Открывая Довлатова

Александр Тимофеев о том, как в России отметили 25-летнюю годовщину со дня смерти русского писателя

В 2015 году отмечалась 25-летняя годовщина со дня смерти русского писателя Сергея Довлатова. Памятные мероприятия не обошлись без курьеза. Министр культуры Владимир Мединский в своем выступлении на фестивале «Довлатовфест» в Псковской области назвал советского прозаика «выдающимся литературным явлением второй половины XIX века». Либералы, естественно, не смогли остаться равнодушными к оплошности министра, напомнив ему все его былые «заслуги», в том числе вновь указав на некий плагиат в его докторской диссертации. 
 
Юбилейный год ознаменовался выходом фильма режиссера Станислава Говорухина «Конец прекрасной эпохи», который является экранизацией произведения Сергея Довлатова «Компромисс».
 
«У Довлатова есть статья с таким названием, у Бродского есть стихотворение "Конец прекрасной эпохи", и для меня эта эпоха, которую мы сегодня называем оттепелью, тоже прекрасна и я, честно говоря, по ней скучаю. Именно по тем годам, когда вдруг в России случилось это невероятное — я говорю только об искусстве, — невероятный всплеск всех искусств. Потрясающая литература, великолепная плеяда поэтов, новые театры, великое советское кино… Вот это удивительное явление больше не повторится… И мне хотелось очень об этом времени рассказать, деталями, может, намекнуть, напомнить», — заявил Говорухин, рассказывая о своей работе.
 
Режиссер, пишет РИА Новости, рассказал, что фильм для него отчасти автобиографичен. «Наверное, мое заявление покажется странным, но этот фильм очень автобиографичен, — признался он. — Дело в том, что биография Довлатова, когда он еще не был Довлатовым, и моя биография, когда я еще не был Говорухиным, очень похожи были». Говорухин рассказал, что также работал в газете. «Приходилось, безусловно, врать. Потом я работал редактором на студии телевидения, откуда меня пару раз пытались изгнать. И мне пришлось поступить во ВГИК. Но и будучи во ВГИКе я продолжал работать в газете, в "Советской культуре"», — сказал режиссер. При этом он подчеркнул, что зрители не должны воспринимать фильм как рассказ о Довлатове. «Мне хотелось всячески подчеркнуть, что это фильм не о Довлатове, это фильм по мотивам, о журналисте, судьба которого отчасти схожа с судьбой Довлатова», — сказал Говорухин.
 
«Картина снята как по мотивам рассказов Довлатова, - продолжает он, - так и на основе моей биографии. Все ситуации, которые происходили с героем, Андреем Лентуловым (в котором легко угадывается сам Довлатов), один в один происходили и со мной. Действие фильма мы перенесли в 1969 год».
 
То, что фильм снят черно-белым, не случайно, заявил режиссер. «Во-первых, это красиво. Кроме того, цветное кино с годами выцветает, а черно-белое - как вчера сделано. Посмотрите, например, "Я шагаю по Москве" - свеженькое, вчера снятое кино», - порекомендовал он.
 
В интервью «Вечерней Москве» Говорухин признался, что в свое время у него была возможность познакомиться с Довлатовым: «Когда меня пытались с ним познакомить в 1990 году, я не читал ни строчки его. И ушел от знакомства. Сейчас об этом жалею. Довлатов — классик, это факт».
 
1 
 
Фильм Говорухина - вполне адекватная экранизация довлатовского «Компромисса». Однако картина имеет и серьезные недостатки. По непонятной для меня причине режиссер не всегда точно воспроизводит диалоги персонажей Довлатова. А между тем, именно диалоги считаются литературоведами едва ли не главным достоинством произведений этого писателя. Довлатов придавал диалогу то значение, которое обычно отводится описаниям. Своих героев он характеризует преимущественно посредством диалога. В картине Говорухина довольно обстоятельно показан эпизод, в ходе которого главный герой делает репортаж о рождении 400-тысячного жителя Таллинна. Разговор журналиста с отцом этого ребенка передан почти без купюр. И все же режиссер проигнорировал ряд высказываний собеседников. В частности, в фильме нет следующих слов молодого отца о том, как он познакомился с супругой: «А как у нас все было — это чистый театр. Я на судомехе работал, жил один. Ну, познакомился с бабой, тоже одинокая. Чтобы уродливая, не скажу — задумчивая. Стала она заходить, типа выстирать, погладить… Сошлись мы на Пасху… Вру, на Покрова…»
 
Примечательно, что эту фразу он произнес, будучи сильно пьян. Такое мог сказать только тот, кто укоренен в Православии. К сожалению, Довлатов не стал выяснять, как получилось, что этот пьющий советский рабочий в самый разгар «развитого социализма» соотносит важные события в своей жизни с церковными праздниками.   
 
