itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Щелчок

Рассказ

1 Павел Тихомиров 
1083
Время на чтение 7 минут

 

    Щелчком в московском обиходе называют территорию  рядом с метро Щёлковская. Там огромнейший Центральный автовокзал. Междугородний. Плюс при нём и областной, тоже  немаленький. То есть отсюда уезжают и сюда  приезжают в Москву и из Москвы полчища людей. А лет десять назад вокзал был скромнее, и около него была пивная, которой сейчас нет. Как раз в ней я этого человека и встретил.  Он сам он подошёл. Подошёл, дружелюбно сказал: «Пивка для рывка?»  

    Не знаю, почему он меня выбрал, но я поневоле хорошо запомнил его откровения. Он  заговорил сразу. Проникновенно и доверительно:

    - Вот на этом самом месте, именно на этом, я её встретил, а вот там, перейти через улицу, потерял. Наташа. Выше среднего, как раз под мой рост. Тоже пиво пила. А что особенного: женщина пьёт пиво. Она сама сходу объяснила: сама, говорит, не пойму, почему вдруг так получилось, что очень захотелось пива. Это, говорит, ей врач объяснил, гормональное, она ребёнка ждала. То есть не ей, а ребёнку для формирования органов понадобились пивные дрожжи. 

     - И что? - спросил я. - Выпили и что?

     - А вот то самое и есть!  - воскликнул он. - Я, можешь себе представить, влюбился на раз. Я к тому времени уже две ходки в женитьбу сделал. И оба раза ожёгся, отскочил.  Но без детей, без алиментов.  Одна жадная как кашалот, другая как сонная рыба. На первой из-за прописки московской женился, все же в Москву рвутся, другой раз по пьянке.   Рядом с ней проснулся, и её родители у постели стоят.  Остался в сухом остатке холостым, в комнате, в коммуналке. Решил лучше казаковать. А специальность калибровщик. Копейка приличная. Стал попивать. Был тогда, как сейчас, небрит. Так вот, Наташа. Стоим мы с ней, мне стыдно за свой вид, так она мне нравится. Чего-то бормочу, говорю: давайте повторим. Она: «Нет, ни за что, что вы, пить такую дрянь. Если бы не ребёнок».   В общем, уговорил вечером встретиться. Побежал домой, мылся, брился, рубашку новую, красную,  мне идёт,  купил, ботинки отзеркалил. В комнате прибрал, постель, можешь себе дурака представить, перестелил. Пошёл. Конечно, цветы. То есть готов к труду и обороне.

    - И она не пришла?

    - Нет, это потом. Тогда-то пришла! И она ведь тоже принарядилась, это же заметно. Такая она: темно-русая, платье, называется «барышня-крестьянка», это она объяснила, когда я им восхитился. Я же и поговорить могу, неполное высшее. Расспрашивать её ни о чём не посмел, а о себе рассказывал честно. И в любви ей сходу объяснился. Улыбается: «А ребёнок?» Говорю: «Он мой, только и всего. Если он твой, то, значит, я его отец». Она то смеётся, то приглядывается. Ко мне не пошла. Но поцеловать в щёчку позволила. Рукой к плечу притронулась, сказала: «В красной рубашоночке, хорошенький такой». Я умолял снова встретиться. На том же месте, в тот же час. Она и не обещала, но и не отказывалась. Пошла - оглянулась.

    - Не пришла?

    - Нет.

    - И что? И вся любовь?

    - У неё, может, и вся. А я до сих пор завяз.  Сейчас бы с ребёнком тут гулял. Да с двумя, и со своим ещё. Вот, видишь, опять небрит. А ведь я тогда-то твёрдо решил  завязать. Насухо! Опять весь день о встрече мечтал. Представь, ещё одну рубаху купил. Сейчас-то, видишь,  опять в тельняшке, с армии привык.

    - То есть ты снова пошёл на свидание?

    - Прилетел. А уж букет у меня был! Придумал так ей сказать: тебе  тяжести нельзя носить, а букет тяжелый, давай  помогу. Частушку с юности вспомнил: «Это что же за любовь: ты домой, и я домой. А, по-моему любовь: ты домой и я с тобой». Ещё в петлицу, я же в пиджак вырядился, мне цветочница одну розу пришпилила. Жених!  Да-а. Жду.  То верю, что придёт, то нет.  Полчаса, час. Полтора! Это же вечность и ещё чуть-чуть. Всё передумал. Тут мужчина. Он, видно, понял, что ко мне за букетом не пришли и уже не придут. «За сколько отдашь?» - А-а, говорю, бери даром. Может, тебе повезёт. - «Нет, что ты, видно же, такой букет денег стоит. Возьми хоть на бутылку».

