Уроки монаха Андроника

Памяти А.Ф. Лосева († 24.05.1988)


Из неопубликованной книги «Алексей Лосев и разгадка двадцатого века»

 18 октября 1993 года к четырём часам пополудни небольшая старинная церковь в центре Москвы еле вмещала участников Международной научной конференции к столетию со дня рождения А.Ф. Лосева. В распорядке дня, предшествовавшего её официальному открытию, значилось: «Молебен и панихида в храме Преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках». Ничего необычного этот пункт не предвещал: почитание по канонам Православной Церкви памяти ушедших уже воспринималось в кругах гуманитариев как восстановленная традиция. И всё же встреча с необычным произошла: храмовое действо началось с оглашения тайного монашеского пострига Алексея Фёдоровича и его супруги Валентины Михайловны, принятого ими более шестидесяти лет тому назад. Думается, каждый из присутствующих (хотя я и сужу лишь по себе) почувствовал в эти минуты приобщение к чему-то неведомому, бесконечно далёкому от суетных дел и в то же время предельно реальному. Всё, что было известно до этого о жизни и творчестве Алексея Лосева, включая свидетельства людей, близко знавших его, предстало в совершенно новом свете, обрело значимость необходимых обществу уроков, когда Россия, вовлекаемая в водоворот гибельных событий, начала искать спасение в православной вере.

Сам Лосев как православный мыслитель, войдя в русло самобытной русской философии с её святоотеческими корнями, выбрал для себя путь восхождения к Истине особенно трудный, поскольку следовать по нему пришлось в мрачные годы богоотрицания. Это была жизнь (по его же выражению) «слабой философской индивидуальности, затерявшейся в необъятном море коммунизма, но мыслившей самостоятельно», внешне, конечно, мало напоминавшая классические жития православных святых.

Лосев-учёный поставил предельно ясную цель - радикально сменить основы научного мировоззрения. Нынешнее - результат развития протестантского мировосприятия - должно было уступить место научному мировоззрению на православной основе. К этому и были направлены разработки Лосева 20-х гг.: начала абсолютной диалектики и принципы абсолютной мифологии, восходящие к триединству Св. Троицы и божественности Абсолютной Личности; творчески развитый православно понимаемый неоплатонизм; глубоко осмысленная философия имени, продолжающая традиции православного энергетизма; провозглашённое и многократно подтверждённое равноправие алогического и логического - основа синтеза веры и знания и др. Шаг за шагом продвигался Лосев к вершине, где сливались воедино богословие, философия, наука, искусство, нравственный опыт. Возникли контуры грандиозного учения, которое он, однако, не мог выразить в общедоступной форме, прежде всего потому, что вокруг разворачивалась беспрецедентная, беспощадная борьба с религией; само упоминание Бога (помимо Его отрицания) делало всякую публикацию по такой тематике просто невозможной. И обретший просветление ума философ-богослов вынужден облекать содержание своих работ в сложную замысловатую форму, насыщая их отступлениями и пассажами, в любом случае апеллируя лишь к диалектике, которой он владеет в совершенстве. Утверждая и развивая православное миропостижение, Лосев готов к научным дискуссиям, всестороннему, непредвзятому обсуждению. Однако жизнь предлагает совершенно иные варианты.

Искоренявшая всякое инакомыслие власть даже в сугубо религиозных спорах усматривала некую политическую подоплёку, угрозу своему существованию. Это и предопределило дальнейшую судьбу профессора Лосева, которую разделила с ним нежная и любящая супруга Валентина Михайловна, незаменимая помощница во всех делах, соратница в борьбе за чистоту православной веры. Вместе они участвовали в движении имяславцев, которые предупреждали, что Россия погибнет, если перестанет почитать Имя Божие; вели агитацию против сергианцев, раскалывавших Русскую Православную Церковь унизительным компромиссом с безбожной властью. Оба они всё больше убеждаются в дальнейшей невозможности жить церковно-свободно и начинают готовиться к уходу в монастырь. И хотя монастыри повсюду запрещены и разогнаны, Лосевы, вопреки всему, решаются основать монастырь в миру, дать монашеские обеты, жить в духовном браке, предавшись истинной цели христианской жизни - стяжанию Духа Святого Божия.

