Есть у революции начало - будет революциям конец

Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»

 

«Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они...»

(1 Иоан. 4: 1)

«...яко бо гордый упразднися / и попран бысть на древе силою распятого Христа»

(из стихиры Кресту)

 

О революциях 100-летней давности - да и о революциях вообще - сказано, написано и показано чрезвычайно много. При таком обилии материалов и трактовок очень сложно не запутаться и не впасть в односторонность. Что делать - по слову Ф.М.Достоевского - стремящемуся «объединить частности и найти хоть какой-нибудь общий толк во всеобщей бестолочи» (16; Т. 14, С. 5)? Есть смысл воспользоваться советом Козьмы Пруткова: если нельзя «объять необъятное», то - «зри в корень!» - или, говоря серьезнее, обратить внимание на духовную сущность революции - на дух, ее воспламеняющий и питающий.

Судить же о революции как о духовном феномене следует прежде всего на основании Священного Писания, святоотеческого наследия и учения Православной Церкви, а затем уже - по трудам ученых, философов, историков, писателей, публицистов и прочих тружеников мысли и «пера». При этом не стоит забывать и о непреложности действия Промысла Божьего в мире: «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12, 10); «Ибо кроме Тебя нет Бога, который имеет попечение о всех» (Прем. 12, 13). "Предварительно должны мы утвердить в мыслях своих одно следующее: поелику мы творения благого Бога и состоим во власти Того, Кто устрояет все до нас касающееся, и важное и маловажное, то не можем ничего потерпеть без воли Божией (здесь и далее все выделено мной - А.Т.)... " - говорит святитель Василий Великий (5). "Знай, - напоминает святитель Иоанн Златоуст, - ...что мы свободны, что Бог в одном содействует нам, другое только попускает, что Он не желает никакого зла, что не по Его только воле все случается, но и по нашей. Всякое зло только по нашей, всякое добро по нашей и вместе по Его содействию" (29; С. 523-524).

 

«Из искры возгорится пламя...» [1]

 

Откуда появилось в русском языке слово «револю́ция»? Согласно этимологическим словарям, оно "заимствовано в Петровскую эпоху (уже у Шафирова, 1710 г.) из польского языка, где rewolucja < лат. revolutio «переворот»" (см.: 48, 49).

Существуют разные определения и толкования этого явления. Приведем некоторые из них. В «Толковом словаре живаго великорускаго языка» В.И. Даля говорится о ней так: «Революция - ж. франц. переворот, внезапная перемена состоянья, порядка, отношений; смута или тревога, беспокойство. Революция в погоде, в пищеварении, в общественном мнении, переворот. | Смуты государственные, восстание, возмущенье, мятеж, крамолы и насильственный переворот гражданского быта» (12; Т. 4, С. 89).

А вот примеры из современных научных словарей:

«Революция - способ перехода от одной общественно-экономической формации, исторически изжившей себя, к другой, коренной качественный скачок, переворот во всей социально-экономической структуре общества, результат и высшее проявление классовой и политической борьбы» (Исторический словарь; 56).

«Революция (revolution) - свержение существующего строя, связанное с переходом государственной власти от одного руководства к другому и способное повлечь за собой радикальную перестройку общественных и экономических отношений» (Политология. Словарь; 56`).

Русские консервативные писатели и мыслители судили о революции более строго и резко:

«Что такое революция? Отвержение издавна существующего порядка, уничтожение вековых законов страны во имя какого-то прогресса, устранение дедовских преданий и обычаев и введение новых начал, зародившихся и даже не созревших в головах, наполненных несбыточными, утопическими идеями вроде Платоновой республики или бредней Жан-Жака Руссо» (Аскоченский В. И.; 4; С. 709).

«...я слово революция понимаю по-прудоновски, т.е. я называю революцией то стремление обратить всех людей в среднего европейца или тот процесс всеобщей ассимиляции, которые Прудон считает истинной целью человечества на земле...» (Леонтьев К. Н.; 27; С. 927).

«Нет ничего более противного законам земной природы, как революция...» (Тихомиров Л. А.; 40; С. 579).

Церковные иерархи и православные священники определяли сущность революции, руководствуясь Священным Писанием и Преданием: «Церковь только говорит, что, первый из ангелов, созданный Богом особо могучим и светоносным, возмутился против своего Творца и захотел сравняться с Ним. Вот вам, если угодно, первая революция! Первый революционер - это дьявол, который хотел на небе устроить революцию, возмутить других ангелов против Царя Небесного, но был низвергнут с позором оттуда. Вот, кто был первый революционер; ему родственны по духу и все последующие революционеры... Будем это помнить» (Митрополит Филарет (Вознесенский), третий первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей; 46).

«По своему буквальному значению слово revolutio означает «откат назад». Это всегда - разрушение установленного строя, порядка, чреватое регрессом и деградацией. Мы, современники вялотекущей революции 1988-2000 года, знаем, что несет она с собой: потерю территорий, развал промышленности, взлет преступности, рост смертности, беспризорность, резкий упадок образования, науки и культуры, а как результат - вырождение, депопуляция страны... А если мы обратимся к духовной сущности революции, то увидим, что она действительно является откатом назад - к своему древнему архетипу-восстанию Люцифера против Бога и богоборческому убийству Авеля Каином...» (Константин (Горянов), архиепископ. Св. прав. Иоанн Кронштадтский и Георгий Гапон: к 100-летию первой русской революции; 25).

«За всеми бывшими революциями просматривается по сути одно и то же: неприятие существующей, данной от Бога, реальности бытия, нежелание, неумение и бессилие найти в ней свое место и свой путь, а потому и ненависть к ней, попытка свергнуть и изменить эту реальность и утвердить некоторую иную, соответствующую своим желаниям и намерениям» (Сергий Марчук, священник; 38).

В Откровении апостола Иоанна Богослова первая революция во вселенной символически описана так: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12: 7-9). По толкованию святителя Андрея Кесарийского (VII в.): «Это можно относить и к первому низвержению диавола из ангельского чина за гордость и зависть, и к поражению его Крестом Христовым, когда, по слову Господа, «князь мира сего» был осужден и лишен прежнего владычества (Ин.12:31)» (3).

Причиной и сущностью падения ангелов была гордость, «ибо начало греха - гордость, и обладаемый ею изрыгает мерзость» (Сир. 10:15) - (ср.: 1 Тим. 3:6). Именно диавол и его сатанинская гордость являются началом всякого греха, зла и смерти в мире: «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1 Ин. 3:8); «похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1:15); «завистию диавола вошла в мир смерть» (Прем.2:24); «Ибо возмездие за грех - смерть, а дар Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23).

Блаж. Августин отмечает, что гордость есть причина зависти, «поскольку гордость есть любовь к собственному превосходству, а зависть - отвращение к чужому благополучию... от гордости каждый бывает завистлив» (10).

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (350-435) так изъясняет всю «силу жестокой тирании гордости»: «...если такую силу (архангела), украшенную таким могуществом, одно возношение сердца могло низвергнуть с неба на землю, то с какой осмотрительностью нам, облеченным слабой плотью, надо остерегаться, показывает тяжесть этого падения» (14; Т. 2, С. 80). «Страсть гордости ...есть источник всех грехов и преступлений» (50). По слову нашего современника преподобного Паисия Святогорца (1924-1994): «Гордость - постыдная и страшная вещь, ведь она Ангелов превратила в демонов! Она нас выгнала из рая на землю, а теперь с земли пытается отправить в ад» (33; С. 56).

Если буквальное значение слова «революция» («откат назад») и общепринятое («переворот») соединить с его духовным пониманием, то можно дать следующее определение этому явлению:

революция - это извечная борьба диавола с Богом за «откат» человеческих душ от Царства Небесного, уготованного им «от создания мира» (Мф. 25:34), и «переворот» их в преисподнюю.

Символ революции - пятиугольная звезда, или пентаграмма, по толкованию поэта-символиста Вяч. И. Ива́нова, «знак индивидуации человека (в немецком тексте слово «индивидуация» переводится как «сила стремления человека» - А.Т.), ...обращенная средним лучом вверх, к небу, ... опрокидывается острием вниз и падает в зияющую тьму Аримана» (20; С. 565, 772).

Гордость - это первая «искра», из которой возгорелось пламя «вечного огня», уготованного «диаволу и аггелом его» (Мф. 25:41). Она - духовный огонь и чад всех революций, воспламеняющий их на протяжении мировой истории. От нее в свой срок вспыхнет и тот огонь, в котором «земля и все дела на ней сгорят» (2 Пет. 3:10). «Впрочем мы, - продолжает пророчествовать от имени Спасителя апостол Петр, - по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Пет. 3:13), а не правит бал «отец лжи» (Ин. 8:44) и гордости (Мат. 4:9Лук. 4:6, 7).

 

Любовь к Отечеству без «народной гордости» (урок от А.С. Шишкова)

 

Главная отличительная особенность гордости - паразитирование на добродетелях: «Нет никакой другой страсти, которая бы так истребляла все добродетели и так обнажала и лишала человека всякой праведности и святости, как эта злая гордость...» (14; Т. 2, С. 80). И если «сам сатана принимает вид Ангела света» ( 2 Кор. 11:14), то неудивительно что гордость (его неотъемлемое свойство) любит наряжаться в «светлые» одежды благородства, подвижничества, героизма и патриотизма.

О том, как эта коварная духовная немощь вводит «во искушение» всех, кто открывает ей дверь своего сердца (в том числе и искренних патриотов Отечества), свидетельствует опыт адмирала А.С. Шишкова (1754-1841) - ученого-филолога, президента Российской академии наук, противника западного либерального влияния, врага масонства и революции.

В «Рассуждении о любви к Отечеству, читанном в 1812 году в беседе любителей русского слова» А.С. Шишков указывает на «первейшее основание любви к Отечеству» - «дух народной гордости» и всячески восхваляет его: «Слово гордость имеет два значения, совершенно противные между собою... одна есть торжество порока, другая - торжество добродетели... Сия народная гордость и любовь к Отечеству суть две единокровные, неразлучные подруги, составляющие силу, крепость и благоденствие всякой державы...» Они «две крепчайшие ограды» против врагов, идущих «разорять Отечество наше...» (47; С. 37). «Народная гордость...покорствует единой главе Отечества своего и больше никому». Итак, заключает оратор: «...самое величайшее блаженство, самая сильнейшая ограда всякой державы есть любовь к Отечеству и народная гордость», а «первейшая покровительница» этих двух «добродетелей», столь необходимых «для общего блага... есть святая православная вера, сей единственный человеческого благополучия ис­точник...» (47; С. 39).

