Памяти Героев

К двадцатилетию боев в с.Первомайское в Дагестане


Двадцать лет назад, на Святках, в праздничные дни  января 1996 года в селе Первомайском в Дагестане шли тяжелые бои. Спецназ штурмовал село, в котором засела, прикрываясь заложниками и мирными жителями, многочисленная и хорошо вооруженная банда Салмана Радуева.


                             Панорама Первомайского
Сегодня, когда российские ВКС наносят авиаудары по военной структуре и бандам псевдо-исламского халифата, захватившего огромные территории в Сирии, никто почему-то не вспоминает, что впервые построить подобный халифат исламские экстремисты пытались на территории российского Кавказа. Точно такие же изуверы и палачи, что сегодня на рекламных роликах режут головы заложникам, поголовно истребляют на захваченных территориях христиан, алавитов, друзов и всех мусульман, не желающих принимать их псевдо-исламскую идеологию, разрушают святыни и древние памятники, узаконившие торговлю людьми, в 90-е годы пришли на наш Кавказ. Ваххабиты, поддерживаемые в то время нынешними же спонсорами ИГИЛ - Саудовской Аравией, Катаром и Турцией, пытались в начале 90-х годов ХХ века построить террористическое государство на российской земле. И, точно также, как сегодня в Сирию, в те годы на Северный Кавказ хлынули наемники и террористы со всего света.


И точно также, как сегодня в Сирии, США и другие страны Запада видели в этих бандах международных террористов - «борцов за свободу», а Россию упрекали в «чрезмерном применении силы». Прочно обосновались в то время на нашем Кавказе миссии ОБСЕ, «врачи без границ» и пр. штатные сотрудники иностранных спецслужб. Строчили доклады, обвиняли Москву во всех грехах, требовали «соблюдать права человека», которые почему-то распространялись лишь на боевиков, но ни в коем случае - на русских людей. Этот сценарий затем успешно осуществили в Косово, оторвав древний сербский край от Сербии. Но бомбить в то время Россию, как затем Югославию, все же, опасались, поэтому использовали иные методы давления на Кремль. И люди, оказавшиеся в те Смутные годы в Кремле, послушно следовали настойчивым советам и просьбам своих «заокеанских друзей». А за океаном были твердо уверены, что после т.н. «реформированния» Ельциным армии и спецслужб, в стране нет силы, способной противостоять атаке международного терроризма.  И, следовательно, Северный Кавказ для России потерян. Они не учли одного - силу духа русского воина и его верность Родине.      
К удивлению спонсоров и покровителей террористов, несмотря на постоянные перемирия, позволявшие террористам перегруппировать силы, перевооружиться, пополнить ряды бандформирований, они были наголову  разгромлены в тяжелейших и кровопролитных боях зимой и весной 1995 года. И тогда для террористов разработали особенную изуверскую тактику действий. Невиданный по подлости и жестокости захват больницы и роддома в Буденновске, должен был сломить волю России к сопротивлению. Террористы,  гордо именовавшие себя «борцами за свободу», трусливо прикрывались роженицами и беременными женщинами, из-за их спин ведя огонь. Напуганные своими потерями, отвагой и профессионализмом, проявленным при штурме  русским спецназом, Басаев оставил Буденновск. Черномырдин, выполняя приказ из-за океана, не разрешил уничтожить уходящую в Чечню банду террористов, несмотря на настойчивые требования руководства российских спецслужб. Под давлением Запада  руководство РФ нарушило основные принципы борьбы с терроризмом - выполнило требование преступников.
Успех Басаева подтолкнул и Салмана Радуева повторить подобный «подвиг». После нападения на Кизляр и захвата роддома, банда Радуева, прикрываясь заложниками, уходила в Чечню. У села Первомайского банду остановили, а затем вокруг Первомайского происходило то, что трудно объяснить. С террористами вступили в бесплодные переговоры, упуская драгоценное время. Все эти дни террористы, используя строительную технику и труд заложников, вели фортификационные работы, готовясь к обороне села. И, надо сказать, очень умело и грамотно укрепились в населенном пункте. Амбразуры в каменных дома и подвалах, залитые на морозе водой мешки с песком, перекрытия из бетонных плит, отрытые траншеи и ходы сообщения -  вооруженная до зубов банда опытных и хорошо обученных наемников успела основательно укрепится. Удивительно, но террористом все это время даже свет в Первомайском не отключали. Чтобы жили и готовились к обороне в комфортных условиях?
А окружившие в это время Первомайское бойцы спецподразделений МВД, ГРУ и мотострелки все эти дни лежали в промерзшей и заснеженной степи, продуваемой пронизывающим ветром, делили на троих один сухпай и ждали приказа. И приказ на штурм пришел. Бойцов элитных подразделений, подготовленных к проведении уникальных спецопераций против террористов и опасных преступников, в нарушение всех боевых уставов Сухопутных войск, как пехоту, без грамотной артподготовки, бросили на штурм укрепленного населенного пункта против численного превосходящего противника. В лоб, по открытому полю, под огонь крупнокалиберных пулеметов, снайперский винтовок с двадцатикратной оптикой, гранатометчиков. Что это было, головотяпство и непрофессионализм руководства, или же чье-то желание положить на этом поле спецподразделения, подготовленные для борьбы с преступность и терроризмом?    


