За советы без коммунистов

Тамбовское восстание в свете народно-демократических традиций

04.09.2020 388

В этом году исполняется 100 лет одной из наиболее ярких, наряду с казачьим Вешенским восстанием, страниц народной борьбы с большевизмом - Тамбовскому крестьянскому восстанию. Термин «крестьянское восстание» большевистская пропаганда всегда использовала в контексте борьбы с «проклятым царизмом» и априори не предполагала, что он может быть использован в контексте борьбы с самими большевиками.

Восстание стало реакцией на продразверстку, но самое интересное в том, что большевистская продразверстка представляла из себя не что иное, как продолжение практики продовольственных реквизиций со стороны царской власти и Временного правительства во время Первой мировой войны. Тогда эта практика крайне агрессивно критиковалась большевиками, что в не малой степени способствовало поддержке их крестьянами в грядущей Гражданской войне.

Во время же самой Гражданской войны продразверстка хоть и вызывала ропот со стороны крестьян, но имела в их глазах оправдание в виде тягот военного времени, однако, продолжение продразверстки в неурожайном 1920 году вызвало по всей стране настоящее негодование сельских жителей, наиболее ярко выразившееся в традиционных аграрных регионах Юга России: на Украине, на Дону, на Северном Кавказе и в Черноземье. Таким образом большевики сделали ровно то же самое, за что критиковали предыдущие власти, и что вполне закономерно вызвало недовольство самими большевиками тех, кого они привлекли на свою сторону этой критикой.

Если Дон и Северный Кавказ в основном были противниками большевиков в Гражданской войне, то восстания против продразверстки там воспринимались как продолжение этой войны, а стянутые туда во время самой войны силы большевиков, как военные, так и карательные, способствовали их быстрому подавлению или хотя бы локализации, как в случае с восстанием Фомина на Дону. Куда более интересно ситуация сложилась в считавшихся лояльными большевикам регионах: Украине и Черноземье. Большевики оказались не готовы к серьезному сопротивлению там, что способствовало на начальном этапе успеху восстаний.

На Украине восстание сконцентрировалось вокруг анархиста Махно, бывшего союзника большевиков в Гражданской войне. Он сколотил повстанческую армию, с которой совершал непрерывный рейд по Украине и даже пытался прорваться на Тамбовщину для соединения с тамошними повстанцами, но не смог преодолеть силы большевиков, сконцентрированные вокруг Воронежа – стратегического узла на критически важном южном направлении. Идеологическая ангажированность Махно, с одной стороны, способствовала дисциплине в повстанческой армии, но, с другой, резко сужала социальную базу поддержки, сведя её только к бедным крестьянам и небольшому количеству середняков. Не сумев зажечь всенародную борьбу, его армия постепенно рассеялась, а сам он эмигрировал из страны.

Столица Черноземья Воронеж, как уже отмечалось выше, плотно опекалась большевиками, точно также, как и сам Дон, поскольку была для них главной тыловой базой во время войны с Доном, поэтому центром восстания в Черноземье стал относительно периферийный Тамбов. Повстанцы сумели преодолеть идеологические разногласия, что выразилось в «двоелидерстве» восстания революционера со стажем эсэра Антонова и бывшего царского офицера Токмакова. Такой «консенсус» привёл к широкой поддержке восстания разными социальными слоями, в результате чего большевики не смогли подавить его местными силами и им понадобилось привлекать силы извне.

Социальное разнообразие восставших отражалось и в разнообразии выдвигаемых ими лозунгов: среди повстанцев – бывших красноармейцев – был популярен лозунг, впервые выдвинутый за год до этого казаками – участниками Вешенского восстания: «За Советы без большевиков», а официально объявленной политической платформой восстания стало требование созыва Учредительного собрания. Оба лозунга одинаково были направлены против диктатуры большевиков и представляли собой две стороны одного, по сути, народно-демократического движения, хотя некоторые исследователи усматривают в последнем «верность идеалам Февральской революции».

На самом деле в сложившейся после отречения Государя-Мученика политической ситуации только Учредительное собрание обладало хотя бы минимальной легитимностью, так как великий князь Михаил, в чью пользу отрёкся (или якобы отрёкся, но большинство народа об этом не могло знать) Государь, сам передал свою власть Учредительному собранию. Это требование вполне уместно сравнить с требованием проведения Земского собора Народным ополчением в 1613 году, к тому же широкий социальный консенсус в поддержку восстания также имеет вполне определённую аналогию с тем народным ополчением.

