itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Разлитая вечность...»

Несколько слов о поэзии Николая Коновского. К 60-летию автора

0
471
Время на чтение 12 минут

От редакции. 22 ноября сего года исполняется 60 лет автору Русской народной линии, поэту Николаю Ивановичу Коновскому. Редакция от души поздравляет юбиляра, желая душевной и телесной крепости, творческого вдохновения на многая и благая лета!

***

Николай Коновской - поэт сокровенный. Не только потому, что тихо и прикровенно существует в русской литературе, не привлекая к себе лишнего внимания, не предпринимая никаких пиар-компаний в пользу собственной поэзии - сокровенно, несказанно прежде всего то, о чем он пишет. Его глубокие неторопливые смыслы прорываются в слова, будоражат восприятие читателя, заставляя его смотреть на мир глазами поэта, и вместе с тем как бы остаются за гранью слова - вот-вот, и скажется нечто удивительное и неизвестное - но нет, глубинное, сокровенное так и остается не сказанным:

О бедность и скудость - суровая правда земли! -
И гул затаённый, едва различимый вдали -
Соснового бора!
А всё-таки стоит, пусть даже мучительно, - жить,
Когда в отдалённом безмолвии чайка кружит
Да блещут озёра...

И время само замедляет стремительный ход
Под кровом, где медленно-медленно-медленно служба плывёт
Дыханьем надмирным,
Где ветры поклоны за стенами истово бьют,
И кроткие сёстры хваленье Творцу воздают
Распевом старинным...

Отчасти эта сознательная недосказанность возникает потому, что сам смысл того, о чем пишет Коновской, лежит за гранью нашего мира и понимания. А сказать о том, что чувствует и о чем догадывается сердце, попросту невозможно. Да и как можно сказать вот эту - возникающую в другом стихотворении и в общем-то сказанную - «разлитую вечность»? Николай Коновской владеет и словом, и смыслом, и смыслы сказанного в его стихах многогранны и многозначны. И все же недосказанность, несказанность, сокровенность не уходят никуда. Они - мета стиля. Отчасти недосказанность возникает и потому, что сам поэт знает, что есть вещи, о которых нужно не говорить, а молчать. Зачастую Муза Николая Коновского сознательно замолкает на полуслове, как в стихотворении об оптинской старице Сепфоре. Когда-то поэту удалось прикоснуться к чуду святости - и он пытается щедро поделиться им с читателями, вслед за собой проводя их в келью старицы: «Слаба была уж матушка, глаза /Её уже совсем не различали / /Предметов мира, человечьих лиц, / Но милосердный даровал Господь / Ей зрение духовное, и тот / Смиренный угол, где она сидела / На палочку склонившись, озарялся/ Каким-то тайным несказанным светом / И тонким ароматом благодати». Вот тут-то и зажигается читательское сердце неумолимой жаждой продолжения: «А что Сепфора? О чем она сказала? Что поведала?» Но поэтическое повествование неожиданно и резко заканчивается:

А перед смертью матушки мне сон

Приснился ночью, только вот его

Я толковать не смею...

Трудно сказать, чего больше возникает в читательском сердце после такого внезапного прекращения разговора - разочарования от того, что надежды на раскрытие чуда не сбылись или благодарности за то, что праздным пересказом драгоценного, но далеко не всем понятного сна о матушке Сепфоре поэт не убил чуда, но оставил читателю глубину сбывшейся неизвестности. Не зря же после чтения этих строк за мгновенным вопросом «что было?» возникает ясное утверждающее «было», а вслед за ним произносится неторопливое «было с каждым из нас». Так целомудренным молчанием поэт расширяет пределы чуда, произошедшего лично с ним, и позволяет всем нам стать его участниками. Это не тютчевское «Молчи, скрывайся и таи...» - творческий метод Коновского я обозначила бы как приглашение молчать вместе, чтобы открыть друг другу свои души и вместе пережить происходящее в реальности.

