itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Евгении Ушковой нелегкий путь

Очерк

0
442
Время на чтение 13 минут
Фото: М.В.Михайловой, РНЛ

 

Приснопоминаемую рабу Божию Евгению, Евгению Николаевну Ушкову, прихожанку храма во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» на заводе АТИ, что на улице Цветочной, 16 при жизни в глаза и за глаза называли всяк по-своему. Одни – «преподобная», вторые – «блаженная», третьи – «суматошная». Действительно  личность её была неординарная, яркая, запоминающаяся. Прямо скажем сразу, характер у неё был далеко не сахарный.

Общаясь с  Ушковой, и я, и другие, замечали отличительную особенность, что говорила Евгения Николаевна  обычно «как власть имеющая» или как человек  наставляющий и знающий как нужно делать и поступать. Во многих случаях она справедливо отстаивала свою точку зрения или настаивала на своем, но бывало и оконфузивалась.  Вспоминается пример, с которого собственно и началась мое знакомство с ней. Это произошло весной в далеком 1998 году.

Митрофорный протоиерей Иоанн Миронов, назначенный настоятелем в наш храм на Цветочной служит всенощную. Народу много, все теснятся в небольшом пределе, рассчитанном  человек на 40-50, как и задумывалось при строительстве только на членов клуба «Бодрствование» во имя святого мученика Вонифатия. А тут пришло раза в три-четыре больше, все духовные чада батюшки Иоанна, до этого окормляющего их восемь лет в храме во имя великомученицы Екатерины в Мурино. Тесно людям, руки не поднять, чтобы перекреститься и батюшка в алтаре передвигается осторожно, лавирует между Царскими вратами и престолом. А в это время на лестничной площадке стоят ктитор церкви, руководитель «Православного радио Санкт-Петербурга» Сергей Евгеньевич Васильев  и Евгения Николаевна Ушкова, которая ему громко с жестикуляцией  выговаривает:

  -  Вы такого необыкновенного батюшку заполучили, вон сколько народу за ним пришло, а здесь теснота, набились словно сельди в бочке, как молиться. Непорядок это.

   Но Васильев моментом сообразил и одной фразой урезонил Ушкову:

   - А что же вы своему батюшке любимому собор не построили, к вашему сведению его за штат хотели отправить. Не беспокойтесь, порядок будет, все проблемные вопросы решим.

   И точно, в считанные месяцы обустроили еще один предел ниже этажом в честь священномучеников  Вениамина и Серафима Петроградских, где всем стало удобнее и просторней.

Привел данный пример не для того, чтобы навести критику на приснопоминаемую  рабу Божию Евгению, а подчеркнуть её ревность и заботу  не о себе, о ближних, о батюшке, о прихожанах, да и дело в конце- концов несомненно подстегнул тот разговор.

   Многие, зная ушковскую  энергичность, горячность и неравнодушность, её готовность откликнутся на помощь то и дело просили – «Евгения, займись, организуй, а дальше - цели разных мероприятий православного направления: либо акафист святому, либо молитвенное стояние, крестный ход, паломничество, сбор денег на похороны или поминки… И Евгения Николаевна без раскачки «давала полный ход» своим действиям – активно  агитировала, призывала, убеждала, стремилась сама везде поспеть и внести свою лепту.

   Глядя на нее внешне невысокую, худощавую было удивительно откуда у Ушковой столько энергии и подвижности, горячности отклика на богоугодные дела. Для полноты её внешней личности прибавим  активную  жестикуляцию руками и быструю ходьбу, не забыв и о таком громком голосе, что  её нет-нет  да и останавливали:

    - Евгения, потише. Евгения, дай другим сказать. Евгения, да уймешься ли ты наконец и выключишь свою иерихонскую трубу…

    Да, она была из разряда тех  редких людей, которые везде на виду, всегда заметны. Она никогда не лукавила, говорила «правду-матку» не взирая на ранги и чины, если видела с их стороны факты беззакония, безчестия и лжи.  Ну а уж если кто  на  пути встречался по её нраву и по душе – могла облагодетельствовать безмерно.

