itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Лекарственный голод» при «новом строе»

1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом в Казани

Новости Москвы  100 лет с начала Первой мировой войны 
0
540
Время на чтение 52 минут

С началом Первой мировой войны Россия, помимо прочего, столкнулась с очень серьёзной и, в прямом смысле, болезненной проблемой, получившей название «лекарственный голод». К сожалению, она до сих пор не нашла должного отражения в исторической литературе, хотя долгое время оказывала заметное влияние на ситуацию в стране и всегда находилась в центре общественного внимания.

«Лекарственный голод» обрушился на Россию предсказуемо «внезапно» уже в самом начале войны, так как её фармацевтическое благополучие находилось в прямой зависимости от Германии, являвшейся мировым поставщиком лекарственных препаратов, медицинских и аптекарских приборов, хирургических инструментов, дезинфекционных аппаратов, научных пособий и т.д.

В Российской Империи к тому времени практически не было собственной фармацевтической промышленности и производства хирургических инструментов, отсутствовал сырьевой запас лекарственных средств. Причём, ситуация ещё более усугубилась после подписания «Русско-германского торгового договора» 1904 г., предоставившего Германии особые торговые преференции.

Среди причин, долгие годы тормозивших развитие отечественной фармацевтики, назывались также: постоянные бюрократические препоны, отсутствие должной законодательной базы, льготные тарифы на иностранные продукты, слабая практикоориентированность отечественной науки, не отвечавшая национальным интересам система патентирования и лицензирования (в частности, аптеки не имели права на массовое заготовление сложных фармацевтических препаратов), неудовлетворительное развитие знаний о природных богатствах, отсутствие системы их учёта и использования, отсутствие центральных регулирующих и статистических учреждений «по делу продажи и покупки лекарственных материалов», специализированного печатного органа, неразвитость транспортной инфраструктуры и другое.

Десятилетиями откладывалась реформа фармацевтического образования, создание системы средних и высших специализированных фармацевтических заведений.(1) «Мы не можем утверждать, что в России нет отдельных знающих фармацевтов, - писали, например, А.Н.Поповский и К.И.Креслинг в статье «Образование фармацевтов в связи с развитием химико-фармацевтической промышленности и лекарственный голод», опубликованной в N 5, 6 за 15 марта 1917 г. петроградского «Фармацевтического Журнала», - но нет той массы, той армии образованных специалистов, при которых в каждое данное время могли создаться кадры, обслуживающие фармако-химическую промышленность, ибо как раз этой специальности посвящали себя весьма немногие, так как в силу сложившихся торговых и таможенных конъюнктур у нас в России не представляло никакого интереса заниматься этою основною отраслью, одной из существеннейших, из которых слагается народная мощь и богатство».(2)

Из Германии привозилось около половины необходимых лекарственных растений (в том числе, берёзовые листья, цветы подсолнечника, глухой крапивы, «мать-и-мачехи», полевого мака, и многое другое).(3) Причём, большинство из них закупалось в «сыром» виде в России, обрабатывалось немцами и возвращалось обратно. В результате, по выражению профессора Казанского университета Н.Ф.Высоцкого: «В России даже и русская фармакопея вернее могла назваться прусской».(4)

Как сообщалось в «Большой Медицинской Энциклопедии», в 1913 г. сбор дикорастущих технических и лекарственных растений составлял 30932 тонны, из которых было экспортировано (по недостаточно полным данным таможенной статистики) 29097 тонн. Экспортная торговля являлась основным назначением всего собираемого сырья, внутренние же потребности стояли на последнем месте, аптеки снабжались по преимуществу импортными продуктами и импортным сырьём.(5)

К концу 1914 г. в Российской Империи (без губерний Царства Польского, Виленской, Ковенской и Холмской) числилось 4791 аптека с правом вольной продажи лекарств, из которых «нормальных аптек» было 2633 (55 %), сельских аптек - 2047 (43 %), аптечных отделений - 73, гомеопатических аптек - 38. При этом 2029 (42 %) и общего числа аптек находились в городах и 2762 (58 %) - в негородских поселениях.(6)

Одновременно возникла проблема нехватки медицинского инструментария. Так, например, «Завод военно-врачебных заготовлений» в Санкт-Петербурге производил в 1913 г. таковой на сумму всего 187 тысяч рублей (причём, значительную часть медицинских инструментов он получал из-за границы и только ставил на них своё клеймо). Заводы, изготовлявшие медицинские приборы и предметы ухода за больными, «погоды» также не делали. В период 1910 - 1914 гг. в Россию ввозилось медицинского инструментария приблизительно на сумму до 6 миллионов рублей, из него зубоврачебных материалов и оборудования на сумму 2,5 миллиона рублей в год. При этом из Германии поступало до восьмидесяти процентов импортируемого медицинского инструментария.(7)

С открытием военных действий и прекращением торговли с Германией запасы лекарственных средств и медицинского инструментария начали стремительно истощаться, чему в значительной мере способствовал постоянно увеличивавшийся поток раненых и больных воинов, прибывавших с фронта. Это вызвало резкий рост цен на медикаменты, причём, многие лекарства нельзя было купить ни за какие деньги, так как они попросту отсутствовали в стране. Появилось множество спекулятивных предприятий, началась массовая подделка лекарств, к чему в условиях введения частичного «сухого закона» прибавились практически бесконтрольная торговля через аптеки спиртом и изготовление его суррогатов. Ситуация начала приобретать угрожающий характер.

В этих условиях активизировались различные научные, общественные и профессиональные группы (прежде всего, учёные - медики, химики и ботаники, фармацевты, провизоры и дрогисты), объединившиеся в борьбе с «лекарственным голодом», спекуляцией и фальсификацией медицинских препаратов, а также частные предприниматели, озаботившиеся развитием отечественной медицинской промышленности.

Весьма заметную роль в этом процессе сыграла Казань, широко известная своими химическими и медицинскими школами. Помимо того, с началом Первой мировой войны Казани была отведена роль одного из основных тыловых «перевалочных» пунктов, вследствие чего она быстро наполнилась как беженцами и военнопленными, так и ранеными воинами действующей армии. А это, в свою очередь, создавало повышенную потребность в лекарствах, перевязочных материалах и медицинском инструментарии, удовлетворить которую становилось всё труднее.

Живо откликнувшись на возникшие проблемы, «Общество врачей при Императорском Казанском Университете» (ОВ при ИКУ) организовало в 1914 г. из числа своих членов особую «Курортную комиссию». В конце того же года общество «наметило к разработке существенно важный для Казани вопрос о снабжении её лекарственными продуктами», для чего решило «в одном из ближайших заседаний организовать обсуждение этого вопроса совместно с членами Казанского Фармацевтического Общества». 12 февраля 1915 г. ОВ при ИКУ была также образована «Комиссия по вопросу о недостаточности лекарственных средств в России»(8). Председателем обеих комиссий стал профессор В.Ф.Орловский (в состав последней вошли также К.В.Бенинг, В.В.Николаев и А.Г.Фишер).(9)

Выработанные «Курортной комиссией» резолюции были почти целиком включены в решения Всероссийского съезда по улучшению отечественных лечебных местностей, проходившего в Петрограде в январе 1915 г. (делегатом ОВ при ИКУ на нём являлся профессор В.В.Николаев). С особым вниманием общество подошло к подготовке и обсуждению доклада «Комиссии по вопросу о недостаточности лекарственных средств в России», который после принятия в апреле 1915 г. решено было повсеместно опубликовать и направить в Государственную Думу, Медицинский совет Министерства внутренних дел (МВД), Министерство народного просвещения (МНП) и общественные организации.

«Современное положение фармацевтического дела в России, - констатировалось, в частности, в докладе, - с очевидностью показало слабую степень развития фармацевтической промышленности у нас и большую зависимость дела лечения больных от иностранных государств, в особенности от нашего врага Германии».(10) По общему мнению членов ОВ при ИКУ, это «поставило на очередь вопрос о создании в России своей собственной промышленности, для которой мы имеем много материалов». Здесь же содержался ряд других важных положений: в частности, о необходимости «немедленно приступить к созданию самостоятельной высшей фармацевтической школы - фармацевтического института, в котором так давно нуждается наше отечество».

Повсеместно поддержанная общественная инициатива привела в действие государственные механизмы, и ситуация постепенно начала меняться к лучшему. Активизировалась работа по выявлению ресурсов отечественных растений и изысканию заменителей импортного сырья, стали открываться лаборатории и фабрики.

Был заложен ряд образцовых питомников для выращивания лекарственных растений в Петрограде, Москве, Батуме, Казани, Киеве, Сочи, Харькове, Юрьеве и в других городах, налажено производство йода из водорослей и морской соли. В значительной мере были восстановлены номенклатура и объём заготавливаемых растений. Широко развернулись ресурсоведческие исследования, начали организовываться различные курсы, издаваться специальная литература и «популярные» брошюры.

По инициативе Главного военно-санитарного управления и Всероссийского земского союза в 1915 г. было налажено производство хирургического инструментария, имеющего массовое применение в полевой хирургии. Для этих целей, как правило, приспосабливались небольшие фабрики и кустарные артели. Так, например, знаменитая Павловская кустарная артель (располагавшаяся в селе Павлово Горбатовского уезда Нижегородской губернии) вместо изготовления серпов, ножей и кос занялась выделкой хирургических инструментов. Производство хирургического инструментария было налажено также в селе Ворсма тех же уезда и губернии. В 1916 г. количество хирургического инструментария, изготовленного в России, увеличилось до одного миллиона штук (общей стоимостью 700 тысяч рублей).(11)

Для производства дезинфекционных приборов и операционной мебели Главным комитетом Всероссийского земского союза был организован Пресненский завод санитарной техники в Москве.

