itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Разверстые врата

0
98
Время на чтение 7 минут

Молитва атеистки

«Познание Бога в мире - это первое движение ума, пробуждающегося от житейской суеты»
(английский ботаник Роберт Броун).

К маме зашла бывшая сотрудница по КБ Ася Мухаметдинова. По паспорту она - Айсидора (отец дал ей звучное имя), но оно к ней так и не привилось. Хотя в Тбилиси никого не удивишь Джульеттой, Изольдой, Ричардом или Робертом, даже Гулливер и Нельсон встречаются, но Айсидору публика не восприняла. Не сговариваясь переделали в Асю.

Разговорились о житье-бытье.

- Живу я хорошо, - рассказывала Ася не спеша, время от времени обводя нас светло-голубыми глазами. Вообще от всего её облика так и веяло спокойствием и миролюбием. - Всё у меня есть. На пенсии скучно. Вот и решила я заняться чем-нибудь полезным. У меня соседи - евреи, в «Рахамиме» работают, это такая еврейская благотворительная организация. Семьи у меня нет, племянники в России, а мне так хочется быть кому-то нужной. И я соседям предложила: «Дайте мне какую-нибудь лежачую старушку, я буду за ней смотреть. А зарплаты мне не надо». Они стали настаивать: «Возьмите хоть паёк. Нехорошо, мол, чужим трудом пользоваться. По нашей вере нельзя». Пришлось мне согласиться, чтоб их не обижать. А паёк дали такой - на две семьи хватит: консервы, крупы разные, макароны. Опять-таки, зачем мне столько? Да ещё меня у этой старушки кормят. Бабушке 85 лет. Очень интересная личность. Прямо душевное удовольствие получаю от общения. А ей, бедняжечке, слушателей не хватает...

- Одним словом, всё у меня хорошо, - с какой-то грустью подытожила Ася. - И пенсии мне хватает, недавно ещё и полис медицинский от мэрии дали. Единственно, чего не хватает, - очень хочется быть верующей.

Мы переглянулись.

- Что за проблема? Хотите - будьте.

- Э-э, не так всё просто, - устало отмахнулась Ася. - Во-первых, я атеистка. Отец у меня был военный, татарин, мать - русская. Нас троих так вырастили, что о Боге и не вспоминали. Послевоенное время было... Нашему сталинскому поколению трудно прийти к вере, когда всю жизнь внушалось, что ТАМ ничего нет... Я уж всё перепробовала. Начала с Александро-Невской церкви (в грузинскую смысла не было идти, я там ничего не пойму, хотя в Грузии всю жизнь прожила). Стала в очередь на исповедь. Смотрю, хоть народу много, но дело быстро идёт. Дошло до меня. Говорю священнику: «Помогите стать верующей». А он мне скороговоркой: «Вы крещёная?» Сам на часы посматривает. «Вроде да, - говорю, - бабушка в детстве тайком крестила, но даже креста не сохранилось». «Как ваше имя?» - спрашивает. «Айсидора», - отвечаю. Он только руками замахал: «Нету в православии такого имени! Идите к католикам». И - басом: «Следующий!»

Пошла я в костёл, благо на той же улице. Там - как в театре и, главное, скамеек много. Дождалась я падре. Тот послушал мою историю, спросил про национальность. «В советском паспорте, - объясняю, - я татаркой записана, а в грузинском на том месте у меня прочерк стоит».

Он брови поднял: «О-о, на данном этапе вам креститься надо. Иначе по мусульманским законам всякий, рождённый от мусульманина, принадлежит их вере». И не поленился, стал мне подробно объяснять, что надо выучить наизусть к крещению, да какой крест подготовить (ни в коем случае не спутать с православным), да в какую сторону креститься. Я его слушала-слушала и поняла, что совсем запуталась. Дожила до 70 лет и не знала, что есть разные «Символы веры», да ещё столько разных сложностей. Попрощалась я с падре и пошла домой всё это переваривать.

Навстречу мне иеговисты - молодые ребята с брошюрками. Истинного Бога проповедуют. Поговорили мы этак с часик. Всё у них хорошо, культурно, современно. Только в толк не возьму. Как это: христиане, а крест нельзя носить? Он, дескать, орудие убийства. Опять непонятно.

До мечети только я не дошла в своих поисках. У меня ислам с терроризмом ассоциируется. А я курицу сама зарезать не могу.

Евреи, узнав о моей дилемме, стали к себе зазывать: «Примите иудаизм». Я им объясняю: «Вы не обижайтесь, вы очень хорошие, но мне какого-то простого Бога надо, а у вас одни запреты и всё по расписанию». Они мне предложили на курсы иврита ходить для «просветления ума». Вот и хожу по субботам, развиваюсь. Познавательно, конечно, но к цели я своей так и не приблизилась.

Иногда я думаю: может, оставить всё, как есть? Прожила я 70 лет без Бога и, честно сказать, неплохо прожила, со всеми в мире. Хоть и небогато, но и без особых потрясений.

Читала я недавно статистику в одной газетке. Оказывается, в мире атеистов - таких, как я - всего три процента, а остальное население Земли - верующие (кто во что, разумеется). Только вот как это понять: столько верующих, а зла вокруг меньше не становится?

Вопрос Аси был риторического характера, и отвечать на него никто и не пытался.

Помолчав, Ася грустно закончила рассказ о своём «хождении в веру»:

- Иногда потихоньку, чтоб тот сердитый священник не заметил, захожу в Александро-Невскую церковь (больше всего меня туда тянет) и свечки ставлю. Прошу одно и то же: «Господи, дай мне веру!»

Мария САРАДЖИШВИЛИ

Исповедь спецназовца

28-летний Гурам сам пришёл в редакцию.