Третьего июня 1929 года супруги принимают тайный постриг, совершённый их духовным наставником, афонским старцем, архимандритом о. Давидом. Лосевых нарекли именами монаха Андроника и монахини Афанасии - христиан V-го века, супругов, которые после внезапной смерти любимых детей ушли в монастырь, разлучившись на много лет, а затем, встретившись вновь, прожили до конца дней в духовном браке (день прпп. Андроника и Афанасии отмечается 22 октября).

Принятие монашеского пострига означало для Лосева постижение мистического историзма, возникающего из культа Абсолютной Личности. И он открыто заявил в опубликованной в 1930 году «Диалектике мифа»: «Для монаха нет безразличных вещей. Монах всё переживает, как историю, а именно как историю своего спасения и мирового спасения. Только монах есть универсалист в смысле всеобщего историзма, и только монах исповедует историзм, не будучи рабски привязан к тому, что толпа и улица считает историей».

По-особому воспринимается монахом Андроником и то, что именуется в миру «личной жизнью»: «Он умеет поставить свою личность и свои личные привязанности на правильное место; и только монах один - не мещанин. Может ли сравниться тонкость чувств и глубина созерцания монаха с мещанством того, что называется «мирской жизнью»? Может ли, кроме монаха, кто-нибудь понять, что истинное монашество есть супружество, а истинный брак есть монашество?.. Всё бездарно в сравнении с монашеством, и всякий подвиг в сравнении с ним есть мещанство». И далее прямое обращение к той, что вместе с ним дала монашеские обеты: «Только ты, сестра и невеста, дева и мать, только ты, подвижница и монахиня, узнала суету мира и мудрость отречения от женских немощей... Помнишь, там, в монастыре, эта узренная радость навеки и здесь, в миру, это наше томление...»

Однако стены монастыря в миру не смогли защитить монахов ХХ века от произвола тоталитарного режима, чьим главным оружием было устрашение. Они оказались участниками «дела», сфабрикованного ОГПУ. Преданность православной вере обернулась обвинением «в антисоветской агитации и пропаганде», участие в кружках имяславцев превратилось в «деятельность во Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников «Истинно православная церковь»«.

Два с половиной года провел Алексей Федорович в заключении, чуть меньше - Валентина Михайловна. Об этом периоде его жизни известно из отправленных жене лагерных писем. Он сполна испытал муки богооставленнности и в камере-одиночке внутренней тюрьмы Лубянки, и в переполненной палатке 2-го отделения Свирлага: «...такое отсутствие радости, ласки, молитвы, такая оставленность и безблагодатность...» «...Не есть ли это ликующая победа злых сил над нами, а вовсе не какой-то особый «промысел Божий»?..» «Я лишен благодати уже давным-давно, и нет надежды на её возвращение...» Будучи с детских лет приобщённым к церковной жизни, заключённый Лосев оказывается полностью отлучённым от неё: «...Но позвольте, что же это за религия - без таинств, без обряда, без наставления, без постов, без всякого элементарного указания на внешнее присутствие религии?..» Ему, глубоко верующему человеку, трудно, тем не менее, смириться с посланным Богом испытанием: «...Бог требует отдать всякое, хотя бы простейшее понимание происходящего, и волей-неволей приходится его отдавать, ибо Христос выше и дороже понимания жизни и самóй науки. Но, Боже мой, как всё это безрадостно! Как ты, Господи, отнял у меня ласку жизни, как лишил радости подвига и утешения в молитве! Как презрел всю мою многолетнюю службу Тебе в разуме и поклонении святыя славы...» И всё же, несмотря на поражение ревматизмом после работы с мокрыми баграми пальцев, на усилившуюся в лагере болезнь глаз, которая позже приведёт к полной слепоте, на бессмыслицу лагерной жизни, он находит в себе силы написать: «...Знаю и то, что страдания мои нужны миру и мировой истории,...что всё это осмысленно и что я должен быть послушным и смиренным...» И наконец: «...Благословляю жизнь, благословляю все свои страдания, и - благодарю за всё!.. Думаю, что во благо, и что всё кончится великим, лучезарным концом...»

