Глянцевый лыцарь лицом к хвосту

Образ Мазепы в произведениях искусства

Когда дьяволы, колдуны и фокусники обманывают зрение, они, как говорят, набрасывают пелену на глаза зрителя (cast glamour o'er the eyes of the spectator)

                                                               Аллан Рамзай, первый автор слова «гламур». 1721 год 

 

В информационной популяризации гетмана Мазепы его сторонники усердно выносят на широкую публику гипертрофированный миф о «сверхъестественном лыцаре», которым якобы восторгалась вся Европа и чуть ли  не весь мир. Мазепу заливают лаком и замазывают исторической косметикой так, что после таких процедур  гетман предстает модником, полиглотом, поэтом, танцором и  едва ли не «массовиком-затейником», который скрашивал свой досуг и досуг казаков, музицируя на арфе. Ради него даже «украинское архитектурное барокко» превратилось в «барокко мазепинское», известное лишь паре десятков стилистических выдумщиков.

Большая роль в романтизации и «гламуризации» (от англ. Glamour «шарм», «внешний блеск» - собирательное обозначение роскошного стиля жизни, всего, что обычно изображается на обложках модных журналов. Первоначально слово «гламур» было волшебно-оккультным заклинанием ведьм, призванное заставить кого-либо поверить, принудить смотреть на вещи по-другому) личности Мазепы  принадлежит некоторому количеству живописных произведений известных и не очень известных художников.

Оставив в стороне иконографию Мазепы по причине отсутствия подлинного его изображения, обратим внимание на так называемое «влияние личности гетмана на развитие мировой живописи» и на декларированные 42 картины на «мазепинские сюжеты».

Несомненно, Мазепа остался на холстах и открытках, однако в большинстве своем «мазепинский сюжет»  всего лишь один. Речь идет об инициированном Яном Хризистомом Пасеком сюжете о «конском наказании» ловеласа и блудодея Мазепы в бытность его придворным польского короля Яна Казимира.

В фундаментальном труде Н.И. Костомарова «Мазепа» указывается, что «...он умел нравиться женщинам, завел тайную связь с одной госпожой, но муж последней, подметив это, приказал схватить Мазепу, привязать к лошадиному хвосту и пустить в поле; эта лошадь, еще не обученная и приведенная к господину из Украины, очутившись на воле, понеслась с привязанным к хвосту человеком в украинские степи» [1].

Таким образом, любовные приключения будущего «второго Иуды» и жены магната Фальбовского, наказавшего Мазепу специфическим образом, стали, по сути, главными в интерпретации личности Мазепы для европейских литераторов и живописцев XVIII-XIX вв.[2].

«Словарь литературных и драматических персонажей всех времен и всех стран» Р. Лафонта и Р. Бомпиани (1960) упоминает более десятка имен поэтов, романистов и драматургов, заинтересовавшихся именно этой сомнительной историей.

Необходимо подчеркнуть:  не политическая возня гетмана, не перманентная смена им своих сюзеренов, не возведенная ныне в ранг «государственного и национального подвига» измена и переход на сторону шведского короля, а именно история пойманного в чужой постели любовника и наказание его необычным для европейского сознания способом и стала романтической мифологемой Мазепы. Европа была перенасыщена своими предателями и авантюристами и потому раскручивать еще одного  аналогичного персонажа с границ тогдашней «Ойкумены» просто не было смысла.

Однако существовал внешний фактор распространения и тиражирования подобной тематики - появившееся после Великой Французской революции направление романтизма, которое отражало разочарование в философии Просвещения и стало высшей точкой антипросветительского движения, антагонизмом классицизма. Термин, начавший свой путь от испанского romance (так называли в средние века «романс испанский», роман рыцарский»), пришел к французскому romanesque, а затем romantique, означавшее в XVIII веке «странное», «фантастическое», «живописное»[3].

Романтики выступали против «холодной рассудительности» и отсутствия «движения жизни», и потому наполняли свои работы патетикой и нервной возбужденностью.

Именно это они и находили в истории с Мазепой. Романтикам был нужен оригинальный сюжет и оригинальный герой. Что может быть лучше поведанной еще и Вольтером истории о голом мужчине, попадающем из чужой постели прямо на лошадь?

