«Бремя белого человека» и «Последняя молитва»

 

 Рубеж XIX-XX веков характеризовался развитием глобализационных империалистических процессов[1].

Британская империя была с одной стороны на пике своего могущества; с другой – стремительно приближалась к своему закату.

Воспевание цивилизаторской миссии Британии, апология империализма, представляемого как добровольное мученичество для «спасения» «отсталых наций», наверное, лучше всего выражены в небольшом стихотворении «Бремя Белого Человека», написанном в самом конце XIX века Редьярдом Киплингом:

 

«Неси это гордое Бремя – 

Родных сыновей пошли

На службу тебе подвластным

Народам на край земли –

На каторгу ради угрюмых

Мятущихся дикарей,

Наполовину бесов,

Наполовину людей.

<…>

Неси это гордое Бремя –

Ты будешь вознагражден

Придирками командиров

И криками диких племен:

"Чего ты хочешь, проклятый,

Зачем смущаешь умы?

Не выводи нас к свету

Из милой Египетской Тьмы!"»[2]

 

Характерно, что в это же время многие английские писатели чувствовали приближение катастрофы, краха старого мира. Особенно острым стало ощущение, что подлинные радость и счастье находятся за пределами категорий, которые большинство англичан того времени считали единственно реальными. Появляются  прекрасные произведения, в которых с одной стороны – тоска по недоступному Раю, с другой – утверждение, что Рай не где-то далеко, он всегда рядом, просто нужно суметь его увидеть. Интересно отметить, что эта тоска по Раю сквозила  и в произведениях некоторых авторов совсем далеких от христианства по своим взглядам. И в то же время – многие английские авторы писали об аде, поднявшемся на землю, на которой забыли про Бога.

«Бремя белого человека» – термин широко использовавшийся империалистической пропагандой. И тем интереснее обращение к нему современного американского исследователя профессора Джона Беллами Фостера, использовавшего его в названии своей монографией вместе с характеристикой американской глобальной экспансионной политики начала третьего тысячелетия как «откровенного империализма»[3].

Он писал: «Действия США в глобальном масштабе после 11 октября 2001 года часто считают "новым милитаризмом" и "новым империализмом". Тем не менее, ни милитаризм, ни империализм – не новинка для США, которые с самого начала были экспансионистской державой – континентальной и глобальной. Что изменилось?  – откровенность, с которой происходит экспансия. Амбиции США стали поистине безграничными – планетарными»[4]. «У милитаризма и империализма США глубокие корни в истории США и политико-экономической логике капитализма. Как готовы признать даже сторонники  американского империализма, США были империей с самого начала. <…> После Второй мировой войны США и другие главные империалистические государства отказались от своих официальных политических империй, но сохранили неофициальные экономические империи, поддерживая право на них с помощью угроз применить силу и нередко реальными военными интервенциями. «Холодная война» оттеснила эту неоколониальную реальность на второй план, но никогда не скрывала ее полностью»[5].

«То, что США являются доминирующей глобальной империей – современным Римом – совершенно очевидно. Начиная с 1940-х годов США включилось в борьбу за сохранение и даже расширение своих позиций как самой первой военной, экономической и политической силы в мире. США – ведущий в мире продавец вооружений. И они сеяли смерть и разрушения среди населения большего числа стран земного шара больше, чем любая другая страна за период после окончания Второй мировой войны»[6].

В противоположность Д.Б. Фостеру, современные глобализационные процессы, осуществляемые под эгидой США,  американский политический философ Майкл Хардт и итальянский социолог и политический философ Антонио Негри в своей весьма интересной монографии назвали не «откровенным империализмом», а «империей».