Однако испытания не закончились с выходом Лосева на свободу и возвращением в родной дом. С ним предпочитают не иметь дела: ведь это его клеймил позором Каганович на XVI съезде ВКП(б); ведь сам Максим Горький, процитировав на страницах «Правды» и «Известий» фразу Лосева: «...Россия кончилась с того момента, как народ перестал быть православным»... и т.д., назвал её автора «малограмотным», «безумным» и вообще посоветовал ему «повеситься». Он оказывается под гласным надзором партийных идеологов; именно они устанавливают рамки, в которых допустима его научная деятельность. Неосторожно вырвавшееся слово, попавшаяся на глаза бдительному редактору подозрительная фраза из работы, выполненной в «дозволенных» рамках, могут стать поводом для повторных репрессий.

До конца своих дней Лосев будет лишён возможности осуществлять в полной мере своё, названное им самим предназначение «восславить Бога в разуме, в живом уме». Возвратившись из заключения, он уже не застал в живых о. Давида и всегда ощущал при всех своих огромных знаниях неудовлетворённую потребность в духовном наставнике. Через много лет он скажет: «...Раз не посылается мне наставник - то уж значит надо так. Это дело духовное. Но сам я не ищу. Если будет мне послан - другое дело, как мне был послан сорок лет назад. Может быть после моей смерти понадобится».

И всё же послушание монаха Андроника продолжается, и с ним рядом монахиня Афанасия. Нам не суждено узнать содержание их бесед о сокровенном, о духовном - на виду лишь житейские заботы, дела мирские. Представление об их монастыре в миру может дать лишь выдержка из письма Лосева, написанного в заключении: «Мы с тобой за много лет дружбы выработали новые и совершенно оригинальные формы жизни, то соединение науки, философии и духовного брака, на которое мало у кого хватило пороху и почти даже не снилось никакому мещанству из современных учёных, людей брачных и монахов. Соединение этих путей в один ясный и пламенный восторг, в котором совместилась тишина внутренних безмолвных созерцаний любви и мира с энергией научно-философского творчества, это то, что создал Лосев и никто другой, и это то, оригинальность, глубину и жизненность чего никто не сможет отнять у четы Лосевых». Но когда Алексею Федоровичу исполнится шестьдесят, Бог призовёт к Себе Валентину Михайловну, и дальнейшее послушание придётся нести ему одному.

В миру Лосев оставался почтенным профессором, окружённым учениками-аспирантами. По эрудиции с ним некого поставить рядом; поражает воображение и плодотворность его научной деятельности в последние десятилетия жизни. Вместе с тем он не находит достойного признания в пронизанных партийной идеологией высших научных кругах и глубоко этим оскорблён. Но наедине с Богом он - монах, во всём усматривающий Его волю. Лосев способен погрузиться во время учёного заседания в священнобезмолвие умнóй Иисусовой молитвы (в давние времена он обучался ей у афонских старцев), осенить себя незаметно для собеседников мелким крестом под пиджаком против сердца. Весь трагизм этой беспримерной жизни выражен в словах 80-летнего Лосева: «Моя церковь внутрь ушла...Я вынес весь сталинизм с первой секунды до последней на своих плечах...И у меня не отчаяние, а отшельничество...Как Серафим Саровский, который несколько лет не ходил в церковь».

Когда в России начался благотворный поворот к вере, Лосев находит силы для откровенных бесед с учениками и почитателями об общении с Богом, Который доступен в православии через живое общение с Ним, чего нет в протестантизме: «...Протестантизм - тоже религия, тоже общение, но - общение в понятиях... У нас общение с Богом может быть и через прикосновение (к иконам), вкус (при причащении), обоняние (ладан), слух, зрение - все чувства... В православии Бог есть крещение, исповедь, причастие, молитва - всё это таинства. Наш Бог доступен для общения...»

Так, сочетая до последних дней заботы о делах мирских - научных с духовным наставничеством и прославлением Имени Божия, завершил свой земной путь выдающийся подвижник земли русской...

