itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Русская Православная Церковь против законодательных инициатив о «профилактике семейно-бытового насилия»

Выступление на заседании Общественной палаты Свердловской области, посвященном рассмотрению проекта ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия», ( г. Екатеринбург, 19 ноября 2015 года)

Генассамблея ООН по Украине  Ювенальная юстиция  Семья 
0
672
Время на чтение 18 минут

Федеральный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», предложенный Советом по правам человека при Президенте России, был рассмотрен на заседании Общественной палаты Свердловской области, где по итоговому голосованию общественники и представители государственных структур и ведомств проголосовали против какой-либо доработки предложенного законопроекта и единогласно рекомендовали его отклонить (сообщает ИА Regnum http://bav-eot.livejournal.com/816627.html).

Закон о семейно-бытовом насилии и другие формы расчеловечивания

Эта победа антиювенального фронта смогла стать такой полной в Екатеринбургском собрании в том числе и благодаря тому, что несколько раннее Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов и председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволода Чаплин инициировали и приняли активное участие в обсуждении законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», прошедшем в Общественной палате РФ в июне 2015 года, где его так же единодушно отвергли. (http://arks.org.ru/index.php/yuvenalnye-tekhnologii/obshchestvennye-slushaniya-zakonoproekta-o-semejnom-nasilii-8-06-2015/262-slushaniya-v-obshchestvennoj-palate-rf-fotogalereya)

Так, Патриаршая комиссия по вопросам семьи выразила недоумение в связи с тем, что в России в настоящее время активно лоббируется введение ряда законодательных инициатив о «профилактике семейного насилия» (1.1): «В зарубежной практике их применение ведёт к серьезным проблемам, а их принятие в России будет способствовать не столько предупреждению реальных преступных действий, сколько дальнейшему ослаблению семьи, семейных отношений и ценностей в нашей стране, а также серьезному нарушению прав граждан», - заявил председатель комиссии о. Д. Смирнов.

Далее он сказал о том, что в первую очередь необходимо направить силы на формирование и укрепление нравственной культуры семейных отношений в обществе в целом, а не на внедрение правовых подходов, которые уже отрицательно показали себя за рубежом: «Нужны специальные программы в школах. Если мы хотим, чтобы наш народ был счастливым, то нужно показать детям из бедных, неполных семей путь».

По оценке Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской Православной Церкви, основанной на проведенном комплексном анализе предлагаемых в законопроекте подходов были обнаружены крайне серьезные проблемы.

Речь идет об инициативе, принятие которой лоббируется с помощью ложных данных.

Так, секретарь Патриаршей комиссией по вопросам семьи Сергей Иваненко заявил о том, что инициаторы законопроекта предлагают ложную оценку уровня насилия в России. Организации и эксперты, поддерживающие законопроект, приводят сильно завышенные данные о насилии в российских семьях, противоречащие достоверным статистическим показателям. "Представляется весьма спорным не только текст законопроекта, но даже сама необходимость принятия профильного закона, позволяющего органам государственной власти регулировать и регламентировать отношения между супругами и иными лицами, между собой родственными". По мнению С.Иваненко, этим законопроектом предлагается ввести в правовое поле России "механизм вмешательства государства в частную семейную жизнь". "Законопроект основан на идеологии и мировоззрении, агрессивных по отношению к традиционным ценностям российского общества", - и предложил переименовать институт уполномоченного по правам ребенка на институт уполномоченного по защите прав семьи, родителей и детей "в связи с необходимостью расширить задачи уполномоченного".

В свою очередь глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин задал присутствующим вопрос (1.2): « Почему в России "под контролем и по инициативе международных структур поднимается именно тема так называемого насилия в семье, в то время как есть в стране сообщества и ситуации, в которых насилие применяется гораздо чаще... ведь семья является средоточием любви и вовсе не то место, где часто происходит насилие. Однако в законопроекте, который нам предлагается, о проблеме, которую Церковь хорошо знает и с которой обычно справляется, говорится как о каком-то общенациональном бедствии, нуждающемся в массированной реакции, в том числе через создание новых дорогостоящих структур или через государственную поддержку общественных объединений, которые хотели бы получить свою долю от «эффективного» (как считают руководители этих структур) вмешательства в жизнь семьи».