Очень показательно проявилось по отношению к творчеству писателя Николая Агафонова. Рассказы его так полюбились Ушковой, что она непременно захотела их  записать на радио, для с подкрепления добиться желаемого благословилась у батюшки. Радийный дебют Ушковой оказался ошеломляющим. После первого прозвучавшего в эфире рассказа знакомые и подруги стали её хвалить, просить «записать еще». И надо сказать, успех  был не без основания, читала она рассказы с выражением, с чувством вдохновения, получались  они образными, проникновенными и запоминающимися. Её чтение нравилось всем, и отцу Иоанну тоже:

  - Молодец, Евгеньюшка, - сказал он ей,-  читаешь как настоящая артистка. «Пятёрка» тебе за чтение.

   От похвал вскружилась голова у Ушковой и «зазвездила» она, да так круто, что без смущения, как встретит меня, говорит:

   Василий Иванович, ну что ты мои рассказы не ставишь в программу. Люди просят, утверждают: без них и слушать на радио нечего. Ну, правда. Не веришь, сам спроси.

   - Интересное кино получается, - отвечаю, - тебя все просят, проходу тебе не дают, но почему же ни одного звонка не было в редакцию, чтобы рассказы повторять. Это во-первых, а во-вторых, если ты заметила, мы и Валерия Николаевича Лялина рассказы даем не часто.

   Слава Богу, «звездная болезнь» у Евгении Николаевны быстро прошла, однако редакция на одном из вечеров, посвященных дню радио, посчитала необходимым и наградила Ушкову  вместе с другими профессиональными чтецами, Валентиной Ивановной Зубковой и Валентиной Ивановной Клюкиной, похвальной грамотой, «за исполнительское мастерство». Грамота и формулировка ей очень понравились.

Свою любовь к рассказам и творчеству писателя Николая Агафонова Ушкова очень зримо выразила и после его смерти, раздавая в  его память «конфеты и печенки» на православной выставке летом 2019 года.

   Еще по сердцу оказались ей песни в исполнении священника Александра Старостенко. Она бывала на всех его концертах, когда он приезжал  в Санкт-Петербург, всегда агитировала и распространяла билеты, пела сама песни, призывала петь других особенно  «Не оставляй нас, Божья Матерь».

   И все-таки главное, определяющее духовную жизнь рабы Божией Евгении – это её неуклонное и постоянно исповедничество веры Христовой, преданная любовь к Господу и Богородице, почитание святых и подвижников, пастырей добрых. Да, она порой «зашкаливала»  горячностью и напористостью, но нести  Божью правду считала своим долгом, на деле исполняя  евангельские  слова «жатвы много, а сеятелей мало». Причем могла начать разговор о вере не только среди людей церковных, но и с незнакомыми, не смущало и место разговора, хоть в  автобусе или метро, дерзала даже беседовать с мусульманами. И говорила она убедительно, аргументировано  со знанием не только основ православия, но и глубже. Не сложилось у неё закончить катехизаторские курсы, зато она напитывалась духовными знаниями самостоятельно, постоянно в церковных лавках знакомилась с новинками, приобретала понравившиеся брошюры и книги,  постоянно выписывала и читала газеты «Благовест», «Лампада», «Православный Санкт-Петербург».

   Евгения Николаевна очень любила службы в храме, старалась  бывать на престольных праздниках других храмов, пока были силы, примерно лет до 75 (за два с половиной года до смерти) она активно принимала участие в  городских крестных ходах, не раз была и в знаменитом – Великорецком, в молитвенных стояниях царскими днями у «Спаса–на–Крови». Она постоянно ездила в Печоры на праздник Успения Божией Матери, беспокоилась, чтобы заранее на радио давали объявление и традиционно вместе с другими женщинами-паломницами выстилая дорожку из цветов, по которой проносили знаменитую чудотворную икону Царицы Небесной.