                          Боец «Витязя»
Высокий профессионализм, мужество и отвага спецназа позволили некоторым подразделениям под плотным огнем пробиться в населенный пункт, выйти почти к центру Первомайского. Но сказалось значительное численное превосходство боевиков. Спецназ ВВ и собровцы получил приказ отойти. В этом бою пал смертью храбрых командир  СОБРа Главного Управления по борьбе с организованной преступностью МВД России подполковник Андрей Владимирович Крестьянинов.
Упорный натиск спецназовцев сломил волю террористов. Через некоторое время банда Радуева ночью пошла на прорыв, бросив Первомайское. К сожалению, никакого плотного, а тем более, по словам пьяного Ельцина, «тройного кольца», когда «38 снайперов следят за каждым шагом террористов», вокруг Первомайского не было. И часть террористов смогла, нащупав тонкое место, прорваться и уйти, несмотря на то, что значительная часть банды была уничтожена.
Потом было много ожесточенных боев в горах Чечни, тяжелейшие мартовские бои в Грозном, было предательство в Хасав-Юрте летом 96-го. Затем вторжение террористов в Дагестан, вторая Чеченская. Уничтожены тысячи террористов и наемников, слетевшихся со всего света на запах крови, желавших построить на земле Кавказа псевдо-исламский халифат. Ликвидированы Басаев, Хаттаб, предстал перед судом и закончил свои дни в тюремной камере Радуев, уничтожены Бараев, Хункар-Паша Исрапилов и сотни других полевых командиров, возмездие настигло практически всех, кто зверствовал в Буденновске и Кизляре.
Сегодняшняя публикация посвящена памяти Героя России Андрея Владимировича Крестьянинова и всех бойцов и офицеров, которые двадцать лет назад спасли Россию от развала и остановили наступление международного терроризма на нашу страну. Мы должны помнить о тех, кто геройски сражался во время кровопролитного штурма Грозного в январе 95-го, брал Гудермес, Ведено и Бамут, в январские дни 96-го сражался в Первомайском, в марте и августе вновь бился в Грозном. В 1999 г. остановил вторжение банд международных террористов в Дагестан, штурмовал Чабанмахи и Карамахи, затем вновь штурмовал Грозный, и в очередной раз брал Гудермес, Шатой, Бамут. Помнить русских спецназовцев, которые погибали, закрывая собой от пуль детей в Беслане, ликвидировали банду Бараева на Дубровке - наша святая обязанность.
В тяжелейшие годы Смуты и очередного Русского Лихолетья, обрушившиеся на страну в конце ХХ столетия, Россию спас Русский солдат.
Сегодня, по улицам наших  городов прошел Крестный ход «Бессмертного полка», священный Севастополь и родной Крым вернулись домой, наши «заклятые друзья» поражены тем, что у России, оказывается, есть  боеспособные современные Вооруженные Силы, которые словно Феникс из пепла возникли на развалинах, как им казалось, уничтоженной «рыночными реформаторами»  Армии. Россия вернулась в свою историю, и возвращается в мировую политику, как Держава, с которой вынужден считаться «мировой гегемон», уже было поверивший в свое всесилие и безнаказанность.
Мы с вами должны помнить, что все это стало возможным благодаря подвигу таких героев, как Андрей Крестьянинов, благодаря подполковнику Марку Евтюхину и 6-й роте псковских десантников, воину Евгению Родионову и тысячам солдат и офицеров. Все они записаны у Бога в Книге Жизни Вечной, как герои положившие душу за други своя и за Отечество.
Когда мы в эти дни видим, как на Святках в наших храмах счастливые детки звонкими голосами славят Рождество Христа Спасителя, а на праздничных Кремлевских елках Дед Мороз и Снегурочка раздают счастливым малышам подарки, мы должны помнить, что пели солдаты, сражаясь с бандами террористов в горах Чечни: «Мы с тобою брат, пришли сюда за мирным небом, солнышком над детской головою».


