковью и, как следствие, над русским народом, да еще и непомерно на этом обогатились.

Автор проводит библейскую аналогию: как коварная Иудифь (Юдифь) безжалостно отсекла голову опьяненному царю Олоферну, так потерявшие бдительность русские «голубые князья», члены Государственной Думы, предательский генералитет были обольщены хитрой «Иудифью» и потеряли не только свои головы, но свое имущество. Как написано в Библии, израильский «народ расхищал лагерь в продолжении тридцати дней» (Иудифь 15:11) так и «победители» в ходе гражданской войны и после разграбили страну. Но митрополит Константин на протяжении всего повествования подчеркивает мысль — пути Господни неисповедимы, и милость Божия безмерна.

Оставшимся в живых после всероссийского голода бывшим подданным Царя и их детям пришлось искупать грех богоборчества и попустительства цареубийства на фронтах Великой Отечественной войны. И там они себя не посрамили. Не в числе победителей оказались аристократия и интеллигенция, мечтавшие о революции в благополучной Российской империи, а потом — о куске хлеба на чужбине. Честно показывает митрополит Константин и трагические заблуждения Церкви, вначале поддержавшей революционеров и либералов, и ими же разгромленной. Обо всем этом с реальными историческими примерами и нравственной оценкой иерарха современной Русской Православной Церкви митрополит Константин рассказывает в книге, основные смыслы которой людям нецерковным покажутся, наверное, дискуссионными. Но доказательная ее база документальна и научно убедительна, и оппонентам придется, если не смириться, то хотя бы, прочитав, принять к сведению нефальсифицированную историю России.

При этом автор книги затрагивает болезненно воспринимаемую поныне тему убийства русского Царя как ритуал. Этот вопрос митрополит Константин смело исследует на основе архивных данных, выводах всех следователей факта убийства, вплоть до современных, представляя разные точки зрения. Рассматриваются также вопросы о неблаговидной роли Керенского в убийстве Царя и его Семьи, причины, почему Семья Николая II не смогла или не захотела уехать за границу, какой вклад в революцию внесли масоны и т. д. Трудные темы исследуются с привлечением современных исследований ученых, публицистов, писателей И. Фроянова, П. Мультатули, Т. Мироновой, Н. Коняева, Н. Старикова, Л. Решетникова, А. Вассоевича, академика РАН В. Мясникова, Г. Скотниковой, В. Большакова, В. Катасонова, А. Боханова, В. Шамбарова, В. Шубинского, А. Мирека, Н. Козлова, (А. Щедрина), Олеся Бузины, А. Холопова, работ священников о. Георгия Вахромеева, о. Александра Шаргунова, о. Геннадия Рязанцева-Седогина и др.; новых материалов иностранных авторов, используются также тексты русского духовного наследия. Цитируются статьи и выступления Святейшего Патриарха Кирилла, митрополита Тихона (Шевкунова), официальные документы заседаний Священного Синода, Государственного архива РФ и мн. др. Все это способствует не только раскрытию исследуемых тем, но и убедительной аргументации.

В своих прежних работах митрополит Константин показал основополагающее значение Православной монархии для объединения, становления и усиления России. Он рассматривал силу русского самодержавия как результат и вершину всемирной мысли: начиная с использования опыта Византии, русские цари изыскивали лучшие формы общественной жизни. Таким образом, величайшая в мире русская цивилизация была создана во многом благодаря монархической форме правления. Каждый из русских царей внес свою лепту в наше прошлое и настоящее[6]. Император Николай II много сделал для процветания государства. Автор книги приводит статистические данные, характеризующие время его правления как благоденственное, в соответствии с возможным для того века уровнем технического прогресса и благосостояния. Дает сведения о достаточно высокой военной мощи страны накануне Первой мировой войны, перечисляет разработанные в то время большие государственные проекты в обеспечение «нового экономического курса» России. При Николае II были тщательно разработаны пятилетние экономические планы, куда входили, в том числе, гидроэлектростанции Волховстроя и Днепрогэса, проекты которых были полностью готовы еще в Российской империи. Транссибирская железная дорога, первые заводы по производству автомобилей, всеобщая грамотность, женское образование — все это входило в план модернизации Российской империи. Придя к власти, большевики держали в тайне личное участие Царя в разработке первых пятилетних планов и все перечисленные проекты приписали себе. Автор приводит свидетельства царского министра финансов П. Л. Барка об экономической стабильности государства, пережившего Русско-японскую войну и революцию 1905 года.