Вообще в довлатовских произведениях религия затрагивается мимоходом. В «Зоне» он, обращаясь к своему издателю, прямо пишет: «Вы знаете, я человек не религиозный. Более того, неверующий. И даже не суеверный. Я не боюсь похоронных шествий, черных кошек и разбитых зеркал. Ежеминутно просыпаю соль. И на Лене, которая шлет вам привет, женился тринадцатого (13!) декабря». 
 
В этом произведении еще несколько раз упоминается Бог, религиозные детали, но в основном в издевательском контексте. В качестве примера приведу короткую, но характерную цитату: «И, как говорил зека Хамраев, отправляясь на мокрое дело, - с Богом!..»
 
Главный герой «Заповедника» общается с религиозным человеком: «В монастыре я познакомил Таню с хранителем Логиновым. Поговаривали, что Николай Владимирович  религиозен и даже соблюдает обряды. Мне хотелось побеседовать с ним о вере, и я ждал удобного случая. Он казался веселым и спокойным, а мне этого так не хватало...»
 
С Логиновым есть еще один эпизод: «Хранитель монастыря задумался и перекрестил нас. А Марков говорит:
 
- Это вы напрасно... У нас теперь вместо Бога - ленинский центральный комитет. Хотя наступит и для этих блядей своя кровавая ежовщина...
 
Логинов смущенно перекрестился и быстро ушел».
 
Этими короткими пассажами собственно и ограничиваются сведения о Логинове, также неясно, состоялся ли религиозный разговор между ним и главным героем. 
 
«Ремесло» дает некоторое представление об отношении Довлатова к религии: «Мы были стихийными, физиологическими атеистами. Так уж нас воспитали. Если мы и говорили о Боге, то в состоянии позы, кокетства, демарша. Идея Бога казалась нам знаком особой творческой притязательности. Наиболее высокой по классу эмблемой художественного изобилия. Бог становился чем-то вроде положительного литературного героя...»
 
«Кроме того, советские евреи (Довлатов по отцу был евреем. – А.Т.) не очень религиозны. Большая часть еврейской интеллигенции воспитана на русской литературе».
 
Правда, в рецензии «Папа и блудные дети» на книгу Раисы Орловой «Хемингуэй в России» он пишет, что в Советском Союзе среди интеллигенции были те, «кто потянулся к более глубоким формам духовности, кто попытался приобщиться к религии или русской философии начала века, кто либо замкнулся в узком кругу близких по духу людей, либо бесстрашно пошел на открытую конфронтацию с властями».
 
По его словам, «религиозное возрождение затронуло пятьсот интеллигентов Москвы, Ленинграда и Киева».
 
В произведениях эмигрантского периода о религии говорится чуть больше. В них Довлатовым делаются весьма тонкие замечания: «В Америке больше религиозных людей, чем у нас. При этом здешние верующие способны рассуждать о накопительстве. Или, допустим, о биржевых махинациях. В России такого быть не может. Это потому, что наша религия всегда была облагорожена литературой. Западный верующий, причем истинно верующий, может быть эгоистом, делягой. Он не читал Достоевского. А если и читал, то не "жил им"» («Соло на IBM»).
 
В этом сборнике он порой выказывает вполне православные взгляды:
 
« — Что может быть важнее справедливости? 
 
— Важнее справедливости? Хотя бы — милость к падшим». 
 
«Кто страдает, тот не грешит».
 
«Легко не красть. Тем более — не убивать. Легко не вожделеть жены своего ближнего. Куда труднее — не судить. Может быть, это и есть самое трудное в христианстве. Именно потому, что греховность тут неощутима. Подумаешь — не суди! А между тем, "не суди" — это целая философия».
 
В ряде статей он пишет о роли Русской Православной Церкви.
 