Благодаря их подвигу рухнули планы строительства псевдо-исламского халифата на нашей земле,  Северный Кавказ остался в составе России, поднялся заново отстроенный красивый и нарядный город Грозный, бойцы Рамзана Кадырова уничтожают «шайтанов», искореняя вахаббитскую заразу в горах Чечни, а российские ВКС, оказывая помощь народу Сирии, громят банды террористов на дальних рубежах.    
 Тяжелее всего было выполнять свой долг в дни невероятной подлости и предательства. В дни, когда, казалось, восторжествовала в стране мораль разных спекулянтов «Купи-Продай», а российские либеральные СМИ и т.н. «правозащитники» с остервенением и ненавистью били в спину собственной Армии.         
Но в те годы Россия выстояла благодаря людям, для которых нет ничего в жизни важнее Чести, Долга и Родины. И будет стоять до скончания времен, хранимая Богом.
Вечная и Память и Слава Героям!

Военный корреспондент, писатель Виталий Николаевич Носков находился в те дни под Первомайском и вместе с бойцами СОБРа Главного Управления по борьбе с организованной преступностью, выдвигался к населенному пункту в составе группы резерва. Поэт Алексей Валерьевич Грибанков, офицер подразделения, которым командовал Андрей Крестьянинов, участник штурмовых атаках в дагестанском селе Первомайском.
Виктор Саулкин
Фото Юрия Тутова


***
Виталий Носков

День Крестьянинова

 

