Сон Иосифа

Рассказ

Алексей Болковский 
Сталин 
0
06.03.2014 200

Лютая зима в Туруханском крае Российской Империи, как обычно, вступила в свои права еще в октябре. Пришла она коварно, внезапно - еще несколько дней назад, бывало, и отпускало еще, и мокрый снег валил, а в этот день после обеда все разом переменилось. Резко приморозило, и воздух быстро стал обжигающе холодным. А потом внезапно грянул снежный буран - неукротимый, неистовый. Такие мало где, кроме гиблых мест Сибири, случаются... Грозной бурей этой, словно жалкий сор, разметывался занесенный снегом хворост и в дугу сгибались чахлые северные деревца. Было в этом буране что-то зловещее, необычное. Даже здешние, привыкшие к таким ветрам жители вполне могли бы усмотреть в этом намек на грядущие потрясения невесть какого размаха...

По занесенному льду уже прочно вставшей широкой реки, среди безлюдья, брел сквозь сгущавшийся сумрак, навстречу завывавшим стихиям, замотанный в тряпье невысокий мужчина-кавказец лет сорока, в потрепанной ушанке на голове, в рваном овчинном тулупе и в сбитых оленьих унтах местного, тунгусского пошива. В его заурядной внешности не было совершенно ничего выделяющегося. Разве что желтовато-белесые, словно тигровые, глаза, в упрямом огне которых зарождалась еще нераскрывшаяся, не проявившая себя полностью сила, с которой можно много было сделать доброго или худого, это уж смотря куда ее, эту силу, повернешь...

Левая рука кавказца была скрючена у живота, а правой, прикрытой грубой дерюжной рукавицей, он из последних сил волочил за собой санки с несколькими смерзшимися в комок крупными рыбинами - небогатым, но жизненно важным для него уловом. С каждым новым шагом, с каждой минутой рыбак все яснее понимал, что погибель близка, что до избы, до тепла не дойти, не успеть. Но не было печати страха на его лице, искаженном горделивой усмешкой хотя уже и шаткой, но все же остававшейся привычной уверенности, что за порогом смерти нет никого и ничего. «Помру - не жалко... Помру... Пусть так - цис рисхва, черт побери!.. Порадуются черви могильные...»

Новый бешеный порыв ветра ударил в лицо колючим крошевом и повалил на колени. Человек упал, медленно поднялся и сделал еще несколько упрямых, тяжелых шагов по уже прикрытому вязкими сугробами руслу. Выбираться на берег, в заваленное буреломом криволесье, смысла не было - пурга там бушевала лишь немногим слабее, зато пробираться там еще тяжелее. Кавказец вновь и вновь падал и поднимался, но с каждым разом все медленнее. И вот, сжатая рукавица его руки разжалась, и повод с санками выскользнул из нее. Сани с рыбой остались за спиной, в серой мгле... Мужчина рухнул лицом в сугроб и какое-то время лежал неподвижно. Покой начал обволакивать его тело, и в душе зазвучали старинные песнопения, а перед глазами не спеша, как облака, поплыли далекие, самые истинные картины из былого.

Распахнутые вширь и ввысь горные долины, журчание скатывающихся к бирюзово - чистой широкой воде маленьких ручейков, полная цветущих самшитов и гранатов заветная роща детства... Сладкий щебет птиц в напитанных солнцем древесных кронах, добрые, спокойные буйволы в желтой и теплой грязи... Маленький старый храм на холме, где престарелый священник на каждой исповеди и проповеди искренне, всей душой и всем сердцем стремился помочь страждущим, а среди них и растерянному, раздираемому противоречиями, страдающему от нищеты и унижения упрямому и гордому мальчику. «Отец, скажи мне, где справедливость, куда идти?..» «...Не сомневайся, Иосиф, только верь, и Он приведет тебя к правильному завершению пути. Пути у каждого свои, а завершение должно быть одинаковым. Душа должна Бога достичь!...»

«А, может, нет души, и Его, чье имя нельзя произносить всуе, тоже нет? Нет Бога?» - угасающей волей воспротивился он этому старому видению. Перед глазами мелькнули и другие картины из былого. Карета жирного торговца, которой был сбит шедший по обочине шестилетний мальчик в лохмотьях. Раздавленная повозкой праздного негодяя, гниющая от тяжелого увечья рука этого мальчика, тихие стоны и бессильный плач склонившейся над маленьким страдальцем матери, растерянно смачивавшей его язвы жалкой, пропитанной вином тряпицей. «Совсем нет денег у нас, не на что купить лекарства, сынок!»