   И не могла Ушкова поступать иначе, ведь молясь перед этой чудотворной иконой она когда-то исцелилась от опасной болезни, обнаруженную врачи. Как же те удивлялись, когда после её поездки в монастырь,  никаких не обнаружили симптомов недуга.

Дела семейные

   Скончалась Евгения Николаевна 22 июля 2020 года, а «сороковины» её пришлись на 30 августа, на попразднество  Успения Божией Матери и чествование Богородичной иконы именуемой «Свенская (Печерская)» и написавшего ее преподобного Алипия Печерского - это ли не знак того, что Господь и Царица Небесная отметили так свою ревностную почитательницу.

    Однако правды ради заметим, что не всегда Ушкова  была верующей и ходила в храм. Были времена совсем с другим образом жизнью и поступками, в которых потом воцерковившись каялась. Каялась, что делала аборты и не один. Каялась, что заставила мужа своего вступить в партию.

  - Валера, дорогой, ну пойми ты, - убеждала она его тогда, - без партбилета до пенсии будешь в штурманах сидеть и никакого роста у тебя не будет. Ну, надо сделать такой шаг, как делают другие, пойми. Согласись же, надо.

   Согласился супруг и действительно начался в небольшое время карьерный рост. Валерия Петровича Ушкова, одного из лучших штурманов Балтийского морского пароходства, назначили сначала помощником, а затем и капитаном не на какие-то там маломерные посудины каботажного флота, а на быстроходные океанские сухогрузы и лайнеры.  Суда, водимые капитаном Ушковым, ходили в порты Европы и Америки, Азии  и Африки, Австралии и Японии. Короче, не было такого моря и океана, где бы не нес  свою вахту на капитанском мостике.  Он любил свою профессию, поэтому еще курсантом училища был среди лучших и на паруснике, проходя практику ловко лазил по вантам,  четко и быстро выполняя все команды.

   Понятное дело, раз ходил в загранку, по примеру других стал привозить, недоступные для большинства советских  людей, иностранные «шмотки» и дефицитные товары типа видеомагнитофонов. Бегать в портах по лавкам, магазинам да супермаркетам для Ушкова,  порядочного и совестливого человека и коммуниста ну никак не нравилось. Но ведь и здесь суженная напирала дома:

   -  Валера, дорогой, ну надо. Другие вон сколько в рейсах набирают, их  жены, что ни день в «Альбатросе»  разные товары либо сдают, либо на валюту приобретают, а ты все стесняешься. Ну, ради семьи, ради  детей постарайся, Валера.

И Валера  старался, появилась машина, слегка подержанный микроавтобус «Фольксваген», и дефицитные шмотки, а Евгения Николаевна стала форсисто ходить в шляпках и заграничной одежде, навещать иногда желанный «Альбатрос».

Как-то раз довелось ей сходить в дальнее плаванье с мужем, с каких-то особых соображений разрешило руководство пароходства всем капитанам. Вторая половина Ушкова быстро подружилась с командой, расположив к себе тем, что не задирала нос и просто общалась со всеми. Тем длительным рейсом были они в Париже, и супруг с товарищами подшучивал над ней за то, что она, заблудившись, посетила известную улицу «красных фонарей». Были и в  Лондоне, где в музее ансамбля «Битлз» осматривали их вещи, диски, ноты, инструменты, много где были. Только больше всего она удивила всех, когда они шли в Атлантике и их застал шторм, да такой, что их большой океанский красавец-лайнер вздымало и бросало в пучину гигантских волн, словно щепку. Тогда-то от страха и взмолилась капитанша Богу, забившись у трубы. Молилась, видимо, столь сильно и горячо, что утихла стихия, хотя по сводкам и радиограммам, команде судна предстояло бороться с ней целую неделю.