     Суёт большую бумажку. Махнул я рукой, взял его деньги, купил  бутылку. И высосал всю её  из горла у места, где  с ней встренулся. А  от   розы на груди стал потом лепестки отрывать и в кружку бросать. И этим лепестком закусывал.  Думал, доем эту розу,  и пить перестану. 

      - И не перестал, конечно, - безжалостно сказал я. -  А те, первые две жены, как они?

      - Да как? Как все. - Он помолчал. - Был порыв первую опять найти, да остыл. Сколько ей уже натикало? Или обабилась или омужичилась. Да потом гляжу: и все живут как все.   Мне бы вот Наташу увидеть, я бы ожил.

      - А что Наташа не как все?

      - Нет, - твёрдо сказал он. - Нет. Я же вот почему-то не забываю.

      - А с работой как?

      - Какая работа, завод убили. По соседям сантехникой подрабатываю. Больше не деньгами платят, натурой. То есть плеснут и закуску какую. Не будешь же со знакомых деньгами брать.

      - И как ты, совсем без женщин?

      - Почему совсем? Похаживал к одной. Разведёнка. С сыном. Она-то бы не против, но пацан, я же чувствовал, меня терпеть не мог. В кино, что-ли с ним ходить? И ещё было: размечтался, на полном серьёзе, в деревню на жительство. Я-то получился городской,   родители - трудяги подольские, а их родители, предки мои, деревня. Бедно жили. Но однажды меня совсем сопливым, к ним возили. Я там петуха испугался. Но что-то и запомнил. Речку, баню. Их-то, конечно, нет уже.  И однажды я, даже внезапно для себя, наугад рванул, вот отсюда, со Щелчка, на дальний маршрут. Четыре часа ехал, вышел. Стал расспрашивать, как и что. То есть дом купить. О-о, говорят, сколько угодно. И по деньгам даже. Никто особо не рвётся ни в фермеры, ни в  в колхозники. Дошёл до окраины: дом. Женщина выходит. Средних лет. Не сказать, чтобы очень, но и не страшная. Спрашиваю. Она тут же: заходи, живи. Прописать не пропишу, но сыт будешь. Конечно, ей не муж, работник нужен. Батрак. А тут её петух вышел во двор, здоровенный. Заорал,  крыльями на меня замахал. Гонит. Посмотрел я на сад, на огород, лютики-цветочки. Там пахать-не перепахать. Спасибо, говорю, не для меня цветут сады, и потопал на автобус. 

      - И что теперь?  

      - Сам не знаю. Идёт всё как-то  само. Не пить не получается, но  стараюсь днём не спать, а то  ночью без сна страшно. Но ведь, как говорится:  как ни бьёшься, к вечеру напьёшься.

     Он понурился. Мне и сказать ему было нечего. Не дитё же он малое. Он закурил и поднял голову:

      -  А вот то, что встреча с Наташей была разворотной, это понял. С ней бы поднялся, без неё упал. - Он снова помолчал. - Жизнь такая пошла. Правды нет и не добьешься. Смотри,  - Он обратил моё внимание на идущих мимо нас к метро, было утро, пассажиров из подъезжающих автобусов. Всё больше молодые женщины.  - Вечером обратно хлынут. А кто они все? Коридорные, кассирши, фасовщицы, санитарки, уборщицы, посудомойки, дворники, официантки всякие, подавальщицы, кто больше. Порода одна - обслуга.  Сижу тут, пиво тяну, смотрю. Прямо как на берегу реки сижу: течёт народ и течёт. И все не москвичи, а в Москву стремятся, будто Москва мёдом намазана.  С утра пободрее, а вечером  течение меняется, уже из метро по автобусам. Тогда народ позагнанней. По домам. В основном, на съёмные квартиры. Поедят, посмотрят какую-нибудь хреномуть и - в горизонталку. Утром будильник и опять.

      - Не все же.

      - Все равно - центрифуга.  И чего добились? Да и я не лучше: жизнь тут фактически угробил.

     Ну, вроде поговорили. Я засобирался

     - Пробовал я и рыбалкой заняться,  - говорил он. - Но понял: и это одна видимость, одна пьянка на свежем только воздухе. Скроются от жён, рыбу купят и гудят у костра. Плохо ли? Давай возьмём чего посущественней. А чего пивом-то кишки полоскать.

