itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Духовное чадо отца Наума

О художнике Г.А. Скотиной

0
625
Время на чтение 9 минут
Фото: художник Г.А. Скотина

В помещении Нижегородской областной организации Союза писателей России на стенах висят большие картины, привлекающие к себе всеобщее внимание своей красотой и радостностью восприятия мира. Автор полотен – художник Галина Алексеевна Скотина.

Необычность видения мира автором отмечается всеми. Есть в живописной манере Скотиной что-то от русской былинности, от иконописи. Это проступает как бы исподволь, ненавязчиво, как основа мировоззрения художника. Потому не залюбоваться этими произведениями, пройти мимо эмоционально не откликнувшись на них – невозможно.

Это картины, дарящие осознание жизни – как великого и не случайного дара.

Для меня имя художника Скотиной известно давно, а вот познакомились мы, впервые увиделись совсем недавно, только этим летом. Бывает же такое.

Хотя ещё в 2014 году Галина Алексеевна делала рисунки и оформляла обложку к моей книжке «Говорящее дерево». Но тогда всё происходило через посредничество замечательного нижегородского графика Н.П. Мидова. Однако и это произошло намного позже первого узнавания творчества Скотиной.

Когда мои дочери были совсем крошками, я покупал для них с раннего детства разные книжки издательства «Малыш».

Маленькие, ярко разукрашенные сказочными сюжетами, они сами из себя одновременно представляли и имеющие содержание книжки (стихи, загадки, пословицы, короткие сказки), и игрушки, с которыми детям было так приятно и интересно проводить время.

Вот тогда впервые я и прочитал имя художника – автора увлекательных картинок для детей – Г.А. Скотина. И оно мне запомнилось на многие десятилетия.

Не зная ещё Галину Алексеевну лично, я был наслышан от её коллег, с которыми со временем познакомился и даже подружился (Н.П. Мидова и Е.Д. Юшкова), о том, как они вместе, то расписывали, то реставрировали росписи в церквях.

Со временем работы Скотиной всё чаще и чаще стали украшать обложку журнала «Вертикаль. ХХI век».

Всё шло к тому, что должны мы наконец познакомиться воочию.

Поиски в интернете дали довольно много информации о Галине Алексеевне, как иллюстраторе, но из сайта в сайт кочует одна и та же фотография, на которой голова молодой девушки туго повязана платочком, оставляя открытым только лицо. Позже, рассказывая о себе, Галина Алексеевна скажет между делом: «Я всю жизнь хожу в платке. Ага. Никогда по другому не было».

В первый свой приезд в гости к Скотиной, в её небольшую квартирку в Правдинске, больше напоминающую мастерскую художника, чем привычное для большинства населения жилое помещение, я расспросил Галину Алексеевну: откуда она родом, кто её родители, как она попала в этот городок, что расположен недалеко от Нижнего Новгорода, как вышло, что девочка из заволжской глухомани стала художником?

Родилась Г.А. Скотина в деревне Силягодихе, что ютилась на небольшой возвышенности около санатория «Городецкий». С трёх лет, как себя помнит, вместо куклы у неё был карандаш, который она и пеленала. Но вскоре семья переехала на правый берег Волги, в Правдинск, и этот город для художника стал родным.

Здесь Галине открылись первые красоты окружающего мира: «Вышла на крыльцо и увидела, как всё желто от цветущих одуванчиков. Дорога тогда была выложена булыжниками, и все они разноцветные».

Рисовала всё время. Девочке купили краски. В то время продавали приклеенные на картонную палитру кружки сухих акварельных красок. Нужно было макать кисточку в воду, затем разводить этой водой кружок краски и рисовать на листах бумаги.

Учась в школе, Галина сочинила однажды повесть. Только не записала её, а нарисовала: в тетрадке на каждом листе был свой сюжет. По этим картинкам и рассказывала содержание повести своим подружкам. Позже одна из одноклассниц забрала тетрадку себе на память.

Самый близкий друг всю жизнь – старший брат Витечка. Иначе, как уменьшительно ласкательно, Скотина его имя не произносит.

Брат оберегал сестру, как только мог. Водил её гулять, придерживая за шиворот.

– Во время войны, когда мама пешком уходила в Работки, чтобы что-то из вещей поменять на продукты, я, малолетняя, оставалась на попечении Витечки. Он меня кормил: сварит одну свеклу или морковь, а мне этого есть не хочется. Сижу на печке. Тогда он начнёт меня развлекать: поймает мышь и посадит в валенок. А ещё вслух читал книжки – «Былины», «Конька-Горбунка». Был терпелив, когда я с чем-то не соглашалась, не сердился. И вообще очень общительный, весёлый, любил петь. Легко с людьми знакомился. Бывало, идёт где-то, его ещё не видно, а уже слышно, как поёт, или пляшет.