Кстати, обнаженное тело также являлось точкой притяжения данного направления. Так, И.Кон в книге «Мужское тело в истории культуры» пишет, что данный сюжет стал одним из излюбленных мотивов французских художников-романтиков: «Тут есть все: коварство и любовь, мужество и беспомощность, соперничество юности и старости. Наконец, лошадь - древний символ чувств, которые мужчина должен держать в узде, а в данной ситуации Мазепа сам оказался во власти взбешенной лошади. Образ беспомощно распростёртого на спине, привязанного к крупу лошади нагого юноши давал простор садомазохистскому воображению, обычно в такой позе представляли только женщин, например, изображая похищение Европы»[4].

Первым (1823) обратился к «мазепинской теме» Теодор Жерико (Jean-Louis-André-Théodore Géricauet), который - по одной из версий  совместно с Эженом Лами - создал небольшую картину маслом на бумаге «Паж Мазепа, привязанный к лошади». После этого «над лошадью и Мазепой» работали Эжен Делакруа (Ferdinand Victor Eugène Delacroix), Орас Верне (Horace Vernet), который «своего Мазепу» (см.иллюстрацию к статье - прим. Ред.) писал якобы по заказу императора Николая Первого[5].

Луи Буланже (Louis Bulanjie) в свою картину «Муки Мазепы» добавил элементы «библейности» и «эллинизмов», что делает его сюжет фантастическим. Не менее любопытна картина француза Теодор Шассерио (Théodore Chassériau) «Казачка возле тела Мазепы, привязанного к лошади», где можно наблюдать степень информированности европейской художественной братии о тогдашней Малороссии. Казачка и стоящие за ней соплеменники, да и пейзаж, больше напоминает жителей Казахстана или Киргизии, что дает основание предполагать дилетантизм автора, находящегося в плену представлений о «дикости» России.

Примечательно и то, что художников вдохновлял не только «страдалец за любовь» с мускулатурой Ахиллеса, но и максимальный анимализм. Главным героем, помимо Мазепы является лошадь (конь), или несколько лошадей. Большинство художников, посвятивших «мазепинскому сюжету» свой талант и время, куда больше внимания  уделяли изображению лошадей. Верне, Шассерио считаются блистательными анималистами. Теодор Жерико не только писал животных, но и занимался их изучением и даже погиб, упав с лошади.

 То же самое можно сказать о талантливом польском художнике Александре Орловском, который  участвовал в польском мятеже Т. Костюшко, но, попав в милость к великому князю Константину Павловичу, стал придворным русским художником-баталистом и прославился своими рисунками и картинами[6].

«Конная тема» заполняет творчество А.О. Орловского, выделяясь особым стилем [7] - «Лошадь в ландшафте», «Отдыхающий крестьянин», «Жокей на коне, на всем скаку», «Отдыхающий калмык», «Молдаван верхом», «Жена шаха верхом», «Черкес верхом» и др. Его картина «Мазепа», хранящаяся в полтавской картинной галерее, изображает традиционный сюжет - молодой человек, привязанный лицом к хвосту к крупу лошади, которая упала от усталости. Вокруг упавших кружатся в скачке еще десять лошадей.

«Горе-кавалериста» Мазепу изобразил на своей картине и польский художник Вацлав Павлишак, но его героя преследуют не польские изуверы, не бешеные лошади, а хищные птицы.

 Среди обращений к образу «охотника за женщинами», наказанного нетрадиционным способом, есть любопытная открытка викторианской эпохи, где за подписью «Мазепа» очевидно изображение женщины.

Это стилистический портрет скандальной еврейско-американской актрисы Ады Исаак Менкен, пиком карьеры которой стала роль Мазепы в бродвейском спектакле «Мазепа» или «Дикие лошади из Татарии» 1862 г. по поэме Байрона. Кульминационной сценой представления было появление Мазепы в исполнении актрисы, в трико телесного цвета, «повторяющей на лошади вышеописанный центральный эпизод поэмы (в театрах, где шло это представление, был построен специальный помост). Премьера «Мазепы» состоялась в Нью-Йорке, после чего начались протесты граждан, и театр едва не закрыли. Аду стали называть нагой женщиной и горизонтальной Леди Годивой (англо-саксонская графиня, которая согласно легенде проехала обнажённой по улицам города Ковентри сидя на лошади)»[8].

Театральный стриптиз в исполнении «женщины-Мазепы» стал предметом изображения его не только  на картинках и открытках, но даже в скульптурных сувенирных фигурках. Кстати, сама Ада Менкен тоже погибла после падения с лошади...