- ...Мне было 6 лет, когда погиб отец. Ехали мы на своей машине из Зестафони. Водитель встречной легковушки на повороте не удержал руль, врезался в нас, и мы упали с 20-метровой высоты в реку. Я и мать не пострадали, а отец ударился головой и через несколько дней скончался. Всю трагедию случившегося я осознал, когда вскоре после этого мать привела меня в какое-то учреждение, во дворе которого бегали дети моего возраста. Мама сказала, что я должен здесь остаться, а она на время уйдёт. Со мной случилась истерика, я обхватил её колени, визжал и умолял её забрать меня с собой. В конце концов я заснул у неё на груди. Что случилось потом, вы, наверное, поняли. Проснувшись один, я плакал до тех пор, пока одна из воспитательниц не сказала: «Мама ушла. Я уверена, что она по тебе очень скучает, но не помнит дорогу назад. Ты должен найти её». «Как?» - я весь превратился в слух. «Ты должен вырасти! - сказала она с улыбкой. - Если будешь слушаться, быстро вырастешь, и мы вместе найдём эту дорогу!» - она снова улыбнулась и прижала меня к груди.

Больше я не отходил от неё ни на шаг.

Не поверите, но эта женщина сделала для меня больше, чем мать...

Отец мой был боксёром, и его данные передались мне. В 12 лет я уже выходил на соревнования. Натела, как звали ту воспитательницу, платила за все мои спортивные занятия из своей мизерной зарплаты. Она была моим самым верным болельщиком.

- Маму после расставания вы так и не видели?

- Нет, она ни разу не пришла. Наверное, побоялась растить ребёнка одна и по-другому устроила свою жизнь. Так или иначе, Натела заставила забыть меня эту боль. Хотя в 13 лет я снова потерял самого дорогого мне человека - Нателу сократили, а вместо неё вскоре приняли настоящего жандарма. После этого я дважды убегал из интерната, нашёл дом Нателы, но в итоге меня вернули назад.

- Если она вас так любила, почему не усыновила?

- Хотела, но муж запретил. Натела была замужем за вдовцом с тремя детьми. И, по мнению мужа, должна была всю энергию и силы отдать этим детям. Кто я был для него - мальчишка, сбежавший из интерната?

После этого многое произошло. Биография одного человека не вместит всего. В 17 лет я начал уличную жизнь, дважды чудом избежал тюрьмы. В конце концов попал туда, где место таким, как я.

- Куда?

- В спецназ. Один знакомый повёл. Собеседование проводили несколько человек. Интересные вопросы задавали. Например: «В критической ситуации можешь убить отца?» Я ответил: «Отец уже умер, а мать с удовольствием отправлю на тот свет». «В Бога веришь?» - «После смерти отца забыл о Нём». Один, очкастый, сказал тогда: «Знаешь, кто ты? Ничтожество, ноль, кончишь свою жизнь где-нибудь в канализации. Но у тебя есть выбор: достойно служить нашему государству».

- Что именно вы должны были делать?

- Обо всём не расскажешь. Я участвовал во многих сложных операциях. И много на мне грехов висит. Может, те люди и были виноваты, но всё равно очень тяжело потом осознавать, что именно твоя пуля пробила кому-то лоб. Начальство нам внушало, что думать об этом не наше дело... Я стал роботом. Ничего у меня внутри не болело, никого не было жалко. Просто делал, что приказывали. Как-то в Тбилиси политическая обстановка очень осложнилась. Нам дали приказ разогнать многочисленный митинг. Маска, которую надевают спецназовцы, имеет отвратительное свойство - прячет твоё лицо, и не достигают до тебя крики других людей.

- Это очень похоже на самооправдание.

- Нет, я очень сожалею о том, что делал. Нет оправдания тем, кто идёт против своего народа. Я хочу рассказать о том, что было в тот день. Во время разгона митинга мне на пути попался человек, он пытался сопротивляться. Я ударил его дубинкой. Он упал. Его прикрыла свои телом какая-то женщина. Я был в ярости и несколько раз ударил её по голове, рассёк ей щеку, и всё лицо её залила кровь. Я увидел только её глаза. Пожилая женщина посмотрела на меня и вскрикнула. Я её тут же узнал и испугался сам себя: это была Натела, моя вторая мать! В ту минуту я был животным, готовым на убийство. Я бросил дубинку и побежал. На проспекте меня сбила полицейская машина. Меня подбросило в воздух. При падении я повредил позвоночник и ходить теперь почти не могу... Но я пришёл сюда не для того, чтобы вызвать чьё-то сочувствие. Часто говорят, что интернатовцами укомплектовывают спецназ. Я не потерял лицо человека в интернате - наоборот, найденная там любовь меня спасла. И потому прошу прощения у всех за всё, что сделал.

Из журнала «Рейтинг» № 23, 2011 г.
Перевод с грузинского М. Сараджишвили

http://www.rusvera.mrezha.ru/644/11.htm

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Мария Сараджишвили
На страже сокровища нации
Памяти святого Эквтиме Такаишвили (1863–1953)
16.01.2021
Прадед
23.12.2020
Тень отца
25.08.2020
Все статьи Мария Сараджишвили
Последние комментарии
Большому количеству людей нужна психологическая помощь
Новый комментарий от Александр Волков
03.12.2022 06:22
Корни астрологии – в Вавилоне
Новый комментарий от Александр Волков
03.12.2022 05:33
Как вернуть России Русь
Новый комментарий от учитель
02.12.2022 23:34
«Война "рухнула" в начало двадцатого века»
Новый комментарий от учитель
02.12.2022 23:28
14 священных пунктов Указа №809
Новый комментарий от Vladislav
02.12.2022 22:21
О лицах нынешнего киевского режима
Новый комментарий от Русский Сталинист
02.12.2022 22:00