В данной связи заметное распространение в широких общественных и научно-медицинских кругах получила идея проведения всероссийского съезда по борьбе с «лекарственным голодом», которая зародилась в 1915 г.

Роль инициатора и основного координатора движения за созыв съезда также взяла на себя Казань - в первую очередь, в лице вышеупомянутого профессора ИКУ Н.Ф.Высоцкого (1843 - 1922) - выдающегося русского учёного-медика, общественного и политического деятеля, организатора борьбы с эпидемиями, проявившего себя в самых различных областях деятельности - от бактериологии и онкологии до археологии и краеведения. Помимо всего прочего, в разное время он возглавлял умеренно-монархический «Союз пастырей и церковных старост г. Казани», «группу правых профессоров» ИКУ, правое крыло «Казанского Союза 17 Октября», а затем - «Казанский Русский Избирательный Комитет» и «Казанский Русский Национальный Клуб».

Помимо Н.Ф.Высоцкого, в работе по подготовке и проведению съезда приняли участие многие известные казанские учёные, фармацевты-практики и дрогисты: в том числе, руководитель Казанского отделения военно-химического комитета Русского физико-химического общества профессор А.Е.Арбузов, профессора А.Я.Гордягин и В.В.Николаев, председатель «Казанского Фармацевтического Общества» профессор А.Г.Фишер, заведующий аптечным складом Казанского уездного земства провизор Ф.А.Антоновский, управляющий аптекой Казанской губернского земства провизор А.И.Бужинский, штатный фармацевт врачебного отделения Казанского губернского правления К.В.Бенинг,(12) управляющий аптекой Казанской окружной лечебницы для душевнобольных провизор Е.И.Сотников и другие.

В январе 1915 г. Н.Ф.Высоцкий принял участие в работе Всероссийского съезда по улучшению отечественных лечебных местностей, впечатления от которого, с соответствующими предложениями, изложил в брошюре «Несколько слов о съезде по улучшению наших лечебных местностей».

Несмотря на то, что, по словам Н.Ф.Высоцкого, немалое число «постановлений и пожеланий» съезда «не отличались строгой обдуманностью», он признавал за ним «крупные заслуги». «Им первым, - отмечал Н.Ф.Высоцкий, - обнаружено огромное богатство России всевозможными лечебными местностями. Из сообщений членов Съезда выяснилось, что по необъятному пространству нашей Родины, почти от берегов Ледовитого моря до наших южных границ с Персией и Малой Азией и от Вислы до Тихого Океана, рассеяны многие сотни, а может быть и тысячи, всевозможных целебных источников, озёр, грязей, лиманов, морских купаний, климатических станций и т.п., не говоря уже о наших кумысолечебницах, совершенно неизвестных в других европейских государствах».(13)

Но, одновременно с этим, выяснились «и другие, прискорбные факты»: обнаружилось, что лишь ничтожное количество отечественных лечебных местностей достаточно исследованы в научном отношении, и ещё меньшее число их оборудовано надлежащим образом для приёма и лечения больных. В связи с этим Н.Ф.Высоцкий предлагал, прежде всего, выяснить, в каких именно лечебных местностях будет нуждаться большинство раненых и больных воинов, и обратить на них преимущественное внимание «в смысле возможного расширения их деятельности и производства неотложных улучшений». Кроме того, он указывал на необходимость «направлять больных и раненых с таким расчётом, чтобы они попадали в лечебницы, ближайшие к местам своего постоянного жительства». Кроме этого, Н.Ф.Высоцкий выдвинул проект создания «Всероссийского музея по изучению лечебных местностей».(14)

По инициативе Н.Ф.Высоцкого, 20 февраля 1915 г. на заседании медицинского факультета ИКУ было постановлено составить под его председательством «Комиссию по вопросу о возможности приготовления медицинских приборов и инструментов в России», в которую также вошли профессора А.Г.Агабабов, А.В.Вишневский, В.С.Груздев, Н.А.Миславский, И.Г.Савченко и Ф.Я.Чистович.(15)

Уже в первое время работы комиссии ей были собраны ценные сведения о действовавших в Казани фабриках и заводах, «изделия которых могут быть применяемы для врачебных целей» (в том числе, «Заводе Братьев Крестовниковых», «Заводе Н.А.Зайцева», «Заводе Ушковых» и других), на основании чего подготовлены конкретные рекомендации.

По постановлению медицинского факультета ИКУ, предложением попечителя Казанского учебного округа N 7299 от 14 апреля 1915 г. Н.Ф.Высоцкий был командирован на летнее каникулярное время 1915 г. в Петроград для личного доклада управляющему МНП о результатах деятельности комиссии. Его же предложением N 7632 от 18 апреля 1915 г., по единогласному постановлению медицинского факультета ИКУ, В.Ф.Высоцкий был командирован в течение того же времени «по фабрикам и заводам Волжско-Камского края» для выяснения того, «какие предметы, необходимые для надобностей преподавания и научных работ медицинского факультета, могут быть приготовляемы на этих заводах».

16 апреля 1915 г. ОВ при ИКУ заслушало доклад «Комиссии по вопросу о недостаточности лекарственных средств в России», вынеся по нему рекомендационные постановления, которые 31 мая были препровождены в медицинский факультет ИКУ.(16) В скором времени, благодаря личному участию Н.Ф.Высоцкого, подготовившего обстоятельный доклад на тему «Лекарственный голод и борьба с ним», обсуждение данной проблемы приобрело широкие масштабы.

Прежде чем выносить свой доклад на факультетское обсуждение, Н.Ф.Высоцкий организовал «частное совещание» с участием профессоров В.В.Николаева, А.Г.Фишера, управляющего аптекой А.И.Бужинского и заведующего аптечным складом Ф.А.Антоновского, фармацевта В.К.Бенинга, провизора Е.И.Сотникова и владельца частной аптеки Ю.И.Шварца, которые единогласно высказались за «неотложную необходимость» созыва в Москве или Петрограде всероссийского съезда «для выработки целесообразного плана борьбы с лекарственным голодом».

26 января 1916 г.(17) медицинский факультет ИКУ заслушал в своём заседании доклад председателя «Комиссии по вопросу о возможности приготовления медицинских приборов и инструментов в России» Н.Ф.Высоцкого «о лекарственном голоде и борьбе с ним». «Среди различных видов «голода», - говорилось в нём, в частности, - обрушившихся на нас с войной, каковы: дровяной, угольный, продовольственный, вагонный и пр[очие], выдвигается, всё сильнее и сильнее с каждым днём, ещё один - «голод лекарственный»«.(18) Причём, как отмечал Н.Ф.Высоцкий, «в то время, как о первых видах голода говорят всё общество, печать, совещаются и принимают меры к их устранению различные правительственные и общественные учреждения, лекарственный голод, его размеры и последствия остаются совершенно неизвестными ни публике, ни общей прессе и, по-видимому, недостаточно известными как правительственным, так и общественным учреждениям, которым Закон вверяет заботы о народном здравии».

В связи с этим докладчик заявил, что «такое положение дел не может быть терпимо, и борьба с лекарственным голодом должна быть начата без замедления», предложив созвать съезд и озвучив вопросы, которые, по мнению Н.Ф.Высоцкого, необходимо было бы вынести на его обсуждение.

После заслушивания доклада Н.Ф.Высоцкого участники заседания единогласно постановили: признать необходимым созыв съезда «в возможно скором времени», одобрить предложенную комиссией программу (выразив «пожелание, чтобы в Съезде приняли участие и представители дружественных нам государств, в виду общей заинтересованности в вопросах об устранении лекарственного голода»), ходатайствовать «об осуществлении съезда» перед министром народного просвещения, а также просить профессора Н.Ф.Высоцкого лично доложить последнему «настоящее дело», исходатайствовав его направление в Петроград.(19)

Инициатива медицинского факультета ИКУ нашла поддержку у Казанского военно-промышленного комитета (действовавшего при Казанской городской управе): 4 марта 1916 г. состоялось собрание по организации при нём «Особого Отдела по борьбе с лекарственным голодом», которое постановило «просить все общества и учреждения, занятые работами в сфере борьбы с лекарственным голодом, избрать по два представителя от каждой данной организации в учреждаемый в настоящее время объединяющий общую работу Отдел». А 14 марта 1916 г. председатель комитета обратился к декану медицинского факультета профессору Н.А.Миславскому с просьбой «не отказать в осуществлении такого представительства от председательствуемой Вами Комиссии Медицинского факультета».(20)

Распоряжением МНП от 22 марта 1916 г. Н.Ф.Высоцкому была разрешена командировка в Петроград для личного доклада министру народного просвещения «по вопросу о созыве фармацевтического съезда для выработки плана борьбы с лекарственным голодом». В результате делу был дан «зелёный свет».

11 июня 1916 г. санитарный отдел Центрального военно-промышленного комитета (ЦВПК) направил из Петрограда в Казань - в медицинский факультет ИКУ - письмо, в котором говорилось, что: «Санитарный Отдел Центрального Военно-Промышленного Комитета, выполняя разные заказы для нужд армии, принужден констатировать хаотическое состояние рынка химико-фармацевтических препаратов и иных медикаментов.

Испытываемый периодами лекарственный голод в отношении к отдельным препаратам грозит превратиться в явление более постоянное.

Для борьбы с этим Санитарный Отдел решил поддержать идею Казанского Университета и после доклада проф[ессора] [Н.Ф.]Высоцкого (из Казани) постановил оказать возможное содействие в организации в Петрограде в начале осени текущего года съезда по борьбе с лекарственным голодом и по мобилизации отечественной химико-фармацевтической промышленности».(21)

Первым шагом в данном направлении стало «создание Организационного Комитета предполагаемого съезда», в трудах которого предлагалось принять участие и представителям медицинского факультета ИКУ.

