Тень отца

Мария Сараджишвили 
0
25.08.2020 247

Сила Моя в немощи совершается.
(2 Кор. 12: 9)

Солнечный луч из окна отбрасывал на лаковый паркет затейливые тени от предметов в комнате. Нугзар отследил свою внушительную тень человека в инвалидной коляске и хмыкнул: вот, наверное, и всё, что от него осталось. Реальной пользы от него человечеству – ноль с запятой и дальше ряд нулей, покуда глаз не устанет их считать.

Поймал себя на этой мысли и, скрипнув зубами, продолжил яростно подымать самодельную гирю – двухлитровую пластмассовую бутылку из-под пива. Сам себе положил за норму утренней зарядки вот так вот ее поднимать и опускать 50 раз правой рукой и столько же левой. Из принципа. Чтобы вообще не скиснуть. Иначе путь один – в пропасть отчаяния.

Руки по очереди двигались вверх-вниз, сердце учащенно билось, преодолевая нагрузку, а мысли были далеко. Та авария десять лет назад словно зазубренным тупым топором разрубила всю его жизнь на До и После.

В той жизни Нугзар жил и действовал, как большинство убанских ребят его возраста: придя после армии, огляделся туда-сюда, устроил себе рабочее место – таксовал по мере сил и везения, потом женился на Нато. Родились у них двое детей – Саломе и Зура. Жили они с Нато тоже как все: ссорились, мирились и снова ссорились. Нугзар не терял случая сходить налево, а Нато воевала с этими фактами, как могла. Но и разводиться не хотела. Потому как многие так живут с незапамятных времен. У Нугзара были вполне себе весомые плюсы: работал, детей обожал, а что выпивал иногда и влипал в истории, так на то он и мужчина во цвете лет и сил. Святых, как известно, на этой земле нет. Сыну было три года, а дочке пять, когда выпивший Нугзар устроил аварию. Две машины сильно помял, пострадавший отделался ушибами, а Нугзар повредил позвоночник – и всё: кресло с двумя колесами стало его единственным транспортом. На всю оставшуюся жизнь, сколько уж ее там еще натикает.

В той аварии Нугзар повредил позвоночник – и инвалидное кресло стало его единственным транспортом

Оклемавшись после операции и осознав свои перспективы, Нугзар требовал себе водки, грозился убить себя, потрепал Нато немало нервов. Потом, наоборот, сник. Поначалу к нему часто заходили ребята и подбадривали, кто как мог, внушали:

– Главное – живой. Радуйся! И хуже бывает.

Один из друзей, Паата, пихнул ему книжку с житиями святых. Почитать, отключиться. Нугзар в той жизни никогда религиозностью не отличался – был, как все: заходил в церковь не чаще трех раз в год по большим праздникам, зато всегда поднимал с горячим энтузиазмом первые тосты за святого Георгия. Хотя и в этом был далеко не оригинален. Таких почитателей у великомученика видимо-невидимо.

От скуки стал Нугзар пролистывать толстую книжку. Много чего он не знал или имел об этом очень смутное представление. Думал о разном, а потом сказал Нато взвешенное и продуманное:

– Знаешь что, не мучайся ты со мной. Отвези меня к матери в деревню. Ты еще молодая и красивая. Выходи замуж. Зачем тебе калека?! Как муж я у тебя тоже столько крови выпил…

И услышал неожиданное:

– Не говори глупостей. Я тебя не брошу. Как-нибудь проживем.

Нугзар был поражен. Не ждал от жены такого героизма. Он ее никогда всерьез не воспринимал. Привел, потому что красивая, веселая, глаза стрелками красиво подводит, потом выяснилось, что и готовит неплохо его любимое баже и еще десяток блюд, так что нестыдно ребят в дом привести и посидеть всю ночь. А так его Нато – самая обычная. Любит посидеть со своими размалеванными трещотками с кофе и сигаретами – обсуждать чужих мужей и сплетни переливать из пустое в порожнее и еще смотреть турецкие сериалы, затаив дыхание. Еще на детей орет, когда достают. Словом, всё как у всех. И вдруг такое: «Не брошу».

Его Нато была самой обычной, как все – и вдруг такое: «Я тебя не брошу»

Нугзар закончил с самообязательными упражнениями и покатил на кухню – готовить обед, чтобы хоть как-то разгрузить Нато, которая уже убежала на работу.

В той жизни ему бы в голову не пришло заморачиваться с разными кухонными премудростями, которые он считал исключительно женской прерогативой. А в этой – вуаля: и готовить научился, и новую специальность освоил – создание сайтов, благо времени и желания у него в новой жизни было хоть отбавляй.

Большие сильные пальцы ловко резали лук, чистили зелень, а мысли скользили себе по насущным проблемам.