Помимо общероссийских народно-демократических традиций здесь важно отметить и собственные народно-демократические традиции Черноземья. Изначально этот край вошёл в русскую историю как южное пограничье Рязанского княжества. Разрозненные русские княжества не были в состоянии держать на своих степных границах регулярные силы, поэтому охраной этих границ занимались иррегулярные формирования в виде военно-земледельческих поселений – предтечи будущей казачьей службы. Этнически эти поселения состояли из аборигенов Черноземья северян-севрюков и перешедших на службу Рязанскому княжеству соседей степняков. Основой социального устройства в них была военная демократия.

Военная демократия на самом деле сильно отличалась от корпоративной демократии городов Владимиро-Суздальского княжества (будущей Средней полосы), которая формировалась вокруг сильной княжеской власти. Не имея возможности регулярно координировать свои действия с центром, эти «военные земледельцы», вынужденные всегда оперативно реагировать на приграничную обстановку, создали эффективную и гибкую систему самоуправления. По образу жизни они мало чем отличались от своих соседей степняков и более отдалённых горцев Кавказа, разве что не устраивали по своему почину набеги на соседей, правда практика ответных набегов на степняков без согласования с центром имела место.

Корпоративная же демократия решала только вопросы мирной жизни, а военно-мобилизационные, бывшие прерогативой центральной власти, лишь в исключительных случаях, как, например, Куликовская битва или Народное ополчение 1613 года. Причём, это базовое различие в социальной организации между Черноземьем и Средней полосой сохранилось и в условиях монгольского ига, и после него.

Именно в Черноземье появились впервые служилые казаки на русской службе, сыгравшие одну из ключевых ролей в событиях Смуты начала XVII века. И именно на вольное, хлебное и относительно безопасное Черноземье, а не на беспокойный Дон стремились переселяться крестьяне Средней полосы, и вопреки расхожему мнению, они не становились казаками, а оставались крестьянами, пополняя собой сообщество вольных хлебопашцев, снабжавших хлебом молодое развивающиеся государство и давая возможность самим казакам больше времени уделять военной службе, а не земледелию.

После преодоления Смуты в XVII веке Российское государство начало активную экспансию в южном направлении, переселяя с целью освоения Черноземного края из Средней полосы в первую очередь помещиков, бывших при этом военными или административными специалистами, вместе с их крепостными крестьянами, а также стрельцов, солдат и ремесленников, благодаря чему увеличивалось население уже существовавших городов, а также появлялись новые, как, например тот самый Тамбов.

Поскольку заселение городов Черноземья выходцами из Средней полосы шло в принудительном порядке, то вместе с ними не пришли традиции корпоративной демократии, формировавшиеся в самой Московии не один век, а в основу городского самоуправления легла традиция военной демократии, что составило характерную отличительную черту городской культуры Черноземья, и благодаря чему оказался возможен такой широкий консенсус, когда горожане поддержали крестьян в их борьбе с большевиками.

Новоприбывшая московская администрация сразу же начала политику жёсткой централизации, пытаясь обуздать местную вольницу, что привело к серьёзному конфликту и целой серии восстаний. Для увеличения лояльности служилых казаков, и так привилегированных жителей Черноземья, их активно инкорпорировали в новые социальные структуры, а представителей казачьей старшины жаловали дворянством (точь-в-точь как на соседней Украине). Нижние слои служилых казаков получили статус государственных крестьян (их потомки приняли в борьбе с большевиками самое активное участие), а сама роль служилых казаков перешла к вольным до той поры Донским казакам. От достаточно большого некогда казачьего сообщества Черноземья осталась лишь небольшая группа казаков-однодворцев, и тех в конце концов переселили на Кавказ.

К моменту отмены крепостного права в Черноземных губерниях крепостных было меньше половины от всей численности крестьян, а после отмены все признаки разделения коренных и прибывших из Московии жителей края исчезли, а сам край начал активно развиваться как благодатная всероссийская житница. Благодаря некогда враждебно принятой его жителями централизации появился огромный рынок сбыта его продукции, что вызвало стремительный рост благосостояния тех самых жителей.

Но к хорошему привыкают быстро и экономические трудности Первой мировой войны опять возродили в жителях края подзабытый уже дух Вольницы, чем ловко воспользовалась революционная пропаганда. Поддерживая революцию, крестьяне Черноземья были уверены, что она всего-навсего лишь снимет казавшееся им избыточным административное давление и даст возможность свободно растить и продавать свой хлеб, но в результате оказались жестоко разочарованы, увидев со стороны своих «освободителей» такое административное давление, которое даже и не снилось самым реакционным «царским сатрапам».

Военно-демократические традиции помогли очень эффективно организовать сопротивление, для слома которого большевикам понадобились силы, почти в два раза превосходившие силы повстанцев. Интересен образ «тамбовского волка», введённого в оборот большевистской пропагандой с целью дискредитации восстания. Волк издревле был тотемом индоевропейской касты воинов, что сохранилось в особом почитании этого животного горцами Кавказа и степняками, в том числе казаками. Будучи православными христианами, повстанцы не увлекались никаким тотемизмом, но пропаганда невольно прибегла к архетипическому образу.