Как они писали, «под «Империей» мы понимаем нечто, совершен­но отличное от «империализма». Границы, определенные системой нацио­нальных государств современности, были основой европейского колониа­лизма и экономической экспансии: территориальные границы нации опре­деляли центр власти, из которого осуществлялось управление внешними территориями – территориями других государств – через систему кана­лов и барьеров, то способствовавших, то препятствовавших потокам про­изводства и обращения. В действительности империализм был распро­странением суверенитета национальных государств Европы за пределы их собственных границ. Переход к Империи порождается упадком суверенитета современно­го типа. В противоположность империализму Империя не создает терри­ториальный центр власти и не опирается на жестко закрепленные грани­цы или преграды. Это – децентрированный и детерриториализованный, то есть лишенный центра и привязки к определенной территории, аппарат управления, который постепенно включает все глобальное пространство в свои открытые и расширяющиеся границы. Империя управляет смешан­ными, гибридными идентичностями, гибкими иерархиями и множествен­ными обменами посредством модулирования командных сетей. Различные национальные цвета на карте мира времен традиционного империализма размываются и сливаются в радугу глобальной империи»[7]. «Многие полагают, что роль центра власти, управляющего процессами глобализации и стоящего во главе нового мирового порядка, принадлежит Соединенным Штатам. Если девятнадцатый век был британ­ским, то двадцатый век стал американским, или, вообще говоря, если сов­ременность была европейской, то постсовременность является американ­ской»[8].

Новая империя действует полицейскими методами, даже самые масштабные военные действия представляя лишь необходимыми мерами по поддержанию международного порядка. Как пишут М. Хардт и А. Негри «Сегодня Империя возни­кает как центр, поддерживающий глобализацию сетей производства, она далеко забрасывает свой широкий невод, стремясь подчинить себе все властные отношения внутри имперского мирового порядка, разверты­вая в тоже самое время мощные полицейские силы, направленные про­тив новых варваров и восставших рабов, угрожающих ее порядку. Власть Империи кажется подчиненной неустойчивой динамике власти на мес­тах и часто меняющимся, половинчатым юридическим решениям, посредством которых Империя пытается именем «чрезвычайных» администра­тивных мер вернуться к нормальному состоянию, никогда не достигая при этом окончательного успеха. Однако именно эти черты были свойствен­ны Древнему Риму в период упадка, что так раздражало его поклонников эпохи Просвещения»[9]. «Моральное вмешательство часто служит первым актом, готовящим сце­ну для военной интервенции. В подобных случаях использование военной силы преподносится как санкционированная мировым сообществом по­лицейская акция. Сегодня военное вмешательство во все меньшей мере оказывается результатом решений, исходящих от структур старого меж­дународного порядка или даже от ООН. Гораздо чаще оно предпринима­ется по одностороннему повелению Соединенных Штатов, которые берут на себя решение основной задачи, а затем просят своих союзников присту­пить к процессу военного сдерживания и/или подавления нынешнего вра­га Империи. Чаще всего этих врагов называют террористами, что являет собой грубую концептуальную и терминологическую редукцию, кореня­щуюся в полицейской ментальности»[10]

Современный империализм использует средства принуждения качественно иного уровня, чем сто лет назад. «Теперь власть осуществляется посредством машин, которые напрямую целенап­равленно воздействуют на умы (посредством коммуникационных систем, информационных сетей и так далее) и тела (через системы соцобеспечения, мониторинг деятельности и тому подобное), формируя состояние ав­тономного отчуждения от смысла жизни и творческих устремлений. Та­ким образом, общество контроля характеризуется интенсификацией и ге­нерализацией аппаратов дисциплинарной нормализации, которые служат внутренней движущей силой наших повседневных практик, но, в отли­чие от дисциплины, этот контроль распространяется далеко за пределы структурного пространства социальных институтов, действуя посредс­твом гибких и подвижных сетей».[11]

Качественно иного уровня достигли и современные монополии. «Деятельность корпораций больше не определяется применением абс­трактного принуждения и неэквивалентного обмена. Скорее, они напря­мую структурируют и соединяют территории и население. Они стремятся к тому, чтобы превратить национальные государства всего лишь в инстру­менты учета приводимых в движение транснациональными корпорация­ми потоков товаров, денег и населения. Транснациональные корпорации напрямую распределяют рабочую силу по различным рынкам, размещают ресурсы на основе функционального принципа и иерархически организу­ют различные секторы мирового производства»[12].

