Процентный пункт

23.06.2020 223

 

В конце прошлой недели случилось нечто, совершенно до того момента целую пятилетку не просто небывалое, но даже толком и не представимое: Центральный банк России впервые с 2015 года уменьшил ключевую ставку сразу на один процентный пункт — до 4,5% годовых. Как официально объявлено, к этому регулятора подтолкнули низкая инфляция в стране и — самое главное — необходимость создания стимулов для восстановления экономики после эпидемии коронавируса.

Что тут самое удивительное: сенсацией для рынков это, прямо скажем, довольно радикальное снижение ставки отнюдь не стало. Более того, известная своей довольно твёрдой монетарной позицией председатель ЦБ России Эльвира Набиуллина предупреждала об этом ещё в начале текущего месяца.

И вот такое по-своему удивительное развитие событий у обыкновенного обывателя, по идее, должно вызывать только один-единственный вопрос: у нас что, действительно всё так реально плохо?

Ну ведь не может быть такого, чтобы у нас — у нас! — всё было так, не менее удивительно, хорошо…

Что тут можно сказать?

Разумеется, не происходит ни то ни другое: ни «совсем плохо», ни «совсем хорошо». Происходящее вообще мало описывается привычной, «докризисной» логикой. Следовательно — давайте разбираться.

Во-первых, кризис, связанный с пандемией COVID-19, по российской экономике, само собой, врезал, и врезал весьма, мягко говоря, ощутимо. Это просто было бы совсем глупо отрицать.

Некоторые системообразующие отрасли, так и вообще — если и вовсе не вырубились, то просто пытались всё это время хотя бы поддерживать себя в более или менее жизнеспособном состоянии.

Как говорится, жив — и это уже само по себе очень даже и хорошо.

И тут можно даже не упоминать многострадальный туризм, довольно вспомнить про, скажем, куда более ощутимые в структуре экономики страны грузовые и тем более пассажирские перевозки.

Казалось бы — о чём тут ещё можно говорить?

Всё же достаточно очевидно…

…Очевидно, на самом деле, тут несколько другое.

Как выяснилось, для начала — экономика страны, конечно, пострадала, тут как бы никто и не спорил.

Но — а вот тут начинается следующее обязательное «во-вторых»: во-вторых, экономика страны пострадала значительно ниже даже достаточно консервативных прогнозов (просто в качестве примера: цены в мае увеличились примерно на 3% в годовом выражении, и это ниже целевого ориентира ЦБ РФ, составлявшего 4% всё в том же годовом выражении). Это раз.

А два выглядит ещё удивительнее: экономика России не только пострадала «ниже прогноза», но и восстанавливается уже непосредственно даже сейчас — при неснятых, напомним, до сих пор «коронакризисных» ограничениях — гораздо быстрее, нежели таковое восстановление прогнозировалось. Даже валютный курс вернулся в мартовский «докризисный» коридор, что уж и совсем, прямо скажем, неожиданно.

Особенно если учитывать продолжающуюся ситуацию неопределённости на нефтяных рынках, от которых этот самый курс до недавнего времени так жёстко зависел: да, ситуация там вроде бы начала выправляться. Но ведь не «выправилась», а пока ещё только «начала».

Просто сухая констатация: даже экономические данные, опубликованные с предыдущего заседания Банка России (состоялось 24 апреля сего года), оказались более благоприятными, чем прогнозировал сам же ЦБ. Причём сразу по нескольким ключевым позициям: и по уверенному восстановлению деловой активности в стране, и по куда более быстрому «замедлению инфляции» в том числе.

И в подобного рода ситуации радикальное снижение ключевой ставки ЦБ — решение абсолютно, специально подчеркнём, даже для, что называется, «твёрдых монетаристов» вполне себе даже и реалистичное. Более того, где-то и вынужденное: только не какой-либо политической волей «свыше», где бы это «выше» — да хоть в МВФ! — ни находилось. А холодной логикой событий, логикой развития ситуации.

Процитируем официальный комментарий самого российского регулятора:

«Риски для финансовой стабильности, связанные с ситуацией на глобальных финансовых рынках, уменьшились. Инфляционные ожидания населения и бизнеса снизились. В этих условиях существует риск значимого отклонения инфляции вниз от цели в 4% в 2021 году. Принятое решение по ключевой ставке направлено на ограничение этого риска и удержание инфляции вблизи 4%».