15 июня 1916 г. в Петрограде под руководством председателя санитарного отдела ЦВПК М.С.Маргулиеса прошло первое заседание «Организационного Комитета Съезда по борьбе с лекарственным голодом и по мобилизации отечественной химико-фармацевтической промышленности», в котором, помимо него, приняли участие ещё тридцать три человека, в том числе: профессора В.К. фон Анреп, В.К.Варлих, Н.Ф.Высоцкий, А.С.Гинзберг, Л.Ф.Ильин, А.А.Лихачёв, С.А.Пржибытек, Б.И.Словцов, П.П.Федотьев и А.Е.Чичибабин.

Участники заседания представляли Медицинский совет МВД (С.А.Пржибытек) и Центральный комитет военно-технической помощи (Б.И.Словцов), Министерство путей сообщения (Д.М.Успенский), МНП (И.Ф.Заплатин), Управление верховного начальника санитарной и эвакуационной частей и Главное управление «Российского Общества Красного Креста» (В.К. фон Анреп), Главное военно-санитарное управление (П.И.Кравз-Тарнавский), Императорскую военно-медицинскую академию (Л.Ф.Ильин), Петроградский областной комитет Всероссийского союза городов (А.А.Александров и А.И.Шингарёв), Императорский ботанический сад (В.Н.Любименко), Императорский женский медицинский институт (А.А.Лихачёв), «Общество для содействия развитию химико-фармацевтической промышленности и торговли» (Н.К.Клазенов), «Петроградское Фармацевтическое Общество» (А.Н.Поповский) и т.д.

Кроме этого, были получены уведомления о согласии принять участие в работе организационного комитета от академика В.И.Вернадского, директора Института экспериментальной медицины С.К.Дзержговского, главного санитарного инспектора флота А.Ю.Зуева и профессора Н.А.Савельева.(22)

На заседании было учреждено «Исполнительное Бюро» в составе председателя оргкомитета съезда (которым был избран М.С.Маргулиес), его товарищей (заместителей) (профессоров Н.Ф.Высоцкого, А.А.Лихачёва, А.Е.Чичибабина и доктора медицины Н.Я.Шмидта), секретаря, председателей и секретарей всех секций. 20 июня 1916 г. «Исполнительным Бюро» был одобрен проект «Положения о Всероссийском Съезде по борьбе с лекарственным голодом и по мобилизации отечественной химико-фармацевтической промышленности», а также разработан проект его программы из пятнадцати пунктов.

В «Положении...» декларировалось, что съезд созывается санитарным отделом ЦВПК в Петрограде с 24 по 29 сентября 1916 г. и имеет своей задачей «всестороннее изучение вопроса о способах изготовления медицинских препаратов и о культуре лекарственных растений, а равно как и выработку общего плана мобилизации и развития химико-фармацевтической промышленности в России».(23)

Не дожидаясь созыва съезда и правительственных директив из Петрограда, сами казанские учёные и предприниматели при поддержке местных властей развернули активную работу по решению проблемы «лекарственного голода».

Необходимо отметить, в частности, что в это время одной из особо дефицитных групп медикаментов стали салициловые препараты. В крайне трудных условиях молодой профессор А.Е.Арбузов сумел организовать в 1915 г. в Казани на базе действовавшего «Завода братьев Крестовниковых» опытный феноло-салициловый завод для производства медикаментов, ранее импортировавшихся из Германии (аспирин, салициловая кислота и салол). Причём, в основу производства был заложен новый способ получения лекарств, вырабатывавшихся не из каменноугольного, а из нефтяного бензола - побочного продукта Казанского газового завода, работавшего на нефти. Завод регулярно производил аспирин (не уступавший по качеству оригинальному патентованному аспирину «Bayer»), фенол, салициловую кислоту, салициловокислый натр и салол.(24)

Как отмечал в августе 1917 г. Н.Ф.Высоцкий, «в этом же направлении работают ещё 8 учреждений, которым удалось изготовить до 30 препаратов».(25)

Проведённое Департаментом земледелия Главного управления землеустройства и земледелия (впоследствии - Министерства земледелия) исследование показало, что в Казанской губернии произрастают и могут быть культивированы до ста двадцати наименований лекарственных растений из двухсот, упомянутых в российской фармакопее. В Казани многие годы разведением и развитием культуры лекарственных растений в огородах и садах при Казанской окружной лечебнице для душевнобольных занимался провизор Е.И.Сотников. Однако попытка наладить под его руководством работы на опытном участке лекарственных растений первоначально не увенчалась успехом из-за высокой арендной платы за землю.(26)

Следует упомянуть также о том, что в январе 1916 г. медицинским факультетом ИКУ была составлена особая комиссия по вопросу «об устройстве специального института изучения кумыса и кумысолечения с агрономическим, бактериологическим и химическим отделениями, с особым при нём клиническим отделением-санаторией» и «о рациональном получении кобыльего молока и кумыса из него», под председательством профессора Н.Ф.Высоцкого, в которую, помимо него, вошли профессора В.Н.Болдырев, В.Ф.Бургсдорф, Л.О.Даркшевич, И.В.Завадский, В.В.Николаев и А.Г.Ракочи.

Детально изучив вопрос, 26 января 1916 г. комиссия пришла к выводу о том, что «для научного изучения кумыса и кумысолечения необходимо устройство специального института с агрономическим, бактериологическим и химическим отделениями, с особым при нём клиническим отделением - санаторием». В качестве предпочтительного места строительства лечебницы были определены южные части Самарской губернии и «Оренбургские степи на склоне Урала».(27)

При этом следует признать, что в целом Первая мировая война дала мощный толчок развитию российской фармакологической промышленности и производству отечественного медицинского инструментария. Однако его темпы не поспевали за постоянно растущими потребностями фронта и тыла. «Лекарственный голод не был устранён, - констатировали в вышеназванной статье А.Н.Поповский и К.И.Креслинг. - Мы пополняли недостаток лекарственных веществ у союзных нам государств, как то во Франции, Америке, Англии, Японии, Швейцарии, Италии и др. Эти страны хотя и очутились почти в одинаковом положении с нами, всё же, имея достаточное количество научно приспособленных специалистов, наладили у себя химико-фармацевтическую промышленность в степени, достаточной для пополнения местных нужд».(28) В том же духе высказался в августе 1917 г. и профессор Н.Ф.Высоцкий, заявивший, что: «Вывоз из Англии, Франции, Голландии, Швейцарии и Америки обошёлся нам в десяток миллионов рублей и всё-таки не дал даже самого необходимого».(29)

Острые проблемы во многих отношениях испытывала столица Российской Империи. «Более или менее наладить химико-фармацевтическую промышленность не удалось и в минувшем году, - говорилось в «Годовом отчёте о деятельности Петроградского Фармацевтического Общества» за 1916 г., - за исключением изготовления некоторых препаратов, и то в недостаточном для покрытия спроса рынка количестве».(30) Более благоприятные результаты были получены в деле организации и сбора лекарственных растений: в том же 1916 г., например, было получено свыше одной тысячи пудов сухого опия, произведены крупные посевы клещевины, арахиса, и т.д.

Однако, несмотря на всё это, съезд разрешён так и не был, чему, по словам самого Н.Ф.Высоцкого, было очень много «препятствующих причин». Несколько позже - в августе 1917 г. он упоминал о том, что «однажды уже разрешённый такой съезд был запрещён только потому, что [Б.В.]Штюрмер(31) боялся на нём политических выступлений». «Были, конечно, - добавлял он, - и доброжелатели, особенно следует воздать должное в деле устройства съезда гр[афу] П.Н.Игнатьеву(32)». При этом, учитывая наличие в рядах организаторов съезда известных деятелей кадетской партии, действия Б.В.Штюрмера вовсе не представляются необоснованными, но одновременно необходимо признать, что объективно они тормозили дело борьбы с «лекарственным голодом», что ещё более роняло авторитет власти в глазах представителей российского научного сообщества.

Всё это заметно убавляло оптимизма сторонникам проведения съезда и подстёгивало общественное недовольство действиями властей. «Кое-где (больше в журналах, чем в газетах), - говорилось в NN 2, 3 за 1 февраля 1917 г. «Фармацевтического Журнала», - мы ещё и сейчас находим отклики на предполагавшийся и несостоявшийся Лекарственный Съезд. Что это было, как не тень? Долго подготовлявшийся Съезд этот выплыл из неизвестности, стал предметом оживлённого обсуждения, общего сочувствия, стал принимать реальные очертания. И когда эта стадия наступила, он снова обратился в тень и исчез, как облачко растаявшее».(33)

Не двигалась с мёртвой точки и реформа фармацевтической отрасли. Как констатировалось в «Годовом отчёте о деятельности Петроградского Фармацевтического Общества» за 1916 г., «давно лелеянные мечты сословия о совершении насущных реформ фармацевтического дела не получили и в этом году своего осуществления».(34)

Произошедшая в феврале - марте 1917 г. революционная смена власти в России и установление «нового строя», с одной стороны, в силу либерализации государственной и общественной жизни, способствовали разрешению ряда накопившихся проблем (прежде всего, организационного и правового характера). Но, с другой стороны, из-за запущенных революцией разрушительных социально-политических и экономических механизмов, процесс противодействия «лекарственному голоду» стал практически неконтролируемым.

Ко всему прочему, страну захлестнула волна забастовок служащих аптек, которые, как отмечается, в частности, в «Большой Медицинской Энциклопедии», «принимали затяжной характер вследствие распылённости аптек, малых штатов и организованного противодействия аптекарей».(35) Наиболее острые проблемы в связи с этим испытывала столица России - Петроград, что значительно усугубляло ситуацию.