«Где Он был, когда моя мать служила толстожопым начальникам, мыла их усадьбы, стирала горы белья, терпела издевательства, откладывала копейки для сына? А сын ее шел на учебу голодным, в рваной куртке, в заплатанных брюках... Сколько таких мальчиков ходило по земле, сколько ходит теперь? Да, конечно, я знаю, пусть это плата за грехи предков, но почему она длилась и длится так долго, годами и десятками лет? Если люди были созданы для счастья, почему же так долго их мучают сатана и его слуги, зачем эти мучения? Когда-то я поверил, что есть люди - те, кто сражается за простой народ, за его свободу, за хлеб и справедливость для каждого! Но потом увидел, что многие из них еще хуже, чем обычные богатеи. Эти лживые борцы за русскую революцию годами и десятилетиями развлекаются на заграничных курортах за счет своих хозяев и вместе с ними хотят ограбить всю землю. И все они, и хозяева, и слуги, все до единого, до последнего чистоплюя в пенсне - ненавидят мою Родину, ненавидят все святое, насмехаются над теми, кто чист сердцем! Что им заботы и беды народов, когда им нужна лишь власть над миром - одна только власть, чтобы до конца закабалить этот пахнущий падалью, умирающий мир! А раз так - кому же тогда верить, во что верить? Зачем жить на этой суетной земле, где все заполоняют зло, несправедливость, обман, бессмысленные страдания?..»

Лет десять назад, когда еще была жива жена, пока не выжгло душу одиночеством и тоской, он еще пытался как-то убеждать себя в том, что ответ на эти вопросы есть, потому что на свете есть любовь. Но потом вера эта перегорела, и потому теперь равнодушная пустота, нахлынувшая взамен радостных и невеселых образов прошлого, постепенно заполоняла внутренний взор одинокого бунтаря. Черная пустота леденила сердце, захватывала волю, разламывала душу и не оставляла надежды спастись...

Но вдруг грянул особенный вал ураганной снежной бури! Он был так силен, что мгновенно разметал сугробы вокруг и швырнул человека, словно котенка, приподняв его и ударив оземь. В реве ветра то ли показалось, то ли въявь послышался властный голос: «Вставай, Иосиф! Иди ко мне! Иди!»

Человек очнулся, стер рукавицей иней с усов и ресниц, и потрясенно, не веря глазам своим, взглянул перед собой. Недалеко, всего лишь в десятках двух шагов, на небольшом прибрежном возвышении, где черные, коренастые лиственницы расступались полукольцом, в сумраке отчетливо виднелась заснеженная изба. Над ее крышей метались клубы дыма - значит, там был кто-то...

Собрав последние крупицы сил, человек добежал, дохромал, дополз к избе и, нащупав обитую оленьей шкурой дверь, толкнул ее. Дверь поддалась. С клубами снежного, морозного пара мужчина ввалился в теплое нутро чужого дома и упал у порога.

Внутри бревенчатой хижины с крохотным оконцем было удивительно просторно и светло. Горели лампада и свечи у икон Спасителя и Богородицы в красном углу, ярко светило пламя из очага, вырывая из тьмы небольшой стол, лавки и скудную утварь. Хозяин - седой до белизны сгорбленный старик, спокойно подошел и подпер доской входную дверь. Шум неистовой снежной бури тотчас же совершенно утих, как будто ее и не было вовсе.

- Разреши обогреться, отец... - приподнимаясь и приходя в себя, с хриплым акцентом произнес грузин. Содрогаясь всем телом, которое, казалось, промерзло до самых костей, он сделал шаг от порога и, не удержавшись, спросил. - Кто ты? Как будто видел я где-то тебя...

- Здравствуй, добрый человек! Христос воскресе, радость моя! Проходи, садись за стол... - в лице старика и впрямь замечалось что-то знакомое с детства. То ли на Николая - Святителя похож, то ли еще на кого из праведников...