«Когда в законопроекте в понятие «семейно-бытового насилия» входит «причинение имущественного вреда», то возникает серьезный вопрос - спрашивает о. Всеволод, - действительно ли идет речь о насилии по отношению к человеку? Дальше возникают еще более расширительные формулировки: так, предлагается признать насилием в семье «психологическое насилие», под которое можно подвести любое строгое замечание, любую попытку поспорить с тем или иным решением или действием лица, могущего объявить себя пострадавшим. Любые общие формулировки в законе в такого рода случаях оставляют огромное пространство для коррупции или произвола, как скажем в формулировке об «экономическом насилии», то есть «умышленном лишении человека жилья, пищи, одежды,... повреждение имущества, или иное причинение имущественного вреда», и так далее. Упоминается также принуждение человека «к тяжелому и вредному для здоровья труду, в том числе несовершеннолетнего члена семьи, а также иные подобные действия». Понятно, что под «иными подобными действиями» и «тяжелым трудом» можно предусмотреть много самых неожиданных вариантов... Под определение «насилия» подстраивают самые разные жизненные ситуации, в которых, между прочим, всегда одна сторона будет доказывать одно, а другая - иное. И стороны при этом именно две. То есть очень многое зависит от того, на чью сторону эмоционально встанет суд, который, как известно, у нас, как правило, осуществляется женщинами - очень часто женщинами одинокими».

«Любопытно, - продолжает священник, - что в законопроекте предлагают предоставить достаточно широкие полномочия и новые функции некоторым государственным учреждениям и неправительственным организациям. Предполагается, что «некоммерческие организации, международные и иные неправительственные организации, функционирующие в сфере противодействия семейно-бытовому насилию, будут вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе, либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц». В законопроекте также говорится, что заявление в защиту «законных интересов того или иного гражданина может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя».

«То есть какая-то организация, в том числе международная, будет доносить в органы власти о том, что, по ее мнению, происходит семейное насилие, даже без ведома предполагаемой жертвы этого самого насилия, и судебная машина или машина правоохранительных органов должна будет вертеться, а упомянутые организации будут иметь для закручивания этой машины определенные полномочия. Многим людям удастся, если закон будет принят, найти себе новую работу».

А вот, что предполагается делать в случае, когда суд примет в отношение лица, признанного нарушителем, защитное предписание: «Нарушителю суд может предложить покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником жилого помещения» - констатирует о. Всеволод (1.2).

Эксперты Русской Православной Церкви заключили, что «законопроект основан на радикальной антисемейной идеологии феминизма, противоречащей традиционным нравственным и семейным ценностям, несовместимым с основаниями российской культуры. Он посягает на презумпцию добросовестности родителей, на суверенность и неприкосновенность семьи, ставит под сомнение естественное преимущественное право родителей в выборе методов воспитания своих детей - то есть противоречит принципам, следующим из ст. 38 Конституции Российской Федерации. Наконец, он противоречит интересам национальной безопасности: его принятие может повести к росту социального напряжения, поставит под угрозу семью, являющуюся основой российского общества. Поэтому целесообразно отказаться от внесения этого законопроекта в Государственную Думу или отклонить его в полном объеме».

Все вышеизложенные доводы были практически единодушно поддержаны участниками слушаний - представителями общественности и органов государственной власти.

Так, эксперты Патриаршей Комиссии отметили, что в сегодняшней ситуации было бы уместно рассматривать заботу о семье и ее защите как один из приоритетов внешней и внутренней политики. Они поддержали предложение С.Иваненко расширить спектр работы уполномоченных по правам детей, преобразовав их в уполномоченных по защите семьи и правам родителей с детьми.

«Еще одним важным шагом могло бы стать создание Россией должности специального международного посланника по основополагающим правам семьи и родителей с детьми. Не так давно Соединенные Штаты Америки учредили должность такого рода посланника по правам т.н. «сексуальных меньшинств». Между тем, - как отметили представители Патриаршей комиссии, - в отличие от них, защита семьи и основополагающих прав родителей действительно включена во многие фундаментальные международно-признанные и обязывающие документы в области прав человека. Защита этих прав сегодня, на фоне попыток переопределения понятия семьи и постоянных нападок на права родителей и на семью, становится международной проблемой огромного масштаба и актуальности».

Было отмечено, что термины, такие как: «насилие в семье», «семейное» или «семейно - бытовое насилие» не вполне отвечают приоритетам государственной семейной политики, направленным на повышение общественного престижа семьи и ее социального статуса» (1.3).

Так, в «Пояснении Патриаршей комиссией по вопросам семьи термина «насилие в семье», иных аналогичных терминов и связанных с ними концепций и подходов» (1.3), в частности, отмечено, что: « этот термин широко используется при проведении в жизнь разрушительных и неблагоприятных для семьи подходов и решений. Комиссия считает нежелательным какое-либо использование этого термина в нормативных правовых актах любого уровня».