«Русская православная церковь (господствующая церковь в России), в отличие от западных церквей, католической и протестантской, никогда не пользовалась в народе большим авторитетом. В православной церкви не было той грозной силы, которая заставляла бы се уважать и бояться. В русских народных сказках полно издевок и насмешек над священнослужителями - попами и попадьями, которые изображаются, как правило, алчными, глупыми и хитрыми людьми. В истории русской церкви было немало мучеников и подвижников, но очень мало религиозных деятелей с позитивной программой. Авторитет русской церкви укрепляется именно сейчас, в последние десятилетия, в эпоху диссидентства, когда несколько русских священников выказали огромную силу духа в борьбе с тоталитарными порядками, снискав, таким образом, любовь и уважение народа» («Блеск и нищета русской литературы»).
 
Небезынтересно и то, каких священников он приводит в пример. В «Филиале» есть эпизод, посвященный конференции, проведенной в США, судя по описанию, специально для русских эмигрантов. «В перерыве среди участников начали циркулировать документы. Иудаисты собирали подписи в защиту Анатолия Щаранского, православные добивались освобождения Глеба Якунина. Сыны ислама хлопотали за Мустафу Джемилева. Католики пытались спасти Иозаса Болеслаускаса. (…) С подписями возникли неожиданные трудности. Иудаисты отказались защищать православного Якунина. Православные не захотели добиваться освобождения еврея Щаранского. Мусульмане заявили, что у них собственных проблем хватает. А католики вообще перешли на литовский язык».
 
Забавно, что для Довлатова олицетворением Православия был Якунин! 
 
В статье «Как издаваться на западе» он пишет, что «русская литература зачастую узурпирует функции Церкви и государства. И рассчитывает на соответствующее отношение». «Я не хочу сказать, что это плохо, - продолжает он. - Это замечательно. Для этого есть исторические причины. Церковь в России была довольно слабой и не пользовалась уважением. Литература же пользовалась огромным, непомерным, может быть - излишним авторитетом».
 
Любопытны данные им описания эмигрантских СМИ:
 
«На радио (радио «Свобода». – А.Т.) я сотрудничаю уже десять лет. В первые же дни начальник Барри Тарасович объяснил мне:
 
— Я не говорю вам — что писать. Я только скажу вам — чего мы писать категорически не должны. Мы не должны писать, что религиозное возрождение с каждым годом ширится» («Филиал»).
 
Однако в «Ремесле» один из его соратников восклицает: «И все же не падайте духом! Религиозное возрождение ширится! Волна протестов нарастает! Советская идеология мертва! Тоталитаризм обречен!..» 
 
Вот собственно все рассуждения Довлатова о религии.
 
В интернете есть запись его выступления на радио «Свобода» от 1988 года. Тема любопытная – о сексе и о Боге в литературе. Довлатов высказывает неожиданно глубокие суждения. По его мнению, религия и секс – это такие темы, при освещении которых в наибольшей степени проявляется бездарность. Как правило, считает он, писателям не удавалось совладать с этими субстанциями. Из русских писателей лишь Достоевский, по его словам, сносно писал о религии. Подавляющее же число прозаиков, в том числе выдающихся, оставили в своих произведениях довольно пошлые описания религии и секса. Признаюсь, я был обескуражен довлатовскими размышлениями. Довлатов в своих произведениях уделил мало места этим темам, вероятно, потому, что руководствовался данными соображениями.
 
Возвращаясь к говорухинскому «Концу прекрасной эпохи», стоит обратить внимание на большую политизацию экранизации по сравнению с довлатовским «Компромиссом».
 
Вообще и критики, и экранизаторы проявляют прямо-таки маниакальное стремление политизировать Довлатова, превратить его в политического мыслителя. Эта тенденция прослеживается еще в экранизации «Зоны» от 1992 года - «Комедия строгого режима». А между тем, писатель был в хорошем смысле аполитичен, о чем он заявил в одном из своих интервью.
 
И, уж тем более, он никогда не был антисоветским писателем, наподобие публициста Солженицына. «Сергей Довлатов никогда не декларировал того, что он антисоветский писатель, что он борется с советским режимом. Он пытался вписаться в советскую действительность, работал в советских газетах, журналах, пытался издавать книги. Не его вина в том, что ему не удалось этого сделать. Советская действительность отторгала все, что не вписывается в параметры, которые были определены идеологией и практикой советской системы», - не могу не согласиться с этими словами писателя Николая Коняева
 
Довлатов был и остался русским советским человеком.
 