Старец говорил приветливо, но суховато, сдержанно. И не приближался к непрошенному гостю, словно между ними пролегала незримая черта.

- Наверное где-то видел, раз говоришь... Придет время - вспомнишь...

- Почему вспомню? - вырвавшийся из пасти погибельной стихии путник даже на миг забыл о ноющих от боли руках и ступнях. Озадаченный непонятной репликой седого старца, он заинтересованно и пристально посмотрел на него. - Когда вспомню?

- С немцами война будет, вот и настанет то самое время...- охотно пояснил старик. Казалось, он совсем не ощущал на себе свинцовой тяжести необыкновенного взгляда своего гостя. Не торопясь, он снял с печи бурлящий котелок и поставил на стол кружку и глиняную подставку с подсушенными кусками хлеба. - А пока отдохни, мил человек, чайку испей...

- Спасибо... Спасибо... - Морщась от боли, гость взгромоздился на лавку, глотнул было кипятка, и тут же, чуть не поперхнувшись, удивленно переспросил. - Но ведь война с немцами идет уже?

- Это, мил человек, не война еще, а цветочки... Ягодки потом будут, годов через десятка два - три, - с великой скорбью в голосе, тихо, но внушительно ответил старик. - Как во времена ветхозаветные, ныне тучным годам предел положен, и для вразумления, за грехи людские, длинная череда суровых лет наступает. Настанет час, и много хуже Батыевой орда с Запада нагрянет, Русь добивать. Да и не только на Русь враги придут, а по всему миру огненным колесом прокатятся! Все будет в огне - и земля, и вода, и небо, пол-России дотла сгорит! Великие страдания, тяжкие муки испытает народ русский, у края погибели стоять будет... Но молитвой Царя - мученика спасется! И тогда многое из старины своей святой, забытой и поруганной, вспомнят русские люди. И многие из них обратят взоры к Небу, и за что им это наказание - поймут и покаются! И ты уразумеешь и покаешься, раб Божий Иосиф! Не ты ли обличил их и себя самого, написав когда-то «...не хотим небесной правды, слаще нам земная ложь...»?

Гость изумленно молчал, не отрывая глаз от старца. Он даже не спросил, откуда тот знает его имя и слова из позабытого даже им самим его юношеского стихотворения, написанного на грузинском языке и лишь однажды публиковавшегося четверть века назад. Не зная, о чем еще спросить, он растерянно выдавил:

- Ты спас меня от гибели, да... Но как мне благодарить тебя? Здесь я в ссылке который год живу, денег и чинов у меня нет, и что впереди - не знаю...

- Да не меня благодарить тебе надо, а Христа - Бога нашего, который ад посрамил и победил! Как благодарить - тебе совесть твоя скажет. Проснется она в тяжелый час и скажет... Если Бога совсем не оставишь, то и Он тебя не оставит! В ослеплении греховном забываем мы про Него, а Он про нас не забывает и не забудет вовеки... Да ободрись, раньше времени не хорони ни себя, ни других! Ты для дела великого избран - от иноземных губителей державу Российскую очистить, от большой беды ее удержать, от гибели преждевременной спасти... Ничто не вечно под небесами, все мы смертны здесь. И ты однажды умрешь. Но будет это еще не скоро. Лукавые и льстивые люди много памятников тебе при жизни поставят, а потом они тебя убьют и памятники эти все в одночасье снесут, и даже имя твое из памяти народной вознамерятся навсегда вытравить. Но не удастся им это - в память о тебе навсегда останется сама страна твоя, которую ты из страшного пожара грядущих лет на плечах своих вынесешь и, как сможешь, укрепишь. Страну эту никому не уничтожить! Неисчислимые и ужасные беды будут терзать всю землю от края до края, и многие царства без следа исчезнут с лица ее. Но Святая Русь, благодаря трудам сподвижников твоих, навеки останется сама собой, и достойно встретит День Судный. Господь помилует Россию и путем великих страданий к великой славе в последние дни приведет!