«Такая оценка со стороны Комиссии основана на тщательном анализе проблем, связанных с концепцией т.н. «семейного насилия» в ее реально существующем мировоззренческом, ценностном и правовом контексте. Эксперты Комиссии отмечают целый ряд проблем в этой области, многие из которых неотделимы от концепции «семейного насилия» в ее современном виде. Они отмечают, что: «специфическое мировоззренческое и идейное наполнение концепции «семейного насилия» становится вполне очевидным при анализе существующего корпуса документов соответствующей направленности, в том числе международных. Очевидна, в частности, неразрывная связь этой концепции с идеями радикального феминизма, в рамках которых мужчины неизменно выступают в качестве потенциальных «агрессоров» в отношении женщин, а взрослые - в качестве источника угрозы в отношении детей, особенно в рамках брака и семьи, представляемых в качестве институтов «подавления» и «насилия». Несомненна неадекватность таких представлений, их опасность для общества, а так же их несовместимость с традиционными нравственными и правовыми ценностями, так как семья, основанная на браке, является в целом наиболее безопасным и благоприятным окружением, как для женщин, так и для детей. Систематические ссылки на эту концепцию ведут к тому, что семья начинает восприниматься в обществе не как одна из его главных ценностей, главная защита для его наиболее уязвимых членов, а как источник проблем, опасности и угрозы для них. Это, разумеется, недопустимо» - сказано в документе.

Неудивительно, что и правовые решения, предлагаемые в рамках сторонников концепции «семейного насилия» в виде своего рода «стандартов» международного или национального уровня не отвечают общественному благу и, зачастую, вступают в явное противоречие с базовыми принципами справедливости и соразмерности юридических норм. «В соответствии с ними - как сказано в документе, - к «насилию» могут быть отнесены отнюдь не только справедливо преследуемые по закону физические посягательства, но и такие действия, для юридического преследования которых не может существовать никаких здравых оснований. Помимо прочего, речь зачастую идет о «криминализации» нормальных воспитательных действий родителей».

Далее, в документе говорится о том, что: «Серьезные вопросы вызывает «профилактическая» направленность предлагаемых сторонниками концепции «семейного насилия» правовых решений. Фактически, под «профилактикой» в них понимается не создание здоровой нравственной атмосферы в обществе и укрепление семейных ценностей, но возможность принудительного юридического вмешательства в жизнь граждан и семей тогда, когда никакие реальные и опасные противоправные действия еще никем не совершаются. При этом предлагаемые меры (такие как охранные предписания, профилактический учет и т.д.) не отвечают элементарной справедливости, позволяя ограничить человека в правах (в том числе родительских), свободе или возможностях использования своего имущества без всяких веских доказательств его виновности в каких-либо противоправных действиях, на основании одних словесных обвинений.

Регулярно звучащие предложения отнести дела о т.н. «семейном насилии» к категории дел публичного обвинения также вызывают у экспертов серьезные возражения. На практике речь идет о лишении членов семьи возможности, в случае произошедшего конфликта, простить друг друга и принять решение примириться. Как представляется, такие предложения попросту не учитывают многообразие человеческих темпераментов, человеческое несовершенство и сложность межличностных отношений. Вряд ли можно считать вполне правильной ситуацию, когда в рамках семейного конфликта одних родственников будут защищать от других независимо от их собственного желания».

«Эксперты полагают, что правовые меры, предлагаемые в рамках указанных подходов, являются серьезной угрозой для нормального выстраивания семейных отношений, способствуя не столько предотвращению реальных насильственных действий, сколько возникновению и эскалации конфликтов между супругами, а также опасной манипуляции обвинениями в «насилии» в ходе таких конфликтов».

Комиссия обращают внимание на то, что: «В основе правового регулирования семейных отношений в России должны лежать, с одной стороны, верные представления о семье, ее роли и значении в обществе, основополагающих правах родителей, а с другой - традиционные для нашей страны семейные и нравственные ценности. Здесь недопустимо слепое копирование тех или иных зарубежных подходов, особенно тех, которые уже плохо зарекомендовали себя на практике в других странах».