В этой жизни на двух колесах и кратком покомнатном маршруте у Нугзара хватало головной боли. Его сын Зура, которому недавно исполнилось 13, рос хиляком, который готов был просиживать целый день в компьютере, забывая поесть и напрягая покрасневшие, как у кролика, глаза. Недавно пришлось заказать очки. Нугзар воевал с сыном, как говорится, до последнего патрона. Следил за сыном и его уроками, контролировал круг общения и чуть ли не насильно заставлял отжиматься у него на глазах. Весь вид худосочного прыщавого подростка с макаронными конечностями вызывал раздражение. И потому постоянно в комнате слышались окрики:

– Аба, давай закрывай Фейсбук. Вместе будем поднимать гири.

– О, отстань, папа. Я в школе устал. Дай отдохнуть. Хоть десять минут.

– Я кому сказал! – Нугзар подъезжал на своем «кабриолете» и тянулся к голубой кнопке на процессоре.

Зура с бурчанием вставал и нехотя брался за гири. Потом как-то его прорвало, и он разорался:

– У всех отцы как отцы, один ты монстр! Не даешь мне вздохнуть. Уроки, отжимания, «куда пошел», «с кем говорил»… Я дома или в американской армии?!

За что тут же получил по губам, несмотря на то, что был выше сидящего отца на три головы: Нугзар всё же ухитрился к нему неслабо приложиться.

– Я буду твоим отцом, хочешь ты этого или не хочешь!

Нато потом выговаривала мужу:

– А ты уверен, что ты прав? Зурико хороший мальчик. Генацвалос деда[1]. Вдруг у него будет душевная травма?

– Не вмешивайся в наши мужские дела. Я знаю, как лучше. Никто в жизни не будет ему делать скидки во время драки…

Так обстояли дела с сыном. С дочкой была отдельная головная боль. Нугзар считал, что мать запросто сможет справиться с дочкой-подростком. Всякие там женские секреты, заколки, охи-вздохи под луной. Но, судя по недавним событиям, что-то пошло не так.

С обедом было покончено. Нугзар покатил дальше, к компьютеру – на свое рабочее место. Сегодня надо было кое-что доделать по недавнему заказу, подправить графику, и можно было отсылать заказчику.

Мышка щелк-щелк, курсор летал по экрану и делал свое дело, но история с дочкой опять не выветривалась из мозгов.

Саломе уже около месяца явно потеряла аппетит и ходила не в меру задумчивая. Нато пыталась ее разговорить, но обнаружила только последствия влюбленности. Кто, что, почему – осталось за кадром. Нато не смогла добиться результата. Нугзар тщательно изучал несколько дней все движения профиля дочки в Фейсбуке, все ее лайки и комментарии и в итоге вычислил предмет воздыхания. Властителя девичьих дум звали Сандро. Нугзар собрал базу данных, переговорил с друзьями и пришел к выводу, что парень – нежеланная партия для его дочки. 17 лет, а уже плохой шлейф: известный в убане «крокодильщик»[2], и все действия с далеко идущими последствиями.

Та-а-ак! «Крокодольщик»! И Нугзар решительно набрал номер парня

Нугзар уже имел на руках мобильный парня. Он набрал номер и сказал:

– Не крути мозги моей дочери, а то будешь иметь дело со мной. Я хоть и инвалид, но смогу поломать тебе шею.

Парень стал возникать, но потом, срезанный парой-тройкой фраз, решил не нарываться.

Нугзар повесил трубку и вернулся к своему заказу.

Вскоре с работы прибежала Нато. Потом пришли дети – кто после секции, кто после английского. Обычный семейный вечер.

Оставшись наедине с женой, Нугзар рассказал о том, что смог разрулить проблему с воздыхателем Саломе и почему сделал именно так. Нато сперва пришла в ужас от деталей, что именно представляет собой «крокодильщик», потом облегченно вздохнула:

– Что б я без тебя делала! Я бы не справилась одна ни с сыном, ни с дочкой. Без мужской силы иногда невозможно.

Нугзар скупо улыбнулся:

– Это ты меня сделала сильным. Тогда, в тот день – ну, ты сама помнишь, – когда я хотел уехать в деревню…

[1] Ласкательное непереводимое выражение (груз.)

[2] Разновидность наркомана (сленг).

Источник: Православие.Ru

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Мария Сараджишвили
На страже сокровища нации
Памяти святого Эквтиме Такаишвили (1863–1953)
16.01.2021
Прадед
23.12.2020
Тень отца
25.08.2020
Жизнь на вулкане
Рассказ
13.08.2020
Все статьи Мария Сараджишвили
Последние комментарии
А я Собянина понимаю…
Новый комментарий от Анатолий Степанов
19.06.2021 20:50
Церковь готовится признать «екатеринбургские останки»?
Новый комментарий от Наталья Сидорина
19.06.2021 19:58
Нас от таких фильмов тошнит!
Новый комментарий от Георгий Н.
19.06.2021 18:11
Национализм – это зло или благо?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
19.06.2021 17:26
Вакцинация: Президента России можно игнорировать?
Новый комментарий от печеклад
19.06.2021 10:31
Грядёт второй Амман?
Новый комментарий от влдмр
19.06.2021 09:20