Брат тоже рисовал, первым записался во все кружки Дома культуры Бумажного комбината. В том числе и рисования, которым в то время руководил профессиональный живописец Дмитрий Николаевич Никитин. Привёл в кружок сестру, а сам вскоре бросил в него ходить. У Галины же с Никитиным сложились долгие добрые отношения, как ученицы с наставником.

– Я ему из-за Волги привезла деревянную солоницу, и Дмитрий Николаевич написал натюрморт: связанный петух и солоница. Красивая получилась картина. У него вообще вся большая квартира была в картинах. Я со временем перестала ходить в кружок, а приходила заниматься к нему домой. Никитин показывал книги, рисунки – очень хорошо было.

– И всё-таки сразу не решились посвятить себя живописи…

– Страшно было из дома уезжать. Поступила в Правдинске в техникум у железной дороги. Помню, идёшь вечером – и такие звёзды на небе... Ночь чёрная-чёрная, а звёзды светлые…

– Видимо поэтому в ваших работах так много звёзд, так вы любите их рисовать – особенно в графике?

– Закончив техникум, получила распределение на Дальний Восток. Жила там полгода, продолжала рисовать, переписывалась с художником Никитиным, посылала ему свои рисунки. Дмитрий Николаевич отвечал хорошими письмами, критиковал, что нет у меня в рисунках первого плана. Много я всего насмотрелась на Дальнем Востоке – ягоды, травы разные, ездила однажды с мужиками лучить рыбу. Они в лодке жгли покрышки, рыба на свет выходила, и они её добывали. Мне тоже большую щуку дали. Я её на плече несла.

– Почему вернулись обратно в Правдинск?

– Хотела дальше учиться. Сразу не получилось поступить, пришлось поработать на местном заводе. Но после сдала экзамены в Московский педагогический институт имени В.И. Ленина. Там была подружка, она меня везде водила – по театрам, библиотекам, кладбищам, церквям… Но не молиться, а смотреть и удивляться, восхищаться. Очень она умела восхищаться. Сильный живописец – домик деревянный нарисует, так, смотря на него, наплачешься. Нам преподавал художник Борис Неменцкий из студии Грекова. Сейчас ему сто лет.

– Институт закончили?

– Нет, сколько-то проучилась и бросила, вернулась домой.

– Что так?

– Потому что папа умер… Видно не судьба мне жить в большом городе. А тут на Волге, в огороде, у старицы в лугах – всё одно чудо, одно цветение… Когда училась в Москве – жить было негде. Папа устроил на квартиру, но я там жить не могла. Хозяйка – женщина здоровенная, чистоплотная, всё время стирала – и своё, и для подработки. Она совершенно не понимала, чем я занимаюсь, что мне надо.

– Вернулись вы сюда, и как же попали в орбиту художественной жизни?

– В Москве я жила ещё у искусствоведа Елены Ивановны Житковой. Борис Михайлович Неменский устраивал мне какую-то выставку, а она приходила её смотреть и забрала к себе жить. У них с мужем большая квартира, он у неё был профессором, конструктором по авиационным двигателям или что-то связанным с самолётостроением. Вернувшись в Правдинск, стала много рисовать. Взялась писать в маленькой комнатке ту большую картину, которая вам нравится («В лодке», 1974 г., х/темпера, 110х260 см, висит на стене в моём рабочем кабинете в Союзе писателей – В.С.) Во вторую мама меня не пускала. Ругала, что всё захламила. Это была самая первая моя большая работа… Когда мама умерла, я ещё долго не использовала эту комнату для работы. А теперь уж всё заставлено картинами, папками с рисунками.

– Создалась эта картина и вы, наверно, захотели её где-то показать?

– Елена Ивановна постоянно пугала, что меня посадят в тюрьму за тунеядство, потому что нигде официально не работаю. Они с Борисом Михайловичем старались, чтобы меня приняли в члены Союза художников СССР. А для этого нужно организовать персональную выставку.

– Вот и спрашиваю – как вы вошли в круг горьковских художников?

– Приехала тогда в Горький с рекомендательными письмами от Елены Ивановны и от Бориса Михайловича, добавилось от Дмитрия Арсенина, до этого в журнале «Юность» опубликовали чёрно-белые репродукции моих графических работ.

– Теперь понятно, зачем понадобилась выставка.

– Её устроила в Доме архитекторов местный искусствовед Лариса Помыткина. Но мне сказали, что работ мало. А я все свои работы перед этим сожгла.

– Почему?

– Мешали, квартира маленькая, где хранить, а их больно много. Куда девать… Вот с Витечкой и повытаскивали их на пустырь и сожгли.

– Так вы по рекомендациям связались с Помыткиной?

– Нет, пошла в Волго-Вятское книжное издательство, там познакомилась с Николаем Мидовым, графиком. Для издательства оформила несколько книжек. Уж теперь не помню сколько. Николай познакомил с Женей Юшковым. И так втроём мы стали дружить.

– Как прошла выставка в Доме архитекторов?