«Комиссия исходит из того, что распространению реального насилия, в том числе и между родственниками, способствует вовсе не недостаток тех или иных законодательных инструментов, а упадок семейных и нравственных ценностей в обществе. Укрепление семьи и семейных ценностей, брака, создание нравственной атмосферы, содействующей выстраиванию между людьми отношений, основанных на любви и уважении, а вовсе не «профилактические» законы репрессивной направленности, должны стать основой профилактики проблем межличностных отношений, в том числе и в семье. Именно это - верный путь к предотвращению любых реальных проблем в семье, а через нее - и в обществе в целом».

В Официальном комментарии Патриаршей комиссии по семье в связи с обращениями в отношении Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» (2) говорится о том, что «предусмотренный законопроектом принцип добровольности социального обслуживания формально не распространяется на оказание дополнительных услуг, не относящихся к социальным (так называемое «социальное сопровождение», ст. 22). Он также формально не охватывает деятельность по профилактике обстоятельств, «обусловливающих нуждаемость гражданина в социальном обслуживании» (ст. 29), включающую в себя возможность проведения «обследования условий жизнедеятельности» граждан. Следствием указанных недостатков может стать формирование неправомерной правоприменительной практики, фактическое принуждение граждан к получению тех или иных услуг или проведению профилактических обследований. Как представляется, это может также способствовать возникновению коррупционных ситуаций».

Комиссия считает, «что участие негосударственных организаций в сфере социальных услуг, при условии обеспечения надлежащих законодательных гарантий защиты неприкосновенности жилища, права на отказ от любых нежелательных услуг, прав родителей и т.п., само по себе, является вполне допустимым».

Вместе с тем, Комиссия обращает внимание на то, что «некоторые негосударственные организации в своей деятельности могут опираться на подходы и ценности, использовать методы работы, несовместимые с уважением к автономии семьи, к правам, авторитету и власти родителей в семье, противоречащие традиционным российским семейным и нравственным ценностям». «Речь может идти, например, о недопустимом умалении значения семьи, противопоставлении прав, свобод и интересов детей и их родителей и мн. др. Было бы, как представляется, целесообразно - заключает комиссия - проработать на законодательном уровне механизмы, позволяющие исключить присутствие такого рода организаций в системе социальных услуг и содействовать формированию благоприятной по отношению к семье и родителям с детьми правоприменительной практики, соблюдению прав семьи и родителей».

Позиция Патриаршей комиссии по вопросам семьи по поводу физических наказаний изложена в комментариях по проекту Федерального закона N 600971-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (3), где более полно раскрывается вопрос о правомерности уголовного преследования родителей за применение наказаний в воспитании детей (в части усиления ответственности за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и побои), когда действующие нормы Уголовного кодекса, в том числе ст. 116 («Побои») и 117 («Истязания»), начинают на практике применять к родителям за использование в воспитании детей умеренных и разумных физических наказаний, не причиняющих им какого-либо вреда.

В частности, комиссией в документе говориться о том, что: «педагогическое мнение о нежелательности использования физических наказаний в воспитании детей следует тщательно отличать от движения за полный законодательный запрет использования таких наказаний родителями. Разница между обращенным к родителям призывом воздержаться от использования тех или иных воспитательных методов, при признании их права на свободу выбора этих методов, и стремлением лишить родителей этого права имеет принципиальный характер. Вполне возможно советовать родителям не пользоваться тем или иным их правом, однако неприемлемы попытки искусственно лишить их тех или иных прав без достаточных к тому оснований».

Комиссия напомнила о том, что «Президент России В. В. Путин, комментируя соответствующие вопросы в ходе рабочей встречи с Председателем Совета по правам человека М.А. Федотовым 29 июля 2014 г., отметил, что «необходимо, чтобы законодательство, препятствующее насилию в семье, не давало повода различным государственным структурам вмешиваться в жизнь семьи».

А в ходе Форума Общероссийского народного фронта «Качественное образование во имя страны» 15 октября 2014 г. в Пензе Президент также подчеркнул, что «ювенальная юстиция... представляет из себя угрозу вмешательства в дела семьи. Это очень опасная вещь».

Далее, в документе сказано, что: «Конвенция ООН о правах ребенка, участником которой является Российская Федерация, не содержит норм, направленных на запрет любых физических наказаний детей в семье. Попытки Комитета ООН по правам ребенка придать нормам Конвенции толкование, из которого следует подобный запрет, не основаны на тексте Конвенции, противоречат ее контексту и неправомочны.

Из решений Европейского Суда по правам человек по делам Tyrer v. the UK (No 5856/72, 25.04.1978) и Costello-Roberts v. the UK (No. 13134/87, 25.03.1993) прямо следует, что не любое физическое наказание ребенка может, как таковое, быть признано «бесчеловечным» или «унижающим достоинство» (4).