- Какая память? Какие памятники? Кто я такой, кого спасу, если и себя самого спасти не могу? - горько усмехнулся кавказец. Он возражал по инерции, но в его желтых глазах уже тлела искра понимания. - О чем говоришь, ты, отец, о каких великих делах, с луны ты свалился, что ли? Да кто в самом деле нищего бродягу слушать будет, э? Или разве не знаешь, что везде и всюду слушают тех, у кого есть или за кем стоят власть и деньги! Только неумные люди могут уповать на революции, которые будут неизвестно где и когда... А в милости Того, чье имя не положено произносить всуе, я давно, уж прости меня, отче, разуверился... Видишь ли, веришь ли, но здесь, на краю света, у меня было довольно времени подумать и понять, что и потом, даже после революций, в России, да и в любом другом месте, таких как я наверх никто не пустит! Вот и выходит - почти сорок лет жизни впустую прошли, словно в яму провалились, а выхода из нее не видно! Устал я, отец...

- Зачем уподобляешься врагам своим и судишь по законам суеты людской? - тихо произнес старец. - Очнись, оторви мысли свои от грешной земли, вспомни, что для Бога нет невозможного. Он и пастуха простого мог великим царем сделать, и сыну сапожника, если надо, силу могучую дать и выше князей мира сего поставить! Когда-то говорили уже тебе об этом, но ты не готов еще был понять. Но сегодня пора, ибо потом поздно будет!

...Перед глазами у потрясенного услышанным гостя все расплылось. Не помня себя от усталости, он рухнул на лавку и, сжимая в руке шапку, не снимая тулупа, провалился в сон. Забытье это длилось будто всего лишь одно мгновение, а когда он открыл глаза, то очнулся на белом снегу.

Стоял уже полдень, ослепительное солнце озаряло чистое небо и заснеженную равнину, все выше выглядывая с края горизонта. И тишина - ни облачка, ни ветерка, да и мороз был не чета вчерашнему, а лишь легонько пощипывал. Рядом валялась его потертая ушанка, но непокрытую голову холодом не застудило. Приподнявшись и нахлобучив шапку, Иосиф оглянулся по сторонам. Место было то же самое, на берегу возле реки. Так же полукольцом стояли запорошенные вьюгой лиственницы, а в нескольких десятках шагов позади виднелись торчавшие из сугроба брошенные сани с рыбой. Но никакой избы здесь не было...

- Кто это был, а? Не могу вспомнить, где же все-таки я видел его? О чем он меня предупредил? Что с нами со всеми будет? - растерянно озираясь, шептал ссыльный революционер, понимая, что произошедшее с ним минувшей страшной ночью могло быть только чудом, а загадочные пророчества во сне или наяву приоткрывали занавес над грядущей страшной тайной бытия. - А может быть, Тот, чье имя нельзя произносить всуе... Может быть, Он все-таки есть! И что тогда, что? Война - война... Какая война?

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Алексей Болковский
Последний экзамен
Рассказ. Продолжение повести «Сон Иосифа»
15.10.2015
Сон Иосифа
Окончание
08.05.2015
Сон Иосифа
Рассказ. Продолжение
19.10.2014
Сон Иосифа
Рассказ
06.03.2014
Реформы со знанием дела
Рецензия на книгу "Взаимодействие Церкви и Армии. История и современность"
25.01.2005
Все статьи Алексей Болковский
Сталин
Георгий Маленков
К юбилею политического деятеля
11.01.2022
Забытый поэт Иосиф Сталин
К 75-летию автора
09.01.2022
Почему растёт рейтинг Сталина
Об итогах первой послевоенной пятилетки
04.01.2022
«Сталин воскресни, ты нам нужен!»
Еще раз о роли Личности в истории
27.12.2021
Все статьи темы
Последние комментарии
Как трупами расчищался путь Горбачёву
Новый комментарий от Кирилл Д.
19.01.2022 01:19
Рано хоронить православных патриотов!
Новый комментарий от Константин В.
19.01.2022 01:04
Революция в Казахстане. Взгляд справа
Новый комментарий от Тимофей56
18.01.2022 23:53
Экс-президент Казахстана Назарбаев выступил
Новый комментарий от Адриан Послушник
18.01.2022 23:42
Что не так с современным феминизмом?
Новый комментарий от С. Югов
18.01.2022 20:31
Русская ли это идея - Третий Рим? Часть первая
Новый комментарий от Серёга Чудиса
18.01.2022 20:00
Во имя Чести и Святого Духа
Новый комментарий от Наталья Сидорина
18.01.2022 19:44