«Мы поняли одну чрезвычайно существенную вещь. Советские лидеры - не инопланетные. Не космические пришельцы. А советская власть - не татаро-монголъское иго. Она живет в каждом  из нас. В наших привычках и склонностях. В наших пристрастиях и антипатиях. В нашем сознании и в нашей душе. Советская власть - это мы» («Ремесло»).
 
Литературовед Александр Зверев в статье «Записки случайного постояльца» пишет: «Просто надо было понять, до какой степени этот "американский беллетрист русского происхождения", живя в Нью-Йорке, ощущал себя русским, и только русским. Только отечественными заботами бывал по-настоящему взволнован. Только о русской судьбе - дома ли, вдали от дома - хотел и мог писать».
 
«Себя Довлатов иностранцем не воспринимал, - продолжает он. - Ни минуты. Хотя и прожил в Америке двенадцать лет.
 
Господи, до кому пришло в голову предложить ему американские сюжеты ради коммерческого успеха! (…)
 
...он воспринимал все американское: только через родные картины, через вечные наши сюжеты. (…)
У него был вкус человека, вышколенного Чеховым. Соответствующие требования к прозе. А угол зрения - тот, который сразу выдает русского писателя, живущего в изгнании».
 
Может возникнуть вопрос: если Довлатов так сильно любил Россию и считал себя русским писателем, то зачем же он эмигрировал. Его эмиграция была вынужденной. Об этом он говорил в своих интервью. «Эмиграция из СССР весьма условно делится на четыре потока: политический, экономический (бытовой), художественный и, так сказать, авантюрный. Я, видимо, принадлежу к художественному потоку. Я не был диссидентом, не участвовал в политической борьбе, я всего лишь писал рассказы, которые никто не хотел печатать. Таким образом, мои претензии к советской власти - мрачной, каверзной, бесформенной и обидчивой - следует считать эстетическими. Уехал я для того, чтобы заниматься литературой без опасений за себя и за свою семью» (С.Довлатов. Последняя книга: рассказы, статьи. — СПб.: «Азбука», 2011. — С.567).
 
О том, как он принял решение об эмиграции, говорится в его «Заповеднике», где воспроизводится его диалог с женой Еленой, которая и настояла на его отъезде:
 
« - Еще раз говорю, не поеду.
 
- Объясни, почему?
 
-  Тут нечего объяснять... Мой язык, мой народ, моя безумная страна... Представь себе, я люблю даже милиционеров.
 
- Любовь - это свобода. Пока открыты двери - все нормально. Но если двери заперты снаружи - это тюрьма...
 
- Но ведь сейчас отпускают.
 
- И я хочу этим воспользоваться. Мне надоело. Надоело стоять в очередях за всякой дрянью. Надоело ходить в рваных чулках. Надоело радоваться говяжьим сарделькам... Что тебя удерживает? Эрмитаж, Нева, березы?
 
- Березы меня совершенно не волнуют.
 
- Так что же?
 
- Язык. На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать. Одно это меня в ужас приводит.
 
- А мне вот не до шуток. Подумай о Маше (дочь Довлатова. – А.Т.). Представь себе, что ее ожидает.
 
- Ты все ужасно преувеличиваешь. Миллионы людей живут, работают и абсолютно счастливы.
 
 - Миллионы пускай остаются. Я говорю о тебе. Все равно тебя не печатают.
 
- Но здесь мои читатели. А там... Кому нужны мои рассказы в городе Чикаго?»
 
Иосиф Бродский в статье «Мир уродлив, и люди грустны» обратил внимание на еще одну характерную черту прозы Довлатова: «Неизменная реакция на его рассказы и повести — признательность за отсутствие претензии, за трезвость взгляда на вещи, за эту негромкую музыку здравого смысла, звучащую в любом его абзаце».
 
Действительно, довлатовские произведения оказывают поистине отрезвляющее воздействие. 
 
Достаточно прочесть его «Иностранку» или «Виноград», чтобы ощутить это благотворное влияние. В интервью журналу «Семь дней» (Нью-Йорк, №48 от 5 октября 1984 года) писатель признался, что его волнуют вопросы нормы: «За последние десятилетия система житейских и творческих ценностей как в России, так и на Западе претерпела существенные изменения и достигла позиции, при которой абсурд и безумие воспринимаются едва ли не как норма, а норма то и дело вызывает ощущение подлинного чуда. Как это ни странно звучит, абсурд стал творческой банальностью, а норма - подозрительной и туманной утопией. Так вот, одной из задач моих писаний является попытка вернуть себе и читателям ощущение нормы как наиболее благоприятного и наименее болезненного условия человеческого существования. Ведь именно норма порождает более или менее достойного человека, не истязающего себя и других, то есть - приемлемого для окружающих и выносимого для себя». 
 