К чести А.С. Шишкова, осознавшего (возможно, под воздействием церковных пастырей), что «хватил лишку» в своем велеречиво-пламенном «Рассуждении», он в дальнейшем уже не восхвалял «народную гордость». Более того, он неоднократно подчеркивал губительность гордости, противопоставляя ей смирение и кротость.

В его «Кратких Записках, веденных в бывшую с французами в 1812-м и последующих годах войну» (см.: 47; С. 47-205) помещены «Манифесты», подготовленные А.С. Шишковым от имени и за подписью Императора Александра I. Один из них (от 25 декабря 1812 г.) завершается описанием посрамления «гордого повелителя», «зрелища погибели войск его» и извлечением урока «из сего великого и страшного примера»: «И так да познаем в великом деле сем Промысел Божий. Повергнемся пред Святым Его Престолом, и, видя ясно руку его, покаравшую гордость и злочестие, вместо тщеславия и кичения о победах наших научимся ...быть кроткими и смиренными законов и воли Его исполнителями, непохожими на сих отпадших от веры осквернителей храмов Божиих, врагов наших, которых тела в несметном количестве валяются пищею псам и вранам!» (47; С. 86).

В «Манифесте» от 1 января 1816 г. возвещается: «Какими преисполнимся чувствованиями после стольких чудесных событий? ...самая великость дел сих показывает, что не мы то сделали. Бог для совершения сего нашими руками дал слабости нашей свою силу, простоте нашей - свою мудрость, слепоте нашей - свое всевидящее око. Что изберем: гордость или смирение? Гордость наша будет несправедлива, неблагодарна, преступна пред Тем, Кто излиял на нас столькие щедроты; она сравнит нас с теми, которых мы низложили. Смирение наше исправит наши нравы, загладит вину нашу пред Богом, принесет нам честь, славу и покажет свету, что мы никому не страшны, но и никого не страшимся» (47; С. 203).

И в «Краткой и справедливой повести о пагубных Наполеона Бонапарте помыслах...» (см.: 47; С. 206-275) А.С. Шишков не восторгается «народной гордостью», а с умилением описывает, как наш народ - «кроткий и богобоязненный» - вел «сию тяжкую войну под Богом и за Бога. Божественные храмы, святые места, мощи угодников были ежедневно посещаемы множеством людей. Оборонители Отечества проливали молитвы, возлагали на себя крест, освящали торжественным водокроплением знамена свои, присягали над Евангелием Царю и Отечеству и шли радостно в поход, как на праздник. Такой народ Бонапарт думал поработить! Такое смиренное мужество думал он победить!» (47; С. 223-224).

Казалось бы, тяжкий опыт войны с Наполеоном - «венчанным солдатом» (43; С. 41) и «сыном революции», который «всю ее носил в самом себе» (42; С. 127) - наглядно показал что важнее для победы: покорность Богу, кротость и смиренное мужество или «народная гордость», которая «покорствует единой главе Отечества своего и больше никому». Да и сам Шишков уже лично от себя указывает на важность этого урока: «Таким образом, простолюдин сей, вознесшийся из ничего выше всех и надувавшийся, как пузырь, вдруг лопнул, и все от него отказались. Дельно! Люблю видеть гордость в уничижении, невежество в презрении и злодея в поругании. Все кажется, что другие, смотря на то, исправятся; но тщетная надежда! Много было и будет таких, для которых подобные уроки при всей их важности и великости бесполезны» (47; С.182-183).

Увы! В аннотации к первому современному (с середины XIX века) изданию его главных произведений говорится о «важности» другого урока: «Как министр просвещения Шишков главную задачу воспитания видел в том, чтобы вложить в душу ребенка «огонь народной гордости», «огонь любви к Отечеству», что могло обеспечить национальное воспитание, развивающее знания на родной почве...» (см.: 47; С. 4).

Православная Церковь («столп и утверждение истины» - 1Тим. 3:15) - хранительница православ­ной веры, духовная питательница русского народа - никогда никакую гордость «добродетелью», а тем более «величайшим блаженством» не называла [2] и не призывала использовать ее как средство воспитания «на родной почве». Слово Божие (см. Полную симфонию на книги Священного Писания) ни разу не говорит о гордости в положительном значении. Непонятно, почему нельзя любить Родину, родных, близких без чувства гордости и просто благодарить Бога за дарованные нам милости? Откуда берутся представления, переходящее порой во внутренние убеждения о «другой» - «положительной» и «добродетельной» гордости? Очевидно, от того, в ком она родилась и кто любит принимать «вид Ангела света» ( 2 Кор. 11:14).

В христианском понимании патриотизм (от греч. patriotes - соотечественник - patris - родина) - любовь к родине, к отчизне - и гордость (народная и всякая иная) не совместимы по той простой причине, что «...любовь не завидует, ...не превозносится, не гордится...» (1 Кор. 13:4). А не делает она этого потому что «...Бог есть любовь..» (1 Ин. 4:16), Он - «кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). «Любовь - это предельное смирение, в Котором нет и не может быть никакой гордости», и «если хочешь узнать Божественную Любовь, то сначала научись не гордиться» (39; С. 217, 211).

Современник А.С. Шишкова - митрополит Новгородский Михаил (Десницкий; 1761-1821), представитель учено-монашеской школы Московского митрополита Платона (Левшина; 1737-1812) говорил о гордости в святоотеческом духе недвусмысленно: «...Что такое есть гордость? ... Как всякой грех, так и сей гнусный порок, гордость от самаго сатаны ведут своё начало; ... гордость была тою дверию, чрез которую взошли во внутренность человека гнусныя многообразныя страсти и пороки и заняли не только наружнаго, но и внутренняго человека; гордость есть тот источник, из котораго изтекает мутная, согнившая вода всяких греховных движений. В ком сей гнусный диавольскаго образа вид, гордость имеет престол свой? Во всех человеках!.. Она как заразительная болезнь ко всем прильпнула и всех осквернила и оскверняет. Всякой человек имеет внутри себя сей адский огнь, которым согреваяся надымается, возвышает себя паче всех и презирает других. Имеют диавольскую гордость не только благородные, те, которые по заслугам предков или и по заслугам собственным своим на высокия степени достоинств возведены, великими чинами награждены, громкими титлами и почтенными знаками одарены; но имеют сей скаредный порок и самые простые, те, которые ни чинов, ни достоинств не имеют, и те друг друга презирают, друг пред другом возносятся» (30; С. 724-732).

Наш исторический опыт показывает, что «огонь народной гордости» в сочетании с «огнем любви к Отечеству» стал неплохим «топливом» для тех, кто намерен был бросить Россию в «костер мировой революции». Посвященные Отчизне «души прекрасные порывы» декабристов, народников и прочих «пламенных революционеров», питаемые гордым нетерпением, были использованы ими для того, чтобы «на обломках самовластья» написать имена «товарищей», а на башнях древнего Кремля вместо крестов и двуглавых орлов водрузить «звезды» (масонские пентаграммы).

Кому «покорствует» и к чему приводит «народная гордость» ясно видно из событий евангельских. Когда Господь наш Иисус Христос входил на вольные страдания в Иерусалим, израильский народ встречал Его с ликованием: «Множество же народа постилали свои одежды по дороге... народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!» (Мф. 21:8-9). По прошествии шести дней в Великую пятницу «глас народа», возбужденный первосвященниками и старейшинами иудейскими, стал уже иным: «...да будет распят... кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27: 22, 23, 25), «...весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву» (Лк. 23:18). «Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие» (Мк. 15:15).

Такая «неожиданная» перемена была вызвана тем, что Христос не «оправдал» гордых народных мечтаний «о земном царствовании Мессии, с порабощением всех других народов и с усвоением Израильскому народу земного величия, славы и могущества» (См. толкование на Деян. 1:6: Лопухин А. П. Толковая Библия; 28). Воспитаны были эти гордые мечтания народа его «учителями», которые уже давно свою богоизбранность на служение человечеству стали превратно понимать как «избранность» для господства над ним. Так совершилось «ужаснейшее злодеяние» - богоубийство. Даже для времени явления антихриста - по слову святитель Игнатия (Брянчанинова) - «не оставлено подобного злодеяния» (21; С. 49, 232).

Отвержение Христа и предпочтение Ему революционера и разбойника Вараввы, посаженного «в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство» (Лк. 23:19), прообразует грядущее принятие израильским народом лжемессии-антихриста. С тех пор подготовка пришествия и воцарения антихриста стала главной «программной» целью всех революций, а во главе мирового революционного движения оказались «кровные» наследники богоубийц. Гордые же народные мечтания о «земном величии, славе и могуществе» в немалой степени способствуют реализации этой цели: при умелом манипулировании «народную гордость» в короткие сроки можно повернуть в «нужном» направлении [3]. Это очевидно для каждого, кто серьезно и непредвзято изучает историю европейских и «русских» революций.

 

Революция - враг Христианства и Отечества

 

Лучшее - на наш взгляд - образно-поэтическое определение революции (переворота) как духовного феномена было дано Ф.И. Тютчевым в стихотворении «Море и утес» - непосредственном отклике на Февральскую революцию 1848 года во Франции:

И бунтует и клокочет,

Хлещет, свищет и ревет -

И до звезд допрянуть хочет,

До незыблемых высот...

Ад ли, адская ли сила

Под клокочущим котлом

Огнь геенский разложила -

И пучину взворотила

И поставила вверх дном? (42; С. 151).

Внимательно наблюдая за ходом развития европейского революционного движения, получившего наименование «Весны народов», Тютчев увидел в нем прежде всего мечтательное, болезненное беснование:

Уж третий год беснуются языки...

В раздумье тяжком князи и владыки

И держат вожжи трепетной рукой,

Подавлен ум зловещею тоской -

Мечты людей, как сны больного, дики... (42; C. 28).

В незавершенном религиозно-политическом трактате Тютчева «Россия и Запад» можно выделить несколько ключевых положений, характеризующих революцию как явление духовное:

1. Революция - единственная реальная сила в Европе, противостоящая России: «Уже давно в Европе существуют только две действительные силы: Революция и Россия. Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой. Между ними невозможны никакие соглашения и договоры. Жизнь одной из них означает смерть другой» (43; С. 67). Позднее Н.Я.Данилевский в книге «Россия и Европа» (1868), говоря о ненависти к нам Европы, проницательно отмечал: «Как же в самом деле было не ненавидеть Россию, грозную защитницу и охранительницу здравых начал общественности и порядка, - этому сброду демократов и революционеров всех цветов?» (13; С. 297).