Возражая их утверждению о том, что век империализма остался в прошлом, а последней империалистической войной была вьетнамская, Д.Б. Фостер заявляет о начале третьего тысячелетия, что «…сегодня империализм осуществляется властными структурами США намного откровеннее, чем в любой период после 1890-х годов»[13]. «Подлинные перемены для США принес крах советского блока. <…> Иракское вторжение в Кувейт предоставило США предлог для начала на Среднем Востоке большой войны. Во время войны в Персидском заливе было убито от 100 до 200 тысяч иракских солдат и около 15 тысяч мирных жителей погибли во время американских и английских бомбардировок. Оценивая то, что он считал одним из главных результатов войны, президент Буш заявил в апреле 1991 года: "Клянусь, мы справились-таки с вьетнамским синдромом"»[14].

«В Афганистане вооруженные силы США пытаются уничтожить тех самых террористов, которых своими же руками и создавали. Забыв о собственных конституционных принципах в международном масштабе, США долгое время поддерживали террористические группы всякий раз, когда это отвечало их собственным империалистическим замыслам и планам, и сами осуществляли государственный терроризм, убивая гражданское население»[15]. «Глобальная экспансия военной мощи государства-гегемона мирового капитализма – составная часть глобализации экономики. Сказать «нет» этой форме военной экспансии – значит вместе с тем сказать «нет» капиталистической глобализации и империализму»[16].

Борьба в глобальном мире начала третьего тысячелетия ведется не столько в форме «горячих» конфликтов, сколько в экономической, политической и информационной сферах. Современный российский экономист, автор  фундаментальных работ по экономической теории А.Ю. Быков обращает внимание на то, что в эпоху цифровой экономики опровергается доктрина Маркса «товар – деньги – товар»: «Деньги рождают не товар, а горячий воздух, который обменивается на деньги. 200 млрд долларов живых денег в основе пирамиды дериватов стоимостью 1000 триллионов долларов полностью контролируют все учетные ставки, стоимость государственных ценных бумаг, цены на золото, недвижимость, нефть металлы и другие чувствительные товарные группы»[17].

Нужно отметить, что с победой на президентских выборах в США Дональда Трампа противоречия внутри элит в США и в целом в американском обществе обострились так сильно, как не было, наверное, со времен гражданской войны 1861-1865 гг. В определенной мере победа Трампа на президентских выборах – это революция промышленного капитала против банковского; а начавшая практически сразу после выборов почти открытая война против президента США – попытка реванша. Одна из причин яростной антитрамповской борьбы – в том, что он считает, что Америке хватает своих проблем; глобальная миссия и «бремя белового человека» – перестали быть актуальны.

Как писал современный российский экономист и политик М.Г. Делягин «В результате кардинального упрощения коммуникаций в ходе глобализации сложился принципиально новый всемирно-исторический субъект: глобальный управляющий класс, обслуживающий интересы различных групп глобального бизнеса. <…>  Отдельные люди и целые народы многократно восставали против этого неоколониализма, но пока питающий глобальный бизнес глобальный рынок не исчерпал свои ресурсы и не был подорван собственными порождениями – глобальными монополиями, – эти протесты были обречены на поражение. Сегодня ситуация кардинально изменилась: глобальный рынок распадается, и глобальный бизнес (а с ним его политико-идеологический инструмент – глобальный управляющий класс) стоит перед реальной перспективой утраты среды своего обитания. <…> Из мира либеральных спекуляций он пытается (по-видимому, искренне) построить – по крайней мере, в Америке — мир национально ориентированного производства. Трамп стал символом и выразителем интересов тех сил – причём не только в одних лишь США, но и в самом глобальном бизнесе, – которые не готовы жертвовать Америкой ради глобальных спекуляций и совершенно спокойно пожертвуют ими ради Америки.  <…> Практически впервые в истории теряют значение противоречия между патриотами разных стран, в том числе – и прямо конкурирующих друг с другом. Они оказываются попросту незначительными перед глубиной общих противоречий между силами, стремящимися к благу отдельно взятых обществ, и глобального управляющего класса, равно враждебного любой обособленной от него общности людей»[18].