P.S. СМИ сообщают о намерении режиссера Алексея Германа-младшего снять биографический фильм о Сергее Довлатове. Честно говоря, это сообщение меня обнадеживает. Ведь отец кинематографиста был соседом и другом писателя, родная тетка которого редактировала произведения деда Алексея Германа-младшего. Поэтому есть основания рассчитывать на то, что режиссеру удастся создать кинокартину, неискаженно представляющую великого русского писателя Сергея Донатовича Довлатова. С нетерпением ожидаю появления этого фильма и возлагаю на него большие надежды.
 
Александр Тимофеев, заместитель главного редактора «Русской народной линии»
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

128. Ответ на 111., Silvio63:

Довлатов тяготился работой в СМИ. Он работал журналистом только ради денег и очень скорбел, что литературные труды не приносят дохода, достаточного для пропитания. Теперь что касается «Радио Свобода». Когда РНЛ обвиняли в том, что она пишет только о Сталине. Я серьезно отнесся к этому обвинению, подсчитал и выяснил, что Сталину посвящено менее 1% публикаций, многие из которых скорее негативны к вождю. То же можно сказать и об этом радио – не все его материалы были направлены против нашей страны. В моей статье есть ссылка на выступление Довлатова по радио. Как Вы можете убедиться – никакого отношения к СССР оно не имеет. Такими были выступления писателя. Ели Вы найдете его антисоветские выступления, большая просьба – поделиться ссылками на них. Пока же мои долгие поиски не привели к успеху – мне не удалось найти ни одного антисоветского выступления Довлатова. Повторю, НИ ОДНОГО. Ваши же рассуждения, судя по Вашим комментариям, ничем не подтверждены, разве что предрассудками, от которых пора избавляться.

127. Ответ на 123., Наталья Чернавская:

Исправлять не вижу смысла. Во-первых, потому что иначе не понятен будет смысл дискуссии, которая развернулась вокруг этого выражения, а, во-вторых, потому что моя ошибка спровоцировала весьма полезную дискуссию, из которой я почерпнул полезные соображения. За их-то я и благодарю наших форумчан.

126. Ответ на 123., Наталья Чернавская :

Впрочем, про "советский-антисоветский" лучше героя Довлатова не скажешь: "какая разница?"

Со влов Довлатова, так сказал Найман

125. Ответ на 123., Наталья Чернавская:

Да, спасибо и простите. PS я точно не прочла, поскольку, писала уже, экранизациями Довлатова не интересуюсь, а читаю только то, что мне интересно. Такой сыр-бор из-за моей невнимательности. Хотя даже сейчас не понимаю, если автор сгоряча не то ляпнул - почему не взял да и не исправил на ту формулировку, которую из середины статьи я вытащила "русский советский". К которой вряд ли подкопаешься. Ну разве что так: "скорее русский советский, нежели еврейский антисоветский". Впрочем, про "советский-антисоветский" лучше героя Довлатова не скажешь: "какая разница?" Идеологический штампы в обоих случаях одинаковые, а Довлатов не идеолог и не злоупотребляет штампами.

Бог простит, Наталья, и Вы меня простите!

124. Галине Стариковой

Да, спасибо и простите. PS я точно не прочла, поскольку, писала уже, экранизациями Довлатова не интересуюсь, а читаю только то, что мне интересно. Такой сыр-бор из-за моей невнимательности. Хотя даже сейчас не понимаю, если автор сгоряча не то ляпнул - почему не взял да и не исправил на ту формулировку, которую из середины статьи я вытащила "русский советский". К которой вряд ли подкопаешься. Ну разве что так: "скорее русский советский, нежели еврейский антисоветский". Впрочем, про "советский-антисоветский" лучше героя Довлатова не скажешь: "какая разница?" Идеологический штампы в обоих случаях одинаковые, а Довлатов не идеолог и не злоупотребляет штампами.

123. Ответ на 121., Александр Тимофеев:

Я действительно это писал. Признаюсь, преувеличил. Не всегда удается мыслить абсолютно безупречно. В остальном же я пока считаю себя правым. Мои оппоненты не смогли переубедить меня.