 Улетая на операцию по освобождению заложников в Кизляр, командир Специального отдела быстрого реагирования ГУОП МВД России подполковник милиции Андрей Крестьянинов оставил в своем кабинете кейс, а в нем конверт с короткой, но страшной надписью "на похороны". По отношению к своей смерти он поступил, как было в обычае у древних маститых старцев: готовить себе "домовину" заранее. И зачем в России привилось это грубое безнадежное слово "гроб"? "Домовина" - вот последнее прибежище человека с такой весомой, заслуженной его работящими предками фамилией - Крестьянинов.
Он лежал в своей "домовине" в новеньком камуфляже, с краповым беретом на груди, а в ногах стоял спецназовский сапожок с нестертыми следами дагестанской земли, которую он месил возле села Первомайского и на его улицах, внутри дворов и возле домов, где Андрея Владимировича сразила пуля дудаевца-снайпера.
Крестьянинов готовился к выстрелу из огнемета "Шмель". Сначала он приказал сделать это своему подчиненному, а потом, следуя боевой привычке не подставлять молодых, сам взял оружие. Только выглянул из-за угла дома, как снайпер поразил его в шею. До такой степени все было пристреляно в селе, чьё название теперь известно всему миру. Ведь там в смертельной схватке сошлись дудаевские профессиональные убийцы-наемники и российские специалисты по борьбе с терроризмом.
СОБР - это силовая структура МВД, предназначенная для захвата вооруженных бандитов, освобождения заложников. По своим задачам он сродни войсковой разведке, специализирующейся на пленении...
Бросок - и обезоруженный, связанный противник лежит носом в землю. Под селом же Первомайским собровцы России шли в бой, как пехота.
Но сначала был путь на Кизляр. Поднятые по тревоге собровцы ГУОП улетали на боевое задание в количестве 36 человек. Не у всех сотрудников дома есть телефоны, поэтому в путь отправились далеко не в полном составе, а двух потом пришлось из Моздока вернуть в Москву. Один скрыл травму, желая не отстать от товарищей по оружию, другой, совершив тренировочную пробежку в полном, внушительного веса, боевом снаряжении, повредил позвоночник.
"Чудо-богатыри", - говорил о своих солдатах Суворов. То же можно смело сказать о ребятах из этого отряда. 14 января, когда им, готовым к атаке на Первомайское, дали "отбой", я спросил подполковника Крестьянинова: "Какого веса на них снаряжение?". Андрей Владимирович, улыбаясь, предложил мне почувствовать боевой вес на собственной шкуре. Шлем "Маска-1" весил четыре килограмма, бронежилет "Зубр" - десять, разгрузочный жилет с автоматными рожками и гранатами - пятнадцать, автомат - 3,8 кг, потом еще мешок с патронной россыпью - восемь и за спиной огнемет "Шмель" - двенадцать килограммов.
В этой амуниции я смог простоять на месте не больше пяти минут, казалось, у меня вот-вот сломается позвоночник. Это какую надо подготовку иметь, чтобы с таким чудовищным весом на плечах бегать, прыгать, стрелять, выносить с поля боя раненых.
Вот почему в СОБРе сдавать спортивные нормативы - строго обязательное дело. А при приеме на службу полагается выстоять четыре рукопашных боя по три минуты с меняющимися партнерами.
Командир наверняка заметил, с какой поспешностью я тогда снимал с себя доспехи, но даже не улыбнулся по этому поводу. Под Первомайским я запомнил его сосредоточенным, немногословным, ушедшим в себя и очень обеспокоенным. Ведь к началу боевых действий по взятию укрепленного дудаевцами села его подчиненные были сильно утомлены. Отряд вылетал в Кизляр, на операцию в городе, где предполагалось более или менее сносное жилье с возможностью обязательного при таких действиях отдыха. Но офицеров вывезли из Кизляра под Первомайское в открытое поле, где единственным средством обогрева стали костер да работающий двигатель "Кавзика". В автобусе они спали сидя, по очереди, сменяясь через час, в лучшем случае - через два.
Скоро стало ясно, что переговоры с бандитами заходят в тупик. Подполковник знал, что земляные работы по укреплению села Первомайское противник не прекращал ни на минуту. Работали захваченные на блокпосту сотрудники милиции Новосибирска, не разгибали спины "рабы" - заложники.
Но если боевики Радуева отсыпались в теплых домах, ели шашлыки из баранины, то подчиненные Крестьянинова делили один сухпаек на двоих.
Горячую пищу им, как и бойцам других спецотрядов, перенацеленным из Кизляра под Первомайское, не поставляли вообще. Почему? На это должно ответить специальное расследование!
Сутки сменяли друг друга. Напряжение нарастало. Вечером тринадцатого января Крестьянинов и его заместители впервые увидели карту села, которое, как к этому времени стало окончательно ясно, предстояло брать штур­мом. Карта разочаровала: это был всего лишь "Перспективный план развития села Первомайское" с отображенными на нем не в полном объеме данными об огневых узлах обороны дудаевцев.
Выпускник 1982 года Орджоникидзовского высшего военного командного училища МВД, десять лет отдавший дивизии Дзержинского, пришедший в ГУОП в 1992 году, подполковник Крестьянинов и его заместители - окончивший Академию имени Фрунзе полковник Леонид  Петров, опытный специалист полковник милиции Николай Миронов, понимали: предстоит операция в крайней степени опасная, выполнение которой может повлечь за собой немалые жертвы.
СОБРовцам из Москвы и Московской области, из Краснодара, Ставрополя, Волгограда, Дагестана, отряду спецназа "Витязь", группе бойцов 8-го отряда и спецгруппе "Ягуар", которым предстояло первыми идти на штурм, конечно же, были необходимы самые точные данные аэрофотосъёмки, скрупулезные отчеты разведки - таковых в наличии было немного.
