Марина Цветаева: Ветреный век мы застали

70 лет назад, 31 августа 1941 года из земной жизни ушла Марина Цветаева. Её стихи порой кажутся океаном созвездий, в которых хорошо и непросто находиться, в которых нужно бывать, чтобы время от времени ощущать себя в потоках межзвёздных импульсов человеколюбивой человеческой души, но и не только, но и русской битвы! Марина Цветаева - часть моей Родины...
                                                                              * * *

Её «Лебединый стан» - млечная звёздная тропка, обнимающая Землю по небу от горизонта до горизонта, заключающая в себе код к пониманию судьбы России от дней Великого Поста 1917 года до дней грядущих, когда «Царь опять на престол взойдет». Она прошла путь вместе с Белой армией. Душа её прошла. Какой ещё Поэт проделал этот путь?

Иной раз взгляд её - женский, даже и бабий, в другой - вездесущий, проникающий, понимающий то, что пока ещё и уразуметь никто не в силах.

Хорошо бы подкрепить сказанное цитатами. И это не сложно. Надо лишь специально оговориться, - цитирование малыми «кусками» - вынужденное; хорошо бы всё целиком видеть, но это здесь, например: http://www.dk1868.ru/history/lebed_stan.htm.

На Пасху 1917-го был в словах её и суд над Царём, смиренно оставившим престол, без кровавой битвы за него («Царю - на Пасху»):

Пал без славы
Орел двуглавый.
- Царь! - Вы были неправы.

На Третий день Пасхи - в следующем стихотворении, у Цветаевой мысль о Царевиче - боль, но ещё и о царском «грехе» слово:

За Отрока - за Голубя - за Сына,
За царевича младого Алексия
Помолись, церковная Россия!
...
Ласковая ты, Россия, матерь
Ах, ужели у тебя не хватит
На него - любовной благодати?

Грех отцовский не карай на сыне.
Сохрани, крестьянская Россия,
Царскосельского ягненка - Алексия!

Россию, в том числе и крестьянскую, никто, кроме неё, и не спросил. Мысль о Царе - во многом, если не во всём. И уже в апреле 1917 проявилось покаянное («Чуть светает...»):

Так, на рассвете,
Ставят свечи,
Вынимают просфоры -
Старухи, воры:
За живот, за здравие
Раба Божьего - Николая.

Так, на рассвете,
Темный свой пир
Справляет подполье.

Почему воры? Наверное, это благоразумные разбойники, допустившие цареборство, ушедшие в подполье. Не благоразумные - так рано, чтобы в храм идти, не встают.

Движется во времени «Лебединый стан», и вот уже много крови («Юнкерам, убитым в Нижнем»):

...Смолкли трубы.
Доброй ночи -
Вам, разорванные в клочья -
На посту!

На посту - исполнившие долг.

И вот безумие свободы - без Царя («Ночь. - Норд-Ост...»):

Разгромили винный склад. - Вдоль стен
По канавам - драгоценный поток,
И кровавая в нем пляшет луна.

Ошалелые столбы тополей.
Ошалелое - в ночи - пенье птиц.
Царский памятник вчерашний - пуст,
И над памятником царским - ночь.

И что, теперь лишь плакать? Ну да, невесело русскому человеку, как невесело и ныне («Москве»):

Гришка-Вор тебя не ополячил,
Петр-Царь тебя не онемечил.
Что же делаешь, голубка? - Плачу.
Где же спесь твоя, Москва? - Далече.

- Голубочки где твои? - Нет корму.
- Кто унес его? - Да ворон черный.
- Где кресты твои святые? - Сбиты.
- Где сыны твои, Москва? - Убиты.

Нет, ещё живы многие, это ещё декабрь 1917-го. Но это уже война, пусть будет целиком эта звёздная высь:

Дон

1
Белая гвардия, путь твой высок:
Черному дулу - грудь и висок.

Божье да белое твое дело:
Белое тело твое - в песок.

Не лебедей это в небе стая:
Белогвардейская рать святая
Белым видением тает, тает...