Представление о России и революции как о главных антагонистах было свойственно и классикам марксизма, но с противоположными оценками и истолкованиями. Так, Ф. Энгельс в марте 1853 г. подчеркивал: «...на европейском континенте существуют фактически только две силы: с одной стороны Россия и абсолютизм, с другой - революция и демократия». По его убеждению, ни одна революция не только в Европе, но и во всем мире не может одержать окончательной победы, пока существует теперешнее Русское государство - по-настоящему ее единственный страшный враг (43; С. 345). Как тут не вспомнить «крылатую» фразу бывшего госсекретаря США Збигнева Бжезинского: «После разрушения коммунизма единственным врагом Америки осталось русское Православие» («Независимая газета» от 14. 02. 1997 г.).

2. «Революция... прежде всего - враг Христианства. Антихристианский дух есть душа Революции, ее сущностное, отличительное свойство. Ее последовательно обновляемые формы и лозунги, даже насилия и преступления - все это частности и случайные подробности. А оживляет ее именно антихристианское начало, дающее ей также (нельзя не признать) столь грозную власть над миром» (43; С. 68). Ф. И. Тютчев одним из первых обратил внимание на то, что «руководящей и направляющей силой» революции являются враги Христовы.

3. Сущность революции - это ее дух: «Революция не только враг из крови и плоти. Она более чем Принцип. Это Дух, Разум, и, чтобы его победить, следовало бы обрести умение с ним справляться (надлежало бы знать, как его изгонять - 42; С. 22)» (43; С. 105).

4. Гордость - главнейшее свойство антихристианского революционного духа: «...дух смирения и самоотвержения, составляющий основу христианства, она (революция - А. Т.) стремится заменить духом гордости и превозношения, свободное добровольное милосердие - принудительной благотворительностью, а взамен проповедуемого и принимаемого во имя Бога братства пытается установить братство, навязанное страхом перед господином народом» (43; С. 69). «Шестьдесят лет господства разрушительной философии совершенно сокрушили в ней (Германии - А. Т.) все христианские верования и развили в отрицании всякой веры главнейшее революционное чувство - гордыню ума...» (43; С. 71).

5. Антропоцентризм возводится революцией во главу государственного устройства: «Человеческое я, желающее зависеть лишь от самого себя, не признающее и не принимающее другого закона, кроме собственного волеизъявления, одним словом, человеческое я, заменяющее собой Бога, конечно же, не является чем-то новым среди людей; новым становится самовластие человеческого я, возведенное в политическое и общественное право и стремящееся с его помощью овладеть обществом. Это новшество и получило в 1789 году имя Французской революции» (43; С. 68).

6. Религия революции заменяет государственную религию: «Революция сама позаботилась о том, чтобы не оставить нам ни малейшего сомнения относительно ее истинной природы, так высказав свое отношение к христианству: «Государство как таковое не имеет никакой религии». Вот символ веры современного Государства и, собственно говоря, та великая новость, которую Революция принесла в мир. Вот ее собственное, существенное дело - беспримерный факт в истории человеческих обществ» (43; С. 88). «Современное Государство запрещает государственные религии только потому, что имеет собственную, - и эта религия есть Революция» (43; С. 89-90).

7. Антинациональный и антинародный характер революции (несмотря на декларируемую власть «господина народа» (43; С. 69): «Революция 1789 года стала разложением Запада. Она развалила самостоятельность Запада. Революция уничтожила на Западе внутреннюю, местную Власть и, соответственно, подчинила ее Власти чужеземной, внешней» (43; С. 121).

Впоследствии на эту черту революции указывал и К.Н. Леонтьев: «Неузнанная сначала в новом виде своем демократическая всесветная революция начинает после каждого нового успеха своего все скорее и скорее сбрасывать с себя лженациональную маску...» (27; С. 616).

По убеждению Тютчева, единственное и самое надежное для русского народа противоядие от революционного духа («гордости и превозношения») - это сохранение в себе духа христианского («смирения и самоотвержения»): «...русский народ является христианским не только вследствие православия своих верований, но и благодаря чему-то еще более задушевному. Он является таковым благодаря той способности к самоотречению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его нравственной природы» (43; С. 68).

Исключительную роль христианства в душевно-духовном строе русских людей признавали многие, в том числе и прозревший «западник» П.Я. Чаадаев, когда писал П.А. Вяземскому в 1847 г.: «Мы искони были люди смирные и умы смиренные; так воспитала нас Церковь наша. Горе нам, если изменим ее мудрому учению! Ему обязаны мы всеми лучшими народными свойствами своими, своим величием, всем тем, что отличает нас от прочих народов и творит судьбы наши» (43; С. 349).

Н.В. Гоголь в главе XXVI «Выбранных мест из переписки с друзьями» - «Страхи и ужасы России» - находит в «незаметном захолустье» и, судя по описанию, в среде «светских» женщин такой образец смиренномудрия, что, по его признанию, нельзя было и помыслить, «чтобы могло существовать на земле подобное совершенство». Она сумела произвести «такое умное и великодушное дело... так, чтобы отклонить от себя и подозренье в ее собственном участии...Так умно обдумать уже вперед, как убежать от известности, тогда как само дело уже необходимо должно бы кричать о себе и обнаружить ее! Успеть в этом и остаться в неизвестности! Нет, подобной мудрости еще не встречал я ни в ком из нашей братьи мужеска пола. И передо мною показались в эту минуту бледными все женские идеалы, создаваемые поэтами: они то же перед этой истиной, что бред воображенья перед полным разумом. Жалки мне также показались в эту минуту все те женщины, которые гонятся за блистающей известностью!» И такое чудо явилось в то время именно, «когда запутались обстоятельства всех и наступили пугающие вас страхи и ужасы России» (8; Т. 6, С. 133).

Л.Н. Толстой задолго до того, как был назван «зеркалом русской революции», выделял в русском национальном характере именно христианское начало. Так в рассказе «Рубка леса» (1855), описывая типы русских солдат, он особо отмечает «чаще других встречающийся тип,- ...большей частью соединенный с лучшими христианскими добродетелями: кротостью, набожностью, терпением и преданностью воле Божьей...» (41; Т. 2, С. 54). Далее он характеризует свойства русского духа: «Дух русского солдата не основан так, как храбрость южных народов, на скоро воспламеняемом и остывающем энтузиазме: его так же трудно разжечь, как и заставить упасть духом. Для него не нужны эффекты, речи, воинственные крики, песни и барабаны: для него нужны, напротив, спокойствие, порядок и отсутствие всего натянутого. В русском, настоящем русском солдате никогда не заметите хвастовства, ухарства, желания отуманиться, разгорячиться во время опасности: напротив, скромность, простота и способность видеть в опасности совсем другое, чем опасность, составляют отличительные черты его характера» (41; Т. 2, С.81-82).

Напомним еще раз и слова А.С. Шишкова о самонадеянности Наполеона, который думал поработить такой «кроткий и богобоязненный» народ и победить такое «смиренное мужество» (47; С. 223-224).

 

Разрушение духовного иммунитета

 

Для порабощения русского народа врагам Христовым необходимо было разрушить (или хотя бы значительно ослабить) его духовный иммунитет. После поражения в 1825 году открытого масонского бунта революционная деятельность в России не прекратилась, но развернулась на других, более безопасных и «мирных» направлениях.

Люди духовно проницательные прямо указывали на того, кто руководит всей этой «работой адовой». Например, М.Н. Загоскин (1789-1852), которого С.Т. Аксаков считал «самым русским из русских писателей», так определил главную цель своего романа «Искуситель» (1838): «...показать, что в нынешнем т.н. просвещении участвует сам сатана» (37; С. 305).

В заключительной главе «Выбранных мест...» - «Светлое Воскресение» - Н.В. Гоголь со скорбью говорит о «глупейших законах», которые дает «дух гордости» - диавол очарованному и покоряющемуся ему миру. Так, мода [4], допущенная вначале «как мелочь, как невинное дело», стала «полной хозяйкой... в домах наших», гонительницей всего «главнейшего и лучшего в человеке», исполняющем с робостью ее «малейшие приказанья», но без страха преступающего «первейшие и священнейшие законы Христа».

Проявления такого лукавого «законодательства», исходящего «снизу от нечистой силы», видны повсюду. Это и «бесчисленные приличия», ставшие сильнее «всяких коренных постановлений», и «странные власти, образовавшиеся мимо законных...», и «правление» мненьями и мыслями общества «людей темных» посредством «газетного листка», признаваемого лживым всеми, но становящегося «нечувствительным законодателем его не уважающего человека» (8; Т. 6, С. 201-202).

В.И. Аскоченский (1813-1879) - автор антинигилистического романа «Асмодей нашего времени» (1858) - в заметках своего «Дневника» («о современном просвещении вообще и об университетском образовании в России в частности», середина 1850-х годов) на вопрос: «что такое современное просвещение?» отвечает вопросом: «Не та ли это печать антихриста, которая предсказана в Апо­калипсисе и которая не ляжет численным изображением индустрии на челе только малых избранных?..» В наших университетах «язва, привитая издавна европейским просвещением... уже произвела неисцелимую, застарелую болезнь; ...обратилась там в антонов огонь, охвативший целый организм». Профессора руководствуются «книгами иностранцев, живущих в вихре нововведений, революций и гибельного прогресса» (4; С. 709). Мы «воздвигли огромные здания, где... целыми пудами раздают отраву отрицания и безверия, да еще гордимся тем, что и мы, дескать, не отстали от Европы, и у нас есть университеты...» - 4; С. 700).

Если - по афористическому выражению купца из «Крейцеровой сонаты» Толстого - «глупости от образования» (41; Т. 12, С. 126), то - от «образования» не по должному Божьему Образу, а по иному, пародийному, называемому «обезьяной» Бога.

Эволюцию этого «образования» и «гибельного прогресса» европейской цивилизации безошибочно предсказал Ф.М.Достоевский: начинаются они «всегда с рабского подражания, с роскоши, с моды, с разных там наук и искусств», а кончаются «содомским грехом [5] и всеобщим растлением...» (15; Т. 2, С. 180).

Делу «...революции, - писал позднее К.Н. Леонтьев, - служат не одни мятежи, цареубийства и восстания, но и самые законные демократические реформы, и всемирные выставки, и однообразие обучения, и однородные вкусы и моды, и равнодушие в деле религии, и даже все изобретения ускоренного обращения» (27; С. 927). «Везде - на всем этом обширном протяжении от Ледовитого океана до Средиземного моря и от Великого океана до пределов Западной Европы... космополитическая революция сделала неимоверные успехи. Везде ослабление религиозного чувства; везде демократические наклонности (даже и бескорыстные у многих); везде больше против прежнего сходства с Западом в быте, привычках, понятиях и модах!» (27; С. 676).