Николай Коновской принадлежит к числу тех немногих счастливых поэтов, которые искали сокровище и нашли его. Начинавший в молодости как трепетный и глубокий философский лирик, обращающий на себя внимание глубиной смысла и умением передать непередаваемый трепет живого - дыхание ветра, скольжение лучей по листве, трепыхание крыльев бабочки, неуловимые смены освещения и настроения - зрелый Николай Коновской, не оставивший своей основной поэтической линии, сумел придать ей другую высоту - он дерзнул стать поэтом христианским. В чем - и судьба, и веяние времени, и закономерный плод поэтического развития, поскольку, если мы станем искать, из какой почвы выросло поэтическое древо Николая Коновского, нам, конечно же, придется вспомнить о любомудрах. А какие любомудры без христианства? Вот они-то - от Тютчева до Хомякова - и вели Николая Коновского за руку ко Свету Христа, заставляя хранить строгость строки и не давая душе разменять себя на броские сиюминутные заблуждения. Еще в истоках поэзии Николая Коновского ясно слышатся прозрачный и трепетный Фет и Бальмонт с его несказанностью и вечным желанием передать невыразимое. Бальмонтовскую «Безглагольность»: «Есть в русской природе усталая нежность,/ Безмолвная боль затаенной печали,/ Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,/ Холодная высь, уходящие дали», - во многом можно поставить эпиграфом к лирике Николая Коновского, завороженного красотой русской природы и пытающегося за неброской красотой среднерусского пейзажа разглядеть душу России. Коновской много занимается поэтическими переложениями - святых отцов, псалмов Давида - и к созданию душеполезных, но все же не совсем авторских текстов, относится с большой ответственностью. Но какой свежестью и новизной, каким неисчерпаемым чудом жизни дышат его собственные авторские стихи! И, как ни странно, особенно остро ощущаешь это после вынужденно сдержанных и оправданно отстраненных переложений. Нет, чуда разговора с живой душой не заменить ничем, как ничем не заменить на этой земле личного творчества. Казалось бы, против такого утверждения свидетельствует духовный опыт самого автора - Коновского-паломника, которого «Отец /Гурьянов Николай благословил / На творчество, помазав пред иконой/ Священным маслом Иерусалима», а вот архимандрит Кирилл «Сказал, - что людям невозможно -/ Возможно Богу то, и что стихи/ Писать не надо - зряшное то дело...» Вместе с Николаем Коновским не дерзну и я как-то трактовать разноречивые утверждения наших старцев - дальше простирается священная область молчания. Но, как человек грешный и земной, все же позволю себе восхититься чудом человеческой души, явно возникающим в каждом авторском стихотворении поэта. Что здесь? Любование красотой мира, личные переживания. Но, следя за чудом впитывающей Божий мир человеческой души, как-то просто и ясно понимаешь, почему тайна спасения - это тайна личности.

Взлетает с добычей, - на землю стремительно пав,
Распластанный хищник. Дурманит - полуденных трав
Разлитая вечность.
С дерев поднебесных янтарная каплет смола,
И бабочка - диво - порхает, легка и светла, -
Святая беспечность.

Скажи: эти травы и птицы, и бархатный шмель
В пространствах грядущих надмирных всего лишь - ужель! -
Созвездия праха?..
А милая гостья в стозвонной медовой глуши
На камень холодный моей безотрадной души
Садится без страха.

Скажи: эти травы и птицы, и бархатный шмель В пространствах грядущих надмирных всего лишь - ужель! - Созвездия праха?.. А милая гостья в стозвонной медовой глуши На камень холодный моей безотрадной души Садится без страха.

Всего-то - бабочка пролетела. Всего-то - протрепыхали невесомые крылья мгновенного радужного существа. Но как ясно видна наблюдающая за ней человеческая душа, как напряглись и заиграли ее струны, натянутые от земли до Неба! Порою и не поймешь - что и как у Коновского написано. Многое в стихах его создается сложным и выверенным синтаксическим рисунком, внутренним ритмом, идущим поверх ритма внешнего. Вот этим на первый взгляд словесным излишеством «Всего лишь - ужель! - Созвездия праха» и держится стихотворение (остается вспомнить цветаевское: «Ах с Эмпиреев и ох вдоль пахот,/И повинись, поэт,/Что ничего кроме этих ахов,/Охов,- у Музы нет.»).