Тем не менее, революция сняла многие бюрократические препоны, и идея созыва всероссийского съезда по борьбе с «лекарственным голодом» обрела второе дыхание.

Помимо этого, были предприняты конкретные шаги в направлении определения и узаконения «лечебных местностей». Так, только с 24 мая по 24 июля 1917 г. постановлениями Временного Правительства «в целях поднятия санитарного благоустройства отечественных лечебных местностей», были утверждены пятнадцать законодательных предложений, разработанных МВД «по управлению главного врачебного инспектора». Были, в частности, признаны «лечебными местностями общественного значения» Геленджикский район, города Бердянск, Сухум, принято законодательное предложение «о признании общественного значения за посадом Сочи, с пригородами», об установлении округов санитарной охраны «Боржомский минеральных вод», «Славянских минеральных вод», «Старорусских минеральных вод», и т.д.(36)

24 марта 1917 г. в газете «Голос Казани» было опубликовано объявление «От председателя казанского отделения организационного комитета съезда по борьбе с лекарственным голодом» за подписью Н.Ф.Высоцкого, который усерднейше просил всех лиц, «интересующимся этим вопросом» («гг. профессоров и преподавателей университета и ветеринарного института, гг. членов обществ: врачей, естествоиспытателей и фармацевтического, гг. членов военно-промышленного комитета и комитета военно-технической помощи, Красного Креста, гг. военных, гражданских и вольнопрактикующих врачей, гг. владельцев аптек и аптекарских складов»), почтить своим присутствием совещание, намеченное на 26 марта 1917 г. «в 1-й аудитории университета».

Данное совещание Н.Ф.Высоцким («по соглашению с объединённой фармацевтической комиссией комитета военно-технической помощи») было собрано «для обсуждения вопроса о созыве съезда в возможно непродолжительном времени». При этом он указывал на четыре побуждающих к этому обстоятельства - то, что: во-первых, «недостаток в России лекарственных средств и других материалов, необходимых для лечения раненых и больных и ухода за ними, с каждым днём усиливается и «лекарственный голод» угрожает уже не только тылу, но и армии», во-вторых, «производство этих материалов у нас только ещё зарождается, а закупка их за границей не только сопряжена с огромными расходами, но оказывается весьма затруднительной, а нередко и совершенно невозможной», в-третьих, «Всероссийский союз для выработки плана борьбы с лекарственным голодом», разрешённый бывшим правительством, затем отменён им», и, в-четвёртых, «целесообразная борьба с этим голодом не менее необходима, чем с голодом продовольственным».(37)

Подготовка к съезду проходила на фоне повсеместного роста активности объединений фармацевтов. 28 апреля - 1 мая 1917 г. в Москве состоялось «Совещание фармацевтических обществ и организаций»(38) под председательством профессора А.С.Гинзберга, в работе которого приняли участие около 270 человек, в том числе профессора Н.А.Валяшко из Харькова, Д.М.Щербачёв из Москвы, А.Г.Фишер из Казани, председатели многих фармацевтических обществ, аптекари и фармацевты. В принятых совещанием резолюциях «Реформа фармацевтического образования» и «Самоуправление фармацевтической частью в России» содержался ряд важных положений, в том числе - о необходимости «немедленной полной реформы» общего и специального образования фармацевтов, придании высшему специальному образованию «полного факультетского устройства» и его перепрофилировании в химико-фармацевтическое, немедленном открытии при вузах «повторительных курсов для провизоров и магистров» и т.д.

Участники совещания высказались за скорейшее учреждение «Управления главного фармацевтического инспектора» и образование «фармацевтического совета», которые должны были совместно «разработать подробный план полного управления всей фармацевтической частью государства, как в центре, так и в округах», а также единогласно приняли пожелание о скорейшем созыве «Фармацевтического Всероссийского Съезда». Кроме того, «признавая, что только мощная организация даст населению доступную лекарственную помощь», совещание признало «наиболее целесообразным передачу аптечного дела земским и городским учреждениям».(39)

Участники прошедшего ранее в Минске «Съезда Фармацевтов Военного Ведомства, Красного Креста, Союза Земств и Городов» также пришли 7 апреля 1917 г. «к единогласному заключению о ненормальном положении фармацевтического дела и самих фармацевтов» и о том, что «всё это требует неотложной реформы данного дела на новых началах».(40)

20 июня 1917 г. «Вестник Временного Правительства» проинформировал о том, что Управление главного врачебного инспектора МВД «созывает съезд для рассмотрения вопросов, связанных с управлением и организацией фармацевтической части в России», в виду чего на 24 июня было намечено заседание, посвящённое организационным вопросам.(41)

Наконец, летом 1917 г. начали вырисовываться и чёткие контуры будущего съезда по борьбе с «лекарственным голодом». 13 июля 1917 г. «Вестник Временного Правительства» сообщил о том, что с 10 по 15 августа в Казани «при областном военно-промышленном комитете» пройдёт «1-й всероссийский съезд для выработки плана борьбы с лекарственным голодом».

Основные задачи съезда подразделялись на пять важных блоков - таковыми должны были стать «собирание и разработка сведений»: 1) «об имеющемся в России лекарственном сырье, растительном и минеральном, о местах его нахождения, наиболее удобных и выгодных способах добывания и доставки», 2) «о существующих у нас в настоящее время врачебно-санитарных производствах, о затруднениях и недостатках, испытываемых ими, и о способах устранения этих тормозящих влияний», 3) «о выработке общего плана распространения в России фабрик и заводов, изготовляющих врачебно-санитарные предметы, в зависимости от местных условий, благоприятствующих тому или другому виду производства», 4) «о пересмотре существующих законоположений, касающихся приготовлений врачебно-санитарных материалов, торговли ими, борьбы с развившейся на рынке спекуляцией и фальсификацией лекарственных средств, о необходимости изменений в этих законоположениях», 5) «о целесообразной научной и практической подготовке работников врачебно-санитарных производств».(42)

Членами съезда могли стать лица обоего пола, «работающие на поприще народного здравоохранения». Для заведования делом устройства съезда были образованы организационный комитет и распорядительное бюро, под председательством заслуженного профессора Казанского университета Н.Ф.Высоцкого. При съезде предполагалось учредить «выставку отечественных врачебно-санитарных производств» («в видах возможно широкого и наглядного освещения этой отрасли нашей промышленности в настоящее время»).

«1-й всероссийский съезд в г. Казани по выработке плана борьбы с лекарственным голодом» (в других источниках - «1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом») с обозначенной повесткой дня проходил в Казани с 10 по 16 (по другим сведениям - 15) августа 1917 г. Через месяц - 16 сентября - «Краткий обзор деятельности съезда» (опубликованный также в журнале «Земская Неделя»), резолюции по докладам, список членов съезда, вместе с подготовленной профессором А.Я.Гордягиным брошюрой о заготовке сфагна (торфяного мха) для нужд госпиталей, были представлены Н.Ф.Высоцким в медицинский факультет Казанского университета.

Как следует из этих источников, участие в съезде приняли восемьдесят восемь членов, из которых тридцать один - иногородний.(43) Состав участников съезда оказался весьма представительным, что, следует думать, в значительной мере явилось личной заслугой Н.Ф.Высоцкого, сумевшего организовать приезд в Казань в столь трудное время многих известных научных деятелей.

География проживания участников съезда, несмотря на сложные условия, в которых он организовывался, являлась достаточно широкой: помимо Казани и ещё двух городов Казанской губернии (Лаишева и Чистополя), на нём присутствовали представители Петрограда, Москвы, Алатыря, Буинска, Вятки, Екатеринослава, Елабуги, Кубанской области, Мариуполя, Нижнего Новгорода, Ревеля, Самары, Саратова, Симбирска, Ташкента, Твери, Уржума, Уфы, Харькова, Ярославля. В профессиональном отношении большинство из них имели прямое отношение к медицине и химии, являясь практикующими врачами (гражданскими и военными), лекарскими помощниками, провизорами, фармацевтами, дрогистами, бандажистами, лаборантами и т.д.

Наиболее активное участие в работе съезда приняли представители профессорско-преподавательской корпорации (главным образом, из Казани). Членами съезда являлись казанские профессора А.Е.Арбузов, А.Я.Богородский, Н.Ф.Высоцкий, А.Я.Гордягин, Н.А.Миславский, В.В.Николаев, А.И.Раммуль, А.Г.Фишер, московские - С.Ф.Глинка, В.М.Зыков, Н.А.Савельев, Д.М.Щербачёв, саратовский - В.А.Скворцов, казанские приват-доценты П.К.Горст, Н.И.Горизонтов, Н.И.Порфирьев, А.Н.Щербаков, ассистент П.Л.Драверт, и другие. Среди участников съезда были такие известные фармацевты, как В.В.Бартминский, К.В.Бенинг, О.Р.Браше, А.И.Бренинг, Ю.Ф.Гренинг, химики О.Ю.Магидсон, А.А.Першаков, Я.И.Реснейс (Рейснес), И.П.Шимков.

Весьма показательным являлось присутствие на съезде представителей органов государственной власти и местного самоуправления, руководителей и представителей промышленных предприятий, фармацевтических фирм: в том числе, представителя МВД доктора С.Н.Ипполитова и уполномоченного Департамента земледелия Министерства земледелия А.В.Воейкова, Казанского городского головы В.Д.Боронина и представителя Казанского губернского земства провизора А.И.Бужинского, владельца крупного химического завода в Казани А.Г.Крестовникова, управляющего «завода Ушкова» И.В.Шпади, уполномоченного завода «Русско-Краска» в Москве доктора А.И.Посникова, представителя «Волжского завода Понизовкиных» врача Л.В.Волкова, директора сельско-хозяйственной фермы в Казани В.В.Танеева и других.