Ну, это не беда. Просто еще не время, или не зашел сюда человек Вашего уровня, которого Вы захотели бы услышать. Мы тут все получили своего рода искушение, хорошо бы постараться извлечь из этого уроки и получить пользу. Помоги Господи!

122. Ответ на 114., Наталья Чернавская:

Я действительно это писал. Признаюсь, преувеличил. Не всегда удается мыслить абсолютно безупречно. В остальном же я пока считаю себя правым. Мои оппоненты не смогли переубедить меня.

121. Ответ на 117., Олег Московский:

в комментарии №20 я уже ответил на эту критику, не буду повторяться, процитирую самого себя: "Пожалуй, я действительно преувеличил, назвав Довлатова великим писателем. Конечно, он в прямом смысле словом не является великим писателем. Это была гипербола, так часто используемая в публицистике. Если бы я знал, что именно она вызовет критику, я, по всей видимости, не использовал бы ее".

120. Ответ на 114., Наталья Чернавская:

Случилось то, о чём я написала - Ваша демагогия невыносима. У автора статьи ещё ангельское терпение, отбиваться от обвинений в том, чего он не писал. Где в статье им написано "великий русский писатель"? Покажите это место.

Ну, не написал, но мог так думать. Ведь мог же! (Простите, не удержался)

119. Ответ на 114., Наталья Чернавская:

"Довлатов был и остался русским советским человеком". Прочитала ещё раз весь текст и только эту фразу нашла. Где автор это написал то, что Вы ему приписали? Цитату в студию!..Хотя, ладно, где Вам её взять, если в тексте нету...Мне этот безсмысленный разговор надоел. Никто Вам с Олегом не мешает читать святых, и как вас с ним в эту тему занесло, мне вообще непонятно. Зачем вы потратили столько своего безценного времени на убогого Довлатова, автора статьи и нас, и "скакали три дня, чтоб сообщить, как мы вам безразличны" ? Сколько б святых за это время прочитали!Наталья , Вы о чем вообще? Какой-то горячечный пост. Что-то случилось? Господи помилуй.Случилось то, о чём я написала - Ваша демагогия невыносима. У автора статьи ещё ангельское терпение, отбиваться от обвинений в том, чего он не писал. Где в статье им написано "великий русский писатель"? Покажите это место.

Пожалуйста, Наталия, вот Вам "это место" : P.S." СМИ сообщают о намерении режиссера Алексея Германа-младшего снять биографический фильм о Сергее Довлатове. Честно говоря, это сообщение меня обнадеживает. Ведь отец кинематографиста был соседом и другом писателя, родная тетка которого редактировала произведения деда Алексея Германа-младшего. Поэтому есть основания рассчитывать на то, что режиссеру удастся создать кинокартину, неискаженно представляющую ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПИСАТЕЛЯ (выделено мной специально для Вас,Наталья ) Сергея Донатовича Довлатова. С нетерпением ожидаю появления этого фильма и возлагаю на него большие надежды." Я почему-то начинаю думать, что у меня терпение тоже вроде ничего себе...

Александр Тимофеев:
Конспирологи добавили коронавирус в эсхатологическую картину
В условиях пандемии конспирология вновь вытащена из нафталина
11.04.2020
Сербская Церковь разрывается между русскими и греками...
Визит Патриарха Сербского Иринея в США вызывает радикальные оценки
06.03.2020
Об идолопоклонстве и спасении в деревне
Послесловие к дискуссии, вызванной выступлением П.В. Тихомирова «Я против разговоров о необходимости возрождения деревни»
27.02.2020
Православные патриоты — тоже дети эпохи постмодерна?
Непраздный разговор о статье «Медузы» и плачевном состоянии православно-патриотического движения
19.02.2020
«Я поддерживаю предложение Патриарха»
В преамбуле к Конституции хорошо было бы отразить уважение к Богу, уважение к православному христианству, к другим традиционным конфессиям
08.02.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
«Очередная гримаса российской Фемиды»
Новый комментарий от романтик
2020-06-03 19:13
Собянин рвётся в президенты?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-06-03 18:59
Признание ошибок - свидетельство силы
Новый комментарий от Константин В.
2020-06-03 18:16
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-06-03 18:08
В Сретенской семинарии всё вышло гораздо более низко
Новый комментарий от Петр Аввакумов
2020-06-03 17:14
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-06-03 17:06
Америка стоит на грани войны между югом и севером
Новый комментарий от Сергей Абачиев
2020-06-03 16:45