    Полученный первый опыт молитвы остался в памяти навсегда, но по-настоящему воцерковляться Ушкова стала после того, как под впечатлениями от торжеств,  прошедших  в 1988 году в честь тысячелетии крещения России, они широко освещались телевидением. Для всего советского народа это было  в удивление и новинку. Люди потянулись к Церкви, стали  массово креститься, слушать на улицах нахлынувших в город проповедников разных мастей.  А Евгения Николаевна собралась и отправилась на теплоходе  на остров Валаам. на теплоходе сама посетила остров Валаам. Кто её там исповедовал и наставил на путь истины не узнали ни муж, ни мать, ни дети, только вернулась она оттуда иной. Верующей. Изменила свой жизненный курс на все 180 градусов раз и навсегда. Удивив и обрадовав крутым поворотом мать -  Надежду Андреевну Бессонову, которая единственная из их семейства ходила в храм, как-то тихо и незаметно по воскресеньям собираясь и посещая Спаса-Преображенский собор.

 

…Пока не грянула перестройка,  началась реорганизация их пароходства и вроде бы дела пошли в гору, но затем быстро  все пошло прахом. Из более 170 большегрузных сухогрузов и лайнеров к середине 90-х годов не осталось ни одного. Балтийской морское пароходство – флагман отечественного судоходства и морских перевозок оказалось банкротом. Все  это не могло не отражаться на работе экипажей и, разумеется, всех специалистов и капитанов. Только через взятку от 500 до 2000 долларов можно было получить приличное судно и маршрут, иначе лесовозы в Северных морях, где ответственности и опасности пруд пруди, а зарплаты хорошей не дождешься.

   Терпел  Валерий Петрович, как многие капитаны, но  однажды решительно сказал:

   - Хватит, кормить и набивать карманы чинушам от моря.

   С одной стороны - плохо, потеря работы, но с другой - именно в период развала пароходства, глава семьи  Ушковых стал чаще пить. Так складывались обстоятельства,  что без взяток, застолий и водки невозможно было решать вопросы с руководством, различными проверяющими, да инспекторами. Не только у Валерия Петровича на судне, где-нибудь в загашнике имелся не один ящик «Московской», или «Столичной» с помощью  «беленькой» бутылки, как правило на одной не останавливались, и другие капитаны улаживали свои проблемы и дела.

   В доме пошли скандалы, да и на работе покатилось по наклонной. Последнее место, с которого ушел Ушков… сторож на  научно-исследовательском судне «Космонавт Виктор Пацаев», стоявшем на ремонте в сухом доке.

   К сожаления, и у детей жизнь  стала складываться не лучшим образом. Вадим, старший сын и в армии побывал, и институт закончил, получив диплом  филолога-переводчика с английского и испанского языков.  Но окончание пришлось на начало опять же роковых 90-ых годов, по специальности не смог устроиться, стал  возить иностранных туристов на своем микроавтобусе, его удалось приобрести, когда отец еще ходил в моря капитаном. Позже занялся «малым бизнесом» -  выискивал металлолом и сдавал его. Одно время этим делом они занимались с отцом вместе, пока у того имелись силы и здоровье. Хотя отношения из-за  отцовской слабости к спиртному  приводили порой к скандалам, вплоть до драк. Причем самому Вадиму удалось бросить пить и курить, благодаря занятиям в клубе «Оптималист» у Соколова, кстати, тогда коллеге Владимира Алексеевича Михайлова по борьбе с алкоголизмом по методу  Шичко.

    Евгения Николаевна не могла смириться с пьянками мужа, упрекала его:

   - Эх ты, герой, все моря и океаны покорил, а со стаканами справиться не можешь, свою жизнь и душу губишь.

НА ОСТРОВЕ У  ОТЦА НИКОЛАЯ

 В первые поездки к известному старцу, батюшке Николаю Гурьянову на остров Залита ездили втроем. Евгения жаловалась на мужа, но он закрывал её рот рукой:

   Женюшка, не ругай его сильно. Хороший он у тебя. Умница.