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

31. На пп. 25-26-30., Сергей Швецов:

Отвечаю на Ваш конкретный вопрос: всякая тварная вещь личностью не является. Однако будучи сотворённой, она причастна Творцу (Абсолютной Личности). И в Православии всё существующее воспринимается в личностной категории, чего нет в западном христианстве. Образуемую в русском языке единую смысловую цепь: «лицо» - «лик» - «лич-ность» невозможно воссоздать ни в одном из европейских языков, поскольку их смысловой основой является вещная определённость. Что же касается озадачившего Вас отождествления мифологичности с личностной осмысленностью, то оно как раз и следует из предложенного Вам лосевского определения мифа. Если самомý происхождению имени «Москва» соответствуют так или иначе осмысленные исторические мифы, то не менее мифологична мысль тех, кто нарекает в наше время этим именем корабль или товарное изделие, осознавая его сугубо символическую значимость. Что же касается Вашего причисления меня к исповедникам имяславия, то оно глубоко ошибочно – я попытался, прежде всего уяснить истинную подоплёку «афонской смуты» и, надеюсь, мне это удалось.

C. Гальперин / 03.06.2015 11:47

30. Ответ на 28., C. Гальперин:

я пытаюсь следовать св. праведному Иоанну Кронштадтскому, а вовсе не Булатовичу (читать его не собираюсь, да и симпатий к нему, – одержимому гордыней «гусару», – не испытываю

Занятно, нынешние имяславцы как раз считают именно Булатовича наилучшим выразителем своей веры. http://www.apocalyptism.ru/Teaching-of-God--Names.htm

Сергей Швецов / 03.06.2015 06:47

29. Ответ на 28., C. Гальперин:

Понятно...

М.Яблоков / 03.06.2015 05:37

28. На п. 23., М. Яблоков:

Мне добавить к изложенному в предыдущих комментариях нечего. В восприятии и осмыслении Имени Божия я пытаюсь следовать св. праведному Иоанну Кронштадтскому, а вовсе не Булатовичу (читать его не собираюсь, да и симпатий к нему, – одержимому гордыней «гусару», – не испытываю). Что же касается приведённого мной пункта решения Константинопольского Собора, то советую отнестись к его формулировке, как неотъемлемой части Св. Предания, предельно внимательно.

C. Гальперин / 03.06.2015 04:26

27. Ответ на 24., C. Гальперин:

имя – это л и к (энергийно-смысловая разрисовка) л и ч н о с т и.

Что это за "лик"? Введение новой переменной неоправдано по принципу Оккама ) А если серьезно, вот тут как раз и стирается граница между Творцом и тварью.

М.Яблоков / 03.06.2015 04:19

26. Ответ на 24., C. Гальперин:

В Вашем примере использования имени «Москва» эта мифологичность (личностная осмысленность) проявляется по отношению к каждому из перечисленных Вами вариантов

Мифологичность = личностная осмысленность? Семен Вениаминович, Вы сами себя понимаете, простите, конечно?

Сергей Швецов / 03.06.2015 04:18

25. Ответ на 24., C. Гальперин:

Ну, знаете, Семен Вениаминович, я уж никак не мог подумать, что вынесенный Вами в заглавие лозунг Вы предъявите в качестве определения. А на конкретный вопрос Вы опять же не ответили - всякая ли тварная вещь есть личность?

Сергей Швецов / 03.06.2015 04:14

24. На п. 22,, Сергепю Швецову:

