На улицах Дамаска

Серия очерков о жизни православных христиан в Сирии. Глава 20

Источник: Прихожанин

Дамасский калейдоскоп

1 часть

2 часть

3 часть

4 часть

5 часть

6 часть

7 часть

8 часть

9 часть

10 часть

11 часть 

12 часть

13 часть 

14 часть

15 часть

16 часть

17 часть

18 глава

19 глава

«Главное, не потеряться, только бы не потеряться…» – повторял мой верный провожатый, уже знакомый читателю доктор Мамдух, остро чувствуя свою ответственность за меня. В тот день в городе, и правда, было слишком многолюдно. Испуганные рыночной суетой, еще вчера оживленно щебетавшие канарейки, повесив клювы, сидели в своих клеточках и тихо созерцали. Прямая улица предстала передо мной совсем в ином облике – в будничном.

Возле знаменитой мечети Омейядов профессор указал на ворота. Не без иронии он сообщил, что через них, по местному преданию, должен пройти Христос во время Второго Пришествия. Я долго вглядывалась в то, что профессор называл «воротами», и никак не могла понять, про что он говорит: передо мной возвышалась глухая стена с встроенной в нее небольшой электростанцией. Как выяснилось, именно здесь когда-то и находился юго-восточный вход в мечеть, ведший к минарету пророка Исы бен Мариам (в исламской традиции Иисус Христос считается пророком). Почему-то городские власти не нашли для электростанции лучшего места. Впрочем, ирония профессора стала прозрачной… 

Здесь же к нам подошел чумазый мальчонка – видимо, бездомный. Протягивая профессору набор шариковых ручек «Bic», он мастерски принялся рекламировать свой товар, рассказывая, что это «лучшие ручки во всем Дамаске». Сентиментальный Мамдух терпеливо и с любовью выслушал мальчика, погладил его по нечесаной голове и протянул бумажную купюру, которую нашел в кармане своих стареньких брюк. Мальчик был очень рад и торжественно вручил профессору только что приобретенные им ручки.

– Спасибо, мой дорогой, – поблагодарил тот, – но оставь их у себя – может быть, их еще кто-то купит. 

На глазах детская радость мальчика сменилась далеко не детской гримасой негодования. Крепко выругавшись, он яростно скомкал только что полученную купюру и, кинув ее под ноги доктора, как вихрь унесся в ближайшую подворотню.

– Какой прекрасный парень! – с восторгом воскликнул нисколько не удивленный поведением мальчика Мамдух. – Теперь Вы понимаете, Мария, что такое подлинная Сирия?!

– Если честно, то не очень. Что произошло?

– Мальчуган сказал, что он не попрошайка и что честно зарабатывает себе на хлеб. Видите, какой мы честный и гордый народ. Прекрасная притча! Обязательно напишите об этом происшествии в своей книге, – попросил доктор, и я обещала исполнить его просьбу.

Находясь под впечатлением от поступка юного сирийца, доктор еще долго размышлял о коррупции, которая безжалостно душит экономику страны. Он уповал исключительно на то, что Господь не отступит от Сирии именно благодаря таким чистым душам, как у этого маленького торговца.

…А потом мы ели арабское мороженое. Какая роскошь! Знаменитое на весь Ближний Восток кафе-мороженое с названием «Бакдаши» располагалось в самом центре города на рынке Хамидие. Над входом в заведение красовалась табличка: «Год основания – 1885». Густое и эластичное лакомство здесь до сих пор изготавливали по старинному рецепту из порошка высушенных клубней орхидеи и смол мастикового дерева. На глазах у посетителей мороженщики непрестанно вымешивали его специальными пестами, синхронно отбивая ритм. На вкус оно оказалось бесподобным – ничего общего с жалким московским мороженым из порошкового молока. Вот только есть его было совершенно невозможно: из-за угла на нас пристально смотрели голодные детские глаза – бродяжки мал мала меньше. Нет, не попрошайничали – просто смотрели. Хоть доктор потом и ругался, но я отдала свою порцию одному, самому маленькому, из них.   

Но вот в дамасском калейдоскопе смещаются цветные стекляшки, и мы уже находимся в мастерской старого башмачника. Дело в том, что за последние пару месяцев из-за болезни и плохого питания профессор сильно похудел, а поэтому стало необходимо сделать новую дырку в его ремне, иначе не долог час, когда мог произойти конфуз.