Человеческий образ российского Императора митрополит Константин создает посредством осмысления нравственной стороны его поступков, цитируя его доказывающие любовь к Отечеству высказывания, любуясь отношениями в дружной боголюбивой Царской Семье, где дочери отказались выходить замуж, чтобы не расставаться со своей любимой Россией. И в народе, и в армии отношение к своему Царю даже на четвертый год войны было ровное, почтительное. Чтобы это доказать, митрополит Константин обращается к недавно изданной книге воспоминаний церковного и общественного деятеля русской эмиграции Глеба Рара «И будет наше поколение давать истории отчет», где приводятся такие наблюдения очевидцев:

— «Я не имею права считать себя всеведущим, но все же могу твердо заявить, что до трагических событий в Петрограде никаких настроений революционного характера в войсках не было. Все понимали, что ведется война, от результатов которой зависит судьба нашего отечества. Была у всех — до отречения императора — полная верность государю и правительству, и никто не допускал возможности каких-то перемен до окончания войны.

Когда начались предреволюционные события, армия стояла вне их и продолжала выполнять свой долг. Неожиданное для всех нас отречение государя и практически конец монархии были восприняты с недоумением и горечью. Когда начали в войска прибывать революционные политические агитаторы с их речами и призывами, их воспринимали с возмущением. Еще раз повторяю, что отречение государя было воспринято с недоумением и никаких симпатий и доверия эти новоприбывшие люди в войсках не вызывали. Та часть солдат, которая все-таки начала доверять словам и обещаниям революционных деятелей, была ничтожной. И совершенно был прав молодой в то время генерал Врангель, сказавши, что революции никто не ожидал и не желал. Но она все же произошла, и в порядке дисциплины войскам пришлось подчиниться новым хозяевам. Но для большинства — с болью в сердце»[7].

Русский Царь был личностью выдающейся, непонятой людьми, далекими от Церкви, так как жил по ее законам. Его насильственное свержении с помощью плана, разработанного не без помощи западных спецслужб и осуществленное ближним окружением, генералами, среди которых большинство были масонами, явилось в условиях мировой войны — их государственной изменой. России, которая через несколько месяцев готовилась провозгласить свою победу в Первой мировой войне, был нанесен убийственный удар с тыла. Присоединились и «союзники», Великобритания и Франция, понимая, что лавры победителей выгоднее делить не на троих, а на двоих. Акт с «отречением» Царя Николая II от Трона, был не чем иным, как насильственным отстранением его от законной власти.

На фактах и свидетельствах автор книги показывает, как тщательно готовилось конспираторами «отречение» Императора, потому что победа русского народа приближалась. Поэтому заговорщики торопились, понимая, что с победой в войне Царь выйдет победителем и в революции. Они боялись этой его победы, как говорит автор книги, «Ибо победа Царя — означала собою конец мечтам о революции или дворцовом перевороте. Она означала собою мир и спокойный расцвет страны под скипетром Царя-Победителя, — она означала, — скажу откровенно, — позор и посрамление тем, кто пошел ва-банк, став на пути между Царем и победой»[8].

Николай II, казалось, смирился со своим положением. Но у этого видимого «смирения» были глубинные, нравственные причины. Он не пытался поднять восстание, во-первых, потому, что был заговорщиками пленен и отделен от народа и армии, а во-вторых, потому что понимал, что неминуемая кровопролитная гражданская война приведет к поражению Россию в войне с Германией. Поэтому, как показывает митрополит Константин, Император Николай II в повторение подвига святых страстотерпцев Бориса и Глеба, сознательно принес себя в жертву.

Но, спрашивается, зачем нам сегодня нужны эти знания, эти подробности? И на этот вопрос в книге находится ответ: чтобы не повторилось. Митрополит Константин дает ужасающую картину погрома Российской империи, документально подтверждает русофобскую подоплеку революции, приводит страшные тому доказательства. Автор показывает звероподобные личины убийц Царя и его Семьи, отмечает низкие черты характера и непоследовательность действий председателя Временного правительства  А. Керенского, прослеживает бандитскую биографию одного из руководителей нового государства Я. Свердлова, выявляет американские симпатии и обязательства Л. Троцкого. Также он подтверждает фактами из биографии Ленина его сущность, подмеченную Иваном Буниным, как «мыслящей гильотины». Создавая реальную историческую картину, митрополит Константин предостерегает нас от излишнего благодушия, показывает возможные его последствия, ведь враги России не унимаются и только укрепляются в своей к нам ненависти. Поныне!