Очередная полуголодная при дефиците питьевой воды ночь, тяжелые раздумья о будущем людей, имеющих армейский опыт войны... Пройдя все "горячие точки", выйдя из них невредимым, Андрей Владимирович, теперь можно со всей определенностью сказать, чувствовал, что рискует не возвратиться домой. И говорил близкому другу Михаилу: "Не может быть, чтобы все у меня продолжалось так же гладко, как раньше...". В Грозном, в бою, он сменил место, откуда вел огонь, и занявший его боевую позицию человек был сразу убит. Потом еще раз ушел от смерти, снова удачно переместившись, и туда, где он только что находился, ударила автоматная очередь. Только в прошлом, 1995 году у него было четыре командировки в Чечню, пятая - в Буденновск.
А до этого довелось побывать в Осетии, где "ходил" по горам за бандами, всюду будучи первым. "Стой! Я сам!" - чаще всего слышали от него подчиненные. Ведь Крестьянинов был очень подготовленным офицером-спецна­зовцем, "краповым беретом", знал и умел то, что не могли другие. Перед тем как в 1992 году перейти в Главное управление по организованной преступности, он занимал должность командира учебного батальона дивизии Дзержинского. Специалист, отличник и в ГУОПе  МВД России стал наставником. На первых трехмесячных курсах подготовки СОБРов России именно он преподавал специальные дисциплины: освобождение заложников, высотную подготовку.
Подполковник был научен беречь людей. Это высший закон для спецназовца. И еще одно непреложное правило: не оставлять тела погибших врагам. Когда в Грозном возле нефтяного института полегли ярославцы-собров­цы, именно Андрей Владимирович под ураганным огнем, словно заговоренный от смерти, вытащил тела убитых к своим, не отдал на поругание. Потом на его руках умирал проводник, родом из Грозного, Саш Карагодин, которому многие бойцы были обязаны жизнью. Он просил об одном: вывезти из Грозного его родителей. И Андрей выполнил последнюю волю боевого товарища.
Утром 14 января 1996 года колонна автобусов еще затемно двинулась к месту, назначенному для атаки. Ехали сосредоточенно, молча. Осталось позади чеченское село, настороженно молчавшее. Вот колонна заходит в село Со­ветское, и в памяти остается смятенно держащая руки у лица пожилая аварка.
Быстро светает. В этой выдвигающейся на штурм колонне и я, обозреватель "Щита и меча", волонтер СОБРа, потому что замкомандира отряда  Миронов знает меня еще по апрельской командировке в Чечню. Разрешил быть с бойцами генерал-майор А. Карташов, командир сводного формирования СОБРа России, но в резервной группе, в обязанностях которой подвоз боеприпасов, эвакуация раненых с передовой. И мне до сих пор не верится, что элитным силам по борьбе с организованной преступностью предстоит атаковать укрепленный населенный пункт в пехотном строю.
Четким, пружинистым шагом, отлично экипированные, мимо нас проходят специалисты из московской и краснодарской "Альфы", из "Веги". Впереди всех на нескольких БТРах на исходный рубеж выдвигается "Витязь".
Потом мы, резерв из бойцов 4-го отделения, пешим порядком тащим боеприпасы, немного продовольствия и ящик с медикаментами. Скоро нас берет к себе на броню БМП-2. Все готовы к атаке: по широкому вспаханному полю - это на левом фланге, по редкому камышу - на правом. Берем с собой легкие пожарные лестницы: по ним предстоит пройти два арыка (на самом деле их будет четыре) опасной ширины, глубины.
С брони хорошо видны зарывающиеся в землю немногочисленные мотострелки. Торчат стволы противотанковых пушек, которых тоже немного. На левом фланге всего две БМП-2. Еще две потом передадут резерву для эвакуации раненых из передовых порядков. В небе барражирует пара вертолетов. Я вижу, как боец ловит разбуженную топотом ног полевую мышь и под общий смех отпускает её. И она как-то вяло скрывается среди влажных комков земли.
Когда напряжение достигает высшей точки, поступает сообщение, что дудаевцы выставили вокруг села милиционеров-заложников. Поэтому дан "отбой". И все возвращаются в свои автобусы.
С наступлением темноты становится просто нестерпимо холодно. Костры развести практически нечем. Потом в дело идут патронные ящики и камыш.
В эту ночь с 14 на 15 января Крестьянинова мучили боли в желудке. Никаких других таблеток, кроме угольных, у него под рукой не было. Деликатный человек, никого не беспокоя, он молча переносил боль. Об этом знал только самый близкий друг Михаил, офицер родного 4-го отделения, в котором начиналась в СОБРе служба самого Андрея Владимировича. Именно это отделение он оставил в резерве, сказав: "Если с нами что-то случится, то я, ребята, верю: именно вы поможете нашим семьям. Ведь сколько пройдено вместе!".
Но вот новый приказ о выдвижении на исходную. Ранним утром 15 января...
Глядя на тех, кто "упаковывался" перед штурмом, я запомнил легкую стремительность Крестьянинова, вопреки, как потом узнал, его усталости и болезни... Михаил рассказывал мне: "Я ему говорю: Андрюха, что-то мне не по себе... Ты меня оставил в резерве, а можно мне пойти с вами?". - "Нет, - ответил командир, - без "броника" я тебя с собой не возьму". (После недавно перенесенной травмы Михаил не мог работать в тяжелом бронежилете). "Я, - рассказывал он, - поднял "разгрузку" Андрея и чуть не упал. Вот сколько боеприпасов он нес на себе. Я ему говорю: вынь хотя бы нижние пластины, тебя патроны хорошо защитят. Пуля их не пробьет". Он задумался и говорит: "Нет... А если что, ты моей семье помогай". Потом, уже взяв автомат, добавил: "Ну, ладно, я не буду с тобой прощаться". И с этими словами ушел".
Артподготовка и огневой удар вертолетов начались ровно в 9 утра. Выведенные на исходную бойцы ожидали, что поддержка такими огневыми средствами даст хороший результат. Но огонь противотанковых пушек 85-го калибра и четырех вертолетов, бивших по квадратам (их авианаводчик, к сожалению, был не впереди готовых к атаке людей, а на передовом КП), не принес ожидаемого...
И когда в эфире прозвучала кодовая фраза "Пурга-555", означающая на­чало штурма, наступавших встретил просто шквал огня из ДШК, ПК, гранатометов. По всей линии дудаевской обороны интенсивно заработали снайперы. За те дополнительные сутки с 14 на 15 января, когда был отменен намеченный штурм, боевики сумели отрыть окопы и ходы сообщения. И когда на левом фланге стали рваться снаряды, ушли от удара, переместившись в чистое поле. А потом вернулись на свои боевые места и встретили атакующих кинжальным огнем.