Среди организаций, представленных на съезде, были: Главное и Казанское местное управления «Российского Общества Красного Креста», Всероссийский Земский Союз, Всероссийский Союз городов, Казанский и Кубанский военно-промышленный комитет, Управление санитарной части флота, «Общество помощников врачей», Союз химиков, Краевой Туркестанский Союз фармацевтов и т.д.

В Президиум съезда были избраны: председателями - профессор Московского университета С.Ф.Глинка, профессор Московских высших женских курсов Д.М.Щербачёв и профессор Саратовского университета В.А.Скворцов, секретарями - представитель Петроградского управления «Российского Общества Красного Креста» Д.Я.Блументаль (Блюменталь), представитель Управления санитарной части флота Д.М.Коробьин, представители «Казанского общества помощников врачей» А.П.Петров и И.А.Чижов.

Съезд был открыт 10 августа 1917 г., в час дня, председателем организационного комитета Н.Ф.Высоцким в первой аудитории Казанского университета(44). При этом сам Н.Ф.Высоцкий принял самое активное участие в его работе, сделав сообщение «Об истории созыва съезда и его задачах» и пять докладов («О секретных средствах»,(45) «Наше лекарственное сырьё», «О сахарине», «О торфяном мхе» и - в качестве приложения - «Меры борьбы с лекарственным голодом»).

В адрес съезда прозвучало множество приветствий «от ряда учёных, общественных и профессиональных организаций и отдельных лиц», что являлось одной из характерных признаков того «словоохотливого» времени. «Было сказано несколько приветствий съезду уполномоченных представителей : - перечисляла газета «Камско-Волжская Речь», - г. [Н.А.]Миславским от казанского промышленного комитета, г. [Т.В.]Дагаевым от центрального комитета военно-технической помощи, г. [П.Л.]Дравертом от комиссии сырья, г. Никольским от казанского губернского земства, г. [Е.М.]Лепским от казанского городского самоуправления, г. Пичугиным от союза военных врачей, прокурором г. Миролюбовым от прокурорского надзора, г. [Д.Я.]Блюмменталем от гл[авного] управл[ения] Красного Креста, г. [А.Я.]Богородским от союза химиков, г. [П.К.]Горстом от казанского фармацевтического общ[ества], г. [О.Р.]Браше от петроградского фарм[ацевтического] общ[ества], г. [А.П.]Петровым от общ[ества] помощн[иков] врачей. Прочитано было также письмо ректора казанского университета».(46)

Помимо этого, на съезде «в течение 10-ти пленарных заседаний (5 утренних и 5 вечерних)», в разное время, были сделаны доклада и сообщения: А.Е.Арбузова - «Казанский городской опытный феноло-салициловый завод», К.В.Бенинга - «О фальсификатах» и «О фармакопее», Д.Я.Блументаля (Блюменталя) - «Положение химико-фармацевтической промышленности в настоящее время», А.Ф.Герасимова - «О колларголе», С.Ф.Глинки - «Об отечественном минеральном лекарственном сырье», Н.М.Говоркова - «О сборе лекарственных растений в Кубанской области», А.Я.Гордягина - «О водяном орехе чилиме», П.Л.Драверта - «О корневище сусака или хлебокорня», Колтановского - «О дезинфицирующем значении серно-торфяной губки», В.В.Николаева - «О фармацевтическом образовании» («О высшем фармацевтическом образовании» и «О средней фармацевтической школе»), Е.И.Пискунова - «О мальтозе», Я.И.Реснейса (Рейснеса) - «О деятельности фармацевтического завода Всероссийского Земского Союза и план будущего», В.А.Скворцова - «О минеральном богатстве Астраханского края», А.Г.Фишера - «О высшем фармацевтическом образовании», «Научные основания для сбора и культуры лекарственных растений», А.Н.Щербакова - «О причинах слабого развития у нас промышленности вообще и химической в частности», Д.М.Щербачёва - «О качестве циркулирующих на рынке фармацевтических препаратов» и «Об американской фармакопее, изд. 1916 г.». Кроме того, были также заслушаны «Тезисы к докладу особой Комиссии по вопросу борьбы с лекарственным голодом».(47)

По сообщению «Камско-Волжской Речи», при съезде действовали выставки фальсифицированных препаратов и дикорастущих лекарственных растений, «собранных профессором [А.Я.]Гордягиным и самоучкой крестьянином Тетюшского уезда Колесовым». «В свободные промежутки между заседаниями Съезда работали избранные им комиссии, производились осмотры некоторых Казанских фабрик и заводов, а также устроенных Организационным Комитетом выставок».(48)

Доклады и сообщения носили, по большей части, практический характер и были нацелены на решение конкретных задач. При этом многие выступавшие обращали особое внимание на необходимость консолидации усилий научного сообщества, врачебной корпорации, промышленников и государственных структур по скорейшему решению проблемы «лекарственного голода». Так, профессор Д.М.Щербачёв отмечал, в частности, что «между химиками, фармацевтами и врачами наблюдается какой-то антагонизм, а между тем только они все вместе могут поднять химико-фармацевтическую промышленность в России».(49)

Помимо упущений и проблемных моментов, отмечались и успехи, в области развития российской химико-фармацевтической промышлености. Например, указывалось на то, что «производство фенола, салициловых препаратов и аспирина стало на прочные ноги и быстро развивается, будучи обеспечено сырьём на месте производства».(50)

После всестороннего обсуждения означенных докладов и сообщений съезд принял ряд решений в форме резолюций и одобренных тезисов докладов.

Принимая во внимание, что в России наступил лекарственный голод, и в целях борьбы с ним было, в частности, признано необходимым «ограничить численно количество наименований употребляемых лекарственных средств только самыми необходимыми, без которых страна не может обойтись», мобилизовать «в целях развития русской химико-фармацевтической промышленности» научные и технические силы страны, отменить «все патенты и привилегии на химико-фармацевтические препараты», воспретить ввоз в Россию «сложных лекарственных средств», оказать правительственное содействие «лицам и учреждениям, имеющим и устанавливающим производства необходимых химико-фармацевтических препаратов», наравне с предприятиями, работающими на оборону, выработать таможенные тарифы, «в достаточной степени покровительствующие ответственной промышленности», строго урегулировать «реквизиции материалов химико-фармацевтического производства» и прировнять соответствующие грузы «в вопросах транспорта и эвакуации» к военным грузам, немедленно возвратить к исполнению своих прямых обязанностей специалистов, и т.д.

Было предложено организовать по вопросам химико-фармацевтического дела «специальное Государственное Бюро» (в состав которого включить представителей «науки, заинтересованных ведомств, общественных организаций, Городского и Земского самоуправлений, Красного Креста, а также представителей частной промышленности и торговли») и «Государственную лабораторию» для испытания и оценки всех лекарственных средств, «как изготовляемых в России, так и ввозимых из-за границы».(51)

Помимо этого, профессор Н.Ф.Высоцкий предложил учредить при Главном военно-санитарном управлении(52) специальный «Комитет борьбы с лекарственным голодом» из «представителей правительства, Общеземского и Городского Союзов, Комитетов: Военно-Промышленного и Военно-Технической Помощи, Красного Креста, медицинских факультетов, ветеринарных институтов, фармацевтических обществ, фабрикантов фармацевтических препаратов, дрогистов». «Центральный Комитет борьбы с лекарственным голодом» должен был быть «организован Правительством немедленно в Москве и Петрограде». Одновременно с этим предлагалось учредить «Областные и Губернские комиссии» в университетских и других городах, «где имеются высшие учебные заведения и достаточное количество подготовленных рабочих сил».

«Наиболее своевременным и целесообразным, по нашему мнению, - указывал Н.Ф.Высоцкий, - было бы учреждение «Всероссийского Товарищества земств и городов, для изготовления врачебно-санитарных материалов»«.(53) Признавалась также необходимость издания печатного органа по вопросам борьбы с лекарственным голодом.

В резолюциях, предложенных Д.Я.Блументалем (Блюменталем), содержались предложения немедленно учредить «Фармацевтическое Управление», «запретить всякую рекламу для лекарственных средств» и предоставить химико-фармацевтической промышленности правительственные гарантии «на принципах протекционизма».

По докладам других участников съезда были приняты резолюции, в которых, в частности, содержались решения предложить правительству пересмотреть ряд существующих законоположений и обратить его внимание «на необходимость запрещения рекламирования и продажи всякого рода секретных средств», разработать законопроект «о мерах борьбы с фальсификацией лекарственных средств», установить «постоянно действующий контроль за изготовлением и продажею лекарственных предметов», устроить «при некоторых сельскохозяйственных опытных станциях, находящихся в местностях с различным климатом», питомников лекарственных растений и химических лабораторий (в частности, организовать в Кубанской области завод для выработки клещевинного масла), а также губернские и областные склады лекарственных материалов.

Важные предложения по развитию химической промышленности вобрала в себя резолюция, принятая по докладу А.Н.Щербакова, в преамбуле которой говорилось: «Несмотря на то, что Россия является страной земледельческой, всё же необходимо стремиться к укреплению существующей промышленности и развитию новой, особенно химической и, в частности, фармако-химической, как весьма важного экономического фактора страны, без которого не может развиться интенсивная земледельческая культура».(54) Для осуществления этого, помимо прочего, предлагалось заняться изучением природных богатств страны «с точки зрения утилизации их для промышленности», «облегчить получение разрешений на устройство фабрик и заводов, а также на образование акционерных обществ и кооперативов», приравнять возникающие химические промышленные предприятия «в вопросах снабжения их сырьём, аппаратурой, топливом и рабочей силой» к предприятиям, «работающим полностью на оборону», учредить специальные технические лаборатории, реформировать высшее химическое образование, увеличить число средних химико-технических школ, ввести «временно для укрепления нашей промышленности покровительственные таможенные пошлины на продукты химической индустрии», и т.п.