А я, Вы уж меня извините, не ожидал, что вынесенное мной в заголовок предыдущего ответа лосевское определение имени вообще не удостоится Вашего внимания. Притом, что все мои последующие разъяснения относились именно к нему. Ну что ж, придётся повторить: имя – это л и к (энергийно-смысловая разрисовка) л и ч н о с т и. Далее, поскольку из Вашего ответа я понял, что советом попытаться выяснить из моей прошлогодней публикации кое-что о тайне имени Вы так и не воспользовались, позволю себе привести здесь небольшой фрагмент из неё: «Если мы намереваемся вступить в общение с конкретной вещью, то оказываемся наедине с её неисчерпаемым смыслом. Нам придётся обратиться к ней напрямую, назвать по имени. И это имя собственное, оно, как и сама вещь, является символом, то есть выражает тождественное ему внутреннее (самость, смысл), притом не самими звуками речи (физико-физиолого-психологическим фактом), а той энергией смысла, которую они несут. Произнося имя вещи, мы проявляем её энергийно-смысловую разрисовку, её л и к – мы мифологизируем вещь». Так-то, вот. Вы, конечно, тут же потребуете дать определение самогό мифа. Извольте. У Лосева таких определений несколько. Я предложу Вам наиболее подходящее к рассматриваемому вопросу: «Миф – это бытие, чьей субстанцией является личность». А теперь попытаемся встать на какую бы то ни было точку зрения по отношению к миру, жизни, человеку и т.д. Все их, без всякого исключения, объединяет то, что они – осмысленное самóй личностью (тем, кто предложил или воспроизвел каждую из точек зрения) бытие. Конечно, безграничный мир существует вокруг нас и внутри нас, но сами мы никогда не будем в состоянии выйти за пределы круга осмысленности его самим человеком, то есть за пределы мифа. И в предложенной Лосевым классификацией наук первое место закреплено за мифологией – осознанием мифической действительности – главной опоры всякого знания. В Вашем примере использования имени «Москва» эта мифологичность (личностная осмысленность) проявляется по отношению к каждому из перечисленных Вами вариантов.

C. Гальперин / 03.06.2015 03:49

23. Ответ на 21., C. Гальперин:

Сущность Божия вообще не познаваемая и не именуема. Познаются и именуются только энергии, и то не до конца. Это первое. Второе. Анафема, которую вы здесь привели, не имеет ни малейшего отношения к теме. Третье. Умеренные имябожники исповедовали само имя Божие - нетварной божественной энергией. Это можно почитать у Булатовича, который был отлучен от Церкви и умер как собака - без отпевания. Еще раз. Имя Божие - это НЕ божественные энергии, но человеческий тварный образ. Если имя Божие произносится с православной верой, то при этом соприсутствует нетварная и спасительная божественная благодать. Если имя Божие произносится всуе или еретиками, или колдунами и т.п., то ни о каком соприсутствие спасительной благодати речи быть не может. Если признать имя Божие в некоторых случаях нетварным, а в некоторых тварным, то это и будет ересь Акиндина, исповедовавшего благодать тварно-нетварной. Поэтому анафемы указанного вами собора как раз обращаются на головы имябожников. Имябожничество - это недобитый оригенизм.

М.Яблоков / 03.06.2015 06:50

22. Ответ на 12., C. Гальперин:

Простите, Семен Вениаминович, но Вы, как я и ожидал, обошли мой вопрос стороной. Я ведь просил дать определение - что такое имя. А Вы вместо этого предложили мне ряд косвенных описаний. Ну, например, Вы пишете, что в имени (не в понятии) символически выражено личностное начало тварной вещи. Следует ли из этого, что <U>имя есть символическое выражение личностного начала тварной вещи</U> (только так построенная фраза могла бы быть принята за определение)? Какие тварные вещи Вы имеете в виду? Всякая ли тварная вещь, имеющая имя (например, город Москва, река Москва, крейсер "Москва", кухонный гарнитур "Москва", одеколон Москва), имеет, т.о., и личностное начало?

Сергей Швецов / 03.06.2015 06:45
Семен Гальперин
Алексей Лосев: мыслить - всегда значит отвечать на вопрос «почему?»
К 30-й годовщине кончины православного мыслителя
23.05.2018
Уроки монаха Андроника
Памяти А.Ф. Лосева († 24.05.1988)
29.05.2015
Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
Памяти Игоря Анатольевича Непомнящих († 8.04.2010)
15.04.2015
К цельному знанию
Памяти А.Ф. Лосева († 24.05.1988)
23.05.2014
Все статьи Семен Гальперин
Последние комментарии
Оказывается, стране нужно больше «креативных политологов»!
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
14.01.2021 11:17
Андрей Климов: Силы из-за рубежа «взбаламутили» людей
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
14.01.2021 11:08
У Трампа есть все шансы стать «американским Ельциным»
Новый комментарий от Александр
14.01.2021 10:18
Перезагрузка? Нет, Перестройка!
Новый комментарий от Полтораки
14.01.2021 10:04
Пойти и привиться от коронавируса
Новый комментарий от Алексей Петрович
14.01.2021 09:11
Папа Римский родит маму Римского?
Новый комментарий от Алина
14.01.2021 08:40