На правом же фланге наступали бойцы "Витязя", по левую руку от них шел Крестьянинов со своим отрядом, еще левее - областной СОБР, вот и весь правый фланг. Подполковник вышел на свой рубеж, когда в боевых порядках чеченцев еще рвались снаряды мотопехотной армейской бригады. Удар "Витязя" и офицеров-собровцев Крестьянинова был стремительным и эффективным, несмотря на умело организованную чеченцами систему огня. "Витязь" на правом фланге продвинулся первым. Развивая этот успех, собровцы рванулись вперед, атаковав вместе с "Витязем", вынуждая противника отступить, чтобы не попасть в окружение. Дальше собровцы шли уступом, "челноком" - короткими перебежками, страхуя друг друга. Самый тяжелый, наполненный водой ров преодолели с помощью пожарных лестниц. Узкие, они гнулись под тяжестью одетых в "броники" и "разгрузки" бойцов, но не ломались.
Воюя профессионально, без истерики, разумно расходуя боезапас, именно отряд Крестьянинова, выбив дудаевцев с их передовой линии обороны, первым из собровцев ворвался в село.
Окопы боевиков, основные и запасные, были вырыты в полный профиль, соединены ходами сообщений. Линия обороны предусматривала защиту от артогня, авиации. В окопах - идеально сухих имелись одеяла, подушки, ковры, чтобы не стыть на январской земле. Войдя в село, начиненное дудаевцами, бойцы атаковали вторую линию их обороны, для которой было характерно наличие узлов сопротивления и огонь со скрытых позиций. Разбитые на четверки боевики - снайпер, гранатометчик и два автоматчика - использовали знакомую по Грозному и Гудермесу тактику. Автоматчики завязывали огневые дуэли, а снайпер из глубины здания бил на поражение, не боясь обнаружить себя вспышками выстрелов. Специально выделенные группы носились по селу на грузовичках с укрепленными на них тяжелыми пулеметами ДШК, вели огонь из минометов.
И все-таки в этих крайне сложных, сверхопасных для жизни людей условиях собровцы действовали умело, продвигаясь на своем направлении без потерь.
Только с наступлением темноты бой стал стихать. Ночь с 15 на 16 января российские бойцы провели на земле, выйдя из первых домов, чтобы не попасть в окружение. Старик-дагестанец, житель Первомайского, принес им одеяла. Но люди все равно мерзли, спасались возле костра, зажженного в арыке - в специально вырытом для поддержания огня капонирчике.
Группа резерва, как могла, обеспечивала воюющих боеприпасами, выпрашивая их в основном в Буйнакской армейской бригаде. Привезла бойцам немного водки, купленной на свои деньги в магазинчике села Советское.
Наутро бой разгорелся с еще большим ожесточением. Я видел Крестьянинова незадолго до его гибели. Вместе с командиром "Витязя" полковником Александром Никишиным на БТРе, загрузив его боеприпасами, они на несколько минут заехали на передовой КП, откуда до села было меньше километра. Пули частенько достигали этот КП, где располагалась резервная группа с доктором Олегом Паршиным и где находился генерал-майор А.К. Карташов.
Когда немного погодя генерал-майор стал выдвигаться ближе к селу, его и группу сопровождения сильно обстреляли снайперы. Я тоже находился в этой группе. Огонь был таким прицельно плотным, что людям короткими перебежками пришлось перемещаться в арык с подмерзшей водой. Именно в эти мгновения по рации пришло сообщение, что в селе Первомайском ранен в шею командир СОБРа ГУОП, продвинувшегося в глубину на восемь домов. За ним, чтобы вывезти как можно скорее, послали БМП-2 с бойцами из резерва.
Генерал-майор приказал мне возвратиться в резервную группу. И когда я перебежками, сопровождаемый солдатом из саперного батальона вернулся на старое место, там уже стоял стон.
Доктор Олег, показывая свои, обагренные кровью Крестьянинова руки, не то прокричал, не то прорыдал, что командир погиб. Снайперская пуля, войдя сверху, нанесла рану, не совместимую с жизнью. Войдя в шею с левой стороны, она ушла в легкое, кромсая его. Доктор кричал мне, что он ничего не мог сделать. Ничего! Ничего!
Сердце боевого командира остановилось 16 января 1996 года. Я видел его личное оружие: испачканный дагестанской землей пистолет Стечкина под номером В.Н.1483К.
Тело Андрея Владимировича сопровождал домой, где ждали его возвращения живым жена Любаня, дочки Лена и Оля да трехлетний сын Пашка, боевой друг Михаил. Это ему, уходя в бой, подполковник сказал: "Я не буду с тобой прощаться". А вот его бойцам, оставшимся жить, выпала такая горькая участь: прощаться со своим командиром.
На момент его гибели отряд еще не имел потерь. Андрей Владимирович, не в ущерб выполнению боевой задачи, не уставал повторять: "Осторожнее! Вас что, дома никто не ждет?".
Последняя его дорога в "домовине" к месту своего успокоения была печально торжественной. Сначала последнее "прости" ему сказали в родном СОБРе, потом в бывшей дивизии Дзержинского (теперь ОДОНе).
Когда тело предавали земле, крупными хлопьями стал таинственно тихо падать снег. Потом был троекратный салют почетного караула. И я снова подумал о фамилии подполковника.
Это сколько же пришлось поработать на земле далеким предкам Андрея Владимировича, чтобы получить в награду ее, такую трудовую, велико символическую.
Сколько надо было вспахать земли, собрать урожаев, чтобы навсегда стать Крестьяниновыми. Раньше пахарей называли оратаями. Потом появилось сродное понятие: ратный труд. 16 января 1996 года в борьбе с бандитами смертью храбрых пал человек высокого ратного труда.
В его могилу вместе с горстью земли я бросил и маленький камешек, который, узнав о гибели командира, подобрал возле освобожденного от дудаевцев села Первомайского, в месте, где стоял БТР, увезший подполковника милиции Крестьянинова Андрея Владимировича в бессмертие.