   Видимо прозревал старец простую, честную и страдающую душу Валерия Петровича.  Он же предсказал нелегкую судьбу дочери Аленки,  а раба Божия  Евгения нет бы принять слова молитвенника и подвижника со смирением, наоборот, взроптала:

   - Батюшка, родненький, да как же так около двадцати лет не видеть Аленку. Будет где-то на чужбине. Помолись хорошенько, помоги материнскому горю.

   Отец Николай с улыбкой ответил:

  - Помолюсь, Женюшка, помолюсь и за тебя, и за дочку и за всех помолюсь,  а ты только дачу не продавай. Хорошо у тебя там, благостно. На таком месте храм бы построить. Красота.

   Те слова старца, безусловно, были благословением, ведь в последующих поездка, батюшка всегда спрашивал:

  - Женя, не начали строить храм?

   Услышав в ответ «нет», качал головой, приговаривая:

   - Ах, как жаль. Ах, как жаль.

   Евгения Николаевна и пыталась осуществлять свою мечту построить храм или монастырь, но никак не выходило. Она собирала деньги и немалые суммы, большую часть их, отдавая  матушке Валентине, поднимающей из руин женский Рождество-Богородичный Снетогорский монастырь в Пскове.

 

   Духовный путь, захватил новоначальную в познании веры предков Ушкову  целиком и полностью. Она жадно и стремительно стала погружаться в основы Божьей истины и правды. И вопреки всем возникающим семейным трудностям и проблемам у мужа, у детей с нового пути не сворачивала, наоборот, укоренялась: ходила регулярно  на службы в храм, готовилась к исповеди и причастию, читала акафисты, активно посещала городские молитвенные стояния, крестные ходы, не один раз побывала и на знаменитом Великорецком крестном ходу, пока ей позже не запретил духовник – отец Иоанн Миронов, который на начальном этапе ее воцерковления служил в церкви в честь великомученицы Екатерины в Мурино, расположенной  в двадцати минутах ходьбы от их дома.

   Не сложилась с нормальной работой у Вадима, дочка Елена тоже, окончив художественное училище имени Мухина и получив диплом промышленного дизайнера, по специальности устроиться не смогла и подалась в официантки. Познакомилась с будущим мужем. Он  занимался каким-то оборотистым бизнесом, что-то где-то пошло не так с компаньонами, задолжал большие суммы и наехали на него «братки». Пришлось от них скрываться в Америке, где она и родила девочку – единственную внучку Евгении Николаевны – Вареньку.

  А тем временем общение с добрым и любвеобильным пастырем, отцом Иоанном быстро переросло в сотрудничество. Вадим возил батюшку из дома в храм на службы, на требы -  больного ли причастить, квартиру  ли освятить, усопшего  отпеть и раба  Божия Евгения ему охотно подпевала, благо и голос имела хороший, громкий были, да ведь и она когда-то закончила музыкальное училище  перед замужеством и переездом вслед за супругом в Ленинград.

   Первой  душой  ушла в мир иной мама, а спустя три года в 2008 году скончался муж от инфаркта, прямо на улице у подъезда. Обнимая холодеющее тело супруга, она сквозь слезы  повторяла одно и то же:

   - Господи, помоги. Валера, любимый мой, прости, не уходи.

Только он уже её не слышал. Валерия Петровича, как и маму, отпели и погребли на Ново-Муринском кладбище.

   Примерно год-полтора до кончины Евгении Николаевны, стало её «гонять по-малому». Думала, цистит обозначился в связи с возрастом, особо не беспокоилась, запускала болезнь. Оказалась она непростой – онкологической  и по женской линии, аукнулись-таки ей аборты. Боль не утихала. Усиливалась. В последний месяц жизни матери Вадим часто видел её не спящей по ночам:

  Женя, что с тобой? - спрашивал он её, по привычке называя по имени, - почему не спишь?

   Да ничего, сынок. Больно очень. Ты ложись. Я помолюсь, даст Бог пройдет.