Профессор и башмачник были давнишние приятели. Лишь завидев нас на пороге, энергичный старик расплылся в широкой усатой улыбке и распростер свои грязные от трудов руки для объятий. Оба защебетали приветствиями на ласковом арабском. Заохали и зачмокали! Я почти сразу удалилась в темный угол, чтобы не мешать встрече. По истечении доброго часа, когда на каких-то невероятных станках эпохи неолита двое приятелей самым основательным образом «ваяли» дырку в ремне профессора, у меня заболела спина, и я жалобно вздохнула. Тут про меня и вспомнили. Извиняясь, старики, как могли, ускорили осуществление ответственного «прокола». После чего еще около получаса решали вопрос оплаты и чуть не разругались самым жестоким образом. Сначала профессор явно переплачивал за оказанную услугу, а потом никак не соглашался принять сдачу от башмачника, которую тот настойчиво впихивал ему то в карман, то за шиворот. Противостояние было настолько принципиальным, будто дело касалось каких-то существенных денег, наследства или годовых банковских выплат. В итоге доктор сдался. Но сделал это лишь потому, что увидел мое изможденное нескончаемым ожиданием лицо. Прощаясь, приятели снова лобызались. И вот мы наконец ушли.  

По сути, ничего особенного не произошло, но старый башмачник не выходил у меня из головы. Да, я могла с уверенностью сказать, что он был абсолютно счастливым человеком. И это при том, что в действительности жизнь старика оказалась крайне драматичной. Война забрала у него двух сыновей, лишила крова, он был болен и жил на жалкие гроши в своей мастерской. Еще в начале войны, разбирая завалы соседского дома, в который попал снаряд, под кроватью он нашел Валентину, полуторагодовалую дочку его племянника. После роковой бомбардировки девочка осталась сиротой. С тех самых пор малышка жила вместе с башмачником, который считал ее Божиим благословением и не чаял в ней души. Поэтому-то профессор и хотел отблагодарить старика за «дырку», чтобы тот смог хотя бы конфет купить Валентине, но не вышло.

После происшествия в мастерской я, признаться, серьезно задумалась о том, что такое «счастье» и от чего оно зависит. Вот живет одинокий старик в самой настоящей «дыре». Кругом безнадега, разруха, погибают близкие. А на его лице нет ни тени уныния: он не ропщет, преисполнен деятельной энергией и полон любви к ближним. В повороте его головы – величие персидского шейха. В его гостеприимстве – щедрость нации. В его работе – апломб инженера. В его принципиальности – замашки аристократа. Он на своем месте, и, да, он счастлив. Не знаю, возможно, причиной служило то, что был он из простых – обычный ремесленник – и не имел привычки рефлексировать. Или же всё определяла вера? Подлинная, животворящая, духоносная. Вера, от которой делается светло человеку и всем людям, окружающим его. Ведь по воскресеньям на протяжении полувека (шутка ли!) старый башмачник пел в церковном хоре. Вот и думайте…

Приближался полдень. Солнце палило в самом зените, и стало очень жарко. По пути мы встретили очередного знакомого, который, видя наши изнуренные непогодой лица, любезно предложил воспользоваться его автомобилем. В салоне работал кондиционер, играла приятная арабская музыка. По узким улицам старого города мы медленно пробирались к Патриархии. Теперь, удобно устроившись в кресле автомобиля, я могла продолжить свои наблюдения. За окном проплывала суетная жизнь осажденного и измученного долгой войной старинного города.

Яркие витрины завлекают покупателей. Как и положено на Востоке, а-ля «бутики» сверкают одеждой с блестками – в основном, это ширпотреб из Китая. Здесь же клиентов приглашают всевозможные кафе, мини-пекарни, кальянные, фалафельные. Лавки с сувенирами спросом не пользуются – оно и понятно. А вот свадебных салонов, на удивление, много, и они востребованы: в войну жениться стали чаще – люди спешат жить... На улицах Дамаска всё вперемешку и всё с избытком. Вот чинят газовые плиты, рядом продают фрукты, дальше мигают неоновой подсветкой витрины с айфонами, потом со специями, еще что-то… А вот и книжная лавка, на витрине которой невозможно не разглядеть большую подарочную книгу с перечеркнутой звездой Давида на обложке.

После книжного – какая-то столярная мастерская. Дальше обжаривают и мелют кофе, рядом продают велосипеды, следом эротическое белье… Мы едем по дороге, но точно плывем по людской реке. Перед машиной, озираясь по сторонам, не спеша идут обвешанные пакетами с покупками довольные горожане. Оказывается, у людей в Дамаске есть деньги. Впрочем, много и просто праздно шатающихся зевак. Рынок очень оживленный. На домах развеваются национальные флаги, на стенах приклеены плакаты то с портретами погибших солдат, то с улыбающимся Башаром Асадом.