Другим архетипом можно считать конфликт центральной Московской власти и вольнолюбивых жителей Черноземья, когда большевики оказались по сути на месте той самой ненавистной царской власти, ведь восставшие требовали от них соблюдения своих прав также, как когда-то их предки требовали от московских бояр. В конечном счёте восстание добилось своей цели, т. к. продразверстка была отменена, но боясь легитимного широкого народно-демократического движения, большевики обрушили страшные репрессии в первую очередь на поддержавших восстание горожан, в то время как сами крестьяне были большей частью амнистированы.

Однако, амнистия оказалась достаточно условной и во времена коллективизации и даже большого террора участникам восстания всё было припомнено, и оказались они в лучшем случае в ГУЛАГе. В результате репрессивной политики все внешние различия между казаками, жителями Черноземья и Средней полосы оказались стёрты, все смешались в единой массе советского народа. Но традиции народной демократии не умерли даже в таких условиях: сложился по сути всенародный консенсус по отношению к власти, когда не имея возможности перечить власти в открытую, люди негласно поддерживали друг друга в противостоянии властному давлению.

Причём, следует заметить, что негласное народное противостояние власти отнюдь не означало противостояния государству, что очень ярко показала Великая Отечественная война, по отношению к которой этот самый «народный консенсус» принял однозначно патриотическую позицию. Вчерашние раскулаченные и узники ГУЛАГа мужественно сражались отнюдь не из-за большевистской пропаганды, а скорее наоборот сама пропаганда была вынуждена подстраиваться под народ, вспоминая его великих предков.

После войны политика репрессий продолжилась, но вместе с этим достаточно чётко обозначился народно-демократический вектор дальнейшего развития страны в виде развития кооперации, в том числе и сельской, когда колхозы стали на самом деле КОЛЛЕКТИВНЫМИ хозяйствами, а также в виде возвращения в хозяйственную жизнь рыночных отношений – основы традиционной русской корпоративной демократии. Сопротивление партийных бонз этому курсу привело в конце концов к его отмене, но при этом им пришлось отменить и репрессивную политику.

Послевоенные десятилетия отметились постепенной деградацией созданной на волне военной мобилизации государственной системы. Эта деградация была живописно отмечена народом в жанре анекдота – своеобразного всенародного «творческого консенсуса». Тем не менее официальный социализм де-факто все больше заменялся народной демократией, что в общем-то зафиксировала Перестройка, начатая именно под народно-демократическими лозунгами с легализации в виде кооперативов давно исподволь сложившихся рыночных отношений.

Партийные бонзы, чтобы сохранить свою власть, открыто превратились в финансово-промышленную олигархию, обвинив при этом в преступлениях своих предшественников тот самый народ, который и был жертвой этих преступлений. Народ, некогда ценой неимоверных жертв и тяжёлого труда превративший социалистическую химеру в реальную народную демократию, оказался снова втиснут в прокрустово ложе уже либеральной химеры.

Но век либеральной химеры оказался даже короче чем социалистической, и страна снова стоит на распутье выбора дальнейшего пути. Официальная пропаганда накачивает градус истерики в обществе, загоняя общественное сознание в вилку двух одинаково бесперспективных химер, и, хочется надеется, что мы сможем вспомнить наши родные народно-демократические традиции, которые помогли нашему народу пережить все перипетии от монгольского до либерального ига.

Строев Артур Вячеславович, публицист, Москва

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Артур Строев
За советы без коммунистов
Тамбовское восстание в свете народно-демократических традиций
04.09.2020
Миф о русском крестьянстве
После прочтения статьи В.Е.Семенова «Образ Иоанна Грозного как источник душевной смуты»
08.11.2019
Как православным относиться к советскому наследию
Необходимо уже фактически состоявшийся компромисс «оформить» идеологически
09.04.2019
Великая Отечественная война как война деревни против города
Отклик Артура Строева на антидеревенскую статью журналиста Григория Игнатова
18.12.2017
Все статьи Артур Строев
Последние комментарии
Донбасс. Мирная жизнь на острие войны
Новый комментарий от monarhist
11.01.2021 11:54
Результатам выборов не верит Трамп или американский народ?
Новый комментарий от Андрей Козлов
11.01.2021 11:28
Отче, зачем подыгрывать тем, кто презирает Церковь?
Новый комментарий от Русский Иван
11.01.2021 11:26
Гудбай, Америка?
Новый комментарий от Vladimir
11.01.2021 11:15
Патриарх Кирилл: «Фанар совершил преступление»
Новый комментарий от Vladimir
11.01.2021 11:05