«Случаи уголовного преследования родителей за умеренное и разумное использование физических наказаний в воспитании детей неоправданны - говорится в документе еще и по тому, что - они игнорируют принцип российского уголовного права, не позволяющий преследовать в уголовном порядке действие, не связанное с общественно опасными последствиями.

Отсюда следует, что те проблемы, которые действительно существуют в этой области, связаны не с необходимостью принятия тех или иных новых законов, а с недостатками существующей правоприменительной практики (3), (о чем так же свидетельствует повторное заключение Правого управления ГД РФ на внесение проекта закона N 600971-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ в ГД РФ) (5).

Официальная позиция Русской Православной Церкви «по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции» 2013 г (6) говорит о том, что «необходимо отстаивать гарантии прав родителей на воспитание детей в соответствии со своими мировоззренческими, религиозными и нравственными убеждениями, на разумное определение их распорядка дня, режима питания и стиля одежды, на побуждение их к исполнению семейных, общественных и религиозных обязанностей, на регламентацию общения с лицами противоположного пола и доступа к информационным материалам, а также на физическое ограждение от действий, наносящих вред их духовному, нравственному или телесному здоровью». «Наряду с правами детей должно быть признано наличие их обязанностей, в том числе в отношении родителей и семьи. Не может существовать прав детей на духовно и нравственно необоснованное непослушание родителям, на безнравственные действия и половую распущенность, на неуважение к старшим и сверстникам, на дурное поведение...Важно учитывать сложную по своему существу организацию семейной жизни, где тесно переплетаются социальные, психологические, бытовые, физиологические, финансовые, культурные и другие факторы. Вмешательство чиновников в эту деликатную область может повлечь за собой трагические ошибки, перегибы, злоупотребления, жертвами которых станут, в первую очередь, сами дети...Должна быть исключена и возможность радикальной передачи властных полномочий в сфере защиты семьи негосударственным организациям, поскольку они не должны подменять государство в осуществлении его законных полномочий... Церковь утверждает, что государство не имеет права на вмешательство в семейную жизнь, кроме случаев, когда существует доказанная опасность для жизни, здоровья и нравственного состояния ребенка и когда эту опасность нельзя устранить через помощь родителям и через методы убеждения. При этом действия государственных органов должны быть основаны на четких и однозначных правовых критериях. Именно родители должны определять методы и формы воспитания детей в границах, очерченных необходимостью обеспечения жизни, здоровья и нравственного состояния ребенка».

Далее в документе констатируется о том, что лучший способ «профилактики» упомянутых проблем - это «поддержка здоровой семьи, помощь проблемным семьям, поддержание крепких связей детей и родителей, а также популяризация положительного образа семьи. В православной пастырской традиции накоплен опыт помощи неблагополучным семьям, позволяющий одновременно защитить ребенка и способствовать сохранению семьи. Рост числа преступлений, совершенных несовершеннолетними, является результатом нравственной дезориентации общества. Необходима жесткая позиция государства по ограничению пропаганды насилия, греховных развлечений, идеологии потребительства, по активизации воспитательной работы совместно с Церковью, СМИ, институтами гражданского общества среди несовершеннолетних с целью формирования духовно-нравственной и патриотической программы развития молодого поколения».

«Современное административное и уголовное законодательство, многие сложившиеся в обществе традиции в большинстве случаев позволяют справиться с людьми, ставящими под угрозу жизнь и здоровье своих родных и близких. Зачем же придумываются новые меры? - задается вопросом о. В. Чаплин и одновременно продолжает, - «это происходит потому, что некоторые международные структуры, которые ведут сегодня глобальную кампанию против так называемого семейного насилия и вкладывают большие деньги в борьбу с ним, на самом деле являются источником множества инициатив, противоположных утверждению в обществе приоритета прав и ценностей традиционной семьи».

«Ювенальная юстиция, представление о том, что родители являются врагами своим детям чуть ли не всегда и по определению, борьба с так называемым перенаселением планеты, борьба за ограничение рождаемости, за «ответственное родительство, за планирование семьи, как называют борьбу с деторождением, все это исходит из тех же источников, которые сегодня предлагают нам бороться с «семейным насилием» - продолжает о Всеволод.