К чему эта ужасающая ненависть приводит, можно видеть в главе «Каменное сердце». Это не метафора, это реальность, отмеченная еще в Библии: «...и возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное, чтобы они ходили по заповедям Моим, и соблюдали уставы Мои» (Иезек. 11:19–20).

На языке революционеров эта реальность или, как они говорили, «красный террор», характеризуется так: «Есть документальный рассказ одного из перебежчиков, который сообщал о практике употребления чекистами человеческой крови наряду со спиртом и кокаином, как средства для снятия нервных напряжений, возникавших вследствие непрерывных массовых кровавых расправ над людьми. Со слов очевидца: Один из палачей харьковской чеки говорил: “Мучился, да товарищ научил выпить стакан крови. Выпил, сердце как каменное стало”»[9]. И этому есть документальные подтверждения.

В своих воспоминаниях С. Мельгунов цитирует автора книги, изданной на немецком языке, где дается описание человеческой «бойни» в Киевской ЧК. «Весь цементный пол большого гаража был залит уже не бежавшей вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими останками. Все стены были забрызганы кровью... (часть невыносимых для нормального человека подробностей из этой цитаты опускаю из этических соображений. — автор книги М. К.). Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины. Этот желоб был на всем протяжении доверху наполнен кровью». Подобные зверства происходили в Воронеже, Одессе, Харькове, в общем, по всей России. Революционной необходимостью объяснить этот садизм нельзя, только “жертвоприношением духу коминтерна”. Как говорит кн. Жевахов, с точки зрения здравого смысла они ужасны, если не учитывать ритуальную, подразумевающую собирание крови жертв цель»[10].

Или такое откровенное выступление Л. Троцкого (по воспоминаниям Ратиева): «...Каждому из вас должно быть ясно, что старые правящие классы свое искусство, свое знание, свое мастерство управлять получили в наследство от своих дедов и прадедов. А это часто заменяло им и собственный ум, и способности.

Что можем противопоставить этому уму мы? Чем компенсировать свою неопытность? Террором последовательным и беспощадным! Уступчивость, мягкотелость история никогда нам не простит. Если до настоящего времени нами уничтожены сотни и тысячи, то теперь пришло время создать организацию, аппарат, который, если понадобится, сможет уничтожать десятками тысяч. У нас нет времени, нет возможности выискивать действительных, активных наших врагов. Мы вынуждены встать на путь уничтожения, уничтожения физического всех классов, всех групп населения, из которых могут выйти, возможно, враги нашей власти.

Предупредить, подорвать возможность противодействия — в этом и заключается задача террора.

Тишина, такая тишина в зале, что мне кажется, что тут нет никого, кроме нас двоих — его, отверзающего предо мной бездну, и меня, стоящего у самого ее края.

— Есть только одно возражение, заслуживающее внимания и требующее пояснения, — продолжает спокойным академическим тоном оратор. — Это то, что, уничтожая массово, и прежде всего интеллигенцию, мы уничтожаем и необходимых нам специалистов, ученых, инженеров, докторов. К счастью, товарищи, за границей таких специалистов избыток. Найти их легко. Если будем им хорошо платить, они приедут работать к нам. Контролировать их нам будет, конечно, значительно легче, чем наших. Здесь они не будут связаны со своим классом и с его судьбой. Будучи изолированы политически, они поневоле будут нейтральны»[11].

Кажется невероятным, что Россия не погибла в эти страшные годы и осталась в истории. Но, как подчеркивает митрополит Константин на протяжении всего повествования: пути Господни неисповедимы, и милость Божия безмерна.

Наша Победа

Один из ценностных аспектов книг тот, что в ней показано, что последствия революций состоят не только в смене власти, они гораздо разрушительнее, обширнее и длительнее. Автор, соглашаясь с цитируемой мыслью доктора философских наук А. Л. Казина, что Вторая мировая война стала продолжением русской революции и Первой мировой войны, кланяется героическому подвигу русского народа и его Победе в искупительной Великой Отечественной войне.