     Я отговорился тем, что надо ехать: жена плоховато себя чувствует. Он пошёл проводить до автобуса. Проводил…

 

      Такая была та первая встреча. А сейчас о встрече сегодняшней.  Конечно, он крепко сдал. Но руку пожал тоже крепко. И сразу, будто вчера расстались, заговорил:

     - Ещё тебе сейчас главное  расскажу: у меня ведь мысли, и не раз,  доходили, что надо со всем этим кончать. С чем? Ну, с такой жизнью. Подпёрло. А тут, на Щелчке, раньше бывало и оружием торговали. Пистолет искал, но уже сейчас строго.

     - Ты что, застрелиться даже хотел? С чего?

     - Ночью страх давит. Всякие видения. Особенно, когда просыпаешься от страха. Но если есть опохмелюга, то выживаешь. Но однажды дошёл. Долго пил, облик потерял. Сейчас-то стараюсь границу не переходить. А тогда будто кто душит, среди ночи очнулся от своего крика. Встал, темно. Искал хоть глоток - нету. Ну, думаю, знак был, они не додушили, сам займусь. Понял? Мысль такая, что надо умереть, и будет хорошо. Если б верёвку нашёл, в петлю бы залез.

      - Да не сам бы ты залез, сатана бы тебя загнал. Ты что, думаешь нет его, как же. Он любую минуту к каждому готов подскочить. Он всех и всегда пасёт. Ему больше всего радость человека извести. Ему больше всего в досаду, когда люди Богу молятся, любовь и дружбу ненавидит. Мужа с женой ссорит, друзей разъединяет. Самоубийцами своё воинство дьявольское увеличивает. Так как же ты не повесился?

        -  Себя, такого страшного, в зеркало увидел. О, думаю, такая харя в гробу будет? Ну уж нет! Кровь на лице увидел. Отшатнулся! Умылся.

        - Кровь-то откуда?

        - Расцарапал проволокой. Может, видел такие стальные тросики длинные? Засоры в канализации ими проворачивают. Верёвку-то не нашел, не увидел, но мысль-то в голове застряла. И всё сильней и сильней. Мысль одолела: в петлю и - кранты! Тут  этот жгут стальной в глаза.  Стал с его конца проволочку отматывать. Она стальная, спружинила и царапнула. Прямо у глаза. Схватился рукой - кровь. В ванную, там в зеркало гляжу - жуть!

       - Проволокой тебя ангел хранитель вразумил.

       - Да ладно.  Хорошо, не в глаз.

       - Чего да ладно? Именно Бог спас.  

      Помолчали. Как-то неудобно было сразу так взять и уйти. Спросил:

       - Пиджак-то ещё не пропил? 

       - Нет, зачем. Может, ещё пригодится.

       - И розу на грудь!

       - Так точно! - он невесело улыбнулся. - Знаешь, чего подумал? Что на Щелчке этом я три щелчка получил. Какие? Как какие, две женитьбы и одна любовь. Для вразумления,. Что нельзя по глупости, по пьянке жениться - раз. И  по расчёту нельзя - два.

       - А третий щелчок?

       - Вот с этой Натальей. Перед глазами стоит.  То есть, любовь есть, да не про мою честь. Не заслужил. - И повёл рукой, указывая на потоки людей: - Этим тоже щелчки достанутся. Один из тысячи, ну, из сотни, устроится. Москва, она такая.

      Ну, расстались. Не знаю, увижу ли его ещё. Очень надеюсь. 

 

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Владимир Крупин
Море в море
2. Из неопубликованной книги «Голубые дороги»
15.09.2022
Первый русский скитоначальник
5. Из книги «Афон. Стояние в молитве»
12.09.2022
Голубые дороги
1. Из неопубликованной книги
09.09.2022
Предавший раз предаст стократно
Нынешние спецы по фабрикации «развлекательного контента» вполне устраивают высших управленцев
07.09.2022
Отец русского иночества
4. Из книги «Афон. Стояние в молитве»
05.09.2022
Все статьи Владимир Крупин
Последние комментарии
Заставить слушать биение сердец убиваемых душ
Новый комментарий от Калужанин
17.09.2022 21:54
«План корректировке не подлежит»
Новый комментарий от Сергей В.
17.09.2022 21:04
Профсоюз как орудие расправы
Новый комментарий от Альбина Волкова
17.09.2022 21:03
Одна победа в СВО уже одержана
Новый комментарий от Игорь Бондарев
17.09.2022 20:59
Дать возможность заключённым искупить грех перед Родиной
Новый комментарий от Константин В.
17.09.2022 19:17
Что нужно для Победы?
Новый комментарий от Владимир22
17.09.2022 18:14
От спецоперации к войне
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
17.09.2022 13:49