Как правило, распространение «эпидемической заразы» либеральных идей и новшеств совершалось в такой последовательности: «сначала они заражают легкомысленную зеленую моло­дежь, потом, особенно со вступлением этой молодежи в жизнь, заражают интеллигентное общество, далее спускаются в полуинтеллигенцию, в среду деревенских грамотеев, и наконец в народ» (32; С. 541).

 

М. Горький как выразитель духа революции (урок от «буревестника»)

 

Простая духовная истина - невидимые враги гораздо опаснее врагов видимых (которых тоже не следует упускать из виду) - подтверждается на примере самого выдающегося из «буревестников» антирусской революции - А.М. Горького. Печальный и жуткий рассказ о том, как он по собственному произволению стал пешкой в руках дьявола (которого Алеша Пешков при изгнании из иконописной мастерской предпочел - «из озорства» - своему небесному покровителю Алексию - Божьему человеку) очень похож на правду [6].

Сама по себе тема взаимоотношений «буревестника» революции с инфернальным миром малопривлекательна и духовно небезопасна для исследователей, но даже при общем обзоре хрестоматийных горьковских произведений становится очевидным, кто определял дух и пафос его творчества.

В чем Горький как писатель видел свое назначение? В письме к Пятницкому К.П. от 25 или 26 июля 1900 г. он говорил об этом так: «Какая вообще задача у литературы, у искусства? Запечатлевать в красках, в словах, в звуках, в формах то, что есть в человеке наилучшего, красивого, честного = благородного. Так ведь? В частности, моя задача - пробуждать в человеке гордость самим собой, говорить ему о том, что он в жизни - самое лучшее, самое значительное, самое дорогое, святое и что кроме его - нет ничего достойного внимания. Мир - плод его творчества, бог - частица его сердца и разума» (9; Т. 28, С. 125).

Неслучайно Горький не мог терпеть Достоевского, призывавшего «лишнего человека» - предтечу «пламенных революционеров»: «Смирись, гордый человек, и прежде всего сломи свою гордость» (16; Т. 26, С. 139). В этом он сам не раз признавался: «невыносимая фигура для меня», «не люблю этого человека» (19; С. 13). «Гордый он, а не Горький» (54) - определил главную черту характера молодого, но уже известного писателя Лев Толстой, сам страдавший тем же духовным недугом в более тонкой форме.

Примечательно, что еще в первом своем опубликованном рассказе «Макар Чудра» (1892) певец «гордого человека» наглядно и художественно ярко показал, как гордость убивает любовь. Но, видимо, по рассеянности, свойственной всем гордецам, сам этого не заметил. Ибо далее в его творчестве пошли гордые Соколы, Буревестники, Челкаши и прочие Человеки с большой буквы. Некоторые из них воспринимались как образы-символы грядущей революции.

В «Песне о Соколе» (1895) изображена ситуация сходная с евангельским повествованием об искушении Христа в пустыне: «Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего» (см.: Мат. 4:5-7; Лук. 4:9-12). Гордый Сокол, отличавшийся к тому же и патологической кровожадностью («О, если б в небо хоть раз подняться!.. Врага прижал бы я... к ранам груди и... захлебнулся б моей он кровью!..») принимает предложение ужа («А ты подвинься на край ущелья и вниз бросайся. Быть может, крылья тебя поднимут и поживешь еще немного в твоей стихии») - бросается со скалы вниз и - чего следовало ожидать - разбивается. Это храброе безумство воспевается как «мудрость жизни», а для «смелых и сильных духом» должно стать «живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!» (9; Т. 1, С. 483-485). Сокол - художественное «альтер эго» самого писателя: в рассказе «Макар Чудра» главный персонаж постоянно называет автора-повествователя «соколом». Его «героическая» гибель через десятилетия отзовется трагическим эхом в жизни не одного Горького (см. ниже).

В «Песне о Буревестнике» первый и грядущий революционер предстает уже в «собственном своем виде» (выражение Гоголя) - «гордый, черный демон бури». Он несет в себе целый букет «цветов зла»: «жажду бури», «силу гнева», «пламя страсти», «уверенность в победе» (т. е. самонадеянность). Кроме того, этот «чуткий демон» склонен к истерическим припадкам: он одновременно «...и смеется, и рыдает...» (9; Т.5, С. 326-327). После публикации «Песни» в журнале «Жизнь» (1901) - по свидетельству цензора - «самого Горького стали называть не только «буревестником», но и «буреглашатаем», так как он не только возвещает о грядущей буре, но зовет бурю за собою» (9; Т.5, С. 484).

По воспоминаниям «старого большевика» Минея Израилевича Губельмана (впоследствии - Емельяна Михайловича Ярославского, председателя «Союза воинствующих безбожников»), «Буревестник» Горького - эта боевая песнь революции. Вряд ли в нашей литературе можно найти произведение, которое выдержало бы столько изданий, как «Буревестник»... Его перепечатывали в каждом городе, он распространялся в экземплярах, отпечатанных на гектографе и на пишущей машинке, его переписывали от руки, его читали и перечитывали в рабочих кружках и в кружках учащихся. Вероятно, тираж «Буревестника» в те годы равнялся нескольким миллионам... Нет никакого сомнения в том, что... воззвания Горького и его пламенные боевые песни - «Буревестник», его «Песнь о Соколе» - имели не меньшее революционное воздействие на массы, чем прокламации отдельных революционных комитетов партийной организации; да и сами партийные организации нередко издавали горьковские воззвания и распространяли их широко в массах» (9; Т.5, С. 484).

Среди прочих духовно «знаковых» произведений Горького особо выделяется самая знаменитая его пьеса «На дне». В названии ее невольно всплыл тютчевский образ революционного «дна» (см. выше стих. «Море и утес»). Впервые пьеса была поставлена 18/31 декабря 1902 году на сцене только что созданного театра МХТ под руководством К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. В письме к Пятницкому К.П. от 20 или 21 декабря 1902 (2 или 3 января 1903) Горький делится впечатлениями от первых постановок: «Успех пьесы - исключительный, я ничего подобного не ожидал... Игра - поразительна! ...Второй спектакль по гармоничности исполнения был еще ярче. Публика - ревет, хохочет. Представьте - несмотря на множество покойников в пьесе - все четыре акта в театре - хохот. ... Качалов - изумительно хорош. Сатин в четвертом акте - великолепен, как дьявол. Лужский - тоже. И так - кого ни возьмешь. Чудесные артисты!» (9; Т. 28, С. 277).

В четвертом действии пьесы Сатин (роль которого исполнял руководитель театра К. С. Станиславский) произносит свой знаменитый монолог во славу человека: «Человек - вот правда! Что такое человек?.. Это - огромно! В этом - все начала и концы... Всё - в человеке, всё для человека! Существует только человек, все же остальное - дело его рук и его мозга! Чело-век! Это - великолепно! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо! Выпьем за человека, Барон! (9; Т. 6, С. 169-170).

Показательно, что в пьесе слово «великолепно» звучит как похвала человеку, а в письме оно уже связано с дьяволом - «образцом» этого «великолепия». Это еще одно горьковское подтверждение того, с кем сближает человека гордость. Да и фамилия героя - панегириста «гордого человека» - Сатин созвучна другому имени «врага рода человеческого» - сатана.

«Спектакль имел потрясающий успех, - вспоминает о премьере «На дне» К.С. Станиславский в своих мемуарах «Моя жизнь в искусстве», - Вызывали без конца режиссеров, всех артистов и... самого Горького» (9; Т. 6, С. 550-551). Этот «потрясающий успех» пьесы (с «бесконечными» вызываниями) весьма сходен с массовым беснованием - феноменом, который широко распространится позднее: футбольными матчами, рок-концертами, дискотеками, скаканиями на майдане и т. п.

Развязка «Песни о Соколе» последовала спустя 40 лет после ее публикации. В 1934 году в Советском Союзе по инициативе группы писателей и журналистов на собранные в короткий срок по всей стране деньги (около 6 млн. рублей) был построен самый большой агитсамолёт-гигант «Максим Горький» (во ознаменование 40-летия творческой деятельности основоположника советской литературы). Самолёт считался «настоящим чудом техники для своего времени» (длина самолёта - 33 метра, размах крыльев - 63 метра, высота самолёта - больше 11 метров, площадь крыла - 486 квадратных метров). Через год - 18 мая 1935 года «Максим Горький» совершал демонстрационный (были приглашены лучшие работники Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) и члены их семей) полёт над Москвой. Согласно официальному сообщению ТАСС:

«В этом полёте «Максим Горький» сопровождал тренировочный самолёт ЦАГИ под управлением лётчика Благина. Несмотря на категорическое запрещение делать фигуры высшего пилотажа во время сопровождения, Благин нарушил этот приказ... При выходе из «мёртвой петли» лётчик Благин своим самолётом ударил в крыло самолёта «Максим Горький». «Максим Горький» стал разрушаться в воздухе, перешёл в пике и отдельными частями упал на землю в посёлке Сокол». Гибель «Максима Горького» стала «настоящим потрясением для писателя»: «...серьёзно болевший Горький пережил удар, значительно ухудшивший его состояние».

Публикация на сайте «Аргументы и Факты» (aif.ru 18/05/2015), приуроченная к 80-летию авиакатастрофы, под броским названием «Падение «Максима Горького». Кто погубил гордость советской авиации?» (См.: 55) наводит на грустные размышления... Да гордость и погубила, потому что «Погибели предшествует гордость...» (Притч. 16, 18). Она, окаянная, погубила и «гордого Сокола» в «Песне», и самого Горького в жизни (развязку ее см. в очерке И.Д. Сургучева [6]).

Символично, что русский поэт Н.С. Гумилев, ходивший порой духовно небезопасно, но оставивший нам мудрые строки: «Человеку грешно гордиться, / Человека ничтожна сила...» (59), был расстрелян в 1921 году как участник контрреволюционного заговора.

Вклад А. М. Горького в воспитание «народной гордости» трудно переоценить. На протяжении многих десятилетий он был в нашем многострадальном Отечестве своего рода официальным духовным «маяком», указывающим путь в «светлое будущее» [7]. Постепенно этот «маяк» стал уходить в «туман» прошлого, но «дело» его не пропало...

 

Государственный гимн в свете народной мудрости

 

Государственный гимн наряду с флагом и гербом является символом, «эмблемой» государства. Он отражает «характер нации, духовный настрой общества, это краткое изложение национальной и державной идеи народа» (53). Можно сказать, что гимн - это открытое свидетельство народа перед Богом и перед миром о сущности своего духа. Он не только служит выражением национального духа, но и может быть действенным средством воспитания этого духа.

Какой же дух преобладает в современном государственном гимне России: христианский или революционный?