Но именно вот это «Всего лишь - ужель! - « и позволяет не прочитать мастерское и выверенное описание, а увидеть само трепетное и неуловимое движение крыльев бабочки, что в поэзии - большая редкость. А прочитав эту небольшую лирическую миниатюру, хочется повторить знаменитые слова гетевского Фауста: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!».

С поэзией Николая Коновского я знакома давно. Николай всегда обращал на себя внимание скромностью, неторопливой вдумчивостью и очень серьезным, обязательным отношением к творчеству. Всходили и гасли минутные поэтические звезды, разбиваясь о камни ими же самими бурно нафантазированных миров и раздутых имен. Николай Коновской не гнался за сиюминутным. Он тихо делал свое дело. И произошло то, что по нашим непростым для поэзии временам можно назвать чудом - Николаю Коновскому удалось выжить и состояться как самостоятельному, значимому, глубокому и ни на кого не похожему поэту. А это значит, что его дорога неутомимого паломника и искателя Небесной благодати и благодати земного слова и земной поэзии была верной.

Наталья Егорова, член Союза писателей России

Смоленск

Николай Коновской

Стихи

В НОЧИ

Отрадно в дремлющей глуши
Взирать на звёздный блеск нетленный...
Хоть нет с тобою ни души,
Но есть - величие Вселенной.

Гляди: рождённый в высоте,
Проникший из-за тёмной тучи,
Свет горний - в медленной воде
Переливается певуче.

Вверх, вниз, - куда ни кинешь взгляд, -
Таинственны и невесомы,
Во Славу вышнюю горят
Светил бесчисленные сонмы...

О кронами шумящий бор!
Дух звёздной вечности мгновенной,
Излившейся на мой затвор,
Затерянный в ночной Вселенной!

УСИЛИЕ

К закатному солнцу, таясь, обернуло за плечи:
Как небо багрово и огненно-сини стволы!
Всей негой земной и небесною веющий вечер, -
Пахуче-недвижимый... Поровну света и мглы.

Леса и поля, и озёра, - блаженно-немою,
Красой облекаются, льющею сладостный яд...
И силится тщетно - не свет, - что за светом и тьмою
Душа смертоносным усильем постичь и объять.

ЗЫБКО ЯВЛЕННЫЙ ЛЕС

Синевой отражённый,
Вешним водам вослед
Льётся новорождённый,
Пробудившийся свет.

Ожиданье удачи,
Старой думы уклад, -
Свет и ветер иначат
На неведомый лад.

Озарённый капелью,
В ожиданье чудес,
Дышит юною прелью
Зыбко явленный лес...

Плещет золотом ливней,
Блещет грохотом гроз -
Горний дух благостынный,
Мир пронзивший насквозь!

ЗРЯЩИЙ

Некто, невидимый нами, -
Как приснопамятный Лот,
В скверноприимном бедламе,
Всеми презренный, живёт...

Вот он из нищей квартиры
Вышел, в себя погружён;
Видя, - не видит он мира.
Слыша, - не слышит нас он.

К ранней обедне спешащий,
Знал он суму и тюрьму.
Ветер, нутро леденящий,
Треплет обноски ему.

«Нет меня в мире греховней», -
Думает, полон скорбей;
У Даниила часовни
Кормит из рук голубей.

Вскинется, слыша звучанье,
Колоколов перезвон, -
В Господе Боге молчанье
Предпочитающий, он.

Входит в небесные чащи, -
Тише нижайшей травы, -
Господа Бога лишь зрящий
Пустынножитель Москвы.