Голая, в общем, прагматика.

Более того, даже в разъяснении принятия решений — сплошной, можно сказать махровый, «монетаризм». Не в этом суть.

Суть, простите, всё в той же «глобальной нестабильности», в том числе и на международных финансовых рынках, причём в нестабильности системной — и последствия принимаемых на мировых рынках решений на сегодняшний момент времени совершенно не прогнозируются, это голый медицинский факт.

Кто, к примеру, может в настоящее время спрогнозировать, как мировые фондовые и валютные рынки отреагируют на заход в американскую экономику ничем не обеспеченных триллионов «кризисных» долларов, фактически одномоментно? И кстати, как сам-то доллар эту вполне ощутимую даже в масштабах американской экономики одномоментную эмиссионную клизму переживёт? Особенно в условиях разгорающейся в преддверии американских выборов политической и расовой — кстати — борьбы.

И вот обсуждать в подобного рода ситуации прогнозируемое в связи со снижением учетной ставки ослабление рубля (всё просто: из-за этого снизится доходность по ОФЗ, как прогнозируется, на 10—15 базисных пунктов, соответственно, и доллар должен подорожать примерно на рубль-полтора) довольно, в общем, забавно: а имеет ли смысл укрепляться рублю по отношению к этому самому доллару и имеет ли смысл вообще эти доллары без жёсткой на то практической необходимости покупать?

А вот экономике нашей страны, Российской Федерации, «дешёвые деньги» именно сейчас, на выходе из кризиса, очень даже нужны: и не только потому, что для нормального обывателя наверняка подешевеет ипотека. Хотя и это, в общем-то, важно (эксперты осторожно прогнозируют 5,5—6% годовых). А в том числе и потому, что это — прямо по классике — стимулирует ориентированные на экспорт отрасли.

А это и во многом определяющие для нашего бюджета нефть с газом и углём. И аграрии, которым сейчас люто нужна поддержка в том числе, вы удивитесь — и для завоевания новых рынков: кризис — это ещё и новые возможности. Истина в общем-то старая и даже слегка расхожая.

И оборонно-промышленный комплекс, который, несмотря на все кризисы, стабильно работает и должен не менее стабильно продаваться. Да и многое другое: к тому, что наша продукция постепенно становится вполне конкурентоспособной на многих мировых рынках, как и ко всему хорошему, мы что-то быстро, несмотря на всевозможные «санкции», и как-то даже избыточно стали привыкать.

В общем — спешим успокоить упёртых монетаристов с их вечным знаменем «таргетирования инфляции», привыкших видеть в ЦБ РФ своеобразный «оплот лояльной финансовой школы». И просим поумерить радость их не менее громогласных противников: Центральный банк отнюдь не «сменил ориентацию», он действует ровно в той же парадигме, что и раньше.

Только условия несколько поменялись.

Причём даже куда радикальнее, чем снизившаяся учётная ставка ЦБ.

А вот что стоит отдельно и со всем возможным уважением отметить — так это тот факт, что едва ли не впервые российский регулятор не стал реагировать на события реактивно. А — пусть и крайне консервативно и, может быть, даже излишне осторожно — но, что называется, «попытался сыграть на опережение».

Заранее устами Эльвиры Набиуллиной об этом, правда, всех участников рынков предупредив.

И вот это действительно во многом опыт шага в доселе в нашей финансовой политике, привыкшей в лучшем случае «реагировать на тренды», реально неведомое. Причём опыт, судя по всему, вполне вынужденный: по-другому в современной, стремительно меняющейся ситуации, скорее всего, теперь будет просто нельзя.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Дмитрий Лекух:
Все статьи автора
Последние комментарии
Размышления по поводу «Размышлений»
Новый комментарий от электрик
2020-07-31 16:54
О необходимости всенародного покаяния
Новый комментарий от электрик
2020-07-31 15:49
Доктор Боровских, Собчак и схимонах Сергий (Романов)
Новый комментарий от дед
2020-07-31 15:32
Цифровая магия
Новый комментарий от
2020-07-31 15:01