Припев гимна (трижды повторяемый) завершается словами: «Предками данная мудрость народная! / Славься, страна! Мы гордимся тобой!» [8] - выражающими как бы единую «мысль народную». Поэтому не грех посмотреть, что же «предками данная мудрость народная» говорила о гордости. Наш православный духовно-чуткий народ давно подметил, признаком и выражением чего она является:

«Гордым быть - глупым слыть»;

«Во всякой гордости бесу много радости»;

«Спесь не к добру ведет»;

«Возносяся, смиришься, а смиряясь, вознесешься»;

«Смирение поборает гордыню, аки Давид Голиафа»;

«Чванство не ум, а недоумье»;

«Гордый покичился, да во прах скатился»;

«Сатана гордился, с неба свалился; фараон гордился, в море утопился; а мы гордимся - куда годимся?»;

«Что сало на свинье, то гордость на сердце нарастает»;

«Убогая гордость - дьяволу потеха»;

«Водяной пузырь недолго стоит. Не надувайся, лопнешь»

(Даль В.И. Пословицы русского народа - 11).

Да, видимо, не мало «радости» доставляет исполнение этого гимна тем, кто стремится превратить наше Отечество в «страну дураков». Последняя же из приведенных народных пословиц (в свое время упомянутая А.С. Шишковым) косвенно указывает на взрывоопасность ситуации, в которой мы сейчас находимся.

Даже в строках, где упоминается Имя Божие: «Одна ты на свете! Одна ты такая - Хранимая Богом родная земля!» - слышится отзвук фарисейских «безумных глаголов»: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк.18:11).

Такой духовный вектор нынешнего государственного гимна может привести «независимую» Россию к более трагической участи чем та, которая постигла Российскую Империю, а затем и «Союз нерушимый республик свободных».

В Гимне Российской Империи (1833-1917), который состоит из первой строфы стихотворения В.А. Жуковского «Молитва русских», смущение вызывают слова: «Царствуй на славу, на славу нам!» (не говоря уже о строках из последующих строф, не включенных в состав гимна, но которые сейчас часто исполняются в его «полном» варианте: «Свѣтло-прелестная, / Жизнь поднебесная, / Сердцу извѣстная, сердцу сіяй!»). Желание царствования «на славу нам», возлюбившим «больше славу человеческую, нежели славу Божию» (Иоан. 12, 43) и забывшим слова Царя-псалмопевца: «Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему даждь славу о милости Твоей и истине Твоей...» (Пс. 113, 9), - обернулось в итоге круговой «изменой, трусостью и обманом» (18; С. 25).

В самом сочетании патриотизма с гордостью проявляется пагубная установка. Вместо того, чтобы безкорыстно любить Родину народ незаметно приучается «любить» ее за то, чем можно гордиться и таким образом превращается в потенциального революционера. Стоит только дискредитировать или развенчать объект его гордости - и он в обостренном чувстве «справедливости» уже готов презреть и низвергнуть то, чем прежде превозносился.

Так случилось и на закате Советской эпохи. Гордость советского человека за свою страну, подпитываемая официальной идеологией и пропагандой, в результате стала тем невидимым «рычагом», движение которого содействовало успеху «перестройки». Тогда значительная часть «советского народа», все более и более уязвляемая всевозможными нестроениями нашей жизни (отчасти создаваемыми искусственно и раздуваемыми либеральными СМИ), начала стремительно терять свой «патриотизм» и поддержала революционно-демократические преобразования по израильско-американским рецептам.

Напомним, что главная цель этого грандиозного исторического мероприятия была заложена и символически выражена в его кодовом названии: «перес-тройка» [9]. Слово «перес» - третье (!) из начертанных на стене чертога вавилонского царя Валтасара во время ночного пиршества - означает «разделение царства» (см. русский синодальный перевод Библии - Дан 5:28 ). Кульминацией «перес-тройки» стал Беловежский путч (8 декабря 1991 года), когда «тройка» бывших коммунистических начальников: Ельцын, Кравчук и Шушкевич - подписали беззаконное соглашение о развале СССР, т. е. о расчленении исторической территории Государства Российского.

Государственное устройство современной России соответствует духу гимна РФ и главному принципу революции, отмеченному Тютчевым: «самовластию человеческого я, возведенному в политическое и общественное право».

Конституция Российской Федерации - основной закон страны, в которой мы живем - провозглашает:

«Статья 2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью...»

«Статья 13. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

«Статья 14. 1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (26; С. 3, 5).

Дух ныне действующего «основного закона» ясно виден в свете тютчевской аналитики: «Нам хорошо известно, что мнимое невмешательство в область веры со стороны Революции не слишком серьезно. Она чересчур хорошо знает природные свойства своего противника, чтобы не понимать невозможность беспристрастного отношения к нему: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12:30 - А.Т.). В самом деле, для предложения христианству беспристрастности нужно уже перестать быть христианином» (С. 88-89). «Восстановим же истину фактов. Современное Государство запрещает государственные религии только потому, что имеет собственную, - и эта религия есть Революция» («Папство и Римский вопрос», 1849 - 43; С. 89-90). Кто создатель этой «религии» православному христианину объяснять нет необходимости.

В начале XX века выдающийся русский обще­ственный деятель П.Ф. Булацель (1867-1919) писал: «Я ненавижу всею душою торжество масонов. Я глубоко убежден, что конституционно-парламентский строй неизбежно погубит Русское государство и приведет к всемирному краху христианской цивилизации. ... Какая жалкая, какая недостойная форма правления, при которой арифметический, бессмысленный подсчет голосов считается выразителем народной воли ...» («Ответ моим клеветникам», 1909 - 7; С. 421-422).

Разумеется, в исторической реальности революция никогда не совершается в «чистом» (точнее: только в нечистом) виде. Гордый дух ее порождает распри и борьбу в революционном стане, по ходу развития она начинает пожирать своих детей. Нередко случается, что прозревшие революционеры становятся контрреволюционерами, патриотами-государственниками и даже убежденными монархистами (как Л. А. Тихомиров). Только в свой срок все тайное станет явным (см.: Лк.8:17), а загадок и тайн в истории революций немало. Пути Господни неисповедимы - и не нам, грешным, предвосхищать суды Божии. Но делать выводы, извлекать уроки из нашего духовного исторического и личного опыта необходимо, чтобы не наступать на те же бесовские грабли и не свалиться окончательно в ту яму, в которую слепые ведут слепых (Мф.15: 14).

 

Какой патриотизм нам дороже?

 

В главе XVIII «Выбранных мест...» Н.В. Гоголь так объяснял причину сожжения в начале июля 1845 года второго тома «Мертвых душ»: «Появленье второго тома в том виде, в каком он был, произвело бы скорее вред, нежели пользу. <...> Вывести несколько прекрасных характеров, обнаруживающих высокое благородство нашей породы, ни к чему не поведет. Оно возбудит только одну пустую гордость и хвастовство. Многие у нас уже и теперь, особенно между молодежью, стали хвастаться не в меру русскими доблестями и думают вовсе не о том, чтобы их углубить и воспитать в себе, но чтобы выставить их напоказ и сказать Европе: «Смотрите, немцы: мы лучше вас!» Это хвастовство - губитель всего. Оно раздражает других и наносит вред самому хвастуну. Наилучшее дело можно превратить в грязь, если только им похвалишься и похвастаешь. А у нас, еще не сделавши дела, им хвастаются! Хвастаются будущим! Нет, по мне, уже лучше временное уныние и тоска от самого себя, чем самонадеянность в себе. В первом случае человек, по крайней мере, увидит свою презренность, подлое ничтожество свое и вспомнит невольно о Боге, возносящем и выводящем все из глубины ничтожества; в последнем же случае он убежит от самого себя прямо в руки к ч...ту, отцу самонадеянности, дымным надмением своих доблестей надмевающему человеку» (8; Т. 6, С. 86-87).

Гордость (или похвальба своими «достоинствами») губительна не только для наших душ, попадающих в бесовские лапы, но опасна и для нашей мирской мирной жизни. Она вызывает у других гордецов неприязнь, зависть и открытую или затаенную злобу. Чем меньше мы будем хвастаться, гордиться и величаться, тем меньше у нас будет недоброжелателей, завистников и врагов. Тогда будет и меньше возможностей у врагов Христовых настроить их против нас и столкнуть лбами, что уже неоднократно случалось в истории. Как неприятен хвастливый и гордый человек в личном общении, так малоприятны и не полезны гордость и хвастовство в отношениях между народами и государствами. Ни к чему хорошему они привести не могут.

Гордостью подтачивается и разрушается та единственная прочная основа Славянского (а теперь уже и Русского) единства, о котором в свое время писал Тютчев:

«Единство, - возвестил оракул наших дней, -

Быть может спаяно железом лишь и кровью...»

Но мы попробуем спаять его любовью -

А там увидим, что прочней... (42; С. 84).

В следующей XIX главе «Выбранных мест...» - «Нужно любить Россию» - Гоголь ставит очень важный и практически трудно разрешимый вопрос нашей жизни: «Но как полюбить братьев, как полюбить людей? Душа хочет любить одно прекрасное, а бедные люди так несовершенны и так в них мало прекрасного! Как же сделать это? Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский... Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь Сам Бог. Без болезней и страданий, которые в таком множестве накопились внутри ее и которых виною мы сами, не почувствовал бы никто из нас к ней состраданья. А состраданье есть уже начало любви» (8; Т. 6, С. 88). Вот основание истинного патриотизма - любви к Родине, которая невозможна без исполнения двуединой заповеди: любви к Богу и любви к ближнему (Мф. 22:37-40), без всякой «пустой гордости и хвастовства».

О том, что такой сострадательный патриотизм жив в душе русского человека свидетельствует поэтическое признание А.А. Зиновьева (1922-2006) - писателя непростой судьбы и своеобразного (иногда, к сожалению, не в лучшем смысле этого слова) таланта. Его довольно пошловатая поэма «Мой дом - моя чужбина» (1982) неожиданно завершается чисто русским авторским «отступлением»:

Есть Родина-сказка.

Есть Родина-быль.

Есть бархат травы.

Есть дорожная пыль.

Есть трель соловья.

Есть зловещее "кар".

Есть радость свиданья.

Есть пьяный угар.

Есть смех колокольчиком.

Скрежетом мат.

Запах навоза.

Цветов аромат.

А мне с этим словом

Упорно одна

Щемящая сердце

Картина видна.

Унылая роща.

Пустые поля.

Серые избы.

Столбы-тополя.

Бывшая церковь

С поникшим крестом.

Худая дворняга

С поджатым хвостом.

Старухи беззубые

В сером тряпье.