На дверях встречаются аккуратно повязанные белые ленты: профессор объясняет, что это в знак траура. На столбах и заборах то там, то тут висят типичные, в черной раме, объявления о предстоящих поминках. А люди, веселые, беззаботные, идут, бегут, пьют кофе, эмоционально беседуют, курят кальян. На улицах много военных в форме, причем форма у всех разная, стандарта нет, и одеты кто во что горазд. У витрин стайками вьются девушки, яркие и броские, но на вкус – зачем-то почти все они тут очень сильно накрашены. Мне это непонятно, поскольку арабки сами по себе красивые и «боевой раскрас» на их благородных лицах кажется излишним.

А кроме того, все девушки тут в брюках, многие курят и, подражая европейкам, ведут себя нарочито развязно… все, за исключением ортодоксальных мусульманок, которые, напротив, иной раз так усердны в исполнении предписанных исламом канонов, что в сорокаградусную жару, кроме черного глухого плаща, традиционного никаба (особый вид хиджаба, когда оставляются одни глаза), надевают еще и перчатки. Словом, контрасты как в Нью-Йорке.

Но жители Дамаска не только люди. Это и худые рыжие кошки с огромными и раскосыми, как у рыси, глазами, голуби, совсем не такие, как у нас: небольшие, изящные, с длинной шеей, но чудовищно грязные. Да и вообще на улицах грязно и нечем дышать. 

Мы вынужденно останавливаемся. Перед машиной перебегают дорогу прохожие. Сильным порывом ветра вместе с поднявшимся столбом пыли взметаются длинные смоляные волосы красавицы в джинсах и опускаются на плечи идущей вслед за ней укутанной по самые глаза мусульманке.

Мужчина в национальных штанах «ширваль» ведет за руку абсолютно европейского вида мальчишку, а колоритный старик, идя в противоток, несет у себя на голове кипу арабского свежего лаваша и закрывает рукой глаза от песчаного колючего вихря. Так и хочется сказать: «Остановись, мгновенье!» Какая-то фантасмагория, и я точно выпадаю из реальности… мне кажется, что за окном кино. Вдруг остро захотелось домой, в Россию!   

Но тут взгляд мой падает на обыкновенное дамасское чудо. Прямо на проезжей части, подняв горкой асфальт и прорвав его, явно не первый год героически растет уже достигшая почти метрового размера пальма. Она, конечно, весьма облезла и местами побита. Но это пальма, и она растет! Каким ветром ее сюда надуло? И как при таком невероятном городском ритме она здесь выживает? Милое Божие творение поразило и тронуло меня до глубины души. Вот так характер!

С пригородов Дамаска то и дело доносятся выстрелы и глухие хлопки. По радио сирийский Левитан объяснил, что это «наши» осуществляют очередную попытку освободить Джобар. «Очередную, – бурчит профессор. – Когда это всё только закончится, шайтан их раздери…» Вдали на горизонте из-за жаркого смога еле различимы очертания горы Касьюн, напоминающей летучий голландец. Пейзаж, конечно, красивый, но до жути тревожный. Машина трогается с места, и я провожаю глазами героическую пальму: «…Нет, и как же она тут всё-таки выросла? Чудеса!»

Источник: Прихожанин

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Мономенова:
Убить Бога – 2
Вместо «гена Бога» американцы нашли «ген прелести»
27.05.2020
Убить Бога
Американские ученые предложили Пентагону вакцину, способную убить в человеке «ген Бога»
19.05.2020
Греция открывает храмы!
Ожидаем подобного решения и в России
13.05.2020
«Цифровые татуировки» уже готовы к отправке
Но брат Нафанаил (Капнер) объявил войну Биллу Гейтсу
06.05.2020
Американские эксперты нашли способ победить Covid-19
Поскольку тотальная вакцинация произойдёт нескоро, нужна всеобщая чипизация
02.05.2020
Все статьи автора
"Война в Сирии и Ираке"
«Цель США - выдавить Россию с Ближнего Востока»
Британские СМИ пишут о пропагандистской кампании Великобритании в Сирии, направленной на поддержку так называемой «умеренной вооруженной оппозиции»
16.05.2020
«Будущее арабских стран — в руках самих арабских свободолюбивых народов»
Российскому комитету солидарности с народами Ливии и Сирии исполнилось 9 лет
14.05.2020
Крепче дамасской стали
О последней поездке президента Фонда Апостола Павла Валентины Ланцевой в сражающуюся Сирию
08.05.2020
Победа будет за нами!
Супруга президента Сирии Асма Асад направила благодарственное письмо Валентине Ланцевой
01.05.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Влияние чипирования на духовную жизнь человека
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-05-27 22:28
Убить Бога – 2
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
2020-05-27 22:15
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-05-27 21:33
Какой календарь правильный: юлианский или григорианский?
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-27 19:17
Безмолвие, затвор и молитва вместо публичных проповедей
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-27 18:40
Цусимский бой в историческом интерьере
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-27 18:34