Поэтому, несмотря на то, что в книге много говорится об истории революционных процессов, о трагедии царя Николая II, о нравственных предателях и обманутом народе, она, как написано на титульном листе, «Посвящается 75-летию Победы нашего народа в Великой Отечественной войне, ставшей искупительным подвигом». Посвящение оправдано тем, что история России нераздельна, все времена и события взаимосвязаны. Митрополит Константин убежден, «что если бы усилиями революционеров, масонов, американских, английских и немецких банкиров, иллюминатов, сионистов — то есть совокупной силой — не было бы совершено беззаконие, — не было бы сокрушено Самодержавие, не было бы Освенцима, тысяч концлагерей и гетто. Многие ужасы XX в. стали бы невозможными, если бы от среды не был насильно отнят “Удерживающий”. В Православии таким “Удерживающим” является законная власть, в данном случае — Царь, именно он оберегает вверенный ему Богом народ от крайних демонических нападений и проявлений»[12]. Понятно, что в наше время о восстановлении монархии в традиционном ее понимании речи не идет, и автор книг поясняет — почему. Но элементы монархического правления в этике и политике современных руководителей России должны присутствовать. И они явно присутствуют. Главное — это ответственность за Россию пред Богом и народом. Иначе не совладать с не унимающимися врагами нашего Отечества, вооружившимися сегодня против нас дьявольской ложью.

Современным предательским искажениям фактов нашей Победы мы должны противопоставлять правду о Великой Отечественной войне, предпосылки которой были заложены в Версальском мирном договоре 1919 года. Победа в Великой Отечественной войне нашим недругам ненавистна поныне, так как не позволила воплотить мечту разрушителей Российской империи, поставивших в Феврале 1917 г. цель — уничтожить наше государство, вне зависимости от того, каким строем оно управляется. Россия западному миру не нужна никакая, ни царская, ни большевистская, ни демократическая — подчеркивает и предостерегает современных российских «мятежников» митрополит Константин.

Так кроваво-трудно установленный большевистский режим тоже оказался несовместимым с мировым замыслом о России: с властью комиссаров проще можно было пограбить и уничтожить страну, чего бы никогда не позволила Российская империя, тем более после неминуемой победы в Первой мировой войне. Уже в 1919 г. был подробно разработан сценарий уничтожения и Советской России военной мощью Англии, США, Франции, Италии. Причем в качестве ударной силы против Советской России рассматривались все народы, живущие на ее окраинах: финны, эстонцы, латыши, литовцы и др. Вот их основная цель, сформулированная на Парижской мирной конференции американской делегацией:

«Всю Россию следует разделить на большие естественные области, каждую со своей экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть достаточно самостоятельной, чтобы образовать сильное государство»[13]. «Большие естественные области» — это: Русь, тюркско-мусульманское государство Идель-Урал, кубанско-донская Казакия, енисейско-забайкальская Казакия, Тыва, Калмыкия, Эмират Чечни и др., всего одиннадцать. Часть областей, как, например, Калининградскую обл., Карелию, Камчатскую обл., предполагалось поставить под контроль европейских государств, США, Японии и Китая[14]. Только тогда можно было бы считать, что «русская» революция свершилась. Но ведь не свершилась! И помешала этому наша непостижимая Победа в Великой Отечественной войне.

Как говорил епископ Николай (Велемирович) Сербский, «...Все войны, с начала и до конца истории, — библейские войны, т. е. все они находятся в зависимости от живой, активной и всемогущей воли Третьего, Невидимого и Всерешающего; все они проистекают из греховности или обеих сторон, или только одной из них; все они действуют по библейскому закону причинности и оканчиваются так, как им присудит Вечное, Непогрешимое Правосудие... Могу с уверенностью сказать, что победит та сторона, которой дает победу воля Божия. Из Святого Откровения Божиего ясно, кому Бог дарует победу. Это ясно и из примера всех войн истории человечества, если их рассматривать в освещении Святого Откровения. Короче: воля Божия дарует победу тому, у кого самая ясная и крепкая вера в Бога и кто исполняет Его закон... Народ же, который вместе с вождями своими остается верным Господу Иисусу Христу (мы все еще говорим о христианских народах), — будет или пощажен от войны, или же выйдет из нее победителем, независимо от своей численности, культуры и вооружения»[15]. Нашему народу Бог даровал Победу.