Безмолвные дети

В пожухлом репье.

Навстречу по пахоте

Мать босиком.

Серые пряди,

Под серым платком.

Руки, что сучья.

Как щели, морщины.

И шепчутся бабы:

Глядите, мужчина!

Как вспомню, мороз

Продирает по коже...

Но нет ничего

Той картины дороже.

Да, воистину «Блаженны нищие духом...» (Мф. 5:3).

Это смиренное торжество христианского (крестьянского) духа, перед которым меркнут гордые гимны и высокопарные оды, невольно вызывает в памяти знакомые тютчевские строки:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа -

Край родной долготерпенья,

Край ты Русского народа!

Не поймет и не заметит

Гордый взор иноплеменный,

Что́ сквозит и тайно светит

В наготе твоей смиренной.

Удрученный ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Царь Небесный

Исходил, благословляя. (42; С. 109).

Если Землю Русскую за ее великое смирение и долготерпение исходил и благословил Крестом Сам Христос, то неужели в нее войдет (или - что еще страшнее - явится в ней) богомерзкий антихрист? И не для принятия ли этого «человека греха, сына погибели» (2 Сол. 2:3) культивируются в ней чуждые ей духовные начала?

Отечество земное имеет Небесного Покровителя: «Для сего преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле...» (Еф. 3:14-15). «Чувство родины нам дает только Бог, и никто иной, поэтому Сам Бог и есть наша истинная небесная Родина» (39; С. 187) . У тех же, кто не принимает Отца - Бога, неизбежно появляется другой «отец» - диавол, и они, часто сами не ведая, что творят, начинают «исполнять похоти» его (Ин. 8:44).

 

В ожидании последнего революционера

 

Воспитание духа «народной гордости» - по стратегическому замыслу первого революционера - необходимое условие для принятия антихриста (последнего революционера). Как две тысячи лет тому назад при поддержке возмущенной «народной гордости» был отвергнут и предан на распятие Господь наш Иисус Христос, так посредством прельщенной «народной гордости» будет принят тот, кто «придет во имя свое» (Ин. 5:43).

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в беседе «О чудесах и знамениях» неоднократно отмечает, что главным условием принятия антихриста является предварительное соединение с ним в духе: «...они (отвергшие Христа иудеи - А. Т.) приготовили себя к открытому, деятельному принятию посланника и орудия сатаны, его учения, всех действий его, благовременно вступив в общение с сатаною в духе. <...> Отвергая Христа по настроению своего духа, они вместе с тем принимали антихриста по тому же настроению духа; они сопричислились к принявшим антихриста, хотя и окончили поприще земного странствования за многие столетия до пришествия его. Они совершили величайшее дело его: богоубийство... <...> Водящиеся духом антихриста отвергают Христа, приняли антихриста духом своим, ...подчинились и поклонились ему в духе, признав его своим богом. <...> антихрист... удовлетворит тщеславию и гордости человеческой; удовлетворит плотскому мудрованию <...> Отступлением от Христа человечество приготовится к принятию антихриста, примет его в духе своем» (21; С. 219, 220, 232. 233).

Апостол Павел указывает на главное отличительное свойство духа антихриста - сатанинскую гордыню: «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Сол. 2:4).

Явление антихриста станет началом завершающего акта исторической драмы под названием «Мировая революция». Последний революционер в миротворческой «шкуре» («...когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба...» (1Сол. 5:3) по свойству своего духа будет соответствовать и основному принципу (духу) революции, отмеченному Тютчевым. Внешне он будет имитировать Христа и Его Царство, а по существу - на деле - «дух смирения и самоотвержения, составляющий основу христиан­ства», заменит «духом гордости и превозношения» (см.: 43; С. 69). Святитель Игнатий в поучении «О Царстве Божием» указывает на «верный признак» его пришествия: «Иноки Соловецкого монастыря передают ответ преподобного Зосимы, данный старцем ученикам, которые вопросили его о том, как узнать антихриста, когда он придет. Преподобный сказал: «Когда услышите, что пришел на землю или явился на земле Христос, то знайте, что это - антихрист». Ответ самый точный! Мир, или человечество, не узнает антихриста: оно признает его Христом, будет провозглашать Христом» (21; С. 212).

Одним из главнейших признаков приближающейся кончины мира будет повсеместное оскудение любви: "...и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (в церковно-славянском тексте Библии: «и за умноженiе беззаконiя, изсякнетъ любы многихъ» - Мф. 24:12).

Святитель Феофан Затворник так истолковывает эти слова Спасителя: «Любовь уничтожается беззакониями; чем больше грехов, тем меньше любви... Стало быть, кто взыщет распространения любви и сокращения не-любви, тот должен позаботиться об умалении грехов и сокращении области грехолюбия. Вот настоящее начало гуманности! Приняв его, надо принять и все способы, какими можно противодействовать греху. Грехи во вне плод внутренней греховности. Внутренняя же греховность вся коренится на эгоизме с его исчадиями» (45; С. 251).

В набросках к роману «Братья Карамазовы» Достоевский заметил: «Революция, кроме конца любви, ни к чему не приводила (права лучше)» (16; Т. 15, С. 204). Беззаконных «прав» для уничтожения любви по мере приближения кончины мира в арсенале революции становится все больше. И самое страшное из этих «прав» - узаконенное детоубийство - коренится на себялюбии и сластолюбии - исчадиях гордости человеческой.

Во второй половине XX века одним из наиболее массовых проявлений «прав» революционно-инфернального духа в мире стала так называемая «рок-культура». Паразитируя на тщеславии и самоуверенности молодых людей, их «гипертрофированным стремлением к самоутверждению», эта - по определению М.М. Дунаева - «искусственно созданная духовная отрава» призвана «довершить процесс деградации человека, процесс формирования легкоуправляемой безмысленной толпы, процесс завершения всеобщей апостасии, процесс полного отвержения традиций национальной культуры. В рок-культуре откровенно превозносится инфернальное начало, прославляется сатана» (17; С. 6, 8, 10). Она становится средством утверждения его власти над миллионами душ, что «прекрасно понимают те, кто планируют на будущее полную деградацию народа». О воздействии рок-музыки на души человеческие откровенно говорят известные ее исполнители: «Наша музыка способна вызывать эмоциональную неуравновешенность, патологическое поведение и даже бунт и революцию» («Битлз»); «Рок является источником революции. Наш образ жизни - с наркотиками, с причудливыми одеждами, вседовлеющей рок-музыкой - в этом и заключается революция» (Эбби Хофман) (17; С. 9, 11-12).

Немаловажной духовной причиной попущения в нашем Отечестве «великих потрясений» было и продолжает оставаться повальное распространение сквернословия, ставшего в 1917 году языком «революционных масс» (31; С. 33). В устах и сердцах многих крещеных русских людей - по гордой дерзости и неразумию - молитвы к Богу, Его Пречистой Матери и святым угодникам стали постепенно вытесняться матерной руганью, т.е. призыванием бесов. Не без приглашения явились на Русскую Землю «демоны революции», разрушившие Самодержавное Царство... Не без призывания те же демоны на исходе XX века устроили «перестройку»... Особенно безрассудно и губительно призывание их сейчас, когда дело идет о духовном и физическом выживании русского народа и подчинении его власти грядущего лжемессии - антихриста.

Но если в былые времена - при благочестивых царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче - для всеобщего назидания сквернословов на улицах подвергали публичной порке, то теперь они (группа «Ленинград») получают Национальные премии в Кремлевском дворце, а композиция «В Питере - пить» становится «Песней года» (57). Факт этот особенно показателен в «свете» Федерального закона № 101-ФЗ от 05.05.2014 - «о запрете мата» [10]. Министр культуры РФ Владимир Мединский оценил это «культурное» событие как "расцвет демократии". Скоро, видимо, придется собирать ее созревшие «плоды». Но как в свое время заметил К.П. Победоносцев, говоря о привычках и качествах, какие «развивает, к несчастию, печать в своих деятелях»: «... все это было бы смешно, когда бы не было так вредно» (34; С. 364).

 

Самый трудно усвояемый урок от Господа

 

Гордость и революция в духовном смысле - слова-синонимы, «близнецы-сестры», рожденные одним «отцом» (Ин. 8:44). Кто из них ценнее для своего «родителя»? Безусловно - гордость, ибо она поражает не только революционеров, но и всех, кто прожить без нее не может. В годы хрущевских гонений на Церковь популярной стала песня с трогательным припевом: «Но как на свете без любви прожить?» Она, несмотря на простоту и нескладность, в сокровенной своей глубине выражала тоску человеческой души по утраченному раю. Нежелание жить без гордости - вольное или невольное - выражает тягу к иным духовным началам, которым в раю места не будет. Преподобный Силуан Афонский говорил, «что гордого если и силою посадить в рай, он и там не найдет покоя и будет недоволен и скажет: «почему я не на первом месте?» (51).

Спаситель наш Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4). Однако, к сожалению, не все люди хотят спастись, потому что - очевидно - не пришли еще в познание Истины. Они представляют собой, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), «сообщество человеков», которые «живут для времени, а не для вечности» (см. его «Приношение современному монашеству», гл. XLI: «Значение слова „мiръ"»; 23).

О крайней неразумности такого жительства святитель напоминает в письме от 22 апреля 1862 года к монаху Михаилу (М.В. Чихачеву): «Прекрасно сказал святой мученик Тивуртий о земной жизни (Четьи-Минеи, 22 ноября): «Мнится быти и несть». Точно! она будто и пред глазами и в руках, а все ускользает. О будущей жизни Тивуртий сказал: «Мнится не быти, и есть». Точно, когда здесь живем, то представляется, что и всегда здесь останемся жить; будущая жизнь представляется несуществующею. Но нет! не видать, как наступит, и наступит непременно. Блаженны те, которых Бог приготовляет к вечности болезнями и другими скорбями, которые из среды скорбей своих исповедаются Богу. Достойное по делом нашим приемлем! Помяни нас, Господи, во Царствии Твоем!» (22; Т. 2, С. 513).

Прочное, незыблемое основание нашего вечного спасения и благополучной земной жизни указано Самим Христом в Нагорной проповеди: «Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф.7: 24-27). Сразу после укорения гордого Капернаума («И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься...» - Мф. 11: 23), Господь призывает всех слушающих Его: «Прiидите ко мнѣ вси труждющiися и обременннiи, и азъ упокю вы: возмите иго мое на себе и научитеся от Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ: и обрящете покой душамъ вашымъ: иго бо мое благо, и бремя мое легко есть» (Мф. 11: 28-30). Об исключительной важности для нас этого урока (научения) говорит то обстоятельство, что Христос дает его - единственный раз в Евангелии - прямо от Себя: «научитесь от Меня...»