Январь 1996 г.

 

 

 

 

***

Алексей Грибанков

 

 

Первомайка

 

Мне в Святки не снятся конфеты,

Душе создавая уют.

Уносят орудий лафеты

Друзей в их последний приют.

 

Восходит Святая Неделя

К Крещению от Рождества,

Открыв ледяные купели

В арыках, где тонет листва.

 

Попробуй мечтами согреться

На чёрном от гари снегу,

Когда больше некуда деться

И холод сгибает в дугу.

 

Мне в Святки не грезится чудо

За шумным семейным столом,

Едва вспоминается груда

Земли под кипящим стволом.

 

Но я не кляну без разбора

Село в дагестанском краю,

Где место последнего сбора

Живущим и павшим в бою.

 

Мне снятся друзья молодыми,

Ещё не сгоревшей броня,

Шепчу я за именем имя,

Их словно зову из огня...

 

15 января 2015 г.

 

За друзей

 

Падают серёжки с тополей.

Дождик по-весеннему студён.

Мне сегодня полную налей

За друзей - не перечесть имён!

 

За ребят, которых больше нет.

Голосам их в памяти звучать

Пусть уже прошло немало лет,

Нам за них и жить и отвечать!

 

 Дети незаметно подросли -

Манит горизонтами Земля.

Хочется, чтоб в сердце унесли

Этот дождь они и тополя!

 

Стали дети старше их отцов.

Так бывает в жизни иногда,

Когда дождь отчаянно свинцов

И к земле сочится не вода!

 

Падают серёжки с тополей.

Новая весна смыкает круг.

Ты теперь, пожалуйста, налей

За живых, за тех, кто в стропах, друг!

17 апреля 2014 г.

 

 

Дороги

 

Пролегла короткая дорога

До свинцовой ранней седины.

С отчего порога, до порога,

Через две негромкие войны.

 

Развели дороги повороты

Наши судьбы раз и навсегда.

И пошли отряды-полуроты

Драться за грядущие года.

 

Затерялись в памяти навечно

Эпизоды, давние теперь,

Только время души не излечит

От невосполняемых потерь!

 

Значит рюмку

полную,

до края,

Павшим наливаем от живых!

Может и они

                 в пределах Рая,

Нас - друзей, помянут, боевых!

 

09 ноября 2014 г.

 

Мальчишка

Из фронтовой тетради

Он был распят боевиками

На перекрестье двух столбов.

Дымы сползали облаками

С наскальных каменистых лбов.

 

Простой боец из федералов,

Недавно призванный служить,

Не то с Орла, не то с Урала,

Мальчишка, начинавший жить.

 

Его подняли без сознанья,

Когда колонна полегла...

Солдата рядового званья

Зачем-то пуля сберегла.

 

Он отказался от ислама

И не признал вины ни в чём,

Жалея лишь о том, что мама

Заплачет с горя над плечом...

 

Ни крика не было, ни стона...

Они стояли, хохоча.

Тельняшку рвали и погоны

С его кровавого плеча.

 

Потом ушли, сцепив растяжкой

Ещё живого на кресте...

И боль была уже не тяжкой.

И кровь сочилась из кистей.

 

Спустилась ночь, венцом терновым

Холодных звёзд убрав чело...

И показалось, будто снова

Он дома, с мамой. Рассвело...

 

Зари последней он не встретил

И ночи той не проводил...

Внезапно замер даже ветер,

Когда он в вечность уходил.

 

Но был он счастлив, пусть немного:

Обычный мальчик, не герой,

Путём избравший веру в Бога,

И крест с Голгофскою горой.

17 мая 2015 г. 


  

Война давно уже не снится

 

Война давно уже не снится

И не тревожит тишины.