О том, какими неимоверными усилиями многонационального советского народа она была добыта, митрополит Константин показывает на примере подвигов военачальников и солдат, которые на поле брани обретали веру в Бога, соприкасаясь с чудесной Божией помощью. Люди, находящиеся пред лицом смерти, молились и получали помощь сил Небесных, о чем рассказывается в книге. Потребность в чуде имеет такую же природу, как воздух и вода, как хлеб и сама жизнь. И чудеса свершались. Чудом можно назвать и возрождение и укрепление в годы войны Русской Православной Церкви, прославившейся в это время молитвенными подвигами ее иерархов и солдатским героизмом простых священников. Не забыл историк о вкладе в Победу русской эмиграции, среди которой осталось мало обиженных, но оказалось много героев, за свою далекую родину пожертвовавших даже жизнями. Все это подтверждает существование неискоренимой духовной силы народа вне зависимости от социального его положения и государственного строя. Книга подтверждает, что даже революция не смогла оборвать глубинные духовные святорусские корни, и Советский Союз в пору своего расцвета стал достойным преемником царской России и продолжил победоносную поступь достижениями в науке, культуре, мировой политике. Но, доверившись «заклятым» западным друзьям, совершил те же ошибки, что и Российская империя, усугубив свое положение открытым богоборчеством.

При наличии трагических сюжетных линий, после прочтения книги, однако, остается просветленное настроение надежды, чувство уверенности. Это связано с глубокой, умной верой автора, и с тем, что осознание законов бытия облегчает их соблюдение и наше существование в данном нам бытии. Это настроение связано также с художественными особенностями книги, богатой иллюстрациями, среди которых прекрасные прижизненные портреты Николая II, плакаты революционных времен, фотографии упоминаемых исторических личностей, духовные картины современного художника-иконописца Филиппа Москвитина. Обширно поэтическое цитирование, подтверждающее и укореняющее в сознании читателя авторские мысли созвучными им стихотворными строками классиков — А. Пушкина, Ф. Тютчева, А. Блока, С. Есенина, М. Волошина, С. Бехтеева, А. Несмелова. Это, параллельное сюжетному, поэтическое полотно, отражающее неизбывность нравственной идеи во времени, Митрополит Константин укрепляет поэтической окопной духовной исповедью простого русского солдата Андрея Зацепы, убитого в 1942 г., и стихами современными, написанными А. Ребровым, В. Ефимовской уже в XXI в., подчеркивая связь русской поэзии с русской исторической мыслью. Склонность автора к цитированию стихов классических и современных поэтов можно объяснить также желанием упорядочить, возвысить трудное повествование, оправдать человека, выявить лучшие стороны бытия, полнее всего отражающиеся в поэтическом слове. Это желание поясняется мыслью русского православного философа С. Н. Булгакова: «Слово космично в своем естестве, ибо принадлежит не сознанию только, где оно вспыхивает, но бытию, и человек есть мировая арена, микрокосм, ибо в нем и через него звучит мир»[16]. Поэтическая преемственность в книге выразительнее, мелодичнее, чем даже преемственность рассудочно-философская.

Особенность книги митрополита Константина, ее глубинная мысль, все же не только историческая, но в большей степени богословская. Писатель заставляет нас проникнуться верой в окружающий нас мир как в божественный дар. Понятие дара онтологично. Как говорит А. Панарин, «дарение имеет одновременно и мистическо-космическое значение стяжания благодати, и значение приращения социального капитала»[17]. Революции, войны искажают, приводят к замутнению бытие, дарованное во всей его благодати человеку Богом. В книге митрополита Константина таким бесценным даром предстает наше Отечество — Россия. Но у получающего дар, как отмечали русские философы С. Н. Булгаков, А. С. Панарин, есть обязательство отдаривания, выражающееся в виде социальных, моральных обязательств, в нашем смысле — это служение Родине. Как говорит А. Панарин, «дело в том, что дар никогда не воспринимается как счастливый случай, как выигрыш в рулетку, как азартная игра отщепенской личности. Дар пробуждает в нас не только социальное чувство благодарности и признательности, но и космическое чувство причастности к миру. Ведь и сам даритель в этой вселенной никогда не воспринимается как конечная инстанция или первичный владелец вещей. Он сам получил их в дар — от богов, от космоса, от вышестоящего лица, от собственных предков. Именно поэтому он в свою очередь обязывается к бескорыстному дарению — таков высший космический закон»[18].

Но для понимания этого закона нужно верующее, благодарное сердце, любящее Христа и Россию. Книга оканчивается не назиданием, не рекомендацией, а такими благодарными словами автора, посвященными русским людям: «Наш народ страданием Царя и молитвами всех новомучеников и исповедников Церкви Русской, терпением “тысяч зол” в богоборческие времена и во времена фашистского нашествия обрел мудрость, искупил зло и сегодня возвращает, собирая и сшивая в своем духе ризы Христианской Любви».