Но если мы слушаем Его и не слышим, не учимся от Него и не исполняем Его слов, если гордость нам дороже кротости и смирения, то кому мы уподобляемся: мужу благоразумному или человеку безрассудному? Не напоминаем ли мы тех «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины...» (2Тим. 3:7), забывающих о том, «...что от гордости - погибель и великое неустройство» (Тов. 4:13)? И какова будет наша участь?

«Бог всяческих», говорит блаженный Феодорит, «неучеными победил ученых, нищими богатых, и рыбарями уловил вселенную». Для чего это нужно было? «Для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1Кор. 1: 27-29), - чтобы смирить всякую гордость и надменность, чтобы показать, что мы не можем спастись сами собою, что христианство это - путь спасения через смирение» (2). Другого пути спасения нет. До тех пор нас будет смирять Господь Бог, пока мы не научимся смирению, а если не научимся - погибнем (см.: Притч. 16, 18).

В последнее время все разрозненные усилия сопротивления «новому мировому порядку» (НМП - политический псевдоним «царства» антихриста) не приносят видимых успехов. «Знамена властителя ада» заметно «продвигаются вперед» не только во всем мире, но и в пределах нашего Отечества. Главная причина наших неудач и поражений - отвержение помощи Божьей: «Бог гордым противится» (Иак. 4:6), - говорит преподобный Иоанн Лествичник, - кто же может помиловать их?» (35; Слово 23; 9), т. е. помочь и спасти. Чтобы принять Его помощь - благодать - нужно приобрести смирение (Иак. 4:6). А без Божьей помощи мы врагов не одолеем - у них тысячелетний опыт разрушительной работы. Гордость - это главный «недостаток охранителей», который обращается (по выражению святителя Филарета Московского) в «оружие разрушителей» (44; Т. 3, С. 120).

Наша великая страна 100 лет назад пала под натиском революции потому, что значительная часть ее «элиты» и в немалой степени народ предварительно усвоили ее дух. В поучительной притче о «Старом дубе» повествуется о том, как испугалась молодежь дубравы, увидев воз с топорами, который ехал через лес. Ее успокоил старый дуплистый дуб: «Хоть врагов много, но нет между ними нашего брата. Ни у одного топора нет топорища. Запомните себе: когда между нашим врагом нет никого из нас, то никакой враг нам не страшен!» (58). Никогда враги наши (видимые и невидимые) не смогли бы произвести в России «великие потрясения», если бы им не удалось из «нашего брата» изготовить «топорища» для революционных «топоров».

Во избежание новых «потрясений» и окончательной погибели (возможной и без внешних «потрясений») необходимо, чтобы основным Законом Государства Российского и русского народа вместо конституции, рожденной революцией, стал Закон Божий (исполняемый не по фарисейскому гордому самообольщению, а по духу Евангелия и учению Православной Церкви). Для этого нужно воспитывать в народной душе не гордый революционный (бесовский) дух, а приложить все усилия на восстановление в ней христианского духа, чтобы чаяния и надежды народа «грамотно» не эксплуатировались его врагами:

Когда надежда не на Бога -

Напрасны чаянья живых!

Пребудет пагубной дорога:

Слепые поведут слепых... (52).

Когда же в сердцах наших перестанет гореть «огонь народной гордости», не будет «сиять» скоропреходящая («мнится быти и несть») «прелестная, жизнь поднебесная» - на протяжении которой нам приходится вести непрестанную борьбу «против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12) - тогда возсияет в них присносущный свет вечной блаженной жизни - истинного чаяния и надежды всех православных христиан. Ибо «настоящее счастье не имеет ни конца, ни предела» (39; С. 34).

Безусловно, бороться с революцией необходимо во всех сферах жизни: государственно-законодательной, социально-политической, хозяйственно-экономической, финансовой и т. д., но прежде всего в духовно-нравственной и культурно-просветительской. Беда многих патриотов-контрреволюционеров в том, что слишком часто первопричина всех зол (в том числе и революций) - гордость - «всеобъемлющая некая зараза», «источник всех грехов и преступлений» (50), ими или вовсе не принимается во внимание, или рассматривается как нечто второстепенное, сопутствующее более важным или очевидным причинам. Но для того, чтобы исцелиться от революционной заразы и предотвратить возможные ее рецидивы, необходимо, в первую очередь, позаботиться об устранении первопричины зловредной немощи или, по крайней мере, попытаться свести ее до минимума. «Гордость, - говорит преподобный Паисий Святогорец, - это... генеральный штаб всех страстей. Поражая гордость, ты поражаешь все страсти, и в сердце приходят смирение и любовь» (33; С. 55).

Если со страстями и их «царицей» не вести духовную брань, не искоренять их в своей и народной душе, то все прочие рецепты лечения социальных болезней будут лишь безполезными «припарками» зараженному смертельным недугом: рано или поздно злокачественная опухоль разрастется и приведет к трагическому исходу. Если мы не хотим для нашего исцеления «хирургического» вмешательства свыше, то прибегнем к духовно-«терапевтическим» средствам врачевания: «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложи́те на Него, ибо Он печется о вас» (1 Пет. 5:6-7).

От нашего усердия и постоянства в духовной брани с революционными страстями зависит исполнение пророчеств о восстановлении Русского Царства и даровании нам на последние времена - «Божіимъ изволеніемъ, а не мятежнымъ человѣческимъ хотеніемъ» - Православного Царя, которого «будет бояться даже сам антихрист» (36; С. 427). В это время нужна особая бдительность, чтобы вместо Смиренного и Грозного (для врагов Отечества) Помазанника Божьего не принять лукавейшего богомерзкого лжепомазанника от сатаны - антихриста, который придет «со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фес. 2:10). Святитель Иоанн Златоуст так изъясняет это апостольское пророчество: «Для чего, ты скажешь, Бог попустит быть всему этому? И какое Его намерение? Какая польза от пришествия антихристова, если оно будет к нашей погибели? Не бойся, возлюбленный, но послушай, что говорит апостол: (антихрист) возобладает только над погибающими, которые, хотя бы он и не пришел, не уверовали бы» (24). То есть, при антихристе погибнут только те, которые погибли бы и без его пришествия: не уверовавшие во Христа и не принявшие христианского  спасения через смирение.

Развязка мировой исторической драмы наступит для них неожиданно (Мф. 24:38-39).

Господь наш Иисус Христос во Втором Своем Славном Пришествии «убьет духом уст Своих» (2 Сол. 2:8) последнего революционера, положит конец всем богопротивным революциям и «воздаст каждому по делам его...» (Мф. 16:27).

 

Примечания:

[1] Характерно, что и в послании декабристам А.С. Пушкина: «Во глубине сибирских руд/ Храните гордое терпенье...» (1827) и в ответе на него А.И. Одоевского (1802 - 1839) «Струн вещих пламенные звуки...»: «Своей судьбой гордимся мы,/ И за затворами тюрьмы / В душе смеемся над царями», откуда взяты знаменитые (благодаря эпиграфу к ленинской «Искре») строки: «Из искры возгорится пламя...», присутствует один и тот же дух.

[2] Не всегда являются голосом Церкви высказывания отдельных лиц духовного звания. Например, публикация архимандрита Виктора (Коцабы) «Украинцы на Афоне: есть повод для гордости» (http://uoj.org.ua/publikatsii/daydzhest/ukraintsy-na-afone-est-povod-dlya-gordosti). Вряд ли афонские монахи просили отца архимандрита, чтобы он ими гордился. Они, родимые, может и не чаяли, что появятся монашествующие, которые перестанут понимать что такое гордость. Да и воины, душу свою за Веру, Царя и Отечество положившие, не просили своих неразумных потомков гордиться ими. Не таков был дух русского солдата. Зачем же делать то не душеполезное дело, о котором нас не просят. Не лучше ли помолиться о упокоении душ почивших и павших на поле брани?

[3] Кем (Коломойским и К° - см. https://youtube.com/watch?v=ZpXdoFGVcVk), куда (в «евросодом») и против кого была повернута «народная гордость» украинских «свидомых» («сознательных») «патриотов» - мы являемся свидетелями.

[4] Чтобы узнать, чем - по замыслу лукавого «законодателя» моды (любителя инверсий и переворотов) - она должна обернуться для ее рабов, нужно прочитать слово «мода» справа налево.

[5] Очень показательно, что в популярном «Философском словаре» (Москва, 2012) Андре Конт-Спонвиля - «известнейшего современного французского философа» - только гордость содомитов «обретает ценность лишь в качестве средства защиты против презрения, объектом которого становится человек. Еще можно понять, когда устраивают демонстрации в защиту «гордости гомосексуалистов» (gay pride). Но демонстрация в защиту гордости гетеросексуалов стала бы сборищем мещан и гомоненавистников» (http://philosophy_sviponlle.academic.ru/450/).

[6] см. очерк русского писателя И.Д. Сургучева «Горький и дьявол» в издании «Возвращенный мир». Т.1. Серия «Антология русского зарубежья». М.: «Русский мир», 2004, или: http://stopstamp.ru/statty/7lqw3ntj324wv8q5l6sc.html, а также книги Ю.Ю. Воробьевского: «Бумагия. М. Булгаков и другие неизвестные» (М., 2012) и «Иудиада. Об Измене и Верности: Пешков - Горький. Инфернальный профиль»: http://pravoslavnyi.ru/knijnaya_polka_redakcii/vorobevskiy-iudiada.htm).

[7] Правда, в тяжелое время Великой Отечественной войны на защиту Родины наш народ вдохновляли не «гордые Соколы» и «буревестники», а благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Пожарский, мещанин Кузьма Минин и полководец Александр Васильевич Суворов, кинофильмы о которых были созданы и показаны в предвоенные и военные годы.

[8] В комментариях на нашу публикацию «Стоит ли менять государственный гимн России?» от 23.06.2011 г. http://ruskline.ru/analitika/2011/06/23/stoit_li_menyat_gosudarstvennyj_gimn_rossii/ помещена следующая поправка: «Совершенно случайно оказавшись свидетелем создания нового текста гимна, хочу ответственно заверить, что в первоначальном варианте вместо критикуемых слов о гордости стояло: "славься Россия, Господь над тобой". И мне неизвестны причины, по которым пришлось их исправлять, хотя догадаться нетрудно».

Так наше равнодушие и безразличие к Слову Истины позволяет темным закулисным «дирижерам» (посредством изменения государственного гимна) настраивать дух народа на погибельный «лад». Это признак Лаодикийской («лаодикия» в переводе с греческого - «народовластие, демократия») церкви: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:16).