СВЯТАЯ СТАРИЦА СЕПФОРА
Сергию Мариупольскому

I
Мне люб верлибр - свободный русский стих,
Когда слова, без понужденья рифмой,
Скрепляются каким-то тайным светом
В них заключённым, и уходят в высь,
В ширь, в глубину Господнего творенья,
Парят, как сосны в Оптинском скиту,
Горят, как главы монастырских храмов,
Текут, как воды многодумной Жиздры.
II
Тому лет двадцать будет скоро, как
В один из многочисленных приездов,
Прознав во мне «писателя», один
Из оптинских благочестивых братьев
Мне предложил узреть воочью святость,
С одним условьем непременным, чтобы
Я написал о матушке Сепфоре.
И только через двадцать лет, лукавый
И погружённый в суету и праздность,
Я отдаю обещанное брату.
III
Был день бездонный солнечный. Июнь
Сиял во всём земном великолепье.
Но ночью ливень был, разлились реки,
И в клыковский, недальний вроде, скит
Мы добрались, и не без искушений...
Слаба была уж матушка, глаза
Её уже совсем не различали
Предметов мира, человечьих лиц,
Но милосердный даровал Господь
Ей зрение духовное, и тот
Смиренный угол, где она сидела
На палочку склонившись, озарялся
Каким-то тайным несказанным светом
И тонким ароматом благодати.
Я на колени встал пред нею. Что
Я спрашивал, и что она в ответ
Мне отвечала - уж сейчас не вспомнить.
Одно лишь вечно помню - на лице
Её легчайших рук прикосновенье, -
Святое, драгоценное как миро
Иль дуновенье из пределов горних.
IV
А перед смертью матушки мне сон
Приснился ночью, только вот его
Я толковать не смею...

В ЭТОЙ ПУСТЫННОЙ АЛЛЕЕ...

...Вот она словом заветным
Снова встречает меня,
Не отстраняясь от бездны
Светом шумящего дня.

В воздухе дело к ненастью.
Молнии брызнул изгиб.
Сердце наполнено страстью
Юных дурманящих лип.

Душные, оцепенели
Травы над дальней тропой...
В этой пустынной аллее,
Где мы сидели с тобой,

Так же смеркается запад,
Так же, вне горя и лет,
Льётся божественный запах,
Пахнет божественный свет...

ТЁРН

Всё мне, мой ангел, не лень
Помнить далёкий тот день:
Неба бездонную даль,
Воздух - морозный хрусталь;
В поле - обветрен и наг -
Как запустения знак,
Крепок как будто вино
Жизни, прошедшей давно -
Дикий терновника куст, -
Тёрпкий и вяжущий вкус
Мякоти синих плодов,
Зреющих до холодов, -
Полузабытый, живой
Тусклый налёт восковой;

Нежных шипов остриё,
Впившихся в сердце моё...

НАДПИСИ

Как будто предосенним светом
Пронзён, - сижу смирен и тих.
О книги умерших поэтов,
С простыми надписями их.

Над пожелтевшими листами
Склоняюсь, чувствую вину.
Забытых временем, - достану,
Вновь бережно их разогну.

И вот из царства - государства,
Живым где лишь себе кажусь -
Вне времени и вне пространства
Безжалостного окажусь.

Витаю или обретаю
Мысль, неподвластную уму?..
К стопам бесплотным припадаю,
Невидимую руку жму...

РУССКИЙ ОКЕАН

Буквально на наших глазах
Русский Океан
Превращается в пересыхающее море.
Море затем
Постепенно превратится
В неприметную стороннему глазу
Речку.
Малая, неприметная чуждому глазу
Речушка,
Выбиваясь из последних сил,
В кровь разбиваясь на камнях преткновений,
Снова и неизбежно впадёт
В бесконечный необозримый океан
Милосердного Царствия Божия...

ИЗ ОКРУЖЕНИЯ!

В шаге лишь - от пораженья,
Даже оставшись вдвоём,
Вырвемся из окруженья
Под перекрёстным огнём...

Небо предстанет пред взором,
Солнце бессмертное, - и
Русским промозглым простором
Раны залижем свои.

ШТОРМ

Как будто не было беды,
Ни в прах развеянной мечты,
Ни радости, ни горя, -
Преодолев земное зло,
Косноязычно-тяжело
В лицо дохнуло море.

Далёко на краю земли,
Трепещет в штормовой дали
Теряющийся парус,
Медлительно - за валом вал -
Из бездны мировой восстал
Освобождённый хаос.

В восставшей - до небес - стене,
В слепом восторге, - что же мне
В том рухнувшем полете? -
От мировой гнетущей лжи
Освобождение души,
Освобожденье плоти?..