Книга митрополита Константина «Чаша Господня и чаша бесовская» помогает понять непреложные законы существования России. Понимание неразрывной связи исторических эпох, событий и поступков приходит к нам постепенно, как долгий рассвет, благодаря и этому щедрому нам дару митрополита Константина. И сегодня мы видим, что Николай II, Помазанник Божий, не зря принес себя в жертву, — Россия воскресает, укрепляется вера, развивается «христианское чувство истории». Бог милосерден, если грешник обращается к Нему с покаянием, с молитвой о прощении, с пониманием того, что наше Отечество — самый ценный наш — Божий Дар. И его сбережение в веках — наша Победа.

В печатном виде статья опубликована в журнале «Родная Ладога» № 1 (51) 2020

 

[1] Панарин А. С. Православная цивилизация. СПб.: Политехника-сервис. 2014. С. 3.

[2] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога. 2019, С. 24.

[3] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога. 2019. С. 328.

[4] Там же. С. 13.

[5] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога. 2019. С. 149.

[6] См.: Константин (Горянов), архиепископ Курганский и Шадринский. Путь Царский. К 400-летию Дома Романовых. СПб.: Родная Ладога № 3. 2013. С. 149.

[7]  Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога, 2019. С. 327.

[8] Там же. С. 189.

[9] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога, 2019. С. 350.

[10] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога, 2019. С. 350.

[11] Там же. С. 351.

[12] Константин (Горянов), митрополит. Чаша Господня и чаша бесовская. СПб.: Родная Ладога, 2019. С. 135.

[13] Цит. по: Кефали И. Ф. Философия геополитики. СПб.: Петрополис, 2007. С. 117.

[14] Цит. по: Кефали И. Ф. Философия геополитики. СПб.: Петрополис, 2007.  С. 119.

[15] Сербский Николай, святитель. Война и Библия. Симферополь: Издательство Шпатакова «Родное слово», 2016. C. 67–69.

[16] Цит. по: Панарин А. С. Православная цивилизация. СПб.: Политехника-сервис. 2014. С. 50.

[17] Панарин А. С. Православная цивилизация. СПб.: Политехника-сервис. 2014. С. 49.

[18] Панарин А. С. Православная цивилизация. СПб.: Политехника-сервис. 2014. С. 49.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Валентина Ефимовская
«Дар бессмертный…»
О книге А.Г.Елфимова «Ермаково поле. Сибирской славы корни вековые»
06.12.2020
Благочестие как ответ на вызовы нового времени
О новой книге М.К.Зарубина «Круги по воде». СПб, 2020 г.
02.12.2020
Талантливый человек в русской системе мер
К 70-летию известного писателя современной России Павла Кренёва (П.Г.Поздеева)
28.10.2020
«Промысл о Русском пути»
Вышел в свет новый номер журнала «Родная Ладога»
21.09.2020
Наша Победа или «Красное смещение» России
О книге митрополита Константина (Горянова) «Чаша Господня и чаша бесовская»
13.05.2020
Все статьи Валентина Ефимовская
75-летие Великой Победы
Воспитание достойных
К 27 января 2021 года
27.01.2021
«Ты меня на бой благослови…»
27 января 1944 г. - день освобождения Ленинграда от блокады
27.01.2021
«Стоял Ленинград…»
27 января — день полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады
27.01.2021
«Сталинград на Дону»
К 78-й годовщине освобождения Воронежа от фашистов
26.01.2021
Факты из истории города на Неве
В Московском районе будет образована Ленинградская сторона
19.01.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Тульский Ордена Ленина Императорский оружейный завод
Новый комментарий от Андрей Козлов
27.01.2021 11:21
Прививка — жертва ради нашего народа и нашей страны
Новый комментарий от Андрей Козлов
27.01.2021 10:54
Кагальный-Провальный и Промысл Божий
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
27.01.2021 10:06
Дворцы и их обитатели
Новый комментарий от NNNN
27.01.2021 09:57
«Мы имеем консенсус всех ветвей власти»
Новый комментарий от Коротков А. В.
27.01.2021 09:40
В США назначается новый начальник России
Новый комментарий от Коротков А. В.
27.01.2021 09:26
Спасём ли умирающее отцовство?
Новый комментарий от Русский Иван
27.01.2021 09:13