[9] Об условном языке «коноводов» революции писал еще князь П.А. Вяземский:

«Свобода - превращеньем роли -

На их условном языке

Есть отреченье личной воли,

Чтоб быть винтом в паровике...» (6; С. 97).

(см. стихотворение «Послушать: век наш - век свободы...» (1860).

Следы этого условно-иносказательного языка (с разного рода международными «переносами» значений слов) видны и в других эпохальных событиях. Так, легендарный выстрел с крейсера «Аврора» (сигнал к началу Октябрьской революции) ознаменовал начало «новой эпохи в истории человечества». Крейсер с таким названием был выбран неслучайно. Аврора (лат. Aurora) - богиня утренней зари в римской мифологии. Синоним «утренней зари» в Библии - Денни́ца (греч. ἑωσφόρος) - 1) утренняя звезда, заря; 2) люцифер, одно из имен диавола.

Слово «майдан» символизирует и преемственность революционных эпох («На майдані коло церкви революція іде...» («На майдане возле церкви революция идёт...»), - писал в 1918 году украинский поэт П. Тычина) и скорое («близъ есть, при дверехъ...» - Мф. 24:33) пришествие (и призывание) последнего революционера. На интернациональном революционном жаргоне это слово обозначает: «мой» (в переводе на английский «май» - my |ˈmaɪ|) «дан» (имя родоначальника израильского колена, из которого произойдет антихрист - см.: 36; С. 399-405). Так условно устроители майдана (сознательно), участники и сторонники (невольно) называют антихриста «своим».

[10] Согласно этому закону «в русском языке при использовании его в качестве государственного не разрешается применение слов, выражений (включая нецензурную брань), которые не соответствуют литературным нормам»: «... в СМИ и рекламе, в том числе при показах фильмов в прокате, проведении концертов и развлекательных мероприятий; производителям аудио- и видеопродукции, выпущенной после вступления в силу данного закона, вменяется в обязанность размещение на упаковке предупреждения о нецензурной лексике, если таковая имеется в данном произведении» (http://sovetnik.consultant.ru/zaprety_i_ogranicheniya/kakie_ogranicheniya_nakladyvaet_zakon_o_zaprete_mata/#1).

 

Список использованной литературы:

1.                  Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. - М., 1993.

2.                  Аверкий (Таушев), архиепископ. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета Апостол // https://azbyka.ru/otechnik/Averkij_Taushev/rukovodstvo-k-izucheniyu-svjashennogo-pisanija-novogo-zaveta-apostol

3.                  Андрей Кесарийский, святитель. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова // https://azbyka.ru/otechnik/Andrej_Kesarijskij/tolkovanie_na_apokalipsis/12

4.                  Аскоченский В. И. За Русь Святую! - М.: Институт русской цивилизации, 2014.

5.                  Василий Великий, святитель. Беседа 9. О том, что Бог не виновник зла / https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Velikij/Besedi/9.

6.                  Вяземский П. А. Стихотворения. Воспоминания. Записные книжки. - М., 1988.

7.                  Булацель П. Ф. Борьба за правду. - М.: Институт русской цивилизации, 2010.

8.                  Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений и писем: В 17 т. - М.: Издательство Московской Патриархии, 2009.

9.                  Горький А. М. Собр. соч.: В 30-и томах. - М., 1949-1955.

10.              Давыденков Олег, протоиерей. Догматическое богословие. - М., 2013. https://azbyka.ru/otechnik/Oleg_Davydenkov/dogmaticheskoe-bogoslovie/

11.              Даль В.И. Пословицы русского народа» / http://hobbitaniya.ru/dal/dal139.php

12.              В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорускаго языка. - СПб. - М, Издательство: Тип. М.О. Вольфа. - 1880-1882. - Репринтное издание. - «Издательство Терра», 1995.

13.              Данилевский Н.Я. Россия и Европа. - М., 1991.

14.              Добротолюбие. В 5-ти томах. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2010.

15.              Достоевский Ф.М. в воспоминаниях современников. В 2-х т. Т. 2. - М., 1990.

16.              Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30-и томах. - Л., 1971-1990.

17.              Дунаев М. М. Преступление перед будущим. - Изд. Дом «Святая Гора»: Москва, 2006.

18.              Житие, пророчества, акафисты и каноны святым Царственным мученикам. - Русь Самодержавная, 2005.

19.              Захаров В. Н. «Имя автора - Достоевский». - М: Издательство «Индрик», 2013.

20.              Иванов Вяч. И. Собр. соч. - Т. 4. - Брюссель, 1987.

21.              Игнатий (Брянчанинов), святитель. Особенная судьба народа русского. - М.: Институт русской цивилизации, 2013.

22.              Игнатий (Брянчанинов), святитель. Полн. собр. писем: В 3-х томах. - М.: «Паломник», 2011.

23.              Игнатий (Брянчанинов), святитель. Приношение современному монашеству // http://orthtexts.narod.ru/Ignatiy08.htm

24.               Иоанн Златоуст, святитель. Толкование на второе послание к Фессалоникийцам //https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolkovanie-na-vtoroe-poslanie-k-fessalonikijtsam#_3

25.               Константин (Горянов), архиепископ. Св. прав. Иоанн Кронштадтский и Георгий Гапон: к 100-летию первой русской революции. 24.01.2005  http://rusk.ru/st.php?idar=321432

26.              Конституция Российской Федерации. - М., 2015.

27.              Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России. - М.: Институт русской цивилизации, 2010.

28.              Лопухин А. П. Толковая Библия, или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета // https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_55/1

29.              Макарий (Булгаков), митрополит. Православно-Догматическое Богословие: В 2-х томах. Том 1. М., «Паломник», 1999.

30.              Митрополит Платон (Левшин) и его учено-монашеская школа. К чести духовного чина. - М.: Институт русской цивилизации, Институт общегуманитарных исследований, 2015.

31.              Митрофан (Баданин), епископ. Правда о русском мате. - Свято-Троицкая Сергеева Лавра, 2016.

32.              Никон (Рождественский), архиепископ. Православие и грядущие судьбы России. - М.: Институт рус­ской цивилизации, 2013.

33.              Паисий Святогорец, преподобный. Слова. Том V. Страсти и добродетели. - Изд. Дом «Святая Гора», Москва, 2010.

34.              Победоносцев К.П. Государство и Церковь. Т. II. - М.: Институт русской цивили­зации, 2011.

35.              Преподобного отца аввы Иоанна. Лествица. - СПб., 1995.

36.              Россия перед Вторым Пришествием (Материалы к очерку Русской эсхатологии). Издание второе, исправленное и дополненное. - М., 2001.

37.              Русские писатели. 1800-1917. Биографический словарь. Том 2. - М., «Большая российская энциклопедия», 1992.

38.              Сергий Марчук, священник. Размышления о революции и покаянии на исходе XX века // http://wco.ru/biblio/books/revol/H01-T.htm

39.              Симеон Афонский, монах. Книга, написанная скорбью, или Восхождение к Небу. - Святая Гора Афон, 2010.

40.              Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. - М., 2012.

41.              Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. - М., 1978-1985.

42.              Тютчев Ф. И. Россия и Запад: книга пророчеств. - М., 1999.

43.              Тютчев Ф. И. Россия и Запад. - М.: Институт рус­ской цивилизации, 2011.

44.              Тютчев Ф. И. Полн. собр. соч. и писем: В 6-и томах. Том 3. Публицистические произведения. - М., 2003.

45.              Феофан Затворник, святитель. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия. - М: «Правило веры», 2009.

46.              Филарет (Вознесенский), Митрополит. Проповедь в неделю 23-ю по Пятидесятнице: Изгнание злых духов // https://azbyka.ru/otechnik/Filaret_Voznesenskij/propovedi/4_29

47.              Шишков А. С. Огонь любви к Отечеству. - М.: Институт русской цивилизации, 2011.

48.              Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. - М.: Дрофа, Н. М. Шанский, Т. А. Боброва, 2004 // http://enc-dic.com/rusethy/Revoljucija-3620.html

49.              Этимологический словарь русского языка. - М.: Прогресс, М. Р. Фасмер, 1964-1973 // http://enc-dic.com/fasmer/Revoljucija-11151.html

50.              https://nasledie77.wordpress.com/2015/06/11/

51.              http://predanie.ru/siluan-afonskiy-prepodobnyy/book/87117-siluan-afonskiy-tvoreniya/

52.              http://ruskline.ru/analitika/2011/12/09/golosuyuwemu/

53.              http://slavynka88.livejournal.com/279994.html

54.              http://gorkiy.lit-info.ru/gorkiy/biografiya/basinskij-gorkij/gorkij-i-intelligenciya.htm

55.              http://aif.ru/society/safety/padenie_maksima_gorkogo_kto_pogubil_gordost_sovetskoy_aviacii

56.              http://enc-dic.com/word/r/Revolyuciya-6946.html

57.              https://lenta.ru/news/2016/12/08/rnmp/

58.              http://banauka.ru/428.html

59.              https://gumilev.ru/verses/459/

 

Александр Терлецкий (г. Симферополь)

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Терлецкий:
«Это хвастовство - губитель всего»
Пророческое предостережение от Гоголя. К 210-летию со дня рождения
31.03.2019
Есть у революции начало - будет революциям конец
Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»
16.06.2017
Что делать, если «телегу жизни» и литературы водит бес?
К 50-летию Александра Дмитриевича Терлецкого
16.09.2011
Все статьи автора
"Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы» "
Реальна ли угроза новой революции в России?
Развернутая рецензия с обзором книги «Революция в России: реальна ли угроза? 1917-2017: Сб. материалов / сост. А.Д. Степанов. - М.: ИД «Достоинство», 2018, 624 с. илл»
16.09.2018
Пасха Победы
В московском издательстве ИТРК вышла новая книга сотрудника Миссионерского отдела Ижевской епархии Владимира Вениаминовича Шкляева
24.03.2018
Где можно приобрести наши книги?
«Русская народная линия» участвует в Троицкой православной выставке
06.02.2018
Все статьи темы
Последние комментарии
Дегустатор ядов
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-10-11 15:25
Прививаться или не прививаться?
Новый комментарий от Георгий Н.
2020-10-11 14:57
Что будем отмечать: «Разгром белых», «Русский Исход», или?
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-10-11 14:48
Учиться у Сталина
Новый комментарий от р.Б. Алексий
2020-10-11 14:40
Начать движение к истокам
Новый комментарий от Александр Волков
2020-10-11 14:38
Глушат «азербайджанскую партию», а что с остальными диаспорами?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-10-11 07:35
«Ватикану следует пересмотреть кадровую политику»
Новый комментарий от электрик
2020-10-10 21:57