Против травести-спектакля, названного «первым публичным актом стриптиза, который когда-либо видели в театре», выступил кандидат в президенты США Х. Грили, который заявил: «Мы не можем поверить, что актриса может предстать перед нашими гражданами в таком образе Мазепы, чтобы не вызвать возмущение и сопротивление порядочных людей, показывая свое тело в таком виде». Это выступление использовал в своей карикатуре известный американский художник  Томас Наст (автор изображений Санта-Клауса и дяди Сэма) нарисовавший для «Harper's Weekly» от 1 июня 1872 года (№ 428) карикатуру «The Modern Mazeppa» - «Современный Мазепа»[9].

До Наста использовали «мазепинскую» тему в карикатуре в юмористической газете Fun в 1864 г., изобразив в позе Мазепы президента Авраама Линкольна - за то, что тот в начале Гражданской войны высказывал сочувствие конфедератам, и назывался едва ли не предателем.

Предание Мазепе его популяризаторами глянцевости и «романтического героизма» строится именно на творчестве части французских и польских авторов, путем вбрасывания тезиса о «признании Мазепы в Европе». Для пропаганды мазепинства эксплуатируют именитых литераторов  В.Гюго, Б. Брехта, Ю.Словацкого,  бравших в основу своих сюжетов опять же сексуальные похождения неудачного любовника.

Лоск и блеск «европейского Мазепы», по замыслу его апологетов, должен был затмить порочные черты настоящего Мазепы - негодяя, изменника, авантюриста.

По-стахановски отстаивающая Мазепу О. Ковалевская заявляет: «...для художников не имеет особого значения, кем является Мазепа как историческая личность или кем он станет в будущем. Для них это легендарно-героизированный образ, который они заполняют своим смыслом в соответствии с требованиями стиля, жанра, внутренних переживаний, чувств и эмоций». Она  же настаивает, что все авторы стремились отобразить Мазепу-борца[10].

Внимательный же взгляд сразу выделяет далекие от «борьбы», сомнительные подвиги соблазнителя чужих жен, наказание которого стало своеобразным лекалом, приводящим авторов к карикатурам,  полупорнографическим спектаклям и даже фильмам, вроде «творения» Ю. Ильенко.

 

Примечания:

 

[1]Костомаров Н.И. Мазепа. М., 1992. С. 20 - 21.

[2]Каманин И. Мазепа и его «Прекрасная Елена» // Киевская старина, 1886. № 11. С527 - 535.

[3]История мирового искусства (под ред. Сабашникова Е.).  М., 1998.

[4]Кон И.С. Мужское тело в истории культуры. М., 2003. С. 220.

[5] Ковалевська О. Образ Мазепи в творах Олександра Орловського та Вацлава Павлішака. Україна в Центрально-Східній Європі. 2004.  № 4. С. 440.

[6]Ацаркина А.Н. Александр Осипович Орловский (1777 - 1832).  М., 1971. С. 24 - 38.

[7]Ковалевська О. Образ Мазепи... С. 442.

[8] http://www.forumamerica.net/index.php?go=Pages&in=print&id=1927

[9]http://nastandgreeley.harpweek.com/subpages/cartoon-1872-largeB.asp?UniqueID=11&Year=election

[10]Ковалевська О. Образ Мазепи... С. 446

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Виктор Шестаков
Все статьи Виктор Шестаков
Мазепа
Мелкий Христопродавец из Фанара
Заявление архиепископа Иова (Геча) о том, что Константинопольский Патриархат не признает анафему Мазепе, политизировано и не имеет ничего общего с православной истиной
19.09.2018
Оболганный Мазепой
Вышла новая книга о гетмане Иване Самойловиче
18.12.2012
Все статьи темы
Последние комментарии
Есть ли альтернатива феодальному социализму?
Новый комментарий от Тюменец
19.01.2021 11:59
Нужна ли, лично мне, вакцинация?
Новый комментарий от Полтораки
19.01.2021 11:48
Прививка — жертва ради нашего народа и нашей страны
Новый комментарий от Коротков А. В.
19.01.2021 11:36
В Москве откроют Ельцин-Центр
Новый комментарий от Туляк
19.01.2021 10:42
Мау и Путин слушают нас
Новый комментарий от Владимир Николаев
19.01.2021 10:42
Как относиться к вакцинации?
Новый комментарий от Андрей Козлов
19.01.2021 10:14