«Стоит ли прислушиваться к рекомендациям сил, которые буквально все делают, чтобы сокращалось население всех стран, кроме стран золотого миллиарда (то есть Западной Европы, США и еще буквально пяти-шести государств)? Стоит ли следовать рекомендациям тех, кто идет буквально на все ради сокращения населения России и иных постсоветских стран, стремится, чтобы традиционная семья уходила в прошлое, сменяясь «прогрессивными» формами сожительства отдельных людей и коллективов друг с другом? Формами, которые на самом деле вряд ли способствую рождению и воспитанию детей»? - обращается ко всем с вопросом о.В.Чаплин (1.2).

В связи с этим Патриаршая комиссия по семье выступает против использования вышеуказанных терминов как в правовом, так и в общественном поле, и рекомендует православным христианам воздерживаться в дальнейшем от какой-либо поддержки связанных с ними концепций.

Священник Олег Вохмянин, клирик Архирейского подворья св. Саввы Сербского г. Екатеринбурга, член межкомиссионной рабочей группы Общественной Палаты Свердловской области по вопросам защиты семьи и традиционных семейных ценностей

Литература:

1.1.Позиция Патриаршей комиссии по семье ;

2.Позиция председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина о законопроекте "О профилактике семейно-бытового насилия, выраженная на общественных слушаниях в ОП РФ в июне 2015 года http://www.patriarchia.ru/db/text/4122254.html;

3. «Пояснения в отношении оценки Патриаршей комиссией по вопросам семьи, защиты материнства и детства термина «насилие в семье» http://www.patriarchia.ru/db/text/3966785.html;

2. http://pk-semya.ru/main-news/item/2078-kommentarij-patriarshej-komissii.html

Официальный комментарии Патриаршей комиссии по семье в связи с обращениями в отношении Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»;

3.Позиция Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и

детства по проекту Федерального закона N 600971-6 «О внесении изменений

в Уголовный кодекс Российской Федерации (в части усиления

ответственности за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и побои)» http://pk-semya.ru/images/news/2014/16/PKS_positsiya_zapret_nakazaniy.pdf ;

4. Доклад общественной организации «За права семьи» Неправомочные действия Комитета ООН по правам ребенка http://www.familypolicy.ru/rep/int-14-055.pdf;

5. Заключение Правового управления (повторно) размещенном на сайте Законопроекта N 600971-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (в части усиления ответственности за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и побои)

http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=600971-6

6. Позиция Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции, выраженная на Освященном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви (2-5 февраля 2013 года) http://www.patriarchia.ru/db/text/2774805.html;

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Священник Олег Вохмянин
Все статьи Священник Олег Вохмянин
Генассамблея ООН по Украине
8 июля скончался Валерий Ганичев
«Наш патриотизм шел от Победы»: беседа с бывшим председателем Союза писателей России
08.07.2022
Как стало возможным обвинение России в геноциде
Власть не слушает сразу - вот и пожинаются «плоды»!
15.04.2022
Освободительный поход Русской армии на Украину
Хроника событий. День двадцать девятый
24.03.2022
Конец эпохи глобализации – назад пути нет
Новый мир, по сути, уже наступил
24.03.2022
Все статьи темы
Ювенальная юстиция
Пороть или не пороть?
По данным ВЦИОМ, постепенно происходит уход от физических методов воспитания в сторону разговоров, убеждений и ограничений
09.08.2022
Два фронта России
Когда наши парни воюют с фашизмом, в Нижнем Новгороде организовали выставку о насилии в семье
09.08.2022
20 идей по созданию развитого феодализма в России
Об основных положениях программы «20 идей по развитию страны», агрессивная пропаганда которой развернулась в России
24.02.2022
Все статьи темы
Семья
Демографическая реформа
Как остановить падение рождаемости: анализ и предложения
08.08.2022
День села – праздник семейный!
О празднике в селе Березовка Вачского района Нижегородской области
25.07.2022
Трусливые мужчины
Это вообще дикость – «гражданский брак»
18.07.2022
Важные решения Государственной Думы
Пограничники – участники спецоперации – получили статус участников боевых действий, принят в первом чтении законопроект о целевом наборе в вузы, изменен срок внесения проекта бюджета
15.07.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
О возможности союза России и Германии
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
10.08.2022 06:32
В бой после молитвы
Новый комментарий от Vladislav
10.08.2022 03:29
Странная война: младенец против Геббельса
Новый комментарий от Адриан Послушник
10.08.2022 00:34
Солдаты Ким Чен Ына в СВО на Украине?
Новый комментарий от Адриан Послушник
09.08.2022 23:22
Священная война
Новый комментарий от Сант
09.08.2022 21:47
Анти-идеология
Новый комментарий от Марфа Зотова
09.08.2022 21:13