Участники съезда признали необходимым основание центральных химико-технических (фармацевтических) лабораторий, «оборудованных как научными пособиями и приборами, так и аппаратурой полузаводского характера». При этом первая из таковых, по их мнению, «могла бы быть основана при заводах общественных организаций».

По вопросу организации подготовки высококвалифицированных фармацевтов участники съезда сошлись во мнении, что в качестве высшей фармацевтической школы «государство должно создать фармацевтические факультеты в университетах», а в дальнейшем - основать фармацевтические институты («как учебно-вспомогательные учреждения, периодически один за другим»), куда могут поступать лица обоих полов. Предполагалось также немедленно, до создания фармацевтических факультетов, осуществить ряд иных мер, в том числе, организовать «повторительные и специальные трёхмесячные курсы» для провизоров и созвать в ближайшее время съезд преподавателей фармации. Что же касается вопроса о средней фармацевтической школе, то его обсуждение съезд счёл возможным «отложить впредь до проведения законопроекта о высшем фармацевтическом образовании».(55)

Был также принят ряд интересных решений «прикладного характера», имеющих отношение уже не к лекарственному, а больше к продовольственному голоду.

Например, съезд нашёл возможным рекомендовать корневище сусака (Butomus umbellatus), по уточнению «Камско-Волжской Речи», «в изобилии растущего на болотах Казанской губернии», и чилим (Trapa natans) для употребления в пищу «как людям, так и в особенности животным при недостатке муки из хлебных злаков».

Было признано также желательным «обратить внимание общественных и правительственных учреждений, заинтересованных в деле народного продовольствия», на серьёзное значение мальтозы как суррогата сахара. В виду этого съезд нашёл нужным «рекомендовать солодовый сахар для широкого употребления в замену недостающего тростникового сахара». Но одновременно указывалось на то, что сахарин, в свою очередь, «есть вкусовое вещество и никакого питательного значения не имеет, а потому заменить сахар в этом отношении не может».

Обращалось внимание и на опасность возникновения одного из «самых страшных видов голода - голода соляного», в связи с чем указывалось на необходимость принять «самые решительные меры к увеличению добычи соли» и обратить «особое внимание на отыскание калийных солей» (в том числе, в районе Астраханских соляных озёр).

Во время прений, по сообщению «Камско-Волжской Речи», было также «сделано интересное предположение - выделывать спирт из остатков дрожжей, отбрасываемых за непригодностью».(56)

«В виду недостатка и крайней дороговизны ваты и марли как перевязочных материалов», съезд рекомендовал «во всех подходящих случаях применять для повязок вместо ваты болотный мох, а вместо марли - косыночные повязки». Кроме того, было решено просить профессора А.Я.Гордягина составить «общедоступную брошюру о сборе, сушке и очистке торфяного мха, отпечатать её и разослать в Земские самоуправления, главным образом, северо-восточной России».(57)

Незадолго до окончания - 14 августа 1917 г. - работа съезда была прервана трагическим событием - «страшным бедствием, разразившимся над Казанью - взрывом артиллерийских складов и следовавшими за ними пожарами порохового завода и окрестных слобод». Это событие, вошедшее в историю как «Казанская катастрофа», потрясло не только его оцевидцев, но и всё российское общество. Однако уже утром 15 августа 1917 г., несмотря на распространявшиеся в городе панические настроения, съезд возобновил свою работу.

При этом Н.Ф.Высоцкий «сообщил первые сведения о размерах катастрофы и о смерти начальника порохового завода В.В.Лукницкого, погибшего жертвою служебного долга». После этого память генерал-лейтенанта В.В.Лукницкого (1845 - 1917), путём собственной жизни предотвратившего дальнейшее расширение взрывной зоны, была почтена вставанием.

По предложению профессора А.Е.Арбузова, участники съезда приняли единогласное решение послать министру-председателю Всероссийского Временного Правительства А.Ф.Керенскому телеграмму следующего содержания: «Первый Всероссийский Съезд борьбы с лекарственным голодом [в] Казани, возобновив свои внезапно прерванные занятия и выслушав заявление председателя [о] новом ужасном несчастии, постигшем нашу, изнемогающую [в] борьбе с внешним врагом и внутренней разрухой, родину, - пожаре Казанского порохового завода, выражает Временному Правительству своё глубочайшее соболезнование, твёрдо надеется, что немедленно будут приняты решительные меры, ни перед чем не останавливаясь, [к] действительной охране всех правительственных и частных предприятий, работающих на оборону».(58)

Затем, по предложению профессора Н.Ф.Высоцкого, среди участников съезда была открыта «подписка в пользу пострадавших» и собрано 320 рублей(59), которые постановлено передать «в распоряжение Красного Креста при Казанском Университете».

На своём последнем заседании, проходившем вечером 16 августа 1917 г., съезд «единогласно постановил просить Организационный Комитет принять все доступные ему меры:

1. К созыву в возможно непродолжительном времени 2-го Всероссийского Съезда в Москве.

2. К тому, чтобы выработанные настоящим Съездом меры получили скорейшее осуществление на деле.

3. Чтобы труды Съезда были напечатаны».(60)

После этого, около одиннадцати часов вечера, профессор Н.Ф.Высоцкий объявил съезд закрытым. Его участниками «была выражена единодушно благодарность: Организационному Комитету и его Председателю за инициативу созыва и устройство Съезда и за заботы их по предоставлению приезжим членам съезда удобных бесплатных помещений и некоторых продовольственных припасов; президиуму Съезда за понесённые им труды и владельцам заводов, разрешившим их осмотр».(61)

По окончании съезда началась работа по реализации принятых решений, координация которой в Казани была, по сути дела, также возложена на Н.Ф.Высоцкого.

Между тем, в условиях политического «цейтнота», в которых оказался тогдашний либеральный режим, осуществить в полной мере что-либо из задуманного уже не представляло практически никакой возможности. Так, указывая на широкий спектр принятых съездом решений, кандидат исторических наук Л.О.Кузнецова отмечала, что: «Между тем, экономические факторы революционного процесса всё явственнее заявляли о себе. Экономика страны разваливалась. Тяжёлое положение создалось и в Казани».(62)

В сентябре 1917 г. было объявлено о том, что в Управлении главного врачебного инспектора МВД «идут подготовительные работы по коренному преобразованию фармацевтического дела в России». По данному вопросу министерством было созвано совещание представителей профессиональных, общественных и научных организаций из крупнейших центров России, наметившее общий план предполагаемой реформы. Преобразования должны были коснуться «как формы снабжения населения лекарственной помощью, так и подготовки фармацевтического персонала».

При этом по первому направлению к единому мнению участники совещания так и не пришли: одна часть высказывалась за необходимость немедленной муниципализации аптек, а другая, «признавая желательность муниципализации, оставалась на точке зрения закона 12-го февраля 1912 г., коим за городскими и земскими самоуправлениями было признано преимущественное право открытия аптек, и считала необходимым временно сохранить и частные аптеки». По второму направлению было единогласно признано необходимым учредить в университетах химико-фармацевтические отделения математических факультетов или самостоятельные химико-фармацевтические институты. Кроме того, предполагалось реорганизовать «и самое управление фармацевтической частью в стране, в смысле его соответствия современным требованиям». По разработке материалов совещания МВД планировало войти «в ближайшее время» с проектом реформ во Временное Правительство.(63)

Несколько ранее появилось также сообщение о том, что МВД поставило на очередь вопрос о реорганизации Института экспериментальной медицины в целях приложения работы этого научного учреждения «к требованиям практической жизни». Предполагалось создать отделы фармакологии, тропических заболеваний, по борьбе с малярией, экспериментальной хирургии, вакцинный, физико-терапевтический и другие. В виду распространения венерических заболеваний (главным образом, на фронте) была возобновлена деятельность сифилидологического отделения.(64)

Незадолго до большевистского переворота началось «реформаторское движение» и по линии МНП. 12 октября 1917 г. за подписью министра народного просвещения С.С.Салазкина в университеты было направлены письма, в которых сообщалось, что: «Установленный действующим законом порядок приобретения фармацевтических званий и, в частности, звания провизора является устарелым и не соответствует современным требованиям, предъявляемым к лицам с высшим химико-фармацевтическим образованием; в виду этого, Министерством Народного Просвещения разрабатывается вопрос о коренной реформе высшего фармацевтического образования в России». «Принимая однако во внимание, - говорилось далее, - что по техническим и финансовым условиям проведение в жизнь в полной мере вырабатываемого плана преподавания не может быть достигнуто в течение короткого срока, Министерство Народного Просвещения считает необходимым, чтобы ещё до коренной реформы в этом отношении были приняты все меры, доступные в пределах действующего закона для улучшения постановки фармацевтического образования».(65)

Вследствие этого выражалась просьба «предложить Совету Университета обсудить настоящий вопрос и представить соображения постановки преподавания на медицинском факультете для слушателей фармацевтов», причём, сведения эти необходимо было представить «возможно быстро».