Старого мира - последний сон:
Молодость - Доблесть - Вандея - Дон.
24 марта 1918
 
2
Кто уцелел - умрет, кто мертв - воспрянет.
И вот потомки, вспомнив старину:
- Где были вы? - Вопрос как громом грянет,
Ответ как громом грянет: - На Дону!

- Что делали? - Да принимали муки,
Потом устали и легли на сон.
И в словаре задумчивые внуки
За словом: долг напишут слово: Дон.
30 марта 1918
Приписка Марины Ивановны: «NB! мои любимые».

И наступил вновь Третий день Пасхи, минул год, всё прояснилось:

Это просто, как кровь и пот:
Царь - народу, царю - народ.

Это ясно, как тайна двух:
Двое рядом, а третий - Дух.

Царь с небес на престол взведен:
Это чисто, как снег и сон.

Царь опять на престол взойдет -
Это свято, как кровь и пот.

Марина Ивановна позже дописала в скобочках «а оставалось ему жить меньше трех месяцев!» - имея ввиду Николая Александровича. Но мы вправе понимать иначе, больше.
В тот же день Светлой Седмицы:

Народ обезглавлен и ждет главы.
Уж воздуху нету ни в чьей груди.
Архангел! - Орел! - Гряди!

Ещё два с половиной года Гражданской войны, ещё два с половиной года будет писаться «Лебединый стан», до нового 1921 года... Но и как актуально!

Московский герб: герой пронзает гада.
Дракон в крови. Герой в луче. - Так надо.

Во имя Бога и души живой
Сойди с ворот, Господень часовой!

Верни нам вольность, Воин, им - живот.
Страж роковой Москвы - сойди с ворот!

И докажи - народу и дракону -
Что спят мужи - сражаются иконы.

С тем, кому был посвящён «Лебединый стан», познакомил их Коктебель Максимилиана Волошина. Никаких войн. Это было счастье. Она описала: «1911 год. Я после кори стриженая. Лежу на берегу, рою, рядом роет Волошин Макс.

- Макс, я выйду замуж только за того, кто из всего побережья угадает, какой мой любимый камень. - Марина! (вкрадчивый голос Макса) - влюбленные, как тебе, может быть, уже известно, - глупеют. И когда тот, кого ты полюбишь, принесет тебе (сладчайшим голосом)... булыжник, ты совершенно искренне поверишь, что это твой любимый камень!

- Макс! Я от всего умнею! Даже от любви!
А с камешком - сбылось, ибо С. Я. Эфрон, за которого я, дождавшись его восемнадцатилетия, через полгода вышла замуж, чуть ли не в первый день знакомства отрыл и вручил мне - величайшая радость! - генуэзскую сердоликовую бусу, которая и по сей день со мной».
Это о нём.

На кортике своем: Марина -
Ты начертал, встав за Отчизну.
Была я первой и единой
В твоей великолепной жизни.

Я помню ночь и лик пресветлый
В аду солдатского вагона.
Я волосы гоню по ветру,
Я в ларчике храню погоны.

                                                                             * * *

О её смерти написано, кажется, не меньше, чем о её изумительных стихах и прозе. Вспомним и мы.

Всё обстоятельства свились в змеиную петлю из пеньковой верёвки, привязанную к массивному гранёному гвоздю в тесных сенях елабугожского домика... Война, суета, ад эвакуации, перспектива стать рабочей совхоза (за это хваталось: 6 рублей в день!); дочь арестована и муж арестован, сыну - кажется обузой, тот не может простить, что вернулись; беспросветность; невозвратность прошлого, невозможность будущего. И ещё какой-то человек с «Набережной» (в Елабуге там НКВД)  крутится рядом, в бумагах копается в её отсутствие...