  Не проходило и наконец 15 июля 2020 года Вадим повез мать в известный онкологический центр,  в поселок Песочный. Врачи сделали ей биопсию и изумлялись:

   - Какая стойкая бабуля. Ни вскрикнула и даже не застонала. Многие значительно её моложе и боятся и дергаются. Намучаешься с ними.

   Еще целую неделю терпела Ушкова боли и сын, как и врачи, не слышал криков и стонов. Бог весть откуда она брала такие силы терпеть и молиться, молится и терпеть. Накануне праздника в честь иконы Божией Матери Казанской она попросила Вадима отвезти её на службу в храм.  Он послушался и отвез в домовый храм  во имя праведного Иоанна Кронштадтского, что на Лесном проспекте,  где она в последний раз исповедовалась и причастилась. Видимо душа чувствовала, что конец близок, поэтому попросила батюшку пособоровать. А стареньки, весь потный от жары священник, извиняясь, сказал в ответ:

   - Женюшка, дорогая извини. Я то и литургии едва-едва управил. Прости. Поищи кого-нибудь помоложе.

    Дома ей стала совсем плохо. Вызвали скорую и прождали более четырех часов. На скорой помощи отвезли в больницу Вавиловых, после осмотра - сразу на операционный стол. Однако вмешательство врачей было уже безполезным, злокачественная опухоль и метостазы рака взяли свое. Она умерла на 78-ом году жизни на следующий день 22 июля в реанимации. Отпевали рабу Божию Евгению, Евгению Николаевну Ушкову, 26 числа. Гроб утопал в цветах, а вокруг стояло множество людей, в большинстве своем прихожане храма во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» на заводе АТИ. А она лежала, с застывшей улыбкой на устах, словно радовалась, что вернулась обратно в церковь  великомученицы Екатерины в Мурино, где начинался её нелегкий путь ко Господу. Путь к спасению души. Сын же порой не скрывал слез и вслух винился перед бездыханным телом матери, что не слушался, не оказывал должного внимания, обижал. Погребли новопреставленную в могилу рядом с её мамой – Надеждой Андреевной на Ново-Муринском кладбище, где недалеко и могила мужа – Валерия Петровича Ушкова.

Спустя некоторое время, как и предсказывала мать, Вадим, оставшись один  в квартире и«прокручивая»  мысленно  прожитую жизнь бабушки, отца и матери вдруг ясно осознал что  теперь надо управляться со всеми проблемами самому и что без Бога и храма никак нельзя. Он старается каждое воскресенье ходить в муринский храм. Он понимает, что настал его черед подхватить большое материнское «знамя веры православной»  пусть и своим еще незначительно малым.

  Василий Стамов, редактор «Православного радио Санкт-Петербурга»   

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Василий Стамов
Саша, Слава и сирень
Рассказ
23.06.2022
«В эфире народная духовная академия»
К очередной годовщине создания Православного радио Санкт-Петербурга
09.11.2021
Он жил и трудился по-суворовски
На девятый день кончины радиоведущего Вячеслава Прокофьевича Суворова
26.10.2021
Высокие награды
Рассказ-быль
20.09.2020
Все статьи Василий Стамов
Последние комментарии
Падение доверия к Русской Православной Церкви
Новый комментарий от prot
16.08.2022 20:29
Быть или казаться
Новый комментарий от Валерий
16.08.2022 20:17
Когда-то, ещё до эпохи реконкисты
Новый комментарий от р.Б.Алексий
16.08.2022 17:11
«Он бил по щекам свою мать – Россию»
Новый комментарий от С. Югов
16.08.2022 16:31
Мы не враги современной музыки
Новый комментарий от Советский недобиток
16.08.2022 15:29
Русское образование и Император Николай II
Новый комментарий от оxтeнcкий оxpанитель
16.08.2022 15:10
Полицейская виза
Новый комментарий от Человек
16.08.2022 15:05