14 октября 1917 г. «о коренной реформе высшего фармацевтического образования в России», со ссылкой на МНП, сообщил и «Вестник Временного Правительства».(66)

Кроме этого, МНП возбудило перед МВД и Военным министерством «вопрос о распространении требований уст[ава] врачеб[ного] о выслушании во врачебно-учебном заведении курса наук» и на женщин, желающих сдавать экзамены на звание провизора» (ранее, с 1888 г., женщины допускались к последнему в качестве экстернов без предварительного прослушивания курса фармацевтических наук при университетах).(67)

С опозданием были сделаны и первые шаги в части упорядочения деятельности аптечной отрасли. В частности, по рассмотрении жалобы нескольких владельцев аптек Правительствующий Сенат дал разъяснение о том, что циркулярное распоряжение МВД по Управлению главного врачебного инспектора от 5 июня 1910 г., воспрещавшее «нормальным аптекам» массовое заготовление для оптовой продажи сложных фармацевтических препаратов, надлежит отмене, как неправильное.(68) Наконец, 12 октября 1917 г. в «Вестнике Временного Правительства» появилось сообщение о том, что «в целях обеспечения населения Петрограда в должной мере медицинскими средствами» МВД «признана своевременною муниципализация в столице аптечного дела».(69)

Определённые подвижки наблюдалось и на местах, в том числе в Казани. Известно, например, о начале реализации некоторых проектов в области органической химии и заготовки суррогатов перевязочных материалов.

Так, вскоре после съезда в Казани профессором А.Я.Гордягиным была написана и опубликована небольшая брошюра под названием «О заготовке сфагна (торфяного мха) для нужд госпиталей», в которой обращалось внимание на дефицит такого важного перевязочного материала, как вата.

«Вата, - отмечал А.Я.Гордягин, - необходимая для перевязки ран, чрезвычайно вздорожала: в августе нынешнего 1917 года её можно было получить уже по 5 руб[лей] за фунт, да и то в ограниченном количестве; запасы её иссякают, а на подвоз из наших хлопководных районов и из заграницы рассчитывать нельзя; да если бы такие запасы и оказались, например, в Москве, то усиливающаяся железнодорожная разруха вскоре может привести к тому, что в других городах ваты для госпиталей нельзя будет достать ни за какие деньги, и раненые наши окажутся поэтому в очень тяжёлом положении».(70)

При этом он предлагал заменить вату сфагном (сфагнумом), называемым иначе «торфяным мхом» или «белым мхом», который в изобилии произрастал «в средней и северной России». Тем более, как указывал А.Я.Гордягин, «в Англии уже с начала войны над заготовкой сфагна работают добровольческие организации с тысячами участников».

По поручению «1-го Всероссийского съезда по борьбе с лекарственным голодом» А.Я.Гордягин составил рекомендации по сбору, обработке и хранению сфагнума, предложив возложить организацию этого дела на Казанский Комитет военно-технической помощи. «С предложениями относительно доставки сфагна, а равно и за разъяснениями по поводу подробностей медицинского его применения» он рекомендовал адресоваться к члену Комитета, профессору Н.Ф.Высоцкому.(71)

Однако, несмотря на все усилия научной общественности, недолговечный «новый строй», как и бюрократический «старый режим», оказался неспособен обеспечить эффективное и быстрое решение проблемы «лекарственного голода», которая перешла по наследству к большевикам.

В условиях начавшегося вскоре вооружённого гражданского противостояния решить её за непродолжительное время «естественным путём», тем более, не представлялось уже никакой возможности. Как констатировалось в «Большой Медицинской Энциклопедии», «блокада, саботаж и спекуляция привели к истощению последних запасов медикаментов».(72) В этих условиях начался процесс «стихийного» изъятия аптек у частных лиц и передачи их в ведение местных Советов, завершившийся в декабре 1918 г. национализацией аптек в общегосударственном масштабе.

Во время непродолжительного периода времени, когда Казань находилась под властью «белых», директор Бактериологического института при Казанском университете Н.Ф.Высоцкий вновь начал делать шаги, направленные на преодоление последствий «лекарственного голода».

В N 10 за 4 сентября 1918 г. газеты «Народная Жизнь», издававшейся Казанским губернским земством, была опубликована статья «По поводу заболеваний раненых столбняком. (От Бактериологического Института при Казанском Университете)» за его подписью, в которой говорилось о наблюдавшихся «за последние дни в казанских госпиталях» у «раненых воинов Народной Армии» нескольких («2 - 3») случаях заболевания столбняком, давались конкретные рекомендации по поводу природы этого страшного и коварного заболевания и организации борьбы с ним.

По примеру «союзников», Н.Ф.Высоцкий предлагал применять «противостолбнячную лошадиную сыворотку», наладив её производство на базе Бактериологического института при Казанском университете. «Чем позже после ранения начнём лечить сывороткою, - писал он, - тем менее надёжны результаты, а когда болезнь развилась - лечение сывороткою почти бесполезно. Всё это вызывает необходимость снабжать врачей санитарных отрядов, перевязочных пунктов и госпиталей противостолбнячною сывороткою. К сожалению, приготовление её дело нелёгкое и требующее продолжительного времени. Не менее шести месяцев должны приучаться лошади, прежде чем они дадут надлежащую лечебную сыворотку. В Казани до сих пор её не готовили; это было задачею Петрограда, Киева, Харькова. Но теперь жизнь поставила перед Казанским Бактериологическим Институтом настоятельную задачу немедленно приступить к снабжению нашей армии целебною противостолбнячною сывороткою. Всё, что в силах Института, будет немедленно сделано. Пока же, так как запас её в Казани очень незначителен, необходимо тотчас же получить эту сыворотку от наших союзников, где она приготовляется в изобилии и откуда она может придти гораздо скорее, чем поспеет наша собственная».(73)

Возвращение в Казань «красных» лишь усугубило ситуацию. Так, 15 декабря 1918 г. печатный «Орган Совета Рабочих и Красноармейских Депутатов г. Казани и губернии» газета «Знамя Революции» информировала, что: «Фармацевтический Отдел обратился в Отд[ел] Здравоохранения с просьбой предложить врачам соблюдать экономию при прописке больным лекарств в виду лекарственного голода. Фармацевтич[еским] Отделом послана в Москву комиссия из трёх лиц для заготовки лекарств, но вряд ли что она может достать. Посылавшийся раньше представитель отдела приехал ни с чем».(74)

Решение проблемы «лекарственного голода» растянулось на многие годы.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (г. Казань)

Сокращённая версия статьи опубликована: Алексеев И.Е. «Лекарственный голод» при «новом строе» (1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом в Казани) // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. Сб. научн. ст. / Ред. кол.: А.Б.Николаев (отв. ред. и отв. сост.), Д.А.Бажанов, А.А.Иванов. - Санкт-Петербург: Издательство «ЭлекСис», 2014. - С.с. 17 - 33.

Сноски:

(1) См., например: Мартыненко Л.М., Андреева В.В., Дьячкова С.Я. Аптечное дело. Рецепт. История и современность: Учебно-методическое пособие для фармацевтических факультетов. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2008. - С. 9.

(2) Поповский А., Креслинг К. Образование фармацевтов в связи с развитием химико-фармацевтической промышленности и лекарственный голод// Фармацевтический Журнал. - 1917. - N 5, 6 (15 марта). - С. 52.

(3) См., например: Высоцкий Н. По вопросу о сборе лекарственных растений/ Отдельные оттиски из «Бюллетеня Харьковского общества любителей природы», N 3 - 4 за 1916 г. - Харьков: Типография М.Х.Сергеева, 1916. - С. 6.

(4) 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 (13 августа). - С. 3.

(5) См.: Лекарственные растения// Большая Медицинская Энциклопедия/ Гл. ред. Н.А.Семашко. - Т. XV: Крупа - Лексер. - Москва: Акционерное общество «Советская Энциклопедия», 1930. - Стб. 648.

(6) См.: Из отчёта о состоянии народного здравия в России за 1914 г.// Фармацевтический Журнал. - 1917. - N 7 (1 апреля). - С. 80.

(7) См.: Медицинский инструментарий// Большая Медицинская Энциклопедия/ Гл. ред. Н.А.Семашко. - Т. XVII: Массаж - Метрит. - Москва: ОГИЗ РСФСР, Государственное издательство биологической и медицинской литературы 1936. - Стб. 605.

(8) В других источниках - «Комиссия по вопросу о недостатке лекарственных средств в России». - И.А.

(9) См.: Дневник Общества Врачей при Императорском Казанском Университете. 1914 - 1915 г. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1915. - С.с. 17, 25.

(10) Там же. - С. 36.

(11) См.: Медицинский инструментарий// Большая Медицинская Энциклопедия/ Гл. ред. Н.А.Семашко. - Т. XVII: Массаж - Метрит. - Москва: ОГИЗ РСФСР, Государственное издательство биологической и медицинской литературы 1936. - Стб. 606.

(12) В 1917 г. в «Фармацевтическом Журнале» был опубликован доклад К.В.Бенинга «Фальсификация фармацевтических препаратов», прочитанный в Казанском отделении «Императорского Русского Технического Общества». (См.: [Бенинг К.] Фальсификация фармацевтических препаратов. Доклад, прочитанный в Казанск. Отд. Импер. Технич. Общества. К.Бенинга// Фармацевтический Журнал. - 1917. - N 4 /15 февраля/. - С.с. 35 - 37.; - N 5, 6 /15 марта/. - С.с. 53 - 55.; - N 7 /1 апреля/. - С.с. 70 - 72.)

(13) [Высоцкий Н.Ф.] Несколько слов о съезде по улучшению наших лечебных местностей. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1915. - С. 2.

(14) См.: Там же. - С. 6.

(15) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2779. Л.л. 1 - 2.

(16) См.: Там же. Л.л. 17 - 19.

(17) В других источниках - 29 января 1916 г. - И.А.

(18) НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2818. Л. 17.