Мне жаль, что они вернулась. Но и эмиграция выталкивала, выплетая свои пряди для верёвки. Мне жаль Марину Ивановну, ненужную, третируемую эмиграцией за мужа, ставшего агентом НКВД, заманенную в большевистские шнеки сладким дымком из трубки Ильи Эренбурга. Жизнь её обрушила в растерянность, в выяснение отношений с этим Эренбургом. «Вы мне объясняли, что моё место, моя родина, мои читатели здесь, вот теперь мой муж и моя дочь в тюрьме, я с сыном без средств, на улице, и никто не то что печатать, а и разговаривать со мной не желает. Как мне прикажете быть?» Прославленный деятель лепетал в оправдание нечто странное: «Марина, Марина, есть высшие государственные интересы... в сравнении с которыми личная судьба каждого из нас не стоит ничего...» - «Вы негодяй», - заключила она и хлопнула дверью».
Скажите, правда, нам бы тогда хватило и Анны Ахматовой, трагедии её семьи, рифмой к которой вдруг стала трагедия семьи Марины Ивановны! Нам бы для морщины в русском лбу хватило и ахматовских строк «Я была тогда с моим народом...»? Но значит так надо. И рифмуется пуля Дантеса с пулей Мартынова, пуля для Гумилёва с пулей для Эфрона, лагерь гениального Льва Гумилёва с лагерем гениальной Ариадны Эфрон. И ещё: Лев Гумилёв воевал на Белорусском в 1944-м после того, как там, в штрафбате, в освободительном походе (двигались на Запад со скоростью 130 км в день!) погиб Григорий Эфрон.

Семью раскассировали, как писал он в одном из своих «мирных» писем. Раскассировать - от немецкого - уничтожить. Ему вменяют в вину мальчишеское внимание к себе и невнимание к своей маме. Он вёл подробный дневник с 14 лет. Дневники известны, опубликованы. Он писал большие письма. Известны и они. В январе 1943-го (Григорию ещё нет 18) он - близкому человеку: "Я вспоминаю Марину Ивановну в дни эвакуации из Москвы, ее предсмертные дни в Татарии. Она совсем потеряла голову, совсем потеряла волю: она была одно страдание. Я тогда совсем не понимал её и злился на неё за такое внезапное превращение... Но как я понимаю её теперь! Теперь я могу легко проследить возникновение и развитие внутренней мотивировки каждого её слова, каждого поступка, включая самоубийство. Она не видела будущего и тяготилась настоящим, и... как давило её прошлое, как гудело оно, как говорило! Я уверен, что всё последнее время существования Марины Ивановны было полно картинами и видениями этого прошлого и разлад всё усиливался: она понимала, что прошлое затоптано и его не вернуть, а веры в будущее, которая облегчила бы ей жизнь и оправдала испытания и несчастия, у нее не было».

...Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, изучив все обстоятельства, в 1990 году дал своё благословение на отпевание Марины Ивановны Цветаевой.

                                                                             * * *

В 1931 году Цветаева записала о стихах 1918-го: «Так: все мои стихи - к Богу если не обращены, то: возвращены». Поэтому, наверно, и поныне живы.

«Лебединый стан» - стихи о Боге, Царе, о любви, о материнстве, о воинском долге - о России. Эта книга останется до конца, хоть сгорят уже в огненных реках иные многие, многие книги.

http://odnarodyna.com.ua/articles/3/2071.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Олег Слепынин:
Новороссийск. Коронавирус атакует нашу память о Победе
О захоронении неизвестных моряков-героев
03.04.2020
Аванс в Крыму
Одиссея
03.02.2020
Рождественский пост. Покаянные дни
Из дневников литератора
03.01.2020
Хождение по искушениям за благодатью
Посвящается 125-летию присяги Николая II
31.10.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
Патриарх Кирилл против «информационных раскольников»
Новый комментарий от Русский Сталинист
05.04.2019
Запретят ли идти в храм на Пасху?
Новый комментарий от Русский Сталинист
05.04.2019
Режим самоизоляции продлён до 30 апреля
Новый комментарий от Андрей Карпов
05.04.2019
Избави нас Бог от моровой «цусимы»!
Новый комментарий от Апографъ
05.04.2019
Католикос-Патриарх Илия II: «Закрыть дверь храма невозможно»
Новый комментарий от Коротков А. В.
05.04.2019