– Меня сразу приняли в Союз художников СССР. Картина «В лодке» там тоже была выставлена. Писали про меня в газетках, картинки мои публиковали. Кто-то приезжал сюда, чтобы про меня написать. А я этого не хотела. И мама тоже не хотела… Потом много показывала свои новые картины на выставках. Как-то пришёл один человек и купил картину – васильки и ромашки. Больше у меня ничего не покупали. Картину «Мальчики» тоже намеревались купить. Человек уезжал в Израиль, хотел забрать её с собой, а я не отдала.

– Почему?

– Очень мало предлагал заплатить. Да и не захотела в Израиль отдавать.

– Как начали расписывать церкви?

– У отца Евгения Юшкова есть брат отец Геннадий, который жил здесь в посёлке, прозванным в народе «Кавказ». Он служил в местном храме. Вот они, умеешь – не умеешь, стали заставлять: давай делай. Стала научаться. А у Витечки в институте, где он работал, продавались книги об иконах. Он их мне покупал, я читала, рассматривала, училась, пробовала сама что-то сделать.

– Когда осознали себя человеком верующим, православным?

– Всё опять через Витечку… Сызмальства меня никогда не причащали. Родители об этом ничего не говорили. Все же боялись! Вот и Николай Мидов тоже был испуганным. Хоть с мамой и ходил в церковь, но она его строго предупреждала, чтобы молчал, никому об этом не обмолвливался. А я ни разу не ходила. И мама у меня тоже.

– Как начали сотрудничать с издательством «Малыш»?

– Продолжала ездить к Елене Ивановне. Иногда подолгу жила у неё. Ходили с ней на Новодевичье кладбище. Там похоронен её первый муж. Вот она и Борис Михайлович помогли – мне стали давать работу: такую, русскую. Много книжек оформила в детском «Малыш», нравилось работать для детей. Это при советской власти. И церкви расписывала при советской власти – батюшка Наум из Троице-Сергиевой Лавры посылал к своим духовным чадам, молодым священниками. Мы с Женей Юшковым, Мидовым и Тырдановым ездили в отдалённые сёла. Затем тырдановские и юшковские дети присоединились.

– Расскажите о той грандиозной работе, которую сотворили в Спасском храме, написав в течение двадцати лет все иконы для большого пятиярусного иконостаса.

– Иконы стала писать тоже при советской власти. Ещё со страхом. Меня вызывали в исполком, заставили подписать какую-то угрозную бумагу. Чтобы не рисовала ничего религиозного. Приходилось прятать свои работы. Являлась Зина, работница исполкома, проверяла, почему всем этим неодобрительным занимаюсь. Я ей книги показывала, объясняла – изучаю древнюю живопись… Страшно было.

– Иконы тогда писали для людей, или храмов?

– И для людей, и реставрировала старые иконы для храмов.

– Расскажите о своём духовном отце Науме.

– Я когда приезжала в Лавру, всё просила батюшку – хочу, чтобы вы были моим духовным отцом. Он отвечает: «Далеко живёшь». А я всё рано езжу. Нарисую какую-нибудь икону, и ему принесу. Так со временем всё и устроилось. Потом батюшка заказал подготовить к изданию книгу про Киприана и Иустинию. Роман написал текст, я нарисовала картинки. Издательство Московской Патриархии её издало.

– С этим издательством вы тоже много сотрудничали?

– Да нет, немного. С отцом Артемием Владимировым сделали две книги. Были ещё какие-то. Уж теперь не помню.

Я уезжал от Г.А. Скотиной не с пустыми руками. Увозил на память ею написанную икону – Образ Покрова Пресвятой Богородицы.

При расставании, в тесной прихожей, Галина Алексеевна остановила меня, уже было взявшегося за дверную ручку.

– Постой, я тебя благословлю.

Я наклонил голову.

Твёрдой, натруженной рукой Скотина запечатлела на мне крестное знамение. Дабы не оставлял, хранил меня Господь.

Валерий Сдобняков, Нижний Новгород

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Валерий Сдобняков
Рассказ «Последний день»
Читает Максим Тужилкин
02.02.2023
Память все понимает
О судьбе крестьянского поэта Бориса Шумилова – в его стихах
31.01.2023
Безумие немцев
В который раз «умную нацию» толкают вперёд на закланье ради чужих интересов
26.01.2023
Украина помнит подвиги Святослава
Невыученные уроки прошлого
20.01.2023
Мы должны быть вместе
Невыученные уроки прошлого
17.01.2023
Все статьи Валерий Сдобняков
Последние комментарии
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от Павел Тихомиров
02.02.2023 14:49
Не понимаю, почему патриоты нападают на Медведчука?
Новый комментарий от Анатолий Степанов
02.02.2023 12:49
Спилили Крест
Новый комментарий от Андрей Карпов
02.02.2023 12:29
Азербайджан между Персами и Турками
Новый комментарий от Андрей Карпов
02.02.2023 12:12
Волгоград или Сталинград?
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
02.02.2023 11:49
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Сергей
02.02.2023 11:01
Философам нравится поархаичнее
Новый комментарий от Александр Волков
02.02.2023 10:59