О море, море!..
Искони
Темны недвижимые дни
С пророческою скорбью,
И вечны, как простор и шум -
Снов нескончаемых и дум
Гудящее подобье.

* * *
Звезда... и камень под ногой,
И мысль, и духа плоть -
В руке могущей и благой,
В твоей руке, Господь.

В миры иные уводя,
Воинствует со злом
Акафист летнего дождя,
Гремящих гроз псалом.

ВВЕРХ!..

Волглый воздух - бездонней, и птицы - тревожнее крик,
И усталое солнце за дальние горы садится...
О пронзившая боль! - зацепиться бы только за миг,
На единственный миг бы - за тающий свет зацепиться!

Зрим таинственный свод, неземным озарённый огнём,
Закрываем глаза, и, исполнены грозных видений,
Неуклонно и медленно в страшную вечность идём
По ступеням крошащихся невозвратимых мгновений.

ПСАЛОМ 28

До основания потряс
Земли основы
Гремящий над водами глас,
Глас Иеговы.

Незрим заоблачный Твой Лик,
Высок, и всё же -
Сей, грома леденящий рык -
Твой голос, Боже!

Мгновенен, неисповедим,
По небу - высверк:
Из бездны молнию своим
Ты гласом высек!

Под твердью в исполинский рост
Восстали ветры,
И, словно немощную трость,
Ломают кедры.

Жизнь государств и ход времён -
В Твоей всё длани.
Ты разрешаешь от бремён
Пугливых ланей.

Пустынный мрак души моей
В свет переплави,
Ты, солнцем явленный, в своей
Бессмертной славе!

ПСАЛОМ 45

Нам Бог прибежище в бедах,
Покров, заступничество, сила,
Хотя б морская поглотила
Вода весь мир, посеяв страх.

Врагам спасенья ни в горах,
Ни битвах нет, возвеселила
Река град Божий, в бездну смыла
Безумцев нечестивый прах.

Священный воцарится мир.
Бог вражьи луки преломил
И копия, да возносимым
Пребудет до краев земных.

Спас верных, колесницы злых
Сожег огнем неугасимым.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

4. вечность и современность

Спас верных, колесницы злых Сожег огнем неугасимым. особенно в заключительных строках подборки и вечность, и современность. С юбилеем, Николай, желаю славы и добра! Другиня.
Другиня / 20.02.2017 12:32

3. Re: «Разлитая вечность...»

Многая лета Николаю Ивановичу! Чудесные стихи.
зиф / 24.11.2015 13:02

2. Спасибо автору за прекрасные стихи.

Спасибо, прекрасная, чистая русская лирика ...Так же смеркается запад. Так же, вне горя и лет, Льётся божественный запах, Пахнет божественный свет... Желаю здравия и творческих успехов.
вода / 24.11.2015 12:24

1. Спасибо автору за прекрасные стихи.

вода / 24.11.2015 12:20
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Николай Коновской
Херсон
Стихи
11.11.2022
Близкое эхо войны
Из новых стихов
13.10.2022
Работайте, братья!
По следам выездного Пленума Союза писателей России (сентябрь 2022 г., Махачкала, Дагестан)
10.10.2022
На Воздвиженье
Стихотворение
26.09.2022
Вразумление маловера
Блаженная Ксения Петербургская
01.09.2022
Все статьи Николай Коновской
Наталья Егорова
«Из глубин бытия до горящей звезды доставая…»
О поэзии Николая Коновского. К 65-летию
21.11.2020
«От Меня это было…»
О книге духовной лирики Валерия Хатюшина «Вино и хлеб»
30.06.2020
«Обретенная молитва»
О книге Екатерины Козыревой «Богатый остров»
15.02.2017
Все статьи Наталья Егорова
Последние комментарии
Грефу явно не хватает ногайки Семена Михайловича
Новый комментарий от Кожухевич
26.11.2022 07:23
Перемены или КВН-ы?
Новый комментарий от Vladislav
26.11.2022 07:09
Корни астрологии – в Вавилоне
Новый комментарий от Vladislav
26.11.2022 07:02
Нравственный выбор актёра Мерзликина
Новый комментарий от Сергей Григорьев
26.11.2022 01:04