(19) См.: Там же. Л. 2 и об.

(20) Там же. Л. 3.

(21) Там же. Л. 6.

(22) См.: Там же. Л. 8.

(23) См.: Там же. Л. 9.

(24) См.: Камай Г.Х. Академик А.Е.Арбузов. - Казань: Татгосиздат, 1952. - С.с. 23 - 24.

(25) См.: 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 (13 августа). - С. 3.

(26) См.: Насыбуллина Н.М. От фирмы Грахе - до объединения «Татхимфармпрепараты»// Российские аптеки. - 2003. - N 10/ Российские аптеки [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: - http://rosapteki.ru/arhiv/detail.php?ID=1268&SECTION_NAME=%B9)

(27) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2820. Л. 4 и об.

(28) Поповский А., Креслинг К. Указ. соч. - С. 52.

(29) 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 (13 августа). - С. 3.

(30) Годовой отчёт о деятельности Петроградского Фармацевтического Общества. Секретаря Э.Свирловского// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 9, 10 и 11 (май, июнь и июль). - С. 96.

(31) В январе - ноябре 1916 г. - председатель Совета министров, в марте - июле 1916 г. - Министр внутренних дел Российской Империи. - И.А.

(32) В январе - декабре 1916 г. - вр.и.о., затем - министр народного просвещения Российской Империи. - И.А.

(33) О чём говорят и пишут?// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 2, 3 (1 февраля). - С. 16.

(34) См.: Годовой отчёт о деятельности Петроградского Фармацевтического Общества. Секретаря Э.Свирловского// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 9, 10 и 11 (май, июнь и июль). - С. 96.

(35) См.: Лекарственная помощь// Большая Медицинская Энциклопедия/ Гл. ред. Н.А.Семашко. - Т. XV: Крупа - Лексер. - Москва: Акционерное общество «Советская Энциклопедия», 1930. - Стб. 632.

(36) См.: К улучшению отечественных курортов/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 157 (203) (20 сентября /3 октября/). - С. 3.

(37) См.: Голос Казани. - 1917. - N 10 (24 марта).

(38) Первоначально «Петроградским Фармацевтическим Обществом» намечался к проведению в Петрограде «Делегатский съезд фармацевтических обществ и организаций России», однако по желанию «Московского Фармацевтического Общества» и «из соображений удобства приезда из провинции» он был перенесён в Москву, после чего делегаты решили считать съезд предварительным «Совещанием фармацевтических обществ и организаций». (См.: Делегатский Съезд Фармацевтических Обществ и Организаций// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 9, 10 и 11 /май, июнь и июль/. - С. 95.)

(39) См.: Резолюции, принятые 1 мая 1917 г. в Общем Собрании Совещанием Фармацевтических Обществ и организаций// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 9, 10 и 11 (май, июнь и июль). - С.с. 95 - 96.

(40) См.: Съезд Фармацевтов Военного Ведомства, Красного Креста, Союза Земств и Городов в г. Минске// Фармацевтический Журнал. - 1917. - NN 9, 10 и 11 (май, июнь и июль). - С. 99.

(41) См.: От управления главного врачебного инспектора/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 84 (130) (20 июня /3 июля/). - С. 2.

(42) См.: 1-й всероссийский съезд для выработки плана борьбы с лекарственным голодом/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 103 (149) (13 /26/ июля). - С. 3.

(43) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л.л. 2, 10 - 11.; Краткий обзор работ «1-го всероссийского съезда в Г. Казани по выработке плана борьбы с лекарственным голодом» с 10-го по 15-е августа 1917 г.// Земская Неделя. - 1917. - N 36. - С. 12.

(44) Известно также, что в июле 1917 г. организационный комитет съезда обращался к ректору Казанской духовной академии, епископу Чистопольскому Анатолию (А.Г.Грисюку) с просьбой о предоставлении на время его работы помещений академии. (См.: Кузнецова Л.О. «Казань в 1917 году»/// Выступления сотрудников архива// Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ)/ Архивная служба Республики Татарстан [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: - http://www.archive.gov.tatarstan.ru/_go/anonymous/main/?path=/pages/ru/2nart/92vistupl/441Kuznesova)

(45) По сообщению «Камско-Волжской Речи», доклад «О секретных средствах» заключался «в разборе реклам и объявлений патентованных и секретных средств». (См.: 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 /13 августа/. - С. 3.)

(46) 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом// Хроника/ Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 175 (12 августа). - С. 3.

(47) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л.л. 2 об. - 3.; Краткий обзор работ «1-го всероссийского съезда в Г. Казани по выработке плана борьбы с лекарственным голодом» с 10-го по 15-е августа 1917 г.// Земская Неделя. - 1917. - N 36. - С.с. 12 - 13.

(48) НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л. 2 об.

(49) См.: 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 (13 августа). - С. 3.

(50) См.: Хроника// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 177 (17 августа). - С. 4.

(51) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л. 8.

(52) В оригинале - «при Центральном Врачебно-санитарном Управлении». - И.А.

(53) НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л. 9.

(54) Там же. Л. 4.

(55) См.: Там же. Л. 7 и об.

(56) См.: 1-й Всероссийский съезд по борьбе с лекарственным голодом. (Первый день)// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 176 (13 августа). - С. 3.

(57) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л. 5 об.

(58) Там же. Л. 3.

(59) По сообщению «Камско-Волжской Речи», в заседании 15 августа 1917 г. было собрано пожертвований на сумму 241 рубль «в пользу жертв взрыва порохового завода». (См.: Хроника// Камско-Волжская Речь. - 1917. - N 177 /17 августа/. - С. 4.)

(60) См.: НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2890. Л. 3 и об.

(61) См.: Там же. Л. 3 об.

(62) Кузнецова Л.О. Указ. соч.

(63) См.: Преобразование фармацевтического дела/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 154 (200) (16 /29/ сентября). - С. 4.

(64) См.: Реорганизация института экспериментальной медицины/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 153 (199) (14 /27/ сентября). - С. 3.

(65) НА РТ. Ф. 977. Оп. «Медицинский факультет». Д. 2889. Л. 63.

(66) См.: Реформа высшего фармацевтического образования/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 177 (223) (14 /27/ октября). - С. 3.

(67) Фармацевтическое образование женщин/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 181 (227) (19 октября /1 ноября/). - С. 4.

(68) См.: К заготовлению аптеками сложных препаратов/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 151 (197) (12 /25/ сентября). - С. 3.

(69) См.: Муниципализация аптечного дела/// Административные известия// Петроград/ Вестник Временного Правительства. - 1917. - N 175 (221) (12 /25/ октября). - С. 4.

(70) Гордягин А. О заготовке сфагна (торфяного мха) для нужд госпиталей. - Казань: Типо-литография Окружного Штаба, 1917. - С. (1).

(71) См.: Там же. - С. 10.

(72) См.: Лекарственная помощь// Большая Медицинская Энциклопедия/ Гл. ред. Н.А.Семашко. - Т. XV: Крупа - Лексер. - Москва: Акционерное общество «Советская Энциклопедия», 1930. - Стб. 632.

(73) Высоцкий Н. По поводу заболеваний раненых столбняком. (От Бактериологического Института при Казанском Университете)// Народная Жизнь. - 1918. - N 10 (4 сентября). - С. 2.

(74) Лекарственный голод// Хроника/ Знамя Революции. - 1918. - N 238 (15 декабря). - С. 2.

Иллюстрации:

1. «Старая Проломная аптека» (аптека семьи Бренингов) в г. Казани (фото начала XX в.).

2. Николай Фёдорович Высоцкий (1843 - 1922) (фото 2-й половины XIX в.).

3. Арбузов Александр Ерминингельдович (1877 - 1968) (фото начала XX в.).

4. Установка для получения фенол-салициловых препаратов на «Заводе братьев Крестовниковых» в г. Казани (фото 1915 г.).

5. Склянки с фенолом, салициловой кислотой, аспирином, изготовленными в 1914 - 1916 гг. (современное фото).

6. Гордягин Андрей Яковлевич (1865 - 1932) (фото конца XIX - начала XX в.).

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Игорь Алексеев
Пьянство и эпидемии
Из воспоминаний и наблюдений докторов медицины Н.Ф. Высоцкого, И.В. Годнева, В.П. Первушина и других…
14.09.2021
Пощёчина
Стихотворение
15.08.2021
Все статьи Игорь Алексеев
Новости Москвы
Все статьи темы
100 лет с начала Первой мировой войны
«Мы должны делать все возможное для благого преображения мира»
Делегация Русской Церкви приняла участие в церемонии поминовения русских военнопленных, погибших в Словении в годы Первой мировой войны
04.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
II. К 107-й годовщине начала Мировой войны*
02.08.2021
Россия и Германия: соратники, союзники – враги?!
I. К 107-й годовщине начала Мировой войны[1]
31.07.2021
Главком Николай II, или Цена победы
Об истинных потерях Русской Императорской Армии в Первую мировую войну. Часть 3
27.07.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Пересекающиеся параллели истории
Новый комментарий от VETERAN
08.02.2023 14:06
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Смыслов М. Д.
08.02.2023 14:00
Вакуум Бориса Корчевникова
Новый комментарий от Советский недобиток
08.02.2023 13:47
Рыцарственный Путин и брехливый Нафталий
Новый комментарий от Р.Б.Павел
08.02.2023 13:41
Русско-японская война в военном, информационном и духовном аспектах
Новый комментарий от Надежда Евгеньевна
08.02.2023 13:31
О мучителях Новомучеников
Новый комментарий от Русский Сталинист
08.02.2023 13:10
Безвременье не вправе судить историческое время
Новый комментарий от Игорь Бондарев
08.02.2023 13:05