Друзей задумчивые лица

Устало смотрят со стены...

Война уходит понемногу,

С передней линии души,

И никого не судит строго,

И приговора не вершит.

Она не предана забвенью,

До боли горькая струна,

Что не смолкая на мгновенье

Звенит - война, война, война...

И сердце дрогнет, отвечая,

И замирая позовёт,

Их снова в памяти встречая -

Тех, кто ещё живёт, живёт...

19.01.13 г.

 

Десантники

 

                 "Десантники не умирают -

                          они просто улетают

                            и не возвращаются.."

 

Так бывает в этом мире, так случается

Улетают птичьи стаи зимовать.

И десантники из дома отлучаются

Поднимаясь по тревоге, воевать.

 

Заметают зимы снежными порошами

Перелески и знакомые луга.

Лишь бы всё у них сложилось по-хорошему

В самом сердце, в самом логове врага.

 

Дома ждут, слезинки пряча за ресницами

У иконы свеч не гасят до утра,

В фотографии с улыбчивыми лицами

Словно в зеркало глядится детвора.

 

А десантники под куполом качаются,

Под ногами выстилается роса

Может быть, они со смертью повстречаются,

И вовеки не оставят небеса.

 

Будет бой пронизан звёздными осколками.

Парашюта лебединое крыло

Хоть расшито и свинцовыми иголками

А к земле причалить всё-таки б смогло.

 

Жаль не всем дано с любимыми увидеться,

Полевых цветов вдыхая аромат...

Если любят, значит точно не обидятся,

Что, прощаясь, обнимаем автомат.

 

Птичьи стаи по весне, как заскучается,

Воротятся, нагулявшись по югам.

Лишь десантники порой не возвращаются,

Улетев однажды к дальним берегам.

15 января 2014

 

Жива Россия!

 

И всё же нет - жива Россия,

Ей в славе вечность суждена.

Встречает цвет небесной сини

Рассветной дымки пелена.

Всех смут отринут мрак унылый,

Врагов рассеяна орда.

Родному слову горней силы

Внимают небо и вода.

И вторит колокол молитве,

И веет в воздухе грозой.

Жива, готова к новой битве,

Омыта кровью и слезой.

03.09.13

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Виктор Саулкин:
Русский праведник
Памяти Алексея Валерьевича Артемьева
28.05.2020
Удивительный и одновременно простой Батюшка
Протоиерею Николаю Булгакову – 70
06.05.2020
Советско-финская война
Первые сражения Великой Отечественной
12.03.2020
Все статьи автора
Виталий Носков:
Горящая свеча памяти
Ответ противникам строительства в Афганском сквере православного храма
10.05.2019
«Работайте, братья»...
Американцы выпустили джина из кувшина
26.10.2017
Серб Ратко Самац не будет экстрадирован в Боснию
Виталий Носков о решении Генпрокуратуры РФ освободить от уголовного преследования ветерана гражданской войны в бывшей Югославии
09.04.2016
Памяти Героев
К двадцатилетию боев в с.Первомайское в Дагестане
25.01.2016
Жизнь сербского воина зависит от нравственно-политического выбора Москвы
Военный писатель Виталий Носков об арестованном в Кургане Ратко Самаце
25.01.2016
Все статьи автора
Алексей Грибанков:
Памяти Героев
К двадцатилетию боев в с.Первомайское в Дагестане
25.01.2016
Звезды на погонах
Стихи
27.06.2012
Уходящим в снег сегодня...
Новые стихи
27.01.2011
Нас, Господь, не остави!
Стихотворения
19.07.2010
Все статьи автора
"Русские герои"
«День Победы - святой праздник для миллионов людей»
Началась подготовка к Параду Победы; своё согласие на участие уже дали главы Казахстана, Молдавии, Абхазии, Южной Осетии, премьер Японии колеблется
27.05.2020
Настольная книга уроков мужества
Вышла в свет книга «Путь Архистратига. Преодоление зверя»
27.05.2020
Цусима – трагический триумф Русского Императорского флота
1. Памяти сражения в Корейском проливе 14 и 15 мая 1905 года
25.05.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-05-31 17:59
Игра в Церковь закончилась
Новый комментарий от АБС
2020-05-31 17:22
Где грань между доносом и борьбой за чистоту Церкви?
Новый комментарий от АБС
2020-05-31 17:05
Отыгрываться на студентах – низко
Новый комментарий от Иеромонах Иоанн (Лудищев)
2020-05-31 16:56
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от Юрий Светлов
2020-05-31 16:51
Пришло время отказаться от «Гайдаровских форумов»
Новый комментарий от Александр Уфаев
2020-05-31 16:13
«Корона» против семьи – кто победит?
Новый комментарий от В.Р.
2020-05-31 15:54