«Бремя белого человека», служившее одним из красивых пропагандистских прикрытий истинных целей глобального управляющего класса, на сегодня все больше превращается в реликт; уже и им самим оно давно не востребовано, как «не толерантное». В 2004 году американский профессор Нейл Фергюссон писал: «Никто сегодня не осмелится использовать такой политически некорректный язык. Тем не менее, реальность такова, что Соединенные Штаты, признаются они в этом или нет, взяли на себя своего рода глобальное бремя, как нас призывал Киплинг. Они считают себя ответственными не только за ведение войны с терроризмом, но также за распространение за рубежом преимуществ капитализма и демократии. И как и Британская империя, американская империя неизменно действует во имя свободы даже тогда, когда преследует собственные интересы»[19]. Сегодня же глобализация все более размывает идентичности, приобретая все более ярко выраженный дегуманистический характер. И для англосаксонского мира все более актуально звучат слова другого стихотворения Редьярда Киплинга «Последняя молитва»:

 

«Far-called our navies melt away --

  On dune and headland sinks the fire --

Lo, all our pomp of yesterday

  Is one with Nineveh and Tyre!

Judge of the Nations, spare us yet,

Lest we forget -- lest we forget!

 

(Растаял флот, потрясший мир.

  Мы бредим славою вчерашней

Так пусть Нине́вия и Тир

  Нас отрезвят судьбиной страшной.

Судья Народов, в этот час

Помилуй нас – помилуй нас!

Перевод Е. Фельдмана)»[20].

 

[1]  Подробнее об этом см.: Федотов А.А. Формирование учения об империализме в начале XX века. Иваново, 2011; Федотов А.А. Проблемы империализма в книге Розы Люксембург «Накопление капитала» //  На пути к гражданскому обществу. Научный журнал. 2012. № 1-2(5-6);  Федотов А.А. Учение об империализме в работах В.И. Ленина // Актуальные вопросы образования и науки. Научный журнал. Москва - Архангельск. 2010. № 5-6. Ноябрь. С. 72-77; Федотов А.А. Учение об империализме в одноименной книге Д. А. Гобсона // На пути к гражданскому обществу. Научный журнал. 2011. № 1-2. С. 4-10;  Федотов А.А. Империализм начала XX века в формировании геополитики начала XXІ века // Философия хозяйства. 2013. № 6(90). С. 214-223; Федотов А.А. Февральская буржуазная революция 1917 года в контексте формирования новой государственности в мире // На пути к гражданскому обществу. Научный журнал. 2013. № 1-2(9-10) и др.  

[2]  Цит. по: http://klock.livejournal.com/122502.html (дата обращения 6 ноября 2013 года)

[3] Фостер Д.Б. Откровенный империализм – «бремя белого человека». М., 2007.

[4] Фостер Д.Б. Откровенный империализм – «бремя белого человека». М., 2007. С. 10.

[5] Фостер Д.Б. Указ. соч. С. 13-14.

[6] Фостер Д.Б. Указ. соч. С. 30.

[7] Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004 С. 12

[8] Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004 С. 13

[9] Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004. С. 33-34

[10] Там же. С. 48

[11] Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004 С. 36

[12] Там же. С. 43

[13] Фостер Д.Б. Указ. соч.  М., 2007. С. 15.

[14] Фостер Д.Б. Указ. соч.  М., 2007. С. 18-19.

[15] Фостер Д.Б. Указ. соч.  М., 2007. С. 57.

[16] Фостер Д.Б. Указ. соч.  М., 2007. С. 109.

[17] Быков А.Ю. Лоббистика для президентов.  Москва: Проспект, 2019. С. 16.

[18] Делягин М. Г.  Революция Трампа против глобальных монополий http://zavtra.ru/blogs/revolyutciya_trampa (дата обращения  21.12.2019).

[19] Niall Ferguson Empire: The Rise and Demise of the British World Order and the Lessons for Global Power. New York: Basic Books,  2004,  p. 369.

[20] Цит. по: http://eng-poetry.ru/Poem.php?PoemId=10903 (дата обращения 21.12.2019).

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Федотов:
Из истории Второй мировой войны
К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне
30.01.2020
О событиях, приведших к власти Гитлера
Лорд Уинстон Черчилль и академик И.И. Майский
26.01.2020
Все статьи автора